Отречения Николая 2 от престола

Николай II взошёл на престол после смерти своего отца императора Александра III 20 октября (2 ноября) 1894 г.

Царствование Николая II проходило в обстановке нараставшего революционного движения. В начале 1905 г. в России вспыхнула революция, вынудившая императора провести ряд реформ. 17 (30) октября 1905 г. царь подписал Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка», даровавший народу свободы слова, печати, личности, совести, собраний, союзов.

23 апреля (6 мая) 1906 г. императором была утверждена новая редакция «Основных государственных законов Российской империи», которые в преддверии созыва Государственной думы, являлись фундаментальным законодательным актом, регулирующим разделение полномочий между императорской властью и организованным по Манифесту 17 октября 1905 г. парламентом (Государственным советом и Государственной думой).

В 1914 г. Россия вступила в Первую мировую войну. Неудачи на фронтах, экономическая разруха, порождённая войной, обострение нужды и бедствий народных масс, рост антивоенных настроений и всеобщее недовольство самодержавием, привели к массовым выступлениям против правительства и династии.

23 февраля (8 марта) 1917 г. работницы Петрограда вышли на демонстрацию с требованиями хлеба и прекращения войны. Через несколько дней массовые забастовки на столичных заводах переросли во всеобщую политическую стачку, а затем в стихийное вооружённое восстание (Февральская революция 1917).

25 февраля (10 марта) 1917 г. Николай II отправил генералу С. С. Хабалову телеграмму с требованием пресечь беспорядки военной силой, а 27 февраля (12 марта) направил в Петроград для подавления восстания генерала Н. И. Иванова.

1 (14) марта, после неудачной попытки проехать в Царское Село, император прибыл в Псков в штаб Северного фронта.

Утром 2 (15) марта генерал Н. В. Рузский доложил Николаю II, что миссия Н. И. Иванова не удалась. В это же время, Председатель Государственной Думы М. В. Родзянко заявил по телеграфу, что сохранение династии Романовых возможно при условии передачи трона наследнику Алексею при регентстве младшего брата Николая II — Михаила. На вопрос о желательности отречения Николая II положительно ответили все командующие фронтами, за исключением командующего Черноморским флотом адмирала А. В. Колчака. Получив ответы главнокомандующих, около 15 часов 2 (15) марта Николай II принял решение отречься от престола в пользу сына при регентстве брата великого князя Михаила Александровича.

Однако после разговора с лечащим врачом наследника С. П. Фёдоровым, который подтвердил, что болезнь Алексея неизлечима, опасаясь за здоровье сына, император изменил решение. Вечером 2 (15) марта, когда из Петрограда приехали представители Временного Комитета Государственной Думы А. И. Гучков и В. В. Шульгин, Николай II заявил, что «…во имя блага и спасения России я был готов отречься от престола в пользу своего сына, но… пришёл к заключению, что ввиду его болезненности мне следует отречься одновременно и за себя и за него».

В манифесте об отречении, переданном А. И. Гучкову, было написано «…Заповедуем Брату Нашему (Михаилу Александровичу) править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу».

На следующий день, 3 (16) марта 1917 г., Михаил Александрович отрёкся от престола, передав решение вопроса об образе правления Учредительному собранию.

См. также в Президентской библиотеке:

Внутренний вид вагона-спальни поезда, в котором Николай II подписал отречение от престола : . Псков, 1917;

Внутренний вид салон-вагона поезда, в котором Николай II подписал отречение от престола : . Псков, 1917;

Демонстрация на улицах Москвы в день отречения Николая II от престола, 2 марта 1917 года : . СПб., 2011;

Камер-фурьерский журнал от 2 марта 1917 г. с записью об отречении императора Николая II от престола. . 1917;

Наппельбаум М. С. Солдаты русской армии в окопах читают сообщение об отречении Николая II от престола : . Западный фронт, 12 марта 1917.

1917. Живая история — совместный проект журнала «Фома» и радио «Вера», посвященный столетию революционных событий.

В течение этого года мы будем говорить о событиях, которые имели место в России сто лет назад – в 1917 году. Попытаемся понять мотивации людей и разобраться в цепочке событий, которые привели, как писали раньше в учебниках, от Февраля к Октябрю.

Слушать:

http://foma.ru/wp-content/uploads/2017/05/Radio-VERA-Svetlyiy-vecher-ZHurnal.-Vyipusk-70.-Otrechenie-Imperatora-Nikolaya-II-.mp3

Читать:

– 2 марта, по старому стилю, 1917 года император Николай подписал акт об отречении от престола за себя и своего сына цесаревича Алексия в пользу своего брата – великого князя Михаила Александровича. За этим событием последовал и отказ от престола великого князя. Так Россия осталась без монархии.

Предшествовала этому Февральская революция, которая в те дни еще не приблизилась к стадии русского бунта «бессмысленного и беспощадного», но которая очень скоро в него превратится.

Какое значение в этом контексте имело отречение императора и отказ от престола великого князя. Почему они пошли на этот шаг?

Поговорим об этом с доктором исторических наук Василием Цветковым, профессором Московского педагогического государственного университета и постоянным автором журнала «Живая история».

– Добрый вечер, Василий Жанович.

– Здравствуйте.

– Когда мы говорим про отречение императора Николая, то в голове сразу возникает масса аспектов. Во-первых, насколько это было решение эмоциональное и насколько оно было рациональное? Во-вторых, была ли в этой ситуации какая-то альтернатива? Как Вы думаете, можно ли было избежать тех трагических событий, которые были в России на протяжении всего 17-го года?

– Вы задали очень актуальный вопрос, потому что действительно сейчас, когда идет много разговоров о причинах Февраля 17-го года, как раз говорится, что можно было бы избежать этой трагедии. Но, с другой стороны, мы ни в коем случае не должны забывать, что отречение стало результатом, а не причиной тех событий. Ведь революционные события начались раньше, и мы должны об этом помнить, когда мы говорим о феврале-марте 17-го. Это и хлебные беспорядки, и бунты в Петрограде, начинавшиеся 14-15 и продолжавшиеся 23 февраля, и инициатива создания временного комитета Государственной Думы – Временного правительства, одновременно с ним совета рабочих и солдатских депутатов, то есть фактически вся власть в столице переходит к этим двум структурам.

Мы ни в коем случае не должны забывать, что к моменту решения Николая II революция стала распространяться по стране. Революционные события охватили Москву, Кронштадт – это были центры, где находились гарнизоны, вооруженные силы. И вопрос стоял не о том, можно ли избежать революционных потрясений, а о форме подавления или какой-то, как тогда говорили, канализации этих революционных настроений, направлении их в какое-то относительно спокойное русло. И тут уже были варианты.

Силовая альтернатива – подавление этих революционных центров с помощью войск, верных государю, безусловно, могла бы иметь успех, но только при учете двух очень важных факторов. Первый – это фактор войны. Если подавлять беспорядки в тылу, тогда нужно снимать войска с фронта, а идет война. Второй – нужно было быть уверенным в войсках. Даже не в генералах и офицерах, которые заявляли, что они преданы царю, присяге, а в солдатах. А тут уверенности уже не было, потому что мы видим, как петроградский гарнизон явочным порядком, допуская убийство офицеров, отказывается помогать полиции, власти. Поэтому силовая альтернатива, наверное, уже не могла быть такой очевидной.

Вторая альтернатива, на которой с самого начала настаивал Родзянко и, соответственно, министерства – найти некий компромисс даже не с революционной, а либеральной общественностью. Часто эти понятия отождествляют, но я думаю, что либеральные и революционные круги все-таки надо разводить, исторически это более правильно. Альтернатива заключалась в создании такого варианта власти, при котором правительство будет ответственно перед Думой. Но очень важный момент – при этом обязательно сохранится монархический строй. Вопрос будет стоять только так.

Затем уже стала вырисовываться третья альтернатива – сохранение монархии при пожертвовании монархом. Это как раз было озвучено в телеграфной переписке Родзянко с Рузским, Псковом, где как раз находился государь – это известная переписка в ночь на 2 марта 1917 года.

Предпочтительнее был, наверное, первый вариант, но очень важно иметь в виду войну. Надо было решать, что более важно – для продолжения войны или для подавления революции. Думаю, что эта альтернатива очень хорошо осознавалась государем и влияла на его решение.

– Ведь в этот момент он находился в поезде, который сначала шел в Бологое, потом его направили на Псков и так далее. Вообще, если посмотреть на траекторию движения этого поезда, то она несколько странная. Почему это так? Почему императора не могли допустить, например, в Петербург, для того чтобы он оперативно принял участие в разрешении кризиса, который в тот момент имел место в Петрограде?

– Здесь очень простой ответ. Это действия, которые проводились на железных дорогах этими самочинными, как их тогда называли, организациями. Собственно, контролировали их тогда малоизвестные деятели, фамилии которых сейчас никому ничего не скажут: поручик Греков или Бубликов от Временного правительства, профессор Ломоносов – это с одной стороны. А с другой стороны, инициатива была и самих железнодорожников. Почему не удалось пройти к Петрограду ни генералу Иванову с карательным отрядом, ни царскому поезду? Потому что были блокированы пути. Перед отрядом Иванова сняли стрелки, крестовины, разобрали путь. Конечно, можно было бы идти походным порядком, но это больший риск. А перед царским поездом было просто закрыто движение, и пришлось менять маршрут.

С другой стороны, есть следующая точка зрения, которая, думаю, имеет право на существование. Для успеха операции надо было оставаться в Ставке. При всех версиях, что в ней зрел заговор, что Алексеев специально вызывал государя из Петрограда, на протяжении всего 17-го года никаких революционных и республиканских настроений в Ставке нет. Как ее потом окрестили большевики, это было «осиное гнездо контрреволюции». И в данном случае на Ставку можно было рассчитывать.

Но другой вариант, еще более серьезный – даже выехав из Ставки, государь поехал по существу без охраны. Был конвой, но очень немногочисленный. А как раз батальон георгиевских кавалеров и другие части, та же самая гвардия с фронта, которые можно было бы возглавить, сосредотачивались разрозненно – получились растопыренные пальцы, а не концентрированный кулак, что, собственно, было бы нужно.

Здесь очень много факторов, объяснить все каким-то одним-единственным обстоятельством, я думаю, невозможно.

– Когда читаешь дневники, упоминается о том, что в воздухе веяло чем-то праздничным, атмосфера напоминала Пасху. Люди ходили по Петрограду с красными повязками, и было предчувствие чего-то большого, праздничного, великого и так далее.

– Скорее, были настроения ожидания каких-то радостных перемен к лучшему. Предполагалось, что если сейчас произойдут такие перемены, то все будет замечательно: и война закончится, и сразу наладится снабжение Петрограда, и сразу исчезнут всякие правительственные кризисы.

Это, наверное, специфика массовой психологии. Ведь массовая психология подавляет личность, она заставляет подчиняться каким-то определенным настроениям. В данном случае это настроения эйфории, которые, наверное, нельзя понять, потому что какая Пасха с точки зрения православных ценностей? Как раз шли великопостные недели и надо было как-то смиряться, терпеть. Но мы видим противоположную ситуацию.

Когда наступила Пасха, красный пасхальный цвет ассоциировался с цветом знамен. Как ни странно это покажется сейчас, но было так.

– Ведь в эти дни, 2 и 3 марта, вслед за отречением государя-императора последовало и отречение великого князя Михаила. Как Вы считаете, была ли в этом случае совершена ошибка, или это было некой закономерностью, исходя из сложившейся ситуации.

– Наверное, сейчас, по прошествии ста лет, следует признать это ошибкой, хотя все-таки понимая ситуацию того времени, чувства и настроения тех людей, наверное, можно ее объяснить.

Во-первых, Михаил совершенно не готовился к такого рода ответственности, такому кресту, который вдруг оказался возложен на него братом. Причем надо иметь в виду, что передача престола произошла без каких бы то ни было предварительных консультаций с Михаилом. Это было решение государя. Когда позже Михаилу передали телеграмму, которую ему писал Николай уже после отречения и после того, как Михаил уже сам подписал акт неприятия престола, он во многом усомнился в собственном поступке, посчитав, что, может быть, стоило престол принять.

Другой момент состоит в том, что большинство членов Временного правительства, за исключением Милюкова и Гучкова, убеждали Михаила, что его вступление на престол будет гораздо более легитимным, если его поддержит некое всенародное вече, собрание. И идею Учредительного собрания проводили как некую аналогию Земского собора. Если Михаил получит власть из рук этого Учредительного собора, тогда все будет хорошо: ему будет можно говорить, что он законный монарх не потому только, что так решил его брат, а потому что и народ его поддержал. Это была соблазнительная идея, думаю, что Михаил не мог ее просто так игнорировать.

Еще один момент, связанный с характером Михаила Александровича Романова, – то, что он не хотел вступать на престол, переступая через насилие, кровь. А ведь это пришлось бы сделать в любом случае, потому что став монархом 3 или 4 марта, он должен был бы как-то обозначить свою позицию по отношению, например, к тому же Совету рабочих и солдатских депутатов. Вряд ли он бы его признал, потому что это самочинная организация, как тогда говорили. Но на тот момент она безусловно пользовалась поддержкой населения. И подавлять эти действия, пытаясь, загнать этого страшного зверя пулеметами, как писал позднее в своих воспоминаниях Шульгин, для Михаила, наверное, было невозможно, опять же в силу его характера.

С другой стороны, была некая надежда на то, что с течением времени власть Временного правительства усилится и появится возможность передать престол Михаилу. Тем более Керенский его в этом категорически убеждал: «Вы должны дождаться момента, когда народ Вас изберет». Этот соблазн, я думаю, сыграл роковую роль в решении Михаила.

15 марта (2 марта по старому стилю) 1917 года Николай II отрекся от престола, что стало одним из ключевых событий Февральской революции и положило начало распаду Российской империи.

В Государственном архиве РФ хранятся уникальные исторические свидетельства. Среди них – коллекция документов последнего российского императора Николая II и его семьи – Новоромановский архив. Долгое время источники информации судьбоносных для нашей страны событий были доступны немногим. Авторы фильма «Дело №. Отречение Николая II: последний документ Империи» (16 марта, 23:00) предоставляют уникальную возможность увидеть и осмыслить документы, связанные с отречением Николая II от престола. Принимает участие доктор исторических наук, научный руководитель ГАРФ Сергей Мироненко.

«Подписывая Акт об отречении, ни Николай II, ни его окружение не думали, что монархия в России рухнет, – рассказывает Сергей Мироненко. – Он подписал его, передавая права на престол своему брату Михаилу, а тот под влиянием кадетов подписал отречение от принятия российского престола до решения Учредительного собрания. Мы не знаем, насколько велико участие Николая II в написании текста Манифеста об отречении, но подписан он был именно им».

Изучив документы, историки-архивисты пришли к выводу: чернила, которые употреблялись при составлении протокола приема Николаем II Шульгина и Гучкова, аналогичные тем, что использовались при заверении графом Фридериксом Акта об отречении государя.

Сегодня многие рассуждают, что Акт не имеет юридической силы, а соответственно и самого отречения не было. «Этот документ подписан Николаем II, в России тогда была самодержавная монархия, это значит, император – источник закона, а не народ, – продолжает Мироненко. – Отречься было полностью его прерогатива. Почему первый Манифест был составлен в пользу наследника Алексея как законного наследника? Потому что Николай II под сильным влиянием Александры Федоровны хотел передать власть сыну. Есть свидетельства лейб-хирурга Федорова, который был потрясен, когда государь спросил его: «А что, наследник так сильно болен?» На что Федоров, ответил: «Поверьте мне, он не просто болен, он смертельно болен, и может умереть в любую минуту». Император не смог передать престол в руки смертельно больного ребенка и подписал Манифест в пользу брата. Быстрое развитие событий не оставляло времени для того, чтобы списываться с Михаилом; государь не смог вернуться в Петроград, а подписал отречение в Пскове. Нельзя не принимать во внимание ситуацию в стране, которая с каждой минутой менялась. В Манифесте стоит время – 15:00. Для чего? Для того чтобы не выглядело, что он отрекся под влиянием приезда Гучкова и Шульгина. Он принял решение за несколько часов до их приезда, поэтому и время стоит такое. Он был уверен, что отдав добровольно власть, сделал все, что от него требовалось на благо государства, и будет спокойно жить в Ливадии. И не ожидал, что это приведет к таким трагическим событиям и для царской семьи, и для Российской империи. Но история не терпит сослагательного наклонения».

Документальный фильм Фридриха Эрмлера «Перед судом истории» (16 марта, 21:25) – один из самых парадоксальных фильмов в нашей истории. Он построен на диалоге Историка (Сергей Свистунов) с Василием Шульгиным – крупнейшим политическим деятелем России начала XX века, который был противником большевиков, лидером Государственной Думы, принимавшим отречение Николая II, участвовавшим в образовании Белой армии. В конце Великой Отечественной войны был «препровожден» из Югославии в СССР, где был осужден. В 1956 году освободился из Владимирской тюрьмы и поселился во Владимире. Парадокс картины заключается в том, что авторы всячески пытались показать, что Шульгин исторически ошибался. Однако после выхода фильма в 1965 году его отправили на полку, потому что сильная личность Шульгина победила вопреки замыслу авторов. Как они ни старались заставить Шульгина раскаяться, он не пошел ни на какие компромиссы. О том, как создавалась эта картина, речь пойдет в киноленте «Красное и Белое. Эрмлер и Шульгин» 16 марта в 20:30.

В 10:15 – спецвыпуск программы «Наблюдатель», посвященный дате отречения Николая II от престола.

17 марта в 21:10 – лента Глеба Панфилова «Романовы. Венценосная Семья» с участием Александра Галибина, Линды Беллингхэм, Володи Грачева, Юлии Новиковой, Ксении Качалиной, Ольги Васильевой, Ольги Будиной. О трагической судьбе последнего русского царя Николая II и его семьи.

Пресс-служба телеканала «Россия К»

политика, история, Николай II, Романовы, XX век, император, релиз, Василий Шульгин, о телеканале, отречение, история России , Фридрих Эрмлер


Начало марта 1917 года. Древний Псков вновь на авансцене русской истории. В результате революционных выступлений, начавшихся в Петрограде 23 февраля 1917 года, произошла смена политического режима в стране. Завершением революционных преобразований февраля явилось подписание Николаем II манифеста об отречении от престола, которое состоялось в Пскове 2 марта 1917 года.
Первое посещение монархом Пскова состоялось 6 – 9 августа 1903 года во время больших военных маневров. Во время пребывания в городе царь и свита посетили Троицкий собор, Мирожский монастырь, Поганкины палаты, Дом Трудолюбия, дом Губернского дворянского собрания. Императора встречали губернское начальство, представители сословий, по всему пути следования царского кортежа стояли толпы горожан. Ни что не предвещало будущих перемен, незыблемость монархии не вызывала никаких сомнений.
Второй приезд царя в Псков был вынужденным: 23 февраля 1917 года Николай II как Верховный главнокомандующий выехал из Царского села в Могилёв, где находилась Ставка Верховного главнокомандующего. Именно в тот день в Петрограде начались события, изменившие весь ход русской истории, но ни император, ни его окружение не осознавали масштаб и значимость происходящих событий.
Попытки правительства подавить выступления рабочих, к которым присоединились военные, оказались безуспешными. На сторону восставших перешла и большая часть депутатов Государственной Думы во главе с её председателем М.В. Родзянко. «Верхи» не хотели управлять по-старому.
Телеграммы военного министра Беляева, командующего Петроградским военным округом генерала С.С. Хабалова, М.В. Родзянко Николаю II, начальнику штаба Верховного главнокомандующего генералу М.В. Алексееву заставили царя предпринять запоздалые меры. 27 февраля была приостановлена деятельность Государственной Думы. На подавление революционных выступлений 28 февраля в Петроград был направлен карательный корпус во главе с генералом Н.И. Ивановым. Ранним утром того же дня из Могилева в Царское Село отправились два поезда: царский и свиты. Первоначальный маршрут следования предполагал проезд в обход через Оршу, Вязьму, Лихославль, Тосно. Более короткий путь освобождался для корпуса генерала Иванова.
В Петрограде днем ранее депутаты Государственной Думы сформировали Временный комитет Государственной Думы во главе с Родзянко, для управления министерствами были назначены комиссары. Во главе Министерства путей сообщения стал депутат IV Государственной Думы А.А. Бубликов. Он рассылает телеграмму по подведомственным ему железнодорожным станциям о произошедших в Петрограде революционных событиях и приказ не пропускать в Петроград воинские эшелоны. На станции Малая Вишера 1- го марта стало известно о том, что станции Тосно и Любань заняты восставшими, путь в Царское село был отрезан. Николай II принимает решение повернуть на Бологое и Псков.
В Пскове располагался штаб Северного фронта, которым в это время командовал генерал Н.В. Рузский, как полагал царь, преданный престолу поданный, здесь же находились тыловые части.
Псков жил привычной для себя жизнью прифронтового города, никаких революционных выступлений не происходило. Также спокойно было и на станциях, через которые проходил вынужденный маршрут. Известие о продвижении царского поезда в Псков к действующей армии заставило Временный комитет действовать решительно. На ст. Дно была отправлена телеграмма о необходимости задержать царский поезд: «…Примите меры, загромоздите пути крушением вагонов другого поезда…», но приказ в силу различных обстоятельств не был выполнен.
Составы прибыли в Псков вечером 1 марта с интервалом в час. На этот раз императору не было организовано торжественной встречи. Вокзал был оцеплен, на перроне находились только губернатор Какшаров со свитой. Генерал Рузский с начальником штаба Северного фронта генералом Ю.Н. Даниловым ожидали приезда императора в вагоне, стоявшем на запасном пути.
В то время как царский поезд блуждал по железнодорожным путям от одной станции к другой, шла интенсивная переписка между Родзянко, Алексеевым и Рузским. Содержание переговоров свидетельствует, что генералитет на стороне победившей революции и поддерживает Временный комитет Государственной Думы. Поздним вечером 1марта и в ночь на 2 марта Рузский ведет переговоры с царём об образовании ответственного Министерства. Под давлением Рузского Николай соглашается на обнародование Манифеста об ответственном Министерстве, но в очередной раз было принято запоздалое решение. Ночью 2 марта Родзянко назначил Временное правительство. Встал вопрос о судьбе династии. Родзянко требует от императора отречься от престола в пользу своего сына Алексея при регентстве Михаила Александровича, такое решение вопроса было поддержано практически всеми командующими фронтов. И опять под давлением Рузского в сложившихся обстоятельствах царь соглашается на подписание Манифеста.
В 22 часа в Псков прибыли представитель Государственной Думы В.В. Шульгин и Госсовета — А.И. Гучков со своим проектом Манифеста. Но к тому времени Николай II принял другое решение: он отрекся от престола за своего сына, передавая корону Михаилу Александровичу. Это событие, изменившее весь ход русской истории, произошло 23 часа 40 мин. 2 марта 1917 года.
Ночью 3 марта 1917 года оба поезда отошли от Пскова в направлении Могилёва. Тогда же царь запишет в своём дневнике: «Нужно моё отречение… Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился… В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена, и трусость, и обман».
Последствия этого шага тогда просчитать никто не мог. Рухнула не только династия Романовых, правившая страной 300 лет, произошло крушение империи. Не мог предвидеть Николай II личной трагедии, постигшей его семью: ни высылки в Тобольск, ни расстрела его и семьи в Ипатьевском доме в ночь с 16 на 17 июля 1918г.; братоубийственной гражданской войны.
В советское время отношение к личности последнего русского самодержца однозначно отрицательное, не проявляется сколько-либо значимый интерес к обстоятельствам подписания Манифеста об отречении царя от престола, иногда даже официальные издания путают место, где произошло это ключевое событие отечественной истории.
После крушения советской политической системы стали издавать мемуары свидетелей события, документы. Доступность источников, смена идеологемы в общественном сознании привели к тому, что появляются новые исследования с другими оценками известных событий.
Одним из первых отечественных историков, исследовавших обстоятельства отречения Николая II, был Петр Архипович Николаев. Не меняя своих оценок, опираясь на все доступные ему источники, он воспроизвёл события конца февраля — начала марта 1917 года в книге «Историческая драма в Пскове (март 1917 года)», вышедшей уже после смерти автора в 2003 году.
В наше время отношение к известным событиям 1917 года, не так однозначно. Для части общества наступило время покаяния. 20 августа 2000 года произошла канонизация Русской Православной Церковью казненной царской семьи. Они почитаются как «царственные страстотерпцы» принявшие мученическую кончину за веру.
Точнее всего позицию православного духовенства выразил отец Николай Гурьянов: «Святой царь не отрекался, на нем нет греха отречения. Он поступил как истинный христианин, смиренный Помазанник Божий. Ему надо в ножки поклониться за его милость к нам грешным. Не он отрёкся, а его отвергли».
Выставка реализована в рамках целевого конкурса проектов фонда «История Отечества» по использованию мультимедийного блока выставки «1917. Код революции» при оформлении экспозиций региональных исторических музеев.
Выставку можно посетить с 1 ноября 2017 года по 31 января 2018 года в музее-квартире В.И. Ленина (ул. Ленина, 3)
Вход свободный при покупке билета в музей-квартиру.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *