Отче наш

Сегодня мы продолжаем наши беседы по Евангелию от Матфея в разделе наших бесед по Четвероевангелию. И тема сегодняшней беседы это очередное прошение из молитвы «Отче наш». Прошение:

Мф.6:11. «хлеб наш насущный дай нам на сей день».

Четвертое прошение Молитвы Господней, которое мы сегодня рассматриваем, касается всех по-настоящему насущных проблем жизни человека. В этом прошении Господь научает нас просить о благах душевных, не забывая и о насущных благах, связанных с телесною стороною нашего существования. Человек не есть только душа или только тело, он есть совокупность душевного и телесного. И в деле домостроительства нашего собственного спасения мы всегда должны об этом помнить.

Пренебрежительное отношение к телу ради интересов души, равно как и пренебрежительное отношение к душе ради интересов тела, – есть уродливые и опасные перекосы, могущие повредить как нашего внешнего, так и нашего внутреннего человека. В Писании говорится о том, что к спасению и усовершенствованию в Боге и с Богом призывается не только наша душа, но и наше тело. Сказано: «Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа» (1Сол.5:23); и еще: «…Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии» (1Кор.6:20). Итак, и наше тело, и наша душа – суть творения Божии.

Только последователи дуализма считали, что в нашем теле заложено нечто совершенно враждебное и совершенно противоположное нашей душе. Но Церковь никогда не разделяла подобных языческих и полуязыческих мировоззрений.

Как мы уже ранее говорили, наше тело сыграет очень важную роль в деле воссоздания нашего целокупного бытия. Если в этой жизни жизнь тела поддерживается наличием в нем души, как сказано: «…тело без духа мертво…» (Иак.2:26), то в будущей жизни все будет не так.

Душа, отделенная от тела, окажется в состоянии некоего бытийного неустройства. Она будет ощущать неполноту своего бытия: или в преддверии блаженств, или в преддверии мучений. И только возвратившись в воскресшее тело, она обретет полноту и целокупность своего бытия. Как и учили святые отцы: грешил в теле – и отвечать будешь в теле, жил праведно в теле – и блаженствовать будешь в теле. Тело в этой жизни не спасается, оно точно погибнет, умрет, спасение тела происходит только в День его воскресения из мертвых.

Спасение в Православии и понимается как полное избавление от тления как духовного, так и физического, избавление от смерти физической и духовной. Тление духовное – это грехи. Известно высказывание – грех смердит. Праведность, напротив, благоухает.

Тление физическое – есть результат разложения, то есть, вхождение в состояние могильного смрада уже в этой жизни. Никакие дезодоранты не остановят окончательного разложения тела в смерть. Тело и должно пройти через полное разложение в могиле, чтобы избавиться от смрада и тления и вернуться в состояние предсуществования. Наше предсуществование и есть чистый прах земной, из которого Господь Бог и создал первого человека. Как и сказано: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт.2:7). Созданный Богом человек был чужд всякому тлению. Все творение Божье до грехопадения было «хорошо весьма».

Один знакомый мне молодой отец семейства говорил: «мой маленький сын всегда пахнет какими-то карамельками. Я вспоминаю, что в детстве это был и мой запах. А потом я вырос и стал грешить. А, как известно, грех – воняет». Трудно не согласиться с мнением этого человека. От каждого нашего греха веет могилой, хладом смерти и тьмою ада.

Но однажды все это прекратится.

Сказано: «Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие. Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: поглощена смерть победою. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?» (1Кор.15:53–55).

Находясь в теснейшем соединении с нашей душою, тело имеет на душу сильное влияние. Если тело болит, то это сказывается и на нашем духовном самочувствии. И наоборот, здоровье души обеспечивает благополучное состояние нашего тела. Посему насущным хлебом для человека является не только физическая, но и духовная пища. В равной степени врачевание тела не должно оставлять без внимания врачевание души.

Зачем современному человеку нужно здоровье тела? Для того, чтобы грешить! Вот Господь и не посылает многим людям здравие, несмотря на их молитвы, потому что Господь Бог знает, что здравие это может быть использовано для греховной цели; в таком случае болезнь есть большее благо для человека, чем его выздоровление. Но если человек осознает, что здоровье его тела нужно ему для более успешного исполнения воли Божьей в этой земной жизни, то тут же он и получит исцеление всецелое.

Впрочем, чаще Господь уравновешивает наши болезни и наше здравие в теле нашем для того, чтобы мы достигали некоего духовного равновесия. Мне кажется (впрочем, это мое субъективное мнение), что абсолютное здоровье в этой земной жизни имеют только те люди, которые окончательно определились во зле, и борьба за спасение их душ уже прекратилась. Такие точно уже стоят на краю могилы. Все эти культуристы, спортсмены – бандиты – настолько уже устоялись во зле, что смотришь на их розовые физиономии, а никакой жизни в них уже и не видишь.

В этом смысле недуги и болезни надо еще заслужить. Болен телом, чувствуешь боль, значит, духовно еще не умер. Значит, Господь ведет за твою душу борьбу. Благодари за это Бога. Для апостола Павла насущной проблемой являлась болезнь его тела. Через этот физический, а похоже, и духовный, недуг Господь оберегал его от падения большего.

Апостол Павел сам свидетельствовал о себе: «И чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился. Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня. Но Господь сказал мне: довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи. И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова» (2Кор.12:7–9).

Но вернемся к четвертому прошению Молитвы Господней: «хлеб наш насущный дай нам на сей день», – под хлебом надо понимать не просто мучной продукт, но и все те насущные проблемы, физические и духовные, в разрешении которых мы нуждаемся. Блаженный Феофилакт поясняет: «″Насущным″ называет хлеб тот, который достаточен для сохранения нашего естества в силе».

Сейчас мы живем в такое время, когда людей, особенно пожилых, лишают этого насущного пропитания. И делают это бесовски изощренным образом. Пожилых людей лишают их законных льгот. Вместо льгот им предлагают деньги, значимость которых уменьшается с каждым скачком искусственно создаваемой в пользу американского доллара девальвации. Льготы не зависят от девальвации, а деньги, сколько бы их не предлагали пожилым людям как некие дотации вместо льгот, они постоянно теряют свою себестоимость. И эту реформу делают богатые, наглые молодые люди, которые преступным путем дорвались до власти в нашей стране. Мошенники, предатели и подлецы, они залезли в карман к нашим пенсионерам и бессовестно обворовывают их. Вместо того, чтобы вернуть нации ее природные богатства и вырвать их из рук мошенников и воров, они грабят честных пожилых людей, которые всю жизнь трудились не покладая рук. Богатства страны, собранные усилиями миллионов ее граждан, оказались – в результате преступной «прихватизации» – в руках маленькой кучки олигархов-казнокрадов и международных мошенников с двойным гражданством и двойной совестью.

Богатство любого общества складывается из усилий всех его граждан, а значит, и должно обеспечивать благополучие граждан нашей страны. Но современная политика такова, что богатство всех отдали небольшой кучке осатанелых капиталистов, но и этого им мало, и они хотят засунуть свои лапы в систему социального обеспечения пожилых, нетрудоспособных членов нашего общества, обворовать стариков, ветеранов и инвалидов. Сказано: «Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа. Вы роскошествовали на земле и наслаждались; напитали сердца ваши, как бы на день заклания» (Иак.5:4–5). У пророка Малахии сказано: «И приду к вам для суда и буду скорым обличителем… тех, которые клянутся ложно и удерживают плату у наемника, притесняют вдову и сироту, и отталкивают пришельца, и Меня не боятся, говорит Господь Саваоф» (Мал.3:2).

Они не боятся Бога, они не знают, Кто есть Господь! Но скоро гнев Божий разразится над их нечестивыми головами. Уже в этой жизни этих экономических вампиров, которые высасывают наши нефть и газ, выбивают из системы соцобеспечения последние рубли наших стариков, надо объявить вне законов Божеских и человеческих. Каждый из них, как имеющий каинову печать на лбу своем, должен быть объявлен изгоем и преступником и лишенным любых нравственных и охранительных обязательств со стороны общества по отношению к нему. Как древний Каин, каждый из них должен вопить и будет вопить: «…я скроюсь, и буду изгнанником и скитальцем на земле; и всякий, кто встретится со мною, убьет меня» (Быт.4:14). При этом пусть они знают, что никуда они не скроются. Не спрячутся они за широкими спинами своих телохранителей, за своими депутатскими иммунитетами и в своих бронированных лимузинах; везде их будет настигать гнев Божий и гнев человеческий. И не дай Бог, они дерзнут на украденные у наших стариков деньги строить храмы, чтобы отгородиться храмовыми стенами от Божьего проклятия и проклятию людского! Такие храмы должны быть разрушены как капища золотого тельца, такая жертва не должна ни кем приниматься, дабы и нам, священнослужителям, не оказаться соучастниками в злых делах. В Писании сказано: «Серебро за жертву о преступлении и серебро за жертву о грехе не вносилось в дом Господень…» (4Цар.12:16).

Их серебро, их золото и их алмазы да будут им в погибель!

В этой экономической и социальной греховной ночи мы должны однозначно реагировать на разгул воров и разбойников. Сказано о совершающем ограбление в ночи: «Если кто застанет вора подкапывающего и ударит его, так что он умрет, то кровь не вменится ему» (Исх.22:2).

Итак, всякий раз, когда ты молишься, произнося слова: «хлеб наш насущный дай нам на сей день», – то ты должен иметь в виду и восстановление справедливости, социальной справедливости, когда хлеб вернется к тем, кто выращивает его, когда природные богатства нашего Отечества станут общим достоянием и богатством всех, проживающих по воле Бога на этой земле, по воле Бога рожденных в нашем Отечестве. Об этом мы должны просить Бога, это мы должны осуществлять своими усилиями, своим трудом, к этому должны направлять стремление подрастающего поколения.

Великий православный мыслитель и философ Иван Ильин в свое время сказал: «после падения большевизма только царь может спасти Россию от нового партийного рабства».

Воспитать плод зрелой теократической монархии, осуществить ее правление на нашей земле и означает с Божьей помощью защитить насущные духовные и материальные интересы нашего народа.

Светская власть должна перестать бездействовать, она должна взять на себя ответственность за проникновение мошенников и воров в сферу национальной экономической политики нашей страны. Она должна защитить правых и наказать виновных. Сказано: «Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Рим.13:3–4).

Похоже, что меч заржавел и притупился, а может быть, носящие меч светской власти давно превратились в наемников, охраняющих интересы чужих народов и других стран? Или нам пора ждать, что за «революцией роз» в Грузии и «оранжевой революцией» на Украине произойдет очередная бесовская революция и в России? Похоже, что политтехнологи на службе у олигархов-масонов и транснациональных корпораций уже готовятся к подобному реваншу на Русской Земле.

Наступает духовная зима, и, похоже, она будет долгой и невыносимо холодной. Наступает духовная зима на Русской Земле, во всем мире повеяло хладом приближением царства антихриста, сына дьявола. Это и будет то время, когда живые позавидуют умершим. Именно теперь и исполняются пророчества, изреченные на Елеонской горе: «ибо восстанет народ на народ, и царство на царство; и будут глады, моры и землетрясения по местам; все же это – начало болезней. Тогда будут предавать вас на мучения и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое» (Мф.24:7–9).

Будем молиться, чтобы для тяжелых дней нам запастись хлебом насущным истин Святаго Православия, ибо «…написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф.4:4). Старайтесь записывать передачи радио «Радонеж», старайтесь скупать религиозную литературу. Надо готовиться к временам, о которых сказано: «И будут ходить от моря до моря и скитаться от севера к востоку, ища слова Господня, и не найдут его» (Ам.8:12). Но главное, необходимо в преддверии злых дней насыщать душу Хлебом Небесным, Хлебом духовным. Который проходит во уды наши, во вся составы, во утробу, в сердце, попаляет терния всех наших прегрешений, душу очищает, освящает помышления, составы и кости утверждает, чувств просвещает простую пятерицу.

Истолковывая четвертое прошение Молитвы Господней, блаженный Феофилакт присовокупляет: «…И тело Христово есть насущный хлеб, о неосужденном причащении которого нам должно молиться».

Сын Божий Сам свидетельствовал о Себе, что Он есть Хлеб Жизни. Он учил: «Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира» (Ин.6:51).

Святые Отцы учат, что Святое Причастие будет совершаться даже в тяжелые дни царства антихриста. Тела и Крови Христовой при антихристе не будет только у тех, которые ему последуют, приняв его печати, а у святых, которые от него (антихриста) укроются, непрестанно будет сие Таинство.

О непрерывном совершении Таинства Святого Причастия апостол Павел изрек: «Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет» (1Кор.11:26). В Кириловой книге сказано: «…И сие есть жертва, которую церковь христианская приносит во всем мире Господу Богу и до скончания века приносити имать тело и кровь Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в память смерти Его и сие пророчество поистине ко уверению, понеже сильно и непобедимо есть». Смысл этих слов велик. Если мы молимся: «хлеб наш насущный дай нам на сей день», – имея в виду под хлебом насущным и Святое Причастие, то мы, таким образом, просим Бога, чтобы во все, даже самые тяжелые дни нашей жизни Он сподобил бы нас пребывать в литургическом общении с истинной Церковью Христовой.

Как мы видим, четвертое прошение Молитвы Господней касается и вопросов, связанных с нашей литургической жизнью, социальными потребностями, с необходимостью непрестанно изучать Божественное Откровение (Библию). Такая многоплановость свидетельствует об уникальности человеческой природы, которая соединяет в себе небесное и земное, плотское и духовное, человеческое и Божественное.

Во всех аспектах нашей жизни, как связанных с жизнью нашего тела, так и нашей души, мы должны стремиться к чистоте.

Чистота в литургической жизни человека раскрывается в его особом серьезном отношении к Таинству Святого Причастия. Сказано: «Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает» (1Кор.11:27–30).

Чистота и благоговение в общении с Божественным Откровением (Писанием) раскрывается в отношении к Библии как Господнему руководству к действию. Сказано: «Слово Твое – светильник ноге моей и свет стезе моей» (Пс.118:105).

Чистота в строгом отстаивании насущных проблем физического характера, в плоскости социальных интересов человеческой жизни также должна присутствовать в жизни верующего человека. Христианин никогда не должен поддерживать правителей – тиранов, безжалостных эксплуататоров, мошенников, воров и спекулянтов. Проявление чистоты в области социальных отношений есть естественное стремление к справедливости. Сказано: «научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову» (Ис.1:17). Библейские этические и нравственные принципы осуждают систему процентов как форму экономического закабаления. Писание призывает нас в экономической жизни придерживаться принципов религиозной и национальной корпоративности и не выстраивать никаких экономических, политических и социальных отношений с чужими (не принадлежащими ни к нашей вере, ни к нашей национальности). Следовательно, те приспешники интересов чужих должны рассматриваться нами, несмотря на их религиозную и национальную принадлежность, как предатели, отступники и чужие.

Молитва Господня научает нас соборному восприятию жизни и удаляет нас от эгоистической религиозности, замкнутой только на самой себе. Принципы соборной солидарности союза любви единоверцев подчеркиваются словами множественного числа.

Прочитаем всю Молитву Господню, выделяя для себя слова в множественном числе, произносимые как призыв к соборной ответственности одного единоверца за всех остальных:

«Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого» (Мф.6:9–13).

Попробуйте заменить слова «наш» на «мой», «нам» на «мне», «наши» на «мои», «мы» на «я», «нас» на «меня» – и это уже не будет молитва христианина православного исповедания, это будет христианство наоборот. Сын Божий учит нас: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин.13:35).

Христианская Любовь – это не просто чувство сострадания и плаксивого совоздыхания, это активная и наступательная позиция христианина, стремящегося везде и всегда отстаивать интересы единоверцев, и не только единоверцев, но и интересы каждого человека, который нуждается в нашей деятельной поддержке, могущей усовершенствовать его жизнь и привести его в лоно нашей Матери Церкви. Именно поэтому о христианском понимании любви сказано: «Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства» (Кол.3:14).

Это та любовь, которая поднимала русские полки в атаку; это та любовь, которая созидала храмы и сокрушала ереси; это та любовь – которая подымет русский народ с колен и принесет освобождение нашему Отечеству от иноземного ига.

Кто только не толковал ее?! С изучения этой молитвы можно начинать изучение христианства. Ею же можно и заканчивать. Она, кажется, известна чуть ли не всем вообще. И воистину эта молитва есть «сокращенное Евангелие».

Если есть лукавый

​И я бы сегодня провел речь об этой молитве с ее конца. Оттуда, где «лукавый». Он ведь именно «лукавый», то есть «хитрый», «двусмысленный», «способный к обману». Сегодня он силен. Его власть, замешанная на открытом сатанизме одних, на наркотиках и разврате других, на безбожных теориях, на похоти власти и прочем, позволяет предстать диаволу в образе существа сильного. В современном сознании он могуч и уже не скрывается. В кажущемся благополучным XIX веке Гоголь увидел то, что выразил в короткой фразе: диавол вышел в мир без маски. И вот сегодня он созывает слуг своих на последнюю битву и бывает так ослепителен в своих видимых успехах, что способен поколебать даже избранные души. Кому это не открыто? Кто этого не заметил? Кто не заметил, тот и не молится.

Изначально он просто хитрец. Он змей, который «хитрее всех зверей полевых». Его сила рождена обманом. И это легко понять по аналогии с некоторыми богачами, чья власть изначально родилась из обманов и махинаций, а лишь потом обросла виллами, яхтами, личной охраной и политическим влиянием. Вначале – просто обман.

Современный человек знает о лукавом больше, чем о Господе. Знание это не идентифицировано. Оно просто всосано в кровь с молоком матерей и телевизионными новостями. Любой дикарь прежних эпох удивился бы нашей бытовой гордости и безбожию. Родившиеся в самые лютые времена, мы совсем не чувствуем их лютости и ошибочно считаем себя счастливчиками на том основании, что у нас есть мобильный телефон, а у Сократа, предположим, его не было. Впрочем, даже имя Сократа мало кому известно в эпоху мобильных телефонов.

Многие никогда не призвали бы Отца Небесного в помощь и заступление, если бы не услышали на затылке горячее дыхание лукавого, желающего затащить всего человека целиком в огонь, который не погаснет. Вот почему я думаю, что знакомство с молитвой «Отче наш» (жизненное, а не только теоретическое знакомство) облегчается наблюдением явного и умножающегося присутствия диавола в мире. Раз есть лукавый, об избавлении от которого нужно в молитве просить, значит, есть и все остальное. Раз реален этот обманщик, способный погубить человека и жадно желающий этого, то, значит, есть и Отец в небесах, и Царство Его, и всё прочее. Так, от противного, осатаневший, но образ Божий не утративший человек может прийти к молитве. Мысль проста: «Есть лукавый. Я вижу его следы. Я чую почти везде смрадное его дыхание. Значит, должен быть и Отец, способный защитить и избавить. Отче наш, да святится имя Твое…».

Немного об Отце и безотцовщине

Молитве мешают самые необычные вещи. Самые бытовые и неожиданные. Например, безотцовщина (без отцов, которые только и сумели, что зачать, но не удержались в семье, чтобы воспитывать, выросло и еще вырастет великое множество людей). Или глубокая травма души от того, что отец был домашним деспотом. Одна женщина спросила митрополита Антония: «Кто такой Бог?» Он ответил ей: «Это очень просто. Он – наш Отец!» На что женщина вскричала: «Только не это! Только не это!» Митрополит был поражен этой реакцией и пожелал разобраться. Оказалось, что отец этой дамы был реально ужасен. Пусть останутся за скобками подробности того, бил ли он мать, изменял ли ей, понуждал ли ее к абортам, держал ли детей в паническом страхе. Детали нам не важны. Важно то, что священное слово «отец» для той женщины обросло такими жуткими ассоциациями, что представить себе Бога в виде отца она не могла ни за что.

Сам митрополит Антоний имел противоположный опыт. Его отец был мудрым и заботливым человеком, оставившим глубокий след в душе своего сына. Для Антония не было никакой проблемы в том, чтобы перенести образ земного отца на мысль об Отце небесном. Но оказалось, что это счастье дано не всем.

Так мы с легкостью высказываемся о вещах, очевидных для нас, в полной уверенности, что эти вещи очевидны для всех людей вообще. И потом с большим удивлением обнаруживаем, что очевидное для нас сомнительно одним и неприемлемо для других. Дело может касаться также и молитвы. Насколько же велика ответственность отца! Если он негоден или ничтожен, то как потом молиться его ребёнку? Как верить, что на небе у тебя есть вечный Отец, если даже на земле ты на временного отца смотреть не можешь?

Что поют на небесах

Однажды меня заинтересовал вопрос: будем ли мы читать-петь молитву «Отче наш» на небесах (если, конечно, Господь нас туда допустит)? Я стал думать. И понял вскоре, что почти все прошения этой молитвы – для земли и только для земли. На небе этим просьбам и словам места нет. Судите сами: какой смысл говорить «да приидет Царствие Твое» там и тогда, где и когда ты уже в Царстве? Точно так же просить о том, чтобы воля Божия была одинаково исполняема на Небе и на Земле, нужды не будет, ибо «Бог будет всяческая во всем». О каких «должниках» можно будет вести речь в Небесном Царстве? Кому и что нужно будет еще отпускать? Избавления от каких искушений нужно будет просить? Одним словом, пройдясь по всему тексту молитвы, я понял, что только одно прошение сохранится точно. А именно: «Да святится имя Твое!» Вся молитва словно сократится до одного начального призыва: «Отче наш! Да святится имя Твое!» И потом сразу – «Аминь!»

Вот это можно и нужно будет произносить всем спасенным. Остальное, думаю, отойдет за ненадобностью, как исполнившееся. Так совершенно необходимая во чреве пуповина отнимается от ребенка навсегда, ибо после рождения в мир она уже не нужна. Она свое отработала. Подобным образом молитва «Отче наш» закончит свое земное служение и отойдет от дел, сократившись длишь до одного славословия: «Да святится имя Твое!»

Откровение Иоанна Богослова изображает Небесную жизнь именно как царство молитвы. Там совершают литургию: поют, совершают поклоны, воскуряют фимиам и проч. Там есть жертвенник с душами убиенных мучеников под ним. То есть существует подобие небесного святилища и богослужения в нем. Но там никто не читает «Отче наш». Там поют песню Моисея – человека Божия. Там поют (кстати, постоянно поют и ничего уже не читают) нечто очень похожее на наши литургические гимны: «Достоин Ты взять книгу и снять с нее печати!» – «Сидящему на престоле и Агнцу благословение и честь, и слава…». И прочее. То есть когда в наших храмах поют Матери Христа «Достойно есть», это вполне в духе Апокалипсиса, в духе Святой Библии. И когда мы на литургии поем «Достойно есть» или Евхаристический канон, то это происходит вполне в духе того откровения, которое видел Иоанн. «Отче наш», повторяю, там никто не читает, потому что эта молитва – живущих на земле.

Хотя у Максима Исповедника есть слова о том, что в молитве «Отче наш» славится Вся Троица, а не только один Отец. Имя Его – это Сын. «Да святится имя Твое» читается в таком случае как «Слава Сыну Твоему». Слава Отца – это Сын. И наоборот: слава Сына – Отец. О Духе же сказано: «Да приидет Царство Твое», ибо Царство Его есть торжество Духа. Раз так (а сомневаться в словах Максима грешно), то молитва славит Единого в Троице Бога, и есть тогда ей место в вечности. Но это лишь подтверждает глубину Евангелия. И тот Ангел Откровения, что летит по небу, держа в руках «вечное Евангелие», подтвердит эти слова. Молитва ведь дана нам из Евангелия. И раз оно вечно, то «Отче наш» в Евангелии тоже прописано в нем навечно. И у нас всегда есть повод смириться перед глубиной однажды произнесенного Слова.

Хлеб

Что до «хлеба», то лучше всего толковать это слово в духе «ежедневной пищи». Однако «Отче наш» – последняя соборная молитва перед Причащением. Люди, готовящиеся принять Небесный Хлеб, поют «хлеб наш насущный даждь нам днесь». Это неслучайно. Раз уж у нас есть хлеб, то должна быть и Евхаристия. Как правило (история тому доказательство и свидетель), где прекращается Евхаристия, там начинается и нехватка телесной пищи. «Насущный хлеб» – это хлеб, соответствующий сущности. А сущность наша двойственна. И просто хлебом, как говорит Христос при искушении в пустыне, мы жить не можем. Нам нужен и обычный хлеб, и слово Божие. Оба вида пищи сущностно нужны. Соединение того и другого дается нам в Евхаристии.

Евхаристия невозможна без обычного пшеничного хлеба. Сначала он – обычный плод земли, с таким трудом добываемый людьми по данной им от Бога Премудрости. Но слово Божие и молитва Церкви, дыхание Духа и благодарение делают потом земное Небесным. Только так и должен питаться человек. Он не может только молиться – без еды. Пока ему это недоступно. Но он не имеет права и есть, не молясь. Обе стороны существования соединяются и примиряются в Евхаристии, в Преломлении Хлеба. Хлеб Евхаристии становится истинно «насущным», то есть действующим на обе стороны нашего существа. Иначе «просто хлеб» «просто кормит» нашу земную и не главную часть.

Царский склад ума

Мир хочет свести христианство к одной только морали и напрочь лишить христианство мистики. Мистика – это всегда страшно и тревожно. Она, если только где появится, всегда готова утянуть всего человека или хотя бы часть его в какие-то неведомые области, в тайну и ужас. Гораздо легче и безопаснее проповедовать религию морали – для земли и от земли. Даже такое слово, как «Царство», может легко отторгаться от души современного человека. Он ведь у нас сегодня «демократ» до мозга костей, чем несказанно гордится. Но наличие Царя и просьба о наступлении Царства – это совершенно особый настрой ума, предполагающий готовность служить и покоряться. А.Ф. Лосев в «Диалектике мифа» обмолвился, что идея монархии вообще вытекает из православной догматики с неизбежностью. То есть сознание христианина монархично по определению, ведь он – сын Царства. С какими мыслями произносит молитву «Отче наш» человек, не желающий служить никому, но желающий, чтобы ему все служили? Старуха из сказки «О рыбаке и рыбке» не есть ли пример совершенно ничтожного, казалось бы, человека, но таящего в душе сатанинскую гордыню, готовую реализоваться, лишь только выдастся случай? Может ли молиться о пришествии Царства Божия такой человек? Человек, который в таинственной глубине сердца сам хочет быть царем? А если он по привычке молится и произносит положенные слова, то какова цена этих слов?

Прощение – тайна Креста

В области морали молитва Господня богата лишь одной просьбой, в которой скрыто повеление. Молитва увязывает прощение наших грехов (они же – долги) с прощением нами долгов и грехов нашим ближним. Если ты не простишь, ты не будешь прощен. При этом как бы само собой разумеется, что как у тебя есть должники, так и ты должен. Несовершенство падшего мира в кратких словах здесь безошибочно зафиксировано. У нас всегда будут должники. Мы сами всегда (в рамках земной действительности) будем должны и людям, и Богу. И нам нужно научиться прощать и забывать. Если этого не сумеем, не научимся, блаженная вечность улетит от нас как сон.

И в этой чисто моральной, казалось бы, проблематике нас опять настырно встречает мистика. Кто не знает, как тяжело, а иногда и невозможно прощать? Просто так простить человека, может быть, и невозможно в принципе. Нужно иметь нечто особое в душе и мыслях, чтобы забывать, прощать и всячески вытеснять из сознания негативные реакции на действия ближних. И что же это? Это тайна Креста Господня!

Сегодня, когда Спаситель умер на Кресте и воскрес из мертвых, молитва «Отче наш» удобно читается, но она трудно и непонятно читалась тогда, когда Христос еще не страдал и не воскрес. Зато теперь, когда Искупление совершено, мы знаем, какой Ценой куплены. Нам, знающим Господа, нельзя злиться и злобствовать. Злопамятство, мстительность и всякое лукавство в житейских делах говорят только об одном: человек не знает Христа. Он до сих пор не прощен, поскольку сам никого не прощает. Или наоборот: Он не прощает, потому что сам не пережил покаяния и не почувствовал прощения. Сердце в нем не изменилось, душа не перевернулась. Он все еще человек мира сего.

Те, кого простили, обычно умеют тоже прощать. Житейская практика здесь увязывается с мистикой, и личный религиозный опыт либо рождает измененное моральное поведение, либо обнаруживает свое отсутствие. Молитва Господня есть молитва человека, чувствующего свою вину, знающего своего Искупителя и стоящего перед лицом Его.

«Не введи нас во искушение»

Одно из свойств ума – знать границы своих возможностей. Гордый глуп, ибо не знает границ. Космос вообще только потому и красив, что имеет соразмерные границы. Хаос же страшен и безобразен, ибо бесформен. Греки это чувствовали лучше всех. Хаос – это гордость. Ум и красота – это мудрая ограниченность. Где-то рядом находится и смирение. Смирение знает о себе правду и не мечтает о себе. Оно красиво. Униженность отталкивает, смирение же влечет к себе.

Именно с умом и умной красотой, а не с забитостью и униженностью, связано смирение. Тяжесть смертного греха лежит на тех, кто связал смирение по смыслу с одной лишь униженностью, и не заметил связи смирения с умным самоограничением. От ума и от веры (веры вообще нет без ума) рождается просьба: «Не введи нас во искушение». Голос знания своей слабости, голос смиренного признания своей уязвимости и ограниченности слышен в этих словах. Сравните их со словами: «Я никого не боюсь», «Я все смогу», «Я никогда не изменю своим принципам и правилам», и вы поймете, как далека гордая самоуверенность от Духа Божия. Дух Божий рождает меру. Мера – это и есть смирение.

Между тем молитву Господню читала как один Церковь первенствующая, Церковь мучеников. Неодолимый в страданиях святой Георгий, несгибаемые в мужестве и терпении святые Варвара и Екатерина, сотни и тысячи других страдальцев произносили от сердца слова: «Не введи нас во искушение». Они признавали за собою слабость и тем самым давали место силе Божией. «Когда я немощен, тогда силен», – говорит Павел, выражая духовный опыт Церкви Христовой. Немощные, но верующие бывают подлинно сильны и способны на невозможное, так как с ними Господь. Гордые дуются как пузырь и лопаются неизбежно, что можно проследить и на истории отдельных личностей, и на истории отдельных цивилизаций.

Отец – наш, общий

А еще мы ничего не сказали о том, что молитва дана не отдельному человеку, а общине. «Отче наш» – это совсем не то же самое, что «Отче мой». Христос имел право так говорить в Гефсимании, и раньше, и когда бы ни захотел. Он – Единородный у Отца. Других Сынов, рожденных из Ипостаси Отца, у Отца нет. Но нам нельзя так молиться. Не будь мы вообще Церковью усыновленных и искупленных, мы молились бы в лучшем случае – «Творче наш». Бог не был бы нам Отцом, но в лучшем случае Творцом, Которого мы признаем. Само взывание «Отче» – уже подарок тем, кто верит в Единородного. И вера эта не дана каждому в одиночку. Вернее, обретенная в одиночку, вера затем повелевает нам собираться вместе.

Мы – община и Церковь. Откровение подарено не отдельным личностям, а Телу Церкви. Нам нужно молиться вместе. Потому Христос и говорит нам: «Молитесь так»… А далее – «Отче наш» (а не «Мой»). И даже находясь в пустыне, в которой, к примеру, Онуфрий Великий провел 63 года, надо все равно молиться – «Отче наш», а не «Отче мой», ибо одно дело – молитва Христа, а другое дело – молитва простого человека.

Одно дело – Отец наш, и другое – Отец Христов. Он – один и Тот же, но отношения наши и Христа с Ним – разные. Посему по Воскресении Господь сказал: «Восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и Богу Моему и Богу вашему». Христу Бог – Отец по природе, нам – по усыновлению.

Молитва дана Церкви, собранию. Если мы раньше говорили, что можно в личном порядке читать молитву Господню – в транспорте, или на пляже, или перед кабинетом врача, то сейчас мы вынуждены признаться, что лучшим прочтением ее будет прочтение в собрании. Слово «мы» понуждает нас признать, что мы обязаны собираться вместе и молиться одним сердцем и одними устами. И уже получается, что молитву Иисусову удобнее творить всегда и везде в одиночку, в уме или шепотом. А молитву Господню следует возглашать в собрании. Пусть один говорит, а другие слушают и скажут в конце: «Аминь!» Так сказано и о книге Откровения Иоанна: «Благословен читающий и слушающие слова книг и пророчества сего». «Читающий» один, а «слушающих» много.

«Ибо Твое есть Царство, и Сила и Слава»

Редко обращается внимание на окончание молитвы: «Ибо Твое есть Царство, и Сила и Слава во веки. Аминь». В храмовом богослужении эти слова произносит священник и добавляет к ним славословие Троицы, имена Отца, Сына, и Святого Духа. В силу этой многовековой практики миряне даже боятся произнести слова «ибо Твое есть Царство». Боятся сделать то, что, как им кажется, по праву принадлежит лишь иереям. Но чтение Господней молитвы наедине предполагает, по крайней мере позволяет произносить слова так, как они даны в Евангелии. Этими словами человек исповедует, что Бог силен исполнить просимое, что Слава (взамен нынешней человеческой униженности) и Царство (взамен нынешнего мятежного многоначалия) – у Него. Особенно это видно на святых. Они очевидно для всех принадлежат к иному миру и Божьему Царству. Через них совершаются силы и знамения, исцеления и заступления. И там, где смерть унижает человека и словно превращает его в ничто, святые продолжают участвовать в истории, жить по смерти и являть славу Божию. Вся церковная жизнь, и молитва особенно, оживает на примере святых и замирает, превращается в тяжелые, непонятные ризы обряда на обычных людях, не достигших, да и не стремящихся к святости.

Вместо послесловия

Молитва Господня переведена на все языки, включая самые малые и исчезающие. Пройти мимо нее невозможно, а найдя ее, невозможно не произносить ее часто в разных ситуациях: утром и вечером, перед едой или путешествием, в храме на службе или тайно, в уме, по дороге на работу. Это неистощимая богословская пища для ума и сердца человеческого. Пища простая, словно хлеб, но столь же необходимая.

Возможно, эту молитву читала Богоматерь. Ее, несомненно, произносили в евхаристических собраниях Петр, Андрей, Иоанн, Иаков. Ее, как непременную и необходимейшую часть Предания, передавали ученикам и слушателям все, кто разносил по миру Благую весть о всеобщем человеческом искуплении. С этой молитвы удобно начинать и новый день, и обучение тайнам и премудростям Церковного богословия. При всей своей очевидной краткости, плотность смыслов в этой молитве такова, что каждый, без исключения, священник или епископ при желании сможет сказать об этой молитве нечто свое, лично прочувствованное, лично понятое сердцем на путях общения с Богом Отцом и Сыном Его Иисусом Христом во Святом Духе.

Протоиерей Андрей Ткачев

Утренние и вечерние молитвы из краткого молитвенника — это незаменимая книга для каждого христианина. Собранные здесь молитвы помогут тебе обратиться к Богу с просьбой о помощи, попросить благословения, когда ты что-то начинаешь делать, поблагодарить Бога за посланные блага. Человек устроен так, что ему ежедневно нужна пища для подкрепления сил. Оставь его хотя бы на день без трапезы — и его тело ослабеет. Нашей душе также необходимо подкрепление — особая, духовная трапеза. Эта особая трапеза — молитва. Всегда и везде, каждую минуту Господь невидимо присутствует рядом с нами. Он видит наши добрые и злые поступки, слышит каждое наше слово. Как Отец, Он ждет нашего обращения к Нему. Тем, кто всем сердцем призывает Его, Господь помогает справляться с трудностями, исполнять Его заповеди, жить в этом мире, избегая греха.

***

Начало молитв. Утром, вставая от сна, еще на постели перекрестись с молитвою:

Го́споди (на голову), Ису́се Христе́ (на живот), Сы́не Бо́жии (на правое плечо),
поми́луй мя гре́шнаго* (на левое плечо).

* Лица женского пола должны сказать вместо «грешнаго» — «грешную»; также и во всех молитвах следует делать склонение по своему роду. Встав с постели и умыв лице свое, а вечером, отходя ко сну, становись с благоговением пред святыми иконами и, взирая на них, мысль свою устреми к невидимому Богу и Его святым и истово, не спеша, ограждая себя крестным знамением и кланяясь, произноси с умилением молитву мытаря:

Малый семипоклонный начал

Досто́йно есть, я́ко вои́стину блажи́ти Тя́ Богоро́дице, при́сно блаже́нную и пренепоро́чную, и Ма́терь Бо́га на́шего. Честне́йшую херуви́м и сла́внейшую вои́стину серафи́м, без истле́ния Бо́га Сло́ва ро́ждьшую, су́щую Богоро́дицу Тя́ велича́ем (всегда земной поклон).

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свя́тому Ду́ху (поклон).
И ны́не и при́сно и во́ веки веко́м, ами́нь (поклон).
Го́споди поми́луй, Го́споди поми́луй, Го́споди благослови́ (поклон).

Отпуст

Го́споди Ису́се Христе́, Сы́не Бо́жии, моли́тв ра́ди Пречи́стыя Твоея́ Ма́тере, си́лою Честна́го и Животворя́щего Креста́, и свята́го а́нгела моего́ храни́теля, и все́х ра́ди святы́х, поми́луй и спаси́ мя́, я́ко Бла́г и Человеколю́бец, ами́нь (земной поклон без кре́стнаго зна́мения).

Все эти молитвы называются «семипоклонным началом», или «приходными и исходными поклонами», потому что они совершаются в начале и в конце всякого молитвенного правила.

Далее следуют основные молитвы

За моли́тв святы́х оте́ц на́ших, Го́споди Ису́се Христе́, Сы́не Бо́жии, поми́луй нас. Ами́нь (поклон всегда поясной).

Читается только утром. Перекрестись и говори:

Сла́ва Тебе́, Бо́же наш, сла́ва Тебе́ вся́ческих ра́ди (трижды).

Молитва св. Макария Великого:

Бо́же, очи́сти мя гре́шнаго, я́ко николи́же бла́го сотвори́х пред Тобо́ю (поклон), но изба́ви мя от лука́ваго, и да бу́дет во мне во́ля Твоя́ (поклон), да неосужде́нно отве́рзу уста́ моя́ недосто́йная и восхвалю́ и́мя Твое́ свято́е: Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно и во́ веки веко́м, ами́нь (поклон).

Перекрестись и читай: Царю́ небе́сныи, Уте́шителю, Ду́ше и́стинныи, Иже везде́ сы́и и вся исполня́я, Сокро́вище благи́х и жи́зни Пода́телю, прииди́ и всели́ся в ны, и очи́сти ны от вся́кия скве́рны, и спаси́, Бла́же, душа́ на́ша.

Далее читается «Трисвято́е по Отче наш»:

Святы́и Бо́же, Святы́и Кре́пкии, Свя­ты́и Безсме́ртныи, поми́луй нас (трижды, с поклонами). Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свя­то́му Ду́ху, и ны́не и при́сно и во́ веки ве­ко́м, ами́нь. Пресвята́я Тро́ице, поми́луй нас. Го­́споди, очи́сти грехи́ на́ша; Влады́ко, про­сти́ беззако́ния на́ша; Святы́и, посети́ и исцели́ не́мощи на́ша; и́мене Твоего́ ра­́ди. Го́споди поми́луй (трижды). Слава, и ныне.

Отче наш, Иже еси́ на́ небесех. Да свя­ти́тся и́мя Твое́. Да прии́дет ца́рствие Твое́. Да бу́дет во́ля Твоя́, я́ко на́ небеси и на земли́. Хлеб наш насу́щныи даждь нам днесь. И остави́ нам до́лги на́ша, я́коже и мы оставля́ем должнико́м на́­шим. И не введи́ нас во искуше́ние. Но изба́ви нас от лука́ваго.

Го́споди, Ису́се Христе́, Сы́не Бо́жии, поми́луй нас. Ами́нь. (поклон).

Го́споди поми́луй (12 раз).

Молитва читается только утром

От сна́ воста́в, благодарю́ Тя, Всесвята́я Тро́ице, я́ко мно́гия ра́ди бла́гости и долготерпе́ния, не прогне́вася на мя гре́шнаго и лени́ваго раба Твоего́, и не погуби́л еси́ мене́ со беззако́нии мои́ми, но человеколю́бствова. И в неча́янии лежа́ща воздви́же мя у́треневати и славосло́вити держа́ву Твою́ непобеди́мую. И ны́не, Влады́ко, Бо́же Пресвяты́и, просвети́ о́чи се́рдца моего́ и отве́рзи ми устне́ поуча́тися словесе́м Твои́м, и разуме́ти за́поведи Твоя́, и твори́ти во́лю Твою́, и пе́ти Тя во испове́дании серде́чнем. Воспева́ти же и сла́вити пречестно́е и великоле́пое и́мя Твое́, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно и во́ веки веко́м, ами́нь.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, и ны́не и при́сно и во́ веки веко́м, ами́нь.

Прииди́те, поклони́мся Царе́ви на́ше­му Бо́гу (поклон).

Прииди́те, поклони́мся Христу́, Царе́ви и Бо́гу на́шему (поклон).

Прииди́те, поклони́мся и припаде́м к Самому́ Го́споду Ису́су Христу́, Царе́ви и Бо́гу на́шему (поклон).

Псалом 50, покаянный

Поми́луй мя, Бо́же, по вели́цей ми́лости Твое́й. И по мно́жеству щедро́т Твои́х очи́сти беззако́ние мое́. Наипа́че омы́и мя от беззако́ния моего́ и от греха́ моего́ очи́сти мя. Яко беззако́ние мое́ аз зна́ю и грех мой предо мно́ю есть вы́ну. Тебе́ еди́ному согреши́х и лука́вое пред Тобо́ю сотвори́х. Яко да оправди́шися в словесе́х Свои́х и победи́ши внегда́ суди́ти. Се бо в беззако́ниих зача́т есмь, и во гресе́х роди́ мя ма́ти моя́. Се бо и́стину возлюби́л еси́; безве́стная и та́йная прему́дрости Твоея́ яви́л ми еси́. Окропи́ши мя иссо́пом, и очи́щуся. Омы́еши мя, и па́че сне́га убелю́ся. Cлу́xy моему́ да́си ра́дость и весе́лие, возра́дуются ко́сти смире́нныя. Отврати́ лице́ Твое́ от грех мои́х и вся беззако́ния моя́ очи́сти. Се́рдце чи́сто сози́жди во мне, Бо́же, и дух прав обнови́ во утро́бе мое́й. Не отве́рзи мене́ от лица́ Твоего́ и Ду́ха Твоего́ Свята́го не отыми́ от мене́. Возда́ждь ми ра́дость спасе́ния Tвоего́ и Ду́хом Влады́чным утверди́ мя. Научу́ беззако́нныя путе́м Твои́м, и нечести́вии к Тебе́ обратя́тся. Изба́ви мя от кро́вий, Бо́же, Бо́же спасе́ния моего́; возра́дуется язы́к мой пра́вде Твое́й. Го́споди, устне́ мои́ отве́рзеши, и уста́ моя́ возвестя́т хвалу́ Твою́. Яко а́ще бы восхоте́л же́ртвы, дал бых у́бо; всесожже́ния не благоволи́ши. Же́ртва Бо́гу — дух сокруше́н: се́рдце сокруше́нно и смире́нно Бог не уничижи́т. Ублажи́, Го́споди, благоволе́нием Твои́м Сио́на; и да сози́ждутся сте́ны Иеросали́мския. Тогда́ благоволи́ши же́ртву пра́вды, возноше́ние и всесожига́емая. Тогда́ возложа́т на олта́рь Твой тельца́.

Далее, с благоговением оградив себя кре́стным зна́мением, читаем

Символ Веры

Ве́рую во еди́наго Бо́га Отца́, Вседержи́теля, Творца́ не́бу и земли́, ви́димым же всем и неви́димым. И во еди́наго Го́спода, Иcу́ca Христа́, Сы́на Бо́жия, Единоро́днаго, И́же от Отца́ рожде́ннаго пре́жде всех век. Све́та от Све́та, Бо́га и́стинна от́ Бога и́стинна, рожде́на, а не сотворе́на, единосу́щна Отцу́, Им же вся бы́ша. Нас ра́ди челове́к, и на́шего ра́ди спасе́ния сше́дшаго с небе́с, и воплоти́вшагося от́ Дyxa Свя́та и Мари́и Де́вы вочелове́чьшася. Распя́таго за ны при Понти́йстем Пила́те, страда́вша и погребе́нна. И воскре́сшаго в тре́тии день по писа́ниих. И возше́дшаго на небеса́, и седя́ща одесну́ю Отца́. И па́ки гряду́щаго со сла́вою суди́ти живы́м и ме́ртвым, Его́ же ца́рствию несть конца́. И в Ду́ха Свята́го, Го́спода и́стиннаго и Животворя́щаго, Иже от Отца́ исходя́щаго, Иже со Отце́м и Сы́ном спокланя́ема и ссла́вима, глаго́лавшаго проро́ки. И во еди́ну святу́ю собо́рную и апо́стольскую Це́рковь. Испове́дую еди́но Креще́ние во оставле́ние грехо́в. Ча́ю воскресе́ния ме́ртвым. И жи́зни бу́дущаго ве́ка. Ами́нь.

Богоро́дице, Де́во, ра́дуйся, обра́дованная Мари́е, Госпо́дь с Тобо́ю, благослове́нна Ты в жена́х и благослове́н плод чре́ва Твоего́, я́ко родила́ еси́ Христа́ Спа́са, Изба́вителя душа́м на́шим (трижды с поклонами).

О всепе́тая Ма́ти, ро́ждьшая всех святы́х святе́йшее Сло́во, ны́нешнее приноше́ние прие́мши, от вся́кия напа́сти изба́ви всех и гряду́щия изми́ му́ки, вопию́щия ти, аллилу́ия (трижды с поклонами земными).

Непобеди́мая и боже́ственная сила Честна́го и Животворя́щаго Креста́ Госпо́дня, не оста́ви мя гре́шнаго, упова́ющаго на тя́ (поклон).

Пресвята́я Влады́чице моя Богоро́дице, поми́луй мя, и спаси́ мя, и помози́ ми ны́не, в жи́зни сей, и во исхо́д души́ моея́, и в бу́дущем ве́це (поклон).

Вся́ небе́сныя си́лы, святи́и а́нгели и арха́нгели, херуви́ми и серафи́ми, поми́луйте мя, и помоли́теся о мне гре́шнем ко Го́споду Бо́гу, и помози́те ми ны́не, в жи́зни сей, и во исхо́д души́ моея́, и в бу́дущем ве́це (поклон).

А́нгеле Христо́в, храни́телю мой святы́й, поми́луй мя и помоли́ся о мне гре́шнем ко Го́споду Бóгу, и помози́ ми ны́не, в жи́зни сей, и во исхо́д души́ моея́, и в бу́дущем ве́це (поклон).

Святы́и вели́кии Иоа́нне, проро́че и Предоте́че Госпо́день, поми́луй мя, и помоли́ся о мне гре́шнем ко Го́споду Бо́гу, и помози́ ми ны́не, в жи́зни сей, и во исхо́д души́ моея́, и в бу́дущем ве́це (поклон).

Святи́и сла́внии апо́столи, проро́цы и му́ченицы, святи́телие, преподо́бнии и пра́веднии и вси́ святи́и, поми́луйте мя, и помоли́теся о мне гре́шнем ко Го́споду Бо́гу, и помози́те ми ны́не, в жи́зни сей, и во исхо́д души́ моея́, и в бу́дущем ве́це (поклон).

После сего молись по три раза с поклонами следующие молитвы

Пресвята́я Тро́ице, Бо́же наш, сла́ва тебе́.

Го́споди Ису́се Христе́, Сы́не Бо́жии, поми́луй мя гре́шнаго.

Сла́ва, Го́споди, Кресту́ Твоему́ Честно́му.

Пресвята́я Госпоже́ Богоро́дице, спаси́ мя, гре́шнаго раба́ Твоего́.

А́нгеле Христо́в, храни́телю мой святы́й, спаси́ мя, гре́шнаго раба́ Твоего́.

Святи́и арха́нгели и а́нгели, моли́те Бо́га о мне́ гре́шнем.

Святы́и вели́кии Иоа́нне, проро́че и Предоте́че, Крести́телю Госпо́день, моли́ Бо́га о мне гре́шнем.

Святы́и сла́вныи проро́че Илие́, моли́ Бо́га о мне гре́шнем.

Святи́и праотцы́, моли́те Бо́га о мне гре́шнем.

Святи́и проро́цы, моли́те Бо́га о мне гре́шнем.

Святи́и апо́столи, моли́те Бо́га о мне гре́шнем.

Святи́и сла́внии апо́столи и евангели́сти: Матфе́е, Ма́рко, Луко́ и Иоа́нне Богосло́ве, моли́те Бо́га о мне гре́шнем.

Святи́и сла́внии верхо́внии апо́столи Пе́тре и Па́вле, моли́те Бо́га о мне гре́шнем.

Святи́и вели́ции три́е святи́телие: Васи́лие Вели́кии, Григо́рие Богосло́ве и Иоа́нне Златоу́сте, моли́те Бо́га о мне гре́шнем.

Святи́телю Христо́в Нико́лае, моли́ Бо́га о мне гре́шнем.

Преподо́бне О́тче Се́ргие, моли́ Бо́га о мне́ гре́шнем.

Святы́и священному́чениче и испове́дниче Авва́куме, моли́ Бо́га о мне́ гре́шнем.

Святи́телю Христо́в и испове́дниче Амвро́сие, моли́ Бо́га о мне́ гре́шнем.

Преподо́бнии и богоно́снии отцы́ на́ши, па́стырие и учи́телие вселе́нней, моли́те Бо́га о мне гре́шнем.

Святи́и вси, моли́те Бо́га о мне гре́шнем.

После этого помолись святому, имя которого носишь, и святому, празднуемому этого числа, также и другим святым, кому хочешь. Не забудь помолиться и епитимию, какие поклоны имеешь от духовнаго отца. Потом молись о здравии родителей, родственников и близких по три раза произнося с поклонами:

Ми́лостиве Го́споди, спаси́ и поми́луй раб свои́х (поклон, затем называй имена).
Изба́ви их от вся́кия ско́рби, гне́ва и ну́жды (поклон), от вся́кия боле́зни душе́вныя и теле́сныя (поклон).
И прости́ им вся́кое согреше́ние, во́льное и нево́льное (поклон).
И душа́м на́шим поле́зное сотвори́ (поклон).

Потом помолись за упокой родителей и близких, за духовных отцов и за кого имеешь усердие, по три раза произнося с поклонами:

Поко́й, Го́споди, душа́ усо́пших раб твои́х (поклон, затем называй имена).
И ели́ка в житии́ сем я́ко челове́цы согреши́ша, ты же, я́ко Человеколю́бец Бог, прости́ их и поми́луй (поклон).
Ве́чныя му́ки изба́ви (поклон).
Небе́сному ца́рствию прича́стники учини́ (поклон).
И душа́м на́шим поле́зное сотвори́ (поклон).

Заканчивая молитвы, говори:

Го́споди, или сло́вом, или де́лом, или помышле́нием согреши́х во всей жи́зни мое́й, поми́луй мя и прости́ мя, ми́лости Твоея́ ра́ди (поклон земной).

Все́ упова́ние мое́ к Тебе́ возлага́ю, Ма́ти Бо́жия, сохрани́ мя во Свое́м Си кро́ве (поклон земной).

Упова́ние ми Бо́г, и прибе́жище мое́ Христо́с, и покрови́тель ми есть Дух Святы́и (поклон земной).

Досто́йно есть (всю молитву и поклон земной).

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху (поклон).

И ны́не и при́сно и во́ веки веко́м, ами́нь (поклон).

Го́споди поми́луй, Го́споди поми́луй, Го́споди благослови́ (поклон).

Го́споди Ису́се Христе́, Сы́не Бо́жии, моли́тв ра́ди Пречи́стыя Твоея́ Ма́тере и преподо́бных и богоно́сных оте́ц на́ших и все́х святы́х, поми́луй и спаси́ мя гре́шнаго, я́ко благ и человеколю́бец, ами́нь.

И, наклонившись до земли, читай:

Осла́би, оста́ви, отпусти́, Бо́же, согреше́ния моя́, во́льная и нево́льная, я́же в сло́ве и в де́ле, и я́же в ве́дении и не в ве́дении, и я́же во уме́ и в помышле́нии, я́же во́ дни и в нощи́, вся́ ми прости́, я́ко бла́г и человеколю́бец. Ами́нь.

Вставши, читай молитву сию с поклонами:

Ненави́дящих и оби́дящих нас прости́, Го́споди Человеколю́бче. Благотворя́щим бла́го сотвори́, бра́тиям и все́м сро́дником на́шим, и́же и уедини́вшимся, да́руй им вся́, я́же ко спасе́нию проше́ния, и живо́т ве́чныи (поклон).

В боле́знех су́щия посети́ и исцели́, в темни́цах су́щих свободи́, по вода́м пла́вающим прави́тель бу́ди и и́же в путе́х ше́ствующим испра́ви и поспеши́ (поклон).

Помяни́, Го́споди, и плене́нныя бра́тию на́шу, единове́рных правосла́вныя ве́ры, и изба́ви их вся́каго зла́го обстоя́ния (поклон).

Поми́луй, Го́споди, да́вших нам ми́лостыню и запове́давших нам, недосто́йным, моли́тися о них, прости́ их и поми́луй (поклон).

Поми́луй, Го́споди, тружда́юшихся и служа́щих нам, ми́лующих и пита́ющих нас, и да́руй им вся́, я́же ко спасе́нию проше́ния, и живо́т ве́чныи (поклон).

Помяни́, Го́споди, пре́жде отше́дшыя отцы́ и бра́тию на́шу и всели́ их, иде́же присеща́ет свет лица́ Твоего́ (поклон).

Помяни́, Го́споди, и на́шу ху́дость и убо́жество и просвети́ наш ум све́том ра́зума свята́го Ева́нгелия Твоего́ и наста́ви нас на стезю́ за́поведей Твои́х, моли́твами Пречи́стыя Твоея́ Ма́тере и всех святы́х Твои́х, ами́нь (поклон).

Оканчиваются сии молитвы обычным семипоклонным началом. По окончании молитв возьми в руку свой крест и, ограждаясь им, говори:

Го́споди Ису́се Христе́, Сы́не Бо́жии, благослови́ и освяти́, и сохрани́ мя си́лою Живоно́снаго Креста́ Твоего́.

После этого целуй крест. Вечером, перед сном читаем молитву Кресту (перекрестись):

Да воскре́снет Бог, и разы́дутся врази́ Его́, и да бежа́т от лица́ Его́ ненави́дящии Его́. Я́ко исчеза́ет дым, да исче́знут, я́ко та́ет воск от лица́ огня́, та́ко да поги́бнут бе́си от лица́ лю́бящих Бо́га и зна́менающихся кре́стным зна́мением, и да возвесели́мся реку́ще: ра́дуися Кре́сте Госпо́день, прогоня́я бе́си си́лою на тебе́ пропя́таго Го́спода на́шего Ису́са Христа́, во а́д соше́дшаго и попра́вшаго си́лу дия́волю, и да́вшаго нам Крест Свой Честны́и на прогна́ние вся́каго супоста́та. О, пречестны́и и животворя́щий Кре́сте Госпо́день, помога́й ми с пресвято́ю госпоже́ю Богоро́дицею и со все́ми святы́ми небе́сными си́лами, всегда́, и ны́не и при́сно, и во́ веки веко́м, ами́нь.

О молитве на Святой Пасхе

В приходных и исходных поклонах вместо «Достойно есть» до отдания праздника Пасхи читается ирмос 9 песни Пасхального канона:

Светися, светися новыи Иерусалиме, слава бо Господня на Тебе возсия: ликуй ныне и веселися Сионе. Ты же Чистая красуйся Богородице, о востании Рожества Твоего (поклон земной).

На Светлой седмице вместо утренних и вечерних молитв можно молиться полунощницу пасхальным чином.

От Фоминой недели до отдания Пасхи вместо молитвы Царю небесныи читаем Христос воскресе трижды.

В утренних молитвах и на полунощнице после приходных поклонов и «за молитв святых отец наших». Аминь. «Христос воскресе» (трижды пением).

Слава Тебе Боже наш, слава Тебе всяческих ради (трижды).

Далее молитва Макария Великого, Боже очисти мя грешнаго до конца. Затем Трисвятое, и прочее, по обычаю.

От отдания Пасхи до Троицы Царю небесныи не читается и ничем не заменяется. Трисвятое по Отче наш, кроме Светлой седмицы читается всегда.

Ќтренние и3 вечeрние мlтвы

Б9е млcтивъ бyди мнЁ грёшному. покл0н8.
Создaвыи мS гDи и3 поми1луй мz. покл0н8.
Без8 числA согреши< гDи, поми1луй и3 прости2 мz грёшнаго. покл0н8.

таже. Дост0йно е4сть, ћко вои1стину бlжи1ти тS бцdе, пrнобlжeнную и3 пренепор0чную, и3 м™рь бGа нaшего. чcтнёйшую херуви6м и3 слaвнэйшую во и1стину серафи1мъ, бёзъ и3стлёніz бGа сл0ва р0ждьшую, сyщую бцdу тS величaемъ. покло= до земли2.

Слaва nц7Y и3 сн7у и3 с™0му д¦у. покло=. и3нн7э и3 пrно и3 в0 вэки вэкHмъ, ами1нь. покло=.

ГDи поми1луй, гDи поми1луй, гDи благослови2. покло=. посем8 tпуc.

ГDи ї©е хrтE сн7е б9іи, мlтвъ рaди пречcтыz твоеS м™ре, си1лою чcтнaгw и3 животворsщагw кrтA, и3 с™aгw ѓнGла моегw2 храни1телz, и3 всёхъ рaди с™hхъ, поми1луй и3 спаси1 мz грёшнаго, ћко бlгъ и3 чlколю1бец8. покл0нъ земнhи без8 кrтного знaмениz.

Б9е млcтивъ бyди мнЁ грёшному. покл0н8.
Создaвыи мS гDи и3 поми1луй мz. покл0н8.
Без8 числA согреши< гDи, поми1луй и3 прости2 мz грёшнаго. покл0н8.

За мlтвъ с™hхъ nц7ъ нaшихъ гDи ї©е хrтE сн7е бж7iи поми1луй на1съ. Псаломщик: ґми1нь

Слaва тебЁ б9е нaшъ, слaва тебЁ, всsческихъ рaди, г•.

Посeм помолчи мaло, дондеже утишатсz всz чyвства, и тогда глаголи молитву сію, великаго макaріz:

Б9е њчи1сти мz грёшнагw, ћкw николи1же бlго сотвори1хъ пред8 тоб0ю, покл0н8. но и3збaви мz t лукaвагw, и3 да бyдетъ во мнЁ в0лz твоS, покл0н8. да не њсуждeно tвeрзу ўстA моS недост0йнаz, и3 восхвалю2 и4мz твоE с™0е, nц7A и3 сн7а и3 с™aгw д¦а, нhнэ и3 при1снw и3 в0 вэки вэк0мъ, ґми1нь. покл0н8.

ЦRю нбcныи, ўтёшителю, д1ш7е и4стинныи, и4же вездЁ сhи, и3 всS и3сполнsz, сокр0вище бlги1хъ, и3 жи1зни подaтелю, пріиди2 и3 всели1сz в8ны2. и3 њчи1сти ны t всsкіz сквeрны, и3 спаси2 бlже дш7а нaша.

С™hи б9е, с™hи крёпкіи, с™hи без8смeртныи, поми1луй нaсъ. г•, и3 покл0ны три2.

Слaва nц7у и3 сн7у и3 с™0му д¦у, нhнэ и3 пrнw и3 в0 вэки вэк0мъ, ґми1нь.

Прес™az трbце поми1луй нaсъ, гDи њчи1сти грэхи2 нaша. вLко прости2 без8зак0ніz нaша. с™hи посэти2 и3 и3сцэли2 нeмощи нaша, и44мене твоегw2 рaди.
ГDи поми1луй, три1жды. слaва, и3 нhнэ.

Џ§е нaшъ, и4же є3си2 нa нб7сэхъ. да с™и1тсz и4мz твоE. да пріи1детъ цrтвіе твоE. да бyдетъ в0лz твоS, ћкw нa нб7си и3 на земли2. хлёбъ нaшъ насyщныи дaждь нaмъ днeсь. и њстaви нaмъ д0лги нaша, ћкоже и3 мы 2 њставлsемъ должник0мъ нaшимъ. и3 нев8веди2 нaсъ во и3скушeніе, но и3збaви нaсъ t лукaвагw.

ГDи ї©е хrтE сн7е бж7iи поми1луй на1съ. ґми1нь. ГDи помилуй, в7i.

T снA востaвъ, бlгодарю1 тz всес™az трbце, я4кw мн0гіz рaди бlгости и3 долготерпёніz не прогнёвасz на мS грёшнаго, и3 лэни1ваго рабA твоего2, и3 не погуби1лъ є3си2 менE собез8зак0ніи мои1ми, но чlколю1бствова, и3 в8 нечazніи лежaща воздви1же мz, ќтреневати и3 славосл0вити держaву твою2 непобэди1мую. и3 нhнэ вLко б9е прес™hи, просвэти2 џчи сeрдца моегw2, и3 tвeрзи ми ўстнЁ поучaтисz словесeмъ твои1мъ, и3 разумёти зaповэди твоS, и3 твори1ти в0лю твою2, и3 пёти тz во и3сповёданіи сердeчнэмъ, воспэвaти же и3 слaвити пречcтн0е и3 великолёпое и4мz твоE, nц7а и3 сн7а и3 с™aгw д¦а, нhнэ и3 при1снw и3 в0 вэки вэк0мъ, ґми1нь. слaва, и3 нhнэ.

Пріиди1те поклони1мсz цReви нaшему бGу. покл0н8.

Пріиди1те поклони1мсz хrтY цReви и3 бGу нaшему. покл0н8.

Пріиди1те поклони1мсz и3 припадeмъ, к8 самомY гDу ї©у хrтY цReви и3 бGу нaшему. покл0нъ.

pал0мъ, н7.

Поми1луй мz б9е по вели1цэй млcти твоeй. И# по мн0жеству щедр0тъ твои1хъ, њчи1сти без8зак0ніе моE. Наипaче њмhй мz t без8зак0ніz моегw2, и3 t грэхA моегw2 њчи1сти мz. Ћкw без8зак0ніе моE ѓзъ знaю, и3 грёхъ м0й предо мн0ю є4сть вhну. ТебЁ є3ди1ному согрэши1хъ, и3 лукaвое пред8 тоб0ю сотвори1хъ. Ћкw да њправди1шисz во словесёхъ свои1хъ, и3 побэди1ши внегдA суди1ти. Сe бо въ без8зак0ніихъ зачaтъ є4смь, и3 во грэсёхъ роди1 мz м™и моS. Сe бо и4стину воз8люби1лъ є3си2, без8вёстнаz и3 тaйнаz премyдрости твоеS, kви1лъ ми є3си2. Њкропи1ши мz v3с8с0помъ, и3 њчи1щусz. њмhеши мS, и3 пaче снёга ўбэлю1сz. Слyху моемY дaси рaдость и3 весeліе, воз8рaдуютсz к0сти смирeнныz. Tврати2 лицE твоE t грёхъ мои1хъ, и3 всS без8зак0ніz моS њчи1сти. Сeрдце чи1сто сози1жди во мнЁ б9е, и3 д¦ъ прaвъ њбнови2 во ўтр0бэ моeй. Не tвeрзи менE t лицA твоегw2, и3 д¦а твоегw2 с™aгw не tи3ми2 t менE. Воз8дaждь ми2 рaдость спасeніz твоегw2, и3 д¦омъ вLчнымъ ўтверди1 мz. НаучY без8зак0нныz путeмъ твои1мъ, и3 нечести1віи к8 тебЁ њбратsтсz. И#збaви мz t кровjй б9е, б9е спасeніz моегw2, воз8рaдуетсz kзhкъ м0й прaвдэ твоeй. ГDи ўстнЁ мои2 tвeрзеши, и3 ўстA моS воз8вэстsтъ хвалY твою2. Ћкw ѓще бы восхотёлъ жeртвы, дaлъ бhхъ ќбw. всесожжeніz не бlговоли1ши. Жeртва бGу д¦ъ сокрушeнъ. с®це сокрушeно и3 смирeно бGъ не ўничижи1тъ. Ўблажи 2гDи бlговолeніемъ твои1мъ сіHна, и3 да сози1ждутсz стёны їєросали1мскіz. ТогдA бlговоли1ши жeртву прaвдэ, воз8ношeніе и3 всесожегaемаz. ТогдA воз8ложaтъ на nлтaрь тв0й тельцA.

И#сповёданіе правослaвныz вёры. Осенsем себS крeстным знaмением и стои1м, преклони1в8 главY.

Вёрую во є3ди1наго бGа nц7а вседержи1телz, творцA нб7у и3 земли2, ви1димымъ же всёмъ и3 неви1димымъ. И# во є3ди1наго гDа ї©а хrтA сн7а б9іz, є3динор0днаго, и4же t nц7а рождeннаго прeжде всёхъ вёкъ. Свёта t~ свэта, бGа и4стинна t~ бGа и4стинна, рождeна ґ не сотворeна, є3диносyщна nц7у, и4мже всS бhша. Нaсъ рaди чlкъ, и3 нaшегw рaди спасeніz сшeдшагw с8 небeсъ, и3 воплоти1вшагосz t д¦а с™а, и3 мRjи дв7ы вочlчьшасz. Распsтаго заны2 припонтjйстэмъ пилaтэ, страдaвша и3 погребeна, и3 воскrшаго в8 трeтій дeнь по писaніихъ. И# воз8шeдшаго на нб7сA, и3 сэдsща nдеснyю nц7а. И# пaки грzдyщаго со слaвою, суди1ти живhмъ и3 мeртвымъ, є3г0же цrтвію нёсть концA.
И# въ д¦а с™aго гDа и4стиннаго и3 животворsщаго, и4же t nц7а и3сходsщаго, и4же со nц7eмъ и3 сн7омъ споклонsема и3 с8слaвима, глаг0лавшаго прор0ки. И# во є3ди1ну с™yю соб0рную и3 ґпcльскую цRковь. И#сповёдую є3ди1но кRщeніе, во w3ставлeніе грэх0въ. Чaю воскресeніz мeртвымъ. И# жи1зни бyдущагw вёка, ґми1нь.

Бцdе дв7о рaдуи3сz, њбрaдованнаz м7рjе, гDь съ тоб0ю. бlгословeна ты2 в8 женaхъ, и3 бlгословeнъ пл0дъ чрeва твоего2; ћкw родилA є3си2 хrтA сп7са, и3збaвителz дш7sм нaшим. три1жды с8 поклонами.

Q всепётаz м™и, р0ждьшаz всёхъ с™hхъ с™ёйшеє сл0во, ны2нэшнеє приношeние пріeмши, t всsкїz напaсти и3збaви всёхъ, и3 грzдќщїz и3зми2 мќки, вопїю1щи3z ти, ґллилYїz. три1жды с8 земными поклонами.

Непобэди1маz и бжcтвеннаz си1ла, чcтнaгw и животворsщагw кrта гDнz, не њстaви мz грёшнаго ўповaющаго на тz. покл0н8.

Пrтaz вLчце моS бцdе, поми1луй мz и3 спаси2 мz, и3 помози2 ми нн7э въ жи1зни сей, и во и3сх0дъ дш7и моеS, и въ бYдущем вёцэ. покл0н8.

ВсS нбcныz си1лы, с™jи ѓнGли и3 ґрхaнGли, херуви1ми и3 серафи1ми, поми1луйте мz , и3 помоли1тесz њ мнё к0 гDу бGу, и3 помози1те ми нhнэ въ жи1зни сeй и3 во исх0дъ дш7и2 моеS, и3 въ бYдущемъ вёцэ. покл0н8.

ЃнGле хrт0въ, храни1телю м0й с™hи, поми1луй мz и3 помоли1сz њ мнЁ грёшнэм ко2 гDу бGу и3 помози1 ми нн7э въ жи1зни сeй, и3 во и3сх0дъ дш7и2 моеS, и3 въ бYдущемъ вёцэ. покл0н8.

С™hи вели1кіи їwанне прbрче и3 п®тче гDнь, поми1луй мz и3 помоли1сz њ мнё к0 гDу бGу, и3 помози1 ми нн7е въ жи1зни сeй, и3 во и3сх0дъ дш7и2 моеS, и3 въ бYдущемъ вёцэ. покл0н8.

С™jи слaвніи ґпcли, прbрцы и3 м§нцы, с™ліе, прпdбніи и3 прaведніи и3 вси2 с™jи, поми1луйте мz и3 помоли1тесz њ мнё грёшнэм гDу бGу, и3 помози1те ми нн7э в8 жи1зни сeй, и3 во и3сх0дъ дш7и2 моеS и3 въ бYдущемъ вёцэ. покл0н8.

По сeмъ моли1сь по три рaза с8 покл0нами сіи2 моли1твы:

Пrтaz трbце, б9е нaшъ, сла+ тэбЁ.

ГDи ї©е хrтE, сн7е б9їи, поми1луй мz грeшнаго.

Сла+ гд7и кrтY твоемY чcтн0му.

Пrтaz гcже бdце, спаси2 мz, грeшнаго рабa твоегw2.

А~нGле хrтовъ, храни1телю мой с™ыи, спаси1 мz, грёшнагw рабa твоегw2.

С™jи ґрхaнGли и3 ѓнGли моли1те бGа њ мнЁ грёшнэмъ.

С™hи вели1кіи їwaнне прbрче и3 п®тче, кrтлю гDнь, моли2 бGа њ мнЁ грёшнэмъ.

С™hи слaвныи прbрче и3ліE, моли2 бGа њ мнЁ грёшнэмъ.

С™jи прatцы, моли1те бGа њ мнЁ грёшнэмъ.

С™jи прbрцы, моли1те бGа њ мнЁ грёшнэмъ.

С™jи ґпcли, моли1те бGа њ мнЁ грёшнэмъ.

С™jи слaвніи ґпcли и3 е3vgли1сти: матфEє, мaрко, луко2 и3 їwaнне бGосл0ве, моли1те бGа њ мнЁ грёшнэмъ.

С™jи слaвніи верх0вніи ґпcли пeтре и пaвле, моли1те бGа њ мнЁ грёшнэмъ.

С™jи вели1цїи тріє2 с™ліе: васи1ліє вели1кіи, григ0ріе бGосл0ве и3 їwѓнне златоyсте, моли1те бGа њ мнЁ грёшнэмъ.

С™лю хrтовъ ник0лае, моли2 бGа њ мнЁ грёшнэмъ.

Прпdбне џ§е сeргіе, моли2 бGа њ мнЁ грёшнэмъ.

С™hи сщ7енномyчениче и3 и3сповeдниче ґввaкуме, моли2 бGа њ мнЁ грёшнэмъ.

С™лю хrтовъ и3 и3сповёдниче ґмвр0сіе, моли2 бGа њ мнЁ грёшнэмъ.

Прпdбніи и3 бGон0сніи nц7ы2 нaши, пaстыріе и3 ўчи1теліе вселeннэй, моли1те бGа њ мнЁ грёшнэмъ.

С™jи вси2, моли1те бGа њ мнЁ грёшнэмъ.

Њ здрaвіи

Млcтиве гDи, спаси2 и3 поми1луй рaбъ свои1хъ. покл0н8, и3мRкъ.

Избaви и4хъ t всsкіz ск0рби, гнёва и3 нu1жды. покл0н8.

t всsкіz болёзни дш7eвныz и3 тэлeсныz. покл0н8.

и3 прости2 и4мъ всsкое согрэшeніе, в0льное и3 нев0льное. покл0н8.

и3 дш7aмъ нaшимъ полёзное сотвори2. покл0н8.

За ўпокой

Пок0й гDи дyшы ўс0пшихъ рaбъ свои1хъ. покл0н8, и3мRкъ.

И# єли1ко въ житіи2 сeмъ ћко чlцы согрэши1ша. тh же ћко чlколю1бецъ бGъ, прости2 и4хъ и3 поми1луй. покл0н8.

И# вёчныz мyки и3збaви. покл0н8.

Нбcному цrтвию причaстники ўчини2. покл0н8.

И# дш7aмъ нaшим8 полeзное сотвори2. покл0н8.

ГDи, и3ли2 сл0вомъ, и3ли2 дёломъ, и3ли2 помышленіемъ согрэши1хъ во всeй жи1зни моeй, поми1луй мz и3 прости2 мz млcти твоеS рaди. покло= до земли2.

ВсE ўповaніе моє5 къ тэбЁ возлагaю, м™и б9іz, сохрани2 мz во своє4мъ си кр0ве. покло= до земли2.

Ўповaніе нaмъ бGъ, и3 прибёжище нaше хrтосъ, и3 покровитель нaмъ є4сть д¦ъ с™hи. покло= до земли2.

Тaже. Достойно есть. всю мlтву и3 покло= до земли2.

Слaва nц7Y и3 сн7у и3 с™0му д¦у. покло=.

и3нн7э и3 пrно и3 в0 вэки вэкHмъ, ами1нь. покло=.

ГDи поми1луй, гDи поми1луй, гDи благослови2. покло=.

ГDи ї©е хrтE сн7е б9іи, мlтвъ рaди пречcтыz твоеS м™ре, и3 пRпод0бныхъ и3 бGон0сныхъ nц7ъ нaшихъ и3 всёхъ с™ыхъ, поми1луй и3 спаси1 мz грёшнаго, ћко бlгъ и3 чlколю1бец8. ґминь

тaже прощeніе по nбhчаю: Все вмeсте совершaют земно2й покло2н8 и3, не поднимazсь с подрyчника, чтYт моли1тву прощeние:

Њслaби њстaви, tпусти2 б9е согрэшє1ніz нaша, вHльнаz и3 невHльнаz, я4же в8 сл0вэ и3 въ дёлэ, и3 я4же въ вёдэніи и3 не въ вёдэніи, и3 ћже во ўмЁ и3 в8 помышлeніи, я4же в0 дни и3 въ нощи2, вс‰ ми прости2, я4кw бlгъ и3 чlколю1бецъ. ґми́нь.

Востaвши же гlи мlтву сію2.

Ненави1дzщихъ и3 њби1дzщихъ нaсъ прости2 гDи чlколю1бче. бlготворsщимъ, блaго сотвори2. брaтіzмъ и3 всёмъ сро1дникwмъ нaшимъ, и4же и3 ўедини1вшимсz, дaруй и4мъ всS, я4же ко спасeнію прошє1ніz, и3 жив0тъ вёчныи. покл0н8.

Въ болёзнехъ сyщіz посэти2 и3 и3сцэли2, в8 темни1цахъ сyщихъ свободи2. по водaмъ плaвающимъ, прави1тель бyди, и3 и4же в8 путeхъ шeствующимъ, и3спрaви и3 поспэши2 покл0н8.

Помzни2 гDи и3 плэнє1нныz брaтію нaшу, є3диновёрныхъ правослaвныz вёры, и3 и3збaви и4хъ всsкагw ѕлaгw њбстоsніz. покл0н8.

Поми1луй гDи дaвшихъ нaмъ млcтыню, и3 заповёдавшихъ нaмъ не достHйнымъ моли1тисz њ ни1хъ, прости2 и4хъ и3 поми1луй. покл0н8.

Поми1луй гDи труждaющихсz и3 служaщихъ нaмъ, ми1лующихъ и3 питaющихъ нaсъ, и3 дaруй и4мъ всS я4же ко спасeнію прошє1ніz, и3 жив0тъ вёчныи. покл0н8.

Помzни2 гDи прежде tшeдшиz nц7ы и3 брaтію нaшу, и3 всели2 и5хъ, и3дёже присещaетъ свёт8 лицA твоегw 2 покл0н8.

Помzни2 гDи и3 нaшу хyдость и3 ўб0жество, и3 просвэти2 нaшъ ќмъ, свётомъ рaзума с™aгw є3ђліz твоегw2. и3 настaви нaсъ на стезю2 заповэдeй твои1хъ. мlтвами пречcтыz твоеS м™ре, и3 всёхъ с™hхъ твои1хъ, ґми1нь. поклhн8.

ГDи поми1луй, г•.

И обычные исходные поклоны.

Б9е млcтивъ бyди мнЁ грёшному. покл0н8.

Создaвыи мS гDи и3 поми1луй мz. покл0н8.

Без8 числA согреши< гDи, поми1луй и3 прости2 мz грёшнаго. покл0н8.

таже. Дост0йно е4сть, ћко вои1стину бlжи1ти тS бцdе, пrнобlжeнную и3 пренепор0чную, и3 м™рь бGа нaшего. чcтнёйшую херуви6м и3 слaвнэйшую во и1стину серафи1мъ, бёзъ и3стлёніz бGа сл0ва р0ждьшую, сyщую бцdу тS величaемъ. покло= до земли2.

Слaва nц7Y и3 сн7у и3 с™0му д¦у. покло=.

и3нн7э и3 пrно и3 в0 вэки вэкHмъ, ами1нь. покло=.

ГDи поми1луй, гDи поми1луй, гDи благослови2. покло=. посем8 tпуc.

ГDи ї©е хrтE сн7е б9іи, мlтвъ рaди пречcтыz твоеS м™ре, си1лою чcтнaгw и3 животворsщагw кrтA, и3 с™aгw ѓнGла моегw2 храни1телz, и3 всёхъ рaди с™hхъ, поми1луй и3 спаси1 мz грёшнаго, ћко бlгъ и3 чlколю1бец8. покл0нъ земнhи без8 кrтного знaмениz.

Б9е млcтивъ бyди мнЁ грёшному. покл0н8.

Создaвыи мS гDи и3 поми1луй мz. покл0н8.

Без8 числA согреши< гDи, поми1луй и3 прости2 мz грёшнаго. покл0н8.

По окончaніи мlтвъ возьми в8 рyку кrтъ свой и3 оградsсь и4мъ глаг0ли:

ГDи ї©е хrтE сн7е б9іи, благослови2 и3 освzти2, и3 сохрани2 мz си1лою живон0снаго кrтA твоегw2. цэлyемъ кrтъ

Вeчерwмъ передъ сномъ мlтва кrту:

Да воскрeснетъ бGъ, и3 разhдутсz врази2 є3гw2, и3 да бэжaтъ t лицA є3го ненави1дzщіz є3го. ћкw и3счезaетъ дhмъ, да и3счeзнутъ. ћкw тaетъ в0скъ t лицA nгнS, тaкw да поги1бнутъ бёси t лицA лю1бzщихъ бGа, и3 знaменающихсz кrтнымъ знaменіемъ. и3 да возвесели1мсz рекyще: рaдуйсz кrте гDнь прогонszи бёсы, си1лою на тебЁ пропsтагw гDа нaшего ї©а хrтA, во ѓдъ сшeдшагw, и3 попрaвшагw си1лу діsволю, и3 дaвшагw нaмъ кrтъ св0й чcтнhи, на прогнaние всsкагw супостaта. q пречcтнhи и3 животворsщіи кrте гDнь, помогaй ми со пrтою гcжею бцdею и3 со всёми с™hми нбcными си1лами, всегдA и3 нhнэ и3 пrно и3 во2 вэки вэкHмъ, ґми1нь.

Желаю в этот день удачи прекрасной Белоруссии, которую, конечно же, …так нельзя называть. Даю ссылку на мой текст об этих выборах, а здесь расскажу о том, что у белорусов вряд ли в ближайшее время получится в Финляндии. Вы, наверное, знаете, что уже много лет Белоруссия пытается дипломатическим путем уговорить другие страны отказаться от названия их государства, в котором четко угадывается элемент «Россия”. Так, например, в официальных документах английское Byelorussia, немецкое Weißrussland и шведское Vitryssland были переименованы в Belarus. Эти переименования, правда, обязывают только госчиновников и практически никак не влияют на обиходность традиционных названий в среде носителей. Но белорусы идут по принципу «вода камень точит”. Финляндия и финский язык в этом плане, наверное, самые вопиющие. Название бывшей советской республики в финском не просто содержит элемент «Россия”, оно еще по правилам орфографии отделено от первой части дефисом и пишется с большой буквы: Valko-Venäjä. Несмотря на такую неслыханную дерзость, в Финляндии вообще не поднимался вопрос о переименовании Белоруссии, да и сами белорусы тоже не обращались к финским властям с такой просьбой. Возможно, одной из причин является сам финский язык: слово Belarus не очень подходит для финского, потому что заканчивается на закрытый слог. Носители будут путаться, склонять слово как Belarusin или Belaruksen (как трактор). Можно, конечно, офиннить это слово и соорудить что-то вроде Belaruusi или Belaruussi, но красивыми их вряд ли можно назвать. Кроме того, Финляндия далеко не так податлива в вопросах подобных переименований. 30 лет назад, после восстановления независимости Эстонии, поднимался вопрос о том, чтобы по-фински страну называть не Viro, а Eesti. Слово Eesti сейчас нередко встречается в обиходе и в Финляндии, но в официальных финских документах стоит только Viro. https://yle.fi/…/vse_prosto_st…/11484672 See More

Рекомендовано к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви

ИС Р17-705-0188

На 1-й странице обложки: А. Рублев. Спас Вседержитель. Икона, 1410-1420-е гг.

На 2-й странице обложки: Явление Христа ученикам (фрагмент). Миниатюра Евангелиария Византия. XI в. Монастырь Дионисиат, Афон

На 3-й странице обложки: А. Рублев. Троица. 1420-е гг. ГТГ

Предисловие

Молитва «Отче наш» занимает особое положение среди других молитв. Только ее называют молитвой Господней, потому что она сочинена не человеком: ее автором является Сам Бог.

О молитве «Отче наш» написано много книг. Ее толковали Отцы Церкви и богословы нового времени, ее перелагали в стихи поэты, на ее текст писали музыку композиторы. Но главная ценность этой молитвы в том, что ее словами на протяжении вот уже почти двух тысяч лет молились и молятся христиане по всему миру.

Эта небольшая книга призвана сжато и в доступной форме изложить содержание молитвы «Отче наш». В ее основу легла глава из книги «Нагорная проповедь», входящей в шеститомную серию «Иисус Христос. Жизнь и учение». Молитва «Отче наш» – часть Нагорной проповеди, занимающей три главы в Евангелии от Матфея и представляющей собой самое длинное поучение Иисуса из этого Евангелия.

Введение

Ученики часто видели Иисуса молящимся и не могли не ощущать Его близость к Богу Им тоже хотелось приобщиться к этим особым отношениям с Богом, поэтому однажды, когда Он окончил молитву, один из них попросил Его: «Господи! научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих». В ответ Иисус диктует текст молитвы «Отче наш». Такова версия Луки (Лк. 11:1–2).

У Матфея мы находим молитву «Отче наш» в составе Нагорной проповеди, где она появляется без просьбы учеников (Мф 6:9-13).

Если следовать тем двум версиям происхождения молитвы, которые содержатся в Евангелиях, то их гармонизация приводит к следующему выводу: Иисус продиктовал молитву «Отче наш» Своим ученикам дважды – один раз в составе Нагорной проповеди, а другой раз в ответ на их просьбу научить их молитве.

Иисус мог повторять эту молитву и в других ситуациях, и ученики вполне могли начать использовать ее в собственной молитвенной практике еще при Его жизни. Было бы даже странно, если бы ученики, услышав молитву из уст Иисуса не менее чем дважды, в том числе один раз в ответ на свою прямую просьбу, потом тотчас бы ее забыли и не использовали. Сам Иисус мог произносить эту молитву вместе с учениками, и ее сохранение в молитвенном обиходе ранней Церкви было прямым продолжением той практики, которая сложилась в общине Его учеников.

Андрей Рублёв.

Евангелист Лука. Икона

Молитва «Отче наш» в христианской традиции получила название молитвы Господней. С точки зрения Церкви, это единственная молитва, содержащаяся в литургических книгах, которая не была составлена людьми, но была продиктована Богом для людей. В этом отношении она уникальна. В каком-то смысле она служит образцом для многих других молитв, составленных людьми.

Андрей Рублёв.

Евангелист Матфей. Икона

Молитва «Отче наш» содержит в себе ключевые понятия христианского богословия: Отец Небесный, имя Божие, Царство Божие, воля Божия, небо и земля, хлеб насущный, оставление долгов (грехов), искушение, лукавый. Каждое из этих понятий имеет предысторию в Ветхом Завете, наполнено многообразным смыслом в прямой речи Иисуса, имеет богатую историю толкования в последующей христианской традиции. Среди ее толкователей – учители ранней Церкви (Тертуллиан, Киприан Карфагенский, Ориген), восточные Отцы Церкви (Ефрем Сирин, Кирилл Иерусалимский, Григорий Нисский, Иоанн Златоуст, Кирилл Александрийский, Максим Исповедник), западные Отцы (Амвросий, Иероним, Августин, Иоанн Кассиан), авторы последующих веков вплоть до наших современников.

Многие современные исследователи разделяют молитву «Отче наш» на две половины, каждая из которых включает по три прошения. В первых трех прошениях, следующих за обращением к Отцу Небесному, молящиеся сосредоточены на Боге, к Которому обращаются на «Ты»:

Да святится имя Твое;
Да приидет Царствие Твое;
Да будет воля Твоя и на земле, как на небе.

В следующих прошениях внимание молящихся как бы переключается на самих себя, и они говорят о своих нуждах:

Хлеб наш насущный дай нам на сей день;
И прости нам долги наши, как и мы прощаем
должникам нашим;
И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.

Две половины молитвы иногда называют божественной (соответствующей словам «как на небе») и человеческой (соответствующей словам «и на земле»). В то же время подчеркивают внутреннее единство молитвы, позволяющее говорить о том, что в обеих ее половинах присутствуют и Бог, и человек, и небесное, и земное: человеческое «мы» и божественное «Ты», небесное «Твое» и человеческое «наше» взаимодействуют в молитве, формируя «диалектическую связь, подобно двум сторонам одной монеты, которые можно отличить, но невозможно отделить одну от другой».

1. «Отче наш, сущий на небесах»

Молитва Господня открывается обращением к Богу: Πάτερ ἡμῶν ὁ ἐν τοῖς οὐρανοῖς. В буквальном переводе с греческого: «Отче наш, Который на небесах» (слово «сущий» в русском Синодальном переводе добавлено по смыслу; славянский перевод более буквален: «Отче наш, иже еси на небесех»).

До нас молитва Господня дошла только в греческом переводе, и любая ее реконструкция, будь то еврейская или арамейская, носит гипотетический характер. Однако на основании троекратного использования арамейского слова «авва» (אבא ’abbā) в Новом Завете можно предположить, что именно с этого слова Иисус начал молитву. В Гефсиманском саду Он будет молиться словами: «Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты» (Мр. 14:36). В греческом переводе слово «авва» переводится как πάτερ («отец» в звательном падеже). Изначально слово «авва» использовалось в семейном быту: этим именем ребенок называл своего отца; это же слово применялось к пожилым людям. Употребление этого слова в молитве, адресованной к Богу, необычно, хотя само обращение к Богу как Отцу не было беспрецедентным.

Ориген, выдающийся знаток Священного Писания, провел специальное расследование, касающееся употребления слова «Отец» по отношению к Богу в Ветхом Завете. Своими выводами он делится с читателем на страницах трактата «О молитве»:

Стоило бы расследовать тщательнее, есть ли в так называемом Ветхом Завете где-либо молитва, в которой Бога кто-нибудь называл бы Отцом, потому что поныне, несмотря на все наши изыскания, такой молитвы там мы не нашли. Мы не утверждаем того, что Бог не называется в Ветхом Завете Отцом или что считавшиеся за верных не называются там чадами Божиими; мы утверждаем только то, что нигде в Ветхом Завете мы не встречаемся с тем праводушным дерзновением, провозглашенным нашим Спасителем, которое уполномочивает нас в молитве называть Бога Отцом… Хотя Бог и называется Отцом, а рожденные Богом через сообщение им слова веры – сынами Его, все-таки древние не были проникнуты сознанием постоянного и неизменного своего сыновства Богу.

Тертуллиан считает, что имя Бога Отца до пришествия в мир Христа не было известно: «Когда Моисей вопросил Бога, кто Он, то Он назвал Себя тогда другим именем. Имя Отца открылось для нас в Сыне Его, Который, по пришествии Своем, дал Богу новое имя, как Сам Он говорит: «открыл имя Твое человекам» (Ин. 17:6).

В Новом Завете, напротив, имя «Отец» становится основным применительно к Богу: в этом отношении Новый Завет резко контрастирует с Ветхим. В Евангелиях Бог назван Отцом 174 раза, из них 109 раз у Иоанна, 44 у Матфея, 17 у Луки и 4 у Марка. В Евангелии от Матфея наибольшая концентрация употребления имени «Отец» применительно к Богу приходится на Нагорную проповедь: здесь оно встречается 17 раз.

Подлинная новизна начальных слов молитвы «Отче наш» заключается, может быть, даже не столько в самом факте употребления имени «Отец» по отношению к Богу, сколько в том содержании, которое Иисус вкладывал в это имя. Он называл Бога, прежде всего, Своим Отцом: выражение «Отец Мой» часто встречается в Его речи. Это словоупотребление шокировало Его слушателей из фарисейской среды: они хотели убить Его за то, что Он «не только нарушал субботу, но и Отцем Своим называл Бога, делая Себя равным Богу» (Ин. 5:18). Между тем Иисус не ограничивался употреблением этого выражения, когда говорил о Своих отношениях с Богом: Он считал, что и Его слушатели могут называть Бога своим Отцом. В одной только Нагорной проповеди выражение «Отец ваш» встречается девять раз (Мф. 5:16, 45, 48; 6:1, 8, 14,15, 32; 7:11) и еще три раза «Отец твой» (Мф. 6:4, 6).

А. Иванов. Проповедь Иисуса Христа на горе Елеонской о втором пришествии. Эскиз сер. 1840-х гг.

По мысли апостола Павла, когда люди молятся Богу как Авве-Отцу, в них молится Святой Дух:

Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии. Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!» Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии. А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться (Рим. 8:14–17).

Концепция усыновления людей Богу – один из важных пунктов богословия апостола Павла. Развивая эту концепцию в Послании к Галатам, апостол вновь обращается к смыслу молитвы «Авва, Отче!». По его мысли, усыновление людей Богу является прямым следствием искупления, совершенного Сыном Божиим. Ветхозаветное представление о Боге апостол сравнивает с детством, новозаветное – со зрелостью. Право обращаться к Богу как к Отцу, полученное людьми благодаря Иисусу Христу, свидетельствует о вступлении человечества в зрелый возраст:

Еще скажу: наследник, доколе в детстве, ничем не отличается от раба, хотя и господин всего: он подчинен попечителям и домоправителям до срока, отцом назначенного. Так и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественным началам мира; но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего , Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. А как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!» Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа (Гал. 4:1–7).

Отцовство Бога по отношению к людям имеет уникальный характер. Подчеркивая это, Иисус говорил: «…отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах» (Мф. 23:9). Именно в такой перспективе надо понимать начальные слова молитвы «Отче наш». Никто на земле, ни один земной отец не может осуществлять отцовство таким образом и в той мере, в какой Бог осуществляет его по отношению ко всему человеческому роду и к каждому человеку. Отцовство Бога не имеет аналогий на человеческом уровне.

Является ли отцовство Бога по отношению к людям универсальным или оно распространяется только на определенную категорию лиц? Ответ на этот вопрос не так прост, как может показаться. Современный исследователь пишет:

Основополагающим догматом либерализма XIX века была вера в отцовство Бога. Многие люди и сегодня продолжают думать, что Иисус учил универсальному отцовству Бога и вытекающей из этого доктрине братства всего человечества… Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что Иисус не проповедовал доктрину универсального отцовства Бога. Его упоминания о Боге как «отце вашем» следует понимать в свете того факта, что Иисус учил не толпы, а учеников (Мф. 5:1–2). Подобным же образом и молитва Господня была дана не как общая молитва, которой люди должны молиться везде. Напротив, это была молитва, данная Его ученикам (Лк. 11:1–2). Иисус не учил, что отцовство Бога является универсальным..

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *