Ослябя и пересвет

Вопрос:

В настоящее время подвергается сомнению тот факт, что Александр Пересвет и Родион Ослябя были иноками. Некоторые утверждают, что на момент Куликовской битвы они даже не были христианами. Такое утверждение содержится в статье «Быль про “инока” Пересвета или как церковь к Русскому подвигу “примазалась”». Есть ли какое-то противоядие от таких нападок? Есть ли научные работы, подтверждающие позицию Церкви?

Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

Перед нами небольшая заметка, в конце которой стоит подпись «Озар Ворон». Подлинное же имя автора – Лев Рудольфович Прозоров. Вопрос о том, были ли Александр Пересвет и Андрей Ослябя иноками Троице-Сергиевой обители, лишь повод. Цель автора – внушить читателю мысль, что Церковь и «церковники» не только не боролись с иноземным завоевателями, но даже помогали им.

Известно, что всякая клевета исходит из демонического источника. Во время страшного нашествия, прокатившегося по стране в 1237–1240-х годах, Церковь вместе с князьями и воинами защищала свою землю. Без вести пропал в 1240 году во время штурма Киева митрополит Иосиф. Погибло много архиереев, священников и монахов. Огромное число храмов было разрушено или осквернено. Когда борьба закончилась, князья и Церковь стояли перед тяжелым выбором: либо признать завоевание реальным фактом, либо обречь людей на физическое уничтожение, призывая к дальнейшей борьбе.

Дальновидную и мудрую политику повел тогда святой благоверный князь Александр Ярославич (Невский), который в 1242 году сопровождал своего отца великого князя Ярослава Всеволодовича в Орду. По смерти отца (1246 г.) он в 1247 году вместе с братом Андреем вновь отправился в Орду. На эту поездку он употребил два года и возвратился с ярлыком на княжение в Киеве и Новгороде. Затем, после очередной поездки в Орду, получил ханский ярлык на княжение во Владимире. Всего благоверный князь Александр Невский ездил в Орду четыре раза. Хватит ли дерзости у Льва Рудольфовича кинуть камень в великого защитника русской земли?

За 188 лет (с 1242 г. по 1430 г.) русские князья 70 раз приезжали в Орду (В.В. Похлебкин. Татары и Русь. 360 лет отношений Руси с татарскими государствами в 1238-1598 гг. М., 2000). Ярлык, подтверждающий великокняжескую власть, получил от хана в 1361 году и великий князь Димитрий Иоаннович (Донской). Однако автор за ярлыки обвиняет именно «церковников»: «Ярлыки, которыми награждали митрополитов ханы Менгу-Темир, Узбек, Джанибек и их потомки, говорят сами за себя». Автор заметки пытается построить обвинение на том, что Церковь была полностью освобождена от всяких податей. Однако это вовсе не связано с «раболепием» митрополитов перед ханами, а основывалось на Великой Ясе Чингисхана. «Она была монгольским императорским законом, сформулированным Чингисханом; и сами монголы рассматривали ее именно в этом свете. Для них она была обобщенной мудростью основателя империи» (Г. В. Вернадский). По-видимому, Лев Рудольфович о ней не знает. «Он (Чингисхан) приказал уважать все религии и не выказывать предпочтения какой-либо из них (Макризи, разд. II). Эта часть Ясы стала основанием монгольской политики религиозной терпимости» (Г.В.Вернадский. Монголы и Русь. Тверь-Москва, 1997). Приведу еще мнение исследователя. «В соответствии со сводом законов “Яса”, составление которого приписывалось Чингисхану, его потомки обязаны были освобождать служителей культов от всех податей и повинностей» (Иван Белозёров. Русские митрополиты и ханы Золотой Орды: система отношений. – Вестник МГУ, сер.8, История, 2003, №3).

Автор разбираемой заметки особо тщится доказать, что общепринятое мнение о том, что Александр Пересвет и Андрей Ослябя были иноками, миф. Поскольку автор поставил цель ниспровергнуть 600-летнию историческую традицию, закрепленную трудами выдающихся историков XIX-XX столетий (Н.М. Карамзина, С.М. Соловьева, С.Ф. Платонова и др.), естественно ожидать серьезного изыскания, знания научной литературы, анализа источников и точных ссылок.

Ничего подобного нет. Все познается в сравнении. С.М.Соловьев, составивший 29-ти томный труд, посвятивший много времени изучению источников, пишет: «Перед выступлением из Москвы великий князь отправился в Троицкий монастырь, недавно основанный св. пустынником Сергием, о котором было уже раз упомянуто в рассказе о нижегородских событиях; Сергий благословил Димитрия на войну, обещая победу, хотя соединенную с сильным кровопролитием, и отпустил с ним в поход двух монахов – Пересвета и Ослябя, из которых первый был прежде боярином в Брянске, и оба отличались в миру своим мужеством. Оставя в Москве при жене и детях воеводу Федора Андреевича, Димитрий выехал в Коломну, куда собралась огромная рать, какой прежде никогда не видывали на Руси, – 150000 человек!» (История России с древнейших времен. Т.3, гл.7). Заметим, что крупнейший исследователь не был «церковником», а принадлежал скорее к западникам.

Что этому взгляду противопоставляет автор двухстраничной заметки?

1. «Летописи про него вообще молчат» – утверждает автор.

Неправда. В Никоновском летописном своде читаем: «И начя просити у него князь великий Пересвета и Ослебя, мужества их ради и полки умеюща рядити, глаголя сице: “Отче, даждь ми два воина от своего полку чернечьскаго, дву братов: Пересвета и Ослебя”. Сии бо суть ведоми всем ратници велиции и богатыри крепции и смыслени зело к воиньственному делу и наряду. Преподобный же Сергий повеле им скоро уготовитися на дело ратное; они же от всея душа послушание сотвориша к преподобному Сергию, никакоже отвръгошася повеления его. Он же даде им оружие в тленных место нетленное, крест Христов нашит на схимах, и сие повеле им вместо шоломов возлагати на главы своя и крепце поборати по Христе на враги Его» (Полное собрание русских летописей, т. XI, С.-Пб., 1897, с.53). Никоновская летопись является одним из важных источников по истории России. «Основная ценность Никоновской летописи состоит в богатстве сведений по русской истории: ее составители, стремясь к наибольшей полноте, соединили извлечения из нескольких летописных сводов. Есть в Л. Н. и уникальные, только в ней встречающиеся известия» (доктор филологических наук, профессор О. В. Творогов. – Словарь книжников и книжности древней Руси, Л., 1998, Часть 1).

2. «В самых же ранних редакциях “Задонщины” Пересвета и чернецом-то вовсе не именуют».

Вновь искажение. У «Задонщины» нет ранней и поздней редакций, а есть списки, самостоятельно восходящие через два извода к не дошедшему до нас автографическому тексту 80-х годов XIV века. Списков всего шесть: Ундольского – У (XVII в.), Ждановский – Ж (Х5II в., отрывок); Исторический первый – И-1 (конец XVI в., без начала),. Исторический второй – И-2 (начало XVI в., отрывок); Кирилло-Белозерский – К-Б (1470-е гг.); Синодальный – С (XVII в.). Вновь обратимся к оценкам специалистов. Как писал доктор филологических наук, много лет посвятивший изучению этого произведения, Л.А. Дмитриев: «Каждый в отдельности список “Задонщины” имеет такое количество искажений и дефектов, что издание произведения по какому-либо одному из списков не даст достаточно полного и ясного представления о тексте произведения. Поэтому уже с давних времен принято давать реконструкцию текста “Задонщины” на основе сравнительного анализа всех списков памятника» (Библиотека литературы Древней Руси. СПб., Наука, 1999, т. 6). В основу существующих научных изданий «Задонщины» положен список Ундольского.

Итак, что говорит текст, который исследователи считают самым авторитетным из всех списков «Задонщины»?: «Пересвета-чернеца, брянского боярина, на место суда привели. И сказал Пересвет-чернец великому князю Дмитрию Ивановичу: “Лучше нам убитыми быть, нежели в плен попасть к поганым татарам!” Поскакивает Пересвет на своем борзом коне, золочеными доспехами сверкая, а уже многие лежат посечены у Дона великого на берегу. В такое время старому человеку следует юность вспомнить, а удалым людям мужество свое испытать. И говорит Ослябя-чернец своему брату старцу Пересвету: “Брат Пересвет, вижу на теле твоем раны тяжкие, уже, брат, лететь голове твоей на траву ковыль, а сыну моему Якову лежать на зеленой ковыль-траве на поле Куликовом, на речке Непрядве, за веру христианскую, и за землю Русскую, и за обиду великого князя Дмитрия Ивановича”» (Памятники литературы Древней Руси. XIV – середина XV века. Пер. Л.А. Дмитриева. M., 1981. С. 96 – 111).

Автор статьи увлекся настолько, что Александра Пересвета объявляет язычником (в другом абзаце – полуязычником) приведя слова одного из списков: «Лучши бы есмя сами на свои мечи наверглися, нежели нам от поганых положеным пасти». При этом автор умалчивает, что «Задонщина» является поэтическим подражанием «Слову о полку Игореве». Приведенные выше слова сказаны не Александром Пересветом, а переписчиком, составившим Кирилло-Белозерский список, который впервые и дал название «Задонщина». Какие слова стояли в не дошедшем до нас автографическом тексте, мы не знаем. В разных списках по-разному:

– И-1: Луче бы посеченым пасти, а не полоняным въспети от поганых.

– У : Лутчи бы нам потятым быть, нежели полоненым быти от поганых.

Лев Рудольфович не обратил внимание на то, что процитированные им слова, в которых он увидел готовность на «самоубийство», стоят в списке, составленном монахом Ефросином, который вкладывает в них положительный смысл.

3. Основным памятником Куликовского цикла является Сказание о Мамаевом побоище. «Князь же великий сказал: «Дай мне, отче, двух воинов из своей братии – Пересвета Александра и брата его Андрея Ослябу, тем ты и сам нам поможешь». Старец же преподобный велел тем обоим быстро собраться идти с великим князем, ибо были известными в сражениях ратниками, не одно нападение встретили. Они же тотчас послушались преподобного старца и не отказались от его повеления. И дал он им вместо оружия тленного нетленное – крест Христов, нашитый на схимах, и повелел им вместо шлемов золоченых возлагать его на себя».

Существует обширная научная библиография, посвященная этому памятнику. Автор заметки ее не рассматривает, а только несколькими эмоциональными фразами пытается уничтожить значимость памятника: «Тогда же возникло и “Сказание о Мамаевом побоище”, перекроившее чуть не всю историю Куликовской Битвы “на злобу дня”».

От этого безапелляционного высказывания перейдем к словам ученого, посвятившего полвека изучению памятников Куликовского цикла – доктора филологических наук Л.А.Дмитриева (1921-1993): «Мы, не имея возможности непосредственно возводить “Сказание” к пространной летописной повести или же пространную летописную повесть к “Сказанию”, должны признать, что оба произведения пользовались каким-то общим источником или несколькими общими источниками, которые наиболее полно отразились в “Сказании”. И у нас есть основания утверждать, что в большинстве подробностей и деталей “Сказания” исторического характера, не имеющих соответствий в пространной летописной повести, перед нами не поздние домыслы, а отражение фактов, не зафиксированных другими источниками» (История памятников Куликовского цикла. – «Сказания и повести о Куликовской битве, М., Наука, 1982, с. 346-47»).

4. «Молчит про него и про его брата Ослябю и житие Сергия Радонежского».

Автор не знает элементарного исследовательского принципа: отсутствие какого-либо факта в том или ином документе не является аргументом против достоверности этого факта, а лишь поводом для изысканий и объяснений. Житие преподобного Сергия было написано Епифанием Премудрым в 1418 г. и в 40-е годы того же столетия было переработано Пахомием Лагофетом. Текст состоит из нескольких десятков страниц.

Он не вместил и сотой доли того, что совершил великий святой. Приведу только три примера. В Житии, составленном Епифанием Премудрым, ничего не говорится о миротворческих делах преподобного Сергия, которые оказали влияние на процесс объединения русских княжеств под властью Московского великого князя Димитрия Иоанновича. Так в 1365 году он посетил Нижний Новгород и склонил князя Бориса Константиновича повиноваться великому князю Димитрию Иоанновичу, требовавшему возвращения ему Нижнего Новгорода. Преподобный Сергий примирил с великим князем Московским и Рязанского князя Олега. Последний не раз нарушал договоры, вступая в сношения с врагами русской земли. Димитрий Иоаннович, следуя заповеди Христовой, несколько раз предлагал Олегу мир, но тот отвергал все предложения великого князя. Тогда он обратился к преподобному Сергию с просьбой склонить Олега к примирению. В 1385 году смиренный игумен пешком отправился в Рязань и долго беседовал с Олегом. Рязанский князь умилился душою: он устыдился святого мужа и заключил с великим князем мир. Не сказано и том, что преподобный Сергий был восприемником детей великого князя Димитрия Иоанновича. Даже духовная князя скреплена подписью преподобного. В ней был навсегда установлен порядок владения великокняжеским престолом: власть великокняжескую должен был наследовать старший сын.

5. Лев Рудольфович пишет: «В синодике – поминальном перечне – Троицкой обители имя Александра Пересвета отсутствует (как, впрочем, и его брата – Родиона Осляби)».

Неужели автор никогда не слышал, что святые значатся не в синодиках, а в патериках? С XIV века начался формироваться Патерик Троице-Сергиевой обители, в который входят более семидесяти пяти угодников Божиих. Родословное древо Радонежских святых включает в себя следующие имена: преподобный Сергий, игумен Радонежский… преподобный Митрофан-игумен, старец (+до 1392; память 4/17 июня); преподобный Василий Сухий (+до 1392; память 1/14 января).. преподобный воин схимонах Александр Пересвет (+8 сентября 1380; память 7/20 сентября); преподобный воин схимонах Андрей Ослябя (14 в.; память 7/20 сентября) и др.

Александр Пересвет и Андрей Ослябя были прославлены рано. Их имена мы встречаем уже в рукописи конца XVI – начала XVII века: Книга, глаголемая описание о Российских святых (М. 1887; репр. М. 1995).

6. «Захоронены оба героя в Старо-Симоновском монастыре на территории Москвы – вещь также совершенно невероятная, если бы они были монахами другой обители».

Автор либо не знает, либо умалчивает, что Симонов монастырь был детищем преподобного Сергия. Он был основан по благословению прп. Сергия его племянником и учеником св. Феодором, будущим первым архиепископом Ростовским. Преподобный Сергий во время своего посещения Москвы останавливался в этой обители и принимал участие в трудах братии. Надо принять во внимание и то, что настоятель Симонова монастыря прп. Феодор был духовником великого князя Димитрия Донского. Что касается погребения, то нет такого закона, который требовал бы погребать усопшего инока в том же монастыре, где тот подвизался. Преподобный Варсонофий (Плиханков) умер не только насельником, но и игуменом Старо-Голутвинского монастыря, однако погребен в Оптиной пустыне. Инокиня Досифея (Тараканова) 25 лет подвизалась в Московском Иоанновском монастыре, а похоронили ее в Московском Ново-Спасском монастыре.

7. «Род Пересвета не прервался – в XVI веке на Руси появляется его дальний потомок, литовский выходец Иван Пересветов».

Автор имеет в виду публициста XVI в., который до появления в Москве (около 1538 – 39 гг.) служил польскому королю Сигизмунду, а во время войны чешского короля Фердинанда I и семиградского воеводы Яна Запольи, перешел на сторону последнего, когда того активно поддержал турецкий султан Сулейман I. Этот Иван Семенович Пересветов и выдавал сам себя за потомка Александра Пересвета, чтобы возвыситься в Московии. Однако никаких документальных подтверждений этому нет.

8. В конце приведу образчик исследовательской «культуры» автора: «Однако вскоре Русь окончательно поставила Орду на место на Угре, и церковники – тут же, “и мужниных ещё сапог не износивши” – кинулись примазываться к победе над Ордой».

Мы живем в постатеистическое время. Десятилетия воинствующего безбожия оставили болезненные раны в душах десятков миллионов людей. Сейчас редко встретишь сторонников одиозного атеизма. Однако старые убеждения оказались живучими. Они трансформировались в различные виды лжеверия. Примером может служить и современное бутафорное язычество, к которому принадлежит автор разбираемой заметки.

Читая этот текст, укрепляешься в убеждении, что некомпетентность в наше время входит в моду. Логика и аргументы в глазах многих давно уже потеряли значимость. Только лишь одной сенсационности и скандальности достаточно, чтобы статья оказалась весьма востребованной.

Преподобные Алекса́ндр Пересвет, Андре́й Ослябя, схимонахи

Служба преподобным Александру Пересвету и Андрею Ослябе Радонежским

Текст службы утвержден
решением Священного Синода
от 28 декабря 2018 г. (журнал № 126)

Месяца сентября в 7-й день

Святых преподобномученик Александра Пересвета и Андрея Осляби Радонежских

На вечерни

На Господи, воззвах: стихиры, глас 6:

Дивная чада послушания,/ преподобномученицы Александре и Андрее,/ по заповеди Христовой взясте кресты своя/ и, ужаса смертнаго не убоявшеся,/ души своя за други положисте./ Темже помозите и нам кресты своя безропотне носити,/ да, претерпевше до конца скорби временныя,/ обрящем милость у Христа Спаса нашего.

О, святии сродницы наши,/ преподобномученицы Александре и Андрее,/ с верою и любовию к вам прибегаем,/ немощны бо молитвы наша/ и дел благих не имамы./ Темже будите о нас ходатаи пред Богом,/ да, претерпевше до конца скорби временныя,/ обрящем милость у Христа Спаса нашего.

Како достойно возможем восхвалити подвиги ваша,/ воини Царя Небеснаго, Александре и Андрее Радонежстии?/ Вы бо, вознерадивше о временнем/ и помышляюще о хотящей открытися славе Божией,/ Бога в кончине своей прослависте/ и мученическия венцы от Него восприясте./ Темже будите о нас ходатаи пред Богом,/ да, претерпевше до конца скорби временныя,/ обрящем милость у Христа Спаса нашего.

Образ ангельский от преподобнаго Сергия восприемше,/ волю свою отвергли есте,/ преподобномученицы Александре и Андрее./ Добродетелию же смирения, яко бронею, облекшеся,/ враги невидимыя и видимыя победили есте/ и верныя непоколебимо стояти за веру Православную научили есте./ Темже будите о нас ходатаи пред Богом,/ да, претерпевше до конца скорби временныя,/ обрящем милость у Христа Спаса нашего.

Слава, глас 8:

Двоице священная,/ Александре и Андрее преславнии,/ вы, в невидимей брани победителие явльшеся,/ брань противу нечестивых агарян сотворили есте,/ благословением бо аввы Сергия,/ благодать Божия, на вас почившая,/ образ всем воином православным вас показа/ и яви заступники христолюбиваго воинства./ Темже молите Святую Троицу/ умирити мир и спасти души наша.

И ныне, Предпразднства или Богородичен.

Вход. Прокимен дне. И чтения 3 мученическая.

На литии стихиры, глас 4:

Преподобнаго Сергия кротцыи послушницы/ и благовернаго князя Димитрия ратнии сподвижницы,/ преподобномученицы Александре и Андрее,/ вы, на брань противу агарян устремившеся,/ на поли Куликове венцы мученическия прияли есте./ Молитеся о душах наших.

Идольския прелести победители/ и веры Православныя поборники,/ церковныя столпы крепкия/ и воистину адаманты твердыя,/ Христовы верныя оружники/ в духовных песнех верою да почтим,/ схимонахов воинов/ Александра Пересвета и Андрея Ослябю.

Подвиги вашими ратными/ Христа истиннаго Бога исповедасте,/ пред тмочисленными агарянскими и варварскими полчищи,/ преподобномученицы Александре и Андрее,/ и тем славу вечную на Небесех наследовасте.

Слава, глас тойже:

Щитом Православныя веры оболкшеся/ и знамением Крестным укрепльшеся,/ мукам со упованием на Господа Бога вдашася/ и диаволю гордыню упраздниша/ святии Твои преподобномученицы Александр и Андрей./ Тех молитвами, Всесильный Боже,/ мир Отечеству нашему низпосли/ и душам нашим велию и богатую милость.

И ныне, Богородичен:

Богородице, всех Царице,/ православных похвало,/ еретичествующих шатания разори/ и лица их посрами,/ не славящих, ниже чтущих, Пречистая,/ честный Твой образ.

На стиховне стихиры, глас 6:

Преподобнаго аввы Сергия ученицы славнии,/ Александре Пересвете дивный и Андрее Ослябе прехвальный,/ вы в земнем житии велию любовь к Богу показасте/ и души на поли брани за други своя положисте./ Молите Владыку Всеблагаго/ Отечеству нашему в мире пребывати/ и вере Православней в нем утверждатися.

Стих: Честна пред Господем/ смерть преподобных Его.

Суетное житие отринувше/ и в покаянии пребывати возжелавше,/ во обитель Сергия преподобнаго водворилися есте,/ воини Христови и преподобномученицы храбрии,/ воли же наставника повинующеся/ и молитвою того укрепляеми,/ в руце ваша оружие ратное взясте/ и русским воином образ мужества бысте./ Помозите убо и нам послушанием в смирение облещися/ и враги невидимыя сокрушити.

Стих: Блажен муж, бояйся Господа,/ в заповедех Его восхощет зело.

Преподобномученицы Александре и Андрее,/ святии схимницы и ратницы непобедимии,/ воинов православных похвало/ и всех верных укрепление,/ Отечества нашего славо/ и Церкве Русския украшение,/ столпи крепцыи благочестия/ и веры Христовы адаманти твердии./ Молитеся ко Святей Троице/ стране нашей в мире пребывати/ и душам нашим спастися.

Слава, глас тойже:

Благословенни есте, преподобномученицы Александре и Андрее,/ аще бо и земнородни бысте,/ но ангельскаго достоинства потщастеся достигнути/ и, о телесех нерадевше,/ страдании своими безплотных чести сподобистеся./ Тех молитвами, Христе Боже,/ низпосли нам велию милость.

И ныне, Предпразднства или Богородичен.

Тропарь, глас 1:

Воини христолюбивии/ и страдальцы прехвальнии,/ дивный Александре Пересвете/ и Андрее Ослябя именуемый,/ Сергия преподобнаго усерднии послушницы/ и брани Куликовския ратницы духовнии,/ силу вражию посрамившии/ и души своя за други положившии./ Молите Христа Бога/ мир Отечеству нашему даровати/ и душам нашим велию милость.

На утрени

На Бог Господь: тропарь предпразднства дважды.

Слава, святых. И ныне, предпразднства.

По 1-м стихословии седален, глас 4:

Подобен: Вознесыйся:

Приидите днесь, вернии, память преподобномученик Александра и Андрея песньми почтим, тии бо подвиги своими собор преподобных отцев земли Радонежския дивно украшают и молятся Пресвятей Троице о спасении душ наших.

Слава, и ныне, Предпразднства или Богородичен:

Суровство лукавых враг и коварства, яже приносимая на нас, низложи, Всенепорочная, и облецы ны крепостию Твоею, невредимы, целы и непоколебимы нас присно соблюдающи, светло Тя воспевающих.

По 2-м стихословии седален, глас 8.

Подобен: Премудрости:

Крестом и молитвою крепкою преподобномученицы Александр и Андрей вооружившеся, в подвизе ратнем нечестивых врагов на поли Куликовом победиша и, яко светила пресветлая, во Отечестве нашем возсияша. Ихже мольбами, Христе Боже, спаси души наша.

Слава, и ныне, Предпразднства или Богородичен:

Пречистая Всенепорочная и Неискусомужная Мати Дево, Яже Едина Безлетнаго Сына и Слова Божия в лето рождшая. Того со святыми преподобномученики Александром и Андреем моли, даровати нам очищение грехов и велию милость.

Величание:

Ублажаем вас,/ святии преподобномученицы Александре и Андрее,/ и чтим святую память вашу,/ воинов христолюбивых наставницы/ и ангелов собеседницы.

Ино величание:

Ублажаем вас,/ преподобномученицы Александре и Андрее,/ и чтим святую память вашу,/ наставницы монахов/ и собеседницы ангелов.

Псалом избранный: Терпя, потерпех Господа:

По полиелеи седален, глас 8.

Подобен: Премудрости:

Кто не подивится подвигу доброму преподобномученик Александра и Андрея? Тии бо, во плоти суще, врага безплотнаго победиша и, Крестом вооружившеся, Троицу Святую исповедаша и врагов нечестивых победителие достойни явишася. Ныне же, Престолу Божию предстояще, молятся о спасении душ наших.

Слава, и ныне, Богородичен:

Образы рождества Твоего, Всенепорочная, пророцы проповедаша, друзии же инако Тебе преславная нарицания слагаху: Живот бо во аде сущым родила еси, державу смерти разрушивый.

Степенна, 1-й антифон 4-го гласа. Прокимен, глас 4: Честна пред Господем/ смерть преподобных Его. Стих: Что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми? Всякое дыхание: Евангелие от Матфеа, зачало 36.

По 50-м псалме стихира, глас 6:

Яко оружие крепкое,/ Крест Христов восприимше,/ святии преподобномученицы Александре и Андрее,/ ко ополчению врагов видимых и невидимых изыдосте/ и, тех мужественне победивше,/ нетленными венцы увенчастеся/ и славу вышнюю получисте./ Темже верою вас ублажаем.

Канон, глас 4.

Песнь 1

Ирмос: Моря чермную пучину,/ невлажными стопами,/ древний пешешествовав Израиль,/ крестообразныма Моисеовыма рукама,/ Амаликову силу в пустыни победил есть.

Припев: Святии преподобномученицы Александре и Андрее, молите Бога о нас.

Крепцыи столпи и забрала благочестия явистеся, славнии преподобномученицы Александре и Андрее. Тех молитвами, Христе Боже, ущедри всех нас.

О, всехвальнии Господни преподобномученицы Александре и Андрее, ни беда, ни меч, ниже самая смерть возмогоша разлучити вас от Христа, Егоже всем сердцем возлюбили есте.

Честна пред Господем смерть ваша бысть, святии преподобномученицы Александре и Андрее, юже за други своя прияли есте и безчестнаго врага посрамили есте.

Богородичен: Имущи, Мати Чистая, дерзновение ко Христу Богу, моли присно от врагов видимых и невидимых и всякаго вреда избавитися нам и благодарно славити Его, Пренепорочная, утверди.

Песнь 3

Ирмос: Не мудростию и силою, и богатством хвалимся,/ но Тобою, Отчею ипостасною мудростию, Христе,/ несть бо свят, паче Тебе, Человеколюбче.

Смертию временною жизнь вечную приобретше, преподобномученицы Александре и Андрее славнии, Царствия Небеснаго сподобистеся. Сего ради прославляем вас и ублажаем.

Православия защитницы, неверных посрамителие, благочестия столпи, Господни преподобномученицы Александре и Андрее, мыслию чистою песненно вас ублажаем.

Христови воини, схимницы Александре и Андрее, безплотных сожителие, вы Крестом, яко бронею, оболкшеся, на сопротивоборца ополчистеся и того мужески попрасте.

Богородичен: Покрове и Избавление наше, Стено и Державо благохвалящих Тя, Многопетая, изми нас скорбей всяческих и обстояний житейских, выну соблюдающи, яко да славим Тя.

Седален, глас 4:

В Небесныя обители всельшеся, преподобномученицы Александре и Андрее, славу присносущную прияли есте, и ныне поминайте нас, чтущих верою священную и честную вашу память, схимонаси воини приснославнии.

Слава, и ныне, Предпразднства или Богородичен:

Всесвятая Дево, Владычице, туне ущедри ны, не имамы бо иныя надежды на спасение, аще не Твое заступление и покров Твой.

Песнь 4

Ирмос: Вознесена Тя видевши Церковь на Кресте,/ Солнце Праведное,/ ста в чине Своем,/ достойно взывающи:/ слава силе Твоей, Господи.

О, святии преподобномученицы Александре и Андрее, вы, души своя за други положити восхотевше, кровь пролияли есте и радость Небесную восприяли есте.

Воистину добра ваша купля, святии преподобномученицы Александре и Андрее, тленная бо презревше, нетленная восприясте, ныне же, со ангелы ликовствующе, воспеваете Троицу Единосущную.

Яко доблии воини единомудренно веровавше, смерти не убоялися есте, святии, и, скончавше течение, с Небесе победу прияли есте.

Богородичен: Души тайная прегрешения лечбою милосердия исцели, Пресвятая Богородице, и утиши плотское стремление, врагов ухищрения посрамляющи.

Песнь 5

Ирмос: Ты, Господи мой, Свет/ в мир пришел еси,/ Свет Святый, обращаяй из мрачна неведения,/ верою воспевающия Тя.

Щитом веры и благочестия вооружившеся, божественнии преподобномученицы, устремистеся ко брани и суетную силу врага погубисте, песнь победную Христу поюще.

Повержен бысть льстец при ногах нельстивых преподобномученик, воинов Христовых, тии же ныне со ангелы ликовствуют, радости неизреченныя исполняющеся.

Оружие крепчайшее, святый Крест, вземше, преподобномученицы Александре и Андрее, всю силу губителя врага до конца победили есте.

Богородичен: Многия щедроты Твоя спасают нас, Пречистая Дево, от грехов и напастей различных. Ты бо, рождшая Бога, спасаеши мир весь.

Песнь 6

Ирмос: Пожру Ти со гласом хваления, Господи,/ Церковь вопиет Ти,/ от бесовския крове очищшися,/ ради милости от ребр Твоих/ истекшею Кровию.

Благословением и молитвою аввы Сергия ограждени, непобедимии оружницы, схимонаси воини, доблественно на супостаты вооружистеся, лестная и лукавая тех разоривше.

Силою божественною немощное ваше укрепльше, доблии преподобномученицы Александре и Андрее, крепость борца всеконечней пагубе предасте.

Яко смиреннии послушницы, добротворному и красному подвигу сочетавшеся, дерзновение пред Богом улучисте о воинстве православнем присно ходатайствовати.

Богородичен: Ты, Пречистая Дево Богородице, силою Креста Сына Твоего и молитвами Твоими вооружаеши рабы Твоя. Темже воспеваем славу Твою.

Кондак, глас 7:

На поли Куликове враги нечестивыя победисте/ и венцы славы увенчастеся,/ преподобномученицы Александре и Андрее,/ молите Христа Бога/ и нам врага рода человеческаго побеждати,/ Православие хранити,/ душам же нашим улучити велию милость.

Икос:

Преподобномученик Христовых Александра и Андрея, приидите, людие вси, почтим пеньми и песньми духовными, светильники мира и веры проповедники, источники исцелений приснотекущия, из нихже вернии благодатныя дары почерпают. Тех молитвами, Христе Боже, мир даруй Отечеству нашему и душам нашим велию милость.

Песнь 7

Ирмос: В пещи Авраамстии отроцы Персидстей,/ любовию благочестия паче,/ нежели пламенем опаляеми, взываху:/ благословен еси в храме славы Твоея, Господи.

Молитвами преподобнаго Сергия крепцыи воини на враги явльшеся, некрепостную их низложисте силу, преподобномученицы Христови достохвальнии.

Сласти мира сего отринувше, послушанием на страдание доблественне устремилися есте и, кровь свою за други пролиявше, Христу усвоилися есте.

Твердыми вашими воинскими подвиги, яко жилами крепкими, свирепство неверных агарян удависте, хотящих Отечество наше злоковарно погубити. Темже и райския жизни явистеся наследницы.

Богородичен: Умири мир, Христе, мольбами Богоотроковицы Чистыя, бурю греховную низлагая, и тишину неизглаголанную в сердца наша низпосли.

Песнь 8

Ирмос: Руце распростер Даниил,/ львов зияния в рове затче,/ огненную же силу угасиша,/ добродетелию препоясавшеся,/ благочестия рачители отроцы, взывающе:/ благословите, вся дела Господня, Господа.

Друзи Христови, игумена Сергия послушницы, теплии человеком заступницы и воином православным помощницы, преподобномученицы Александр и Андрей достойно ныне ублажаются.

От кровей своих преподобномученицы Александр и Андрей пресветлую очервлениша схиму и, тою украсившеся, с Господем присно царствуют.

Ополчившеся на сопротивных, святии преподобномученицы божественными оружии сих победиша и венцы победныя от Бога прияша.

Богородичен: Богородительнице Пречистая, Заступнице Усердная, святым образом Твоим укрепила еси православныя в смертней брани на поли Куликове, землю нашу от врагов спасающи.

Песнь 9

Ирмос: Камень Нерукосечный,/ от Несекомыя Горы Тебе, Дево,/ Краеугольный отсечеся, Христос,/ совокупивый разстоящаяся естества./
Тем, веселящеся, Тя, Богородице, величаем.

В мире православнем почитаема имена ваша, страдальцы доблии, за други бо своя смерть прияли есте. Темже священницы вам поклоняются, воини восхваляют и вси людие, радующеся, согласно вопиют: честна пред Господем смерть преподобных Его.

Крепцы на страсти, сильни на враги явистеся, преподобномученицы, схимонаси воини прехвальнии, законно бо пострадавше, венцами нетленными от Бога венчастеся.

Крест Христов, яко Оружие непобедимое, вземше, силу диаволю упразднили есте и, венцы Небесныя приемше, предстателие крепцыи нам явилися есте.

Богородичен: Погуби наветы вражия, яже на ны воздвизаемыя, и радости исполни уповающих на Тя, Мати Бога Вышняго, да вси усердно заступление Твое славим.

Светилен.

Подобен: Духом во святилищи:

Вооружившеся во всеоружие добродетелей Христовых, светильницы миру явистеся и, ополчения вражия низложивше, венцы нетленныя приясте, преподобномученицы Христови Александре и Андрее, терпеливодушнии.

Слава, и ныне, Богородичен:

Низложи Владычице, врагов наших шатания, Тя бо едину имамы Предстательницу, и Надежду и Помощь крепкую. Ты нас соблюди, Пречистая, всякаго навета вражия нас избавляющи.

На хвалитех стихиры, глас 4.

Подобен: Яко добля:

Честна смерть святых Твоих, Господи,/ преподобномученик Александра и Андрея,/ упование бо твердо имуще,/ по заповеди Твоей кровь за други своя пролияша/ и полки сопротивных на поли Куликове вспять обратиша./ Сего ради венцы нетленныя прияша/ и молятся о душах наших.

Приидите, православнии людие,/ святых преподобномученик Александра и Андрея/ всечестную память днесь почтим,/ иже, брони воинския схимою покрывше,/ на поли брани силу Божию явиша./ Темже, венцы победныя от Христа Бога приемше,/ молятся присно о душах наших.

Яко неугасимая светила во Отечестве нашем,/ по смерти славней сияете,/ преподобномученицы Александре и Андрее,/ подвигом бо добрым подвигшеся,/ послушание аввы Сергия исполнисте/ и воинство православное мужественне на брань укреписте./ Темже, дерзновение ко Христу Богу имуще,/ молите помиловатися душам нашим.

Слава, глас 2:

О, преславнии мученицы,/ досточуднии Пересвете и Ослябе!/ Вы врага непобедимаго,/ силою своею гордо хвалящася,/ в день Рождества Пресвятыя Богородицы/ яко немощна сотвористе/ и кровь по заповеди Господней/ за други своя пролиясте./ Темже молите о любовию вас прославляющих.

И ныне, предпразднства: Пронареченная всех Царица:

На Литургии

Блаженны от канона, песни 3-я и 6-я. Прокимен, глас 7: Честна пред Господем/ смерть преподобных Его. Стих: Что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми? Апостол к Римляном, зачало 99. Евангелие от Матфеа, зачало 36. Причастен: В память вечную будет праведник:

Молитва

О, святии славнии воини Христови, истинныя веры поборницы Александре и Андрее! Услышите ныне и на всякий час моление нас, почитающих святую память вашу, и к вашим честным гробом припадающих. Вы, истиннии воини Христови, под кровом Троицы Живоначальныя аввою Сергием водимии, полки лукавых духов в монашеских подвизех победили есте и до конца заповедь Христову, яко несть большия любве, да кто душу свою положит за други своя, исполнили есте и, благословению преподобнаго Сергия последующе, иноческия шлемы спасения венцы мученическими украсили есте. Храбри во брани со враги Отечества и веры Православныя явльшеся, образ мужества воином благовернаго князя Димитрия подали есте и ныне ополчающихся на нас молитвами вашими низлагаете.

О, преславнии страстотерпцы Христови! Не презрите моления нашего и явите нам, смиренным и грешным, святое и многомощное ваше заступление, помозите нам, в бедах, скорбех и печалех сущим, и от всякия напасти сохраните. Воззрите на первопрестольный град, в немже телесы вашими почиваете, и на люди верныя, ко гробом вашим припадающия, прострите своя десницы, защищающе нас от враг видимых и невидимых, избавите Отечество наше от всякаго губительства, огня и междоусобныя брани. Укрепите данною вам благодатию воинство наше, разрушите силы врагов, возстающих на ны, и да уведят, яко присно Божественною помощию сохраняеми есмы, сице глаголющии: Господи, Иисусе Христе, молитвами святых воинов-иноков, изряднее же предстательством Пречистыя Твоея Матере, рождшия Тя, Владычицы нашея Богородицы, спаси ны, грешныя рабы Твоя, да всегда прославляем Тя со Безначальным Твоим Отцем и со Пресвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Пересвет и Ослябя: тайна героев Куликовской битвы

О поединке Пересвета и Челубея знают все, кто не пропустил школьные уроки о Куликовской битве. Найдутся и такие, кто вспомнит картинку, на которой в лихой схватке сошлись русский богатырь в шлеме и кольчуге и татарский воин в богатом шелковом одеянии.

Однако далеко не все знают, что на самом деле воина Пересвета звали Александром и у него был брат Андрей Ослябя, а легендарный поединок с Челубеем выглядел сильно иначе. Что нам известно о Пересвете и Ослябе?

Источники

Александр Пересвет и Андрей Ослябя были монахами Троице-Сергиевского монастыря. Именно этим и объясняются, по всей видимости, их двойные имена. Пересветом и Ослябей их звали до монашества, а при постриге им дали христианские имена. Поскольку оба они были прославлены в лике святых, одним из важнейших источников для нас являются церковные жития. Кроме того, о Пересвете и Ослябе упоминают «Краткая летописная повесть» и «Пространная летописная повесть» — главные источники о Куликовской битве — а так же такие произведения древнерусской литературы, как «Сказание о Мамаевом побоище» и «Задонщина».

В монастыре

Пересвет и Ослябя были братьями, происходили из старинного боярского рода на Брянщине и славились своим воинским мастерством. Впрочем, возможно, родными братьями они и не были, а зафиксированное в тексте «Сказания о Мамаевом побоище» обращение их друг к другу «брате!» объясняется тем, что они оба были монахами.

Все источники повествуют о том, что, незадолго до того как выступить в сторону Дона на битву с Мамаем, князь Дмитрий Иванович посетил известно подвижника преподобного Сергия Радонежского в Троицком монастыре. Игумен Сергий благословил князя на сражение и предрек ему победу. Прощаясь, Дмитрий Иванович попросил, чтобы преподобный Сергий отпустил с ним двух монахов – Пересвета и Ослябю. Тот немедленно позвал обоих и велел им ехать с князем Дмитрием. Далее в «Сказании о Мамаевом побоище» говорится, что «И дал он им вместо оружия тленного нетленное — крест Христов, нашитый на схимах, и повелел им вместо шлемов золоченых возлагать его на себя». Одни истолковывают это место так, что преподобный Сергий тут же и совершил над Переветом и Ослябей постриг в великую схиму, а другие говорят о том, что оба они уже были к тому моменту схимниками, а игумен лишь указал им на необходимость полагаться более на крест, чем на доспехи.

На поле Куликовом

Зачастую перед сражением по старинному обычаю из рядов противников выходили воины, которые должны были скрестить оружие первыми. Это был ритуальный поединок, победа в котором одного и поражение другого истолковывалась обеими сторонами как знамение.

Перед началом битвы на поле Куликовом из рядов татарского войска выехал богатырь Челубей, печенег по происхождению, как пишет «Сказание…» «перед всеми доблестью похваляясь, видом подобен древнему Голиафу: пяти сажен высота его и трех сажен ширина его». Вызов Челубея принял Пересвет, выступив из рядов, он сказал: «Этот человек ищет подобного себе, я хочу с ним переведаться!» И был на голове его шлем, как у архангела, вооружен же он схимою по велению игумена Сергия. И сказал: «Отцы и братья, простите меня, грешного! Брат мой, Андрей Ослябя, моли Бога за меня!». «Сказание…» повествует о том, что поединщики съехались посреди поля, вышибли друг друга копьями из седел и тут же на месте оба и скончались.

Однако церковное предание повествует об этом поединке совсем иначе. Пересвет увидел, что у Челубея копье очень тяжелое и длинное, длиннее обычного. Сходясь с ним, воины вылетали из седла, даже не сумев нанести Челубею ни одного удара. И тогда Пересвет отказался от воинского доспеха в расчете на то, что копье печенега пробьет его и тогда он окажется от Челубея на таком расстоянии, что сумеет нанести удар.

Так и случилось. Налетев на острие копья Челубея, Пересвет сумел ударить так, что его противник замертво рухнул на землю. А сам Пересвет, хоть и смертельно раненый, сумел вернуться к своему войску и там испустить дух на руках у товарищей. Погибли оба, но со стороны выглядело так, что Челубей был выбит из седла, а Пересвет победителем вернулся к своим.

Ослябя по одному из преданий тоже погиб в сражении. Однако есть и другая версия. Инок Андрей Ослябя первым ринулся в бой, увидев, что погиб брат его Пересвет. Это именно он отнес раненого в сражении Дмитрия Донского в сторону под березу, где и нашли князя после сражения. Наконец, ряд источников сообщает, что после сражения на Куликовом поле Андрей Ослябя какое-то время служил при митрополите Киприане и даже был в составе посольства в Константинополь в 1398 году.

После битвы

Александр Пересвет был погребен в Москве, рядом с храмом Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове (Симонова слобода). Там же был погребен и Андрей Ослябя. Оба воина-монаха были причислены Русской Православной Церковью к лику святых. День их памяти отмечается 7 (20) сентября.

Как жили Пересвет и Ослябя до Куликовской битвы

Происхождение

О Пересвете в «Задонщине» говорится, что он — «брянский боярин». Об Ослябе в «Сказании о Мамаевом побоище» есть строка, что он – любутский боярин. Город Любутск входил в Брянское княжество. То есть оба воина – земляки, родом с Брянщины. Есть свидетельства, что они были двоюродными братьями. В каком возрасте и по какой причине они приняли монашеский постриг, неизвестно, но летописные повести, а также «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище», которые являются нашими главными источниками сведений о Куликовской битве, повествуют о том, что оба брянских боярина были монахами Троицкого монастыря, где подвизался святой Сергий Радонежский.

Церковная традиция гласит, что оба они к моменту Куликовской битвы были уже не очень молоды. Это были искусные воины, закаленные в боях, и при этом,великие молитвенники. Не случайно к моменту Куликовской битвы оба были схимниками. Схима – высшая степень монашеского служения. Надо признать, сведения об этих воинах-монахах очень отрывочны и подчас противоречивы. Даже с их именами возникает некая путаница. Пересвета на самом деле согласно церковному житию звали Александром, а Ослябю – то ли Андреем, то ли Родионом.

Накануне Куликовской битвы

Все источники повествуют о том, что перед тем как выступить в сторону Дона на битву с Мамаем, князь Дмитрий Иванович посетил известного подвижника преподобного Сергия Радонежского, игумена Троицкого монастыря. Сергий благословил князя на сражение и предрек ему победу. Дмитрий Иванович попросил, чтобы преподобный Сергий отправил с ним двух монахов – Пересвета и Ослябю. Тот немедленно призвал обоих и повелел им ехать с князем. Далее в «Сказании о Мамаевом побоище» говорится, что «дал он им вместо оружия тленного нетленное — крест Христов, нашитый на схимах, и повелел им вместо шлемов золоченых возлагать его на себя». Один из вариантов прочтения этого места таков: преподобный Сергий тут же и совершил над Переветом и Ослябей постриг в великую схиму, но гораздо правдоподобнее версия, что оба они уже были схимниками, а игумен лишь указал им на необходимость полагаться более на Бога, чем на доспехи.

Поединок с Челубеем

Поединок Пересвета с Челубеем – один из ключевых моментов Куликовской битвы. Средневековые сражения часто начинались схватками соперников, которых выставляли обе стороны. Это был своего рода воинский ритуал, ведь победа одного и поражение другого истолковывалась обеими армиями как предзнаменование.

Из рядов войска Мамая на поле выехал богатырь Челубей, печенег по происхождению. Правда, в «Сказании о Мамаевом побоище» имя татарского поединщика Темир-мурза. Имя Челубей впервые появляется в XVII веке в компилятивном изложении русской истории «для широкой публики» под названием «Синопсис». Оттуда это имя перекочевало в многочисленные лубочные издания, а затем и в учебную, и в художественную литературу.

Темир-мурза-Челубей был, как повествует «Сказание о Мамаевом побоище», человеком огромной силы и отменной воинской выучки. Вот как он описан в этом источнике: «Перед всеми доблестью похваляясь, видом подобен древнему Голиафу: пяти сажен высота его и трех сажен ширина его».

Есть версия, что Темир-мурза был не просто искусным воином, а последователем древней тибетской секты бон(г)-по. Он достиг в этом культе вершин посвящения и имел статус «бессмертного». Перевести выражение «бон(г)-по» можно как «школа боевой магической речи». Это такое воинское искусство, в котором эффективность приемов боя беспредельно возрастает за счет привлечения путем магических заклинаний силы могучих демонов. Впрочем, это не более чем версия, не имеющая ни одного серьезного подтверждения.

Как бы там ни было, а Пересвет принял вызов Челубея (Темир-мурзы). «Сказание…» говорит об этом так: «Выступив из рядов, сказал: «Этот человек ищет подобного себе, я хочу с ним переведаться!» И был на голове его шлем, как у архангела, вооружен же он схимою по велению игумена Сергия. И сказал: «Отцы и братья, простите меня, грешного! Брат мой, Андрей Ослябя, моли Бога за меня!»

Автор «Сказания…» сообщает, что поединщики съехались посреди поля, вышибли друг друга копьями из седел и тут же на месте оба скончались.

Церковное предание повествует об этом поединке несколько иначе. Пересвет видел, что у Челубея копье длиннее обычного. Сходясь с ним, воины вылетали из седла, даже не успев воспользоваться своим оружием. Пересвет бестрепетно вышел против своего соперника без воинского доспеха в расчете на то, что копье печенега пробьет его и тогда он окажется от Челубея на расстоянии удара. Так и случилось. Налетев на острие копья Челубея, Пересвет сумел нанести такой удар, что его противник замертво рухнул на землю. А сам Пересвет, хоть и смертельно раненый, смог доскакать до рядов русского воинства и испустил дух на руках у товарищей. Погибли оба, но выглядело так, что Челубей был повержен, а Пересвет победителем вернулся к своим.

Нельзя не упомянуть о том, что в «Задонщине» нет ни слова о поединке с Челубеем. Но Пересвет в тексте «Задонщины» есть. В разгар битвы он еще жив и «злаченым доспехом посвечивает».

Судьба Осляби

Ослябя по одному из преданий тоже погиб в сражении. Однако это не единственная версия. Говорят, что инок Андрей Ослябя первым ринулся в бой, увидев, что погиб брат его Пересвет. Он храбро бился. Именно он отнес раненого в сражении Дмитрия Донского в сторону, под березу, где и нашли князя после окончания битвы. Наконец, летописные источники сообщают, что после сражения на Куликовом поле Ослябя какое-то время служил при митрополите Киприане и даже был в составе посольства в Константинополь в 1398 году. В Царьград из Москвы поехали с милостыней, «оскудения их ради», так как незадолго перед этим Константинополь подвергся осаде и опустошению от турецкого султана Баязета. Император и Патриарх Константинопольский приняли Ослябю с великим почетом «и прислаша к великому князю икону чудну». В истории про посольство Ослябю, правда, называют Родионом. Но согласно церковной традиции тут нет никакого противоречия. Родион – это светское имя Осляби, а Андреем его нарекли при монашеском постриге.

Канонизация

Александр Пересвет был погребен в Москве, рядом с храмом Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове (Симонова слобода). Там же был погребен и Андрей Ослябя. Оба воина-монаха были причислены Русской Православной Церковью к лику святых. День их памяти отмечается 7 (20) сентября.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *