Отношение к клонированию человека

Содержание

Известие о клонировании человеческого эмбриона (см. стр. 32) позволило миру несколько отвлечься от проблемы международного терроризма. Теперь широкие круги общественности решают другой вопрос: запретить клонирование или все-таки не запретить?
Любовь Слиска, первый заместитель председателя Госдумы. Отрицательно — в природу вмешиваться не надо. Все должно идти нормальным, естественным путем, иначе можем получить крупные и совершенно непредсказуемые проблемы. Где гарантия, что через клонированную клетку человека не передадутся болезни, которые человек приобрел до этого?
Константин Косачев, первый заместитель руководителя фракции ОВР. Как к ядерным технологиям — сначала страшно, а потом ничего. Пока клонирование будет использоваться в ограниченных медицинских целях, оно идет на благо человека. Клоны некоторых органов могут спасти жизнь больного, ему не надо будет годами ждать донорского органа. Но цивилизованному сообществу необходимо подписать документ, где будут четко определены все морально-этические аспекты клонирования. Кроме того, я бы запретил клонировать человека — это все же Божье дело.
ДеЦл, рэппер. Никак. Я только читал о клонах и клонировании, а в жизни никогда не сталкивался.
Игорь Игошин, депутат Госдумы. Лично мне не очень нравятся исследования в этом направлении. Они могут полностью изменить человечество, и совершенно не обязательно в лучшую сторону. И все-таки запрещать такие исследования я бы не стал. Науку все равно не остановить. Так пусть лучше эти исследования проходят на виду у всех, под жестким контролем, чем подпольно. По мне лучше клонированная синица в руках, чем генетически измененный крокодил в небе.
Юлий Дубов, заместитель гендиректора компании ЛогоВАЗ. Я с детства знаю другой способ размножения. И он мне нравится гораздо больше.
Анатолий Долголаптев, президент Лиги оборонных предприятий. С точки зрения этики, которая уберегала человечество от многих глупостей, клонирование надо запретить. Научные последствия, все плюсы и минусы, которые оно принесет, представить просто невозможно. Это будет помощнее ядерной энергии. Можно сотворить такое, что справиться с этим не сможем, и тогда вся литературная и киношная научная фантастика с их монстрами и чудовищами покажется невинными детскими страшилками.
Борис Моисеев, артист. Клонирование нужно запретить. В природу рождения человека никому не дозволено вмешиваться — это только Божий промысел. Человек уникален. Ну есть, например, Боря Моисеев или Филипп Киркоров — они в единственном экземпляре. Так зачем миру еще десять таких же Борей и Филиппов? Ни к чему.
Филипп Киркоров, певец. Если бы была возможность, я бы, наверное, согласился клонировать себя и создал еще одного маленького Киркорова. Интересно посмотреть на себя маленького, я помог бы ему ремесло освоить.
Леонид Рокецкий, представитель Таймырского автономного округа в Совете федерации. Я против клонирования современного человека, а вот доисторического клонировал бы. Как он будет реагировать на нашу жизнь?
Сергей Лисовский, председатель совета директоров компании «Моссельпром». Я толком и не знаю, что же это такое. Может ли клон чувствовать боль, и не только физическую? А мыслить? Противники у прогресса всегда будут, и они традиционны: церковь, консерваторы, бездельники всех наук. Но если клонирование позволит вырастить новый сустав, не уступающий тому, который я получил при рождении и который после травмы доставляет мне массу хлопот, то я — за.

Глеб Якунин, священник. По крайней мере я не поддерживаю ханжескую позицию, которую заняла Русская православная церковь. В последнем открытии нет прямого клонирования эмбриона. Там есть исходный человеческий материал. Грубо говоря, делается безличная человеческая плоть, и если с ее помощью можно спасти больных, то я за. Но если исходный материал берут от живой оплодотворенной клетки, которая после этого гибнет, то против.
Юрий Любимов, главный режиссер Театра на Таганке. Не надо уподобляться инквизиции, запрещая науке идти вперед. Ученых вообще нельзя останавливать — они сами потом разберутся, что можно делать, а чего не следовало бы. Тем более что развитие клонирования — это вопрос выживания человечества. Без этого мы просто не сможем жить — мы слишком надорвались, и многое в нас надо поменять.
Виктор Черепков, депутат Госдумы. Никогда не надо останавливать на полпути никакой научный эксперимент. Но общество должно жестко и законно регулировать использование любого научного достижения. Останавливать работы по клонированию — значит останавливать движение науки, и это преступление. Если остановимся, то не получим донорских материалов для продления или восстановления человеческой жизни. Лишим больных надежды на выздоровление.
Гарегин Тосунян, первый вице-президент Ассоциации российских банков. Двояко. Понимаю, что без клонирования в медицине сейчас уже не обойтись, но мое понимание еще не доросло до создания искусственного человека — я не хочу этого.
Николай Писарев, нападающий футбольной команды «Торпедо-ЗИЛ». Оно меня пугает. Впрочем, как любое новое изобретение. Я не могу себе представить, что рядом со мной могут жить клоны, внешне похожие на настоящего человека, а внутри бездушные машины. Ведь душу не клонируешь. А вдруг фантастика станет реальностью и человеческий мир закончит свое существование? Хотя клонировать некоторые органы надо.
Ольга Крыштановская, политолог. Хорошо — я вообще человек прогрессивных взглядов. И в монстра инженера Гарина я не верю — смешно это все. Интересы сторон здесь разные, вот и мнения тоже разные. Это нормально, процесс идет.
Иван Силаев, президент Международного союза машиностроителей. Клонирование человека — преступление перед человечеством. Это противоречит самой его природе, и здесь я разделяю мнение церкви. Выращивать новые органы для замены уставших и больных — пожалуйста, но человека целиком — я категорически против.
Михаил Боярский, актер. Если будут делать красивых женщин, я за. А если еще и умеющих молчать, то тем более. Но как православный я против, и здесь я полностью солидарен с церковью. Предыдущие открытия, такие как динамит Нобеля или бомба Сахарова, человечество с трудом, но выдержало. А что последует за этим, неизвестно.
Виктор Семенов, председатель Ассоциации отраслевых союзов АПК. Творенье Божье клонировать нельзя — только органы. Консерватизм церкви совершенно оправдан. Никто не знает, какие животные могут получиться в результате клонирования, а уже заговорили о человеке.
Александр Ремезов, заведующий кафедрой МЭИ, бывший гендиректор «Мосэнерго». Положительно — как к новым прогрессивным технологиям: телевизору, мобильному телефону, компьютеру. Это технический прогресс, а церковь в свое время не верила, что земля круглая, и уверяла, что мир стоит на трех китах.
Лев Эрнст, вице-президент Российской академии сельскохозяйственных наук. Это нормальное научное направление. До того, когда можно будет вырастить человеческие органы, чтобы использовать их для лечения, еще очень далеко. Даже «искусственного ребенка» получить легче, чем заставить стволовые клетки дифференцироваться в нужном месте и в нужном направлении.
Андрей Акопян, директор Центра репродукции человека. Очень хорошо, так как на клонировании держится вся репродукция человека. Ведь клеточное деление — это и есть клонирование. А все крики политиков и общественности после появления овцы Долли несостоятельны. Просто сейчас они требуют запретить то, чего на свете пока не существует. Это только у фантастов и в кино могут бегать клоны человека, а в науке этого нет. Впрочем, даже если произойдет клонирование человеческого эмбриона, то угрозы человечеству в этом нет — у него будет настолько ничтожный процент КПД, что дай Бог найти ему хоть какое-то применение. И пусть лучше политики занимаются ПРО и бюджетом, а не лезут туда, в чем ничего не понимают.

ВОПРОС НЕДЕЛИ / ГОД НАЗАД
Что делать с судьями?
V Всероссийский съезд судей показал, что за десять лет судебная реформа в России продвинулась очень недалеко.
Юрий Скуратов, бывший генпрокурор России. Я бы упростил механизм привлечения судей к ответственности. Многие судьи живут с оглядкой на власть и по телефонному праву. А в моем деле некоторые имели личную материальную заинтересованность.
Павел Астахов, адвокат. Провести селекцию действующих судей и установить жесткие правила отбора новых. В Древней Иудее для претендентов в судьи был жесткий ценз по таким параметрам, как наличие имущества, количество детей, отсутствие физических недостатков, владение семью языками…
Борис Заритский, председатель квалификационной коллегии судей Московской области. Надо сделать их независимыми от чиновников и оставлять пожизненно.
Дмитрий Якубовский, адвокат. Надо переходить на суд присяжных. В таких судах оправдательные приговоры составляют треть, а в обычных — менее 1%.
Эдмонд Поуп, глава американской компании Techsource Marine Group Ltd., обвиняемый в шпионаже против России. Их надо сделать судьями, а не бывшими работниками прокуратуры. У вас главный университет для судей — прокуратура.
Александр Яковлев, ректор Московского нового юридического института. Судья должен получать больше, чем все чиновники его района, при обязательном улучшении уровня подготовки судей. Это должны быть сливки юриспруденции.
Фатимат Бузуртанова, член Верховного суда Ингушетии. Я против ограничения срока полномочий судей. Пожизненное назначение — это залог нашей независимости от исполнительной власти. Что такое независимость, я в полной мере испытала, когда снимала с регистрации кандидата в депутаты Госдумы, поддерживаемого президентом Аушевым.

  • Общая информация.
  • Прохождение игры:
  • 1. Карантин: Вечная жажда, Доставьте меня в больницу.
    2. Белый халат: Ночная смена, Крыса в больнице,
    Шантаж в Уайтчепеле.
    3. История одной семьи: Причина и следствие, Глаз,
    Печальный Святой из Ист-Энда, Дурная слава,
    Красные реки, Поминки по прошлому.
    4. Приближение беды: Великая охота, Теневой кабинет,
    Фамильные портреты, Гран-гиньоль.
    5. Третейский суд: Противоестественный отбор, Евхаристия,
    От меча и погибнешь, Бесстрастная наука.
    6. Нулевой пациент: Противоядие, Подопытный кролик.
    7. Здоровый носитель.

  • Дополнительные квесты. Документы. Оружие.
  • Достижения. Вопросы — ответы.

Глава 5. Третейский суд

5.1. Противоестественный отборVampyr. Прохождение

Задача: Рассказать лорду Редгрейву о Дорисс Флетчер

Возвращаемся в особняк клуба, докладываем лорду, что источник заразы в районе уничтожен. У него следующая просьба — обратить в вампира богача Алоизия Доусона. Внутри клуба советуемся с леди Эшбери.

Задача: Добраться до входа в церковь Темпла

Идём через западный парк. Ворота в следующий район перекрыты, чтобы попасть туда, нужно спустится в канализацию на севере.

Доп. квест: Дочь вся в отца

В парке Вест-Энда идём на юго-запад, найдём убежище. Внутри здания пятна крови, идём по ним в северный тупик, спускаемся в канализацию.

Босс: Леон Августин (ур.32). В большом зале канализации сражаемся с серым громилой, от его замахов можно скрываться за колоннами. После победы возьмём с него текст «Ярость вулкодов» (25/30).

На перекрестке запрыгиваем в верхний правый тоннель, там в тупике найдём мертвого отца Луизы, у него в карманах Грязное письмо.

Прямой путь приведет нас в зал с 3 вентилями. Поворачиваем средний и правый, чтобы поднять воду на нужный уровень. Проходим по мостику, открываем двери, спускаем воду до минимального уровня, закрыв все вентили. В большом зале запрыгиваем на верхний балкон, там оружие Отличный топор. В тупике сражаемся с вампиром 30-го уровня, освобождаем Луизу Тисдейл. В её камере лежит Новый дневник. Через канализацию сможем открыть путь к церкви Вест-Энда.

Задача: Расспросить жителей Вест-Энда об Алоизии Доусоне

Рассказать о богаче могут два человека: Ашер Толлтри в подвале церкви, и Кэролайн Прайс в восточном магазине. С остальными говорим по желанию. В северной части района откроются ворота в особняк Доусона.

Жители и квесты церкви Вест-Энда:

Агамемон Бейкер и Перикл Бейкер — братья близнецы, сидят на скамейке у церкви, желают уехать из страны. Можем подсмотреть за ними, когда они садятся на скамейку во внутреннем дворе и начинаю спорить.

Кэрол Прайс — дочь владелицы магазина, к востоку от церкви. Кэролайн Прайс — её мать.

Чарьлз Джером Олбрайт — детектив, расследующий исчезновение девушки по имени Луиза Тисдейл. Если найдём газету в особняке богача, узнаем что по его вине казнили невиновного.

Ашер Толлтри — чтобы увидеть его, с левой стороны спускаемся в подвал церкви. Это глава братства Святого Павла. Около него возьмём текст «Преступное уничтожение знаний» (26/30). Можем попросить его погадать на картах за 150 монет, так мы откроем случайную подсказку о случайном жителе, и тем самым обменяем деньги на опыт.

Доп. квест: Ящик пандоры

Ашер Толлтри просит найти записную книжку, которую украли у него Стражи Привена. Нужная вещь лежит в подвале театра. (Войти можно будет только после главы 5.4).

В подвале в боковой комнате найдём запертый сейф. На стене слева от сейфа читаем Прикрепленную записку, только после этого на 2-ом этаже в фойе появятся враги, убиваем их, и получим Новый ключ от сейфа. Забираем из сейфа записную книжку.

Осматривать вещь в инвентаре нельзя, иначе квест будет провален!

Когда вернём записную книжку Ашеру, получим от него текст «История создания братства» (27/30), где в углу будет нарисован шифр последовательности нажатия напольных плит. Чтобы расшифровать последовательность, нужно осмотреть ещё 6 текстов о вампирах. В этих текстах: символ — какую плиту нажать, черные точки — в какую очередь её нажать. Расположение символов у каждого будет разное, а комбинация одна:

X, круг, квадрат, круг, X, ромб

Делаем 6 указанных нажатий на плиты, и за открывшейся стеной найдём лучшее оружие в игре — меч Истинный Бич Драконов (325 урон на 5-ом уровне) и текст Воспоминания Павла Аврелиана.

5.2. ЕвхаристияVampyr. Все секреты и сюжетные развилки

Задача: Последовать приказу лорда Редгрейва или совету Элизабет

В особняке Доусона на втором этаже у дивана найдём Газетная статья о местном детективе. Найдём старика на первом этаже, впереди за дверями. Решаем, обратить ли его в вампира.

1. Загипнотизировать (нужны подсказки двух жителей). Избавим Алоизия от страха смерти и он откажется от инициации. Это не понравится лорду, и нас исключат из клуба.

2. Обратить (Потратим -2000 опыта). Богач останется жив, лорд похвалит нас. Но в будущем Алоизий планирует вылечит эпидемию весьма жестокими методами.

3. Объять. Получим опыт и убьём старика. Лорд исключит нас из клуба.

5.3. От меча и погибнешьКак пройти Vampyr

Задача: Добраться до Пембрукской больницы

На выходе из особняка встретим предводителя скалей Старую Бриджет. После можем зайти в особняк леди Эшбери.

В больнице заходим в кабинет главврача, там полный разгром и пятна крови. След приведёт нас на третий этаж, теперь он открыт. Садимся в лифт, добираемся до чердака. Нас ловит в ловушку лидер охотников. От нас он пытается узнать, где наш создатель — рыцарь Маршал. Вступаем в бой.

Босс: Джеффри Маккаллум (ур.33). Охотник вооружен длинным мечом, удары которого не перебиваются, вступать в ближний бой смертельно опасно. Так же он может выпускать очередь из стрел. На площадке постоянно загораются ультрафиолетовые лампы, обжигающие нас, так что нужно постоянно уходить из-под света. Атакуем выстрелами, теневой магией, финальным заклинанием.

1. Пощадить. После победы оставляем жизнь охотнику.

2. Обратить (-1000 опыта). Превращаем его в вампира.

5.4. Бесстрастная наукаВампир 2018

Задача: Добраться до театра Дорис Флетчер

Охотники держат доктора Суонси в плену внутри театра, отправляемся туда, основной вход будет открыт.

Внутри выходим в зал перед сценой, на центральных столах берём Отчет Маккаллума и Ключ от театральной сцены. Ключом сможем открыть левую дверь на сцене.

Спускаемся в подвал, убиваем ещё одного охотника. На книжных полках найдём текст «Рыцарь-вампир» (28/30). В отдельной комнате текст «Мемуары Уильяма Маршала», Прикрепленная записка и Ключ от подвала театра.

В последней комнате найдём связанного доктора, он избит до полусмерти. В разговоре узнаем, что он пытался лечить Харриет Джонс кровью вампира, из-за чего и появились заразные скали. Решаем его судьбу:

1. Оставить умирать.

2. Обратить (-3000 опыта). Спасём столп района.

3. Объять. +5000 опыта.

В подвальной комнате найдём Старое любовное письмо к Харриет.

Глава 6. Нулевой пациент

6.1. ПротивоядиеVampyr. Прохождение

Задача: Поговорить с леди Эшбери

Идём в особняк, говорим Эшбери, что это от её крови появились заразные скали. Она испугается и убежит от нас. Теперь нам нужно создать противоядие для победы над Харриет.

Задача: Получить каплю крови Уильяма Маршала у лорда Редгрейва

Идём в особняк клуба вампиров. Если нас исключили оттуда, то прорываться придётся с боем, убивая всех лордов. Если же мы инициировали богача, то лорд Редгрейв добровольно отдаст ингредиент. В кабинете лорда найдём текст «История и цели клуба Аскалон» (29/30). Позади клуба «Аскалон» есть вход в канализацию, около него в коробке найдём текст «Миф о рогатом вампире» (30/30).

Задача: Получить каплю крови короля Артура у Джеффри Маккаллума

Охотник сейчас на кладбище. Если мы превратили Маккаллума в вампира, то около него придётся сражаться со скалями. Если оставили его человеком, то пройдём к нему без боя.

Задача: Отыскать инсулин в старом морге Пембрукской больницы

Проходим в морг за больницей, там полно охотников 35-го уровня. Инсулин найдём на 2-ом этаже в правой дальней комнате, на столе в белой аптечке.

Задача: Найти тайное место, чтобы создать противоядие

Идём к столу крафта в любом убежище. Войдя в меню, осматриваем Мемуары Ульяма Маршала, и получим уникальный рецепт. Из всех трёх ингредиентов создаём зелье Противоядие «Слеза ангелов».

Внимание! Встретив финального босса, мы уже не сможем вернуться в открытый мир игры. Если хотите закончить все побочные квесты и собрать коллекционные предметы, нужно сделать это до похода к скалям.

6.2. Подопытный кроликVampyr. Последние миссии

Задача: Добраться до логова скалей

Идём в западные доки, спускаемся в канализацию. В логове будет полный разгром, все скали убиты. Идём по следам крови в новый северный тоннель — Резервуар в парке Финсбери. Встретим кровавый дух, он расскажет подробнее о себе. В большом зале найдём источник заразы.

Босс: Кошмар Харриет (ур.35). Старшая Харриет действует так же, как её дочь — плюётся кислотой и атакует щупальцем. Перед боем мы выпили противоядие, но даже с ним яд крайне токсичен, и отбавляет сразу половину жизни. Нужно держаться поближе к боссу, чтобы она не плевалась. На замах щупальцем Харриет тратит немного времени, в этот момент уклоняемся ей за спину. Можно оглушать её дубинкой и пить кровь, чтобы выиграть время и восстановить выносливость. После победы отбегаем от неё подальше, она взорвётся.

Босс: Аватара Алой королевы (ур.30). Из тела Харриет выйдет кровавый дух — природная сила, периодически наказывающая человечество различными эпидемиями.

1 фаза. Королева колдует под нами кровавые взрывы, постоянно бегаем с места на место. Она создаёт кровавых помощников, их избегаем, они будут взрываться от ударов. Далеко лучше не отходить, иначе королева начнёт метать кровавые копья. В бою её нельзя кусать, чтобы восстановить силы, потому выносливость не нужно расходовать до конца.

2 фаза. Босс взлетит в воздух, и оттуда будет делать те же атаки. Нужно переключиться на дальнобойное оружие и обстреливать её.

3 фаза. Потеряв половину здоровья, королева приземлится и вооружится двумя серпами. Теперь к ней опасно подходить вплотную, стреляем в неё издалека.

После нашей победы кровавый дух убедит королеву, что она нанесла достаточно вреда человечеству, и теперь может спокойно спать до следующего раза. На выходе из зала встретим выжившую Старую Бриджет, узнаем что она жена лорда Редгрейва. Она нас поблагодарит, и мы отправимся на поиски любимой девушки.

Глава 7. Здоровый носитель

Задача: Выяснить, почему кровь Элизабет порождает Кошмаров

Приезжаем в замок Эшбери, который был изображен на её картине. Здесь нам снова явится кровавый дух, узнаём от него судьбу персонажей и организаций, на которую мы повлияли.

Задача: Найти способ пробраться в замок

Главные ворота замка закрыты, идём вдоль левой стены. Можем осмотреть пару могил. Внутри забираемся на правую крепостную стену, перепрыгиваем внутрь здания.

В первой комнате читаем Старое письмо, осматриваем Старую картину Эшбери 1666 года. В боковой комнате Копия письма и наша Новая картина. В комнате с камином на столе найдём Недавнее деловое письмо, в нём говорится про скрытую комнату — крипту. Проходим ещё через две комнаты, около большой парадной лестницы Недавнее письмо от Суонси.

Задача: Отыскать тайный проход

С центра парадной лестницы смотрим на огромную картину Алой королевы. Включаем вампирское чутьё, и увидим на картине два символа: луна и меч. Идём в комнату с камином, на стенах найдём 4 кнопки, нужно нажать 2 из них:

Луна — на правой стенке камина.

Меч — справа от отдельного окна за стеной.

Внутри камина откроется секретный проход, по нему спустимся в пещеру. Там мы найдём леди Эшбери и её отца — Уильяма Маршала. Они поочередно расскажут свою историю. Эшбери убьёт Маршала, и попытается убить себя, чтобы больше не распространять заразу. Но мы можем уговорить её не делать этого.

КонцовкиVampyr. Все варианты завершения игры

1. Ужасная (если полностью разрушили все 4 района города, убив большую часть его мирных жителей). Элизабет бросится в огонь и сгорит. Джонатан даже не будет пытаться её остановить. А после этого вернётся к людям и будет продолжать свои убийства.

2. Плохая (если полностью разрушили один из районов, убив большую часть его мирных жителей). Элизабет бросится в огонь и сгорит. Джонатан останется один, опустошенный и разочарованный.

3. Хорошая (если убили несколько жителей, не разрушив районы). Джонатан и леди Эшбери останутся жить в замке, скрывшись от людей. Вместе они будут пытаться найти лекарство от вампиризма.

4. Отличная (если вообще никого не убили из мирных жителей и столпов района на протяжении всей игры). Нам удастся своим примером убедить Эшбери продолжить жизнь среди людей, усмиряя жажду крови. Вместе с ней отправимся в путешествие на другой континент.

Русская православная церковь выступает за введение законодательного запрета на клонирование человеческих клеток как в репродуктивных, так и в терапевтических целях и полагает, что всех православных, которые займутся таким клонированием, ждет отлучение от церкви.

Так прокомментировал в интервью РБК официальный представитель московской патриархии отец Антоний (Ильин) сообщения об успешном клонировании в США эмбриона человека в целях создания новых лекарств.

«Русская православная церковь относится к клонированию человеческих эмбрионов в терапевтических целях так же негативно, как и к проектам клонирования репродуктивного: мы считаем эмбрионы с момента зачатия человеческим существом. Кроме того, эмбрион уничтожается ради того, чтобы кто-то другой получил какие-то блага, в частности, ради возможного излечения от тех или иных заболеваний благодаря зародышевым клеткам», — сказал отец Антоний.

Представитель московской патриархии подчеркнул, что Русская православная церковь «не против прогресса науки и не против поиска метода лечения серьезных заболеваний». Однако такие исследования не должны быть «сопряжены с этически неразрешимыми проблемами, и это — официальная позиция Русской православной церкви».

По сообщению Cnews.ru, о создании клона человеческого эмбриона объявила сегодня американская компания Advanced Cell Technology (ACT). Заявленная цель работы — использование клона как основы всех клеток. По словам Майкла Веста, исполнительного директора ACT, создается не человеческая личность, а всего лишь форма клеточной жизни. Эмбрионные клетки являются «мастер-клетками», которые потенциально могут превращаться в любой тип клеток организма. Многие исследователи считают, что полученные результаты дадут новые возможности для борьбы с такими серьезными болезнями, как диабет, СПИД, нарушения нервной системы.

Американские законы запрещают использование денег налогоплательщиков при работах по клонированию, но ACT, как финансируемая частным образом организация, не нарушает своими действиями закона.

Первые попытки вырастить клона животного предпринимались уже более 150 лет назад, однако большинство из нас ошибочно полагает, что все началось с появления на свет овечки Долли в 1996 году. Это было не первое клонированное животное — почему же именно о ней так много пишут?

Уникальность Долли в том, что ее получили по абсолютно новой технологии — из соматической, а не половой клетки, да еще и взятой не у эмбриона, а у взрослой особи.

До 1996 года при клонировании использовали две яйцеклетки: в одной ядро убивали ультрафиолетом или химическими агентами и перемещали в нее ядро из другой. Затем предпринимались попытки пересадить соматические ядра из эмбриональных клеток — и они увенчались успехом: родились два ягненка.

В случае же с Долли применялся другой подход: ядро, где хранилась генетическая информация о ее «матери», получили из вымени взрослой особи. Клетки были заморожены, поскольку само животное уже умерло. Путь к рождению овечки-клона был непрост: в эксперименте использовали 277 яйцеклеток, в которые перенесли ядра из клеток вымени, из них развилось 29 эмбрионов. А родилась лишь одна Долли, остальные 28 возможных клонов остановились в развитии. Это был первый успешный опыт по пересадке «взрослого» ядра в яйцеклетку.С тех пор удалось создать клонов и других млекопитающих: свиней, хорьков и даже верблюда.

В Америке появилось несколько лабораторий, специализирующихся на коммерческом клонировании. Они предлагали воссоздать любимого питомца после его неминуемой кончины.

Первым «домашним «клоном стала кошечка по кличке Малютка Никки, полученная от 19-летней Никки, почившей за год до эксперимента. Занялась этим компания Genetic Savings & Clone, оценив свои услуги в $50 000. В 2008 году такую же сумму заплатили за создание пяти клонов не менее любимой собаки. Словом, технология отработана — правда, не до конца.

Мы до сих пор не знаем всех механизмов, управляющих развитием эмбриона. Лишь одна Долли на 277 яйцеклеток — маловато, не так ли? Почему зародыши не развиваются?

Вероятно, кое-какие ответы получили китайские ученые в этом году. Две макаки родились в результате клонирования «в стиле Долли» — после пересадки ядра соматической клетки. Ранее такие попытки проваливались, потому что эмбрион никак не развивался. Что же сделали китайские ученые?

Умы из Поднебесной применили знания из области эпигенетики. Дело в том, что наша жизнь зависит не только от генов, но и от белков, способов укладки ДНК и времени работы, включения и выключения этих генов. «Генетика предполагает, а эпигенетика располагает», выражаясь словами нобелевского лауреата Питера Медавара. Действительно, даже в точности копируя необходимые гены, вы не можете быть уверены, что они заработают так, как нужно. Следует учитывать и дополнительные, эпигенетические факторы.

Так, при клонировании эмбрионов и пересадке соматического ядра исследователи сталкивались с неизбежной проблемой: некоторые гены были уже «запрограммированы» и имели определенную биологическую задачу

К примеру, превратить те или иные клетки в кожу. Ученые нашли способ «обнулить» эти установки: они обработали клетки химическими агентами, которые модифицировали гистоны — белки, отвечающие за укладку ДНК. «Ненужные» гены дезактивировались, «нужные» — стали активными, и из зародышей удалось вырастить двух здоровых макак.

Как и в случае с Долли, попыток было много. Из 127 яйцеклеток получили 109 эмбрионов, 79 из них развились до стадии бластоцисты, когда их можно было пересадить в матку. У доноров прижились только четыре эмбриона, а родились всего две макаки. Конечно, шансы на успех повысились, однако многие биологические механизмы до сих пор неизвестны, из-за чего метод несовершенен.

Тем не менее клонирование активно используется, и даже человека не миновала чаша сия.

Нет-нет, армию клонов еще никто не создал, но в биомедицине применяется терапевтическое клонирование. Как и при создании Долли, можно взять неполовую, соматическую клетку и перенести ее ядро в донорскую яйцеклетку, которая делится и образует бластоцисту — полый шар из эмбриональных клеток. Те из них, что составляют внутренний слой, (так называемые эмбриональные стволовые) обладают огромным потенциалом, именно из них формируется зародыш, а внешние дадут в будущем пуповину и плаценту. Если использовать определенные факторы роста, то можно направить дифференцировку эмбриональных стволовых клеток по нужному пути — например, вырастить искусственную кожу или щитовидную железу.

Терапевтическое клонирование применяют и для лечения людей (но лишь в ряде стран, например в Великобритании или Бельгии), и для исследований. В 2006 году в Австралии была выдана первая в мире лицензия на клонирование человека — разумеется, исключительно в научных целях.

В России все разработки по терапевтическому и репродуктивному клонированию приостановлены: критики метода считают, что разрушение бластоцисты (а без него не получить нужные клетки) сродни уничтожению человеческого эмбриона. Возникает острый этический вопрос, по которому ведутся жаркие и нескончаемые споры: можно ли создавать организм, чтобы разрушить его, даже если это спасет другого человека?

А ведь еще недавно Россия была страной, где разрешалось даже выращивать живых клонов людей.

В мае 2002 года был принят федеральный закон о временном запрете как на репродуктивное (создание полной копии) клонирование человека, так и на терапевтическое (выращивание тканей и органов). Он действовал пять лет, а потом… перестал. Следующие три года клонирование не регулировалось ничем, кроме совести исследователей. Не существовало ни единого закона, ни единой поправки, которые запрещали бы какие-либо манипуляции с эмбрионами и пересадкой ядер. Однако в 2010 году на этот пробел в нашем законодательстве обратили внимание, и Дмитрий Медведев подписывает новый федеральный закон о поправках в старый: теперь клонирование человека в любых целях запрещено, пока не будут приняты нормативные акты, его разрешающие.

Еще в 70 странах действуют похожие запреты — не только из-за несовершенства технологий, но и, разумеется, из-за проблем этического характера.

При переносе ядра в донорскую яйцеклетку, действительно, получается новый организм, правовой статус которого никак не определяется.

При терапевтическом клонировании ученые имеют право выращивать такой эмбрион человека до 14 дней. Этого достаточно, чтобы яйцеклетка образовала бластоцисту. Также именно к 14-му дню появляется первичная полоска — предшественник центральной нервной системы. И тут начинаются разногласия. С точки зрения биологии эмбрион не рассматривается как отдельный организм: он зависит от условий окружающей среды и не способен выжить вне ее. С другой стороны, в этот период становится уместным разговор с позиций морали и этики — ведь из эмбриона может вырасти человек.

А вот с точки зрения религии с момента создания (или зачатия) эмбрион уже наделен разумом. Следовательно, эксперименты над ним или его разрушение для выделения необходимых клеток — это преступление и попрание эмбрионального права на жизнь.

В 2000 году был принят документ «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви». В 12-й главе «Проблемы биоэтики» рассматриваются наиболее дискуссионные вопросы, связанные с абортами, контрацепцией, биомедициной и клонированием, и среди прочего в ней говорится: «Замысел клонирования является несомненным вызовом самой природе человека, заложенному в нем образу Божию, неотъемлемой частью которого являются свобода и уникальность личности. Вместе с тем, клонирование изолированных клеток и тканей организма не является посягательством на достоинство личности и в ряде случаев оказывается полезным в биологической и медицинской практике».

Может показаться, что РПЦ разрешает клонирование в терапевтических целях, но это не так.

Разрушение эмбрионов для получения стволовых клеток, которые затем можно применить для выращивания органов и тканей, запрещено и приравнивается к убийству.

Кстати, религиозные деятели активно критикуют и вспомогательные репродуктивные технологии. Наиболее известен среди них протокол ЭКО, о категорическом неприятии которого заявляет РПЦ: считается, что в этом случае нарушается целостность личности человека, а «расчленяя» оставшиеся в ходе такой процедуры эмбрионы, мы тем самым губим уже зародившуюся жизнь.

И все же одной позиции церкви было бы недостаточно для надлежащего контроля биотехнологической отрасли. Поэтому в 2017 году вступил в силу обладающий наибольшей юридической силой и самый полный в России Федеральный закон «О биомедицинских клеточных продуктах», регулирующий не только правовые, но и многие технологические аспекты. Например, в нем говорится о недопустимости разработки клеточных продуктов путем прерывания процесса развития эмбриона — даже созданного в лабораторных условиях. Это своего рода дополнение к предыдущему мораторию, о котором речь шла выше, — терапевтическое клонирование людей теперь окончательно запрещено.

Итак, создавать двойников человека нельзя нигде, да и технологически это пока невозможно, а клонирование для получения идеально подходящих органов запрещено в большинстве стран. Но панические настроения, связанные с возможным появлением армий клонов, все равно усиливаются. Вызваны они и первобытным страхом, что наши двойники будут быстрее, выше и сильнее обычных людей, и боязнью наказания свыше — за создание рукотворного человека.

Одни опасаются, что у клона не будет души, другие — что она все-таки будет. А если все же случится второе, то как такой человек станет себя ощущать?

Очевидно, что до появления первого клона необходимо будет решить множество задач этического и культурного характера, сформировать определенное отношение общества к людям, родившимся («созданным»? «выращенным»?) подобным образом, позаботиться о том, чтобы они были обеспечены правами и возможностями.

Кстати, мнение, что клоны имеют идентичную с донорской внешность, ошибочно: копируется только геном, а за фенотип, то есть внешний вид, отвечает множество других факторов — например, уже упоминавшаяся эпигенетика или окружающая среда.

Так что об одной фобии можно забыть: миллионы одинаковых людей не окружат вас даже при постоянном клонировании всех и каждого.

Большее удивление вызывает страх быть клонированным. С точки зрения биологии оставить свою точную копию на Земле — значит фактически добиться бессмертия, не физического, но по крайней мере генного. Однако многие противники клонирования с ужасом представляют, что их генетический материал будет жить, когда сами они уже умрут. Обычно те же самые критики запрещают использовать их органы для пересадки. Но если разобраться, то и этот страх на самом деле пустой. Перед вероятным развитием клонирования будет создана соответствующая правовая база и разработана процедура, предполагающая получение согласия от клонируемого. А значит, нечего беспокоиться: пара подписей — и бессмертным станет кто-то другой.

Но это все в будущем. Пока же ученые имеют возможность только выращивать подходящие органы вместо многолетних поисков донора и разрабатывать способы лечения некоторых заболеваний с использованием клонированных клеток. Кажется, это осознали даже писатели-фантасты, которые перестали любезно снабжать общество новыми поводами для беспокойства. Тем не менее технология будет развиваться. И если сейчас нам кажется настоящим чудом рождение макак, то через десяток лет, возможно, и появление более интересных клонов станет обычным делом.

Южнокорейский ученый удаляет ядро из донорской яйцеклетки в исследовательском центре Sooam Biotech. Сеул, 29 июня 2016 года Jung Yeon-Je / AFP / Scanpix / LETA

24 января стало известно, что китайские ученые впервые успешно клонировали приматов способом, который использовался в эксперименте со знаменитой овечкой Долли. Клонирование — одна из самых удивительных и обсуждаемых тем в современной биологии. «Медуза» попросила доктора биологических наук, профессора Сколковского института науки и технологий и Университета Ратгерса Константина Северинова ответить на базовые вопросы о клонировании.

Клонирование — это вообще что?

Клонирование — это процесс или технология получения клонов. Клоном принято называть организм, генетически идентичный или почти идентичный другому. Однояйцевые близнецы — это клоны друг друга, так как оба возникли из одной и той же оплодотворенной яйцеклетки. Растения, возникшие путем вегетативного размножения, — например, размноженные усами кусты клубники, — тоже клоны.

Но ребенок — это не клон своих родителей. У каждого человека в клетках есть двойной набор генов: один набор от отца, другой — от матери. При зачатии и отец, и мать передают своему потомству лишь половину своих генов — по одному набору каждый. При этом какой из дублированных генов отца и матери передается потомству, определяется случаем. Так как версии генов, имеющихся у родителей, немного отличаются друг от друга, то и потомство отличается от родителей. С точки зрения биологии и эволюции это хорошо, потому что увеличивается генетическое разнообразие. Чем разнообразнее популяция, тем больше вероятность, что при изменении условий внешней среды носители каких-то определенных комбинаций генов выживут и оставят потомство.

Однако в условиях, например, товарного сельскохозяйственного производства разнообразие — это источник проблем. Если вы хотите поддерживать стадо ангусов с какими-то определенными свойствами, необходимость получения бычков путем полового размножения неизбежно приводит к тому, что не все потомство будет таким же, как исходные животные, и часть животных придется выбраковывать. Клонирование могло бы решить такую проблему (собственно, в случае с клубникой проблема решена, а вот коровы, увы, усами не размножаются, там все сложнее).

Как ученые вывели овечку Долли? Взяли клетки самки и самца и как-то соединили в пробирке?

Овечку Долли «сделали» следующим образом: взяли клетку вымени овцы и генетический материал этой клетки «подсадили» в яйцеклетку, взятую у другой овцы. При этом собственный генетический материал из этой яйцеклетки был предварительно удален. Заметьте, что после такой подсадки полученная яйцеклетка имела двойной набор генов — такой же, как в клетке вымени. А значит, оплодотворения такой яйцеклетки не требовалось! Эта яйцеклетка была подсажена в матку третьей овцы, которая выносила и родила овечку — Долли.

Овца, родившая Долли, — суррогатная мать: генетически она никак не связана с Долли. Та овца, из яйцеклетки которой развилась Долли, не имеет к ней отношения, так как у нее и у Долли почти нет общих генов. А вот овца, из клетки вымени которой взяли генетический материал для подсадки в яйцеклетку, является «генетической матерью» Долли (а Долли, в свою очередь, ее клоном). Их гены практически идентичны. Отца у Долли не было — с генетической точки зрения им был отец генетической матери Долли, но получается, что одновременно он был ее дедом.

Овечка Долли. 4 января 2002 года Ben Curtis / PA Wire / PA Images / Scanpix / LETA

Чем клонированная копия отличается от оригинала? Они как близнецы или не совсем?

Однояйцевые близнецы возникают тогда, когда развивающийся эмбрион разделяется на два (или четыре) эмбриона и каждый из них потом независимо развивается во взрослый организм в утробе матери. В общем, клоны очень похожи на однояйцевых близнецов, только они не рождаются одновременно, а вынашиваются в разное время разными матерями и могут появиться после биологической смерти своего оригинала. Клон создают на основе генетической программы — ДНК, содержащейся в клетке взрослого или умершего организма.

Все клетки нашего тела — потомки оплодотворенной яйцеклетки, которая возникла в момент нашего зачатия. Но это не значит, что клетки нашего тела совершенно идентичны. Всякий раз, когда клетка делится, внутри нее копируются гены, молекулы ДНК. При копировании всегда возникают ошибки, мутации — так же, как случаются опечатки при переписывании длинного текста. При делении клетки организма вроде человека или овцы в ДНК дочерних клеток спонтанно появляется около 50 новых мутаций, не существовавших в ДНК родительской клетки. То есть гены клетки вымени, из которой получили Долли, на самом деле не полностью идентичны генам яйцеклетки, из которой развилась ее мать.

Со времен Долли много было подобных случаев, когда ученые клонировали животных?

После Долли клонировали рыб, лягушек, грызунов (крыс и мышей), собак и кошек, свиней, лошадей и коров. 24 января стало известно о клонировании приматов — длиннохвостых макак. В целом эта процедура применима к любому организму, просто в каждом конкретном случае много времени уходит на подбор оптимальных условий.

Ученые работают со свиным мясом в секции клонирования и генной инженерии Пекинского института геномики. Шэньчжэнь, 3 марта 2010 года Bobby Yip / Reuters / Scanpix / LETA

Когда научатся клонировать людей? Или уже научились?

Принципиальных проблем в клонировании людей нет. Если поставить такую задачу, нужно будет оптимизировать опыты по подсаживанию генетического материала из клеток взрослого человека в лишенную собственного генетического материала яйцеклетку. Но клонировать людей запрещено из-за этических проблем.

Чем клонирование может помочь человечеству? Запасная печень? Армия клонов? Эксперименты над клонами?

И с армией клонов, и с экспериментами над ними есть неразрешимые этические проблемы, а также некоторые практические сложности — поэтому делать так не будут.

Возьмем двух близнецов. Перед тем как отнять печень одного из них для другого или проделать над одним из них какой-нибудь острый эксперимент, рассуждая, что второй (то есть клон) останется, придется заручиться согласием первого. Он или она могут отказаться, ведь они личности и имеют такие же права, как другие люди. Так вот, если вы создали своих клонов, то они, став людьми, а не куском мяса в пробирке, тоже наверняка будут иметь виды на свою печень, которые будут отличаться от ваших. Так что с печенью или, шире, источником органов проблема в том, что мы не умеем отдельно получать клон печени — в этом случае этических проблем бы не возникало.

По поводу армии клонов. Если вы насоздавали клонов условного депутата Николая Валуева, потому что он большой и устрашающе выглядит, то для получения их в «готовом к употреблению» состоянии вам, а вернее, их суррогатным матерям придется их растить, как растят всех людей, лет до 20. За это время могут поменяться политические режимы — и необходимость пугать сегодняшних врагов отпадет. Кроме того, никак нельзя исключать, что некоторые из клонов решат стать интеллектуалами и не захотят играть в ваши игры, а захотят, например, заниматься молекулярной биологией. И заставить их делать что-то только потому, что они клоны какого-то дяди, который, может, уже давно умер, будет сложно против их воли. Гораздо легче завербовать в свои ряды уже существующих людей.

У клонированных организмов может быть потомство? У них будут какие-то особенности из-за того, что они — потомки клона?

При соблюдении надлежащих условий клонированные организмы не будут отличаться от организмов, возникших естественным путем, и смогут давать потомство. Другой вопрос, что если полностью исключить половое размножение и перейти на клональное, то с течением времени в поколениях клонов неизбежно накопятся мутации, понижающие приспособленность организма. Половое размножение — обмен комбинациями генов для создания новых комбинаций — необходимо для поддержания разнообразия и устойчивости видов в течение более длительного времени в условиях непредсказуемо изменяющейся внешней среды.

Почему многие считают, что клонирование нужно запретить? Что в этом опасного?

Клонирование сельскохозяйственных животных не опасно, а при условии соответствующего развития технологии удобно и выгодно. Проблема возникает, если начать думать про клонирование человека. С животным просто: клонировал, вырастил, съел, например, бифштекс, и можешь быть уверен, что его качество будет одно и то же на протяжении десятилетий. Нас ведь, как правило, не волнует вопрос о том, была ли корова, ставшая источником бифштекса, личностью.

Людей же мы воспринимаем как личностей, индивидуальности. Личность формируется не только генетикой, но и воспитанием, временем и местом, в котором человек родился и сформировался, различными случайными причинами и встречами и другими факторами. Поэтому человеческие клоны не будут одинаковыми личностями (например, однояйцевые близнецы похожи друг на друга внешне, но, безусловно, являются разными людьми со своими собственными жизнями, пристрастиями, разными датами, местами и причинами смерти). Поэтому, пока не существует государственных режимов, в которых можно использовать людей на условные бифштексы, клонирование людей не опасно. Опасно, если появление таких режимов станет возможным.

Константин Северинов

  • Напишите нам

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *