Отречение от Христа

Источник: Патриархия.ру

По сообщениям информационных агентств, около 100 тысяч британцев скачали с официального сайта Национального секуляристского общества Великобритании так называемый сертификат о «раскрещивании» («Сertificate of Debaptism”). При этом сертификат доступен для скачивания только в случае внесения «пожертвования» посетителем сайта.

Сайт НСО, в частности, называет данные документы о «раскрещивании» «продуктами, предназначенными для продажи жителям Великобритании, Нормандских островов и острова Мэн». Цена одного сертификата для этой категории «покупателей» составляет £3. Для лиц, проживающими за пределами Великобритании, цена выше — £5. Предусмотрены также скидки для приобретателей пакетов сертификатов: 5 таких документов стоят для граждан Великобритании и для граждан других стран 10 и 15 фунтов стерлингов соответственно.

На сайте отсутствует возможность для пользователя скачать сертификат бесплатно.

Итак, перед нами — очередной феномен западного секуляризованного общества. За возможность отречься от своей веры людям предлагается заплатить. Размер платы в данном случае значения не имеет (точнее, он имеет весьма существенное значение — для тех, кто стоит у руля всей финансово-религиозной «операции»); сумма эта с полным правом может быть названа символической. Символом чего же является эта сумма?

Сам сайт Национального секуляристского общества Великобритании отвечает на этот вопрос однозначно: приобретение сертификата о «раскрещивании» освободит его приобретателя от «пустой формальности» — крещения, которое, в свою очередь, избавляло христианина от последствий первородного греха. Вновь и вновь приходится убеждаться, что, несмотря на многовековую историю англиканства и, шире, протестантизма, основой основ для западного человека в понимании христианского вероучения остается католическая догматика. Ведь в свое время именно католичество закрепило в массовом сознании западного общества идею о том, что человечество в целом и каждый человек в отдельности несут в себе вину и ответственность за грех прародителей Адама и Евы. Не поврежденность человеческой природы, не «семя тли» — склонность ко греху, как об этом говорит Предание Вселенской Православной Церкви, а именно ответственность и вину.

А с такой постановкой вопроса по определению не согласится всякий здравомыслящий человек: если я не совершал греха, на мне нет ответственности за него. Тем более не согласится с подобным тезисом западный европеец, мировоззрение которого формировалось в рамках традиционного благоговения перед законом. Уточним: законом гражданским, светским, истоки которого — в римском праве; закон Божий для Европы перестал быть чем-то мало-мальски значимым уже давно.

Такой вот отголосок давних и, казалось бы, мало кому интересных богословских споров.

Задумаемся, однако, вот над чем. Весь стиль рекламных текстов, предлагающих любому желающему освободиться от «первобытных дремучих предрассудков» («Original Mumbo-Jumbo”), казалось бы, заставляет читателя относиться ко крещению, которое над ним когда-то было совершено, как к чему-то совершенно незначительному, как к смехотворному обряду, упоминать о котором не пристало воспитанному и образованному человеку. Тем не менее, отказ от всей этой малозначительной (в интерпретации британских атеистов) мишуры почему-то оформлен весьма серьезно: сертификат, как сказано в рекламном тексте, отпечатан на хорошей, качественной бумаге, а под текстом отречения от веры приобретатель этого «продукта» (опять же, в терминологии руководителей секуляристского общества) должен собственноручно поставить дату и подпись. К чему такая серьезность там, где, казалось бы, не о чем и говорить?

В такие моменты вспоминаются те люди, которые в ответ на вопрос о том, почему они не ходят в храм, говорят: «Бог у меня в душе». И далее приводят стандартный набор аргументов в пользу того, что для живой связи с Богом нет необходимости в участии в культовых мероприятиях, храмовой молитве, в обрядах и Таинствах. Но в таком случае справедливым должно быть и обратное утверждение: если у человека в душе Бога нет, значит, ему нет необходимости в каких бы то ни было внешних проявлениях своих убеждений, ему незачем исповедовать свои взгляды! Незачем приходить на сайт секуляристского общества (который в данном случае вполне может служить аналогом христианского храма), незачем жертвовать на свою «Церковь» — сообщество атеистов, незачем приобретать сертификаты об отказе от веры и затем, как предлагают инициаторы акции, с гордостью вывешивать эту «продукцию» у себя в офисе или дома — ведь это ни что иное как публичное исповедание своей веры!

Но именно это нынешние атеистические вожди предлагают сделать всем желающим отречься от Бога. И именно этим самым они лишний раз подтверждают основополагающий закон, заложенный в человеческую природу Самим Творцом и сформулированный в свое время великим церковным учителем III века Тертуллианом: «Душа человека по природе христианка». Это значит — в человеческой душе живет ничем не устранимое стремление к Богообщению, устремление в вечность. Человеческая душа интуитивно ищет религиозного опыта и, если не находит его, готова заменить его отсутствие каким угодно суррогатом — каким угодно, лишь бы только не ощущать внутри себя пустоту Богооставленности. Поэтому человеческой душе естественно исповедовать свою веру перед лицом других людей. Поэтому так естественно для человека проявлять свою веру в других формах. Даже когда эта вера — вера не в существование Бога, а в Его отсутствие, а формы проявления этой веры заставляют сердца окружающих не смягчаться от действия благодати, а содрогаться от ощущения близости ада.

Как ни парадоксально это может прозвучать, но акциями, подобными той, что устроило ныне британское атеистическое сообщество, современные богоборцы пусть и косвенно, но утверждают: человек не способен жить вне религиозного опыта, вне религиозных практик. Только у одних этот опыт направлен на созидание связи с Богом, а у других целью становится бегство от своего Творца.

И еще одно приходит на ум. Крылатое выражение «дьявол — обезьяна Бога» вновь получило еще одно подтверждение, и вот какого рода. Пресловутые сертификаты о «раскрещивании», которыми так бойко принялось торговать Национальное секуляристское общество Великобритании — дьявольская пародия на все те же индульгенции. Но следует признать, что дьявол в своих упражнениях с механизмами обольщения и соблазнения человека пошел дальше себя самого: если в Средние века люди платили деньги и приобретали индульгенции, пытаясь таким образом освободиться от угрызений совести за совершенные ими грехи, то сейчас предлагается заплатить не за «чистую совесть», а уже за отречение от Бога.

Иными словами, если раньше западные христиане стремились очистить свою совесть — с помощью самоуспокоения, посредством индульгенций они пытались заглушить ее голос, который, как известно, есть голос Божий в душе человека, то нынешние англикане и католики платят за то, чтобы этот голос не звучал вообще. Но, думается, как и раньше — индульгенции, так и нынешние пресловутые сертификаты о «раскрещивании» не оправдают тех надежд, которые на них возлагают их приобретатели, и эти наивные надежды оградить себя от Божественной любви не оправдаются, и голос Божий не затихнет в сердцах тех, кто не хочет его слышать.

Саудовская Аравия является одной из немногих стран, законодательство которых полностью основано на правилах шариата. Подобная ситуация легко объясняется традицией и историческими факторами, оказавшими влияние на развитие королевства Саудитов. Будучи значимым игроком на глобальной международной и локальной ближневосточной геополитической арене, эта страна, тем не менее, не намеревается воплощать соответствующие реформы и приводить внутреннее законодательство в соответствие с западными принципами и нормами. Именно строгое соблюдение правил, прописанных в Коране, при законотворчестве и, соответственно, правоприменении, позволяет внешнему миру порой быть свидетелем нетипичных, а для современного человека западной формации и вовсе диких кейсов.

Вероотступничество как уголовное преступление

Согласно шариатскому законодательству вероотступничество является одним из наитягчайших форм неверия (куфра). Шафиитский и ханафитский мазхабы (богословско-правовые школы), основываясь на аяте 217 суры аль-Бакара, считают, что с момента вероотступничества все благие деяния, которые имели место в жизни человека до этого, оказываются пустыми и бессмысленными: «А если кто из вас отпадет от вашей религии и умрет неверным, у таких — тщетны их деяния в ближайшей и будущей жизни! Эти — обитатели огня, они в нем вечно пребывают». Лицо, совершившее иртидад (араб. ارتداد — отступничество, переход из одного состояния в другое), то есть тот, кто отрекся от веры, не вернулся в ислам и не раскаялся, будет вечно гореть в самых глубоких уровнях ада. В аяте 74 суры ат-Тауба (Покаяние) говорится следующее:

«Они клянутся Аллахом, что ничего не говорили, а ведь они произнесли слово неверия и стали неверующими после того, как обратились в ислам. Они задумали совершить то, что им не удалось совершить. Они мстят только за то, что Аллах и Его Посланник обогатили их из Его щедрот. Если они раскаются, то так будет лучше для них. А если они отвернутся, то Аллах подвергнет их мучительным страданиям в этом мире и в Последней жизни. Нет у них на земле ни покровителя, ни помощника».

К вероотступничеству относятся отрицание существования Аллаха, непризнание пророков, отрицание обрядов, установленных в Коране, намерение стать в будущем неверным (кафиром), и так далее. Для того чтобы вероотступничество считалось свершившимся, необходимо выполнение двух условий. Во-первых, вероотступник должен быть в полном сознании и умственно полноценным. Также заявление о вероотступничестве не должно быть сделано по принуждению. По принуждению, кстати, на словах отказываться от веры ислам позволяет. Все мусульманские правоведы считали, что вероотступники в конечном итоге должны быть казнены. При этом они ссылались на хадис (изречение) пророка: «Пролитие крови мусульманина разрешено в трех случаях: если он совершил прелюбодеяние, будучи женатым, если он совершил убийство и если он покинул свою религию».

Первая крупная волна иртидада случилась после смерти пророка Мухаммада, когда среди аравийских племен началось движение, направленное против власти халифа Абу Бакра. Одни племена не пожелали платить налоги мусульманским наместникам, другие обратились к лжепророкам, объявлявшим себя божьими посланниками. Однако ряд военных кампаний халифа Абу Бакра против мятежных племен в 632 и 633 годах довольно скоро восстановил изначальный статус-кво.

Сегодня, в силу сложившихся обстоятельств, кампаний подобного масштаба уже не увидеть, но время от времени кому-то все же приходит в голову, находясь в шариатской юрисдикции, преступать через его жесточайшие предписания. И это с учетом того, что, согласно отчету, опубликованному Human Rights Watch, в 2014 году королевство приняло ряд новых законов, которые приравняли атеистов к террористам. Король Абдулла, принимая данные указы, предпринял попытку подавить любые формы политического инакомыслия и протестов, которые могут представлять опасность для общественного порядка. Статья одного из новых положений определяет терроризм как «призыв к атеистической мысли в любой форме или подвергание сомнению основ исламской религии, на которых основана эта страна». К слову, для того чтобы попасть под соответствующую статью, нет необходимости выходить на площадь с публичными заявлениями: «религиозная полиция» мониторит социальные сети и оперативно привлекает правонарушителей к ответственности.

Смертная казнь за атеизм и политику

Одно из самых резонансных дел последнего времени — кейс Ашрафа Файяда. В прошлом году палестинский поэт и лидер зарождающегося в Саудовской Аравии общества современного искусства, курировавший выставки в Джидде и на Венецианском биеннале, был приговорен к смерти за отречение от ислама. Годом ранее, в мае 2014-го, общий суд приговорил Файяда к 4 годам лишения свободы и 800 ударам плетью. В апелляции поэту отказали, но при этом дело рассмотрели повторно в первой инстанции, где иной состав судей решил, что раскаяние Файяда никак не препятствует его казни.

Сам подсудимый прокомментировал ситуацию следующим образом: «Меня обвинили в атеизме и распространении разрушительных идей в обществе. просто рассказывает обо мне как о палестинском беженце… она о культурных и философских вопросах. Но религиозные экстремисты истолковали ее как богохульническую».

Мона Карим, активист, защищающий права мигрантов и инициировавший кампанию по освобождению поэта, сообщил The Guardian, что обещав последнему апелляцию, саудовские полицейские запугивали его в течение полутора лет тем, что якобы нашли новые доказательства в деле. Кроме того, при аресте у Файяда отобрали документ, удостоверяющий личность, а без него тот не мог нанять юриста. В конце концов, дело рассмотрели заново с новым составом судей, но «новый судья даже не разговаривал с ним, только вынес приговор».

За Ашрафа Файяда заступились многие видные активисты и деятели современного искусства и были уверены в том, что местные сторонники жесткого политического курса наказывают его за опубликованное в сети видео, на котором религиозная полиция в городе Абха публично бьет плетьми мужчину. Масштаб поддержки действительно был впечатляющим: сотни ведущих авторов, художников и актеров, включая директора Современной галереи Тейт Криса Деркона, актрису Хелен Миррен и других не менее выдающихся деятелей искусства, попросили об освобождении Файяда. Более 60 международных художественных групп и организаций по защите прав человека, включая Amnesty International и ассоциацию писателей PEN International, запустили кампанию по призыву саудовских властей и западных государств спасти осужденного.

В некоторой степени их усилия увенчались успехом. The Guardian, активно освещавшая эту тему, уже в начале нынешнего года рассказала о том, что приговор к вышей мере наказания был отменен и заменен на 8 лет тюрьмы и 800 ударов плетью. Обвинения в вероотступничестве с поэта не сняли, несмотря на заявление защиты о личной заинтересованности обвинителя и массе процессуальных нарушений, имевших место при слушании дела.

В том же 2015 году Али Мохаммад аль-Нимр был приговорен к смерти и распятию за участие в антиправительственных протестах, будучи еще школьником в возрасте 17 лет. Кроме него к казни были приговорены еще 7 молодых людей.

Запад закрыл глаза

Эти случаи, несмотря на перманентную критику и различного рода акции со стороны международных правозащитных организаций, не первые и явно не последние дела подобного рода в Саудовской Аравии. Несколько дней назад The Independent со ссылкой на Al-Watan сообщила о том, что 28-летний мужчина, имя которого не называется, был приговорен саудовским судом к 10 годам лишения свободы и 2000 ударам плетью. Преступление заключалось в том, что человек в социальной сети Twitter признался, что является атеистом, и отказался покаяться, обосновывая это тем, что написанное им в микроблоге отражает его собственные убеждения и он имеет право их свободно выражать.

Религиозная полиция обнаружила более 600 твитов, в которых мужчина отрицал существование бога, высмеивал коранические писания, обвинял пророков во лжи и разжигании вражды.

Нововведения в саудовское законодательство относительно критики религии и государства, как видно, кардинально повлияли на судьбу таких людей, как Ашраф Файяд, Раиф Бадави (приговорен к 10 годам лишения свободы и 1000 ударам плетью за создание сайта в поддержку свободы слова Saudi Free Libreals Forum), шейх Нимр аль-Нимр (дядя Мохаммада аль-Нимра, казненного в январе этого года ), и многих других.

Заместитель директора по Ближнему Востоку и Северной Африке Human Rights Watch Джо Сторк прокомментировал ситуацию следующим образом: «Саудовские власти никогда не терпели критики в адрес своего политического курса, но недавние законы приравнивают любой критический отзыв или независимое объединение к преступлениям террористической направленности».

Игнорируя озабоченность международного сообщества, организаций по защите прав человека и в целом международные принципы, касающиеся прав и свобод человека, Саудовская Аравия продолжает следовать своей политико-религиозной линии. Будучи одним из крупнейших игроков на международном нефтяном рынке, союзником западных государств, и осознавая свое религиозное и локальное значение для мусульман всего мира, королевство не особо беспокоится о какой-либо интервенции, которая могла бы поменять положение дел. Вопрос, как быстро наступят положительные изменения, органично и изнутри, то есть сверху, на наш взгляд, еще долго будет оставаться открытым.

подробнее см. А. Али-заде, Исламский энциклопедический словарь, изд. Ансар, 2007 г. цитата приведена в переводе И.Ю. Крачковского. Ibid Ibid

№46 (895) / 13 декабря ‘16

Уроки Православия

Продолжение. Начало в №11 (860) – №45 (894)

– В главе «Душевная смерть» святитель Игнатий прямо называет некоторые смертные грехи, вспоминая падение апостола Петра (его отречение от Христа) или пророка Давида (прелюбодеяние и убийство).

Протоиерей Андрей Канев, настоятель храма в честь Владимирской Иконы Пресвятой Богородицы (г. Екатеринбург), кандидат философских наук: – Отречение от Христа – что это такое? Попробуем рассмотреть этот вопрос глубже. Человек ходил в церковь, даже принял таинство Крещения, а потом перестал ходить. Что это? А мы можем сказать – это отречение от Христа. Или, допустим, человек крестится из-за того, что ему надо к колдунам сходить, – это тоже отречение от Христа. Или воцерковленный вроде бы человек не живет по-христиански – тоже отречение от Христа.

Для отречения не обязательно нужно, чтобы тебе приставили револьвер к виску и сказали: «Отрекайся от Христа!» Отречься можно делами. Или, допустим, человек ходит в храм, но он верит во Христа не так, как верит Церковь – такое часто бывает (на нашей страничке в интернете какой-то человек под «эльфийским» именем упорно спорит с православным учением о двух природах Господа Иисуса Христа. Ему (или ей – непонятно, мне не нравится, когда пишут не под своим именем) очень не нравится, что Господь при Воплощении очистил человеческую природу и принял ее уже очищенной от грехов. Этот человек пишет: «Как вы можете говорить о покаянии, если Господь Сам не боролся со страстями?» А что такое «боролся со страстями»? Значит, они у него были, так надо понимать?) Вкрадчиво, въедливо проникают в жизнь современных христиан старомодные ереси – легко, даже очень легко: человек доверяет себе, он думает, что у него есть диплом инженера, или врача, или учителя… Но это не дает никакой гарантии безопасности! И это тоже отречение от Христа. Представляете, человек будет верить, что Господь Иисус Христос до Креста боролся со страстями! Такое даже представить невозможно, а он это вовсю доказывает. И это не единичный случай.

– Покаяние в смертном грехе признается действительным, когда человек, раскаявшись и исповедав его, оставляет свой грех.

Протоиерей Андрей Канев: – Грехи бывают разные, и борьба с ними тоже бывает разная. Допустим, у человека грех ума (ну вот как у нашего уважаемого «эльфа»), но он хочет искренне разобраться. Он принял неправильное учение, потом пришел, разобрался, отрекся от ложного и принял правильное учение – тут даже епитимьи никакой не надо, это малый грех: были неправильные правила дорожного движения в голове, он выучил правильные, а от неправильных отрекся.

А есть грехи, связанные с действительно очень долгим процессом очищения: блуд, чревоугодие, грех убийства требуют очень долгого процесса выздоровления, в этом тоже надо разбираться. Как горько бывает слышать, когда люди жалуются: «Я смертно согрешил, пришел на Исповедь, а священник говорит – иди причащайся». Сразу же, без епитимьи, без срока покаяния! Человек идет, причащается, и у него все еще хуже становится. Вот недавно священник рассказывал: «Приходит на Исповедь человек вот с такими синяками под глазами – реально побитый, и говорит, что в воскресенье (а это был четверг) причащался, его допустили, а домой пришел и там с братом подрался хорошенько; ладно, что живы остались». Что же происходит? Это признак того, что Причастие было в осуждение этому человеку, и тема эта у нас заминается и заминается, как и тема покаяния: об этом говорить не надо, давайте все причащайтесь, всем это полезно. А это не автомат с бесплатной газировкой. Это Господь! Ты к Нему приходишь!

Тот брат, оказывается, с обидами пошел причащаться, а обида или непрощение это смертный грех – даже в Евангелии написано, что если ты не простил, то и Бог тебя не простит, как бы ты там на Исповеди ни изображал какое-то благодушие… Он с непрощенной обидой пошел, и результатом стало реальное беснование человека.

– Жене, уличенной в любодеянии, Господь сказал: «Я не осуждаю тебя, иди и впредь не греши». Таким покаянием блудники, прелюбодеи, мытари, разбойники восхитили Царство Небесное. К такому покаянию, к воскресению смерти душевной призывает апостол Павел: «Встань, спящий, – восклицает он, – и воскресни из мертвых, и освятит тебя Христос!»

Протоиерей Андрей Канев: – Мы с вами должны понимать, что грех проходит несколько стадий развития в уме и сердце человека. Все начинается с мысли, с ее принятия, потом согласия с ней, рождением желания греха и, наконец, совершением греха. Поэтому, если мы будем думать, что грех – это только уже совершенное, это неверно. Свобода человека где-то уже согласилась с помыслом, вернее, начала его рассматривать – тут я свою свободу уже направил на грех. Отвержение греха включает борьбу и с помыслами, и с чувствами, а это означает, что у человека должна быть уже совершенно другая, более внимательная жизнь. Если я хожу по спектаклям, театрам и рок-концертам, то внимательной жизни у меня не будет никогда. Приведу такой пример (наши прихожане слышали его много раз): если у меня сломанный позвоночник, я должен внимательно смотреть, сколько килограммов я беру и куда несу, по какой дороге иду, чтобы не оступиться, не поскользнуться и не навредить себе еще больше. А если человек не знает о смертных грехах, для него Исповедь – это пришел: «Грешен во всем!», или пришла, рассказала, какой у нее муж «моральный урод», – и все. Но человек так не кается, не излечивается, а живет, как будто он здоровый, смелый, молодой, ищущий жизни!

Я искренне боюсь, когда начинаю слышать эти проповеди про радость и любовь. Это же неправда! Мы все лежим в реанимации, у нас разной степени повреждения внутренних органов, а мы лежим и говорим про поля с ромашками да ангелочками! Ну что это такое? Перепутались понятия! Идет смена ориентиров. Мы не тому учим. (Продолжение следует)

Расшифровка:
Наталья Коваль

Полную версию беседы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *