Осипов о католицизме

РЕЛИГИЯ — это феномен сознания, социальный институт и часть культуры. В самом общем виде религия — это вера и поклонение священному и/или сверхъестественному на уровне сознания, поведения и отношений как в религиозных, так и нерелигиозной сферах. Религия определяется богословами и представителями различных наук (философии, истории, феноменологии, герменевтики, социологии, психологии и др.) в зависимости от их исходной перспективы, которая обусловлена спецификой предметной области исследования.

Несмотря на огромное разнообразие теоретических и концептуальных подходов к изучению религии, все они могут занять свое место в континууме, крайние полюса которого составляют прорелигиозная (апология религии) и антирелигиозная (критика религии) перспективы, декларирующие свое отношение к религии. А в центре находится «аналитическая» перспектива, к которой относятся ценностно-нейтральные теории, избегающие оценок типа «хорошо» или «плохо», «ложно» или «истинно».

Антирелигиозную перспективу, имеющую давнюю традицию, на Западе называют также «эпифеноменалистской», поскольку религия в ней рассматривается в качестве эпифеномена, вторичного продукта человеческой деятельности, социального окружения, а ее сущность и значение объясняются политическими, социальными, экономическими, психологическими и т.п. факторами. При всем их различии у всех представителей этой перспективы есть то, что их объединяет: 1) оценка религиозного положений и догматов как неистинных и нереальных; 2) рассмотрение сверхъестественной внеэмпирической реальности в эмпирических терминах и стремление свести религию к земной основе и реальным факторам. К этой перспективе относится критика религии, рационализм, марксизм и др., а также некоторые психоаналитические и психологические теории, где религия может определяться как «предрассудок», следствие невежества и суеверия, от которого можно избавиться с помощью науки и образования (рационализм всех времен, философия Просвещения); как проявление «человеческой сущности» (Л. Фейербах); «ложное сознание», «вздох угнетенной твари, сердце бессердечного мира, дух бездушных порядков, опиум народа» (К. Маркс), «коллективный невроз навязчивости», «иллюзия», «костыль, необходимый слабому и неразумному» (3. Фрейд); короче говоря, нечто вредное и ненужное ни человеку, ни обществу.

Религиозную перспективу, которая означает защиту религии, называют также теологической или богословской. Здесь декларируются религиозные установки и ценности, а религия считается само собой разумеющейся саморегулирующейся областью, независящей от влияний извне, самой реальной из всего множества реальностей. Здесь религия определена главным образом как «духовный союз, воссоединение человека с Богом»; «встреча» со «святым», «прорыв» в область «сакрального» и т.д. К этой перспективе относятся самые различные религиозные, религиозно-философские и философско-религиозные теории и концепции: от либерально-теологических до консервативно-теологических, включая конфессиональные «религиозные социологии».

И наконец, третья перспектива — аналитическая, или социологическая. Она избегает вышеуказанных оценок, поскольку апология и критика религии находятся вне сферы ее компетенции, также как и вопрос истинности или ложности религиозных идей, верований и представлений (см. Социология религии). Ее цель — объяснение и понимание. В создании этой «аналитической перспективы священного» принимали участие такие авторы, как О. Конт, А. де Токвиль, Г. Спенсер, Н.Д. Фюстель де Куланж, Э. Дюркгейм, М. Вебер, Г. Зиммель и мн. др. ученые.

Основоположники социологии оказываются одновременно создателями социологии религии как таковой. В отличие от философов Просвещения и критиков религии, не нашедших в религии ничего полезного, все вышеуказанные авторы считали религию важным фактором при объяснении общества и различных его структур. Они считали, что «есть нечто вечное в религии», функционально значимое для общества и необходимое для индивида.

В этой перспективе религия представляет собой: 1) социальный институт; 2) символическую структуру, объединяющую людей на основе их веры, а также необходимую для поддержания морального согласия в обществе «структуру веры»; 3) культ как средоточие культуры; 4) фактор социального изменения; 5) основу мотиваций и ценностей; 6) источник всех основополагающих идей и верований, в т. ч. и научных понятий.

Возможны различные подходы к определению религии: сущностный (субстантивистский), т.е. определение религии через ее сущность, функционалистский (определение религии в контексте выполняемых ею в обществе функций), структурно-функционалистский (определение религии через ее функции и структуру).

Многие западные ученые считают, что универсальной чертой, присущей любой религии, является вера в священное, а не вера в сверхъестественное. Последняя, по их мнению, лишь «минимальное определение религии». Священное, помимо сверхъестественного, применимо к людям, животным, неодушевленным предметам, абстрактным идеям и верованиям, образцам человеческого поведения и многим другим вещам. Священное всегда противоположно повседневному и социальному. Типология священное — светское является аналитической конструкцией, прочно укоренившейся в социологии, помогающей глубже понять многие сферы и аспекты человеческой жизнедеятельности.

В современной социологии существует деление религии на институциональную (традиционную) и внеинституциональную (нетрадиционную). Институциональная религия, или религиозный институт, — это объединение верующих, связанных между собой системой религиозных отношений, для которого характерно единство вероучения, обрядности, организации, ролевых взаимосвязей. Религиозный институт отличается устойчивостью, жесткой иерархией, господством догматики и строгих предписаний в области вероучения и поведения. Религиозный институт освящается и канонизируется. Как правило, к таким институтам относят церковь, установившуюся секту, деноминацию.

Внеинституциональная религия — это, во-первых, различные модернистские объединения верующих, часто противопоставляющие себя обществу и религиозному институту, неустойчивые, аморфные, со слабой организацией (иногда при полном ее отсутствии), для которых характерно свободное членство, отсутствие иерархии и строгой дисциплины. Принадлежность к внеинституциональной религии определяется исключительно принятием и практикой определенных верований. Как правило, это различные культы и находящиеся в процессе становления секты. Внеинституциональная религия — это также «субъективная», «невидимая», «индивидуализированная» религия, которую человек конструирует в рамках собственного сознания, руководствуясь идеалами, ценностями и установками на основе свободного выбора. Для общения с высшими силами ему не требуются посредники, а истинность такой религии устанавливается самим индивидом в религиозном опыте.

Кроме того, возможно деление религий на религии теистические (иудаизм, христианство, ислам и т.д.) и нетеистические («гражданская», «светская», «гуманистическая»). К последним относят религии без Бога, которые, по сути дела, являются суррогатными религиями. Западные социологи называют их, как правило, «светскими», а отечественные социологи — «квазирелигиями».

Е.Д. Руткевич

Социологический словарь / отв. ред. Г.В. Осипов, Л.Н. Москвичев. М, 2014, с. 390-392.

Литература:

Религия, магия, миф: Совр. филос. иссл-я. М., 1997;

Яблоков И.Н. Введение в общее религиоведение. М., 2001;

§2. Истинность Православия

Православие

В отличие от основного направления западной богословской мысли, утверждающей, что каждый верующий в Иисуса Христа уже находится в Духе Святом, Православие напоминает: и бесы веруют, и трепещут (Иак. 2: 19), и Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. (Мф. 7: 21). Лишь те становятся один дух с Господом (1Кор. 6: 17), о которых Сам Господь сказал: Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф. 5: 8), ибо «душа видит истину Божию по силе жития». И в Духе Святом находится только душа, очищенная от страстей, и лишь ей открывается истина. Поэтому первостепенной задачей христианских церквей является проповедь правильного жития и средств очищения сердца для познания Бога, открытого Евангелием Господа Иисуса Христа.

Главнейшей особенностью Православия, в отличие от других христианских исповеданий, является его учение о том, что верное понимание Священного Писания, как и любой истины вероучения и духовной жизни, возможно только на основе согласного учения святых отцов (consensus patrum (лат.) – согласие отцов). Ибо святость жизни отцов свидетельствует об их особой причастности тому Духу Истины, действием Которого явилось и само Священное Писание.

Преподобный СИМЕОН НОВЫЙ БОГОСЛОВ писал об этом: «Если Он умно воссияет в твоем сердце или в уме, как молния или как великое солнце, то что Он может сделать душе озаренной? Не просветит ли ее и не даст ли (ей) точно познать Того, Кто Он есть? Ей, воистину, так бывает и так совершается, так открывается благодать Духа, и чрез Него и в Нем – и Сын со Отцом. И (таковой человек) видит Их, насколько возможно (ему) видеть, и тогда от Них тому, что касается Их, он неизреченно научается, и вещает, и всем другим (то) описывает, излагая богоприличные догматы, как все предшествовавшие святые отцы учат; ибо таким образом они божественный символ сложили».

Вне святоотеческого критерия понимание Писания и всех вопросов веры теряет свою достоверность и вырождается в бесплодную теологию (схоластику), религиозную философию, ложный (пре́лестный) мистицизм. Поэтому о нем как единственно надежном основании истинного понимания слова Божия горячо писал святитель ИГНАТИЙ (БРЯНЧАНИНОВ): «Не сочти для себя достаточным чтение одного Евангелия, без чтения святых отцов! Это – мысль гордая, опасная. Лучше пусть приведут тебя к Евангелию святые отцы… Из чтения отеческих писаний научаемся истинному разумению Священного Писания, вере правой, жительству по заповедям евангельским».

Исаак Сирин, прп. Слова подвижнические. Слово 30. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. С. 171.

Симеон Новый Богослов, прп. Творения. Т. 3. Божественные гимны. Гимн 17. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1993. С. 85.

Игнатий (Брянчанинов), свт. Творения. Т. 1. М., 2014. С. 144.

Католицизм

Отступление от этого (consensus partum) критерия привело западное христианство к самым серьезным искажениям во всех вопросах веры и жизни.

Так, в католичестве с самого его начала и до настоящего времени истиной в последней инстанции являются определения Римского папы «ex cathedra». Этот фактически главнейший догмат звучит так: «Когда римский первосвященник говорит со своей кафедры… как пастырь и учитель всех христиан, он… обладает тою непогрешимостью, которою Божественный Спаситель благоволил наделить Свою Церковь… и поэтому такого рода определения… сами по себе, а не с согласия Церкви, неизменны» (то есть истинны).

Подмена верности святым отцам культом папы привело католицизм к повреждению фактически всех важнейших вероучительных истин: о Боге (филиокве), о Церкви (главенство и безошибочность папы), о прародительском грехопадении и понимании вообще греха (оскорбление Бога), первородном грехе (виновность всех людей), Жертве Христовой (удовлетворение правосудию Божию), спасении (заслугами), о Деве Марии (непорочное зачатие), загробной жизни (чистилище), о Крещении (избавление от первородного греха), Евхаристии (пресуществление) и т. д.

Столь же глубокое искажение в католицизме произошло и в учении о духовной жизни. Игумен НИКОН (ВОРОБЬЕВ) так сказал об этом: «То, что строго, решительно, с угрозами и убеждениями запрещают восточные отцы, западные подвижники всеми силами и средствами стремятся достичь».

Поэтому не удивительно, какие резкие оценки католицизма, его вероучительных заблуждений и глубокой пре́лестности учения о духовной жизни давали православные святые:

Святитель МАРК ЕФЕССКИЙ: «Мы отторгли от себя латинян не по какой иной причине, кроме той, что они еретики».

Святитель ИГНАТИЙ (БРЯНЧАНИНОВ) называет католицизм «еретической церковью».

Святитель ФЕОФАН ЗАТВОРНИК: «Папа со своими увлёкся своемудрием и отпал от единой Церкви и веры». «Латинская церковь… отступила от апостольских преданий и повредилась. Главный её грех – страсть ковать новые догматы… Латиняне повредили и испортили Святую Веру, Святыми Апостолами преданную».

Преподобный ПАИСИЙ ВЕЛИЧКОВСКИЙ пишет, что латинство откололось от Церкви и «пало… в бездну ересей и заблуждений… и лежит в них без всякой надежды восстания».

Преподобный АМВРОСИЙ ОПТИНСКИЙ: «Римская церковь давно уклонилась в ересь и нововведение».

Святой ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ: «Причина всех фальшей римско-католической церкви есть гордость и признание папы действительной главой Церкви, да ещё – непогрешимой. Отсюда – различные ложные правила и постановления при исповедании грехов; отсюда – индульгенции; отсюда – искажение догматов; отсюда – фабрикование святых».

Этот голос святых является самым убедительным свидетельством того, что в действительности, а не по экуменическим меркам, Римско-католическая организация представляет собой не Церковь, а религиозно-политическую организацию, как ее точно назвал святитель ФЕОФАН ЗАТВОРНИК: «Дух католичества земной. Церковь у них и по-ихнему есть политическая корпорация».

Того же убеждения были и многие наши выдающиеся православные мыслители.

Ф.М. ДОСТОЕВСКИЙ: «католичество провозгласило антихриста и тем погубило весь западный мир».

А.С. ХОМЯКОВ: «католицизм – это протестантство в отношении к Церкви».

Е.Н. ТРУБЕЦКОЙ называл католицизм «религиозным политиканством».

Ю.Ф. САМАРИН определял католицизм как «иудаизм в христианстве».

Никон (Воробьев), игумен. О началах жизни. / Сост.: А. Осипов. М., 2014. С. 183.

Цит. по: Амвросий (Погодин), архим. Святой Марк Ефесский и Флорентийская Уния. М. 1994. С. 333

Игнатий (Брянчанинов), свт. Творения. Т. 8. М., 2007. С. 184.

Феофан Затворник, свт. О разных предметах веры и жизни. Собрание писем. М., 2007. С. 58.

Феофан Затворник, свт. О разных предметах веры и жизни. Собрание писем. М., 2007. С. 290-291.

Паисий Величковский, прп. Сочинение о знамении Честного и Животворящего Креста. Рк. БАМ. 13.1.24, гл. 11, л. 39.

Амвросий Оптинский, прп. Собрание писем к мирским особам. Изд. Свято-Введенской Оптиной Пустыни, 2001. С. 384.

Феофан Затворник, свт. Письма о христианской жизни. Письмо 21. М., 2007. С. 71.

Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений в 30 т. Т. 10. Бесы. Ч. 2. Гл. 1.7. Л., 1974. С. 197.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *