Паисий святой

Когда св. Паисию сказали о том, что у него последняя стадия рака, впервые он захотел сплясать от радости. Люди ощущали эту радость как победу над страхом смерти и шли к нему толпами. Память 13 января

Старец Паисий. Фото с сайта apologeticum.ro

«Ты делай свое дело, а я буду делать свое»

У старца Паисия (1924-1994) в отношении смерти не было беспокойства. Болезням, терзавшим его с юности, он говорил: «Ты делай свое дело, а я буду делать свое».

Когда он только принял монашество, его мучил кашель с кровью. На протяжении многих лет ничего не помогало — врачи поставили неправильный диагноз. Потом выяснилось, что это бронхоэктаз и лишь после сложной операции (удалили левое легкое) стало легче.

Отец Паисий не переносил холод, на малейших сквозняках начинал чихать и кашлять. Страдал от межпозвоночной грыжи, после того, как пытался поднять тяжелый обломок гранита, живя на Синае. За несколько лет до смерти его мучили кишечные кровотечения.

О. Паисий только иногда просил, чтобы Бог дал ему силы подниматься с кровати и что-то делать, но не уменьшать боль. С просьбой выздороветь старец к Богу не обращался. Был убежден, что «так правильно», и «да будет воля Твоя».

Я привык к боли

Старец Паисий у стены своей кельи. Афон. Фото с сайта poimin.gr

В октябре 1994 года у старца случился заворот кишок. Ему пришлось лечь в больницу на обследование, в результате которого обнаружилась последняя стадия рака. Когда старцу Паисию сообщили о диагнозе, он неожиданно воскликнул: «Принеси-ка мне какой-нибудь платочек, и я пущусь в пляс! Я станцую танец: «Будь здоров, прощай, несчастный этот мир!» Я не танцевал ни разу в жизни, но сейчас пущусь в пляс от радости, что приближается смерть!»

4 февраля 1994 г. отцу Паисию сделали операцию, опухоль толстой кишки удалили, но рак уже поразил печень и легкие.

В больнице один святогорский монах спросил у старца: «Геронда, вам больно?» Старец ответил: «Я привык к боли. Болезни принесли мне такую пользу, какую не принесла вся монашеская жизнь».

Молитва исполняется, если она становится жертвой

Беседа. Фото с сайта vimaorthodoxias.gr

О. Паисия спрашивали: «Почему вы не молитесь о том, чтобы Бог исцелил вас? Ведь мы в вас так нуждаемся!» Старец отвечал: «Что? Обманывать Бога? Ведь я же сам просил Его о том, чтобы Он дал мне эту болезнь».

Старец часто утешал и молился об исцелении тех, кто болен раком. Но и сам был готов перенести то же испытание, от которого сегодня страдает столько людей. По словам самого о. Паисия, молитва исполняется, когда она становится жертвой:

«Если мы просим чего-то у Бога и при этом сами ничем не жертвуем, то наша просьба недорого стоит.

Если я сижу сложа руки и говорю: «Боже мой, прошу Тебя, исцели такого-то больного», а сам при этом не иду ни на какую жертву, то я все равно что бросаю слова на ветер.

Если же у меня есть любовь, если у меня есть жертва, то Христос, увидев их, исполнит моё прошение — конечно, если это пойдёт на пользу другому.

Ко мне приходят некоторые люди и просят: «Исцели меня, я слышал, что ты можешь мне помочь». Однако эти люди хотят получить помощь, не прикладывая никаких усилий. К примеру, ты говоришь человеку: «Не ешь сладкое, соверши эту жертву, чтобы тебе помог Бог». А они тебе отвечают: «Почему? Неужели Бог не может помочь мне и без этой жертвы?»

Такие люди не могут пожертвовать чем-то даже для себя самих. Где уж там они пожертвуют собой ради другого!

Но есть и такие, кто не ест сладкого, чтобы Христос помог страдающим от сахарного диабета, или не спят, чтобы Христос дал немного сна тем, кто страдает бессонницей. Поступая так, человек вступает в родство с Богом. И тогда Бог подает людям Свою Благодать».

Последний день в больнице

Изображение с сайта epilekta.com

После операции о. Паисию немного полегчало, и он собрался вернуться на Афон. Но состояние опять ухудшилось и он остался в монастыре в Суроти. Люди увидели в этом возможность проститься со старцем.

О последнем дне старца Паисия в больнице, куда его возили из монастыря на процедуры, свидетельствуют дневниковые записи Христофора Иконому, который находился рядом со святым до его кончины.

«Собралось множество людей, и нам сообщили, что о. Паисий выйдет в вестибюль благословить нас. В назначенный час он вышел, и врачи, больные, медсестры, персонал − все собрались вокруг него. Старец всех благословил.

Вот к нему подходит один пациент и целует его руку, старец взаимно поцеловал руку больного. И каждый старался дотронуться до старца, пожать ему руку.

Люди со всех сторон окружили машину. Вот машина завелась, но из-за множества народа, обступившего ее, двигалась очень медленно. Врачи, медсестры, персонал − все спустились вниз и, возложив руки на машину, медленно следовали за старцем, провожая его.

Сама эта картина была похожа на Вход Господень в Иерусалим, только вместо ослика здесь была машина!

Многие плакали. Кажется, и сам старец плакал».

Кончина старца

Могила старца Паисия в монастыре Суроти. Фото с сайта dobrotoliubie.blogspot.com

Последняя ночь для о. Паисия была мученической. Во время болевых приступов, от которых человек может лишиться ума или теряет сознание, старец призывал Пресвятую Богородицу: «Сладкая моя Панагия!» После одного из них он около двух часов был без чувств. Придя в себя, старец произнес: «Мученичество, настоящее мученичество». Потом мирно испустил дух.

Это случилось 12 июля 1994 года в 11 часов утра, в день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла.

Святой был погребен за алтарем храма преподобного Арсения Каппадокийского в Суроти. Он просил, чтобы его похороны прошли как можно тише, а могила оказалась бы в беззвестности. Волю старца исполнили частично: только через три дня народ узнал о кончине святого.

Но, как только разнеслись об этом слухи, люди толпами со всей Греции прибывали, чтобы поклониться могиле своего геронды. На мраморной плите выбили его стихи:

Здесь жизни прервалось земной

Последнее дыханье.

И Бога молит Ангел мой

Души во оправданье.

А рядом мой святой одет

В небесные одежды,

Душе вымаливает Свет

Спасительной надежды,

Где Светлая Мария

– Святая Панагия.

монах Паисий Святогорец.

Нажимая на «Мне нравится» и «Рассказать друзьям» —
вы помогаете распространению Слова Божьего!

Старец Паисий Святогорец почитается в Греции, как в России преп. Серафим Саровский.
— Славословие Бога – противоядие уныния
— Один смиренный помысел мгновенно приводит в действие Благодать Божию
— Вера и надежда на Бога
— Всё зло сегодня происходит от неверия
— Когда вера колеблется
— Недоверие и маловерие
— Верующий в Бога ничего не боится
— «Предзрех Господа предо мною выну» (Пс.15:8)
— Надежда на Бога и доверие Богу – самая надёжная гарантия
— Имеющий правую веру обладает настоящей любовью

После своей кончины в июле 1994 года Блаженный Старец — Паисий Святогорец оставил миру духовное наследие – свои поучения. Простой монах, получивший лишь элементарное образование в начальной школе, но щедро облагодатствованный мудростью по Богу, он воистину истощил себя ради ближнего. Его учение не было проповедничеством или катехизаторством. Он жил по Евангелию сам, и поучения проистекали из его собственной жизни, отличительным признаком которой являлась любовь. Он «образовал себя» согласно Евангелию и поэтому, в первую очередь, учил нас всем своим обликом, а уже после этого – своей евангельской любовью и богопросвещенным словом.
#паисий #паисийсвятогорец #уныние

Поделиться

«Святость в нынешнем мире крайне редка» — наверное, и вам доводилось слышать такое суждение. Однако, среди наших современников есть счастливцы, которым довелось пообщаться со святым. Канонизированный Церковью в январе 2015 года в лике преподобных греческий старец Паисий жил совсем недавно. Подвижник, прозванный Святогорцем благодаря своему многолетнему проживанию на Святой горе Афон, родился в 1924 году, а покинул этот мир в 1994-ом. И эти семьдесят лет вместили в себя особый мир, наполненный радостью и любовью, светом и добротой – одним словом, святостью.

До монашеского пострига нашего героя звали Арсением. Он появился на свет за несколько месяцев до кончины духовного наставника его родителей, преподобного Арсения Капподокийского. Святой подвижник сам попросил дать новорождённому свое имя, словно хотел сделать мальчика наследником своей глубокой веры в Бога. Собственно, так оно и вышло. Уже в детстве Арсений удивлял родителей и односельчан своим горячим желанием послужить Творцу – мальчик любил уединенную молитву, соблюдал посты и живо откликался на просьбы о помощи.

Самоотверженность Арсения отмечали и его сослуживцы в армии, где ему пришлось служить в тревожные годы гражданской войны. Юноша брался за самую тяжелую работу, вызывался участвовать в самых опасных операциях, всегда был готов уступить товарищу безопасное место в окопе во время обстрела. Если кто-то из солдат просился в увольнение, Арсений с готовностью замещал его на службе. Сам же не просил освобождения, даже когда заболевал.

Господь избавил Арсения от участия в боевых действиях – будущий монах получил специальность радиста, которая сохранила его от того, чтобы убивать людей. А через много лет старец Паисий в одном из разговоров с афонскими паломниками сказал:

Старец Паисий:

Испрашивать молитвенной помощи у жителей Афона – это правильно и необходимо. Монахи — это радисты Матери-Церкви. Своей молитвой они устанавливают связь с Богом, и Он спешит на помощь.

Посетитель:

Но, отец Паисий, у меня не хватает душевных сил верить в Божию помощь. Я чувствую себя бессильным перед лицом любой трудности, у меня сразу опускаются руки.

Старец Паисий:

А сам-то ты творишь молитву? Как корабли, находящиеся в опасности, посылают сигнал SOS, так и ты постоянно повторяй: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», и помощь будет настолько очевидной, что не верить в нее будет просто невозможно».

Проведя многие годы в уединении на Афоне, а также на египетской горе Синай, старец Паисий стал центром притяжения для многих людей. И дело было даже не в том, что он мог найти нужное слово для поддержки. Постоянное пребывание в общении с Богом так преобразило подвижника, что и своим молчанием он проповедовал Христа и всякий, кому довелось просто побыть рядом с ним, уходил утешенным.

И даже не встретившись со старцем, люди получали от него молитвенную помощь. Если паломник приходил к келье отца Паисия и не заставал его, то он оставлял так называемую «кардиограмму» — писал свое имя и просьбу в блокноте, который висел на проволоке у двери. По этой краткой записи преподобный прочитывал все сердечные чаяния и скорби человека, и доносил их до исцеляющего Бога.

За свое служение людям святой Паисий никогда не брал вознаграждения. Его нестяжательность была удивительной даже для афонских монахов. В комнатке отца Паисия стояло несколько деревянных ящиков, которые служили мебелью. На стенах висели бумажные иконы. Все его имущество умещалось в одной сумке.

Однажды, увидев, как подвижник кипятит воду в жестянке из-под консервированного молока, гость подарили ему кофеварку. «Зачем мне кофеварка, если ее даже некуда поставить? – возразил старец дарителю, — Для нее нужна полка, а также гвозди, чтобы прибить эту полку к стене. Затем понадобится средство для мытья этой посуды, да еще нужно будет узнать, какое… Так что оставь кофеварку себе, а я могу и дальше довольствоваться банкой, которая служит мне уже очень давно».

Был еще случай, когда старец дал некому посетителю свою единственную теплую кофту, чтобы тот согрелся. А гость тайком срезал пуговицы с этой одежды и взял их себе на память. Когда же старец увидел, что вещь испорчена, он нимало не расстроился и не стал хлопотать, чтобы ему привезли другую кофту, а просто приспособил веточки вместо пуговиц.

Преподобный Паисий никогда не отличался крепким здоровьем, боль была неотлучным спутником подвижника всю его жизнь. А в последние годы мера страданий старца, казалось, должна была превысить всякое терпение, однако он переносил мучения с благодарностью, не соглашаясь на уговоры братии обратиться к врачам. Осенью 1993 года отец Паисий покинул Афон, чтобы встретить праздник Арсения Капподокийского в монастыре Иоанна Богослова, что неподалеку от города Салоники – в обители, где почивают мощи святого. Здесь у мужественного монаха случился приступ болезни такой силы, что он был вынужден уступить просьбам и лечь в больницу на обследование.

Результат оказался неутешительным – онкология. В больнице старец как мог, облегчал страдания тех, кто оказывался рядом с ним. Он был благодушен, весел, не переставал смешить людей своими добрыми шутками — так, словно сам был вполне здоров. «Вам больно?», — спросил Паисия приехавший его навестить святогорский монах, удивляясь мирному спокойствию старца. «Я привык к боли», — был ответ.

Отец Паисий непременно хотел вернуться на Афон, который называл своей духовной родиной. Однако, при его состоянии транспортировка была немыслима, и старец смирился. Он почил в Иоанно-Богословском монастыре и был похоронен рядом с Арсением Капподокийским – святым, приветствовавшим его рождение.

Похороны старца, по его завещанию, прошли тихо, без огласки. Когда же через несколько дней люди узнали о том, что произошло, к могиле подвижника потянулись многочисленные паломники – все, кто хоть раз в жизни встречался со старцем, почувствовали себя осиротевшими. Этот людской поток не иссякает и поныне. Как не прекращаются и чудеса, совершаемые по молитвам удивительного человека, святого наших дней, старца Паисия Святогорца.

Русские займут Турцию, Турция же исчезнет с карты, потому что одна треть турок станет христианами, одна треть погибнет и одна треть – направится в Месопотамию. В Константинополе произойдёт великая война между русскими и европейцами, и прольётся много крови. Греция не будет играть первенствующую роль в этой войне, но ей отдадут Константинополь, не потому, что перед нами будут благоговеть русские, но потому, что не найдется лучшего решения.

В конце ноября 2015-го, когда турецкая авиация сбила российский военный самолёт Су-24 и мир оказался на грани чудовищного конфликта, многие православные христиане вспомнили эти слова, пророческие предостережения афонского старца Паисия Святогорца, произнесённые им несколько десятилетий назад. В те дни в России и Турции, а также в Греции и многих других странах мира сотни миллионов людей осознали шаткость и лёгкость наших временных «царств», которые ещё ветхозаветный пророк Даниил предсказал вавилонскому царю Валтасару.

Но четыре года назад мудрость русского и турецкого лидеров оказалась выше военно-политических провокаций. Подобно тому, как жители древней Ниневии, услышав предсказания пророка Ионы о скором разрушении их города, раскаялись, и эти пророчества не сбылись, так и в наше время серьёзного конфликта между Россией и Турцией удалось избежать. Конфликта, который вполне мог привести к самым страшным последствиям на всём евразийском континенте.

Преподобный Паисий Святогорец. Фото: www.pravoslavie.ru

Но кто же был тот современный Иона, чьи предостережения современному миру не теряют актуальности и сегодня? Особенно, когда пагубные либерально-обновленческие тенденции начали всё шире распространяться не только в западном христианстве, но и в Православии. О чём, к слову, этот афонский старец тоже предупреждал:

К сожалению, сегодня в богословие проталкиваются люди, не имеющие отношения к Церкви и с абсолютно мирским мудрованием, которые говорят разные вещи и совершают непозволительные действия, с целью сознательно удалить своей позицией христиан от веры. Они будут строить многие козни, но через гонение, которое последует, христианство всецело объединится. Однако не так, как хотят те, кто махинациями устраивает всемирное объединение церквей, желая иметь во главе одно религиозное руководство. Объединится, потому что при создавшемся положении пройдёт отделение овец от козлов. Каждая овца будет стремиться быть рядом с другой овцой и тогда осуществится на деле «едино стадо и един Пастырь».

Всё это – преподобный Паисий Святогорец, наш современник. Со дня его блаженной кончины, наступившей в день святых первоверховных апостолов Петра и Павла, 12 июля 1994 года, прошло всего 25 лет, но уже в январе 2015-го старец Паисий был причислен к лику святых и очень скоро был внесён в святцы (православный календарь) Русской Церкви. Исключительный случай. Обычно от кончины христианского подвижника до его прославления проходит по меньшей мере несколько десятилетий, но здесь святость преподобного была несомненна для всех, кто знал его лично, и тех, кто не знал, но по его молитвам получал помощь и исцеления.

Так, ещё задолго до земной кончины отца Паисия знали и почитали во всём православном мире. И особенно в России, которую этот афонский подвижник особенно любил. И русские православные христиане всегда отвечали ему тем же: ещё до канонизации старца во многих домашних иконостасах можно было встретить его изображение. Обычную фотографию монаха в простой иноческой скуфейке с пронзительным, немного строгим, но лучащимся особой теплотой и лёгкой грустью взглядом.

Особенно почитают старца Паисия в стенах Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Исследователь и популяризатор наследия преподобного игумен Киприан (Ященко) вот уже несколько лет осуществляет программу «Преподобный Паисий Святогорец: прославление и просвещение», в рамках которой вышли 7 серий фильма о святом, его житии, деяниях и наследии. Наследии, актуальном как в духовно-нравственном, так и в политическом отношениях, а потому требующем внимательнейшего изучения.

Путь на Святую гору

Жизненный путь будущего старца начался в 1924 году в малоазийской Каппадокии. Эта местность в древности прославилась тем, что именно отсюда в первые христианские века вышло множество святых, включая Великих каппадокийцев – Святителей Василия Великого, Григория Нисского и Григория Богослова. Уже в XI столетии от Рождества Христова сюда проникли сельджуки и началась исламизация этих земель, однако вплоть до первой четверти XX века в Каппадокии проживало немало христиан: греков и армян.

До активизации националистов-младотурков в Османской империи сохранялись относительная веротерпимость и отсутствие межэтнической вражды. Всё радикально изменилось с началом Первой мировой войны: геноцид армян 1915 года – лишь самая яркая, кроваво-алая страница этнической истории тех лет. Пострадали и турки, в итоге лишившиеся своей многовековой империи, и греки, также подвергшиеся, хотя и в меньшей степени, геноциду.

Более того, в результате греко-турецкой войны 1919 – 1922 годов состоялся принудительный обмен населением Греции, Турции и Болгарии. Миллионы людей, как христиан, так и мусульман покинули места, где жили десятки поколений их предков.

Так, практически все греки были вынуждены покинуть Малую Азию, включая колыбель восточного христианства Каппадокию (после 1924 года на территории Турции православным грекам разрешалось проживать только в границах старого Константинополя и на эгейских островах Имброс и Тенедос). В греческой историографии эти события именуются «Малоазийской катастрофой».

Итогом этой катастрофы для простой греческой семьи Евлампии и Продромоса Эзнепидисов, у которых 7 августа (по новостильному гражданскому календарю) 1924 года родился сын Арсениос (Арсений), будущий старец Паисий, стало их вынужденное переселение в маленький городок Коницу на Севере Греции близ албанской границы. А вместе со своей паствой отправился и известный старец тех лет, ныне также прославленный в лике святых преподобный Арсений Каппадокийский. Именно он крестил младенца Арсения и предсказал ему монашеское будущее. Вот как описывает эти годы Житие преподобного Паисия:

Уже с детских лет Арсений жил как подвижник. Он наслаждался чтением Житий Святых, усердно, с чрезвычайной ревностью и с удивительной бескомпромиссностью стремясь подражать их подвигам. Он отдавался непрестанной молитве и одновременно с этим старался развить в себе любовь и смирение. В юношеском возрасте будущий Старец выучился ремеслу плотника, желая и в этом быть похожим на Христа.

А между тем как итог Второй мировой войны началась кровопролитная гражданская война между просоветскими повстанцами и прозападными правительственными войсками. Будущего старца призвали в действующую армию, где он три с половиной года служил радистом, не проливая братской крови, но учась смирению и послушанию, проявить которые ему в полной мере довелось уже совсем скоро.

Вскоре после демобилизации, в 1950 году, Арсений Эзнепидис ушёл на Святую гору Афон, где стал послушником геронды Кирилла, будущего игумена афонского монастыря Кутлумуш. Начался путь к старчеству.

Отец Паисий в молодости. Фото: www.pravoslavie.ru

Через испытания к спасению

Житие монаха – не биография политического деятеля. Оно не изобилует множеством публичных встреч и заявлений. Того, что мы именуем «мероприятиями». Но оно поистине «событийно», подлинно сопричастно дарованному Богом бытию. В ежеминутном молитвенном общении с Господом, в несении чужих тягот, в смирении и послушании.

Таково Житие и старца Паисия Святогорца, в 1954 году постриженного в рясофор, а в 1957 году принявшего малую схиму с именем в честь Святителя Паисия Кесарийского в известном своим консерватизмом афонском монастыре Эсфигмен. А в 1958-м вернулся в места своего детства, где возродил монастырь Рождества Богородицы, также известный как Стомион.

Здесь он активно проповедовал, успешно противопоставив православную проповедь активно распространявшейся в то время протестантской пропаганде. А с 1962 по 1964 год – подвизался на Синае.

Как впоследствии вспоминал старец Паисий, Сама Богородица указала ему этот путь:

Я попросил Матерь Божию, чтобы Она Сама показала мне место, куда идти. И Она сказала мне: «Иди на Синай».

Здесь, в египетской пустыне старцу довелось сразиться с бесовскими силами. Не именуя имени нечистого вслух, он шутя называл его «тангалашкой». Но смешного было мало, это только многим из нас кажется, что враг рода человеческого – это нечто из голливудских «страшилок». В реальности всё куда страшнее, неописуемо страшнее.

Так, в Житии преподобного Паисия есть рассказ о том, как одна девушка, впоследствии ставшая монахиней, спросила старца:

– Дедушка, а вы его видели?

– Да! Знаешь, какой он «красивый»! Насколько велика любовь Господа, не позволяющая увидеть дьявола! Умерло бы всё человечество со страха!

А о своей духовной борьбе с врагом рода человеческого говорил так:

Диавол действительно преображается в человека, в животное и тому подобное. Он действительно осязаем. Это некая иная сущность, которой мы не знаем. Ты видишь его, осязаешь его, связываешь его молитвой, и он тут же исчезает прямо на твоих глазах.

Прожив два года в знаменитом синайском монастыре Святой Екатерины, ещё относительно молодой отец Паисий проявил высочайшую аскезу. Поселившись в маленькой келье в башне, в которую ранее селили ссыльных, он тут же выкрутил электрическую лампочку и убрал с кровати матрас. А затем ушёл в пещерную келью святой Епистимии, где питался только чаем с сухарями.

Монашеское служение преподобного Паисия на Синае. Фото: www.pravoslavie.ru

В 1964 году отец Паисий вернулся на Афон и поселился в скиту Иверского монастыря. Тяжело больным: открылась астма, приведшая к тяжелейшей лёгочной болезни и страшным мучениям. Мучениям, которые привели к подлинному старчеству и чудотворению.

Широко известны евангельские слова Спасителя о том, что «Царство Небесное нудится», то есть – добывается с трудом, с усилиями, потом, а порой и кровью. Об этом же нередко говорили и светские мыслители.

Так, французский философ румынского происхождения Эмиль Чоран утверждал, что только страдание по-настоящему изменяет человека. Но есть одно существенное добавление: страдание, перенесённое с христианским смирением.

В случае со старцем Паисием физические страдания стали вечным спутником его земной жизни. В 1966-м после тяжелейшей операции он лишился значительной части лёгких. Но Господь даровал ему ещё 28 лет монашеского служения. Служения, исполненного страданий и… подлинно христианской любви. Старец, превозмогая боль, постоянно принимал в своей келье паломников и каждому помогал в его беде. В том числе – в буквальном смысле перенимая их мучения на себя. Вот как просто и мудро это описывается в его Житии:

Он проводил свою жизнь в безвестности, всецело вручив себя Богу, Который, в Свою очередь, явил и отдал его людям. Многие и многие приходили к Старцу и находили руководство и утешение, исцеление и покой своим измученным душам. Божественная любовь преизливалась из освященной души Старца, сияние Божественной Благодати исходило от его преподобнического облика. Целыми днями без устали Старец Паисий Святогорец забирал у людей их боль, расточая вокруг себя божественное утешение.

Старец Паисий на Святой Горе Афон. Фото: www.pravoslavie.ru

Скончался старец Паисий, как уже было сказано, 12 июля 1994 года в монастыре апостола Иоанна Богослова в греческом селении Суроти близ Салоник. Здесь же и был погребён, после чего к его могиле сразу же стали стягиваться многие и многие тысячи паломников.

И сегодня, когда Православный мир, в первую очередь, Константинопольская и Русская Церковь, пребывает в разделении, молитвы этому великому старцу могут помочь исцелить эту рану. Ну и, конечно, не стоит забывать о его пророчествах – важнейшем предупреждении всему миру.

Преподобный отче Паисие, моли Бога о нас!

© Ιερόν Ήσυχαστήριον Μοναζουσών «Ευαγγελιστής ‘Ιωάννης ό Θεολόγος», 2002

© Издательство «Орфограф», издание на русском языке, 2016

* * *

Тропа́рь преподо́бному Паи́сию Святого́рцу

Глас 5. Подо́бен: Собезнача́лъное Сло́во:

Боже́ственныя любве́ огнь прие́мый, / превосходя́щим по́двигом вда́лся еси́ весь Бо́гови, / и утеше́ние мно́гим лю́дем был еси́, / словесы́ Боже́ственными наказу́яй, / моли́твами чудотворя́й, / Паи́сие Богоно́се, / и ны́не мо́лишися непреста́нно // о всем ми́ре, преподо́бие.

Конда́к

Глас 8. Подо́бен: Взбра́нной:

А́нгельски на земли́ пожи́вый, / любо́вию просия́л еси́, преподо́бие Паи́сие, / мона́хов вели́кое утвержде́ние, / ве́рных к житию́ свято́му вождь, / вселе́нныя же утеше́ние сладча́йшее показа́лся еси́, / сего́ ра́ди зове́м ти: // ра́дуйся, о́тче всеми́рный.


Четвёртый том продолжает публикацию «Слов» блаженного старца Паисия. В этой книге собраны поучения старца о семье и тех испытаниях, которым подвергается человек из-за кризиса, переживаемого семьёй в нашу эпоху. Старец говорил, что больше всего писем он получал от людей, имевших проблемы в семейной жизни, и подчёркивал, что причина этих проблем – удаление людей от Бога и их самолюбие. «В прежние времена, – говорил он, – жизнь была более умиротворённой и люди проявляли терпение. А сегодня все, кого ни возьми, словно зажигалки: сыпят искрами и не могут вынести ни единого слова. И после этого автоматически следует развод».

Войдя в самом раннем возрасте в великую семью Церкви как её старательный член, старец чувствовал, что уже не принадлежит своей маленькой семье. Стяжав божественную любовь, он стал Божиим чадом и поэтому – ощущая всех людей своими братьями и сёстрами – любил каждого утро́бою Иису́с Христо́вою (Флп. 1:8). «Видя пожилого человека, – говорил нам старец, – я говорю себе, что это мой отец. Видя старушку, я говорю, что это моя мать. Встречая ребёнка, гляжу на него как на своего маленького племянника. Я люблю всех. За одних мне радостно, за других – больно. Тебе знакомо подобное состояние?» Но и сам старец в каждом конкретном случае становился для всякого человека сыном, братом, отцом, дедом. Эта непритворная любовь помогала человеку, который сближался со старцем, измениться в лучшую сторону и, приняв слово Божие, жить в согласии с ним. Будучи членом Тела Христова, старец не только с болью молился за людей, у которых были трудности в семейной жизни, но – откликаясь на их просьбы – помогал им и своим словом. Он помогал людям даже в самых деликатных вопросах семейной жизни, несмотря на то что, как монах, сам проводил жизнь подвижническую.

Испытанный огнём искушений и закалённый в горниле болезни, которая в разных формах посещала его с 1947 года до самой кончины в 1994 году, старец сострадал каждому страждущему и с болью молился о тех, кто испытывал боль. О своём собственном здоровье он заботился лишь настолько, чтобы обслуживать себя самого и помочь тем, кто к нему приходил. Он верил, что если кто-то молится за других больных, не обращая внимания на свою собственную боль, то это приводит Бога в умиление и Он слышит такую молитву. Однако старец советовал больным людям сначала сделать всё по-человечески возможное для своего исцеления, а уже то, что выше человеческих сил, – оставить Богу. Одновременно он укреплял веру людей, чтобы они относились к своему недугу с надеждой на Бога, не забывали, что на протяжении жизни земной все мы – прише́льцы и стра́нники (ср. 1 Петр. 2:11), и готовились к жизни вечной.

Настоящий том издаётся по благословению нашего архипастыря, высокопреосвященнейшего митрополита Кассандрийского Никодима. Книга состоит из вводной главы и шести частей. Многие из вопросов были заданы старцу игуменьей и некоторыми сёстрами нашего монастыря. Старец благословлял нас отсылать людей, просящих нашей духовной помощи, к духовнику, однако часто в разговоре с игуменьей или с кем-то из старших сестёр люди, стесняемые затруднением, говорят о своей боли и спрашивают совета. Иногда, для того чтобы быть уверенными в том, что мы правильно ответили на тот или иной серьёзный или запутанный вопрос, мы обращались к старцу, и он говорил нам, как решить ту или иную проблему no-Божьему. Однако и сам старец во время общих монастырских собраний и в личных беседах с сёстрами, используя как повод какой-нибудь случай из жизни нашего монастырского общежития или заданный нами вопрос, нередко говорил о трудностях, с которыми встречаются христиане в миру. Он делал это для того, чтобы мы с болью молились о мире. Кроме того, старец приводил примеры из жизни отцов или матерей, которые, не имея тех благоприятных духовных возможностей, которые есть у монахов, жили святой жизнью. Таким образом отец Паисий побуждал нас подвизаться с большим любочестием. Некоторые из ответов старца обогащены отрывками из его писем, переданных нам теми священнослужителями и благоговейными мирянами, которым они были адресованы.

Том открывает вводная глава «Юные на жизненном распутье», цель которой помочь юношам и девушкам, колеблющимся в выборе жизненного пути. В этой главе особо отмечено, что оба пути, начертанные нашей Церковью, – семейная и монашеская жизнь – благословенны. Юные должны выбрать один путь в соответствии со своим призванием, силами и любочестием. Им следует сделать это независимо от чьих-либо «подталкиваний», а с доверием Богу. Целомудренная и духовная жизнь юных – основная предпосылка для их преуспеяния на выбранном пути – будь то жизнь монашеская или семейная.

В первой из шести частей настоящей книги определяются основы, на которых стоит семья: благородная, великодушная любовь и уважение супругов друг к другу. Терпение в трудностях, сопровождаемое молитвой, спасает семью от распада.

Во второй части идёт речь об обязанностях и ответственности родителей за правильное воспитание детей и особенно подчёркивается важность родительского примера, этого «молчаливого назидания», а также роль матери в семье. Старец подчёркивает и то, что родительская нежность, любовь к детям – основные предпосылки для их естественного и нормального развития.

Третья часть тома посвящена детям. В ней идёт речь об их радостях и трудностях, а также об их обязанностях перед родителями. Уважение и любовь детей к родителям – не только в детском, но и в зрелом возрасте – есть залог того, что они получат благословение Божие.

В четвёртой части приведены простые и практические советы старца о духовной жизни в семье. Эти советы помогают детям и родителям ежедневно опытно переживать Евангелие – независимо от того, находятся они дома или на работе. Старец говорит и о том, что работа, которой занимается человек, не должна мучить его постоянной душевной тревогой, но содействовать его духовному совершенству.

Пятая часть посвящена различным испытаниям, которым подвергаются люди в своей жизни. Старец подчёркивает то, какое великое утешение и силу Бог даёт людям, если они не просто терпят ниспосланные им испытания, но и славословят за них Бога. Болезнь, увечье, клевета – это благословения для человека, который уловил глубочайший смысл жизни. Переживаемыми страданиями человек расплачивается за свои грехи или же зарабатывает себе небесную мзду.

Наконец, в шестой части собраны ответы старца на вопросы о том, как правильно относиться к смерти и как к ней готовиться. Старец разъясняет, в чём состоит истинное утешение людей, скорбящих о потере близких, и подчёркивает, насколько помогают усопшим заупокойные службы, молитва и милостыня, совершаемые об их упокоении. Просто и образно старец рисует картину будущего Страшного Суда и вечной жизни.

Собранные в настоящем томе поучения старца могут, с одной стороны, помочь подвизающимся мирянам с большой верностью продолжить свой до́брый по́двиг (ср. 1 Тим. 6:12). С другой стороны, они могут разбудить совесть людей, мучающихся вдали от Бога, возжечь в них желание стать сознательными членами Церкви и радоваться в маленькой общинке своей семьи тому миру, который даёт духовная жизнь. Одновременно старец подчёркивает, что в браке необходимо соблюдение всех заповедей Божиих, которые тя́жки не суть (1 Ин. 5:3). К примеру, если один из супругов жертвует собственной волей и оказывает послушание другому, то он поступает так от любви и поэтому не чувствует себя угнетённым, но переживает сладкое утешение.

Возможно, современному человеку, привыкшему к «расхлябанным законам» нынешнего общества, некоторые суждения старца Паисия покажутся максималистскими и невыполнимыми. Но, взглянув на слова старца в свете Евангелия, читатель убедится, что они являются его точным, бескомпромиссным выражением. То, к чему всегда стремится старец, – это совершенство во Христе. Однако его богопросвещённое пастырство долготерпит человеческую немощь и использует святоотеческую икономи́ю, разумеется, не опускаясь при этом до компромисса с грехом. Примерами из жизни прошедших времён старец помогает современному человеку понять, что Бог есть Бог Живой и де́йствуяй вся во всех (1 Кор. 12:6). Он действует не только в будущей жизни как Мздовоздаятель, но и в жизни настоящей – как нежный, любящий Отец. Однако человек должен показать своё благое произволение и подъять свой малый подвиг. Немного потрудившись, мы многое принимаем. Подъять этот малый труд человеку необходимо – чтобы дать Богу «право вмешиваться» в его жизнь многой Божественной помощью.

Благодарим тех, кто, прочитав рукопись настоящего тома перед изданием, с уважением выразили свои замечания и помогли сделать книгу лучше.

Молитвенно желаем, чтобы слова старца помогли семье, которая – в наши дни особенно – страдает по причине забвения или попрания заповедей Божиих, обрести в недрах Православной Церкви своё истинное предназначение, чтобы родители и дети начали жить в раю уже в сей жизни. Аминь.

16 (29) сентября 2002 года

Память святой великомученицы Евфимии

Игумения обители святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова монахиня Филофея с сёстрами во Христе

Родители, которые рождают детей и дают им тело, должны, насколько возможно, содействовать их духовному возрождению. То, что родители не в силах сделать для своих детей сами, им следует впоследствии возложить на учителей. Поэтому наша Церковь и молится «о роди́телех и учи́телех». Однако, кроме телесных отцов, есть и отцы духовные. Духовные отцы трудятся над духовным возрождением людей и содействуют воспитанию детей более действенно.

Юные на жизненном распутье

И семейная и монашеская жизнь благословенны

Геронда, что отвечать юношам и девушкам, которые спрашивают, стоит ли монашеская жизнь выше, чем жизнь семейная?

– Прежде всего следует дать им понять, каково предназначение человека и в чём смысл его жизни. Затем следует разъяснить юным, что оба начертанных нашей Церковью пути благословенны, поскольку если выбравшие их живут по Богу, то оба этих пути могут привести в рай. Предположим, что два человека отправляются в паломничество. Один идёт по наезженной дороге, другой – по тропинке. Однако оба идущих имеют одну и ту же цель. Бог радуется первому и любуется вторым. Дело станет худым лишь в том случае, когда тот, кто идёт по тропинке, станет осуждать в своём сердце того, кто идёт по шоссе, или наоборот.

Хорошо, чтобы те юные, кто задумывается о монашестве, знали, что назначение монаха очень велико. Назначение монаха в том, чтобы стать ангелом. «В жизни иной, на Небесах, мы будем жить как ангелы», – сказал Христос саддукею. Поэтому некоторые очень любочестные юноши и девушки становятся монахами и начинают жить ангельской жизнью уже в жизни земной.

Однако не следует думать, что все поступающие в монастырь спасутся лишь потому, что они стали монахами. Каждый человек даст Богу ответ за то, освятил ли он избранную им жизнь. В любой жизни необходимо любочестие. Бог не творит людей предопределёнными к преуспеянию или к неуспеху. Тот, у кого нет любочестия, не преуспеет сам – какой бы путь он ни избрал. Тогда как человек любочестный преуспевает, где бы ни оказался, поскольку с ним пребывает Божественная благодать. Некоторые семейные люди живут очень добродетельно и освящаются. Если глава семейства любит Бога, если его влечёт божественное рачение, то духовно он может весьма преуспеть. Кроме того, такой человек наделяет своих детей добродетелями, создаёт добрую семью и получает от Бога двойную мзду.

Поэтому каждый юноша должен иметь перед собой следующую цель: подвизаться с любочестием и без душевной тревоги – так, чтобы освятить избранную им жизнь. Ему хочется вступить в брак? Пусть женится, но с усердием постарается стать добрым главой семьи и жить свято. Ему хочется принять монашество? Пусть уходит в монахи, но усердно старается стать монахом хорошим. Пусть взвесит свои силы, примерится к тому, какая жизнь ему по плечу, и в соответствии со сделанными выводами идёт по избранной дороге. К примеру, если девушка видит, что у неё не хватает сил стать монахиней, ей следует смиренно попросить Бога: «Боже мой, я человек слабый и жить как монахиня не смогу. Пошли мне человека, который бы мне помогал, чтобы я создала добрую семью и жила духовно». В этом случае Бог её не оставит. Если, выйдя замуж и создав добрую семью, она будет жить по Евангелию, то Бог не спросит с неё ничего больше.

Конечно, есть такие юные, от которых Бог не требует многого. Однако из любочестия они берут на себя многий подвиг и, выбирая монашескую жизнь, приносят Ему больше того, чего Он от них ожидает. Такие люди увенчаются двойными венцами. То есть если кто-то, имея склонность к семейной жизни, от многого любочестия захочет пожертвовать всем и встать на путь жизни монашеской, то это приводит Бога в великое умиление. Однако такому человеку следует внимательно следить, чтобы его побудительные причины были очень чисты: он не должен поступать так от гордости. Если человек соблюдает это условие, то Бог рассеет все его трудности.

Беспокойство юных по поводу вступления на избранный путь

– Геронда, если юноша или девушка беспокоятся по поводу своего брака или ухода в монастырь, то причина этого в их неверии?

– Не всегда. Часто юные переживают, думая о том, как лучше вступить на избранный путь и идти по нему, всегда пребывая с Богом. Это признак здравия. Если юноша не думает и не беспокоится о вступлении на избранный путь, это прежде всего свидетельствует о том, что он – человек равнодушный, а вследствие этого он, естественно, и не преуспеет. Однако надо быть внимательным к тому, чтобы беспокойство по поводу брака или монашества не стало чрезмерным, потому что диавол старается исказить это беспокойство, превратить его в душевную тревогу и держать ум юношей и девушек в постоянном смущении.

Чтобы оставаться умиротворёнными, молодым следует вверять себя Богу. Ведь Благий Бог, как нежный Отец, действует там, где мы уже не можем ничего сделать по-человечески. Юным не следует торопиться и принимать незрелые решения о том, по какому пути они пойдут. Я знаком с молодыми ребятами, которые очень тревожатся и стараются разрешить все свои проблемы сразу. В конечном итоге они запутываются и оставляют учёбу. К примеру, им надо заканчивать университет, а они чрезмерно беспокоятся по поводу создания семьи или ухода в монастырь. В результате они отстают в учёбе и запутываются ещё больше. Всё сразу сделать нельзя, и проблемы таким образом не разрешаются. Для того чтобы помочь себе, они должны как следует в себе разобраться и разложить всё по полочкам. Сперва нужно получить диплом, потом найти работу (юношам кроме этого ещё и отслужить в армии). И только после этого, уже будучи зрелым, можно принимать решение и, с помощью Божией, либо вступать в брак и создавать добрую семью, либо, если человек избрал монашескую жизнь, – поступать в монастырь, который им выбран.

Поэтому я советую тем молодым, которые учатся и имеют подобное беспокойство, продолжать учёбу, поскольку у них ещё не созрело решение, какой путь следует избрать. Я советую принять то решение, которое созреет у них впоследствии и придётся им по душе. Если они расположены по-доброму, то с помощью Божией потихоньку разобравшись в том, как им жить – в браке или безбрачно, в монастыре, – они ощутят душевный покой.

Мы должны помочь юным последовать своему призванию

У каждого человека своё призвание. Благий Бог сотворил человека свободным. Бог благороден: Он чтит свободу человека и оставляет каждого свободно идти по тому пути, который ему по душе. Бог не выстраивает всех в одну шеренгу по законам казарменной дисциплины. Поэтому пусть юные оставят себя свободными в духовном пространстве свободы Божией. Если они будут равняться на то, какую жизнь избрал для себя такой-то или такая-то, это не пойдёт им на пользу. В выборе жизненного пути человек не должен быть подвержен какому-либо воздействию.

Родители, духовники, педагоги, не оказывая давления на юного человека, не наступая ему на горло, должны помочь ему избрать ту жизнь, которая ему по плечу, последовать своему призванию. Решение о выборе жизненного пути должно приниматься самими юными. Мы – все остальные – можем просто выражать своё мнение. Мы имеем право лишь на то, чтобы помочь душам юных самим найти свой путь.

Иногда, беседуя с юными, которые затрудняются в выборе жизненного пути, я вижу, в какую сторону склоняются весы, но не говорю им об этом, чтобы не повлиять на их собственный выбор. Я стараюсь сделать лишь одно: помочь им, насколько возможно, обрести правильный путь и внутренний мир. Из того, что приходится им по душе, я стараюсь исключить всё вредное и оставить доброе, святое, чтобы уже в этой жизни они жили радостно, с Богом, а в жизни вечной радовались ещё больше. Говорю вам искренне: какую бы жизнь ни избрал тот или иной знакомый мне юноша, я в любом случае буду рад. Я буду одинаково заботиться о спасении его души – лишь бы он был со Христом, жил в Церкви. Я буду чувствовать себя его братом, потому что такой человек – чадо нашей Матери Церкви.

Конечно, я особенно радуюсь за тех юных, которые вступают на путь монашества. Ведь поистине мудр человек, который следует этой ангельской жизни, поскольку он не попадается на диавольскую удочку, где на крючок в качестве наживки насажен мир. Однако нельзя равнять всех под одну гребёнку. Ведь и Христос, не желая принуждать всех людей к несению тяжкой ноши, не дал всем заповеди о монашестве, несмотря на то что монашество – это путь к совершенству. Поэтому, когда евангельский юноша спросил Христа, как ему спастись, Христос ответил ему: Соблюди́ за́поведи. Когда юноша сказал Христу, что он соблюдает заповеди, и спросил: Что есмъ еще́ не доконча́л? – Христос ответил: Еди́наго ecú не доконча́л: а́ще хо́щеши соверше́н бы́ти, иди́, ели́ка и́маши, прода́ждъ… и прииди́ и ходи́ вслед Мене́… То есть Христос говорил человеку о совершенстве, видя, что он любочестен, но не тащил людей к совершенству на аркане. Монашеству Христос тоже не учил, потому что тем самым Он разжигал бы сердца людей, и возможно, что многие нерассудительно спешили бы становиться монахами, а это приводило бы ко злу. Христос только заронил искру совершенного жития, а когда пришло благоприятное время, появилось монашество.

Так и мы не имеем права насиловать других людей. Мы имеем право понуждать только себя, но и это должны делать с рассуждением. Я до сих пор ни одному юноше не сказал определённо: «Женись» или «Иди в монастырь». Если кто-то спрашивает меня, какой путь ему избрать, я отвечаю: «Поступи так, как тебе по душе, лишь бы ты был со Христом». И если юноша ответит мне, что в миру ему не по сердцу то я говорю ему о монашестве – чтобы помочь человеку найти свой путь.

Принятие решения о выборе жизненного пути

Годы проходят быстро. Лучше, чтобы юный не стоял в нерешительности на перекрёстке долгое время. Пусть в соответствии с призванием и любочестием он изберёт свой крест – один из двух путей – и идёт по нему, имея доверие Христу. Пусть он последует за Христом на распятие, если хочет возрадоваться радостью Его Воскресения. И в семейной, и в монашеской жизни есть своя горечь, но если человек живёт с Богом, то эту горечь услаждает Сладкий Иисус.

После тридцати лет выбрать жизненный путь уже непросто. И чем больше прожитых лет остаётся у человека за спиной, тем больше трудностей он испытывает. Юному легче приспособиться к выбранной жизни – будь то брак или монашество. Ведь взрослый человек всё меряет и щупает посредством здравого смысла. У него уже сформировавшийся характер, подобный литой бетонной конструкции, – такой непросто изменить. Погляди: люди, вступившие на путь семейной или монашеской жизни в молодом возрасте, до самой старости сохраняют детскую простоту. Я был знаком с супругами, поженившимися юными. Жена во всём – в манере говорить, в поступках – была подобна мужу. Поскольку они поженились молодыми, один из супругов перенял все привычки другого: и в речи, и в манере поведения. Но и притереться друг к другу им было легче, чем тем, кто женится поздно.

«Или в юности женись, или юным постригись», – гласит пословица. Девушке особенно важно принять решение о выборе жизненного пути до того, как ей исполнится двадцать пять лет. После двадцати пяти уже не так просто выйти замуж или уйти в монастырь, потому что девушка начинает думать о том, что будет подчиняться чужой воле. Чем старше становится девушка, тем больше у неё появляется прихотей и капризов. А кому она такая нужна? И если годы упущены, то она хочет выйти замуж уже не для того, чтобы создать семью, а главным образом чтобы находиться под чьей-то защитой, опекой.

Замечено, что если юноша или девушка постоянно откладывают свою женитьбу или замужество «на потом», то после того, как годы ушли, он или она ищут себе пару и не находят. В юности выбирали они сами, но вот годы ушли, и их теперь выбирают другие. Поэтому я и говорю, что в создании семьи иногда необходимо немножко сумасбродства. На некоторые несущественные мелочи надо закрыть глаза, потому что не бывает такого, чтобы всё было так, как нам хочется.

Как-то начался дождь, и по руслу горной реки побежала вода. На берегу стояли два человека, им надо было перейти на противоположную сторону. Один был очень умный, а другой дурачок. «Дождь кончится, – стал размышлять умный, – вода спадёт, и после этого я смогу перейти на другой берег». А дурачок ждать не стал – сиганул в воду и вброд перешёл через речку. Конечно, его одежда намокла, но он смог попасть туда, куда хотел. А дождь, вместо того чтобы перестать, лил всё сильнее и сильнее. Поток становился бурным и полноводным. И в конце концов умный так и остался стоять на своём берегу – потому что переходить через реку было уже опасно.

У некоторых людей есть большая гордость, эгоизм, и потому Бог им не помогает. Некоторые ребята из года в год приезжают на Афон, приходят ко мне в каливу и спрашивают: «Что же хочет от меня Бог, отче?» Можно подумать, что Бог испытывает в них нужду! Ни монахами они не стали, ни семью не создали. Можно подумать, что они золотые и боятся, что их – словно простую железку – используют в какой-нибудь железобетонной конструкции! А есть и такие, что спрашивают меня: «Геронда, что мне делать: стать монахом или жениться? Скажи мне, в чём моё призвание?» – «А чего хочется тебе самому?» – спрашиваю я. «И жениться, – отвечают, – и в монахи уйти». То есть им хочется и того и другого! Но если я выскажу им свой помысел о том, что, к примеру, их призвание – семейная жизнь, и они женятся, а семейная жизнь придётся им не по душе, то потом они будут приезжать ко мне и высказывать свои претензии: «Это ты сказал, чтобы я выбрал этот путь, а сейчас я мучаюсь!»

– Геронда, как такое может произойти?

– Ну вот предположим, что призвание молодого человека – семейная жизнь, однако и о монашестве он тоже задумывается. Если, женившись, он будет невнимателен, не создаст хорошей семьи и у него возникнут проблемы, разрешать которые он будет недуховно, то лукавый поднимет против него брань помыслов. «Твоё призвание было в монашестве, – станет говорить ему враг. – Но раз ты женился, то так тебе и надо». То есть враг ни днём ни ночью не оставит такого человека в покое.

А некоторые сами не знают, чего хотят. Несколько лет назад одна девушка приехала сюда и начала говорить мне: «Геронда, я не могу решить, какой жизненный путь мне выбрать. Я хочу выйти замуж, но подумываю также о монашестве. Что мне делать?» – «Присмотрись, – ответил я ей, – к тому, какой путь больше по душе тебе самой, и избери его». – «Не знаю… – сказала она. – Иногда мне кажется, что больше я склоняюсь к браку. Я тебя прошу, геронда, лучше ты сам мне скажи, что мне делать». – «Ну, – посоветовал я ей, – раз ты видишь, что больше склоняешься к браку, то тебе лучше выйти замуж, и Бог устроит твою жизнь». – «По твоему благословению, геронда, – ответила она мне, – я так и сделаю». И вот сегодня она приходила снова. «Геронда, – говорит, – а я вышла замуж. За моряка. Хороший человек, слава Богу, не могу ничего сказать. Но маюсь я страшно. А разве не мука: шесть месяцев живём вместе, шесть месяцев – порознь. Он как уйдёт в плаванье – так его полгода не видно». – «Благословенная душа! – ответил я ей. – Разве не ты мне говорила, что тебе по сердцу и семейная, и монашеская жизнь? Ну вот, пожалуйста: у тебя сейчас есть и одно и другое. Почему же ты не славословишь Бога за то, что Он устроил твою жизнь подобным образом?»

– Геронда, однако сегодня мы переживаем нелёгкие времена, поэтому некоторые юноши и девушки не решаются создать семью.

– Нет, это неправильная постановка вопроса. Если у них есть доверие Христу, то им нечего бояться. А годы гонений? Что, они были лёгкими? Но разве в те времена христиане не вступали в брак и не создавали семьи? Сколько в нашей Церкви святых, которые приняли мучение вместе со своими детьми и супругами!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *