Отец небесный

«Всеобщий наш Отец, Который в небесах,
Да свято имя мы Твое блюдем в сердцах,
Да прийдет Царствие Твое, да будет воля
Твоя как в небесах, так и в земной юдоли.
Пошли и ныне хлеб обычный от трудов,
Прости нам долг, – и мы прощаем должников,
И не введи Ты нас, бессильных, в искушенье,
И от лукавого избави самомненья.» А. Фет
Впервые за подписью Пушкина стихотворение было напечатано в книге «Новые стихотворения Пушкина и Шавченки» (!), изданной И. Г. Головиным в 1859 г. в Лейпциге , в качестве восьмого тома серии «Русская библиотека»:
«Я слышал — в келии простой
Старик молитвою чудесной
Молился тихо предо мной:
«Отец людей, отец небесный!
Да Имя вечное Твое
Святится нашими сердцами!
Да придет царствие Твое!
Твоя, да будет воля с нами
Как в небесах, так на земли.
Насущный хлеб нам ниспошли
Твоею щедрою рукою.
И как прощаем мы людей,
Так нас, ничтожных пред Тобою,
Прости, Отец, своих детей!
Не ввергни нас во искушенья!
И от лукавого прельщенья
Избави нас’…»
Перед крестом
Так он молился! Свет лампады
Мерцал чуть-чуть издалека
А сердце чаяло отрады
От той молитвы старика!»
В дальнейшем стихотворение многократно перепечатывалось в качестве пушкинского в журналах, газетах, сборниках, даже в собрании стихотворений Пушкина, вышедшем в 1887 г. под редакцией П. И. Бартенева, опытного архивиста и публикатора.
Особенностью печатной истории стихотворения явилось то, что его несколько раз заново «открывали» в качестве пушкинского и печатали как новинку пушкиноведения. Один из исследователей, В. В. Каллаш, не ограничился обзором блужданий вокруг вопроса об авторстве стихотворения; а предложил свое решение вопроса. Основываясь на письме А. Фета, В. Каллаш делает предположение, что стихотворение принадлежит именно А. А. Фету.
Письмо,о котором идет речь у Каллаша, адресовано К. Р. (великому князю Константину Константиновичу Романову). В нём Фет пишет, что «однажды переложил стихами» молитву «Отче наш», но затем, согласившись с мнением Владимира Соловьева, решил никогда больше не перекладывать молитв в стихи».
Новый полемический пожар вновь вспыхнул в 1898 г. в связи с тем, что известный педагог и литературовед-популяризатор В. П. Острогорский обнаружил список стихотворения — неизвестной руки и без подписи — на отдельном листке, вложенном в альбом приятельницы Пушкина, А. Н. Вульф. Острогорский опубликовал стихотворение как впервые печатаемую находку. В 1898 году он посетил «Пушкинскій уголок» и свои впечатления сначала изложил на страницах «Міра Божьяго» (1898), а потом в отдельном издании (М., 1899). Вот как это описывается это изложение его современниками и самим Острогорским (стилистика и орфография сохранены):
«Изъ своего путешествія онъ вывезъ «неизвѣстное стихотвореніе будто бы Пушкина, найденное въ альбомѣ покойной А. Н. Вульфъ, сплошь составленномъ изъ стихотвореній Пушкина, но уже напечатанныхъ. Въ этотъ-то альбомъ и былъ вложенъ листочекъ съ этимъ стихотвореніемъ, но безъ подписи Пушкина и безъ даты, когда оно написано. «Утверждать, что это стихотвореніе принадлежитъ непремѣнно Пушкину, я, конечно, не могу; да и вовсе не утверждаетъ этого и семья Вревскихъ, но читалъ я его Е. И. Фокъ, тоже его не знавшей, и многимъ другимъ, и всѣ говорятъ единогласно, что оно можетъ принадлежать ему, какъ по поэтической силѣ, сжатости и стиху, такъ и по своему характеру, совсѣмъ Пушкинскому; а что до сего времени оно извѣстно не было, въ этомъ ничего удивительнаго нѣтъ.
Пушкинъ, какъ и Лермонтовъ, писалъ очень много и въ альбомахъ, и на клочкахъ бумаги, даря свои экспромты тому или другому изъ знакомыхъ или близкихъ, и часто забывалъ о написанномъ. Мы увѣрены, что такихъ сюрпризовъ отыщется еще не мало. Если же стихотвореніе принадлежитъ въ самомъ дѣлѣ Пушкину (можетъ быть, это только неотдѣланный набросокъ), то относится оно, по всей вѣроятности, приблизительно, къ послѣднему періоду его дѣятельтельности (1834—1836 г.г.), когда, особенно, съ 1834 г., начинаетъ проявляться въ поэтѣ, подъ вліяніемъ угнетающихъ обстоятельствъ жизни и всякихъ предчувствій, раздумья надъ прожитой жизнью, настроеніе религіозное. Оно-то и вызвало нѣсколько чудныхъ вещей въ этомъ родѣ… Это же настроеніе легко могло вызвать и Отче нашъ, составляющее какъ бы pendant къ предыдущему».
Необходимо также отметить, что в 1842 г. в «Москвитянине» под заглавием
«Молитва», с небольшими текстуальными разночтениями, было напечатано интересующее нас стихотворение за подписью: «Я. Шпк «. В словарях псевдонимов такого криптонима нет. Однако три из его четырёх букв (п, ш, к) входят в фамилию Пушкина. Также в 1842 г. именно в «Москвитянине» были опубликованы около полусотни стихотворений А. Фета.
С моей, субъективной точки зрения, этот молитвенный стих есть изумительная «глубина простоты», выраженная в кристально чистом стиле народной поэзии и живого русского языка, простой и естественной речи, присущей А. Пушкину. Именно простота предполагает глубину, а поэт, по меткому замечанию В.В. Виноградова «был представителем от всех эпох и стилей, осевших в сознании человечества».
Занимаясь исследованием авторства этой молитвы-стиха, узнала немало интересной информации: до революции значительное количество людей, обращаясь к Богу, читали это переложение искренне и с чистой душой, набираясь светлой энергетики Небес. А многие, неверующие, обрели путь и к вере в Бога.
Искренне благодарю дочитавших до конца.
«Дай Бог добра вам, красоты,
Любимых глаз сиянье пред рассветом.
И в сердце нескончаемой весны,
И свежих роз из сорванных букетов.
Да свежий запах хлеба на столе,
Родник воды, несущей летом влагу,
Дай золота в дождливом сентябре,
Тепла души в ненастье и прохладу». (Из Л. Маркиной)

Бог Отец — первое Лицо (Ипостась) Святой Троицы

Как и все Лица Святой Троицы, Бог Отец обладает свойствами присущими только Богу. Бог Отец равночестен в Своем Божественном достоинстве Сыну и Святому Духу, единосущен Им, обладает единой Божественной сущностью (природой) с Сыном и Святым Духом. Как и всем Лицам Святой Троицы Ему воздается единое и нераздельное поклонение, то есть поклоняясь Богу Отцу, христиане поклоняются вместе с Ним Сыну и Святому Духу, постоянно имея в виду Их общее Божество, единую Божественную сущность.

От двух Других Лиц Святой Троицы Бога Отца отличает личностное (ипостасное) свойство, которое заключается в том, что Бог Отец предвечно рождает ипостась Сына и предвечно изводит ипостась Святого Духа. Отец служит ипостасной причиной – связью и единением для Лиц Святой Троицы, ибо Сын и Святой Дух, приемля от Него начало, к Нему же единому и возводятся, как Своему Виновнику.

Свт. Григорий Богослов пишет:

«Естество в Трех единое – Бог, единение же – Отец, из которого Другие, и к которому Они возводятся, не сливаясь, а сопребывая с Ним, и неразделяемые между Собою ни временем, ни хотением, ни могуществом» .

Следуя Святым Отцам, Бог Отец есть Божественный Ум (Разум), порождающий в вечности Слово и изводящий Святого Духа.

Св. Иоанн Дамаскин:

«Он – Ум, Бездна Разума, Родитель Слова и чрез Слово Изводитель Духа, Который Его открывает» .

Св. Никита Студийский:

«Первый Ум Сущий, Бог единосущное в Себе имеет Слово с Духом соприсносущным, без Слова и Духа никогда не бывая»

Именем Отец Божественный Ум наименовал Себя желая раскрыть Свое родительское отношение к Своему Сыну – Слову. Это отношение человек постигает из отношения своего ума к к внутреннему слову (мысли), поскольку является Образом Божьим – Образом Святой Троицы.

Свт. Игнатий (Брянчанинов):

«Ум наш – образ Отца; слово наше (непроизнесенное слово мы обыкновенно называем мыслью) – образ Сына; дух – образ Святого Духа. Как в Троице-Боге три Лица неслитно и нераздельно составляют одно Божественное Существо, так в троице-человеке три лица составляют одно существо, не смешиваясь между собой, не сливаясь в одно лицо, не разделяясь на три существа. Ум наш родил и не перестает рождать мысль, мысль, родившись, не перестает снова рождаться и вместе с тем пребывает рожденной, сокровенной в уме. Ум без мысли существовать не может, и мысль – без ума. Начало одного непременно есть и начало другой; существование ума есть непременно и существование мысли. Точно также дух наш исходит от ума и содействует мысли. Потому-то всякая мысль имеет свой дух, всякий образ мыслей имеет свой отдельный дух, всякая книга имеет свой собственный дух. Не может мысль быть без духа, существование одной непременно сопутствуется существованием другого. В существовании того и другого является существование ума» .

Учение Церкви о личном свойстве Бога Отца имеет самые твердые основания в Священном Писании:

Использованные материалы

  • Статья энциклопедии «Азбука веры», изложенная по Догматическому богословию митр. Макария.

Собрание сочинений святителя Григория Богослова, том 4, стр. 30. Слово 43, надгробное Василию, архиепископу Кесарии Каппадокийской —

Точное изложение православной веры. Книга 1. Глава XII. О том же. Еще о божественных именах подробнее —

Цит. по статье энциклопедии «Азбука веры»

Аскетические опыты, том II. 8. О образе и подобии Божиих в человеке —

Для христианской Церкви Иисус Христос — не просто человек. Он — воплотившийся Бог. Именно вера в Иисуса Христа как Бога и Спасителя отличает христиан от нехристиан.

Иисус — Единородный Сын Божий

Церковь верует в то, что Иисус Христос есть Единородный Сын Божий. Евангелие от Иоанна начинается такими словами: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога… В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1:1–2, 4–5). Под Словом здесь понимается «Единородный Сын, сущий в недре Отчем»42, явивший миру невидимого Бога (Ин. 1:18).

Согласно Символу веры, Сын Божий рожден, но не сотворен: в отличие от людей и ангелов, Он не является творением Божиим, но от вечности пребывает в единстве с Отцом. Все творения Божии по сущности отличны от Бога, тогда как Сын Божий «единосущен Отцу», то есть у Отца и Сына одна божественная сущность.

По божественной природе Он рожден от Отца, но рожден не во времени, а в вечности. Сын равен Отцу и всегда пребывал с Отцом: не было такого момента, когда бы у Отца не было Сына. Как человек же Он родился в конкретный исторический момент от Святого Духа и Девы Марии.

Иисус — Богочеловек

Единородный Сын Божий, Господь Иисус Христос, является Богочеловеком, то есть Богом и человеком одновременно. Он не получеловек и полубог, но полноценный человек и полноценный Бог.

Став человеком, Сын Божий усыновил верующих в Него Своему Небесному Отцу и сделался для них родственником и братом43.

Две природы Христа

Две природы — божественная и человеческая — соединены в Иисусе Христе «неслитно, неизменно, неразлучно, нераздельно». Это значит, что две природы во Христе не сливаются одна с другой, так, чтобы из них составилась некая новая природа; не поглощаются одна другой; не изменяются при соединении одна с другой. В то же время, они не разлучаются одна с другой и не разделяются после того, как соединились в момент зачатия от Духа Святого.

Иисус Христос — единая неделимая Личность, в которой божественная и человеческая природы соединены гармоничным и неразрывным образом. Вот почему христианское богословие не отделяет вечного Сына Божия от родившегося во времени Человека Иисуса. И, хотя Дева Мария родила Иисуса по-человечески, Она именуется Богородицей, потому что вечный Сын Божий и родившийся во времени Человек Иисус — одно и то же Лицо.

Иисус — Господь и Бог

Церковь называет Иисуса Христа теми же именами, которыми называет Отца Небесного: Господь и Бог. Впервые эти два имени применительно к Иисусу прозвучали из уст апостола Фомы, который не присутствовал при первом явлении воскресшего Христа ученикам. Когда они рассказали ему, что видели Господа, он ответил: «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю». Через восемь дней Иисус пришел, когда все ученики были в сборе, и сказал Фоме: «Подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим». Фома сказал Ему в ответ: «Господь мой и Бог мой!» (Ин. 20:25–29).

В Символе веры Иисус назван «единым Господом» и «Богом истинным от Бога истинного». Этим подчеркивается равное достоинство Отца и Сына.

Слова Символа веры «Имже вся быша» («Через Него все сотворено») указывают на участие Сына Божия в сотворении мира и человека. «Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть», — говорится в Евангелии от Иоанна (Ин. 1:3). А апостол Павел говорит о Сыне, через Которого Бог «и веки сотворил» (Евр. 1:2). Церковь верует, что, когда Бог Отец созидал мир, Сын Божий участвовал в Божественном творческом процессе.

Иисус — Свет от Света

В Символе веры Иисус Христос назван «Светом от Света». Бог есть свет (1 Ин. 1:5), и Христос тоже есть свет. Именно о Нем в Евангелии сказано: «Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин. 1:9). Сам Иисус говорил ученикам: «Я свет миру» (Ин. 8:12). Народу же Он говорил о Себе: «Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света» (Ин. 12:36).

Свет Сына и свет Отца — это единый Божественный свет. Святитель Филарет поясняет: «Глядя на солнце, мы видим свет. От этого света рождается свет, видимый во всем околосолнечном пространстве, но и тот, и другой есть один свет, нераздельный, одной природы. Подобно этому, Бог Отец есть вечный Свет; от Него рождается Сын Божий, Который также есть вечный Свет, но Бог Отец и Сын Божий есть единый вечный Свет, нераздельный, единого Божественного естества»44.

Иисус — Искупитель и Спаситель

Церковь называет Иисуса Христа Искупителем и Спасителем, потому что Его страдания и смерть имели искупительный характер. Апостол Петр пишет: «Не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца, предназначенного еще прежде создания мира, но явившегося в последние времена для вас» (1 Пет. 1:18–20).

Апостол Павел в Послании к Римлянам говорит о том, что Иисус Христос «предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего» (Рим. 4:25). И далее пишет об искупительном характере Его смерти: «Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева. Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его» (Рим. 5:6–10).

Теории Искупления

Пришествие в мир Бога в человеческой плоти является «великой благочестия тайной» (1 Тим. 3:16). На протяжении веков богословы старались разгадать ее. Создавались различные теории Искупления, при помощи которых пытались объяснить то, что превышает возможности человеческого ума.

Так, например, некоторые богословы, основываясь на буквальном смысле слова «искупление» (выкуп), утверждали, что Своей смертью Христос выкупил человечество у диавола45. Другие считали такую трактовку оскорбительной для Бога и справедливо возражали: кто такой диавол, чтобы требовать столь высокую цену за спасение человечества?46

В IV веке было предложено следующее понимание Искупления: человек в результате грехопадения оказался в рабстве у диавола; чтобы искупить его, необходимо было заплатить диаволу компенсацию, выкуп; в качестве выкупа предложен был Человек Иисус Христос; диавол принял Его в обмен на человечество, однако под «приманкой» человеческой природы Христа скрывался «крючок» Божества, Которое диавол проглотил, но не сумел удержать: так Бог обманул диавола47. Это толкование, красочное и остроумное, в свое время было призвано облегчить понимание тайны Искупления, но современному человеку оно вряд ли поможет осознать суть этой тайны.

В Средние века на латинском западе развилась теория, согласно которой крестная жертва Сына Божия была вызвана необходимостью удовлетворения правосудия Бога Отца. Суть теории заключалась в следующем: люди настолько прогневали Бога своими грехами, их долг перед Богом был настолько велик, что никакими своими добродетелями и заслугами они не смогли бы расплатиться с Ним. Чтобы удовлетворить правосудие Бога, угасить Его гнев против человечества, нужна была жертва, и ее принес Сын Божий.

В православной традиции такая трактовка Искупления не была принята. Отцы Восточной Церкви говорили о том, что Христос принес Себя в жертву Богу Отцу, но не потому, что Бог нуждался в этой жертве, а потому, что мы в ней нуждались: «Нам, чтобы ожить, необходим был Бог воплотившийся и умерщвленный»48. Именно нам, а не Богу Отцу, нужна была крестная жертва Сына Божия. Для спасения нам нужен был именно такой Бог, а не какой-то иной: Бог, распятый на кресте.

Крестная смерть Сына Божия была следствием любви Бога к людям: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). Эти слова и раскрывают с наибольшей полнотой «великую тайну» Боговоплощения и крестной смерти Спасителя. Из них следует, что Бог принес в жертву Своего Сына по любви ко всему миру, а не к какому-либо отдельному народу или какой-либо группе людей.

Спасение

Из этих же слов вытекает, что спасение и жизнь вечная становятся достоянием только тех, кто уверовал во Христа. Перед Своим вознесением на небо Иисус сказал ученикам: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16:15–16). Без веры в Иисуса как Бога и Спасителя, без принятия крещения и жизни по Его заповедям спасение невозможно.

Спасение — важнейший термин христианского богословия. Боговоплощение, согласно Символу веры, произошло «ради нашего спасения». Для этой же цели Сын Божий жил на земле, совершал чудеса, наставлял людей, пострадал, умер на кресте и воскрес из мертвых. «Сын Божий совершил наше спасение Своим учением, Своей жизнью, Своей смертью и Своим воскресением», — говорит святитель Филарет49.

Человек не может спастись своими силами: это один из основных постулатов христианского богословия. Чтобы спастись и достичь соединения с Богом, нужен Спаситель. Таким Спасителем для всего человеческого рода стал Иисус Христос, пострадавший и умерший за людей. Его божественная благодать50 спасает тех, кто уверовал в Него и живет по Его заповедям.

Отвечая на вопрос, за всех ли людей пострадал и умер Христос, святитель Филарет Московский пишет: «Со Своей стороны Господь Иисус Христос принес Себя в жертву за всех людей и всем приобрел благодать и спасение. Но пользуются этим те, кто, в свою очередь, добровольно принимают участие в Его страданиях… Мы участвуем в страданиях и смерти Иисуса Христа посредством живой сердечной веры, посредством Таинств, в которых скрыта и присутствует сила спасительных страданий и смерти Иисуса Христа, и, наконец, посредством распинания своей плоти с её страстями и похотями»51. На вопрос о том, почему страдания и смерть Иисуса Христа для нас спасительны, святитель отвечает: «Потому, что Он воскрес, и этим положил основание нашему блаженному воскресению»52.

Спасение в христианстве понимается не просто в том смысле, что Бог пришел к людям на помощь. Бог — не Тот, Кто бросает спасательный круг утопающему и сочувственно смотрит, как тот выкарабкивается из воды: Он Сам ввергает Себя в штормовые воды человеческой жизни, чтобы человек мог ухватиться за Него и спастись.

Христианство говорит людям: хватайтесь за Бога, держитесь за Него крепко, не отпускайте Его — и вы никогда не утонете. Именно такой образ Бога — не просто сочувствующего на дистанции, но разделяющего с человеком все скорби и испытания его жизни, — открывает людям Богочеловек Иисус Христос.

Жертва любви

Одним из ветхозаветных прообразов искупительной жертвы Сына Божия была история жертвоприношения Авраама53. В этом сюжете и Авраам, и Исаак предстают как исполнители воли Божией. Но если Авраам эту волю знает, то Исаак всецело подчиняется воле отца, несмотря на то, что поступок отца находится в вопиющем противоречии со здравым смыслом, с нормами общечеловеческой нравственности и традиционным семейным укладом. Мы не слышим из уст Исаака никакого протеста — только один недоуменный вопрос. На жертвенник он ложится безмолвно, принимая происходящее как волю Божию, которая для него совпадает с отцовской.

Каким образом этот библейский сюжет проецируется на историю страданий и смерти Христа? В истории Страстей перед нами предстает Сын Божий, Который с самого начала знает, что пришел, чтобы стать жертвой «для искупления многих» (Мф. 20:28; Мк. 10:45). Он знает, что должен исполнить волю пославшего Его Отца (Ин. 4:34; 6:38). Вся Его земная жизнь является движением к тому часу, ради которого Он пришел в этот мир (Ин. 12:27). Но если в ветхозаветной истории Авраама ангел в последнюю минуту отводит руку, которую отец занес над сыном, то в истории Единородного Сына Божия этого не происходит: приговор Отца приводится в исполнение, чтобы жертва, принесенная Его Единородным Сыном, стала искупительной и спасительной для всего человечества.

Новое откровение о человеке и Боге

Боговоплощение, жизнь на земле, страдания и смерть Иисуса Христа стали новым откровением о человеке. Явив человечеству лик Божий, Иисус одновременно явил ему лик подлинного человека. Он показал, каким может и каким должен быть человек. Для христиан Иисус Христос — абсолютный идеал духовного и нравственного совершенства.

Страдания и крестная смерть Иисуса Христа стали новым откровением о Боге. Они явили лик Божий таким, каким люди никогда его не видели. Бог, проливающий кровь за людей, страдающий и умирающий на кресте в страшных мучениях, — такого Бога человечество узнало впервые.

Христианский Бог — не тот, которого проповедуют философы-деисты: создавший мир, установивший в нем естественные законы, но затем удалившийся и предоставивший миру развиваться в соответствии с этими законами54. И это не просто Бог, Которого являет Ветхий Завет: активно вмешивающийся в человеческую жизнь, совершающий чудеса и знамения, но при этом остающийся далеким и недоступным, недостижимым, непостижимым и невидимым, вызывающим страх, трепет и ужас. Христианство открыло того же Бога по-иному: Он не взирает на страдания человека с небесных высот, но Сам входит в гущу человеческих страданий, принимая их на Себя и умирая за людей.

Второе пришествие Христа

Еще при жизни Иисус предсказывал ученикам, что в конце истории Он снова придет во славе Своей, чтобы осуществить окончательный суд над каждым человеком (Мф. 25:31–46). Ожиданием Второго пришествия Христа и Страшного суда наполнена вся жизнь раннехристианской Церкви. «Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Откр. 22:20): этим ликующим возгласом, имеющим, по-видимому, литургическое происхождение, завершается последняя книга Нового Завета — Апокалипсис.

Для христиан Второе пришествие Спасителя — не повод для страхов. Христиане с радостью ожидают того дня, когда «отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло» (Откр. 21:4), когда «последний враг истребится — смерть», и «будет Бог все во всем» (1 Кор. 15:26, 28). Второе пришествие Христа станет окончательной победой Бога над диаволом, добра над злом. К этому событию устремлены духовные взоры христиан.

О втором члене

В. Как разуметь имена: Иисус Христос, Сын Божий?

О. Сыном Божиим называется второе лице Святой Троицы по Своему Божеству. Сей же Самый Сын Божий назван Иисусом, когда родился на земле как человек. Христом назвали Его пророки, когда еще ожидали пришествия Его на землю.

В. Что значит имя Иисус?

О. Спаситель.

В. Кем наречено имя Иисус?

О. Ангелом Гавриилом.

В. Почему сие имя наречено Сыну Божию при рождении Его на земле?

О. Потому что Он родился спасти человеков.

В. Что значит имя Христос?

О. Помазанник.

В. От чего произошло имя Помазанника?

О. От помазания священным миром, чрез которое подаются дары Духа Святого.

В. Один ли Иисус Сын Божий называется Помазанником?

О. Нет. Помазанниками издревле называли царей, первосвященников и пророков.

В. Почему же Иисус Сын Божий называется Помазанником?

О. Потому что Его человечеству безмерно сообщены все дары Духа Святого, и таким образом Ему в высочайшей степени принадлежит ведение Пророка, святость Первосвященника и могущество Царя.

В. В каком разуме Иисус Христос называется Господом?

О. В том разуме, что Он есть истинный Бог. Ибо имя Господь есть одно из имен Божиих.

В. Как говорит Священное Писание о Божестве Иисуса Христа, Сына Божия?

О. В начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово (Ин. 1:1).

В. Для чего Иисус Христос называется Сыном Божиим Единородным?

О. Сим означается то, что Он один токмо есть Сын Божий, рожденный из Существа Бога Отца, и потому есть единаго существа с Богом Отцем; и следственно, без всякого сравнения превосходит всех святых ангелов и святых человеков, которые называются сынами Божиими по благодати (см. Ин. 1:12).

В. Священное Писание называет ли Иисуса Христа Единородным?

О. Называет. Например, в следующих изречениях евангелиста Иоанна: Слово плоть бысть, и вселися в ны, и видехом славу Его, славу яко Единороднаго от Отца, исполнь благодати и истины (Ин. 1:14). Бога никтоже виде нигдеже: Единородный Сын, сый в лоне Отчи, Той исповеда (18).

В. Для чего в Символе веры о Сыне Божием сказано еще, что Он рожден от Отца?

О. Сим изображается то личное свойство, которым Он отличается от других лиц Святыя Троицы.

В. Для чего сказано, что Он рожден прежде всех век?

О. Дабы кто не подумал, что было время, когда Его не было. Иначе сказать, сим изображается то, что Иисус Христос есть также вечный Сын Божий, как вечен Бог Отец.

В. Что значат в Символе веры слова: Света от Света?

О. Они подобием видимого света несколько изъясняют непостижимое рождение Сына Божия от Отца. Смотря на солнце, мы видим свет; от сего света рождается свет, видимый во всей подсолнечной; но и тот и другой есть один свет, нераздельный, одной природы. Подобно сему, Бог Отец есть вечный Свет (см. 1Ин. 1:5); от Него рождается Сын Божий, Который также есть вечный Свет, но Бог Отец и Сын Божий есть единый вечный Свет, нераздельный, единого Божеского естества.

В. Какая сила в словах Символа веры: Бога истинна от Бога истинна?

О. Та, что Сын Божий называется Богом в том же истинном смысле, как Бог Отец.

В. Не из Священного ли Писания сии слова?

О. Так. Они взяты из следующего изречения Иоанна Богослова: Вемы же, яко Сын Божий прииде, и дал есть нам (свет и) разум, да познаем Бога истиннаго, и да будем во истиннем Сыне Его Иисусе Христе: Сей есть истинный Бог и живот вечный (1Ин. 5:20).

В. На что еще в Символе веры о Сыне Божием прибавлено, что Он рожден, не сотворен?

О. Сие прибавлено в обличение Ария, который нечестиво учил, что Сын Божий сотворен.

В. Что значат слова: единосущна Отцу?

О. Иначе сказать, Сын Божий есть единого и того же Божеского существа с Богом Отцем.

В. Как говорит о сем Священное Писание?

О. Сам Иисус Христос о Себе и о Боге Отце говорит так: Аз и Отец едино есма (Ин. 10:30).

В. Что показывают слова Символа веры: Имже вся быша?

О. То, что Бог Отец все сотворил Сыном Своим как вечною премудростию Своею и вечным Словом Своим.

Вся Тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть (Ин. 1:3).

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *