Особенности иконописи Андрея рублева

Содержание

Византийцы считали, что смысл любого искусства — в красоте. Они писали иконы, сияющие позолотой и яркими красками. У каждого цвета было свое место, свое значение. Цвета никогда не смешивались, они были светлыми или темными, но всегда чистыми. В Византии цвет считали таким же важным, как и слово, ведь каждый из них имел свое значение. Одна или несколько красок создавали говорящий образ. Обучаясь у византийцев, русские мастера-иконописцы приняли и сохранили символику цвета. Но на Руси икона не была такой пышной и строгой, как в императорской Византии. Краски на русских иконах стали более живыми, яркими и звонкими. Иконописцы Древней Руси научились создавать произведения, близкие местным условиям, вкусам и идеалам.

Золотой цвет

Золотой блеск мозаик и икон позволял почувствовать сияние Бога и великолепие Небесного Царства, где никогда не бывает ночи. Золотой цвет обозначал самого Бога. Этот цвет сияет различными оттенками на иконе Владимирской Божией Матери.

Пурпурный цвет

Пурпурный, или багряный, цвет был очень важен в византийской культуре. Это цвет царя, владыки — Бога на небе, императора на земле. Только император мог подписывать указы пурпурными чернилами и восседать на пурпурном троне, только он носил пурпурные одежды и сапоги (всем это строжайше запрещалось). Кожаные или деревянные переплеты Евангелия в храмах обтягивали пурпурной тканью. Этот цвет присутствовал в иконах на одеждах Богоматери — царицы Небесной.

Красный цвет

Красный — один из самых заметных цветов в иконе. Это цвет тепла, любви, жизни, животворной энергии Именно поэтому красный цвет стал символом Воскресения — победы жизни над смертью. Но в то же время это цвет крови и мучений, цвет жертвы Христа. В красных одеждах изображали на иконах мучеников. Красным небесным огнем сияют крылья приближенных к престолу Бога архангелов-серафимов. Иногда писали красные фоны — как знак торжества вечной жизни.

Белый цвет

Белый цвет — символ Божественного света. Это цвет чистоты, святости и простоты. На иконах и фресках святых и праведников обычно изображали в белом Праведники — люди, добрые и честные, живущие «по правде». Тем же белым цветом светились пелены младенцев, души умерших людей и ангелы. Но белым цветом изображали только праведные души.

Синий и голубой цвета

Синий и голубой цвета означали бесконечность неба, символ иного, вечного мира. Синий цвет считался цветом Богоматери, соединившей в себе и земное и небесное. Росписи во многих храмах, посвященных Богоматери, наполнены небесной синевой.

Зеленый цвет

Зеленый цвет — природный, живой. Это цвет травы и листьев, юности, цветения, надежды, вечного обновления. Зеленым цветом писали землю, он присутствовал там, где начиналась жизнь — в сценах Рождества.

Коричневый цвет

Коричневый — цвет голой земли, праха, всего временного и тленного. Смешиваясь с царским пурпуром в одеждах Богоматери, этот цвет напоминал о человеческой природе, подвластной смерти.

Черный цвет

Черный цвет — цвет зла и смерти. В иконописи черным закрашивали пещеры — символы могилы — и зияющую адскую бездну. В некоторых сюжетах это мог быть цвет тайны. Например, на черном фоне, означавшем непостижимую глубину Вселенной, изображали Космос — старца в короне в иконе Сошествия Святого Духа. Черные одежды монахов, ушедших от обычной жизни, — это символ отказа от прежних удовольствий и привычек, своего рода смерть при жизни.

Цвет, который никогда не использовался в иконописи — серый.

Смешав в себе черное и белое, зло и добро, он становился цветом неясности, пустоты, небытия. Такому цвету не было места в лучезарном мире иконы.

В своих публикациях я хочу продолжить вас знакомить с иконой. Сегодня я хочу остановиться на цвете и его символике в иконописи. Многие, наверное, задавали себе вопрос — почему некоторые иконы такие тёмные? Почему у своего святого вместо красного плаща нельзя написать, например, розовый или сиреневый, ведь это мой любимый цвет и я хочу видеть его на своей иконе.Так вот, чрезмерная красивость явно вредит иконе, отвлекая внутренний взгляд от раскрывающейся Тайны. Красота иконы заключается в чрезвычайно строгом иерархическом равновесии цвета, отдельных форм, света, линий. Это особый язык, элементы которого коренятся в Софии (Премудрости) и выражают ее точно так же, как слова выражают мысль.

Символика цвета в иконе так же, как и композиция и пластика, отражают Божественную премудрость. У каждого цвета свое место, свое значение. Цвета в иконе никогда не смешивались. Спектральный анализ показал, что цвета в древней иконе накладывались один на другой. Происходило свечение нижнего слоя из-под верхнего. До сих пор посещая музеи, мы можем наблюдать этот прием, например, на одеждах святых — вроде бы цвет зеленый, а из-под него виден желтый. То есть синий, наложеный на желтый давал зеленый цвет одежд. Тем самым иконописец получал возможность получать необходимое количество цветовых оттенков для наиболее полного раскрытия образов. Так достигалось гармоничное переложение цвета нашего «тварного Мира» на икону. У живописцев для получения цвета краски смешиваются друг с другом, это по нашему «по-мирски», а наложение красок друг на друга дает им определенный «неземной» оттенок. Сейчас продолжая традиции, настоящие иконописцы пишут именно так — лессировками, то есть накладывая один цвет на другой, добиваясь нужного оттенка. Для того чтобы добиться более неземного эффекта, показать, что святой изображен в другом горнем мире, на цветные драппировки одежд наносятся пробела (высветления объёмных мест) другого цвета.

Итак, приступим.

Основной цвет в иконе золотой, его мы чаще всего видим на иконе, так как именно он символизирует цвет царствия Божия, Божие присутсвие, свет вечности и благодати. Золотом часто покрывают фон иконы, как бы говоря о неземном свете горнего мира. После золота наиболее часто встречаютс охристые или охристо-жёлтые фоны — эти цвета на фонах несут тот же смысл, а связано их появление с тем, что раньше те, у кого не было средств приобрести золочёную икону просто просили написать более «бюджетный вариант». Ведь иконы были в каждом доме обязательно, а по бедности некоторые люди могли позволить себе лишь самое простое написание. Золотом или же охрой делаются нимбы над головами святых, также показывая нам неземное свечение.

Золото мы также видим на одеждах Богородицы и Спасителя, крыльях Ангелов, подножий, тронов, евангелий, распятий. Так же иногда мы видим на одеждах святых, евангелиях, крыльях ангелов золотые лучи — штрихи они называются ассистом. Они изображают нетварный Свет, присутствие самого Божества в сиянии Божественных лучей.

Следующий цвет — белый. Белый цвет — символ Божественного света, свечения. Это цвет чистоты, святости и простоты. На иконах и фресках святых и праведников обычно изображали в белом Праведники — люди, добрые и честные, живущие «по правде». Тем же белым цветом светились пелены младенцев, души умерших людей (например, на икроне «Успения Богородицы», где Христос сам с принял душу матери в виде спеленутого младенца и ангелы. Но белым цветом изображали только праведные души. Близкое значение несёт и серебряный цвет который является символом чистоты плоти и евангельского красноречия — «Слова Господне — слова чистые, серебро, очищеное от земли в горниле, семь раз переплавленое» (Пс.:11:7)

Синий и голубой цвета означали бесконечность неба, символ иного, вечного мира. Синий цвет символизирует стремление к Богу, символ неба. Одежды Спасителя — синий гиматий, символ его Божественности. Также синий символизирует тайну, мудрость и откровение. Это также цвет апостольских одеяний. Голубой цвет считается цветом Богородицы, так как символизирует небесную чистоту. Голубым также как золотом и охрой делались фоны икон, неся тот же смысл небесного света и чистоты. Но голубой пигмент был дороже, чем пигмент охры, так как его было сложнее достать. До сих пор лазуриты и голубые минеральные пигменты не дешевы в цене. Фоны росписей во многих храмах, посвященных Богородице, выполнены синими и голубыми цветами. Синий цвет в соединении с пурпурным даёт вишнёвый которым также пишутся одежды Богоматери. Соединение синего и вишнёвого цветов символизируют соединение земного и небесного. Одежды Божией матери принято писать как голубыми (например, как в иконах «Покрова» или «Неувядаемый цвет»), так и бордовым цветом. Оба варианта вполне соответствуют иконописному канону.

Красный — один из самых заметных и часто встречающихся цветов в иконе. Это цвет тепла, любви, огня, животворной энергии. Именно поэтому красный цвет стал символом Воскресения — победы жизни над смертью. Первые крашеные яички всегда окрашивались в красный цвет, о чём мы можем прочитать в притче о мироносице Марии Магдалине. Но в то же время это цвет крови и мучений, цвет жертвы Христа. В красных одеждах изображаются на иконах мученики, тёмно-красный хитон Спасителя — символ его человеческой природы. Красным небесным огнем сияют крылья приближенных к престолу Бога архангелов-серафимов. Иногда писали красные фоны — как знак торжества вечной жизни. Красный цвет, несущий в себе природу огня имеет также и еще одно значение — угрозы, крови, огня, поэтому его также используют и в иконах с изображением страшного суда, рассказывающих нам о муках и страданиях ада.

Пурпурный цвет (бордовый, багряный) был очень важен в Византийской культуре и постепенно перешёл в русскую иконопись. Это цвет Бога на небе, императора правителя на земле. Только император мог надевать одежду пурпурных оттенков, восседать на пурпурном троне, подписывать указы пурпурными чернилами. Отсюда в русской иконописи появилась традиция писать одежды, обувь у святых царей и князей этим цветом. Киноварь была самым дорогим цветом, так как этот ртутный минерал было трудно добыть. Поэтому соответствовала своему назначению. Киноварь имеет оттенок от рыжего до ярко алого. В настоящее время ее заменяют кадмием красным, но преданные своему делу иконописцы по-прежнему применяют киноварь для передачи неповторимых красных оттенков. В старину кожаные или деревянные переплеты Евангелия в храмах обтягивали пурпурной тканью, так они и изображаются на иконах как самая дорогая и значимая вещь. Также это цвет используется для одежд Богоматери царицы небесной.

Зеленый цвет — цвет Святого Духа природный, живой. На праздник святой Троицы и Духов день Храмы облачают в зеленый цвет, украшают свежей зеленью, священники надевают зелёные облачения. Это цвет травы и листьев, цветения, вечного обновления. Зеленым цветом писали «позём» — землю, он присутствовал там, где начиналась жизнь — в сценах Рождества. Зелёным пишется виноградная лоза как символ, древо жизни. Означает символ вечной жизни, победу жизни над смертью, дарованной нам Спасителем.

Коричневый цвет напоминает о бренности человеческой природы — цвет голой земли, праха, всего временного и тленного. Коричневым или охрой пишутся горки, земля. Также он означает смирение, бедность, отречение от мира. Им также пишутся одежды святых пустынников, странников, затворников.

Чёрный цвет очень редок в иконе. Присутствует лишь при изображении Ада, пещеры, могилы. Он обозначает отсутствие Божественного света. В некоторых сюжетах это мог быть цвет тайны. Например, на черном фоне, означавшем непостижимую глубину Вселенной, изображали Космос — старца в короне в иконе Сошествия Святого Духа. Черные одежды монахов, ушедших от обычной жизни, — это символ отказа от прежних удовольствий и привычек, своего рода смерть при жизни.

Нужно отметить,что есть такие цвета, которые принципиально не используются в иконе, например, серый. Его получают из смешения черного цвета с белым, на языке символов добра и зла,что порождает двусмысленность, неясность и пустоту недопустимые понятия в иконописи. Однако не стоит думать, что икона — это детская раскраска, разукрасил кого чем нужно и все. Кроме цвета в иконах присутвует достаточно других символов, а в сонме они все образуют икону, через которую мы обращаемся к первообразу.

В иконе нет строгих рамок для каждого цвета, но говоря о русской иконописи, стоит отметить, что в ней существуют свои каноны, в рамки которых должна укладываться цветовая гамма. Каноны не ограничивают пространства иконописца, а наоборот помогают ему совершенствоваться. Чистота и ясность красочного слоя иконы всегда свидетельствовали о чистоте духовного состояния иконописца. И наоборот, серые, ахроматические, неясные оттенки ликов, одежд Святых и фонов говорят о художественной и духовной незрелости иконописца. Икона — не слепое выкрашивание одежд и ликов какими угодно цветами, но цветами, наделенными живой силой мысли и образа. Раскрывая икону, наделяя каждую форму определенным цветом, древний художник вводил в икону софийное содержание, то есть краски мудрости.

Влияние цвета на человеческую душу огромно. Правильно гармонирующие цвета порождают мир, покой и любовь. Неясные, резкие, дисгармоничные — разрушение, тревогу, печаль. Очень важно с самого начала развития художественных навыков иконописца привить чувство цветовой гармонии, которое заложено в самой окружающей нас Богосотворенной природе. Здесь стоит отметить, что общая цветовая гамма иконы также зависит и от места географического проживания иконописца. В северных районах мы реже встречаем яркие, а чаще холодные и спокойные тона, а в средней полосе наиболее насыщеные яркие оттенки. Прекрасное Это не только то, что радует глаз, но и то, что питает наш ум и просветляет душу!

15 взглядов на Троицу

Подготовила Оксана Головко

Начинающих студентов-богословов преподаватели предупреждают: «Если вам показалось, что вы постигли Божественную Троицу, значит, вам пора на исповедь». Постичь невозможно, но перестать вглядываться — ​тоже невозможно.

Алексей Лидов, историк искусства, византолог, академик РАХ, директор Научного Центра восточнохристианской культуры, зав. отделом Института мировой культуры МГУ

1. Троица и Пятидесятница

В православной традиции праздник Троицы совпадает с праздником Пятидесятницы, Днем Сошествия Святого Духа. Троица говорит нам о единстве Бога и о единстве христиан. Апостольская проповедь объединила разных людей из разных стран, говорящих на разных языках. При этом народы сохранили свою уникальность.

2. Гостеприимство Авраама

Иконография Троицы возникла из ветхозаветного сюжета «Гостеприимство Авраама», который был избран из множества сюжетов еще раннехристианскими художниками. Так, одно из первых изображений «Гостеприимства Авраама» IV века находится в катакомбах Виа Латина в Риме. Там мы видим прямую иллюстрацию библейского сюжета: сидящий перед шатром Авраам, а перед ним — три юноши. Еще нет изображения стола-трапезы, которое появится позднее. Ведь мы помним, как Авраам принял странников, заколол для них теленка, что в древнееврейской традиции было выражением невероятного почтения к гостю, и накрыл тот самый стол, который стал прообразом алтарного престола и, по преданию, хранился в малом алтаре Софии Константинопольской. Примерно в эту же эпоху (IV–V века) происходит осмысление данного сюжета как явления Аврааму не просто ангелов — странников, а Триединого Бога.

3. Невозможно изобразить

Догмат о Святой Троице — один из краеугольных камней христианского богословия, который стал вызовом для иконописцев: надо было найти художественные средства, чтобы передать непередаваемое, ведь Бог по Своей божественной природе не изобразим, как написано в Евангелии от Иоанна: «Бога не видел никто никогда» (Ин. 1:18). Тем более, если речь о взаимоотношении Трех Лиц Святой Троицы. В итоге иконописцами был выбран библейский сюжет «Гостеприимство Авраама», который оказался наиболее подходящим для того, чтобы не изображать Того, Кто не изобразим, а лишь образно представить явление Бога, в Троице Единого, всему миру.

4. Мандрола

В мозаике римской базилики Санта Мария Маджоре начала V века, где представлена сцена гостеприимства Авраама, изображено, как Авраам встречает трех ангелов и как они восседают за трапезой. Но мы видим в сцене встречи, что центрального ангела окружает сияние славы — мандрола. Эта мозаика отражает период формирования иконографии, когда из повествовательного сюжета вырастает символический образ. Христианская иконография — живое явление, которое не сразу появляется в закрепленных на века формах. Интересно, как в этой сцене представлен Божественный Свет. Он показан здесь в трех совершенно разных видах: сияющее огненное облако — первый образ Божий в ветхозаветной традиции. Рядом — огненное облако превращается в световой ореол, ту самую мандролу, ¬которую мы хорошо знаем по христианской православной иконографии, в первую очередь, по композиции «Преображение». Третье — золотой фон, который занимает только часть сцены, и он выделяет именно три фигуры ангелов за трапезой.

5. Без Отца и Сына

В иконоборческую эпоху получил распространение сюжет «Престол Уготованный». В период иконоборчества многие богословы сомневались в правомочности изображения святой Троицы через изображение людей, поэтому иконописцы старались избегать сюжетных изображений, заменяя их символическими. Сюжет «Престол Уготованный» — одно из таких символических изображений Троицы в виде престола с Голубем и орудиями Страстей Господних. Но дальнейшего развития у символических иконографий не было: решение Трулльского Собора (691–692) запретило абстрактные, говоря сегодняшним языком, изображения важнейших символов христианства. Бог всегда должен был изображаться в человеческом облике. Сюжет «Престола Уготованного» как символа престола, приготовленного для второго пришествия Иисуса Христа, использовался в иконографии и после Трулльского Собора. Так, например, с XII века в Византии в качестве заалтарного образа, для раскрытия жертвенного смысла Евхаристии.

6. Св. Андрей Рублев

Самым совершенным воплощением богословской идеи Троицы давно признана прославленная икона прп. Андрея Рублева. По всей видимости, этот образ был заказан для иконостаса Троицкого собора в Троице-Сергиевой лавре. Интересно, как прп. Андрей Рублев преобразует некоторые элементы библейского повествования в данной иконе. Так, шатер Авраама представлен в виде дворцовой палаты — образа Небесного Града, Мамврийский дуб являет собой райское Древо жизни. Также присутствуют элементы, о которых ничего не говорится в данном библейском сюжете, например, скала как символ духовного восхождения.

7. Перихоресис

Формализация и строгая фиксация, которые появились позднее, были чужды византийской традиции. Тем более, когда речь идет об образе Троицы. Иконописцы стремились к образу-метафоре, который был бы узнаваем, но при этом никогда не являлся плоской картиной, своего рода плакатом, где все предельно понятно и четко зафиксировано. Фигуры ангелов на иконе Троицы письма Андрея Рублева образуют своего рода круг, который движется. В этом круговидном движении можно увидеть и богословский смысл, сравнивая его с перихоресисом. С помощью этого термина в византийской богословской литературе описывалось взаимное проникновение свойств двух природ в Иисусе Христе (прп. Максим Исповедник, прп. Иоанн Дамаскин). Позднее этот термин стал употребляться и к описанию взаимоотношений Лиц Святой Троицы, которые, несмотря на различия по личным свойствам, «находятся в постоянном взаимном общении между Собою» (митр. Макарий (Булгаков). Таким образом, мы видим, что в основе образа «Троицы» прп. Андрея Рублева лежит многовековая богословская традиция и прослеживается его взаимосвязь с интеллектуальными прозрениями античной философии.

8. Зырянская Троица

Интереснейший извод Троицы написан несколько ранее рублевской — в конце XIV века, судя по всему, самим святителем Стефаном Пермским — т. н. «Зырянская Троица». Интересно, что все три ангела там имеют крестчатые нимбы, а также на иконе располагаются тексты и подписи к ангелам на зырянском языке.

9. Гибель империи, расцвет иконописи

Удивительную эпоху в истории Византии конца XIV — начала XV века иногда называют позднепалеологовской. С точки зрения политической ситуации — почти катастрофическая эпоха для Византийской империи, накануне гибели. Однако с художественной точки зрения — необычайный взлет. Целое созвездие гениальных и абсолютно разных иконописцев, мастера, у которых нет возможности работать на родине, ищут лучшей доли по всему христианскому миру. Феофан Грек из Константинополя в итоге прибыл на Русь, где создал свою версию образа «Троицы» в Новгороде, другой выдающийся столичный мастер Кир Мануил Евгеник перебрался в Грузию, где расписал храм в Цаленджихи в западной Грузии, митрополит Йован работал в Македонии (от него остались росписи церкви Андреаш на Треске и иконы в Музее Скопье).

10. Греческий огонь традиции

Во всех Поместных Церквях существовала и существует мощная византийская традиция, и мы не имеем основания говорить о каком-то специфическом, национальном изводе «Троицы». (При этом каждый думающий и обладающий своим художественным видением иконописец представлял образ Троицы так, как он его видел). Заметные отличия можно найти только в поздней традиции, когда уже происходит разрушение византийских образцов. В византийскую же эпоху, вплоть до XV века, общность традиции была очевидна. Большинство, скажем, великих cербских или болгарских храмов, как сейчас становится все более понятным, были расписаны греками. Потому с точки зрения иконографии — это единое византийское явление.

11. Сиро-палестинская матрица

Однако в большом восточнохристианском мире существовали и радикально другие изводы. К примеру, изображения сиро-палестинского круга. Там присутствует своя специфика, связанная с тем, что иконописцы пытались выработать свой путь, резко отличающийся от пути Константинополя. Они сознательно отказываются от эллинской красоты, которую восприняла и растворила традиция византийского искусства. В основе этого идеала — восточная, преимущественно монашеская традиция, которая известна нам по отдельным сирийским росписям и рукописям, а также некоторым армянским памятникам, отчасти и раннегрузинским, и предлагает абсолютно другую матрицу, не связанную с античным наследием. Потому и появляется искусство экспрессивное, отказывающееся от классических канонов внешней красоты, декоративное, «острое». Когда в этой традиции представляют Троицу, то, если можно так сказать, «самостийно», без продуманной выверенной богословской концепции. Художники могли изобразить Троицу просто как три экспрессивных Лика, немного напоминающих детские рисунки или работы в стиле «абстрактного экспрессионизма».

12. Эфиопия: три старца

Один из самых экзотических изводов Троицы мне довелось видеть в Эфиопии. Там изображен престол, на котором восседают три одинаковых старца.

13. Не только «Гостеприимство»

Когда мы говорим об иконографии Троицы, мы должны понимать, что с темой Святой Троицы связано не только «Гостеприимство Авраамово», но и «Крещение Господне» (Богоявление), где действуют все Три Лица Святой Троицы, «Сошествие Святого Духа», праздник рождения Церкви. Последний — отдельный сюжет со своей историей, где есть свои интересные изводы, в том числе сирийское Евангелие Рабулы VI века.

Ирина Языкова, кандидат искусствоведения, специалист по иконе, автор книги «Богословие иконы»:

14. Царь-Космос и темный фон

В некоторых Поместных Церквях сохранялся древний извод, когда в нижней части иконы, в арке, — представители разных народов (это мы видим на Синайской иконе XII века), что символизировало универсальность благовествования апостолов, того, что они несут Слово Божье разным народам на разных языках. В более поздних иконах их место занял «Царь-Космос», изображаемый на черном фоне, как символ мироздания, пребывающего во тьме, пока не прозвучало благовествование, Слово Христа. Тот же смысл сохраняется, когда в арке лишь темный фон.

15. Богородица

Еще одна иконографическая особенность — уже в ранних иконах среди апостолов изображалась Богородица. Это мы видим на сирийской миниатюре Евангелия Рабулы (VI век). В более поздних изводах — византийских, балканских, древнерусских — Божья Матерь отсутствует. Но в русской иконографии Она появляется снова в XVII веке. Некоторые исследователи считают, что это происходит под влиянием западной традиции, но на примере Евангелия Рабулы мы видим, что христианский Восток такой извод использовал в древности.

Протоиерей Николай Дмитриев, настоятель православного храма Воскресения Христова в городе Хакодате (Япония):

Не только для славян и греков

В Японии наиболее известна иконописец Ямасита Рин (1857–1939), в крещении Ирина. Училась в Петербурге, работала для Японской Православной Церкви. В написанной ею «Пятидесятнице» какой-то исключительно японской особенности нет, если не считать надпись на иконе: она выполнена по-японски, как и на всех прочих иконах Ямаситы Рин. Это очень удачный «миссионерский ход». Японцы смотрят икону, видят надпись по-японски и говорят: «О! Православие — это не только для славян или греков, но и мы, японцы, можем понять православную традицию».

Подпишитесь на самые интересные статьи «Лодки»

Святая Троица – символ возвращения к новой жизни

День Святой Троицы, как и большинство христианских праздников, связан с Пасхой. Он приходится на 50-й день после Воскресения Иисуса. Одно из названий Троицы – Пятидесятница – это всегда воскресенье.

В церковном календаре Троица занимает особое место. Это день рождения христианской церкви и крещения первых прихожан. Свершили первые крещения апостолы – спутники Христа, на которых снизошёл Святой Дух. А первым христианским храмом стал тот самый дом на горе Сион, где собрались апостолы и откуда они разошлись по многим странам, чтобы проповедовать. Ныне это Успенский храм Гроба Господня в Иерусалиме. В дальнейшем все апостолы, кроме Иоанна, были казнены. Но христианская Церковь стоит и доныне.

Троица – это своеобразный символ возвращения к жизни. К этому прекрасному празднику оживает вся природа, расцветает и наполняется яркими красками и ароматами. Недаром вот уже многие века светлый праздник Пресвятой Троицы соединяет искреннюю радость, веселье, глубокий молитвенный настрой. Бог есть Любовь, а Любовь вмещает в себя всё.

Троица — очень красивый праздник. Дома и храмы украшают ветками, травой, цветами. И это неслучайно, ведь зелень, цветы символизируют жизнь. Так люди выражают радость и благодарность Богу за то, что он возродил их через крещение в новую жизнь. Исторически сложилось так, что для украшения храмов и домов используют ветки березы. Это дерево считается благословенным на Руси. Ему посвящено много стихов и песен. Праздник Троицы без березы — всё равно, что Рождество без ёлки. Но Россия – страна большая, поэтому в некоторых местностях праздничными деревьями были дуб, клён, рябина.

Троица всегда проходит шумно и весело. Утром все спешат в храм на праздничную службу. Священнослужители призывают благодать Святого Духа на всех присутствующих на службе, их усопших и родственников. Даже одежды священников на праздник зелёные, как символ обновления и рождения церкви. Кроме того, зелень напоминает о Мамврийской дубраве, где Аврааму явился Божественный Дух. Зелень напоминает верующим и о том, что благодать Божья наполняет человеческие души и они расцветают добродетелью.

А после службы устраивались народные веселья с хороводами, играми, песнями. Обязательно пекли караваи. На праздничный обед созывали гостей, делали друг другу подарки. В этот день в хороводах молодёжь присматривала себе пару, а Троицкий венок из цветов символизировал обручение. Таким образом, празднование Троицы причудливо соединило в себе традиции дня рождения Церкви и народные обычаи. Во многих местах устраивали ярмарки. На Руси празднования длились несколько дней. Троицкую неделю в народе называли Зелёной, Гряной, Клечальной, Русальной (Проводной). На ней особо выделялись 2 дня: понедельник — Духов день и четверг – Навская Троица, «сухой день», «кривой четверг». Завершался цикл Петровским (Всесвятским, Русальским) заговеньем – следующим после Троицы восресеньем, за которым следует Петров пост. Но он будет потом. А пока в этот воскресный летний день соберутся вместе семьи, пригласят родных людей и отметят праздник, который соединяет сердца и души, объединяет людей, призывает их к любви и взаимопониманию.

Феноменом не только русской, но и мировой живописи можно назвать творчество Андрея Рублева — иконописца, мастера монументальной росписи и книжной миниатюры, жившего и творившего на рубеже XIV-XV вв. Его возвышенная живопись воплотила в себе духовную красоту человека и его нравственную силу, какою ее понимали на Руси тех времен.

Опираясь на традиции византийского искусства, московской живописной школы XIV в. и наследие Феофана Грека, А.Рублев творил в контексте своего времени, но так, что его имя и его иконы приобрели славу на века.

Далеко не все из творческого наследия этого мастера дошло до нас — многие шедевры безвозвратно утеряны в жерновах времени. Но то, что сохранилось, дает повод полагать о величайшем таланте автора.

Самые знаменитые рублевские работы — это список:

А.Рублев. «Архангел Михаил»

  • «Троица»,
  • миниатюры из Евангелия Хитрово,
  • владимирская икона «Богоматерь «Умиление»,
  • иконы Звенигородского чина «Спас»,
  • «Архангел Михаил»,
  • «Апостол Павел»,
  • фрески Владимирского Успенского собора («Страшный суд»).

Еще многим творениям приписывается его авторство , что теперь уже доказать или опровергнуть почти невозможно.

Византийская традиция и новаторство А.Рублева

Спас Вседержитель

Взяв за основу византийскую традицию живописи, художник в своих работах придал ей свое русское звучание. Его образы не отдаленные от народа, не аристократически благородные и холодные, а душевные, простые и скромные. Во взглядах святых на иконах мастера – блаженная задумчивость, тихое смирение, гармония русской души. Да и черты лица – славянские: порой и не слишком красивые, но зато просветленные и благообразные. Рублевские образы бывают не только смиренные, но и восторженные, что проявляется в сиянии глаз, блаженных улыбках, свечении всего лика. Все свидетельствует о том, что вера в Бога, христианский образ жизни – внутренняя духовная потребность русского человека. Да и сам Бог виделся мастеру добрым и расположенным к человеку.

Не бояться Его, а любить всем сердцем учат людей произведения иконописца.

С точки зрения композиционного содержания, чувства ритма и формы иконы Рублева отвечают традициям греков.

Рождество Христово. А.Рублев

Гармония, ясность, пластическое совершенство звучит во всех изображениях.

Достигалось это благодаря:

  • лаконичности и плавности контуров и силуэтов;
  • невесомости фигур;
  • тонким очертаниям складок одежды;
  • световой насыщенности каждого цвета;
  • замкнутым параболическим линиям, которые настраивают на восприятие.

Вход Господень в Иерусалим

Но и по-своему иконописец не всегда подчеркивает округлость форм, отступает и от анатомически верной передачи строения тела. Мягко он передает поворот фигуры святого и наклон его головы. Благодаря всему этому пространство кажется преображенным, а все изображение – одухотворенным Божественной энергией.
Линии в работах художника не просто плавные, а певучие, одежда святых – воздушная, цвета – светлые и нежные.

Цвет в творчестве А.Рублева

Благовещение А.Рублев

Византийской живописи были присущи приглушенные тона, которые выражали раскаяние и смирение, работам Феофана Грека — сдержанно-насыщенные краски. Мастер заметно оживил свою палитру. Эмоциональность и утонченная красота икон художника достигается благодаря использованию легких нежных красок, которые гармонично сочетаются с более насыщенными темными тонами. Созвучие оттенков, их гармония, мерцание цветов делает образы светозарными, дышащими и даже, может, чудотворными. А самого мастера называют художником-колористом.

«Троица» А.Рублева

Если в ранних иконах использовались мягкие приглушенные полутона, то цвета в «Троице» у А.Рублева стали более насыщенными. Их пронизывает божественный свет. Для этого мастер использует и выделение центра, и контрастные сочетания цветов, и постепенность переходов. Цвета у него не противостоят, а дополняют и выделяют друг друга, усиливают символизм иконы и впечатление, которое возникает при ее созерцании. Голубое небо на золотистом фоне создает не только контраст холодных и теплых оттенков, но и усиливает всю композицию работы.

Все вместе: композиция, форма, цвет и сюжет его «Троицы» сплелись в единую небесную гармонию, при взгляде на которую даже через несколько столетий трепещут сердца.

Последней работой живописца считают его росписи в Спасском соборе Андроникова монастыря. Поздние иконы мастера становятся более сумрачными и приглушенными, в них проявляются устаревшие тенденции и звучат нотки драматизма («Апостол Павел»).

Сюжеты икон А.Рублева

Сюжетами для написания икон для художника стали картины из Святого Письма. Так, в «Троице» у иконописца изображено нерушимое единство: три ангела выражают согласие и мир, веру в доброго и справедливого Творца. Да и «Страшный суд» у него не такой уж и страшный. Это византийцы пытались напугать муками после смерти.

Сошествие во Ад

Суд в интерпретации А.Рублева имеет надежду на справедливость и милость, а поэтому и фреска излучает бодрость, радость и оптимизм. Фигуры апостолов, святых и прочих легки и невесомы, ибо они верят в милость Божью и свое спасение. Умело используя распределение цвета, плавность линий и форм, художник буквально оживляет древнюю библейскую легенду.

И она живет и служит людям и по сей день. Ведь в работах этого великого мастера звучат мудрость, душевная чистота, благость и любовь. С икон смотрит не строгий Бог-судья, а добрый Небесный Отец («Спас»), готовый все простить и утешить. По иконам можно судить о духовном идеале и нравственности человека ХIV века. В наше время это становится все более актуальным.

Его творчество имело огромное значение и для дальнейшего расцвета русской школы живописи. Рублевская традиция существенно отошла от византийской, дала старт внедрению нового и оригинального (а именно – русского) в искусстве. Еще при жизни великого иконописца его работы очень ценились и были признаны чудотворными.

Крещение Господне

Они считались образцом для многих живописцев, тем более, что об этом в 1551 году постановил церковно-земский собор с участием самого царя Ивана Грозного. После Рублева Троица уже изображалась исключительно в его стиле, что стало своеобразным и признанным «каноном».

В русской и мировой культуре иконопись стала непревзойденным образцом воплощения огромного художественного таланта и не менее впечатляющей силы человеческого духа.

Новаторство творчества Рублева по своему лаконично-глубоко определил А.Кураев, сказав как-то, что если до этого иконописца главным в иконе было — «Господи, помилуй», то с Рублева в иконе основным становится — «Слава тебе, Господи»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *