Падения византии

С конца IX в. начинается расцвет средневековой Византии, продлившийся с небольшими перерывами до начала XIII столетия. Пределы империи в основном ограничивались Балканами и Малой Азией, но и в этих рубежах она оставалась одним из сильнейших государств Европы. Пора могущества Византии стала и эпохой культурного подъёма.

В это время продолжают развиваться и расти старые города, прежде всего Константинополь. Афины и Коринф, пострадавшие от нашествий варваров в VI—VIII вв., вновь возрождаются. Изгнанные некогда славянами жители побережья Адриатики возвращаются в родные места и вместе с пришельцами строят новые городские центры — Сплит, Задар и др. Городов в Византийской империи становится всё больше, а многие из прежде малозначащих превращаются в крупные центры ремесла и культуры.

Ремесло

В ремесле времён расцвета Византии поддерживались античные традиции. Изделия византийских ювелиров по-прежнему высоко ценились в Западной и Северной Европе. Находили они спрос и на Востоке, где художественное ремесло не уступало в изысканности ромейскому. Раскопки в византийских городах показывают, что в XI—XII вв. появилось множество небольших ремесленных мастерских, где работало 5—10 человек. Такие мастерские давали львиную долю ремесленных изделий всех видов. Их продукцией пользовались и горожане, и отправлявшиеся за моря купцы, и жители сельской округи. Нередко к городским ремесленникам-единоличникам обращался за помощью сам император. Впрочем, для изготовления оружия и других необходимых государству изделий, например для чеканки монет, постоянно работали крупные государственные мастерские.

Некоторые творения византийского художественного ремесла не только завоевали признание в тогдашней Европе, но и вошли в сокровищницу мировой культуры. Византийские мастера достигли необыкновенного изящества в технике эмали, или, как говорили на Руси, финифти. В Византии господствовала и оттачивалась древнейшая техника перегородчатой эмали (клуазоне), унаследованная ещё римскими мастерами от Древнего Египта. Эмальер напаивал на золотую поверхность тончайшие ячейки из золотых же проволочек. Ячейки заливались разноцветным стеклом, после чего обжигались. Полученная эмаль подвергалась тщательной шли-фовке. Византийская перегородчатая эмаль отличалась блестящим, в прямом и переносном смысле, исполне-нием, богатством красок, несомненным художественным мастерством. Именно византийские мастера стали учителями эмальеров Руси и Западной Европы.

Изделия из разноцветного стекла весьма многочисленны среди археологических находок в Византии.

Они вывозились и за её пределы. Византийские стеклянные предметы обнаружены в славянских странах, Закавказье, они имели огромный спрос и на Западе. Из этого можно заключить, что стекольное дело было хорошо развито, причём, в отличие от Западной Европы, уже в раннее Средневековье. Из стекла делались не только украшения: бусы, браслеты, кольца, серьги, подвески, оно использовалось и в бытовых целях — для изготовления посуды, правда, прежде всего для знати. Относительная массовость производства вела к некоторому упрощению внешнего вида изделий. Но всё же художественное мастерство стеклоделов в X—XIII вв. оставалось на высоте. Для византийского стекла характерны изысканная игра переливающихся красок, сочетание строгости и изящества любого изделия — от бусины до сосуда.

Славу ромейского ремесла составила и византийская глиптика — творения камнерезов, работавших с драгоценными камнями. Их изделия найдены во многих странах Европы, а в самой Византии использовались для украшения одежд императорской семьи и высшего духовенства, церковной утвари. Развивалось и искусство резьбы по слоновой кости.

Ткани

По всей Европе славились также изделия византийских ткачей. Поистине революционное значение для ткачества в Византии имело начало разведения шелковичного червя в VI в. Восточная империя уже давно завязала по протянувшемуся через всю Евразию Великому шёлковому пути торговые связи с китайской цивилизацией, главным поставщиком шёлка. И вот одному из монахов-миссионеров удалось выведать секрет производства чудесной ткани из шёлковых нитей, выделяемых гусеницами бабочек-шелкопрядов. Несколько личинок он тайно вывез на Запад. Теперь уже Византия стала главным поставщиком шёлковых тканей для стран Европы. Ведущим центром шёлкового производства была Малая Азия.

На основе шёлка изготовлялись собственно шёлковые и парчовые (шёлковая основа с металлическими нитями) ткани. Обе технологии были позаимствованы от мастеров дрвенего Китая, но византийцы усовершенствовали их, достигнув небывалых высот в златоткачестве — вплетении в ткань золотых или напоминавших золото металлических нитей. Самые совершенные из таких тканей, использовавшиеся для парадного императорского костюма, выглядят как сплошной лист чистого золота. Парча и иные златотканые материалы украшались различными изображениями, иногда целыми картинами или хотя бы богатым орнаментом.

Наряду с изображениями животных и птиц, геометрическими фигурами даже на светской одежде присутствуют христианские символы — прежде всего кресты и образы ангелов. Продолжали совершенствоваться и обычные для Европы способы ткачества из шерсти. Византийские мастера унаследовали от древних технику изготовления пурпурных тканей — окрашенных с помощью красно-фиолетового красителя, получаемого из моллюсков иглянок. Пурпур издревле использовался для царских одеяний и имел огромный спрос далеко за пределами Византии.

Изобразительное искусство

X—XII столетия стали временем расцвета византийского изобразительного искусства. Именно тогда окончательно сложившиеся традиции византийской иконописи находят своё полное выражение и воспринимаются мастерами из других православных стран. Творения ромейских иконописцев соединили лучшие традиции христианской духовности и светского искусства античности. Они стремились передать неисчерпаемость божественной любви и внутреннюю красоту исполненного веры человека.

Главным в иконописи становится «лик» — изображение лица Христа или почитаемого святого. Причём основное внимание уделялось глазам, устремлённым на молящегося. Все образы дышали покоем истинной веры, мудростью и милосердием. В IX—XI вв. вырабатываются строгие каноны иконописи. Лучшие образцы принимаются за иконописные «подлинники», на которые должны опираться позднейшие мастера. Настоящих византийских икон до нашего времени сохранилось мало. Бурные события упадка империи не пощадили творений художников. Однако о высотах их искусства можно судить по многочисленным оставшимся мозаикам и фрескам.

Падение Византийской империи

Между тем эпоха расцвета империи близилась к завершению. В XI в. из глубин Азии на запад устремились турки. К концу века они покорили большую часть малоазийско-го полуострова. Начиная с 1097 г. отчасти при помощи западных рыцарей-крестоносцев императоры из рода Комнинов вернули немало земель на вос-токе. С Комнинами связано новое возвышение Византии. Но союзники оказались опаснее прежних врагов: уже в XII в. они стали присваивать себе византийские земли. А в 1204 г., вмешавшись во внутренние распри ромеев, латиня не захватили и разграбили Константинополь. Многие шедевры культуры, святыни православного христианства были вывезены на Запад или безвозвратно утеряны.

Отныне на Востоке стало три императора. В бывшей столице утвердился вожак крестоносцев, государь Латинской империи. В Никее и Трапезунде обосновались знатные ромеи (византийцы), претендовавшие на имперское наследство. Возникли и другие независимые ромейские государства (крупнейшее — так называемый Эпирский деспотат на западе Балкан). В 1262 г. никейский император изгнал крестоносцев из Константинополя и возродил Византию. Однако новая империя, управляемая династией Палеологов, оказалась лишь тенью былого. Ещё процветали столицы соперничавших империй — Константинополь и Трапезунд, но большинство городов обеднело и пришло в упадок. Ремесло почти остановилось в своём развитии, даже восхитительные изделия ювелиров отставали от европейской моды, которую диктовали мастера Италии и Франции.

В то же время искусство империи в этот период её существования переживает завершающий подъём — финальный мощный аккорд византийской цивилизации. Правда, теперь преобладают малые формы. Даже воздвигнутые тогда дворцы знати сравнительно малы по размерам, зато богато и тщательно, с особым вниманием к деталям, отделаны. Монументальные мозаики на стенах храмов всё чаще уступают место деревянной иконе и фреске. Изображения становятся реалистичнее, лучше передавая чувства и наблюдения иконописца. В светской живописи ещё более, чем в иконописи, чувствуется стремление к реализму — влияние Предвозрождения, уже начавшегося в Италии.

Новая империя была слабее и беднее своей предшественницы. Не имела она и сильных союзников, которые защитили бы её от внешних врагов. В XIV в. упадок становится явным. На востоке, в Малой Азии, набрали силу турки под предводительством рода Османов. Они вторглись на Балканы и покорили здешние славянские государства. Вскоре настал черёд и Византии. В 1453 г., после долгой осады, турки взяли Константинополь. Последний император Константин XI погиб при защите города. В 1460-1461 гг. турки покончили с последними оплотами ромеев — крепостями Палеологов на Пелопоннесе и Трапезундской империей. Византия прекратила своё существование.

Вопрос о причинах падения могущественной циви­лизации, просуществовавшей около 1000 лет, волнует многих историков. Ответы даются разные. Некоторые на первый план ставят сложное международное поло­жение: Византию ослаблял Запад и почти одновремен­но она подверглась сильнейшему удару с востока — со стороны турок.

Выделяется и другая причина: отъединенность Ви­зантии от Запада, усиленная расколом церквей. Дей­ствительно, католическая церковь предлагала воен­ную помощь в обмен на унию — единение церквей с признанием верховенства папы римского. Византий­ские императоры дважды были готовы пойти на эту сделку, в том числе и в 1439 г. Уния подписывалась, но основная часть населения отказывалась принять ее. Находились и такие, кто предпочитал турецких заво­евателей западным.

Лучше увидеть в городе царствующую турецкую чалму, чем латинскую тиару!1

Лука Нотара, командующий константинопольским флотом, 1452 г.

Но главными факторами считаются все-таки внут­ренние противоречия, из которых империя не могла найти выхода. Эпоха безраздельного господства Конс­тантинополя — оплота централизованной власти, под­ходила к концу. В провинциях выросла крупная фе­одальная знать, которая, борясь за власть, создавала условия для децентрализации страны. Торгово-ремес-ленное население, разоренное итальянцами, теряло доверие к власти, зная, что она не защитит их интере­сы. Усиливался протест крестьянства, которое не только платило тяжелые налоги в пользу государства, но и все больше попадало в зависимость от местных феодалов.

1 Тиара — головной убор папы римского.

Централизованная власть, не уступавшая до кон­ца своих позиций, снижала активность общества, ос­лабляла его, а тем самым — и империю в целом. Го­сударственность, которая долгое время была основой благополучия Византии, превратилась в силу своей косности в тормоз для ее развития.

Вопросы и задания

1. Расскажите о ходе событий в Византии, начиная с 1204 г Почему 1204 г можно считать переломным в истории Визан­тии9

2. Как складывались отношения Византии с Западом7 Какую роль в падении империи сыграл раскол церквей9 Почему боль­шая часть населения Византии не соглашалась на унию9

3. Какие внутренние противоречия ослабляли Византию9

ТЕМЫ ДЛЯ СЕМИНАРСКИХ ЗАНЯТИЙ

Тема 1

ИМПЕРСКАЯ ВЛАСТЬ

Демографическое давление, климат и падение Восточной Римской империи

21:51, 03 января 2020

Предисловие

Вчера мы уже разобрались с тем, что т. н. Византийская империя с самого начала и до конца была продолжением Римской империей, хотя для корректности можно ее называть Восточной Римской империей. Мы разобрались с ее созданием и названием. См. Непростая история создания Византийской империи. Как и с любым историческим событием, наряду с началом, интерес представляет и конец. Вопрос о том, каким образом турки-османы смогли взять Константинополь, ведь это, если не величайший, то один из величайших городов во всей истории, хорошо укрепленный, богатый, к тому же слишком многое стояло на коне для его жителей и властей. Сейчас, возможно, в этом вопросе появляется некоторая ясность.

Недавно мне прислали интересную статью Йоганнеса Прейзера-Капеллера в сотрудничестве с Екатериной Митсиу о том, как климатические события повлияли на византийскую историю, в частности, на численность ее населения в драматический период ее истории – XIII–XIV вв. Авторы утверждают, что, хотя концепция климатического детерминизма устарела, климат все равно во многом влиял на историческую эволюцию обществ, а также на политическую и военную историю. В XIII-XIV вв. Восточная Римская империя испытала то, что авторы назвали «идеальным штормом», и даже в какой-то степени адаптировалась к нему, хотя адаптация эта была медленным путем к угасанию. Империя основывалась на городах, но чем больше она теряла сельскую периферию, а города «оголялись», тем тяжелее ей было содержать эти города. Империя еще сопротивлялась довольно долгое время, но в XV веке окончательно пала. Помимо климатических причин, авторы указывают перепроизводство элит, как фактор, ослабивший способность к ответу на внутренний кризис (скажем прямо – вполне возможно, что внутренний кризис мог быть сам по себе следствием перепроизводства элит), а также способность к сопротивлению внешним кризисам в виде Османской экспансии.

Представим некоторые результаты исследования Прейзера-Капеллера и дополним их собственными исследованиями. Но для начала рассмотрим проблему аграрного перенаселения.

Демографическое давление – это ситуация, когда население приближается к черте, за которой ресурсы, которыми оно обладает, не будут в состоянии его прокормить. Наиболее регулярно встречающимся частным случаем демографического давления является аграрное перенаселение – когда рост населения является высоким, а территория не меняется. При условии, что площадь возделываемых земель не меняется, урожайность не растет (а в Средние века рост уровня технологизации сельского хозяйства был столь медленным, что это было почти незаметным), получается ситуация, когда с какого-то момента возникает риск голода. В силу отсутствия понимания о гигиене, а также достаточного развития архитектурных норм и частого распространения возгораемых материалов в строительстве (многие города строились преимущественно из дерева), виды мора могли быть очень разными – эпидемии, пожары, а сам голод напрямую был связан с низким урожаем. Низкий урожай в свою очередь мог быть связан с климатическими явлениями, в результате которых, к примеру, была засуха, раньше наступила зима, были заморозки и так далее. Непосредственной причиной голода, таким образом, случалась засуха, неурожай или эпидемии, но в реальности причиной являлось то, что численность населения возросла до такой степени, что население стало зависеть от хорошего урожая.

Сельскохозяйственный цикл непостоянен. Обычно в период хорошего урожая удается сделать запасы, которые потом можно потреблять в период плохого урожая. В Библии это приводится в виде притчи о том, как Иосиф толковал сны фараону и сказал, что будет семь тучных, а затем – семь тощих лет. Обычно аграрное общество выдерживало несколько голодных лет, пусть и не без труда. Но если период затягивался (а такое происходило в случае серьезных климатических перемен), то ситуация обострялась до предела. Аграрное перенаселение было характерно и для поздней Российской империи. На примере Восточной Армении я продемонстрировал как оно могло происходить в доиндустриальных или индустриализирующихся обществах.

Аграрное перенаселение в Восточной Армении в период поздней Российской империи

Давление городов

Демографическое давление может выглядеть и по-другому. В начале XX века популярность приобрели теории о циклах в экономике и общественной динамике. К таким можно отнести циклы Коротаева, Кузнеца, Кондратьева, Турчина. Турчин фокусируется на поколенческих вопросах и перепроизводстве элит. Он говорит о том, что численный рост представителей элиты обостряет конкуренцию за ресурсы, власть и позиции в обществе, а и то, и другое, и третье – ресурсы ограниченные. Соответственно, возникает конфликт внутри элиты и та ее часть, которая осталась «за бортом» начинает пытаться сломать существующий порядок, чтобы обеспечить себе вхождение во власть или доступ к ресурсам. В то же время, перепроизводство элит увеличивает нагрузку на общество, где, особенно, в Средние века, большая часть населения занималась продуктивным сельскохозяйственным трудом и должна была обслуживать в виде налогов, оброков и податей, элиту.

Но в данный момент мы говорим об элите в узком смысле, а если расширить эту дихотомию до противопоставления реального сектора и сектора услуг, то получим ситуацию, когда в условиях постоянной нехватки продовольственных ресурсов, само наличие городов является нагрузкой на деревню. Это и есть другой вид демографического давления.

В Римской империи, также, как и в любой другой империи, города могли достигать довольно больших размеров. Это было связано с тем, что сельская провинция «содержала» города, по крайней мере, с точки зрения обеспечения их продовольствием. И империя могла сконцентрировать ресурсы с отдаленных мест на содержание своих столиц или регионов-метрополий. Так, Римскую империю хлебом снабжал Египет, а в античной Италии уровень урбанизации достигал 30%, тогда как в других регионах империи он не превышал 10%. Это означает, что часть того городского населения, которую содержал тот же Египет, размещалась не в самом Египте, а в Италии. Для наглядности, вот карта размещения римских городов:

Рис 1. География римских городов

Map by Joy Margerum, from Cornell and Matthews after Pounds

Таким образом, элита (аристократия) в узком виде, а города – в более широком, — оказывают демографическое давление на сельское население. Этот феномен также изучен, но его реже ассоциируют с демографическим давлением, чаще изучая в рамках истории урбанизации. Здесь, на мой взгляд, мы имеем дело с тем обстоятельством, что большинство ученых считали урбанизацию априорным благом, что повлияло на концептуализацию ими исторической и современной действительности. Города находятся в таком же динамическом равновесии с ресурсами и с окружающей их аграрной провинцией, как и сама аграрная провинция с площадью пахотных земель и их урожайностью. Соответственно, речь идет именно о давлении на ресурсы и на общество. Интересующимся советую ознакомиться со следующими статьями и книгами:

В последней по списку из перечисленных статей приводится следующая карта (города в ряде стран Западной Европы на 1300 год). На ней мы видим, что города расположены довольно гармонично в пределах отведенных им экологических / экономических ниш.

Рис 2. География расположения городов в средневековой Западной Европе (около 1300 года).

Что происходит, если размер ниши изменяется? Очевидно, что и размер города будет изменяться, возможно, с определенным отставанием. И это изменение сопровождается усложнением социально-экономических условий для населения, приводящим к эмиграции или повышению смертности. Соответственно, размер средневекового города был в прямой зависимости от региона, в котором он находится. Эту зависимость авторы последней статьи и рассчитали с довольно высокой точностью (на массиве из 173 городов уточненный R^2=0.81). Тому есть много причин – не только продовольствие, производимое в округе определяет размеры города, но и способность города привлекать иммигрантов (а иммигранты обычно стремятся в метрополию собственного же государства) и таким образом «высасывать» из провинции не только материальные, но и человеческие ресурсы. В городе же фиксируется практически исключительно естественная убыль населения, так что нужна большая, хорошо растущая провинция, чтобы постоянно пополнять города новым населением, в том числе, занимающим освобождающиеся ниши неквалифицированной работы на рынке труда.

На примере Англии мы уже видели как Лондон на протяжении нескольких веков генерировал естественную убыль, тогда как в остальных регионах население росло и «покрывало» высокую смертность и низкую рождаемость в столице. См. Динамика рождаемости доиндустриального мира и модерна. Причины ее снижения. В то же время, у элиты и рождаемость, как правило выше, чем у остального населения, и смертность ниже. Причем разность в смертности и рождаемости в нормальное время не очень велика, а в периоды кризисов разница может быть очень большой и то самое перепроизводство элит образуется за очень короткий по историческим меркам срок.

Перепроизводство византийских элит: сценарии количественного подхода

Как уже было сказано, темпы роста численности элит обычно выше, чем всего населения. Но в неблагоприятных для населения условиях эти темпы могут расти еще быстрее. Для иллюстрации этого, рассмотрим две ситуации: (1) нормальная ситуация для Средневековья, когда среднегодовой рост численности населения составляет 0.5%, а рост численности аристократии условно примем за 1% в год; (2) затяжной кризис, когда среднегодовой рост численности населения составляет -0.7% в год, а рост аристократии – 0.75% в год. Как рост рождаемости аристократии отличается от рождаемости средней по популяции мы уже говорили в статье по динамике рождаемости доиндустриального мира и модерна. Но поскольку в доиндустриальную эпоху эффективных методов контрацепции не было, основным регулятором была младенческая смертность. А точно так же, как в более богатых странах она была ниже, чем в бедных, и в более богатых слоях общества она должна была бы быть ниже за счет большего доступа к медицине, продовольствию и энергии.

В периоды голода аристократия могла терпеть лишения, но не доходила до голодной смерти, тогда как крестьяне могли именно умереть от голода – или, что чаще, будучи ослабленными, умереть от тех или иных заболеваний, обострявшихся в периоды массового недоедания. В то же время, от эпидемий и иностранных завоеваний социальный статус не спасал, поэтому в периоды кризиса рост численности элит тоже должен был сокращаться. Сопоставим две сценария в поколенческом разрезе (примем одно демографическое поколение за 20 лет для того периода):

Таблица 1. Ускорение перепроизводства элит при демографической катастрофе

Благоприятный сценарий

Сценарий демографической катастрофы

Численность населения

в том числе численность элиты

доля (%) элиты от населения

Численность населения

в том числе численность элиты

доля (%) элиты от населения

Начало периода

100

1.0

1.0

100

1.0

1.0

Через 1 поколение

111

1.2

1.1

87

1.2

1.3

Через 2 поколения

122

1.5

1.2

76

1.4

1.8

Через 3 поколения

135

1.8

1.3

67

1.6

2.4

Через 4 поколения

150

2.2

1.5

58

1.8

3.1

Через 5 поколений

166

2.7

1.6

51

2.1

4.1

Итого, при том, что во втором сценарии элита растет медленнее, чем в первом, но при этом сокращается остальное население, перепроизводство элиты становится более чем очевидным уже за сто лет, что по историческим меркам не так-то уж и много. Через сто лет в сценарии демографической катастрофы, который, судя по всему, пережила Восточная Римская империя, доля аристократии достигнет 4% от населения, а это уже достаточно для дестабилизации общества. Собственно, следствием такого сценария и борьбы за власть стало вторжение крестоносцев в начале XIII века.

В благоприятных условиях для достижения такого соотношения понадобится уже триста лет без каких бы то ни было изменений в социальной структуре. В данном случае речь идет о чисто физическом перепроизводстве элиты, без массовых кооптаций извне, без изменения территориального состава государства, без изменения социальной структуры общества и без того, чтобы какие-то представители элиты были «дисквалифицированы» в простолюдины.

Но внешние шоки и завоевания могут даже усугублять ситуацию, поскольку почти все население захваченной территории остается жить там, где и жило, а вот представители аристократии с большой вероятностью могут бежать в столицу. В их отношении завоеватели вряд ли проявят снисходительность и к тому же им не только есть что терять там, где они уже живут, но и есть на что надеяться в случае эмиграции. А поскольку Восточная Римская империя интенсивно теряла территории в пользу болгар, крестоносцев и турок на протяжении XIII-XIV веков, можно предположить, что подобные процессы происходили и там. Хотя как именно это происходило, успевала ли знать бежать, и в каких количествах, можно узнать при детальном изучении обстоятельств каждого завоевания.

Кризис Восточной Римской империи и климат

Помимо внутренних и структурных факторов, на демографию может оказывать влияние и климат. Демография же, опосредованно, на политику. Капеллер показывает именно это — судя по всему, падение Византийской империи было, в том числе, отложенным результатом климатического кризиса середины XIII века.

В 1257 году в Индонезии произошло крупное извержение вулкана Саламас, причем, вероятно, оно было самым мощным за последние 3700 лет. Это извержение привело к изменению климата, и возможно даже стало причиной малого ледникового периода. Как минимум, после этого извержения еще на протяжении около ста лет фиксировались пониженные температуры, особенно сказавшиеся на бассейне Эгейского моря, Малой Азии и Месопотамии.

Рис 3. Реконструкция динамики исторических температур в Северном полушарии, на основании косвенных данных

Теперь вспомним историю и поместим это событие в исторический контекст. К концу XII века Восточная Римская империя была на подъеме, а сельджуки начали уступать. Византийцы вернули контроль над западной частью Малой Азии. Сама Восточная Римская империя долгосрочно все равно была в процессе ослабления, в том числе по внутренним причинам, но этот процесс еще можно было обернуть вспять. Но в 1204 году крестоносцы захватили Константинополь и округу и поставили своей целью максимальное извлечение прибыли в счет долгов и ради обогащения. Тем самым они «высасывали» остатки ресурсов из города и округи. Также они «обваливают» византийцев и Румский султанат получает возможность расшириться и заметно усилиться.

Рис 4. Карта Восточного Средиземноморья до и после завоевания крестоносцами Константинополя

В 1257 году происходит извержение вулкана в Индонезии, причем это происходит на и без того неблагоприятном фоне. В 1256 году в Константинополе был голод, а после этого это и вовсе стало регулярным явлением. Никейская империя (восточный остаток Византии) постепенно завоевывала побережья проливов и Мраморного моря, это извержение могло ей даже облегчить возвращение Константинополя под свой контроль, поскольку в городе ресурсы практически полностью исчерпались и в 1261 году Восточная Римская империя была восстановлена. Однако климатический кризис не завершался и продлился еще около ста лет, покрыв и период чумы в середине XIV века. Таким образом, если это климатическое явление помогло восстановить Восточную Римскую империю, уже со столетним лагом, оно создало все условия для ее уничтожения.

Ниже приведу выдержку из списка экстремальных климатических событий, приведенных в статье Прейзера-Капеллера со ссылкой на византийских хронистов (сноска 26 в статье).

Таблица 2. Аномальные климатические события во второй половине XIII — первой половине XIV века, по сообщениям исторических источников

1256

Фракия, Македония

Суровые морозы, снег

1258

Малая Азия

Голод

1265

Константинополь

Сильные штормы, град

1277/88

Фракия

Суровые морозы

1297

Константинополь

Сильные штормы

1298-9

Константинополь

Суровая зима

1301

Малая Азия

Засуха

1303-9

Константинополь

Голод

1317

Константинополь

Сильные штормы

1321

Фракия

Суровый мороз

1322

Константинополь

Суровая зима, лед

1325-8

Константинополь

Суровая зима

1333

Фессалия

Суровая зима, снегопады

1341-3

Константинополь, Фракия

Суровая зима, наводнения, лед, снегопады

1342-3

Македония

Ливни, наводнения

1343-4

Константинополь

Штормы, повреждение урожая

1346-7

Константинополь

Суровая зима, снегопады

1346-71

Гора Атос, монастырь

Голод

1349

Константинополь

Плотный туман, сильные штормы

1349-50

Македония

Град, мороз, мор скота

1351-2

Константинополь, Мраморное море, Фракия

Мороз, штормы, снегопады

1354

Фракия, Галлиполи

Град, снегопады, мороз

1358-9

Западная Малая Азия

Суровая зима, снегопад

Разумеется, от этих событий страдали не только византийцы. По всей видимости, и османы ослабевали – по крайней мере, Тамерлан расправился с ними довольно легко. Но Восточная Римская империя пострадала особенно сильно, поскольку в военном отношении была крайне зависима от своего экономического благосостояния, тогда как у османов армия не состояла из наемников. Однако, неблагоприятная климатическая ситуация и чума середины XIV века облегчила османам и завоевание юго-восточной Европы, что и произошло во второй половине XIV века.

Столица vs провинция

Теперь мы определились со всеми прочими составляющими демографического кризиса, с которым столкнулась Восточная Римская империя в последние века своего существования. Аграрное перенаселение приводило к неизбежному снижению населения при потере территорий. Снижение численности населения в результате совпадения множества неблагоприятных факторов, не привело к снижению числа представителей элиты и, в результате, имело место перепроизводство элит. На этом фоне в Индонезии происходит извержение вулкана и климат меняется настолько, что Эгейское море становится холодным, империя испытывает голод и беднеет. Она теряет территории, но столица — второй Рим — остается в ее составе и доля Константинополя в населении растет по мере потери территорий.

Теперь необходимо оценить, насколько большим было демографическое давление столицы на всю империю. Для этого нам нужно знать численность населения империи, а также ее столицы на разные промежутки времени. Данных по этому поводу не так много, также спорна их точность. Например, Josiah Cox Russell в своей книге «Late Ancient and Medieval Population” приводит следующие оценки:

Таблица 3. Оценка динамики населения римских регионов в античности и Средних веках, Расселл (1958)

Эти оценки небесспорны и порой выглядят высокими, но они куда ниже оценок Кеннета. Также у нас есть очень консервативные оценки Колташева, сделанные на основе расчетных размеров византийской армии (таблица 4).

Для коррекции размерности данных у нас есть оценки Колина Мак Эведи и Ричарда Джонса из Атласа мировой демографической истории. Эти оценки довольно неплохи в определении примерной численности населения региона в Средние века, но очень неточны, если рассматривать сравнительно краткосрочную динамику. Ниже приведена страница из книги с динамикой населения Малой Азии, включая Западную Армению. Если кто хочет увидеть эти оценки по разным странам в сопоставлении, они приведены на одном из сайтов на народ.ру.

Рис 5. Динамика численности населения Анатолии (McEvedy & Jones)

Также, у нас есть оценки Уоррена Трэдголда (Treadgold) – приведенные им в книгах A History of the Byzantine State and Society, а также A Concise History of Byzantium. Эти оценки также приведены в Википедии.

Таблица 5. Оценки численности населения Восточной Римской империи (Treadgold) в разные периоды времени

Поскольку оценки плохо согласовывались друг с другом, я составил собственную оценку на основании следующих предпосылок. Каждый регион Восточной Римской империи имел более-менее понятную максимальную численность населения и при этом динамика населения регионов, составляющих Восточное Средиземноморье, была синхронной (что не всегда было так). Я выбрал следующие значения – Малая Азия без Армении – 6 миллионов, Греция с Фракией, Кипром, Критом и другими островами – 3.5, Болгария и придунайские территории – 1.8 млн., Балканы – 1.5 млн., Армения – 3 млн., Сирия с Левантом – 3.3 млн., Египет – 2.5 млн. (в Средние века), Северная Африка (преимущественно Карфаген) – 1.8 миллионов, Италия с островами – 6 миллионов. Также, учитывая известные нам события, повлиявшие на демографию, я составил динамику изменения всего населения Восточного Средиземноморья в отношении к 1025 году, когда, предположительно, плотность населения была максимальной, и рассчитал динамику населения империи, на основе территорий, которые она контролировала в тех или иных регионах Восточного Средиземноморья и с учетом городов. Опять же, это не совсем точно, но для оценки «стоимости» Константинополя для империи может быть достаточно.

Рис 6. Динамика численности населения Восточной Римской империи (млн. чел.)

Получившиеся у меня цифры не точно соответствуют другой оценке численности населения империи, но оказались довольно близки за исключением отдельных периодов, хотя происхождение их разное и на оценки Трэдголда я не ориентировался, происхождение их тоже мне неизвестно. Вполне возможно, что в основе оценок Трэдголда неточные даты территориальных изменений границ империи, в прочем различия не очень значительны.

Осталось обратить внимание на столицу – Константинополь. Достаточно точных и регулярных данных у нас нет. Но кое-что все-таки есть. Это оценки, собранные Tertius Chandler в его книге «3000/4000 (2 изд) лет роста городов». Там он приводит следующую таблицу по Константинополю:

Таблица 6. Исторические оценки численности населения Константинополя

В книге Чэндлера есть и другие фрагменты данных по Константинополю (в списках крупнейших городов мира и континента). Кое-где он сам указывает, что считает данные источников недостоверными и поэтому корректирует оценки. Существуют и другие оценки населения; я попытался взять среднее между всеми доступными оценками и рассчитать долю этого среднего от населения империи. Вышло приблизительно следующее.

Рис 7. Оценка доли Константинополя в населении Восточной Римской империи

Эти оценки предварительные, но можно предположить, что регистр оценок верен и они показывают некоторую картину. Доля столицы в населении Восточной Римской империи была всегда слишком большой относительно «нормальной» для Средних веков 1.3%-1.6% (оценка Расселла). Константинополь за тысячу лет не опускался ниже 2% от всего населения, а нередко превышал и 4%. Это происходило в периоды сжатия империи, когда, потеряв значительную часть периферии, город еще по инерции оставался крупным, а провинции, способной его адекватно содержать, уже не оставалось. Обычно следствием этого становилось уменьшение размеров города на следующем шаге, начиналось сжатие империи, поскольку меньше город -> меньше средств на армию -> потеря новых территорий -> уменьшение города.

Столь большая роль столицы понятна, если обратить внимание на историю и политическую структуру этой империи. Она была выстроена вокруг Константинополя и его бюрократии и не могла существовать без него. Когда крестоносцы в 1204 году взяли Константинополь, Византийская империя прекратила существование. Возникли три политических образования, наследовавшие ей – Никейская империя, Эпир и Трапезунд – и только после возвращения Константинополя Восточная Римская империя была восстановлена.

Когда османы захватили большую часть сельской территории империи, Константинополь начал сокращаться в населении. С 200 тысяч по состоянию на 1200 год он уменьшился до 75 тысяч в 1400 году и 50 тысяч в 1450 году, непосредственно перед падением, вероятно, достигнув 40-45 тысяч. И сразу, как только Константинополь стал столицей Османской империи, уже охватившей значительные территории в Малой Азии и на Балканах, он стал аттрактором миграции и через 75 лет имел население в 400 тысяч или почти в 10 раз больше, чем перед завоеванием, в полном соответствии с логикой соотношения столицы и империи.

Грант Микаелян

В течение нескольких лет (с перерывами – с 1394 по 1402 гг.) султан Баязид I неоднократно пытался взять штурмом Константинополь. Но в 1402 году османское войско потерпело сокрушительное поражение от войска Тимура. Это дало Византии временную передышку, которой она, тем не менее, не сумела воспользоваться, чтобы укрепить свои силы.

Флорентийская уния

  • С 1422 года возобновились нападения османов на Византию и ее столицу –Константинополь;
  • в 1430 году турками была захвачена Фессалоника. Византия могла рассчитывать только на помощь запада, но для этого необходимо было признать католические догматы и примат папской власти.

Оказавшись в безвыходном положении, византийские власти согласилось на заключение унии.

Замечание 1

Подписанная в 1439 году во Флоренции между православной и римско-католической церквами, эта уния означала подчинение православной византийской церкви папе римскому и признание католических догматов, то есть фактически – отказ от православия.

Флорентийская стала причиной раскола внутри византийского общества.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Падение Византийской империи 440 руб.
  • Реферат Падение Византийской империи 270 руб.
  • Контрольная работа Падение Византийской империи 220 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

  • большая часть населения не приняла ее, рассматривая как предательство и отступление от истинной веры;
  • в поддержку унии выступили так называемые латинофилы, которые были сторонниками сближения с Западом и католической церковью. В социальном плане эта группа была представлена высшими слоями общества: аристократией и верхушкой торгово-промышленных кругов;
  • немало было и тех, кто выступал за капитуляцию перед османами на условиях сохранения определенных привилегий.

Последний Крестовый поход (1443-1444 г.)

Но Флорентийская уния не спасла Византию. После ее заключения с Запада против турок двинулся новый крестовый поход. Первоначально крестоносцы действовали успешно, однако, как и все предыдущие крестовые походы, этот также завершился поражением крестоносцев. В решающем сражении под Варной в 1444 году их войско было уничтожено османами. Константинополь был обречен.

Крушение Византийской империи

В результате длительной осады, несмотря на героическое сопротивление своих защитников, 29 мая 1453 г. Константинополь пал под ударом войск султана Мехмеда II. Город был подвергнут грабежу и опустошению, население захватчики безжалостно уничтожали либо захватывали в плен. Только спустя дня султан повелел прекратить бойню и позволил бежавшим из города мирным жителям вернуться. В 1460 г. турками была захвачена Морея, а в 1461 г. — Трапезундская империя.

Причины и последствия падения Византийской империи

Среди причин падения Византии можно назвать целый комплекс факторов:

  • уже латинские завоевания начала $XIII$ в. надорвали силы империи
  • Византии приходилось вести почти непрекращающиеся войны как на западе, так и востоке империи
  • постоянные усобицы $XIV$ в. изматывающе действовали на государство, уничтожая его ресурсы; период раздробленности совпал с критическим периодом в ее истории
  • помощь со стороны других государств, была явно недостаточной, кроме того, эта помощь не была бескорыстной.

Результат — силы ослабшей Византии и набиравшей мощь Османской державы были к XIV в. несопоставимыми.

Османское завоевание имело тяжелые последствия для экономики и социального развития Юго-Восточной Европы, результатом стал длительный регресс в развитии производительных сил.

Замечание 2

С установлением османского господства укрепилось хозяйственное положение некоторых феодалов, которые стали сотрудничать с завоевателями, расширился внутренний рынок, была достигнута большая централизованность, но значительно ухудшилось положение балканских народов, которые испытывали на себе жесточайший национальный и религиозный гнет.

Утверждение османов на территории бывшей империи превратило ее в плацдарм турецкой агрессии против стран Ближнего Востока, Центральной и Восточной Европы.

Причины падения Византийской империи и его последствия

Византия пала под ударами чужеземного нашествия. Однако ее гибель была обусловлена не одним только внешним завоеванием, но и внутренними причинами. Главнейшие из них — экономический упадок Византии и прежде всего упадок ее ремесла и торговли (что было связано в значительной степени с проникновением в империю чужеземных купцов и предпринимателей, подорвавших ее экономику), бедственное положение крестьянства и народных масс города, обострение классовых противоречий в византийском обществе и борьбы внутри господствующего класса, бесконечные феодальные усобицы и предательская политика значительной части феодальной знати. Способствовала гибели Византии также своекорыстная политика папства и западноевропейских государств, оставивших Византию без помощи перед лицом турецской опасности.

Турецкое завоевание Византии, славянских и других государств Балканского полуострова принесло неисчислимые бедствия народам, населявшим эти страны, и имело глубоко отрицательные последствия для их судеб. Оно надолго задержало дальнейшее экономическое развитие стран Юго-Восточной Европы, привело к упадку и разрушению их производительных сил, задушило те ростки новых производственных отношений, которые уже начинали там пробиваться.

Вместе с установлением турецкого господства началась длительная упорная борьба славянских и других народов Балканского полуострова против иноземного ига.

Окончательное утверждение турок на Балканах создало угрозу для европейских государств, не ослабевавшую на протяжении ряда следующих столетий. Папство и западноевропейские феодалы должны были расплачиваться за свою близорукую политику по отношению к Византии: в руки турок попали важнейшие торговые пути в Черное море, на Ближний и Дальний Восток, что нанесло сильнейший удар европейской торговле с Востоком.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *