Осанна, что это?

Весь Иерусалим всколыхнулся от вести о величайшем чуде воскрешения Господом Иисусом Христом четверодневного мертвеца Лазаря. Надо было встретить со славой невиданного миром Чудотворца, сотворившего такое неслыханное чудо.

Народ, бывший в подчинении у римлян, не мог приготовить пышного триумфа, и торжественный вход Господа Иисуса в Иерусалим носил совсем иную печать, чем триумф римских императоров и полководцев. Эта святая печать была за сотни лет предсказана пророком Захарией, так говорившим: «Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной» (Зах 9, 9).

Народ постилал свои одежды на дороге пред Иисусом, размахивая пальмовыми ветвями, и в восторге восклицал: «Осанна в вышних! Благословен Царь, грядущий во имя Господне! Мир на небесах и слава в вышних!»

Господа Иисуса Христа встречали не как царя славы земной, а как духовного Царя. Ему кричали «Осанна!», что значит «спаси же». В Нем видели Спасителя и вождя к высшей славе.

Казалось бы, радостью должно было наполниться сердце Господа Иисуса, а Он, глядя на Иерусалим со спуска горы, плакал, и обильные слезы струились по ланитам Его. Он, Всеведущий Сын Божий, знал, что неверный народ еврейский уже через пять дней будет кричать пред Понтием Пилатом: «Распни, распни Его!»

Пред Его духовными очами развернулась страшная картина тягчайшего наказания, которому подвергнет Отец Его Небесный этот жестоковыйный и неверный народ за убийство Его. Он видел неописуемые ужасы осады и разрушения Иерусалима римскими полководцами Веспасианом и Титом, и в слезах говорил Он: «О, если бы и ты, хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих; ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами, и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду. И разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне, за то, что ты не узнал времени посещения твоего» (Лк 19, 42–44).

Видано ли было когда-нибудь на свете, чтобы царь, которого торжественно встречал народ, обливался слезами? А ведь Иисуса встречали именно как Царя. Страхом и злобой наполнились сердца врагов Его, и они сказали Иисусу: «Слышишь ли Ты, что кричат Твои ученики? Запрети им». Они не понимали того, что если ученики замолчат, то камни возопиют, как сказал им Иисус…

В благоговении и священном восторге склоним свои головы пред Спасителем и Царем нашим. Не забудем никогда Его слов, обращенных к Иерусалиму: «О, если бы и ты, хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему». Не забудем и Его священного гнева, сменившего Его слезы, и подумаем, не урок ли это и для нас, среди которых тоже немало жестоковыйных. Разве мало в жизни нашей дней посещения Божьего, которых мы не замечаем и не сознаем, что они служат к миру и спасению нашему?

Многократны и многообразны дни посещения нашего Духом Святым. Когда нужно бывает остановить нас на кривых путях наших, Он останавливает нас тяжелой болезнью, потрясает смертью близких и любимых людей, подвергает бесчестью или разорению имущества; смиряет нашу гордость публичным унижением и оскорблениями. А более близких Ему и достойных Он останавливает даже Своими тихими речами во сне и наяву. Это ли не дни посещения нас Его, служащие к миру и спасению нашему?! И как часто, вместо исправления путей своих, мы ропщем на Бога за эти посещения! Это первый урок для нас.

А второй урок, преподанный Господом изгнанием торжников, состоит в том, что даже в глубокой печали и горьких слезах мы внезапно должны воспламениться гневом, если увидим или услышим поругание святыни. Тогда внезапно печаль наша должна смениться священным гневом и, не думая ни о какой опасности, даже опасности жизни нашей, должны мы смело и без страха встать на защиту святыни. Но часто ли бывает так? Не гораздо ли чаще низкое малодушие овладевает нами, и не смеем мы слова проронить пред дерзкими богохульниками и кощунниками?

Великий день Входа Господня в Иерусалим да напомнит нам Его слезы и священный гнев, да не забудем никогда Его горьких слез и слов, обращенных не только к Иерусалиму, но и к каждому из нас!

Да поставим целью жизни нашей последование Христу, ибо Сам Он сказал: «Кто Мне служит, Мне да последует; и где Я, там и слуга Мой будет» (Ин 12, 26).
Последуем же за Христом, идя чрез тесные врата по узкому пути – и упокоимся там, где сияет вечная слава Святой Троицы. Аминь.

На анонсе картина Вход Господень в Иерусалим. Жан-Леон Жером, 1897 г.

Читайте также другие материалы о празднике Входа Господня в Иерусалим (Вербное Воскресение)

Аудио

Святой Церковью читается Евангелие от Луки. Глава 23, с 1 по 25 стих.

И поднялось все множество их, и повели Его к Пилату,

и начали обвинять Его, говоря: мы нашли, что Он развращает народ наш и запрещает давать подать кесарю, называя Себя Христом Царем.

Пилат спросил Его: Ты Царь Иудейский? Он сказал ему в ответ: ты говоришь.

Пилат сказал первосвященникам и народу: я не нахожу никакой вины в этом Человеке.

Но они настаивали, говоря, что Он возмущает народ, уча по всей Иудее, начиная от Галилеи до сего места.

Пилат, услышав о Галилее, спросил: разве Он Галилеянин?

И, узнав, что Он из области Иродовой, послал Его к Ироду, который в эти дни был также в Иерусалиме.

Ирод, увидев Иисуса, очень обрадовался, ибо давно желал видеть Его, потому что много слышал о Нем, и надеялся увидеть от Него какое-нибудь чудо,

и предлагал Ему многие вопросы, но Он ничего не отвечал ему.

Первосвященники же и книжники стояли и усильно обвиняли Его.

Но Ирод со своими воинами, уничижив Его и насмеявшись над Ним, одел Его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату.

И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом.

Пилат же, созвав первосвященников, и начальников, и народ,

сказал им: вы привели ко мне Человека Сего, как развращающего народ; и вот, я при вас исследовал и не нашел Человека Сего виновным ни в чем том, в чем вы обвиняете Его;

и Ирод также, ибо я посылал Его к нему; и ничего не найдено в Нем достойного смерти;

итак, наказав Его, отпущу.

А ему и нужно было для праздника отпустить им одного узника.

Но весь народ стал кричать: смерть Ему! а отпусти нам Варавву.

Варавва был посажен в темницу за произведенное в городе возмущение и убийство.

Пилат снова возвысил голос, желая отпустить Иисуса.

Но они кричали: распни, распни Его!

Он в третий раз сказал им: какое же зло сделал Он? я ничего достойного смерти не нашел в Нем; итак, наказав Его, отпущу.

Но они продолжали с великим криком требовать, чтобы Он был распят; и превозмог крик их и первосвященников.

И Пилат решил быть по прошению их,

и отпустил им посаженного за возмущение и убийство в темницу, которого они просили; а Иисуса предал в их волю.

(Лк. 23, 1–25)

Вот такие события однажды произошли — незаконный суд над Христом. Приводят Христа к Пилату, осуждая Его, как богохульника. «По нашим законам Он должен быть предан смерти» — так в конце концов объяснили Пилату. Кроме всего прочего, Его обвиняют в том, что Он развращает народ и запрещает давать подать кесарю, называя себя Христом Царем. Ложь! С этим вопросом фарисейские ученики подходили ко Христу в Иерусалимском храме, желая уличить Его. Господь сказал тогда: «кесарево кесарю, а Божие Богу». Поскольку вы находитесь в пленении — платите своим властям налоги. Христа хотели представить, как бунтовщика и революционера, желающего свергнуть настоящую власть.

Как говорят толкователи, Пилату было известно, кто такой Иисус, по крайней мере он знал отношение людей ко Христу, поскольку все это началось не вчера. Он понимал: первосвященники и иудейские князья завидуют Иисусу, поскольку люди воспринимают Его, как истинного пророка. Пилат знал, что Христос никогда не пытался настроить людей против римской власти, не призывал к бунту и революции. Соответственно, Пилат не воспринимает обвинения и решает сам Его допросить: «Ты Царь Иудейский?». Иисус отвечает ему, что это говорит не Он, но другие люди, поэтому пусть смотрит сам. То есть Христос не претендует на захват власти.

Далее Пилат говорит первосвященникам и народу: «Нет вины в этом Человеке». Тем не менее они начинают настаивать, говорят, что народ возмущается. И вот тогда Пилат находит для себя некую лазейку, чтобы не участвовать в таком беззаконном суде. В какой-то степени он боится первосвященников и иудейских князей, опасается бунта, возмущения и донесения Цезарю. Не желая связываться с этими непонятными для него людьми, он с радостью слышит, что Христос из Галилеи и зная, что Ирод находится в Иерусалиме, решает отправить Иисуса к нему на суд: «Ирод, в конце концов, является тетрархом, правит Иудеей, пусть он и решает судьбу своего подданного».

«Ирод, увидев Иисуса, очень обрадовался, ибо давно желал видеть Его, потому что много слышал о Нем». Ирод радуется не потому, что пришёл Учитель и сейчас скажет, как спастись, а потому, что желал увидеть какое-нибудь чудо. Это сравнимо с походом в кино: он хочет не научиться чему-то, а развлечь себя. Люди ходят в цирк посмотреть на фокусников и клоунов — у Ирода ко Христу интерес такой же, что указывает на его мелочную душу, не способную воспринимать ничего духовного. Ирод — человек с развращенной волей, живущий сиюминутными интересами, его ум накрепко прилеплен лишь к развлечениям, желаниям и страстям. Видимо, он задавал Христу вопросы, как какому-то гадателю: «Сколько звезд на небе?» и так далее. Конечно, Господь ничего не отвечал — не для этого Он пришел на Землю.

«Первосвященники же и книжники стояли и усильно обвиняли Его». Ирод также не находит ничего, достойного наказания, но, надсмеявшись над Христом, посылает Его обратно к Пилату. Здесь очень важное упоминание: «И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом». Смотрите, что их сблизило — несерьезное до преступности отношение ко Христу. Никто из них даже не пожелал задуматься: «А если правы те люди, которые называют Его Христом, если это действительно Бог, пришедший в мир?». Ирод не мог об этом думать, потому что был развращен до предела, а Пилат, будучи язычником, скептически относился к вопросу истины и не хотел об этом думать. С его точки зрения, истины в чистом виде вообще не существует, и никаких вопросов, связанных с богообщением, поднимать даже не стоит. Две противоположности соединяются здесь вместе.

Снова Пилат собирает первосвященников и иудейских начальников, говоря, что нет вины в этом Человеке. По закону Пилат сделал все: исследовал, призвал свидетелей, послал к Ироду. Совершенно никаких доказательств вины и угрозы в Иисусе из Назарета нет. Раз уже привели они Иисуса на суд, Пилат предлагает наказать Его, как хулигана, чтобы первосвященникам было спокойней. Убивать Его не за что, а чтобы было неповадно — наказать и отпустить. Тем более, на праздник Пасхи иудейский народ требовал от властей совершать доброе дело: освобождать какого-нибудь преступника.

Пилат решает: «Освобожу Иисуса, тем более, народ Христа почитает, многие слушают Его и идут за ним». Он хочет всем угодить: первосвященникам тем, что наказал Христа, народу — что отпустил Его.

Однако люди стали просить: «Распни Его, отдай нам лучше Варавву». Варавва был разбойником и убийцей, дело которого даже не требовало особых доказательств и расследований. И народ, и первосвященники отказались от Сына Божия, а Пилат сдался и пошел на это преступление. Он должен был отпустить Христа по всем законам: и человеческим, и тем более, божественным, но решает освободить преступника, а Христа отдать на распятие.

Напоминаю всем нам о необходимости чтения Священного Писания ежедневно, хотя бы по одной- две главы. Благословение Господне да пребудет со всеми вами.

«Осанна! благословен грядущий во имя Господне! Благословенно грядущее во имя Господа царство отца нашего Давида! осанна в вышних!» (Марк. 11,9-10).
Адвент начинает новый церковный год. В первое воскресенье адвента поётся «Осанна». Это библейское слово, на котором основан гимн. Осанна — это хвала, но одновременно это смиренная, преклонённая молитва. О чём же мы молимся, когда поём осанну?
«Осанна» означает: помоги, спаси, даруй удачу и благословение. Лютер объясняет это так: «Дай удачу и счастье сему сыну Давидову в созидании им нового царства. Дай ему вступить в него во имя Божие, так чтобы стало оно благословенным и чтобы оно преуспевало.» Когда народ пел Иисусу осанну, он молился о благословении и удаче как для Него, так и для царства Его.
В народе была немалая часть тех, кто не понимал подлинного значения этой молитвы. Они скоро уже были готовы кричать: «Распни, распни Его!» (Иоан. 19,6). Часть народа ждала земного царя-спасителя. Их молитва не сбылась. Но сбылась молитва тех, кто молился об удаче для Спасителя и для Его царства благодати. Христос как раз искупил наши грехи и тем приобрёл для нас милость Божию.
182 Так о чём же мы молимся, когда поём осанну? Только ли это для нас выражение праздничного настроения, без подлинного содержания? Если так, то говорит нам Бог: «Удали от Меня шум песней твоих» (Ам. 5,23). С гимном соединяется преклонённая молитва, за осуществление которой получает Бог благодарность и хвалу. В ней молятся об удаче для Христа и Его царства благодати в мире сем. Он уже основал царство Своё, искупив нас, падших и осуждённых человеков, и избавив нас от всех грехов, от смерти и власти искусителя святою драгоценною кровию Своею и неповинным страданием и смертию Своею, дабы мы были Его собственными и жили в царстве Его. Мы, следовательно, молимся не о том, чтобы Христос пришёл искупить нас. Он уже это совершил. Но мы молимся о том, чтобы это царство пришло в сердца людей. Молимся, чтобы верующие сохранялись в вере, и чтобы всё новые и новые обращались от мира к Иисусу Христу.
Царство Христово ширится только посредством Евангелия. Когда мы поём осанну, то молимся об удаче для Евангелия, о смелости для христиан исповедовать учение Христово и о возвестниках его, остающихся в слове верном и с учением согласном (Тит. 1,9). Вопрос также и о нас самих. Мы молимся, чтобы именно мы сами служили за царство Христова.
Осанна Сыну Давидову! Прекрасная, нужная, но также и обязывающая молитва.

Ветхий Завет

Хошиана в синагоге в Офра

Евреи восклицают его во время праздничной благодарственной молитвы.

Новый Завет

В Новом Завете выражение «осанна» встречается при описании входа Господня в Иерусалим:

Выражение «осанна» включено в песнопение Санктус, которое входит в состав евхаристических молитв практически всех древних литургий, как западных, так и восточных. В частности в Русской церкви это песнопение поётся хором во время пресуществления Святых Даров на литургии верных:

В вышних

Выражение «в вышних» восходит к еврейскому выражению ברומים‎ (читается «бе-роми́м», переводится как «в вышних», «в высо́тах», «на высо́тах»), встречающемуся в Ветхом Завете (например, Иов.16:19, Иов.25:2, Иов.32:2, Псал.148:1). Это выражение, согласно исследователю и толкователю Библии А. П. Лопухину, означает, что возглас обращён к Богу, живущему в вышних — в отличие от самого возгласа «осанна», который являлся чем-то вроде приветствия. Таким образом, «осанна в вышних» — это просьба о спасении, адресованная Господу.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *