Отец Алексей мечев

>Алексей Мечёв

Алексей Мечёв 1859 – 1923 гг.

Святой Праведный Алексей Мечёв. Всю жизнь он прослужил простым московским священником, но благодаря своему внутреннему свету, озаряющему жизнь каждого, кто приходил к нему в храм, стал поистине всенародно любимым и известным на всю Москву батюшкой.

Дни памяти: 29 января (11 февраля) (новомуч.), 9(22) июня , 20 августа (2 сентября) (Собор Московских святых), 16(29) сентября (Перенесение мощей)

Проведя всю жизнь в суете большого города, душой святой праведный Алексей непрестанно пребывал с Богом. По многочисленным свидетельствам, батюшка стяжал дар прозорливости, но никогда не выставлял его напоказ, приписывая все совершенные чудеса Богу. Но люди приходили в храм на Маросейке не за чудесами, и даже не за прозорливыми советами его настоятеля. Здесь было другое: каждого человека батюшка встречал с неизменным состраданием, и каждый уносил из этого храма столь редкое, ценное во все времена ощущение, того, что его по-настоящему любят.

Один из Оптинских подвижников, посетив его, сказал, что такое служение свыше человеческих сил. И лишь помощь Бога позволяет ему нести этот крест. Сегодня Алексею Мечёву воздают молитвы о делах сердечных, о счастье и благополучии семьи, о возвращении в дом мира и покоя, возрождении любви между ближними.

Алексей Мечёв родился 17 марта 1859 года в Москве в благочестивой семье регента кафедрального чудовского хора. Он рос в семье, где царила живая вера в Бога, любовь и добросердечное отношение к людям. С детства отличался он тихим, миролюбивым характером, любил и утешить, и пошутить. Но иногда от шумного веселья удалялся, в разгар игр вдруг становился серьезен и убегал. За это прозвали его «блаженный Алешенька».

Учился Алексий Мечёв в Заиконоспасском училище, затем в Московской духовной семинарии, после окончания которой мечтал поступить в университет и стать врачом, чтобы наиболее плодотворно служить людям. Но мать воспротивилась этому: говорила ему что «Ты такой маленький, где тебе быть доктором, будь лучше священником». Алексию было тяжело оставить свою мечту, но против воли горячо любимой матери не пошёл. Впоследствии он понял, что обрёл своё истинное призвание, и был очень благодарен матери.

По окончанию семинарии Алексей был определен в Знаменскую церковь Пречистенского сорока. Настоятель храма отец Георгий был человеком придирчивым, с крутым нравом. Он требовал от псаломщика выполнения многих обязанностей, обходился с ним грубо, нередко даже бил. Но Алексей все сносил безропотно и не высказывал жалоб. Уже став священником, отец Алексей пришел на отпевание отца Георгия, со слезами благодарности и любви провожая его до могилы. «Таких людей надо любить как благодетелей», — учил он в дальнейшем своих духовных детей. Они указывают на недостатки, которые мы сами за собой не замечаем, и помогают нам бороться со своим самолюбием и гордыней.

В 1884 году Алексей Мечёв женился на дочери псаломщика 18-летней Анне Петровне Молчановой и был рукоположен во диакона. Брак его был счастливым. Анна Петровна была с «характером» и на фотографиях ранней молодости смотрела из-под нахмуренных бровей. Но взаимная любовь этот характер заметно улучшила. На дальнейших снимках её взгляд заметно потеплел, напряженность черт лица сгладилась.

Анна нежно любила мужа и глубоко сочувствовала ему во всем. Но она страдала тяжелым заболеванием сердца, и здоровье ее стало предметом постоянных забот в семье. В жене Алексей видел друга и первого помощника на своем пути, он дорожил дружескими замечаниями жены и слушал их так, как иной слушает своего духовного наставника; стремился исправлять замеченные ею недостатки.

В семье родились дети: Александра, Анна, Алексей, умерший на первом году жизни, Сергей и Ольга. Семья жила в тяжелых бытовых условиях: в их доме было тесно и сыро, но дети росли в атмосфере семейной теплоты и ласки, и все вышли в жизнь. Один из сыновей — Сергей Мечёв — сам стал выдающимся священником и был впоследствии прославлен в лике Российских новомучеников.

19 марта 1893 года Отец Алексий стал настоятелем неприметного московского храма во имя Святителя Николая Чудотворца в Клённиках. Церковь эта была настолько не популярна среди верующих, что прихожан в ней почти не было. Батюшка вёл здесь ежедневное богослужение и, как говорят, целых восемь лет служил в одиночку при практически пустом храме.

Несмотря на огромную занятость, беспросветную бедность и, казалось бы, полное отсутствие надежды на успех, он не оставлял своего начинания. Ему было важно, чтобы в Москве был храм, куда в любой день можно было прийти со своими горестями и скорбями, снять тяжесть с сердца, исповедаться и причаститься.

Постепенно москвичи узнали, что такой храм существует, и к о. Алексию потянулись люди, каждому из которых добрый батюшка умел найти подходящее слово. Встреча с ним преображала людей: пьяницы бросали пить, казалось бы, разрушенные семьи восстанавливались. Даже те, кто изначально был враждебно настроен к о. Алексею, невольно проникались добротой и его участием.

Крайне скудный в средствах, батюшка Алексий не проходил мимо нужды и горя людей. Однажды в Рождество, Алексей, сам имевший многодетную семью, оставил всё содержимое своего кошелька у больной женщины, которую пришел причастить. Приехав домой, он с горечью подумал: «Вот там нищета, и здесь нищета, там полуголодные дети, и здесь полуголодные дети, — правильно ли я поступил, что все отдал другим, а своим ничего не оставил?» И в тот же вечер неожиданно появился благотворитель, который пожертвовал отцу Алексию достаточную сумму, чтобы накормить своих детей.

В 1902 году отца Алексея постигло тяжелое личное горе, скончалась его горячо любимая жена, Анна Петровна, оставив четверых малолетних детей. Сильно горевал он и долгое время провёл в затворе, скорбя по верной подруге и земной любви всей своей жизни. Из этого внутреннего кризиса, убитого горем священника вывел Иоанн Кронштадтский, поставивший его на новое поприще служения людям. Так наставляя его: “Оставь свою келью и выйди к людям; только отныне и начнешь ты жить… Войди в чужое горе, возьми его на себя и тогда увидишь, что твое несчастье мало, незначительно в сравнении с общим горем, и легче тебе станет”.

Отныне всех приходящих в его храм на Маросейке о. Алексий встречал с сердечной приветливостью, любовью и состраданием. Каждому казалось, что его больше всех полюбили, пожалели, утешили. Батюшка никогда не возлагал бремени тяжелого послушания на человека, указывая, что прежде всего следует взвесить силы и возможности. Но на что уж решился, то нужно выполнять во что бы то ни стало, иначе цель не достигается.

Отец Алексий теперь никогда не остается один, с утра до вечера отдаёт себя людям, он для них уже не только пастырь, а родной отец и заботливая мать. Вскоре о старце заговорила вся Москва. Церковь уже не может вместить всех желающих, с раннего утра до поздней ночи толпится народ, среди простых людей, появляются профессора, врачи, учителя, писатели, инженеры, художники, артисты.

О.Алексий очень чтил святыню храма чудотворную Феодоровскую икону Божией Матери и часто служил перед ней молебны. Однажды в преддверии событий 1917 года во время молебна он увидел, как из глаз её покатились слезы. Это видели и присутствовавшие богомольцы. Батюшка был так потрясен, что не смог продолжать службу, и заканчивать ее пришлось другому священнику.

Труд отца Алексея не ограничивался стенами храма, он вел также работу в Обществе народного чтения и открыл у себя церковную школу для беднейших детей своего прихода. Вокруг него сплотилось постепенно немало духовных детей.

К десятилетию служения батюшки церковь святителя Николая в Кленниках была уже капитально отремонтирована усердием состоятельных прихожан, были приобретены новые, добротные облачения. Всякий входящий сюда чувствовал себя неожиданно попавшим в земной рай, где все ликует искренней, простой, святой радостью.

А живым выразителем этой радости был сам батюшка, один его вид снимал с сердца весь лед, разрушал все перегородки, разделяющие людей. Он стремился дать своим прихожанам то, что люди, жаждущие духовной жизни, искали и обретали в монастырях.

Никогда не обижался он ни на какие грубости по отношению к себе. «Я что… я убогий…» — говаривал он. Сторонился проявлений по отношению к себе знаков почтения, уважения, избегал пышных служб, а если приходилось участвовать, то старался встать позади всех.

Проповеди батюшки были просты, искренни, они не отличались красноречием. Главным их достоинством было то, что они несли практическое указание — как быть и что делать.

Вот как говорил он людям: “…Со слезами прошу и молю вас — будьте солнышками, согревающими окружающих вас, если не всех, то свою семью, которую подарил вам Бог. Будьте теплом и светом для окружающих; старайтесь сперва согревать свою семью, трудитесь над этим, а потом эти труды вас так завлекут, что для вас уже будет узок круг семьи, и эти теплые лучи со временем будут захватывать все новых и новых людей и круг, освещаемый вами, будет постепенно все увеличиваться и увеличиваться…”

И сам он, и вся его жизнь была живым выразителем этой простой мудрости.

Скончался о.Алексий 22 июня 1923 года. Смерть наступила сразу же, как только он лег в постель. На Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года протоиерей Алексей Мечёв был причислен к лику святых для общецерковного почитания. Сегодня мощи старца покоятся в храме, где он служил на протяжении 30 лет, — храме Николая Чудотворца в Кленниках в Москве.

Все конфликты и ссоры в семье могут быть разрушительными, но с этой бедой может помочь молитва святому Алексию Московскому. Его можно попросить о совете в делах сердечных или о счастье и благополучии для семьи. Бывают моменты, когда кажется, что назад дороги нет, не осталось ничего хорошего, а общее прошлое меркнет на фоне надвигающихся проблем. Но просьба в молитве Алексию митрополиту Московскому обязательно будет услышана. Святой может вернуть в дом утраченные мир и покой, возродить любовь. Вера учит состраданию и терпению к ближнему, которые должны стать основой крепких отношений.
Обращаются не только с семейными проблемами. Молитву святителю Алексию митрополиту Московскому читают больные раком, пристрастившиеся к алкоголю. Излечивает он от многих болезней, как тела, так и души.

Молитва первая святому праведному Алексию, пресвитеру Московскому.

О всечестный и преблаженный отче наш Алексие, дивный старче Московский и всея Церкве Российския похвало и радование! Велию любовь ко Господу имея, заветы Евангельския непреложно исполняя, душу твою за паству полагал еси, сердцем милующим болезнуя о всех, просящих твоея помощи. Приими малое сие моление наше, и яко в земном житии твоем всяку слезу утолял и от всякия скорби избавлял еси, тако и ныне, милосердный молитвенниче и ходатаю наш, возьми тяготы, болезни и скорби наша, исполни страждущая сердца радостию и умоли Человеколюбца Бога о прощении прегрешений наших; да очистив душу покаянием, к добродетельному житию обратимся. Ей, старче Алексие, буди и нам пастырь добрый, на стезю спасения наставляющий, да молитвами твоими безпорочно пройдем путь жития нашего и обрящем Отечество Небесное, идеже ты со ангелы и всеми святыми предстоиши Престолу Святыя Троицы, славящее Безначального Отца со Единородным Его Сыном и Пресвятым, и Благим, и Животворящим Его Духом во веки веков. Аминь.

Молитва вторая святому праведному Алексию Мечеву, пресвитеру Московскому.

К тебе, о праведный отче Алексие, мы, грешнии и недостоинии, притекаем и со умилением взываем ти: призри ныне милостивно с высоты святыя своея на Отечество наше и нас, тя прославляющих. Приявший в житии своем тяготы людей и сердцем, милующим понесый скорби их, приими в молитвенное твое предстательство и нас, грехи многими обремененных и суетою мира сего утружденных. В тебе, о дивный старче, прославися Господь, явив тя тайнником милости Божией. Тя призываем неотступно: буди врач душам и телесем нашим, унывающим – утешитель, малодушным дерзновение низпосли, помраченных злобою всепрощению научи, воздержанию способствуй. Воспламени, благий делателю винограда Христова, хладные сердца наша ревностию служения твоего, научи молитве непрестанной и деятельной любве с утеснением себе ради блага ближних наших. Укрепи молитвами твоими чада Церкви нашея, да поживем в любве и мире, а вне ограды церковныя пребывающии да уразумеют Христову Истину и вкупе с нами прославят Животворящую и Нераздельную Троицу и твое милостивное предстательство во веки веков. Аминь.

Молитва третья святому праведному Алексию Мечеву, пресвитеру Московскому.

О всечестный и преблаженный отче наш Алексие, дивный старче Московский и всея Церкви Российския похвало и радование! Велию любовь ко Господу имея, заветы евангельския непреложно исполняя, душу твою за паству полагал еси, милеющим сердцем болезнуя о всех, просящих твоея помощи. Приими малое: сие моление наше, и яко в земном житии твоем отирал еси всяку слезу, облегчал еси всяку скорбь, так и ныне милосердый молитвенниче и ходатаю наш, возьми тяготы, болезни и скорби наша, исполни страждущая сердца радостию, умоли человеколюбца Бога о прощении безчисленных прегрешений наших, да очистив душу покаянием, к деланию доброму приступим. Ей, старче благий, буди и нам пастырем добрым, наставляя на стезю спасения, да молитвами твоими безпорочно пройдем путь жития нашего и обрящем Отечество Небесное, идеже ты со ангелы и всеми святыми предстоиши Престолу Святыя Троицы, славяще Безначального Отца со Единородным Его Сыном и Пресвятым, и Благим, и Животворящим Его Духом во веки веков. Аминь.

Помянем отца Алексия Уминского…

http://www.faz.net/aktuell/feuilleton/debatten/begegnung-mit-dem-russisch-orthodoxen-priester-alexej-uminski-14437317.html?printPagedArticle=true#pageIndex_2
Керстин Хольм | Frankfurter Allgemeine
Христианство, религия меньшинства
Нынешний курс Русской православной церкви не имеет будущего, считает настоятель московского храма Святой Троицы в Хохлах Алексей Уминский. С ним встретилась корреспондент немецкой газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung Керстин Хольм.
«Российская интеллигенция, которая симпатизировала Православной церкви, испытывавшей давление со стороны государства в советское время, сегодня проявляет в отношении РПЦ чуть ли не аллергическую реакцию. Московский Патриархат — часть вертикали власти, как ФСБ, армия и прокуратура. РПЦ не критикует ни нарушения в российской системе правосудия, ни серьезные недостатки социальной и образовательной систем, ни военные операции на Украине», — продолжает автор статьи.
«Такие консервативные представители Православной церкви, как протоиереи Всеволод Чаплин и Дмитрий Смирнов, охотно выступающие перед телекамерами с толстыми золотыми крестами на внушительных животах с оправданиями убийства врагов, а точнее — еретиков, или насилия в семье, скорее всего, не представляют позицию большинства православных священнослужителей. Однако им никогда открыто не перечат из их собственных рядов, в то время как известный своей активной позицией миссионер дьякон Андрей Кураев, осуждающий склонность иерархов РПЦ к роскоши и в свое время высказавшийся против ареста участниц Pussy Riot, был исключен из преподавательского состава Московской духовной академии, где он был профессором», — говорится в материале.
Московский Патриархат настроил против себя гражданское общество и проектом по строительству «храмов шаговой доступности» — жители таких районов, как Измайлово, Куркино, Кузьминки и Лосиный остров, вышли на акции протеста против данного проекта, отмечает автор.
«Священников, сохраняющих дистанцию от власти, денег и антизападного курса, меньшинство. В их рядах — протоиерей Алексей Уминский, давший отпор на радиостанции «Эхо Москвы» Чаплину и Смирнову и заявивший о том, что у церкви нет «цели борьбы со злом» и что насилие в семье — ошибка, которую нельзя оправдывать какими-либо цитатами из Библии или мнимой православной традицией.
По словам отца Алексея, как в России, так и в Европе традиционное христианство подвергается эрозии. Он объясняет это в первую очередь последствиями двух мировых войн. По его мнению, Московский Патриархат допускает ошибку, пытаясь восстановить православие XIX века в его давно дискредитировавшей себя форме «симфонии» — слияния государства и Церкви. Богатая Церковь, считает Уминский, не имеет будущего. Христианство, предрекает он, как в России, так и в Европе никогда больше не будет религией большинства.
«Приход Уминского — пример того, как может быть по-другому. Он состоит из трехсот семей, которые проживают не только в престижном районе, где расположен храм, но и в других районах города, а также за пределами Москвы. Средства, собранные этими семьями, идут на содержание храма, уборку и охрану — из них же выплачивается жалованье священнослужителям», — рассказывает Хольм.
Идеалом будущего Алексей Уминский видит христианское гражданское общество в России. По мнению Уминского, поддерживаемая государством программа по строительству храмов «шаговой доступности» — нужный проект, отмечает Керстин Хольм.
Алексей Уминский с оптимизмом смотрит на молодое поколение. «Его сыновья работают и учатся. Они серьезно и вдумчиво относятся к религии: старший его сын нередко ведет дискуссии со своим другом, чеченским мусульманином», — пишет автор в заключение.
http://www.inopressa.ru/article/19Sep2016/faz/orthodox.html
Ох, что-то с ним будет… И с ведомой им передачей «Православная энциклопедия».
Впрочем, не думаю, что о. Алексий признает авторство этого feuilleton.

Протоиерей Алексий Уминский

Я родился третьего июля 1960 года в городе Москве в обычной советской семье: папа — инженер, мама — учительница. Мои родители были людьми далекими от Церкви, но с настоящими глубокими нравственными устоями, и естественным образом заложили в меня понятия правды, справедливости, любви, добра, необходимые каждому человеку. Как обычно в жизни каждого человека — учился в школе, был пионером, комсомольцем. Мама была преподавателем французского языка, я с детства неплохо говорил по-французски и поступил в педагогический институт имени Крупской на факультет романо-германских языков.

В институте среди моих соучеников были стихийно верующие люди, я стал читать Евангелие и много других ранее неизвестных мне книг, и постепенно стал обращаться к Богу. В 1980 году я крестился и к концу института был уж сознательным христианином.

После института в течение десяти лет работал в школе учителем французского языка.

В конце 80 годов, когда началась перестройка, я уже сознательно выбрал для себя путь священства, поехал в Псково-Печерский монастырь, и отец Иоанн благословил меня. Я был рукоположен в 1990 году. Сначала служил несколько месяцев дьяконом в городе Клин в кладбищенской церкви, а потом был настоятелем Успенского собора в городе Кашире.

Время было сложное, храм был захвачен Богородичным центром, мне пришлось его буквально отвоевывать, и потом как-то налаживать в нем приходскую жизнь. До сих пор я поддерживаю отношения со своими прихожанами из Каширы, которым очень благодарен за неизменную память и любовь.

И через три года моего служения я перевелся в Москву и стал клириком храма святого князя Владимира и одновременно — директором православной Свято-Владимирской гимназии. Директором я оставался в течение шести лет, а в настоящее время являюсь духовником гимназии.

В 1994 году я был назначен также исполняющим обязанности настоятеля храма Святой Троицы в Хохлах. Одновременно с этим я являюсь членом редколлегии журнала «Альфа и омега», автором многочисленных статей по православной педагогике, работаю на телевидении. Сначала на канале культура я вел программу «Дела житейские», а потом сериал, посвященный житиям святых «Тесные врата». В последнее время являюсь ведущим программы «Православная энциклопедия» на канале ТВЦ.

Мечёв, Алексей Алексеевич

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Мечёв.

святой праведный Алексий Московский

Алексе́й Алексе́евич Мечёв

Родился

17 марта (30 марта) 1859
Москва

Умер

22 июня 1923 (64 года)
Верея

Почитается

в Русской православной церкви

Канонизирован

на юбил. Архиерейском соборе
13-16 августа 2000 г.

В лике

праведных

Главная святыня

мощи в храме свт. Николая
в Клённиках, Москва

Подвижничество

пастырство

Алексе́й (Алексий) Алексе́евич Мечёв (святой праведный Алексий Московский; 17 марта (30 марта) 1859, Москва — 22 июня 1923, Верея) — священнослужитель Русской православной церкви, известный московский протоиерей начала XX века, настоятель храма святителя Николая в Клённиках.

Прославлен в лике святых Русской православной церкви в 2000 году.

Семья

Родился в семье регента кафедрального Чудовского хора Алексея Ивановича Мечёва.

  • Супруга — Анна Петровна Молчанова, дочь псаломщика Успенского храма в Малине, родилась в селе Малино Коломенского уезда Московской губернии, скончалась в 1902 году.
  • Дочери — Александра (р. 1888), Анна (р. 1890), Ольга (р. 1896 году).
  • Сыновья — Алексей (1891, умер на первом году жизни) и Сергей (1892—1942), священник, священномученик.

Образование

Окончил Заиконоспасское духовное училище, Московскую духовную семинарию (1879). Мечтал учиться в университете и стать врачом, но по настоятельной просьбе матери принял священный сан.

Священник

Надгробие Алексея Мечёва на Введенском кладбище

Вся его жизнь была связана со служением в московских храмах. Служил псаломщиком в Знаменской церкви. С 18 ноября 1884 года — диакон церкви великомученика Георгия в Лубянском проезде. С 19 марта 1893 года — священник храма святого Николая в Клённиках на Маросейке, в котором прослужил до конца жизни. Это был один из самых маленьких храмов Москвы, в котором было очень мало прихожан. Несмотря на это, ввёл в церкви ежедневное богослужение, восемь лет служил в пустом храме почти в одиночестве. Однако постепенно священник получил известность как добрый пастырь, в храме становилось всё больше прихожан, со временем сформировалась одна из самых известных в Москве православных общин. По воспоминаниям верующих, его проповеди были просты, искренни, трогали сердце глубиной веры, правдивостью, пониманием жизни.

В нижнем жилом этаже храма открыл церковно-приходскую школу, устроил приют для сирот и неимущих. В течение 13 лет преподавал Закон Божий в женской гимназии Е. В. Винклер (был известен как добрый наставник, стремившийся, чтобы его ученики стали верующими людьми, а не получали формальные знания). Способствовал возрождению древнерусской иконописи, благословив на писание икон свою духовную дочь Марию Соколову (впоследствии монахиня Иулиания). Был близок к оптинским старцам. После кончины жены и встречи со святым Иоанном Кронштадтским сам получил известность как старец (хотя и не принимал монашества, оставаясь приходским священником в сане протоиерея). Был скромным и прозорливым человеком. Часто вёл беседы с прихожанами на темы о житиях святых.

Был духовником Николая Бердяева. В 1922 году, когда Бердяев получил приказ ОГПУ покинуть РСФСР, он, находясь в большом смятении, обратился к отцу Алексею. «Не смущайтесь, езжайте смело. Ваше слово должен услышать Запад», — сказал отец Алексей.

В советское время его дважды вызывали на «собеседование» в ОГПУ (в конце 1922 и 30 марта 1923 года), ему запрещали принимать верующих. Не был подвергнут репрессиям из-за тяжёлой болезни. В мае 1923 года уехал отдыхать в Верею, где и умер.

Был похоронен в Москве на Лазаревском кладбище, на его похороны собрались многие верующие столицы. Литургию отпевания совершал архиепископ Феодор (Поздеевский), а в похоронах принял участие патриарх Тихон (оба архиерея были только что освобождены из заключения). В 1930-е гг. прах перенесён на Введенское кладбище.

Прославление

Прославлен в лике святых Юбилейным Архиерейским собором Русской православной церкви в августе 2000 года. Тогда же был канонизирован его сын и преемник в качестве настоятеля храма Сергий Мечёв. Они особо почитаются в храме свт. Николая в Клённиках, где есть придел во имя святого праведного Алексия и священномученика Сергия Мечёвых. В 2001 году совершилось обретение мощей святого праведного Алексия Московского и перенесение их в храм свт. Николая.

> Библиография

  • «Пастырь добрый». Жизнь и труды праведного старца протоиерея Алексия Московского. М., Паломник, 1997. ISBN 5874682503

Ссылки

  • Житие
  • Биография
  • Московский старец Алексий Мечев — где почтить память святого?
  • Святой праведный Алексий Мечев — молитвенник и прозорливец
  • Биография и труды праведного Алексия Мечева на портале «Азбука веры»

Примечания

  1. Документ Архиерейского собора 2000 г. о канонизации
  2. Струве Н. А. Изгнание и послание. // Новая газета. — № 76. — 15.07.2013. — С. 18—19.
  3. Установи порядок во всем. Советы старца Алексия Мечева
  4. Непосильных подвигов брать на себя не должно… Советы старца Алексия Мечева

Литература

  • Арсений (Жадановский), еп. Серпуховской. Воспоминания о замечательных московских протоиереях: О. Алексей Мечёв // Православный путь. — 1987. — С. 69—76.

Святой Алексий Мечёв: Я не хочу сидеть на точке замерзания

Конец XIX века, Москва. Все громче звучат лозунги нигилистов, революционеров о том, что человек сам себе бог и царь; народ в городах в большинстве своем причащается всего раз в год, на Пасху, а в семинариях нередко можно встретить людей, относящихся к священству лишь как к ремеслу, вера для многих — лишь традиция.

На этом тревожном фоне в центре многолюдной Москвы каждый день раздается благовест. В небольшом храме святителя Николая в Кленниках маленького роста священник каждое утро открывает царские врата и возглашает: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков»… И — никто не приходит.

Протоиерей Алексей Мечев

***

«Как ни пройду мимо твоего храма, все у тебя звонят, — говорит ему один протоиерей. — Заходил в церковь — пусто… Ничего у тебя не выйдет, понапрасну звонишь!» Он это слышал. И продолжал служить в одиночестве на протяжении 8 лет, не пропуская ни одного дня.

Этот ничем не примечательный, скромный батюшка через сто лет будет прославлен во святых и станет известен как святой праведный Алексий Московский, чудотворец, прозорливец, к которому в начале XX века толпами шли за советом люди и по молитвам которого по сей день происходят чудеса.

«Блаженный Алешенька»

В житиях святых можно прочитать, что многие будущие великие подвижники с самого раннего детства вели себя необычно, не как все, потому что реальность Неба, Бога была для них самоочевидной, простой и ясной. Примеры мы знаем и в XX веке. Так, чудаковатым, блаженным считали будущего архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского Иоанна (Максимовича), который с детства не мог пройти мимо храма, не остановившись и не перекрестившись медленно, с поклоном, ни на кого не обращая внимания и не смущаясь. Однажды, когда будущий архиепископ учился в кадетском училище, он прямо во время парада вышел из марширующего строя кадет, чтобы перекреститься на кресты храма, а затем бегом вернулся в строй, получив после серьезный выговор…

Так и будущего отца Алексия Мечёва называли «блаженный Алешенька». Его дедушка был протоиереем в Коломенском уезде, отец — Алексий Иванович Мечёв — регентом хора в кафедральном соборе Чудова монастыря в московском Кремле, и Алеша воспринял от них живое переживание Евангелия.

Чудов монастырь, 1859 год. Источник http://retromap.ru

«Бог дал мне простую детскую веру», — признавался он впоследствии своим духовным детям. В детстве «блаженный Алешенька» мог в разгар веселья и игр вдруг стать очень серьезным и уйти куда-то, уединиться.

С малых лет очень мягкий характером, он был не склонен к ссорам, наоборот, старался всех помирить или развеселить. Таким он был всю жизнь и этому учил: жить так, чтобы рядом с тобой было легко и радостно.

Старец был не просто добрым человеком, время от времени кому-то помогавшим. Он со всем вниманием и самоотдачей входил в положение каждого человека, — и не мог иначе! «Господь никому не отказывал, всех звал к Себе, ко спасению — и я не могу отказать! Он умирал и не забыл никого, всех помнил, разбойника спас, Матерь Свою вспомнил. И я не могу отказать», — говорил отец Алексий.

Каким бы грешником или лентяем ни был человек, как бы ни падал, что бы ни делал, даже упреки старца ему — деликатны, тон ласков и сердечен:

«Дорогой баловень Петюшка! — пишет он в одном письме. — С большой скорбью узнал, ты в период отчаяния позволил себе сбаловать, выпить винца и никотин… и придти в упоение. На первый раз прощаю я баловника и оставлю без всякого наказания, но с обязательством впредь этого не делать. Дорогой Петенька, будь спокоен, скорбь твоя прейдет в радость. Господь Милосердный с тобою, и о тебе молятся все братья и сестры. Будь здоров».

Можно подумать, что он пишет родному сыну! Но так отец Алексий обращался со всеми, знал ли он человека всю жизнь или одну минуту. «Мир не нуждается в наших разбирательствах, мнениях и суде, — писал святой. — Он гибнет от недостатка любви».

«Ты такой маленький… будь лучше священником!»

Любить, жалеть людей, делиться с ними, входить в ситуацию каждого Алешу приучили родители: он до конца жизни вспоминал, как мать взяла к себе, в их двухкомнатную квартирку в Троицком переулке, свою овдовевшую сестру с тремя детьми, при том, что своих-то было трое — Алешин брат Тихон и сестра Варя. Шестеро детей, трое взрослых — и всем хватило места и хлеба!

Сердце, жалеющее людей, с юности стремилось к профессии, предполагающей служение на благо других. Поэтому Алексий хотел стать врачом. Но мать, Александра Дмитриевна, говаривала: «Ты такой маленький, где тебе быть доктором, будь лучше священником!» И не ошиблась, точно угадав призвание сына.

Отец Алексий Мечев совершает молебен

Окончив Московскую духовную семинарию, он встал на этот путь — устроился в 1880 году псаломщиком (Низший чин церковнослужителей; псаломщику вменялось в обязанность читать во время богослужений тексты из Священного Писания и молитвы, он не был обличен священным саном. – Прим. авт.) Знаменской церкви на улице Знаменка.

И тут его незлобивость и мягкость подверглись серьезному испытанию. Вспыльчивый, несдержанный настоятель храма отец Георгий набрасывался на 21-летнего служителя по поводу и без, требовал от него почему-то выполнения обязанностей сторожа, придирался, иногда даже бил. Младший брат Тихон часто заставал Алексия в слезах. Казалось бы, нужно просить о переводе в другой храм! Но Алексий терпел и ни о чем не просил. И не ожесточился, не потерял любви к людям.

Годы спустя, придя на похороны своего жестокого начальника, он плакал, но уже от благодарности: невольно отец настоятель преподал ему такую школу, так помог в борьбе с собственными недостатками, главным из которых отец Алексий считал «яшку» — самолюбие…

Красавица моя…

Нередко святых людей удобнее представить такими былинными героями, чуждыми обычных человеческих чувств, эмоциональных проявлений — в общем, ничего «земного». Но это совсем не так. Жития редко приводят подробности их эмоциональной, чувственной жизни, но в случае со старцем Алексием их доносит сохранившаяся переписка с женой и с детьми.

«Красавица моя милая… драгоценная женушка Нюшенька… жизнь моя, принимай лекарство и пей больше молока»; «Забудь обо всем в мире, думай только, чтоб тебе поправиться скорее, утешайся мыслью о том, что о тебе непрестанно думает твой муж… Он хоть и в 25-ти верстном расстоянии от тебя, драгоценная моя, но хорошо, отчетливо знает и чувствует, что ты думаешь и делаешь»;»Золотое мое солнышко»…

Отец Алексий Мечев с семьей. Жена отца Алексия Анна Петровна – слева от него

Вот как обращается будущий святой к своей жене, Анне Петровне Молчановой, тоже происходившей из духовного сословия. Удивительные по красоте отношения!

У них родилось пятеро детей: на четвертом году супружества — дочь Александра (1888), потом дочь Анна (1890), сын Алексий (1891), умерший во младенчестве, сын Сергей (1892, будущий священномученик), дочь Ольга (1896). И годы спустя после венчания отец Алексий писал своей жене трогательно и непосредственно:

«Ты, красавица, забыла у меня на столе браслетку и кольца, то будь спокойна, я их убрал и с собой в воскресенье привезу. Целую тебя несчетно раз. Твой Ленечка».

Какой-то необыкновенной красотой Анна Петровна не отличалась, однако отличалась добрым, живым характером — даже на фотографиях в любом возрасте это видно — и крепкой, простой верой. Отец Алексий — священник, будущий прославленный святой и подвижник — со смирением писал ей: «Я верю вполне, что ты глубоко верующая, помолись же обо мне, мой ангел, чтобы и я был тоже таковым».

Матушка Анна разделила с мужем его самоотверженное служение, когда 19 марта 1893 года отец Алексий был рукоположен епископом Нестором, управляющим московским Новоспасским монастырем, во священника к церкви Николая Чудотворца в Кленниках. Хиротония совершалась в Заиконоспасском монастыре, что по сей день стоит в двух шагах от Кремля. Приход оказался очень малочислен, довольно беден, и отец Алексий стал единственным его священником…

Бог, знающий каждого человека до самых его глубин, пожелал дать святому в спутницы именно такую женщину, и она сыграла в его жизни важную роль.

Он вспоминал жену и как друга, мягко направлявшего его, подсказывающего то, чего он сам не замечал. «Я был очень счастлив, — писал он годы спустя сыну, — когда покойная твоя мама, бывало, заметив что-либо, высказывала свое впечатление мне, и я тотчас, приняв к сердцу, изменял согласно с ее замечаниями… Я не хочу сидеть на точке замерзания. Каждый из нас не замечает за собой и может усовершенствоваться только при участии близких, дорогих людей…»

Омрачало их жизни только то, что матушка Анна страдала тяжелой сердечной недостаточностью, и с годами это давало о себе знать все больше. Выйдя замуж 18-летней юной девушкой, к 36 годам она уже очень мучилась от водянки: тело отекало, наступала слабость, становилось трудно дышать. Было настолько тяжело, что в какой-то момент матушка просила своего супруга перестать ее вымаливать…

29 августа 1902 года Анна Петровна скончалась. В церковном календаре, по старому стилю, это день памяти Усекновения главы пророка Иоанна Предтечи — день покаянный, скорбный, в который полагается строгий пост…

Встреча с праведным Иоанном Кронштадтским

Праведный Иоанн Кронштадтский. Фотография, начало XX в.

Отец Алексий очень тяжело переживал потерю жены: он запирался у себя и долго молился, плакал перед Богом. Позже в письмах он признается, как, «прикипевший» душой к любимой супруге, страдал от одиночества, от своего вдовства…

Смерть бесконечно любимой жены стала водоразделом его жизни. Но вместе с тем: мало ли священников-вдовцов было в то время? И только единицы достигли святости. Так и отец Алексий переступил черту, за которой — любовь уже не человеческая, а Божественная, полное забвение себя ради других, способность видеть всего человека насквозь, ни в коем случае не приписывая этого дара себе.

Все это — тайна внутреннего преображения человека. Нам известны лишь внешние вехи.

Однажды на пороге дома безутешного священника появился известный кронштадтский пастырь, отец Иоанн (Сергиев), чудотворец, которого Церковь потом прославит в лике святых. О тяжелых переживаниях отца Алексия ему рассказали его знакомые.

«Вы пришли разделить со мной мое горе?», — спросил отец Алексий вошедшего кронштадтского священника. И услышал в ответ: «Не горе твое я пришел разделить, а радость.

Тебя посещает Господь. Оставь свою келью и выйди к людям; только отныне и начнешь ты жить. Ты радуешься на свои скорби и думаешь: нет на свете горя больше твоего… А ты будь с народом, войди в чужое горе, возьми его на себя, и тогда увидишь, что твое несчастье незначительно в сравнении с общим горем, и легче тебе станет».

После этого священники вместе совершили службу в одном из московских храмов.

И с этого времени начался особый путь отца Алексия, путь старчества. Особый — потому что с того момента он, и прежде заботившийся обо всех, забыл себя, чтобы жить для других.

«Священник должен принадлежать народу»

Нельзя сказать, что до этого отец Алексий не был с народом. Нуждающимся помогал при любой возможности, устроил приют для сирот и детей неимущих родителей, и именно он, один из немногих московских священников, служил литургию каждый день. Восемь лет, почти в полном одиночестве!

Храм святителя Николая в Кленниках, 1920-1930 гг. Источник http://retromap.ru

Люди потянулись в Кленники. Потому что к настоятелю всегда можно было прийти на исповедь или хоть на разговор. Двери его храма были всегда открыты. В Москве он постепенно получил известность как священник, к которому можно обратиться за утешением и советом в самом тяжелом горе.

Отец Алексий говорил: «Священник должен принадлежать народу» — и признавался в письмах к родным, что принимает людей до поздней ночи, отходя ко сну в 2 часа, чтобы рано утром быть уже снова на ногах.

«Любить всех, — писал он, — легко сказать… Полюбить всех есть дело жизни и опыта, и опыта немалого».

Воспитывайте волю!

Будучи сам очень собранным и дисциплинированным, отец Алексий именно дисциплине и силе воли придавал большое значение, всегда умоляя своих духовных чад: установите порядок в своей жизни, воспитывайте свою волю!

Мария Николаевна Соколова в 1918 году

По воспоминаниям его духовной дочери, знаменитого иконописца Марии Николаевны Соколовой (впоследствии — монахини Иулиании), отец Алексий «всегда возводил руководимых им к подвигу духовному», говоря, что «внешний подвиг необходим. Хотя и самый малый, он воспитывает силу воли».

Когда его спрашивали, как же решить свои проблемы, наладить жизнь, он отвечал: не оставляйте молитвы! «Молись усердно и неопустительно», — говорит он в одном письме.

И признается, что сам страдал когда-то безволием, и что очень важно победить его:

«Дорогая К. П., какое великое милосердие Божие к нам, а мы, грешные и нерадивые, не хотим и малого часа отдать Ему на благодарение и меняем время молитвы, которая всего важнее, на житейские хлопоты и заботы, забывая Бога и свой долг!»

«Дура, это я только для других сказал»

Тянулись к нему еще и потому, что отец Алексий получил от Бога очевидный, но тщательно скрываемый им самим дар прозорливости: он часто рассказывал как бы истории о других людях, попавших в похожие обстоятельства, но пришедшим рано или поздно становилось понятно, о ком речь…

Так, женщина пришла к священнику с трудным вопросом: ее муж пропал без вести во время Первой мировой войны, с тех пор прошло уже 9 лет, и к ней сватается хороший человек. Выходить ли ей замуж? Не ждать ли мужа? Отец Алексий в своей манере рассказал ей историю: «Вот бывают такие случаи. Пришла ко мне женщина и говорит: “Батюшка, благословите выйти замуж снова, мой муж много лет в плену, его, наверное, уже в живых нет”. Я не благословил, а она не послушалась, все-таки вышла замуж. Через 8-9 дней после венчания возвращается из плена ее муж. И вот у нее теперь два мужа, она должна решить, чья же она жена!» Женщина испугалась и решила отложить вопрос с повторным замужеством. А через несколько дней вдруг вернулся ее муж!

Однажды к отцу Алексию приехала из Тулы женщина, у которой пропал единственный сын. Придя в храм Николая Чудотворца, она встала в очередь ко кресту. Завидя ее, отец Алексий протянул ей крест через головы тех, кто шел впереди, и сказал: «Молись как за живого!» После, встретившись с нею, старец ласково обратился к несчастной: «Счастливая мать! Счастливая мать! О чем ты плачешь? Тебе говорю: он жив!» — и потом рассказал якобы произошедшую историю: «Вот тоже на днях у меня была мать: все о сыне беспокоится, а он преспокойно служит в Софии на табачной фабрике». Через несколько месяцев эта женщина получила от сына письмо, в котором он сообщал, что служит на табачной фабрике в Софии.

В другой раз к старцу пришли две незнакомые ему прежде девушки просить благословение стать монахинями. Одну из них он охотно благословил, а другой велел вернуться домой. Девушка очень огорчилась. Окружающие стали расспрашивать ее, и оказалось, что она живет с престарелой матерью, которая болеет и не желает слышать об уходе дочери в монастырь.

Бывали и забавные, но всегда поучительные для их участников случаи. Одна начальница приюта для сирот, Ольга Серафимовна, придя на литургию вместе со своей подчиненной, про себя переживала: а вдруг батюшка сейчас скажет что-нибудь такое про меня, что уронит меня в глазах моей подчиненной?.. И поэтому хотела пропустить ее вперед в очереди ко кресту. Увидев Ольгу Серафимовну, отец Алексий поднял высоко крест и, благословляя ее, громко произнес: «Ольга! Мудрая!» А когда та подошла, наклонился к самому ее уху и добавил: «Дура, это я только для других сказал», и с обычной своей добродушной улыбкой посмотрел на нее. Так рядом с ним люди учились не думать о себе лишнего, как и он о себе никогда не думал, говоря: «А что я? Я убогий…»

После революции

Материал по теме

Солдат, фельдшер, священник

6 января Русская Православная Церковь празднует память священномученика Сергия (Мечева). Он был сыном не менее известного отца — протоиерея Алексия Мечева, настоятеля храма святителя Николая в Кленниках в Москве

Над Россией сгущались тучи, приближался 1917 год. Люди тянулись к Богу, но для многих русских церковная жизнь превратилась в обременительную традицию, не способную, как им казалось, произвести ничего живого, а живым, справедливым, свежим и манящим представлялись те перемены, которые сулила революция и которые впоследствии обернулись кровавым кошмаром ненависти и братоубийства. Сам отец Алексий писал о расщеплении общества и равнодушии друг ко другу: «Ведь на самом деле не только каждое сословие, но даже и каждая семья жила особняком, не искали общего блага, но только личного…»

В 1919 году, в разгар Гражданской войны, когда будущее было тревожно и абсолютно непредсказуемо, священнический сан принял сын отца Алексия Мечёва, Сергей. Он показал себя человеком необыкновенно твердым, мужественным и волевым, и, как отец, пламенеющим верой…

Последние несколько лет жизни отца Алексия пришлись на тяжелейшее для России время, когда, по воспоминанием современников, «с наступлением зимы Москва стала похожа на убогую деревню. Улицы и тротуары не чистились. Трамваи перестали ходить. И народ передвигался пешком посередине улицы с мешками за спиной в надежде что-нибудь достать себе для пропитания». Но отец Алексий продолжал ежедневно служить. Приход храма на Маросейке увеличивался, и настоятель установил сбор средств для оказания помощи нуждающимся, старикам и многодетным семьям. Его дважды вызывали в ОГПУ на «беседу», запрещали принимать верующих. Но старец продолжал делать свое дело, собирая вокруг себя людей.

Материал по теме

Как святые сидели в тюрьме

Святые в тюрьме взламывали ее оковы изнутри силой своей свободы. Изоляция под их напором превращалась в безграничный простор. Они страдали от каторжного труда, претерпевали издевательства, допросы, физическое насилие, но кто мог разлучить их от любви Божией?

И как некогда святой апостол и евангелист Иоанн, единственный из Христовых апостолов избежавший мученической смерти, так и старец Алексий, избежав тюрем и ссылок, умер своей смертью в 1923 году. Просто лег на свою постель и тихо скончался…

Его сын, священник Сергий Мечёв, был арестован в 1929 году, а в 1930-е годы храм на Маросейке, лишившийся своих пастырей, закрыли…

Духовных детей отца Алексия, его родных ждали суровые испытания. Что мог бы сказать старец на это? Что жизнь вообще несправедлива и трудна? Что одни «на коне», а другие — в убожестве, нищете, несправедливо гонимы? А он вновь и вновь сказал бы о любви. Поймите, наставлял отец Алексий, несправедливость этого мира — это возможность нам проявить любовь друг к другу, позаботиться о тех, на кого беды навалились всей тяжестью.»Случай сделать кому-нибудь добро — это есть милость Божия к нам, поэтому мы должны бежать, стремиться всей душой послужить другому! А после всякого дела любви так радостно, так спокойно на душе… такому человеку нечего бояться, никто ему ничего не может сделать». И ему — человеку безграничной любви — ничего не смогли сделать.

«Надо любить Бога всем существом!»

Прощаться с отцом Алексием пришла вся Москва: к храму на Маросейке один за другим прибывали разные приходы во главе со своими пастырями. Отпевание — по завещанию отца Алексия — совершал архиепископ Феодор (Поздеевский), настоятель Данилова монастыря, чудом освобожденный из тюрьмы незадолго до этого события. На Лазаревское кладбище, где был похоронен добрый пастырь, стали приходить люди. Через 10 лет кладбище закрыли, останки отца Алексия и его жены были перенесены на кладбище «Введенские горы» (Немецкое). Мощи старца Алексия оказались нетленными…

Храм святитель Николая в Кленниках, мощи праведного Алексия Московского. Источники http://www.klenniki.ru

Он и его сын, расстрелянный в 1942 году священномученик Сергий Мечёв, были прославлены в лике святых в 2000 году. Сегодня мощи старца покоятся в храме, где он служил на протяжении 30 лет, — храме Николая Чудотворца в Кленниках в Москве.

Вот такая простая, трудная и необыкновенная по красоте жизнь — удивительное свидетельство того, что святость — это всегда выбор, всегда решимость: ведь отец Алексий мог исполнять требы, служить по праздникам и по воскресеньям, вести обычную, размеренную жизнь священника,— которую вели многие потомственные священнослужители того времени. Он мог быть просто добрым батюшкой, со временем забытым потомками, но… К его мощам и в наши дни идут и идут люди. И на приходе, где служил этот человек, до сих пор — сквозь годы гонений! — жива необыкновенная атмосфера настоящей христианской общины.

Святые среди нас. И так будет, пока не прейдет этот мир. Из глубины веков и совсем близко — из многострадального XX века — будет звучать их вторящий Христу голос: «Любите! Всеми силами души — любите!»

Дни памяти: 22 июня, 2 сентября, 29 сентября, 11 февраля

Адрес храма святителя Николая в Кленниках:
г. Москва, ул. Маросейка, дом 5
Как проехать: метро “Китай-город”, выход к улице Маросейка, из стеклянных дверей направо, до упора по переходу и выход налево.

14 мая 2018 года Священный Синод Русской Церкви утвердил текст службы праведному Алексию Мечеву, пресвитеру Московскому.

Святой праведный Алексий Московский

Память 9 / 22 июня

Из книги «Синаксарь: Жития святых Православной Церкви», вышедшей в издательстве Сретенского монастыря.

***

Праведный Алексий Мечев

Святой праведный Алексий Мечёв родился в Москве 17 марта 1859 года в благочестивой семье регента кафедрального Чудовского хора Алексея Ивановича Мечёва.

С рождения жизнь отца Алексия была связана с именем святителя Филарета, митрополита Московского и Коломенского (память 19 ноября). Святитель Филарет спас его отца от смерти на морозе, когда тот был ребенком. Увидев в этом Промысл Божий, святитель и далее заботился о спасенном ребенке, а потом и о его семье. Во время рождения отца Алексия (роды у его матери Александры Дмитриевны были трудными) митрополит Филарет молился вместе с Алексеем Ивановичем Мечёвым об удачном разрешении его жены от бремени и предсказал: «Родится мальчик, назови его Алексием в честь празднуемого нами сегодня святого Алексия, человека Божия».

Алексий рос в семье, где царила живая вера в Бога, любовь, добросердечное отношение к людям. Учился он в Заиконоспасском училище, затем в Московской духовной семинарии, по окончании которой мечтал поступить в университет и стать врачом. Однако его мать воспротивилась, желая видеть сына священником. Алексию было нелегко отказаться от своей мечты, но против воли горячо любимой матери он не пошел. Впоследствии Алексий Мечёв понял, что обрел истинное призвание.

По окончании семинарии Алексий служил псаломщиком в Знаменской церкви Пречистенского сорока. Здесь ему суждено было пройти тяжелое испытание. Настоятель требовал от псаломщика выполнения и таких обязанностей, которые лежали на стороже, обходился грубо, замахивался на него кочергой и даже бил. Но Алексий сносил все безропотно, не жаловался и не просил о переводе в другой храм. Впоследствии святой благодарил Господа за то, что Он дал ему пройти такую школу. Уже будучи священником, отец Алексий, услышав о смерти этого человека, пришел на отпевание, со слезами благодарности и любви провожал его до могилы, к удивлению тех, кто знал отношение к нему почившего.

Потом отец Алексий говорил, что, когда люди указывают на недостатки, которые мы сами за собой не замечаем, они помогают нам бороться со своим «яшкой». (Два у нас врага: «окаяшка» и «яшка» – батюшка называл так самолюбие, человеческое «я», тотчас заявляющее о своих правах, когда его кто волей или неволей задевает и ущемляет.) «Таких людей надо любить как благодетелей», – учил он в дальнейшем духовных детей.

18 ноября 1884 года он был рукоположен в диакона и стал служить в церкви великомученика Георгия в Лубянском проезде. Отец Алексий внешне проявлял величайшую простоту, внутренне же испытывал пламенную ревность о Господе.

В 1884 году Алексий женился на дочери псаломщика Анне Петровне Молчановой. Брак его был очень счастливым. Но Анна Петровна страдала тяжелым заболеванием сердца, и здоровье ее стало предметом постоянных забот отца Алексия. В семье родились дети: дочери Александра (1888) и Анна (1890), сыновья Алексей (1891), умерший на первом году жизни, и Сергей (1892), а также младшая дочь Ольга (1896).

19 марта 1893 года диакон Алексий Мечёв был рукоположен в священника к церкви святителя Николая в Кленниках. Хиротония состоялась в Заиконоспасском монастыре, совершил ее епископ Нестор, управляющимй Московским Новоспасским монастырем. Приход этой церкви был малочислен, поскольку поблизости находились большие известные храмы. Хотя отец Алексий готовился к пастырству в деревне, он, получив приход в столице, всецело предал себя воле Божией и стал трудиться, положив в основание молитву и духовное бодрствование.

Введя в своем храме ежедневное богослужение, святой Алексий восемь лет служил в пустой церкви, почти в одиночестве. Со временем скорбящие и обремененные горестями люди потянулись в этот храм, и от них пошла молва о его добром настоятеле.

Жизнь духовенства малых приходов того времени была материально тяжелой, бытовые условия плохими. Матушка Анна Петровна тяжело болела, у нее началась водянка, сопровождавшаяся большими отеками и мучительной одышкой. Она так страдала, что принялась упрашивать мужа, чтобы он прекратил ее вымаливать… 29 августа 1902 года, в день Усекновения главы Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, Анна Петровна скончалась.

Святой праведный Алексий Московский

Отец Алексий очень горевал. Он закрывался у себя в комнате и изливал душу пред Господом. В это время в Москву приехал праведный Иоанн Кронштадтский. Его пригласила к себе домой очень близкая отцу Алексию купеческая семья, которую связывали с кронштадтским пастырем дела благотворительности. В этом доме и встретился с ним безутешный священник.

На вопрос Алексия Мечёва: «Вы пришли разделить со мной мое горе?» – отец Иоанн ответил: «Не горе твое я пришел разделить, а радость: тебя посещает Господь». Впоследствии отец Алексий скажет о себе: «Господь посещает наше сердце скорбями, чтобы раскрыть нам сердца других людей». Святой Иоанн посоветовал ему: «Будь с народом, войди в чужое горе, возьми его на себя – и тогда увидишь, что твое несчастье мало, незначительно в сравнении с общим горем, и легче тебе станет».

Благодать Божия, обильно почивающая на кронштадтском пастыре, по-новому осветила жизненный путь отца Алексия. Призыв отца Иоанна он принял как возложенное на него послушание. К восприятию благодати старчества он был, несомненно, подготовлен многими годами поистине подвижнической жизни, когда всего себя отдавал молитве и служению людям. И теперь, по выражению одного из духовных чад, он «верным и несменяемым стражем стал у скорбного сердца человеческого».

Всех приходящих в храм святителя Николая в Кленниках, искавших помощи, отец Алексий встречал с сердечной приветливостью, любовью и состраданием. В души их вселялись радость и мир Христов, появлялась надежда на милость Божию, на возможность обновления души. Проявляемая батюшкой любовь вызывала у каждого ощущение, что его полюбили, пожалели, утешили больше всех. Святой Алексий был преисполнен любви. Он не знал жестокого слова «карать», а знал милостивое слово «прощать». «Путь к спасению заключается в любви к Богу и ближним», – говорил отец Алексий.

Он не налагал на своих чад бремени тяжелого послушания, ни от кого не требовал особенных подвигов. В то же время, подчеркивая необходимость хотя бы самого малого внешнего подвига, он указывал, что надо взвесить свои силы и возможности и выполнять во что бы то ни стало то, на что решился. Наделенный благодатным даром прозорливости, святой по глубокому смирению старался не показывать полноты этого дара.

Указание, как поступить в том или ином случае, батюшка высказывал только раз. Если пришедший возражал, отец Алексий устранялся от последующего разговора, не объясняя, к чему приведет неразумное поведение. Тем же, кто пришел с покаянным чувством и был преисполнен доверия, он оказывал молитвенную помощь, предстательствуя за них пред Господом и принося избавление от трудностей и бед.

В нижнем жилом этаже храма батюшка открыл церковноприходскую школу, устроил приют для сирот и неимущих, в течение 13 лет преподавал закон Божий в женской гимназии Е.В. Винклер; способствовал возрождению древнерусской иконописи, благословив на писание икон духовную дочь Марию Николаевну Соколову, впоследствии монахиню Иулианию.

Проповеди батюшки были просты, искренни, трогали сердце глубиной веры, правдивостью, пониманием жизни. Молитва святого Алексия никогда не прекращалась. Наполняя собою храм, она вселяла в присутствующих уверенность, что при всей житейской суете можно быть далеким от всего земного, иметь непрестанную молитву, чистое сердце и предстоять Богу еще здесь, на земле. Когда батюшка молился, то, по отзывам видевших его, он горел на молитве, внимал каждому слову молитвы жадно, словно боясь упустить миг духовного восторга. Старец учил, что личная молитва, беседа с Господом и обращение к Нему – это надежное и спасительное средство для укрепления в себе веры в Промысл Божий.

Отец Алексий очень чтил святыню храма – Феодоровскую икону Божией Матери (она по сей день находится в храме святителя Николая в Кленниках), служил перед ней молебны. Однажды, в преддверии событий 1917 года, во время молебна он увидел, как из очей Царицы Небесной покатились слезы. Это видели и все присутствующие.

Велико было смирение отца Алексия. Он никогда не обижался на грубости, сторонился проявления к себе знаков почтения и уважения, избегал пышных служб. «Я что? Я – убогий…» – говаривал он. Однажды, заставив духовную дочь вспомнить на исповеди, что она плохо говорила о своей родственнице и не придала этому значения, он сказал ей: «Помни, Лидия, что хуже нас с тобою во всем свете никого нет».

Истинными духовными друзьями отца Алексия были современные ему оптинские подвижники: старец иеросхимонах Анатолий (Потапов), прославленный ныне как преподобный (память 30 июля), и скитоначальник игумен Феодосий. Они изумлялись подвигу московского старца, жившего «во граде яко в пустыни». Отец Анатолий приезжавших к нему москвичей направлял к отцу Алексию. Старец Нектарий говорил: «Зачем вы ездите к нам? У вас есть отец Алексий».

Святой патриарх Тихон всегда считался с отзывом батюшки в случаях хиротонии и даже предложил ему взять на себя труд по объединению московского духовенства.

Дважды отца Алексия вызывали на собеседование в ОГПУ, запрещали принимать народ. Во второй раз его отпустили сразу, ибо увидели, что он тяжело болен.

В последних числах мая 1923 года отец Алексий уехал в Верею, где обычно отдыхал. Он предчувствовал, что уходит навсегда. Перед отъездом отслужил в своем храме последнюю литургию, попрощался с духовными детьми, уходя, простился с храмом, проливая обильные слезы.

Скончался святой Алексий 9 июня (ст. ст.) 1923 года. Гроб с его телом был доставлен в храм святителя Николая в Кленниках. До самого утра следующего дня церковные общины Москвы прощались с почившим и служили панихиды. Проводить отца Алексия в последний путь прибыл на Лазаревское кладбище святой патриарх Тихон, освобожденный в этот день из заключения. Святейший отслужил по усопшему литию, опустил гроб в могилу и первым бросил в нее горсть земли.

Через десять лет, в связи с закрытием Лазаревского кладбища, останки святого праведного Алексия и его супруги были перенесены на Лефортовское Введенское кладбище. Тело батюшки было нетленным.

Отец Алексий Мечёв причислен к лику святых Русской Православной Церкви. Канонизация его совершилась на Божественной литургии в храме Христа Спасителя 20 августа 2000 года.

В 2001 году, на праздник Всех святых, в земле Российской просиявших, совершилось обретение мощей святого Алексия. Когда стала видна крышка гроба, в воздухе разлилось дивное благоухание, напоминавшее аромат святого мира.

В настоящее время мощи святого праведного Алексия Мечёва находятся в московском храме святителя Николая в Кленниках.

Имеется множество свидетельств благодатной помощи в различных нуждах по молитвам к старцу. Много таких случаев было отмечено при восстановлении храма, где служил святой. На опыте известно, что когда в скорби обращаются к нему: «Батюшка отец Алексий, помоги!», помощь приходит очень скоро, ибо святой праведный Алексий стяжал от Господа великую благодать молиться за тех, кто к нему обращается.

Составитель — иеромонах Макарий Симонопетрский,
адаптированный русский перевод — издательство Сретенского монастыря

Святой праведный Алексий Мечёв, московский старец

«Отчего все святые апостолы, все до единого приняли мученический венец, погибли на крестах, были усечены мечом, а апостол Иоанн Богослов дожил до глубокой старости и мирно скончался? — спросил как-то батюшка Алексий, — оттого, что у апостола Иоанна была такая безпримерная, великая, неодолимая христианская любовь, что ее силе и мучители покорялись, и гонителей обезоруживала она, их злобу она загасила и превратила в любовь». У о.Алексия была именно такая любовь к ближним, и все его наставления, проповеди и слова — о любви. Он был богат этой милующей любовью, и каждому приходящему казалось, что именно его о.Алексий любит больше всех.

Алексий Мечёв родился 17 марта 1859 года в Москве в благочестивой семье регента кафедрального Чудовского хора.

С рождения жизнь о.Алексия связана с именем Cвятителя Филарета, митрополита Московского и Коломенского. Он в своё время спас отца Батюшки от смерти на морозе и, увидев в этом промысел Божий, в дальнейшем заботился о спасённом ребёнке, а в последствии и о его семье.

Во время рождения о.Алексия (а роды у его матери, Александры Дмитриевны, были трудные) молился вместе с Алексеем Ивановичем Мечёвым об удачном разрешении его жены от бремени и предсказал: «Родится мальчик, назови его Алексием в честь празднуемого нами сегодня св. Алексия, человека Божия».

Алексий рос в семье, где царила живая вера в Бога, любовь, добросердечное отношение к людям.

Всю жизнь отец Алексий с благоговением вспоминал о самоотверженном поступке матери, которая взяла к себе свою сестру с тремя детьми после смерти ее мужа, несмотря на то, что и самим было тесно с тремя своими детьми — сыновьями Алексеем и Тихоном и дочерью Варварой. Для детей пришлось соорудить полати.

Алексей отличался тихим, миролюбивым характером, любил развеселить, утешить, пошутить. Но от шумного веселья удалялся, в разгар игр вдруг становился серьезен и убегал. За это прозвали его «блаженный Алешенька».

Учился Алексий Мечёв в Заиконоспасском училище, затем в Московской духовной семинарии, после окончания которой мечтал поступить в университет и стать врачом, чтобы наиболее плодотворно служить людям. Но мать воспротивилась этому: «Ты такой маленький, где тебе быть доктором, будь лучше священником». Алексию было тяжело оставить свою мечту, но против воли горячо любимой матери не пошёл. Впоследствии он понял, что обрёл своё истинное призвание, и был очень благодарен матери.

По окончании семинарии Алексий был определен в Знаменскую церковь Пречистенского сорока. Настоятель храма отец Георгий был человек крутой и придирчивый. Он требовал от псаломщика выполнения и таких обязанностей, которые лежали на стороже, обходился грубо, даже бил. Но Алексий все сносил безропотно и не высказывал жалоб. Впоследствии он благодарил Господа, что он дал ему пройти такую школу. Уже будучи священником отец Алексий пришел на отпевание отца Георгия, со слезами благодарности и любви провожая его до могилы.

«Таких людей надо любить как благодетелей», — учил он в дальнейшем своих духовных детей. Они указывают на недостатки, которые мы сами за собой не замечаем, и помогают нам бороться со своим «яшкой». Два у нас врага: «окаяшка» и «яшка» — батюшка называл так самолюбие, человеческое «я».

В 1884 году Алексий Мечёв женился на дочери псаломщика 18-летней Анне Петровне Молчановой и был рукоположен во диакона. К Анне сватались женихи-семинаристы, но она всем отказывала. Но лишь только познакомилась с Алексием, твердо сказала матери-вдове: «вот за этого маленького – пойду». Брак его был счастливым. Анна Петровна была с «характером» и на фотографиях ранней молодости смотрела из-под нахмуренных бровей. Но взаимная любовь этот характер заметно улучшила. На дальнейших снимках этот взгляд потеплел, напряженность черт лица сгладилась. Анна нежно любила мужа и глубоко сочувствовала ему во всем. Но она страдала тяжелым заболеванием сердца, и здоровье ее стало предметом его постоянных забот. В жене отец Алексий видел друга и первого помощника на своем пути ко Христу, он дорожил дружескими замечаниями жены и слушал их так, как иной слушает своего старца; тотчас стремился исправлять замеченные ею недостатки.

В семье родились дети: Александра (1888), Анна (1890), Алексей (1891), умерший на первом году жизни, Сергей (1892) и Ольга (1896).

19 марта 1893 года диакон Алексий Мечёв был рукоположен во священника маленькой одноштатной церкви Николая Чудотворца в Кленниках Сретенского сорока. Отец Алексий ввел в своем храме ежедневное богослужение, в то время как обычно в малых московских храмах оно совершалось лишь два-три раза в седмицу.

«Восемь лет служил я литургию каждый день при пустом храме, — рассказывал впоследствии батюшка. — Один протоиерей говорил мне: «Как ни пройду мимо твоего храма, все у тебя звонят. Заходил в церковь — пусто… Ничего у тебя не выйдет, понапрасну звонишь»».

Но отец Алексий этим не смущался и продолжал служить. По действовавшему тогда обычаю москвичи говели раз в году Великим постом. В храме же «Николы-Кленники» на улице Маросейке можно было в любой день исповедаться и причаститься. Со временем это стало в Москве известно.

Как-то раз стоявшему на посту городовому показалось подозрительным поведение неизвестной женщины в очень ранний час на берегу Москвы-реки. Подойдя, он узнал, что женщина пришла в отчаяние от тягот жизни и хотела утопиться. Он убедил ее оставить это намерение и пойти на Маросейку к отцу Алексию. После этого случая, скорбящие и обремененные горестями жизни люди потянулись в этот храм. Батюшка всем спешил уделить внимание и утешить.

Небольшой деревянный домик, в котором помещалась семья о. Алексия, был ветхим, полусгнившим; в квартире всегда было темно и сыро. Скоро у матушки Анны Петровны началась сердечная водянка с отеками и мучительной одышкой. Она так страдала, что стала просить мужа перестать её вымаливать и скончалась 29 августа 1902 года в день усекновения главы Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.

Отец Алексий был безутешен. Для него померк свет и он не хотел выходить к людям. В то время приехал в Москву святой праведный отец Иоанн Кронштадтский. О.Алексию устроили с ним встречу. «Вы пришли разделить со мной мое горе?» — спросил его о. Алексий. «Не горе твое я пришел разделить, а радость, — ответил о. Иоанн. — Оставь свою келью и выйди к людям; только отныне и начнешь ты жить… Войди в чужое горе, возьми его на себя и тогда увидишь, что твое несчастье мало, незначительно в сравнении с общим горем, и легче тебе станет».

Благодать, Божия, обильно почивающая на кронштадтском пастыре, по-новому осветила жизненный путь о.Алексия. Он вступил на путь старчества, к которому уже был подготовлен многими годами подвижнической жизни.

Всех приходящих о.Алексий встречал с сердечной приветливостью, любовью и состраданием. Каждому казалось, что его больше всех полюбили, пожалели, утешили. Батюшка никогда не возлагал бремени тяжелого послушания, указывая, что прежде всего следует взвесить силы и возможности. Но на что уж решился, то нужно выполнять во что бы то ни стало, иначе цель не достигается.

«Путь ко спасению, — постоянно повторял о.Алексий, — заключается в любви к Богу и ближним». Нужно утеснять себя ради блага близких нам людей, перестраивать свою душу, переламывать свой характер так, чтобы ближним было легко с нами жить. «Будьте для всех «солнышками»,- говорил он.

Отец Алексий теперь никогда не остается один, с утра до вечера отдаёт себя людям, он для них уже не только пастырь, а родной отец и заботливая мать. Вскоре о старце заговорила вся Москва. Церковь уже не может вместить всех желающих, «с раннего утра до поздней ночи толпится народ, среди простых людей, появляются профессора, врачи, учителя, писатели, инженеры, художники, артисты». Одно время о.Алексий стал посещать находящийся неподалеку Хитров рынок, пользовавшийся дурной славой. Он проводил там беседы с завсегдатаями городского дна. Но вскоре из-за все возрастающей нагрузки ему пришлось оставить это.

Крайне скудный в средствах, батюшка Алексий все-таки не проходил мимо нужды и горя ближнего. Однажды в Рождественский сочельник батюшка, сам имевший многодетную семью, оставил всё содержимое своего кошелька у больной женщины, которую пришел причастить. Приехав домой, он с горечью подумал: «Вот там нищета, и здесь нищета, там полуголодные дети, и здесь полуголодные дети, — правильно ли я поступил, что все отдал другим, а своим ничего не оставил?» Господь чудесно разрешил недоумение праведника. Неожиданно появился благотворитель, который пожертвовал о.Алексию достаточную сумму.

Никогда не обижался он ни на какие грубости по отношению к себе. «Я что… я убогий…» — говаривал он. Сторонился батюшка проявлений по отношению к себе знаков почтения, уважения, избегал пышных служб, а если приходилось участвовать, то старался встать позади всех. Тяготился наградами, они обременяли его, вызывали его глубокую, искреннюю скорбь.

Проповеди батюшки были просты, искренни, они не отличались красноречием. Главным их достоинством было то, что они несли практическое указание — как быть и что делать.

Когда его спрашивали, как наладить жизнь прихода он отвечал: «Молиться!» Призывал своих духовных чад молиться за панихидами: «Еще раз ты войдешь в соприкосновение с усопшими. Когда же предстанешь перед Богом, все они воздвигнут молитвенно за тебя руки, и ты спасешься».

Батюшка не одобрял, когда родители, стремясь в церковь, оставляли детей одних без призора. Благословляя мать с ребенком, и указывая на младенца, он ей внушительно говорил: «Вот здесь твои и Киев, и Иерусалим».

В нижнем жилом этаже храма Батюшка открыл церковно-приходскую школу, устроил приют для сирот и неимущих, в течение 13 лет преподавал Закон Божий в женской гимназии Е.В. Винклер; способствовал возрождению древнерусской иконописи, уступившей место живописи, благословив на писание икон свою духовную дочь Марию Николаевну Соколову (в последствии монахиня Иулиания).

О.Алексий очень чтил святыню храма чудотворную Феодоровскую икону Божией Матери и часто служил перед ней молебны. Однажды в преддверии событий 1917 года во время молебна он увидел, что из глаз Царицы Небесной покатились слезы. Это видели и присутствовавшие богомольцы. Батюшка был так потрясен, что не смог продолжать службу, и заканчивать ее пришлось сослужившему священнику.

Храм Святителя Николая в Клённиках

Интерьер храма святителя Николая в Кленниках на Маросейке

Число молящихся в храме все увеличивалось. Особенно после 1917 года и среди них немало молодежи, студентов, разочаровавшихся в революционных идеалах. После закрытия Кремля часть прихожан и певчих Чудова монастыря перешла в храм отца Алексия. В храме стали служить молодые образованные священники, помогая о.Алексию в проведении лекций, бесед, в организации курсов по изучению богослужения. В их числе сын отца Алексия отец Сергий Мечёв, рукоположенный во иерея в Великий четверток 1919 года, ныне также прославленный в лике святых как священномученик.

В тяжелые годы гражданской войны и всеобщей разрухи, многие хотели переехать в хлебородные южные области страны, на Украину. О.Алексий не давал благословения на переезды, приводя слова Господа, сказанные иудеям через пророка Иеремию не бежать от рабства вавилонского в Египет, где всех ожидает смерть. Оставшимся будет явлена милость Божия и избавление.

Отец Алексий создал удивительную духовную общину в миру. Одна из немногих, эта община выдержала времена самых страшных гонений и воспитала новое поколение ревностных служителей Церкви и благочестивых церковных людей. Особого внимания заслуживает традиция агап в общине. В ночь с субботы на воскресение (примерно с 1919 года) служилось всенощное бдение, затем литургия, а после нее в одном из помещений храма устраивалась трапеза с общением на духовные темы и чтением псалмов. Трапезы назывались агапами. Первоначально беседы на агапах выстраивал сам о.Алексей, но постепенно стал передавать ситуацию в руки собравшимся.

«Сюда заранее, кто мог, приносил что-нибудь из овощей, хлеб, сахар или конфетки карамельки для чая. Расставлялись столы, скамьи, стулья; приходили священнослужители и батюшка. Батюшка принимал участие в общей трапезе и, как на беседах по средам у себя на квартире, что-нибудь рассказывал, затрагивая самые насущные вопросы жизни и взаимоотношений. Высказывался кто-нибудь из присутствующих».

О. Алексий строил и межчеловеческие духовные и душевные отношения. Начал он просто с внимательного, ответственного, сострадательного отношения к своим духовным чадам, потом стал завязывать отношения между ними, постоянно трудился «над созиданием тесной духовной семьи». Он посылал кого-нибудь из сестёр навестить другую, заболевшую; давал что-нибудь съестное снести ей, благословлял, когда поздно возвращались, одну сестру ночевать у другой. И радовался, когда вечер проходил в чтении хорошей духовной литературы, и обязательно – в совместной молитве на ночь. Не благословлял ходить туда, где больше рассказы о новостях и прочая болтовня. Благословлял периодически собираться без него, указывая, что прочитать и на что обратить внимание. Постепенно о. Алексий приучил своих духовных чад служить друг другу кто чем мог, жить радостями и горестями друг друга.

Истинными духовными друзьями о.Алексия были современные ему оптинские подвижники — старец иеросхимонах Анатолий (Потапов) и скитоначальник игумен Феодосий (Поморцев). Они изумлялись подвигу московского старца «во граде яко в пустыни». Старец Нектарий говорил кому-то: «Зачем вы ездите к нам? У вас есть о. Алексий».

Почитал батюшку и архимандрит Арсений (Жадановский) как «мудрого городского старца, приносящего людям нисколько не менее пользы, чем какой-либо пустынник»; и святейший Патриарх Тихон, всегда считаясь с отзывом Батюшки в случаях хиротонии.

Дважды батюшку вызывали на собеседование в ОГПУ. Запрещали принимать народ. Во второй раз беседа была недолгой, так как увидели, что он тяжело болен, страдает очень сильной одышкой.

Епископ Арсений говорил: «Но если молитва бодрит и освежает человека, то принятие на себя страданий ближних сокрушает сердце пастыря, делает его физически больным». Батюшка Алексий стал страдать той болезнью сердца, от которой впоследствии скончался…

В последних числах мая о.Алексий уехал в Верею, где отдыхал прошлые годы. Он предчувствовал, что уходит навсегда. Перед отъездом отслужил в своём храме последнюю литургию, попрощался с духовными детьми и с храмом.

— Батюшка, как тяжело думать, что вас не будет.

— Глупыш, я всегда с Вами буду…

Скончался о.Алексий в пятницу 9/22 июня 1923 года. Смерть наступила сразу же, как только он лег в постель.

Литургию и отпевание совершал архиепископ Феодор (Поздеевский), о чем просил его в письме сам батюшка незадолго до смерти. Владыка Феодор находился тогда в тюрьме, 7/20 июня был освобожден и смог исполнить его желание. Всю дорогу до Лазаревского кладбища пелись пасхальные песнопения. Проводить о.Алексия в последний путь прибыл Святейший Патриарх Тихон, только что освобожденный из заключения и с восторгом встреченный народом. Исполнились слова Батюшки: «Когда я умру — всем будет радость».

Через 10 лет в связи с закрытием Лазаревского кладбища останки о.Алексия и его жены были перенесены на кладбище «Введенские горы», именуемое в народе Немецким. Над его могилой стоял мраморный памятник с небольшим крестом над ним. В нижней его части высечены столь близкие сердцу о.Алексия слова Апостола Павла: «Друг друга тяготы носите и тако исполните закон Христов».

Мощи святого праведного Алексия Мечёва

На Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года протоиерей Алексий Мечёв был причислен к лику святых для общецерковного почитания. Отец Алексий был канонизирован одновременно со своим сыном, священномучеником Сергием, и со множеством новомучеников и исповедников Российских. В 2001 году совершилось обретение мощей святого праведного Алексия Московского и перенесение их в храм свт. Николая. В настоящее время мощи святого праведного Алексия Мечёва находятся в Московском храме святителя Николая в Кленниках.

Из духовных поучений старца Алексия Мечева

«При скорбях нужно не роптать и не спорить с Богом, а с благодарностью к Нему молиться. Господь не так, как люди; люди, если что-либо от кого потерпят, стараются отплатить, но Господь и в скорбях старается нас исправить. Если бы мы знали, как терпят другие, то не роптали бы».

* * *

«Со слезами прошу и молю вас, будьте солнышками, согревающими окружающих вас, если не всех, то семью, в которой Господь вас поставил членом».

* * *

«Будьте теплом и светом для окружающих; старайтесь сперва согревать собою семью, трудитесь над этим, а потом эти труды вас так завлекут, что для вас уже узок будет круг семьи, и эти теплые лучи со временем будут захватывать все новых и новых людей, и круг, освещаемый вами, будет постепенно все увеличиваться и увеличиваться; так старайтесь, чтобы ваш светильник ярко горел».

* * *

«Господь говорит: «Доколе Я в мире, Я — свет миру», — этим Он говорит, что наш долг — светить другим. А между тем, мы сами ходим во тьме, не только уж не светим другим, поэтому мы должны обращаться к Господу, просить у Него помощи, потому что мы, как бы сильны ни были, какие бы преимущества не имели, мы все-таки без Бога — ничто; и потом у нас великое множество грехов, и потому сами мы не можем достигнуть того, чтобы светить и согревать других. И Господь зовет нас в Свою Церковь и говорит: «Приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененные, и Аз упокою вы», — перестаньте надеяться на свое я, ищите помощи у Меня. В такое время тяжелое можно ли говорить, что смерть далека от нас, нет… ко многим из нас очень и очень близка. Так спешите же исполнять свой долг, к которому призвал вас Господь, потому что, как Он Сам сказал, когда наступит ночь, тогда никто не может делать; всему, что мы ни делали доброго или злого, — всему конец. Поэтому спешите понять, в чем ваш долг, который мы должны исполнять со страхом и трепетом, какой вам дан талант от Господа.

А мне хочется плакать, и плакать, и плакать, видя, как многие из вас дожили до седых волос и не увидели своего долга, как будто не было никакой благодати, ничто их не касалось, как будто они были слепы от рождения. Нельзя же злоупотреблять милосердием Божиим без конца, проводить время в превозношении, злобе, ненависти, вражде. Господь зовет: приидите ко Мне, пока вы живы, и Я успокою вас».

* * *

«Бывают минуты, когда очень хочется какому-нибудь человеку помочь, это, несомненно, Господь располагает так сердце на спасение другого; только будьте чистыми сосудами, чтобы Он мог через вас действовать и иметь орудием в Своих руках».

* * *

«Господь и со Креста не сердится, простирает к нам руки и зовет нас. Хотя все мы Его распинаем, но Он есть любовь и готов все нам простить. У нас иногда считается простительным, когда устанешь, раздражиться или еще что (себе позволить), но при каких бы ты обстоятельствах ни находился, как бы ты ни устал или ни был болен, ты должен делать только так, как заповедовал Христос».

Тропарь, глас 5:
Помози́ в беда́х, уте́ши в ско́рбех, / па́стырю до́брый, о́тче Алекси́е. / По́двигом бо ста́рчества ми́ру просия́вый, / ве́ру и любо́вь Христо́ву во мра́це беззако́ния испове́дал еси, / боле́знуя се́рдцем о всех притека́ющих к тебе́ // И ны́не за ны Бо́га моли́, любо́вию чту́щия тя.

Кондак, глас 2:
Ве́лии труды́ любве́ и милосе́рдия подъя́л еси́, / пра́ведный ста́рче Алекси́е, / от свята́го па́стыря Кроншта́дтскаго благослове́ние на по́мощь стра́ждущим прия́в, / бе́ды и ско́рби людски́я яко вери́ги на ра́мо свое́ возложи́. / Мы же ве́дуще тя моли́твенника дерзнове́нна ко Го́споду, со умиле́нием зове́м ти: // моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Молитва святому праведному Алексию Московскому Мечёву:
О, всечестный и преблаженный отче наш Алексие, дивный старче Московский и всея Церкве Российския похвало и радование! Велию любовь ко Господу имея, заветы евангельския непреложно исполняя, душу твою за паству полагал еси, милующим сердцем болезнуя о всех, просящих твоея помощи. Приими малое сие моление наше, и яко в земном житии твоем отирал еси всяку слезу, облегчал еси всяку скорбь, так и ныне, милосердый молитвенниче и ходатаю наш, возьми тяготы, болезни и скорби наша, исполни страждущая сердца радостию, умоли Человеколюбца Бога о прощении безчисленных прегрешений наших, да очистив душу покаянием, к деланию доброму приступим. Ей, старче благий, буди и нам пастырь добрый, наставляя на стезю спасения, да молитвами твоими безпорочно преидем путь жития нашего и обрящем Отечество Небесное, идеже ты со ангелы и всеми святыми предстоиши Престолу Святыя Троицы, славяще Безначальнаго Отца со Единородным Его Сыном и Пресвятым, и Благим, и Животворящим Его Духом во веки веков. Аминь.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *