Отделение церкви от государства 1917

Вплоть до 1917 года в России церковь шла с государством рука об руку, хотя и находилась в подчиненном ему положении. Такие порядки ввел Петр I, упразднивший Патриаршество и учредивший Святейший правительствующий синод — высшую законодательную, административную и судебную инстанцию Русской православной церкви.

Реклама

При этом в личных документах подданных Российской империи указывалось их вероисповедание. Они не всегда отражали реальные религиозные убеждения людей, а беспрепятственно сменить вероисповедание можно было разве что при переходе из иного исповедания в православие. Лишь в 1905 году был издан указ «Об укреплении начал веротерпимости», несколько улучшивший ситуацию.

В июле 1917 года Временным правительством был издан закон «О свободе совести», регламентировавший свободу религиозного самоопределения человека по достижении 14 лет. Это вызвало протесты со стороны Синода.

Также с приходом к власти Временного правительства Всероссийский поместный собор обсудил вопрос о восстановлении патриаршества. Далеко не все его участники поддерживали такое решение. Однако после Октябрьской революции и прихода к власти большевиков споры прекратились и патриаршество было решено восстановить. Патриархом в ноябре 1917 года был избран святитель Тихон.

К тому времени уже начались стычки церкви и советской власти. В октябре был издан «Декрет о земле», согласно которому земля больше не являлась частной собственностью и была передана в пользование «всех трудящихся на ней». Сюда входили и все церковные и монастырские земли «со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями». В декабре Закон Божий в образовательных учреждениях был переведен из обязательных предметов в факультативные. Было прекращено финансирование духовных учебных заведений.

Наконец, все учебные заведения духовного ведомства вместе со всем имуществом были переданы в Комиссариат.

Семейное законодательство тоже претерпело изменения. В декабре 1917 года появились декреты «О расторжении брака» и «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния», лишившие церковный брак юридической силы.

В январе 1918 года были закрыты храмы придворного ведомства. Вышло постановление, упразднившее придворное духовенство. Помещения и имущество придворных храмов было конфисковано, но проводить в них богослужения дозволялось. В дальнейшем была конфискована и иная церковная собственность, в частности, типографии и армейское имущество.

В этот период патриарх Тихон издал воззвание, гласившее:

«Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей — загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей земной… Гонение воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово, и вместо любви христианской всюду сеют семена злобы, ненависти и братоубийственной брани».

2 февраля 1918 года был принят «Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви». Он вступил в силу 5 февраля, когда был опубликован в «Газете Рабочего и Крестьянского Правительства».

«Церковь отделяется от государства», — гласил первый пункт декрета.

В остальных отмечалось, что «каждый гражданин может исповедывать любую религию или не исповедывать никакой» и запрещалось «издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести, или устанавливали какие бы то ни было преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан».

Религиозные воззрения больше не являлись поводом для уклонения от выполнения гражданских обязанностей. Отменялись религиозные обряды, связанные с действиями «государственных и иных публично-правовых установлений».

close

Кроме того, декрет запрещал преподавать религиозные вероучения в учебных заведениях — теперь делать это можно было лишь частно. Были запрещены и поборы в пользу церковных и религиозных сообществ. Также они теперь были лишены права собственности и не имели прав юридического лица. Все имущество церковных и религиозных сообществ было объявлено народным достоянием.

Представители церкви рассматривали происходящие реформы как «злостное покушение на весь строй жизни православной Церкви и акт открытого против нее гонения».

«Соборное постановление по поводу декрета совета народных комиссаров об отделении Церкви от государства», изданное после вступления декрета в силу, гласило: «Всякое участие как в издании сего враждебного Церкви узаконения, так и в попытках провести его в жизнь несовместимо с принадлежностью к православной Церкви и навлекает на виновных кары вплоть до отлучения от Церкви».

Патриарх Тихон призывал народ: «врагам церкви… противопоставьте силою веры вашего всенародного вопля, который остановит безумцев».

В городах устраивались крестные ходы. В целом, они проходили довольно мирно, однако несколько раз были и столкновения с властями, сопровождавшиеся кровопролитием.

Положения декрета систематически дополнялись новыми распоряжениями — например, об упразднении должностей законоучителей всех вероисповеданий. Также в феврале было издано постановление, гласившее, что «преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, состоящих в ведении Народного комиссариата по Просвещению, и исполнение каких-либо религиозных обрядов в стенах школы не допускается».

Летом было предписано закрыть все духовные учебные заведения, в том числе частные, и передать их здания местным органам власти. Впрочем, совершеннолетние граждане имели право посещать богословские курсы. Таким образом, образовательная сфера теперь полностью находилась в ведении государства.

Декрет заложил основы атеистического воспитания в СССР.

Активная конфискация церковного имущества началась почти сразу после принятия декрета. Ближе к осени Наркомюст издал дополнительные инструкции, предписывающие изъять все средства, находившиеся «в кассах местных храмов и молитвенных домов, у церковных старост, казначеев, приходских советов и коллективов, у настоятелей храмов, у благочинных, у епархиальных и уездных наблюдателей церковно-приходских школ, бывших духовных консисториях, в капиталах епархиальных архиереев, в Синоде, в Высшем церковном совете, в так называемой «патриаршей казне».

Сами храмы и реквизит для религиозных обрядов могли быть переданы в пользование религиозным общинам на основании специального договора.

В дальнейшем советское законодательство продолжило отделять атеистов от верующих. Если в 1918 году Конституция РСФСР гарантировала «свободу религиозной пропаганды», то в дальнейшем это словосочетание изменилось на «свободу вероисповеданий», а затем — просто на «свободу отправления религиозных культов».

Декрет был отменен 25 октября 1990 года. Современные положения законодательства Российской Федерации гласят, что

«Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» и «Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом».

Также современное законодательство дает религиозным организациям возможность создания юридического лица и право собственности.

ДЕКРЕТ О ЗЕМЛЕ — первый законодательный акт Советского государства в области земельных отношений, принятый 2-м Всероссийским съездом Советов в ночь с 26 на 27 октября (8-9 ноября) 1917 года. Решением ЦК РСДРП(б) от 21 октября (3 ноября) 1917 года составление декрета было поручено В. И. Ленину. Проект декрета был написан Лениным 26 октября (8 ноября). При составлении Декрета о земле Ленин использовал «Примерный наказ, составленный на основании 242 наказов, доставленных местными депутатами на 1-й Всероссийском съезд крестьянских депутатов в Петрограде в 1917 году», раздел которого «О земле» целиком вошел в текст декрета. Проект был предложен Лениным в докладе о земле на 2-м заседании съезда Советов поздно вечером 26 октября (8 ноября) и утвержден в 2 часа ночи с 26 на 27 октября.

Декрет отменял помещичью собственность на землю без всякого выкупа и передавал помещичьи, удельные, монастырские, церковные земли со всем инвентарем и постройками в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов, на которые возлагалось принятие мер для соблюдения строжайшего порядка при конфискации помещичьих имений. Вошедший в декрет (ст. 4-я) крестьянский наказ о земле определял новые принципы землевладения и землепользования: право частной собственности на землю отменялось, запрещалась продажа, аренда и залог земли, вся земля обращалась во всенародное достояние, т. е. переходила в государственную собственность, что означало национализацию земли; земельные участки с высококультурными хозяйствами, питомники, конские заводы и прочее, а также весь хозяйственный инвентарь конфискованных земель передавались в исключительное пользование государства или общин; право пользования землей получали все граждане при условии обработки ее своим трудом, семьей или в товариществе без наемного труда, на основе уравнительного землепользования при свободном выборе форм землепользования, в том числе и артельной. Конфискация инвентаря не касалась малоземельных крестьян; декрет устанавливал также, что земли рядовых крестьян и казаков не конфискуются. Нормы декрета были развиты и конкретизированы в «Положении о земельных комитетах» и «Инструкции об урегулировании земельными комитетами земельных и с.-х. отношений» (утверждены СНК 5(18) дек. 1917), в законе «О социализации земли» (утвержден ВЦИК 27 янв. (9 февр.) 1918), «Временной инструкции переходных мер по проведению в жизнь закона о социализации земли» (издана Наркомземом 11 апреля 1918 года) и другими актами Советского государства. С введением в действие с 1 декабря 1922 года земельного кодекса РСФСР декрет утратил силу как законодательный нормативный документ. Однако он сохранил свое историческое значение как основополагающий акт советского аграрного законодательства.

После принятия Декрета о земле эсеры, меньшевики, а вслед за ними зарубежные буржуазные публицисты выступили с утверждением, будто издание декрета означает отказ большевиков от своей аграрной программы в пользу программы эсеров. Подобные выводы встречались и в советской литературе 1920-х годов (Н. А. Рожков, Д. С. Розенблюм). Ленин писал, что в основу декрета действительно был положен крестьянский наказ, составленный эсерами в соответствии с эсеровской программой социализации земли (см. Соч., т. 28, с. 121; т. 30, с. 241; т. 31, с. 54). Но в условиях социалистической революции формулы крестьянского наказа «…заполнились новым содержанием» (там же, т. 25, с. 258). Национализацией земли при диктатуре пролетариата был создан «…земельный строй, наиболее гибкий в смысле перехода к социализму» (там же, т. 28, с. 290). Включение крестьянского наказа в декрет обеспечило поддержку Советской власти со стороны трудящихся крестьян. Крестьяне на собственном опыте убедились в недостаточности уравнительного раздела и в необходимости перехода к общественной обработке земли. Декрет о земле дал основу для организации социалистического хозяйства: государственных советских хозяйств, товариществ и артелей крестьян. Изъятие земли из частного оборота, трудовой характер землепользования и уравнительное распределение земель обеспечили не только ликвидацию помещичьего землевладения и крупного капиталистического хозяйства на земле, но и служили средством для ограничения кулацкого х-ва, пока не созрели условия для полного социалистического кооперирования крестьянских хозяйств и ликвидации кулачества как класса (см. также ст. Аграрный вопрос).

Е. А. Луцкий. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 5. ДВИНСК — ИНДОНЕЗИЯ. 1964.

Публикации:

«Известия ЦИК и Петроград. Совета рабочих и солдатских депутатов», 1917, 28 окт., No 209; Декреты Сов. власти, т. 1, М., 1957.

Литература:

Об отделении церкви от государства и школы от церкви
*(1)

1. Церковь отделяется от государства.
2. В пределах Республики запрещается издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести, или устанавливали какие бы то ни было преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан.
3. Каждый гражданин может исповедывать любую религию или не исповедывать никакой. Всякие праволишения, связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или неисповеданием никакой веры, отменяются,

Примечание. Из всех официальных актов всякое указание на религиозную принадлежность и непринадлежность граждан устраняется.

4. Действия государственных и иных публично-правовых общественных установлений не сопровождаются никакими религиозными обрядами или церемониями.
5. Свободное исполнение религиозных обрядов обеспечивается постольку, поскольку они не нарушают общественного порядка и не сопровождаются посягательствами на права граждан Советской Республики.
Местные власти имеют право принимать все необходимые меры для обеспечения в этих случаях общественного порядка и безопасности.
6. Никто не может, ссылаясь на свои религиозные воззрения, уклоняться от исполнения своих гражданских обязанностей. Изъятия из этого положения, под условием замены одной гражданской обязанности другою, в каждом отдельном случае допускаются по решению народного суда,
7. Религиозная клятва или присяга отменяется.
В необходимых случаях дается лишь торжественное обещание,
8. Акты гражданского состояния ведутся исключительно гражданской властью: отделами записи браков и рождений,
9. Школа отделяется от церкви.
Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается.
Граждане могут обучать и обучаться религии частным образом.
10. Все церковные и религиозные общества подчиняются общим положениям о частных обществах и союзах и не пользуются никакими преимуществами и субсидиями ни от государства, ни от его местных автономных и самоуправляющихся установлений.
11. Принудительные взыскания сборов и обложений в пользу церковных и религиозных обществ, равно как меры принуждения или наказания со стороны этих обществ над их сочленами, не допускаются,
12. Никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью.
Прав юридического лица они не имеют.
13. Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявляются народным достоянием.
Здание и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей, отдаются, по особым постановлениям местной или центральной государственной власти, в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ.

Распубликован в ь 15 «Газеты Временного Рабочего и Крестьянского Правительства» от 5 февраля (28 января) 1918 г.
СУ РСФСР, 1918, М 18, ст.269

Оксана Викторовна 2 года назадОтветить

Справедливо ли церковь отделили от государства? Давайте и я разберусь. Первыми отделила церковь от государства Франция и её «революция» с обезглавленной головой Марии-Антуанетты и падением манахии. Мария-Антуанетта сутками проводила за молитвой, но «бог» оказался бессильным. Репутация церкви, как защитницы была полностью подавлена и подорвана. Церковь и представляет защиту и интересы «наместников». С ними жестоко расправились и церковь была отделена от государства. В 1917 история повторилась в Российской империи. Шли годы, менялась мода и нерушимый Советский союз в одно мгновение прекратил своё существование и церковь стала оживать. Религия — это культура страны и корневые её традиции. На любой праздник все без исключения выполняют или просто понимают повседневные традиции: покупают подарки, цветы, накрывают праздничный стол, одевают праздничные одежды. Это культура и это традиции. Религия — это та же традиция. У одних её много у других нет или по возможности или по душевной необходимости. Должна быть ли церковь отделена от государства? Я с 25 лет владею гипнозом. Мне профессионально понятна «магия слова» или просто «молитва». Не всегда «боже, помолимся», смешно. Если взять с научной стороны и доказанные эксперименты с мозгом, где утверждают, что мозг человеком используется на 1, а другие на 10-20 процентов, то я, как профессионал могу уверенно предположить, что «магия слова» именно та область мозга, которая у человека находится в бездейственном состоянии. В религии это молитва. На столе есть много блюд и человек выбирает для себя то, что что ему по вкусу. В библии есть много текста и молитв, можно для себя выбрать самое близкое. Религия — это культура нации и как её государство представляет такая и духовность нации. Франция и без церкви передовое государство в мире с уровнем жизни намного выше России. Согласна. Но в какую страну мира после 1917 года было вывезена вся золотая казна Российской империи? Вспомним, что один из двоюродных братьев Николая II, который был как две капли воды похож на императора Российской империи был французом. Религию нужно понимать. «Где твой бог когда тебя убивают?» Ответ простой. Он вместе с убиенной. Для того, что бы «бог помог» нужно понимать религию на научном уровне, а молитву, как компьютерную программу. По такому же принципу и происходит действе заклинаний. «Да, пошёл ты ..». И заметьте, что именно это действие начнёт вас преследовать и проявляться.
М. Горбачёв вошёл в историю не как глава СССР, страны о которой уже никто не помнит, а тем более о её лидерах. Он вошёл в историю тем, что развалил почти без единого выстрела, учитывая территорию, «союз могучих, нерушимых республик». Развалил страну, которая доминировала в мире бессмертием.
Возврат исторического статуса церкви, как культуры в нации, вернув её государственный статус — это возможность кому-то войти в историю.
Кроме разных функций церковь имеет неоспоримый авторитет у людей преклонного возраста. Люди в возрасте чаще хотят быть ближе к богу. Старость в странах, а тем более в бывшем СССР с её «домами престарелых» вызывают ужас и страх. Если бы церковь с государственным статусом взяла на себя область «домов престарелых», которые имели бы вид монастырей божьих и находились при церкви, то встреча с богом была бы праздником, а не мучением людей, умирающих, как животные.
Не церковь соперница государству, а время ставит всё на свои места.

»МАЙСКИЕ» ДЕКРЕТЫ 1918 ГОДА В ИСТОРИИ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

КУЗИН Валерий Николаевич

Аннотация: статья посвящена малоизученным аспектам государственно-правового развития Республики Советов. Раскрыты действительные причины принятия известных «майских» декретов 1918 года, показано их негативное влияние на способность государства разрешить «продовольственный вопрос».

Ключевые слова: продовольственное снабжение, декреты, продотряды, война с крестьянами.

Key words: food, decrees, prodotrady, war with the peasants.

В современных исследованиях, посвященных истории отечественного государства и права, применяется достаточно богатый арсенал научных методов. Использование их разнообразного инструментария позволяет снять с реальных событий шелуху времени, наносы идеологического макияжа, дает возможность с большой долей достоверности восстановить ход государственно-правового развития. При этом весьма значимые результаты дает применение историко-правового метода исследования. Анализ документов минувших эпох в контексте развития конкретного исторического сюжета порой ломает устаревшие шаблоны и стереотипы, заполняет крупные лакуны в научных представлениях.

Особенно перспективным направлением видится применение метода историко-правового анализа в исследованиях периода становления советской власти. Послеоктябрьские месяцы долгое время идеализировались и мифологизировались, показывались, как «триумфальное шествие Советской власти». В результате, сохранив неизвестные страницы своей истории, они обросли мифами и вымыслами, исказившими реальный ход государственного строительства. Определенный научный интерес вызывает анализ пакета декретов, принятых в мае 1918 года, послуживших отправной точкой массового создания продовольственных отрядов. Среди них особое значение имеет декрет ВЦИК «О предоставлении Народному Комиссару Продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрываю-

щей хлебные запасы и спекулирующей ими»1 от 9 мая и принятое в тот же день постановление СНК «О мобилизации рабочих на борьбу с голодом»2.

В историографии, посвященной этому периоду, как правило, простое упоминание «майских» декретов представляется отдельным и, собственно, законченным актом государственного строительства. Причины и последствия их принятия глубоко не анализировались. Отсутствует и ответ на вопрос, каким же образом осуществлялось продовольственное снабжение населения до мая месяца, и почему, спустя более половины года своего существования, новая власть вновь была вынуждена обратиться к такому крайнему средству, как мобилизация рабочих? Исследование огромного пласта проблем, вставших перед государством в области продовольственного снабжения, показывает, что одновременное принятие чрезвычайных декретов от 9 мая совсем не случайно.

Во взглядах пришедших к власти большевиков доминировала идея отрицания традиционных государственных институтов, их замены «всеобщим вооружением народа»3. Воплощением этой идеи представлялась Красная гвардия, которая должна была восполнить все потребности советского государства в вооружен-

1 См.: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам : в 5 т. 1917-1928 гг. М. : Политиздат, 1967. Т. 1. С. 55-57.

2 См.: Декреты Советской власти. М. : Политиздат, 1959. Т. II. С. 264-266.

3 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций

и пленумов ЦК (1898-1986). 9-е изд., доп. и испр. М. : Политиз-

дат, 1983. Т. 2 : 1917-1922. С. 51.

ной силе, заменить и армию, и полицию4. К октябрю 1917 года отряды Красной гвардии были созданы в 146 губернских и уездных городах и на железнодорожных станциях страны5.

В послеоктябрьский период, в соответствии с революционными постулатами, эти отряды стали представляться «первыми зачатками системы вооруженного народа в рабочем госу-дарстве»6. Общее количество красногвардейцев в целом по стране уже насчитывало примерно 200-250 тыс. человек7. По мере распространения и укрепления советской власти, Красная гвардия становилась ключевым элементом новой государственности, призванным выполнять различные задачи. Красногвардейские отряды применялись как вооруженная сила на фронте, использовались в качестве милиции в тылу, охраняли важные государственные объекты, боролись со спекулянтами и саботажниками.

Важно подчеркнуть, что именно Красная гвардия как в центре, так и на местах, проводила обыски и реквизиции продовольствия по ордерам Советов, сопровождала продовольственные грузы, подавляла первые крестьянские выступления8. В начале ноября 1917 года только из Петрограда в сельскую местность было направлено более семи тысяч рабочих-красногвардейцев9. В январе 1918 г. В.И. Ленин уже требовал для этого дела «особых поездов и отрядов»10. Красногвардейцы приняли самое активное участие в прекращении погромов помещичьих имений и передаче их местным Советам11. Таким образом, Красная гвардия стала первой формой реквизиционных структур.

Однако к весне 1918 года стала очевидной несостоятельность Красной гвардии как уни-

5 См.: Морозов В.Ф. От Красной гвардии к Красной Армии. Борьба московских большевиков за создание Вооруженных сил Советской республики в 1917-1918 годах. М. : Московский рабочий, 1958. С. 67.

6 Гусев С.И. Гражданская война и Красная Армия. М. : Воениздат, 1958. С. 204.

7 См.: Советские Вооруженные силы. Вопросы и ответы. Страницы истории / П.Н. Бобылёв . М. : Политиздат, 1987. С. 12.

8 См.: Верхось В.П. Красная гвардия в Октябрьской революции. М. : Мысль, 1976. С. 224.

9 См.: Конев А.М. Красная гвардия на защите Октября. М. : Наука, 1978. С. 119.

10 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 30.

версальной вооруженной силы12. В ней ухудшилась дисциплина, что уже представляло известную опасность13. Появились обвинения в том, что «Красная гвардия является моральным виновником тех грабежей, которые делаются под флагом Красной гвардии»14. Красногвардейцами все чаще допускалось пьянство, дурное обращение с арестованными, хищение конфискованных или реквизированных предметов и продуктов, ими производились самочинные обыски, аресты, злоупотребление оружием. Состояние Красной гвардии во многих местах стало неудовлетворительным, более того, «в ней началось разложение»15. В некоторых городах начались чистки красногвардейских отрядов16. Красная гвардия не смогла выполнять и задачи регулярной армии. Официальные документы того времени констатировали, что она представляет собой «неоформленную массу людей, совершенно не подготовленных к планомерным боевым дей-ствиям»17.

Крайне низкой была и эффективность этих отрядов, отправляемых за продовольствием. Прежде всего, это проявлялось в объемах заготавливаемого хлеба, которые были минимальны и не могли обеспечить нормальное снабжение населения. Причем к весне посылка красногвардейцев в деревню все чаще заканчивалась их разоружением или уничтожени-ем18. Уже с марта 1918 года проявилась опасная тенденция к неуклонному сокращению поступлений хлеба. Так, если в феврале и марте было заготовлено 36,5 % хлеба установленного плана, то в апреле только 14,1 %, а в мае всего 12,2 %19. Катастрофическая ситуация, сложившаяся с продовольствием к маю и стала одной из причин чрезвычайных «майских» декретов. Таким образом, практика государственного строительства показала, что идея создания универсальной Красной гвардии являет-

12 См.: Морозов Б.М. Партия и Советы в Октябрьской революции. Изд. 2-е. М. : Мысль, 1977. С. 137.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14 Большевистские Военно-революционные комитеты. М. : Политиздат, 1958. С. 171.

15 Там же. С. 241.

16 См.: Великая Октябрьская социалистическая революция: хроника событий (11 января — 5 марта 1918 г.) / отв. ред.

В.Д. Поликарпов. М. : Наука, 1986. С. 9.

17 Старцев В.И. Очерки по истории Петроградской Красной гвардии и рабочей милиции… С. 204.

18 См.: История Великой Октябрьской социалистической революции. С. 553.

19 См.: Там же. С. 551.

ся утопией, и с середины марта началось ее постепенное расформирование.

«Майские» декреты закладывали правовые основы применения Народным комиссариатом по продовольствию вооруженной силы при заготовке хлеба. Однако он ее не имел, да и не мог иметь. Более того, в тот период надежных силовых структур, фактически, не имело и само государство. Здесь необходимо остановиться на некоторых малоизвестных особенностях государственного развития этого периода.

Прежде всего, следует учитывать, что прежнюю армию целенаправленно разлагали с самого начала мировой войны, и как единый военный организм она уже не существовала. Армия необратимо распадалась. Отмечалось, что «войска потеряли всякую боеспособность, требуют мира любой ценой, в массовом порядке оставляют фронт, грабят, бесчинствуют в тылу»20. Одновременно «процесс разложения старой царской армии, как гангрена, поразил и военных моряков, которых еще совсем недавно и притом вполне справедливо называли ”красой и гордостью революции”»21. В.И. Ленин был вынужден признать: » …у нас нет ар-

мии, у нас нет организации» .

Красную гвардию уже с марта начали расформировывать. ВЧК сама еще только создавалась, а значимая вооруженная сила у нее появилась только к концу года. В мае же отряды комиссии были малочисленны и децентрализованы, серьезного значения еще не имели23. Опорой Советской власти не могла стать и новая армия. Даже в советской литературе признавалось, что в тот период создаваемая армия являла собой «малосознательную и недисциплинированную массу»24. Эта армия была просто ненадежна25. Ненадежность проявлялась в «митинговании, отказе идти на тот или иной участок фронта, нежелании идти против «своих” — то есть подавлять бандитские выступления»26. Таким образом, для выполнения осо-

20 Садуль Ж. Записки о большевистской революции. 1917— 1919. М. : Книга, 1990. С. 52.

21 Бонч-Бруевич М.Д. Вся власть Советам. М. : Воениздат, 1964. С. 260.

22 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 18.

24 Моисеев С.И. Полк рабочей Москвы. Военные мемуары М. : Воениздат, 1960. С. 27.

25 См.: Бернштам М. Почему победили большевики // Молодая гвардия. М., 1992. № 5/6. С. 195.

26 Дубровский С. Григорьевщина // Война и революция.

М. : Военный вестник, 1928. № 4. С. 87.

бых внутригосударственных задач, связанных с реквизициями продовольствия, необходимая вооруженная сила просто отсутствовала.

При этом следует обратить внимание на одно очень странное, на первый взгляд, обстоятельство. Отказ от Красной гвардии почему-то произошел в период отсутствия других силовых структур, причем, в масштабах страны он прошел как-то незаметно. Более того, расформирование красногвардейских отрядов началось еще в марте, а известная мобилизация рабочих в продотряды была объявлена только в середине мая. Такая непонятная пауза в государственном строительстве, несомненно, требует своего объяснения.

Все дело в том, что в распоряжении советской власти была особая и эффективная вооруженная сила. Располагая ею, большевики смогли расформировать не оправдавшую надежд Красную гвардию, а взамен создать ряд регулярных силовых структур. Речь идет о так называемых «интернациональных формированиях», образованных из иностранных граждан. Все это время интернациональные отряды, подразделения и части успешно выполняли поставленные новой властью особые задачи, прежде всего, — подавление крестьянских восстаний. Сведения, содержащиеся в различных источниках, говорят об активном и повсеместном участии этой специфической вооруженной силы в становлении советской власти, в реализации функций нового государства, а также в решении многоаспектной продовольственной проблемы в 1917-1920 годах.

Необходимо иметь в виду, что к октябрю

1917 года в стране, по различным причинам, оказалось около 5 млн иностранных граждан. К началу I Мировой войны в России уже насчитывалось 1,3 млн иммигрантов27. Количество беженцев из Польши, Румынии, Сербии оценивается в 1,5 млн человек28. В ходе военных действий добавилось еще от 2 до 2,4 млн пленных солдат и офицеров29.

Страна была усеяна лагерями для военно-пленных30. В этой людской массе были представители многих народов: австрийцы, болга-

27 См.: Копылов В.Р. Октябрь в Москве и зарубежные интернационалисты. М. : Наука, 1988. С. 18.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

29 См.: Там же. С. 31.

30 См.: Жаров Л.И., Устинов В.М. Интернациональные части Красной Армии в боях за власть Советов в годы иностранной военной интервенции и Гражданской войны в СССР. М. : Воениздат, 1960. С. 7.

ры, венгры, испанцы, китайцы, корейцы, немцы, поляки, румыны, сербы, словаки, хорваты, чехи и др.31 Иностранцы массово вступали в местные красногвардейские отряды или образовывали свои, красногвардейские по сути, структуры. Большинство формирований, состоящих из военнопленных, прошло типичный путь: сводное подразделение — красногвардейский отряд — красноармейская часть32. Растущая безработица толкала иностранных граждан к поступлению на военную службу. Красноармейцы состояли на полном государственном довольствии и, сверх того, получали 50 рублей в месяц33. Причем российского гражданства для поступления на службу тогда еще не требовалось.

В советской литературе подавление «кулацких восстаний» обычно приписывается частям Красной армии, с чем нельзя согласиться. Использование формирующейся, малочисленной и недисциплинированной армии против бравшихся за оружие крестьян, зачастую вчерашних фронтовиков, представляется нереальным. К тому же, с середины 1918 года, с началом принудительных мобилизаций крестьян, процент рабочих в Красной армии постоянно снижался и к 1920 году составлял уже менее 15 %34. Основой армии являлось крестьянство.

Но крестьянская армия по определению не могла подавлять крестьянские восстания. Требовались, следовательно, «какие-то иные, безусловно преданные революции силы, готовые исполнить любой приказ»35. Такой надежной силой и стали многочисленные интернациональные формирования, находящиеся в распоряжении местных Советов, приданные полкам и дивизиям Красной армии, а также входящие в состав красноармейских частей.

Эти формирования выполняли основные карательные функции в период становления нового государства. Это выражалось в подавлении крестьянских восстаний, разгроме многочисленных очагов сопротивления большевикам как в городах, так и в армии, в восстановлении на местах Советской власти. Важную роль они играли и в непосредственном реше-

32 См.: Там же. С. 121.

33 См.: Декреты, положения и приказы по Красной Армии. М., 1918. С. 1.

34 См.: Рабоче-крестьянский союз. 1918-1920 гг. / отв. ред. Е.Г. Гимпельсон. М. : Наука, 1987. С. 216.

35 Селюнин В. Истоки // Новый мир. 1988. № 5. С. 167.

нии «продовольственного вопроса» в качестве вооруженной силы продотрядов.

Сводка только по одному Московскому военному округу показывает, что в 1918 году интернациональные части дислоцировались в Туле, Ярославле, Рязани, Воронеже, Смоленске, Витебске, Орле, Карачаеве, Москве, Муроме, Курске36. Всего же в Красной армии действовало свыше 250 интернациональных отрядов, полков общей численностью около 250300 тыс. человек37. Они ломали крестьянское сопротивление и обеспечивали выкачку хлеба из деревни весь период 1917-1920 годов. В документах отмечено, что «при применении карательных отрядов местность в кратчайший срок выполняет 100 % разверстки, а иногда, в виде особого штрафа, 500-1 000 % разверст-ки»38. Интернациональные части во многом обеспечили строительство механизма Советского государства, в частности его военнореквизиционных формирований. Но при всей своей надежности, они все же представляли собой, в первую очередь, военно-репрессивную силу. Их с успехом можно было использовать в качестве карателей при подавлении крестьянских восстаний, а не для повседневной продовольственной работы.

В то же время, содержание декрета от 9 мая четко говорит о переходе государства к планомерным реквизициям продовольствия. Для их обоснования была создана новая правовая конструкция — «излишки хлеба». Таковыми объявлялся «весь избыток хлеба сверх количества, необходимого для обсеменения полей и личного потребления по установленным нормам до нового урожая». Вот этот «избыток» хлеба и стал предметом интересов государства. На выявление и изъятие означенных «излишков» была направлена вся работа разбухающего продовольственного аппарата. Во исполнение этого декрета, уже 29 мая приказом Нарком-прода началось формирование продовольственных отрядов39. Таким образом, принятие «майских» декретов означало окончательный отказ от диалога с крестьянством и переход

С. 122.

38 Из истории войск ВЧК и пограничной охраны : док. и материалы. 1917-1921. М. : Воениздат, 1958. С. 139.

39 См.: РГВА. В. 42. Оп. 1. Д. 278. Л. 5.

к диктату с позиции силы. Так, к середине июня

1918 года продотряды насчитывали 2 863 бой-

ца . С введением продразверстки численность продармии достигла 25 тыс. человек41. Изъятие хлеба у крестьян стало похожим на боевые действия.

Естественным ответом на политику реквизиций стала все более поднимавшаяся волна крестьянских выступлений в Сибири, на Урале, в Поволжье. Только в июле 1918 года в центральных губерниях имело место 96 восстаний и выступлений против советской власти, в августе — 10742. На почве реквизиций скота и хлеба значительные восстания крестьян в июле — августе произошли в уездах Смоленской, Московской, Воронежской, Новгородской, Псковской, Петроградской, Пензенской, Костромской губерний. На их подавление были брошены интернациональные части Красной армии43. По имеющимся данным, в 1918 году произошло более 400 крестьянских

восстаний .

Майские декреты, по сути, заложили основы тупиковой продовольственной политики. Государство оказалось заложником силового варианта решения «продовольственного вопро-

са». Уже вскоре продармии окажется недостаточно. Для слома крестьянского сопротивления властям придется выставить заградительные отряды на транспортных узлах страны, создать многочисленные отряды военпродбюро, бросить против крестьян коммунистические части особого назначения и карательные интернациональные части Красной армии45.

В ответ образовались десятки повстанческих армий на Украине, в Западной Сибири, в черноземных губерниях. Только крестьянская армия Антонова насчитывала около 50 тыс. человек46. Здесь и началось осознание того, что силовое решение проблемы продовольственного снабжения ведет к острому структурному кризису. Окончательную же точку в порочной продовольственной политике поставил Кронштадт.

Отметим, что с восстановлением обычных рыночных механизмов вся правовая база, как и все инструменты прежней силовой политики, быстро оказались не нужными. Мощные структуры продармии, военпродбюро, ЧОН, как и все заградительные отряды, были безболезненно и незаметно упразднены, а в городах появилось продовольствие.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

40 См.: РГВА. В. 42. Оп. 1. Д. 278. Л. 6.

41 См.: РГВА. Ф. 4. Оп. 3. Д. 52. Л. 373.

42 См.: Чекисты Ленинграда на страже революции / В.А. Кутузов . Л., 1989. С. 136-137.

43 См.: Судьбы российского крестьянства. М. : Рос. гос. гуманитар. ун-т, 1995. С. 105.

44 См.: Власть и общество в условиях Гражданской войны //

Отечественная история. М. : Наука, 1998. № 3. С. 87.

46 См.: Всемирная история : в 24 т. / А.Н. Бадак . Минск : Соврем. литератор, 1999. Т. 21 : Мир в период создания СССР. С. 221.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *