Осуждение грех

«Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего”

В замечательной молитве святого Ефрема Сирина «Господи и Владыко живота моего” есть следующее прошение: «Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего”, что значит – даруй мне Твою благодать, дабы узреть мне и судить мои собственные ошибки, а не осуждать брата моего. С одной стороны, святой просит Бога дать ему дар самопорицания, а с другой – умоляет Его помочь не осуждать ближних.

Что такое осуждение? Осуждение и порицание есть плод ненависти. Осуждение, по словам Иоанна Лествичника, болезнь тонкая, это состояние, устраняющее любовь, это нечистота сердца, утрата целомудрия. Осуждение поистине страшная вещь. Выскажем некоторые мысли по этому поводу.

Господь сказал: «Ибо от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься”. Всякое слово будет свидетельствовать или за нас, или против нас. Чего греха таить, осуждение ближнего доставляет нам большое удовольствие. Когда люди получают благосклонность некоего сильного мира сего или душа их полна ненависти, они с легкостью начинают порицать и осуждать других.

Древний церковный писатель Ерма, написавший книгу «Пастырь”, говорил, что не следует осуждать кого-либо, а также не надо слушать тех, кто осуждает других. Если мы с удовольствием слушаем тех, кто клевещет или обвиняет других, мы уже виновны в грехе осуждения.

Осуждение является демоническим состоянием. Первый, кто впал в этот грех, был сам дьявол. Дьявол осудил и оклеветал Бога перед прародителями, а затем стал учить осуждению людей.

Обычно мы злословим о ком-то, когда тот не присутствует при разговоре. «И воссели владыки и хулят против меня…” – говорит Давид. И действительно, в Ветхом Завете мы читаем, что Саул, Авенир и Ахитофел насмехались над Давидом. Стих этот имеет отношение и ко Христу. Первосвященники Анна и Каиафа тайно встречались и, в конце концов, обвинили и решили убить Его. Иисус в то время находился в Саду и говорил о Боге, а те тайно оговаривали Его. Вот почему псалмопевец восклицает: «Воздай им по делам их, по злым поступкам их; по делам рук их воздай им, отдай им заслуженное ими”.

Этот грех происходит от недостатка любви к ближним. Если бы мы любили своего ближнего, мы бы заступились за него. «Любовь все покрывает”, – говорит апостол Павел. Осуждение заставляет нас видеть грехи других, в то время как сами мы делаем вид, что непогрешимы. Мы всегда оправдываем самих себя, и, как правило, видим недостатки в других. Лучше бы кто-то вкушал плоть и пил кровь, чем «порицал братьев во плоти”, то есть вкушал бы плоть своего брата и изъедал его душу осуждением, как говорит Иоанн Дамаскин.

Наблюдается следующее явление: люди, не имея на это ни власти, ни компетенции, осуждают грешников как словами, так и мысленно. В то время как только Бог может осудить, вынести приговор и осуществить его. Когда мы осуждаем человека, мы узурпируем права Бога. «А ты кто, который судишь другого?” – говорит апостол Павел. Один Господь может оправдать или осудить кого-то. Мы, люди, должны научиться «видеть свои прегрешения и не осуждать брата своего”.

Осуждение является препятствием для нашей духовной жизни. Зачастую, когда в течение дня мы осудили или оклеветали кого-то несправедливо, вечером мы не в состоянии молиться. Все это: насмешки, осуждение, злословие, плохие мысли, злость, – вспоминается во время молитвы и загрязняет нашу душу. Дьявол, зная, что творение молитвы идет на пользу человеку, пытается воспрепятствовать этому. Таким образом, осуждение является грандиозным оружием дьявола. Оно насмерть поражает душу.

Исаак Сирин объяснял, что Бог допускает искушения тому, кто подвержен греху осуждения. Например, плотские искушения, поражающие человека, есть результат его осуждения ближних. Ибо тем, кто возгордился перед братьями своими, Бог попускает плотские искушения, чтобы мы смирились, увидели свою ничтожность, и, таким образом, перестали осуждать своих ближних.

Что однако должно делать нам, когда нас осуждают другие?

Здесь я хотел бы вспомнить слова Иоанна Златоуста. Святой говорит, что, когда мы живем в грехе, даже если нас никто не осуждает или не обвиняет, мы являемся самыми ничтожными среди людей. Напротив, когда мы пребываем в прилежной добродетели, «даже если против нас целая вселенная”, т.е. даже тогда, когда весь мир осуждает нас, тогда мы «ревнители всего”, т.е. достойнейшие из всех.

Поэтому нам должно прислушиваться не к тем, кто нас осуждает, а к добродетели жизни нашей.

Митрополит Эдесский, Пельский и Aльмопийский, Иоиль. Жертва вечерняя, стр.161 -166

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания «Пемптусия”

13 АПРЕЛЯ 2016 (Среда) 15:25:28 В дни Великого поста, наполненные для многих из нас сугубой молитвой и работой над собой, предлагаем вам прочесть фрагмент из книги преподобного Никодима Святогорца «Невидимая брань», посвящённый одному из самых незаметных и привычных для нас грехов – греху осуждения.
От самолюбия и самомнения порождается в нас и другое некое зло, тяжёлый причиняющее нам вред, а именно строгий суд и осуждение ближнего, по которому мы потом ни во что ставим, презираем и унижаем его при случае. Каковой злой навык и порок, происходя от гордости, ею питается и возращается, и наоборот, её питает и возращает, ибо и гордыня наша после всякого действия осуждения подвигается вперёд, по причине сопутствующего сему действию самочувствия и самоуслаждения.
Давая себе высокую цену и высоко о себе думая, естественно, свысока смотрим мы на других, осуждаем их и презираем, так как нам кажется, что мы далеки от тех недостатков, каких, как нам думается, не чужды другие. А тут ещё и всезлобный враг наш, видя в нас такое недоброе расположение, бодренно стоит близ и, открывая очи наши, научает зорко смотреть за тем, что делают и говорят другие, делать из сего заключения, какие потому у них мысли и чувства, и по этим предположениям составлять о них своё мнение, чаще всего недоброе, с возведением сей недоброты в закоренелый нрав. Не замечают и не видят эти судьи, что самое начало осуждения, подозрение худобы в других, печатлеется в мысли действием врага, и им же оно потом раздувается в уверенность, что они и действительно таковы, хотя на деле ничего такого нет.
Но, брате мой, как враг бодренно следит за тобою, высматривая, как бы посеять в тебе зло, смотри ещё паче ты бодренно сам над собою, чтоб не попасть в расставляемые им тебе сети, и как только он представит тебе какой недостаток в ближнем твоём, спеши поскорее отклонить от себя помысл сей, не давая ему засесть в тебе и разрастись, и вытесни его из себя вон, чтоб и следа его не оставалось, заменив его помышлением о добрых свойствах, какие знаешь в ближнем сем и какие вообще уместны в людях, прилагая к сему, если ещё чувствуешь позыв произнести осуждение, ту истину, что тебе не дано на то власти и что, присвояя себе эту власть, ты сам в этот момент делаешься достойным суда и осуждения не пред немощными людьми, но пред всесильным Судиею всех Богом. Такой переворот помысла есть самое сильное средство не к отогнанию только случайно находящих помыслов осуждения, но и к тому, чтоб совсем отучить себя от сего порока.
Второе же, тоже очень сильное к тому средство, есть не выпускать из ума памятования о своей худости, своих нечистых и злых страстях и делах, и соответственно тому непрестанно держать чувство своего непотребства. Того и другого — страстей и дел страстных, конечно, найдётся в тебе не мало. Если ты не бросил себя и не махнул рукой, говоря: будь, что будет, то не можешь не заботиться об уврачевании этих своих нравственных немощей, губящих тебя. Но если ты делаешь это искренно, то у тебя не должно доставать времени заниматься делами других и судебные составлять о них приговоры, ибо тогда, если позволишь себе это, в ушах твоих непрестанно будет звучать: «врачу, исцелися сам; изми первее бревно из очесе твоего» (Лк. 4:23; Мф. 7:5).
К тому же, когда ты строго судишь о каком недобром поступке ближнего, знай, что какой-нибудь корешок этой же самой недоброты есть и в твоём сердце, которое по своей страстности научает тебя строить догадки о других и осуждать их. «Злой человек из злаго сокровища сердца своего износит злое» (Мф. 12:35). Напротив, око чистое и бесстрастное бесстрастно взирает и на дела других, а не лукаво. «Чисто око еже не видети зла» (Авв. 1:13). Потому, когда придет тебе помысл осудить другого за какую-либо погрешность, вознегодуй на самого себя, как на делателя таких дел и в том же повинного, и скажи в сердце своём: «Как я, окаянный, находясь в том же самом грехе и делая ещё более тяжкие прегрешения, дерзну поднять голову, чтоб видеть погрешности других и осуждать их?» Действуя так, ты будешь оружие, которым злой помысл внушает тебе поразить другого, обращать на самого себя и вместо уранения брата пластырь будешь налагать на раны собственные.
И тогда, как грех брата будет не тайный, а явный, всем видный, ты старайся причину тому видеть не в том, что внушает недобрая страсть осуждения, а в том, на что может указать братолюбное к нему расположение, и скажи в себе: так как брат сей имеет много сокровенных добродетелей, то Бог для сохранения их от повреждения тщеславием попустил ему впасть в теперешний грех или малое время побыть под этим невзрачным покровом, чтоб он и самому себе, пред своими глазами, казался непотребным и, будучи за то презираем другими, пожал плод смиренномудрия и ещё более благоугодным сделался Богу, так что в настоящем случае он получит больше пользы, чем сколько потерпел вреда.
Пусть даже чей-нибудь грех будет не только явный, но и очень тяжкий и исходит из ожесточённого и нераскаянного сердца, ты и при этом не осуждай его, но возведи очи ума твоего к непостижимым и дивным судам Божиим, и увидишь, как многие люди, бывшие прежде пребеззаконными, потом каялись и достигали высокой степени святости, и как, с другой стороны, иные, стоявшие на высокой степени совершенства, падали в глубокую пропасть. Смотри, не подвергнуться бы и тебе такому бедствию за осуждение.
Потому стой всегда со страхом и трепетом, боясь более за себя самого, чем за другого кого. И будь уверен, что всякое доброе слово о ближнем и радость о нём суть в тебе плод и действие Святого Духа, как, напротив, всякое о нём худое слово и презрительное его осуждение происходят от твоего злонравия и диавольского тебе внушения. Посему, когда соблазнишься каким-либо недобрым поступком брата, не давай очам своим сна, пока не изгонишь из сердца своего сего соблазна и совершенно не умиришься с братом.
azbyka.ru/ sobor.by/
(просмотров 2840)

«Пастырский час»

Ведущий: протоиерей Вадим Онопченко, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в пос. Шапки

Прямой эфир 5 апреля 2016 г., 20:30

АУДИО + ТЕКСТ

Вопрос (6): Как научиться отличать грех от грешника? Ведь когда увидишь свой грех, так омерзителен себе становишься. И стыдно, и гадко, и себя презираешь. И, как следствие, падаешь духом.

Отвечает протоиерей Вадим Онопченко: Святые отцы говорят: ненавидь грех, но люби грешника. Каждый живущий на земле человек обладает бессмертной душой. Каждый из живущих на земле людей обладает образом Божиим. Но не каждый человек держит в чистоте этот образ Божий. Существует гигиена души. И не каждый человек соблюдает эту гигиену. Это необходимая вещь. Но не каждый это делает. Образ Божий бывает замутнен. И тогда человек часто служит греху. И когда мы сталкиваемся с таким человеком, наша первая и естественная реакция – возненавидеть этого человека. И большинство из нас, и я не исключение, ненавидят такого человека. Но Господь и Святые отцы нас от этого предостерегали. Мы должны не человека ненавидеть, а грех, им совершаемый. И ни в коем случае нельзя говорить человеку, совершающему грех, что это хорошо. Сегодня в современном мире все поставлено с ног на голову. Нельзя осуждать человека за то-то и то-то. Он волен делать как хочет. Здесь путаница. Осуждать человека и констатировать факт греха не одно и то же. Никогда не надо говорить человеку, что он делает правильно, когда он грешит. Но тонкость в том, что мы должны грех возненавидеть и помочь донести до человека, как это пагубно. В чем опасность греха? В том, что грех полностью парализует в нас образ Божий. А в чем образ Божий в человеке заключается? Образ Божий в человеке заключается, в том числе, и в свободе. В современном мире свободу многие интерпретируют по своему усмотрению. Сегодня принято, что каждый выдвигает свое определение и считает это определение верным, потому что он его сам придумал. Спрашивается, а откуда он знает, что такое свобода, откуда он это взял? Человек считает, что свобода – это делай что хочешь. Прекрасно! В таком случае самые свободные – это животные. Когда хотят – едят, когда хотят – пьют, где хотят – справляют свои естественные потребности. Живут, как хотят. Но мы говорим все-таки о человеке. Что же? Делаю, что хочу, или все-таки нет? Давайте попробуем понять коренное понятие свободы. Какое слово противоположно по значению понятию «свободный человек»? Это раб. В Евангелии сказано: «Не обманывайтесь, братья, делающий грех есть раб греха» (Ин.8:34). Кто такой раб? Тот, который не имеет возможности выбора. Ему господин приказывает то-то и то-то, он делает. Выбора он не имеет. Многие выдвигают следующую претензию к христианству. Почему Господь, создав человека, не оградил его от греха. Как это так? Как Господь допустил, что Адам мог согрешить? А надо было сделать, чтобы не мог. Тогда на Адама надо было бы одеть ошейник и посадить его на цепь. То есть лишить его свободы. Ибо только возможность выбора есть признак свободы. Если у человека нет возможности выбора, то он раб. Но у свободы есть и обратная сторона. Это ответственность за тот выбор, который делает свободный человек. Давайте вспомним телевизионный спектакль «Лиса и виноград». В чем смысл рабства? Если человек раб, то за его преступление его должен наказать господин. И с господина спрашивают за преступление его раба. Если же он свободный человек, то за воровство чаши, которое главному герою приписали, он должен был заплатить своей жизнью. И этот герой выбирает свободу. Он готов платить цену свободного человека. Мы должны хорошо понимать, что свобода требует платы, цены свободного человека. То есть ответственности за свои поступки. Конечно, говоря об этом спектакле, герою было приписано воровство. Но, тем не менее, он предпочел отвечать как человек свободный. Поэтому, если бы Адам был удержан от возможности грехопадения, он был бы не свободным. Итак, как отличить грех от грешника? Пытайтесь найти в человеке какие-то отголоски образа Божия. И в этом случае у Вас, может быть, получится. И у меня часто не получается отличить грех от грешника. Но к этому мы должны стремиться.

Вопрос (7): Вопрос о свободе. Пробовала читать определения, объяснения, почему человек не свободен, когда является рабом греха, а когда он раб Божий, то он свободен. Но я понимаю эту логику до момента свободы выбора. Действительно, есть два варианта. Человек волен выбирать одно или другое. То есть в выборе человек свободен, пользуется той свободой, которую ему даровал Господь. Но как только выбор совершен, дальше человек становится заложником своего выбора?

Отвечает протоиерей Вадим Онопченко: Дело в том, что вся наша жизнь есть постоянный выбор, который от нас практически никогда не отходит. Если мы выбрали развивать в себе образ Божий, мы должны этого выбора держаться. И это не значит, что вступив на этот путь, дальше мы идем как по колее. Как раз у нас есть возможность отпасть от образа Божия каждый раз. Каждый день, каждый час и каждую минуту мы делаем выбор. И за этот выбор несем ответственность. Ибо свободный человек за свой выбор отвечает. И своей жизнью, кстати. Ответственность человека никогда не покидает. Сделать выбор один раз, повернуть и «встать на рельсы» не означает, что Вы твердо пойдете по колее. На эту тему есть замечательные рассуждения Ф.М.Достоевского. Многие думают, что придя в христианство, они сделали главный выбор и дальше могут идти по одной колее. Ничего подобного. Этот выбор стоит перед нами каждый день, каждый час и каждую минуту. Не случайно в Священном Писании говорится, что христианин есть воин. Что такое воин? Может ли воин, встав под какое-нибудь знамя, успокоиться, что вот – он в безопасности? Воин, встав под знамя, понимает, что он может в каждый момент получить удар, смертельный удар. Только воин от не воина отличается тем, что он готовится к этому удару, а не ждет беспечно, пока его заколют.

Вопросы в этом выпуске программы «Пастырский час»:

1) Господь сказал Адаму и Еве до грехопадения: «Плодитесь и размножайтесь». Скажите, были ли дети у Адама и Евы до грехопадения?

2) Два вопроса по Евангелию от Марка. Первый вопрос. Читаем: «Воскреснув рано в первый день недели, Иисус явился сперва Марии Магдалине, из которой изгнал семь бесов» (Мк.16:9). Здесь говорится, что именно в этот момент он изгнал семь бесов или когда-то раньше? Второй вопрос. В этом же Евангелии написано, как Иисус говорит своим апостолам: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. «И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет. Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками» (Мк.16:15-17). Почему другие веровавшие не обладали этими качествами?

3) Как объяснить детям 10-11 лет, что такое душа? В Евангелии сказано: «много званых, а мало избранных» (Мф.20:1) Кого имел в виду Христос в те времена, и кто они в наше время?

4) Надо и можно ли молиться за апостолов, мучеников, святых, расстрелянных большевиками?

5) У меня умер папа, вчера было 40 дней. Я пошла в храм в субботу вечером, чтобы передать записки на раннюю Литургию, но не дошла, а решила передать записку с первым повстречавшимся мне человеком, который шел в храм. А утром, когда я сама все-таки пришла в храм на раннюю Литургию, я засомневалась, а вдруг он не передал и за папу частичку не вынули. И я на всякий случай подала записку на позднюю Литургию. Можно ли было так сделать?

6) Как научиться отличать грех от грешника? Ведь когда увидишь свой грех, так омерзителен себе становишься. И стыдно, и гадко, и себя презираешь. И, как следствие, падаешь духом.

7) Вопрос о свободе. Пробовала читать определения, объяснения, почему человек не свободен, когда является рабом греха, а когда он раб Божий, то он свободен. Но я понимаю эту логику до момента свободы выбора. Действительно, есть два варианта. Человек волен выбирать одно или другое. То есть в выборе человек свободен, пользуется той свободой, которую ему даровал Господь. Но как только выбор совершен, дальше человек становится заложником своего выбора?

8) Вопрос по церковному пению. Мне не очень нравится то пение, которое преобладает в наших храмах. Оно мне кажется немного концертным, развлекательным. Храм, который я посещаю, мне нравится, и не хотелось бы искать другой. Разубедите меня, пожалуйста, может быть, у меня какое-то неправильное отношение. Эти вокализмы, драматизмы меня сильно сбивают. Может, это во мне дело? Я люблю слушать старинные распевы, которые мне гораздо больше по душе. Возможно, я не прав?

9) Сколько раз в день можно причащаться?

10) У меня практический вопрос. Вы сказали, что нельзя носить крест для украшения. Еще до воцерковления я приобрела небольшой серебряный крестик с сапфирами в ювелирном магазине. После воцерковления ношу простые крестики. Можно ли переплавить серебряный крестик с сапфирами в украшение? Или лучше освятить и носить как нательный? Как-то неловко переплавлять крестик, хоть и продавался он в магазине как украшение?

11) Почему нельзя молиться о сектантах и о некрещеных?

12) Назовите пожалуйста 2-3 книги, с помощью которых я бы мог приобщить ко Христу своего семнадцатилетнего внука через увлекательное чтение?

13) Насчет литературы. Могу порекомендовать чудесную книжку «Пасха красная» Н.Павловой о трех молодых иноках, которая и понятна, и полезна.

В пост страсть осуждения особенно навязчива, помыслы осуждения ближних мучают душу, лишают душевного покоя. Оптинские старцы хорошо знали, как прилипчива и опасна эта страсть, и учили с ней бороться.

Икона «Притча о сучке и бревне». Конец XVIII в.

Преподобный Лев предупреждал:

«Берегитесь паче всего зазирать и осуждать ближних – нам есть о чем попещись, свои язвы греховные смердят, надобно о них прилежать. За других вы ответа не дадите, а за себя».

Преподобный Амвросий писал духовным чадам:

«Истинные же рабы Божии не позволяют себе судить ни о чем. Они твердо помнят евангельскую притчу Господню: человека два внидоста в церковь помолитися, един фарисей, а другий мытарь. И начат фарисей исчитати пред Господом добрыя качества свои, и был отвержен за сие Господом. Мытарь же не смеяше и очию возвести на небо, и со смирением моляшеся: Боже, милостив буди мне, грешному! И за сие, несмотря на многое количество согрешений своих, не только получил прощение, но и оправдание».

Преподобный Иосиф в письме к духовному чаду указывал на опасность осуждения для жизни земной и жизни вечной, для спасения души:

«Надобно отставать от грехов и особенно от тех, коим ты наиболее подвержена, а то не только вечную муку ими заслужишь, но и на земле еще можешь много пострадать от людей и от болезней, доколе не смиришься. Что посеешь, то и пожнешь. Если будешь осуждать сестер, то от них подвергнешься осуждению и поношению, а если начальство, то слушай, говорит Святое Писание: «Ярость начальства – ярость львиная” (ср.: Притч. 20: 2). Понуждайся исправляться. Мир ти».

Духовные последствия осуждения

Мытарство осуждения. Фреска Рильского монастыря, Болгария

Потеря благодати

Преподобный Амвросий объяснял, что из-за осуждения мы теряем благодать, а потеряв благодать, человек чувствует охлаждение к молитве и чтению духовных книг:

«Жалуешься еще на то, что обленилась к чтению и молитве: это тебе за то, что много разбираешь чужие дела и скоро делаешь заключение».

Уныние и отчаяние

Преподобный Макарий предупреждал, что за осуждение попускается томиться унынием и отчаянием:

«Думаю, что не за иное что попустилось тебе томиться отчаянием, как только за зазрение и осуждение ближних. Оставь это и старайся видеть свои грехи, тогда и будешь смиряться… Если же будем разбирать и судить дела и поступки ближних, то когда о своих воспомянем?»

Искушения и волнение страстей

Старец Иосиф объяснял, что после гордых помыслов и осуждения часто следуют искушения, начинают беспокоить страсти:

«Видно, за гордость попустил Господь быть с тобой искушению после приобщения Святых Таин. Старайся больше смиряться да не осуждать других, считать себя одну грешной и хуже всех и не осуждать других, то и страсти меньше будут беспокоить».

В чем кого осудишь – в том и сам побудешь

Иногда люди бывают хранимы от падений, как духовные младенцы, благодатью Божией. Но если они начинают гордиться своей безупречностью, приписывая ее себе, а не действию охранительной Божией благодати, если начинают осуждать падения ближних, то благодать отходит от осуждающих, и они впадают в такие же прегрешения, как те, кого они осуждали.

Преподобный Макарий писал своему чаду:

«Читая о падениях людей, удивляйся милосердию Божию и удаляй от себя смущение от разговоров о тебе ли или о чем другом. Этому нечего дивиться, что ты прежде не была борима страстьми: ты еще была младенец, и до тебя ничто не доходило. Но разве в этом-то спасение, чтобы не быть бориму, а думать о себе много? И не знать своих страстей и немощей? Познавая же их, смиряйся и научайся борению и смирению».

Об этом же предупреждал преподобный Амвросий:

«Кто судит и осуждает, тот то же самое после натворит, от чего избави нас Боже».

«Вот теперь иная думает: «Я в церковь хожу, а вон та не ходит – ну какая же она! И та вот что делает – на что уже это похоже?” – да так все машет да машет ручкой, себя лучше других считает. Глядишь, и домахала до того, что упала ниже тех, кого осуждала».

Старец Иосиф предостерегал:

«Старайся не осуждать никого: в чем осудишь других, в то сама падешь».

Как избегать осуждения и сохранять мир душевный

Прп. Ефрем Сирин

Преподобный Макарий напоминал о страхе Божием, о необходимости самоукорения, покаяния, советовал чаще читать святых отцов:

«Весьма бы нужно было удерживаться от осуждения, дабы самим не быть осужденным. Надобно помнить о сем заповедь Божию и иметь страх Божий, помнить свои грехи и остерегаться, а в случае забвения и поползновения тотчас укорять себя и каяться. Да почаще прочитывать о сем поучения святого Лествичника и аввы Дорофея и тем себя удерживать».

Преподобный Амвросий советовал:

«Когда будешь кого осуждать, то скажи себе: «Лицемере! Изми первее бревно из очесе своего и тогда узнаешь, как вынуть сучок из глаза ближнего”».

Преподобный Иосиф учил против помыслов осуждения молиться молитвой святого Ефрема Сирина и приводить на память свои собственные немощи:

«Против помыслов осуждения хорошо молиться молитвою святого Ефрема Сирина: «Ей, Господи, Царю, даруй мне зрети моя согрешения и не осуждати брата моего (или сестру мою)” и прочее».

«Если мысль осуждать кого-либо придет, то молитвой вооружайся против нея. Это главное оружие. Да к тому еще и свои немощи на память приведи, что сама хуже всех».

Преподобный Варсонофий предостерегал об опасности вражьих помыслов:

«Вот главное, что требуется от каждого человека, – это никого не осуждать. Кажется просто, а начни исполнять – окажется трудно. Враг сильно нападает на человека и внушает ему помыслы осуждения. Господь говорит: «Прости”, – а враг внушает: «Отомсти обидчику. Он тебя поносит, и ты его поноси” и т.д. Не нужно слушать врага, необходимо бороться с ним».

Избегайте общества, где осуждают кого-либо

Старец Макарий советовал избегать общества, где осуждают кого-либо, но не судить тех, кто осуждает, а помнить о своих слабостях и грехах:

«Просишь наставления, как бы не увлечься самой в осуждение, слушая других осуждающих? Кажется, лучшее средство – реже быть в таких обществах. А когда уже случится быть там, то не судить их за то, что они осуждают, а помнить, что ты еще слабее их на сие; когда же увлечешься и сама в пересуды, то приноси покаяние и смири себя».

С осуждением приходится бороться всю жизнь

Преподобный Варсонофий Оптинский

Преподобный Варсонофий напоминал: с осуждением и раздражением приходится бороться всю жизнь, и трудно избежать этих страстей, когда живешь среди людей. Но без борьбы, без падений и познания своей немощи не было бы смирения и духовного роста. Старец вспоминал свои первые месяцы в монастыре:

«Раздражение и осуждение – это тоже страсти, с которыми приходится бороться всю жизнь. Когда я поступил сюда при отце Анатолии, я ему говорил, что хотелось бы мне пожить поуединеннее.

– В затворе?

– Да, – отвечаю я.

– Что же, и в баню ходить не будете?

– Конечно.

– Да, вот я про то-то и говорю, что в баню ходить не будете.

– Вы, батюшка, – говорю я, – что-то под «баней» разумеете иное?

– Да, пустыня, затвор не очищают нас. Я в пустыне со своими страстями могу жить и не грешить по видимому. Нам нельзя там познать свою немощь, свои пороки, раздражение, осуждение, злобу и другое. А здесь нас чистят: как начнут «шпиговать», только держись – мы будем познавать свои немощи и смиряться. Здесь без вашей просьбы начнут вас чистить. Когда только поступаешь, все кажутся ангелами, а потом начнешь видеть пороки, и чем дальше, тем больше, – с этим надо бороться».

Заря кротости духовной

Если же научимся мы бороться с помыслами осуждения, а навыкнем, наоборот, к самоукорению и самообвинению, то, по мудрым словам преподобного Льва, наше сердце станет мягким и кротким и душа почувствует мир духовный:

«Таким образом, мы будем почитать обижающих нас благодетелями. И когда начнем приучать себя к самообвинению, тогда неприметно успеем во внутреннем обвинении (себя), тогда сердце наше, с помощию Вышнего, может сделаться в духовном смысле мягким, кротким. Человек соделается вместилищем благодати и мира духовного. Тогда душа почувствует такой мир, которого мы в состоянии горести ощущать, или, лучше сказать, вкушать, не можем. Сей-то мир будет просвещать разум подвижника.

Заря кротости духовной прострет свои лучи на ум, слово, умное чувство. Тогда он удобнее может отразить зло, покорить и посвятить сердце всему тому, что только спасительно».

Помоги же нам, Господи, на этом нелегком пути! «Ей, Господи, Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *