Паннонское житие Кирилла

Моравско-паннонские легенды

Моравско-паннонские легенды (другие названия: Паннонско-моравские легенды, Паннонские легенды, Жития, Жития Константина (Кирилла) и Мефодия; лат. Vitae) — общее название исторических старославянских письменных памятников (написаны в прозе):

  • Житие Константина
  • Житие Мефодия

Термин «легенды» в данном случае условен, так как в текстах описываются реальные и конкретные события,

Тексты считаются основным источником информации о начале развития христианства на территории Великой Моравии и об истории этого государства: «Оба славянских жития являются чрезвычайно важным и поистине уникальным источником сведений об истории Чехии и Словакии XI века и о миссии Кирилла и Мефодия». Их достоверность как исторических источников абсолютно доказана.

Оба текста разные со стилистической точки зрения (вполне вероятно, что авторов текстов два, а не один), но они тесно связаны по описанию фактов (то есть композиционно и тематически): в «Житии Мефодия» не описываются либо совсем кратко упоминаются события, более подробно анализируемые в «Житии Константина» и наоборот (в «Житии Мефодия» в основном повествуется о событиях, произошедших в период между смертью Константина и Мефодия). Ввиду такой связанности обоих произведений они в научной литературе, как правило, объединяются под названием Моравско-паннонские легенды.

Оба тексты являются оригинальными произведениями, написанными по законам византийской агиографии. Их композиционная и лингвистическая ценность весьма высоки: «Их высокая литературная значимость и художественное мастерство признаны всеми исследователями этих памятников литературы», «…они также свидетельствуют о весьма продвинутом для своего времени культурном уровне». Моравско-паннонские легенды являются не только продолжением литературной деятельности Константина и Мефодия, но и её кульминацией. Оба жития выделяют и подчёркивают необходимость образования, чем и отличаются от произведений аналогичной направленности, написанных как на Западе, так и на Востоке.

Некоторые авторы, однако, акцентируют внимание на том, что термин «легенды» к данным двум текстам неприменим, так как он не характеризует их истинную природу.

> Примечания

Литература

КОРСУНЬСКИЕ КНИГИ

«Отьчьские книги преложи». Житие Мефодия

Создатель славянской азбуки — Кирилл, задолго до того как им была создана эта азбука, находясь проездом в Крыму, в Корсуни (Херсонесе), видел у одного русского Евангелие и Псалтырь, написанные русскими письменами: «обрете же ту Евангелие и Псалтырь русьскими письмены писано, и чловека обретъ глаголюша тою беседою» и беседова с ним и силу речи приимъ, своей беседе прикладаа различна писмеиа, гласная и согласная, и к богу молитву творя, въскоре начать чести и сказати, и мнози ся ему дивляху…», — сказано в «Паннонском житии» (Кирилла).

Указанное место «Жития» у многих исследователей вызывало сомнения. Одни считали непонятным, зачем могло понадобиться восточным славянам переводить в дохристианское время христианские богослужебные книги; другие считали это место «Жития» позднейшей вставкой. Однако известно, что в середине IX века среди восточных славян уже было много христиан. Так, патриарх Фотий в своем послании в 867 году пишет о крещении в начале 60-х годе» многих «россов», в том числе целой княжеской дружины; по словам Фотия, на Русь был даже послан из Византии епископ. Аналогичные свидетельства, относящиеся к 40-м годам IX века, встречаются и у арабского писателя Ибн Хордадбега; согласно Ибн Хардадбегу, русские купцы в Багдаде, которые «относятся к племени славян», «выдают себя за христиан и, как таковые, платят поголовную подать». Предположение же о позднейшей вставке опровергается, во-первых, достоверностью всех сведений, сообщаемых «Житием» Кирилла, а во-вторых, тем, что рассказ о славянских книгах, найденных им в Корсуни, встречается во всех 23 списках этого «Жития», причем не только в русских, но и в южнославянских. И потом «Паннонское житие» Кирилла было составлено в конце IX века в Моравий или Панноиии одним из учеников Кирилла и Мефодия, т.е. болгарином иди моравом по происхождению. И в этом случае совершенно непонятно, зачем могло понадобиться болгарину или мораву делать «вставку», согласно которой восточнославянская письменность признавалась таким образом древнее болгарской и моравской. В пользу более позднего (X век) происхождения этого места «Жития», казалось бы, свидетельствует наличие в нем «грамматических терминов»:

«письмена», «гласные», «согласные» и другие. Однако ученый филолог Кирилл, несомненно, был знаком с трудами греческих грамматиков и термины эти вполне могли быть созданы еще в школе Кирилла.

Многими учеными высказывались также предположения, будто «русскими письменами» названы в «Житии» не русские буквы, а скандинавские руны, занесенные к восточным славянам варягами племени «Русь», или готские («прушские», «фрушские») или самаритянские или даже сирийсие («сурьские») письмена.

Предположения эти столь же малоправдоподобны как и разобранные выше. Во-первых, ни в одном из дошедших до нас 23 списков «Жития» слова «прушские» и «фрушские» или «сурьские» письмена не встречаются, а всюду указывается, что книги, найденные Кириллом, были написаны «русьскими» (в двух списках — рушкими) письменами. Во-вторых, в «Житии» Кирилла проводится точный перечень языков, которыми он владел; варяжского, готского и сирийского языков в этом перечне нет. Следовательно, если бы книги, найденные Кириллом в Херсонссе, были написаны по-варяжски, по-готски или по-сирийски, Кирилл не смог бы быстро научиться читать и понимать их, а об этом прямо говорится в «Житии»; в особенности трудно было бы Кириллу освоить сирийское письмо, графически очень сложное из-за его декоративности. В-третьих, в «Житии» сказано, что Кирилл научился читать и понимать найденные им книги, «к своей беседе (т.е. к своей

болгарско-македонской речи) прикладывая различные письмена, гласные и согласные». А такое обучение было возможно лишь в случае близости языка книг, найденных Кириллом, к языку самого Кирилла. Против готской гипотезы свидетельствует также то, что .составителю «Жития» было знакомо имя готов. В XVI главе «Жития» готы названы именно этим именем, а не каким-либо иным, близким к «русам».

Особенно невероятной представляется сирийская гипотеза. Во-первых, в отличие от славян и готов Сирия накопилась далеко от Корсуни и вряд ли имела с ней тесные торговые, а тем более культурные связи. Во-вторых, Сирия еще в VII веке была завоевана арабами. А арабы, вместе с мусульманской религией, силой навязывали завоеванным народам арабское письмо.’ Поэтому к середине IX века различные разновидности си-рийско-христиансхого письма могли сохраниться в Сирии лишь в немногих тайных христианских общинах. Следовательно, появление в середине IX века в Корсуни сирийско-христианских книг надо считать почти невероятным. Наконец, в-третьих, Кирилл должен был бы заинтересоваться книгами на славянском языке; но Евангелие и Псалтырь на сирийском языке вряд ли смогли вызвать у Кирилла столь большой интерес, что он стал бы заниматься их изучением, да еще в момент, когда он был поглощен подготовкой к предстоящим спорам о вере с хазарами. А если бы Кирилл даже и заинтересовался сирийско-христианскими книгами, то он, несомненно, обратил бы внимание на явно «еретический» характер сирийских христианских учений (несторианство, манихейство, якобинство и др.). Ведь всю первую половину своей жизни Кирилл провел в спорах о вере с иконоборцами, магометанами и евреями.

Корсуньские книги до нас не дошли, но факт их существования в прошлом бесспорен. Спорить мы можем лишь о том, каким письмом они были исполнены — слоговым типа «черт и резов» или каким-то иным, возникшим на основе последнего.

И еще одна «книга», шумные споры вокруг которой не утихают и по сей день.

«ВЛЕСОВА КНИГА»

«Добро есть, братие, почитание книжное»

Поучение соловецкой библиотеки

Началась история этой книги в 1919 г. Шла гражданская война. Офицер белой армии полковник Изенбск занимает для своего штаба имение князей Куракиных под Орлом (по другой версии, поместье Великий Бурлук помещиков Задонских в Харьковской губернии). Повсюду следы поспешного бегства и разорения. Книги выброшены из шкафов, валяются на столах, на полу. Вот какие-то деревянные дощечки, некоторые уже раздавлены солдатскими сапогами, на них едва проглядывают какие-то знаки. Изенбек, интересовавшийся археологией, приказывает денщику собрать уцелевшие дощечки в мешок…

Эмигрантская судьба забрасывает Изенбека в Бельгию. В свое время Ф. А. Изенбек учился в Петербургской Академии художеств. Теперь это пригодилось. Бывший полковник подрабатывает на фабрике ковров, рисуя восточные орнаменты. С этим нелюдимым и мрачным человеком знакомится другой эмигрант литератор-историк Юрий Петрович Миролюбов. Однажды он пожаловался Изенбеку: задумал произведение из жизни Древней Руси, но не имеет необходимых материалов. Изенбек молча указал ему на лежащий в углу старый мешок.

Миролюбов развязывает его, берет дощечки и рассматривает их. Он поражен. Он видит древнерусские буквы, разбирает слова. Он переписывает тексты, а наиболее рельефные дощечки фотографирует, пытается перевести их. На переписывание и чтение уходит 15 лет. Начерно «расшифровав» тексты, Миролюбов приходит к выводу, что они рассказывают о древних славянах и охватывают время с пятого века до нашей эры по седьмое столетие нынешнего летосчисления. Так, в одной из табличек «Влесовой книги» говорится, что за 1300 лет до Германариха (вождь готов, покоривший в середине IV века н.э. огромные пространства Восточной Европы от Балтики до Черного моря, от Волги до Дуная и разгромленный гуннами в 376 году) предки славян еще жили в Центральной Азии, в «зеленом крае». В «книге» подробно описывается как часть наших предков из Семиречья шла через горы на юг (судя по всему, в Индию), а другая часть пошла на запад «до Карпатской горы»; также подробнейшим образом описывается и столкновение славян с аланами, готами и гуннами.

Но содержание «Влесовой книги» этим не исчерпывается. В ней говорится также о гуманности славян, их высокой культуре, об обожествлении и почитании праотцов, о любви к родной земле. Отвергается версия о человеческих жертвоприношениях — вот, к примеру, что вычитал Миролюбов в тексте дощечки №4 (нумерация условна): «Боги русов не берут жертв людских и ни животными, единственно плоды, овощи, цветы, зерна, молоко, сырное питье (сыворотку), на травах настоенное, и мед и никогда живую птицу и не рыбу, а вот варяги и аланы богам дают жертву иную — страшную, человеческую, этого мы не должны делать ибо мы Даждь — боговы внуки и не можем идти чужими стопами…»

Оригинальна ранее не известная система мифологии, раскрывшаяся Миролюбову во «Влесовой книге». Вселенная, по мнению древних славян, разделялась на три части: Явь — это мир видимый, реальный;

Навь — мир потусторонний, нереальный, посмертный, и Правь — мир законов, управляющих всем миром.

После смерти Изенбека (1941 год) дощечки были утеряны. Сохранились лишь несколько фотографий и переписанный, вернее, транслитерированный текст «Влесовой книги», выполненный Ю. Миролюбовым.

Позднее в работе приняли участие зарубежные специалисты — востоковед А. Кур из США и С. Лесной (Парамонов), проживавший в Австралии./ (Именно А. Кур предложил назвать дощечки «Влесовой книгой», по упоминавшемуся в них языческому богу Влесу (Велесу.-Г.Г.)/

С. Лесной, продолжая дело, начатое Ю. Миролюбовым, закончил чтение текста «Влесовой книги». Опубликовав полный текст книги, он пишет статьи: «Влесова книга» — летопись языческих жрецов IX в., новый, неисследованный исторический источник» и «Были ли древние «руссы» идолопоклонниками и приносили ли они человеческие жертвы», которые пересылает в адрес Славянского комитета СССР, призывая советских специалистов признать важность изучения дощечек Изенбека. В посылке находилась и единственная сохранившаяся фотография одной из этих дощечек. К ней были приложены «расшифрованный» текст дощечки и перевод этого текста.

«Расшифрованный» текст звучал следующим образом:

1. Влес книгу сю п(о)тшемо б(о)гу н(а)шемо у кие бо есте прибе-зица сила. 2. В оны вр(е)мены бя менж якы бя бл(а)г а д(о)бл иже ршен б(я) к (о)цт в р(у)си. 3. А то <и)мщ жену и два дщере имаста он а ск(о)ти а краве и мн(о)га овны с. 4. она и бя той восы упех а 0(н)ищ(е) не имщ менж про дщ(е)р(е) сва так(о)моля. 5. Б(о)зи абы р(о)д егосе не пр(е)сеше а д(а)ж бо(г) услыша м(о)лбу ту а по м(о)лбе. 6. Даящ (е)му измлены ако бя ожещаы тая се бо гренде мезе ны.,.

Текст дощечки состоит из 10 строк, но остальные 4 строки С. Лесному не всегда удавалось расчленить на отдельные слова, и потому их содержание толкуется неоднозначно. Ограничившись лишь 6 строками, я, естественно, приведу перевод именно этих строк.

1. Влес книгу ею потшился богу нашему, в коем бо есть прибе-жищная сила. 2. В оны времена был муж, что был благ и доблестен, кто ршен был, как отец в Руси. 3. И тот имел жену и две дочери, имел он и скот, и коровы, и много овец с 4. Оными, и были те… и он нище не имел мужей для дочерей своих, так молил 5. богов, чтобы род его не пресекся, и Даждь-бог услышал мольбу ту и по мольбе 6. дал ему измеленное, так как поженил их, вот грядет меж вами…

Первый, кому в нашей стране 28 лет назад предстояло провести научное исследование текста дощечки, была Л. П. Жуковская — языковед, палеограф и археограф, ныне главный научный сотрудник Института русского языка АН СССР, доктор филологических наук, автор многих книг. После тщательного изучения текста она пришла к выводу, что «Влесова книга» является подделкой по причине несоответствия языка этой «книги» нормам древнерусского языка. Действительно, «древнерусский» текст дощечки не выдерживает никакой критики. Примеров отмеченного несоответствия можно было привести достаточно, но я ограничусь лишь одним. Так, имя языческого божества Велесъ, давшее название названному произведению, именно так и должно выглядеть на письме, поскольку особенность языка древних восточных славян состоит в том, что сочетания звуков «О» и «Е» перед Р и Л в положении между согласными последовательно заменялись на ОРО, ОЛО, ĔРЕ. Поэтому у нас существуют исконно свои слова — ГОРОД, БЕРЕГ, МОЛОКО, но при этом сохранялись и вошедшие после принятия христианства (988 год) слова БРЕГ, ГЛАВА, МЛЕЧНЫЙ и т.д. И правильное название было бы не «Влесова», а «Велесова книга».

Л. П. Жуковская высказала предположение, что дощечка с текстом — это, по всей видимости, одна из подделок А. И. Сулукадзева, скупавшего в начале XIX века у ветошников старинные рукописи. Есть данные, что у него были какие-то буковые дощечки, исчезнувшие из поля зрения исследователей. О них есть указание в его каталоге:

«Патриарси на 45 буковых досках Ягипа Гана смерда в Ладоге IX в.». Про Сулакадзева, славившегося своими фальсификациями, говорили, что он употреблял в своих подделках «неправильный язык по незнанию правильного, иногда очень дикий».

И тем не менее, участники Пятого Международного съезда славистов, состоявшегося в 1963 году в Софии, заинтересовались «Влесовой книгой». В отчетах съезда ей была посвящена специальная статья, которая вызвала живую и острую реакцию в кругах любителей истории и новую серию статей в массовой печати.

В 1970 году в журнале «Русская речь» (№3) о «Влесовой книге» как о выдающемся памятнике письменности писал поэт И. Кобзев; в 1976 году на страницах «Недели» (№18) с обстоятельной популяризаторской статьей выступили журналисты В. Скурлатов и Н. Николаев, в № 33 за тот же год к ним присоединились кандидат исторических наук В. Вилинбахов и известный исследователь былин, писатель В. Старостин. В «Новом мире» и в «Огоньке» были опубликованы статьи Д. Жукова, автора повести о знаменитом собирателе древнерусской литературы В. Малышеве. Все эти авторы ратовали за признание подлинности «Влесовой книги» и приводили свои аргументы в пользу этого.

Одним из таких аргументов (основных) являлось предположение, что «книга» написана на одном из «территориальных диалектов» древнерусского языка, нам неизвестного, к тому же подверженного западнославянскому влиянию, о чем свидетельствуют такие формы, как «менж», «гренде». Высказывалось даже предположение, что в написании дощечек, «судя по стилю изложения», участвовало несколько авторов, причем один из них, видимо, был праполяком.

Согласиться с этим нельзя. Дело, видимо, в другом. Если допустить, что «Влесова книга» не подделка, остается одно и, кажется, единственное предположение, что знаки дощечек озвучены неверно, что и привело, в конечном итоге, к столь плачевному результату.

А можно ли допустить, что «Влесова книга» не подделка? Точнее, не «Влесова книга», а та единственная дощечка, фотография которой только и имеется в нашем распоряжении (об остальных дощечках — то ли они были, то ли их не было — мы не можем судить). Я допускаю. И вот на каком основании.

«Текст, изображенный на фотографии, написан алфавитом, близким к кириллице», — отмечала в свое время Л. П. Жуковская. Текст состоит из 10 строк. В каждой строке содержится от 41 до 50 знаков. Общий объем текста 465 знаков, причем различных знаков в нем 45— 47 (Кириллица, по дошедшим до нас рукописям, имела 43 буквы, глаголица, согласно памятникам того же времени, имела 40 букв). Но тем не менее среди этого «завышенного» для буквенного письма количества знаков не нашлось места для знаков, обозначающих звук Ы и сверхкраткие гласные, для которых в кириллической азбуке существуют свои обозначения — Ъ и Ь.

Я провел небольшое исследование. Взял несколько отрывков из «Слова о полку Игореве», по объему отвечающих объему текста дощечки, и просчитал, сколько раз в них встречаются Ы, Ъ» и Ь знаки. Получилось, что Ы встречается в среднем 5 раз, Ь знак — 7 раз, а Ъ знак — 30 раз.

В дореволюционной России Ъ знак употреблялся, можно сказать, к месту и не к месту. Все, наверное, видели старые вывески, на которых даже фамилии владельцев каких-либо заведений кончались на Ъ знак: БАГРОВЪ, ФИЛИПОВЪ, СМИРНОВЪ и др. Так что поддельщик, тот же Сулукадзсв, как известно человек грамотный, пожелавший придать своей подделке достоверный облик, наверняка ввел бы в нее по крайней мере Ъ знак.

В слоговом же письме типа «черт и резов» не было и не могло быть отдельных знаков для звуков, которые мы в нашей азбуке обозначаем знаками (буквами) Ы, Ь и Ъ, и это обстоятельство, пусть косвенно, указывает на связь письма «Влесовой книги» со слоговым письмом типа «черт и резов». К тому же подавляющее число знаков «Влесовой книги» в графическом отношении абсолютно идентичны знакам последней. Из сказанного можно сделать вывод, что, по всей видимости, письмо «Влесовой книги» представляет собой переходную форму письма от слогового к буквенному, в котором наряду со знаками, передающими одиночные звуки, могли присутствовать знаки, передающие целые слоги, а также знаки, звучание которых различно в различных положениях. Например, знак В, который в письменности типа «черт и резов» имел фонетическое значение ВЬ=ВĚ (Ě — сверхкраткое), на дощечке в положении перед полумягким согласным, мог звучать как ВĚ (ВĚЛЕС), а в иных случаях — как В (В ОНЫ).

И еще. В своей первой статье, опубликованной в журнале «Вопросы языкознания» (№2 за I960 год), Л. П. Жуковская, анализируя текст «дощечки», писала: «За древность (дощечки. — Г. Г.) говорит так называемое «подвешанное» письмо, при котором буквы как бы подвешиваются к линии строки, а не размещаются на ней. Для кириллицы эта черта неспецифична, она ведет, скорее, к восточным (индийским) образцам. В тексте сравнительно хорошо выдержана сигнальная линия, проходящая у всех знаков по середине их высоты, что является свидетельством в пользу наибольшей возможности древности докириллического памятника».

Тонкости, и особенно «подвешанное» письмо, учтенные при изготовлении дощечки, по-моему, слишком «тонко» для Сулукадзева или какого-либо другого поддельщика, и это обстоятельство, в совокупности с наблюдениями и соображениями относительно Ы, Ь и Ъ знаков и по поводу типа письма «Влесовой книги», — вполне серьезное основание для того, чтобы считать, что «дощечка» не подделка, а «страница» подлинной книги — образец книжного дела IX века.

Изобретатель Николай Михайлович Богословский

Имя Николая Михайловича Богословского — изобретателя из г. Ялта — практически знают многие.
Любимая передача молодежи «Это вы можете» (1994) по Центральному телевидению серией передач, посвященных техническому творчеству умельца, необыкновенно способствовала его популярности. Обаятельный облик, застенчивый характер полюбился телезрителю, неизменно вызывая симпатию к откровенно талантливому человеку, которого природа наделила незаурядной самобытностью.
Газеты и журналы, центральные и областные, неоднократно и щедро рассказывали о его изобретательской деятельности, о редком и разностороннем таланте. И было о чем рассказать.
Здесь и восторженный рассказ об автоматических блинопечных машинах-автоматах, которые самостоятельно выпекают до 1000 оладий в час, почти по-человечески переворачивая каждый блин, чтобы поджарить его равномерно с обеих сторон.
Машины эти от крохотной кухонной до ресторанных образцов превосходят все, что создала мировая практика в этой области.
Откликнувшись на просьбу инвалидов, Николай Михайлович создал образцы инвалидных колясок, от сверхпростых, когда под коляску может быть в домашних условиях переоборудовано любое кресло, до колясок, способных подниматься по ступенькам лестницы. Удивительные колеса этих колясок не имеют аналогов в отечественной и зарубежной практике.
Увлекшись спелеологией в Крыму, Богословский сконструировал и построил гусеничный вездеход, способный передвигаться по крутым склонам.
Он создал мотоцикл усиленной проходимости для движения по целине. Построил легковой автомобиль упрощенной конструкции.
Первый в стране музыкальный синтезатор тоже его дело. «Машинка для чистки яблок» вызвала в свое время всеобщее восхищение.
Да чего там… К чему бы ни прикасалась рука умельца — все моментально преображалось с технической точки зрения, любая проблема немедленно решалась им конструктивно.

Пресса, радио, телевидение восторженно приняли появление на горизонте, как пишет одна из газет, «советского Эдисона».
Он был не только замечен, но и отмечен — получил звание заслуженного изобретателя Украины, лауреата Государственной премии Советского Союза. Было решение выделить Богословскому мастерскую — ведь все, что он создавал, делалось в лоджии на пятом этаже его однокомнатной квартирки в Ялте.
Я в гостях у Николая Михайловича, на круто уходящей вверх по склону улице Дзержинского. Единственная комната забита невостребованной продукцией умельца: инвалидными колясками, синтезатором, музыкальными инструментами, новыми задумками умельца. В кухне — действующий токарный станок, какие-то тигли на плите. В лоджии — сварочный аппарат и груды металлических деталей к еще не осуществленным аппаратам и агрегатам.
— Что поделаешь, тесновато… — застенчиво говорит Николай Михайлович.
— А как же обещанная вам мастерская?
— Да никак… Было сделано все, чтобы я ее не получил. И когда я в свое время обратился в СЭВ с предложением реализовать мои изобретения, мне опять не повезло. Международная организация развалилась. Горсовет Ялты под давлением Верховного Совета выделил мне участок под строительство научной мастерской с выставочным залом.
Вон он этот участок — из окна видно… Да где средства взять для строительства, особенно в сегодняшних условиях дороговизны?
— Но ведь ваши изобретения реализуются — вам же что- то обязаны платить за авторство!
— Ничего подобного… Киевский завод торгового машиностроения, хотя и выпускает 350 блинопечных автоматов в год, не выплачивает мне ни копейки, как автору. Что-то выпускают ленинградские предприятия, кооперативы в Москве, но это также в обход автора. Находят причины, повод не платить. Иногда ко мне приезжают представители разных коммерческих структур с предложением соавторства. Изучают конструкцию, срисовывают схему. И так их и видели…
Я насчитал уже 18 «соавторов». Кто-то предлагал создать автоматический ресторан — сделал чертежи и пропал. Кто-то забрал дозатор коктейлей для бара, а затем выступил с аппаратом через год, но уже под своим именем.
И так большинство… Я уже веру потерял, — с горечью заканчивает изобретатель. — Если уж со мной, человеком известным, так могу представить себе, как же с другими. Обирают, обманывают, замалчивают…
— Неужели и ваши инвалидные коляски, о которых так много писалось и говорилось по телевидению, также замолчали?
— Выходит, что так… А ведь я по ним мешками получал письма от инвалидов. Даже без адреса приходили: «Богословскому, изобретателю, о котором рассказывали по телевидению», «Сочи. Богословскому», «Ялта, изобретателю коляски». Почта пересылала письма отовсюду, знала, что это мне… Приезжали из разных институтов. Смотрят, удивляются, купаются в Черном море. И ничего… А ведь даже крупнейшие зарубежные фирмы не создали коляски, которые могут преодолевать лестницу.
Сейчас я сделал роликовые коньки с приводом от переноса веса конькобежца с ноги на ногу. Этот принцип также можно использовать для инвалидов. Смотрите, как легко получается…


Богословский у своей блинопечной машины

И Николай Михайлович натягивает роликовый конек на ногу, раскручивая ролики своим собственным весом. Как говорится, жми на педали!..
Нет, неисчерпаема фантазия этого застенчиво-скромного человека, создающего технику для людей.
А я думаю о том, как бы сложилась его судьба, если бы хоть на мгновение представить его «русским Эдисоном». Создать ему эдисоновские условия для творчества: собственную лабораторию, мастерскую, дать средства и материалы и подлинную заинтересованность в том, что он делает.
Талант в наличии. Популярность создана. В творческой продукции изобретателя нуждаются тысячи людей. Не хватает желания вложить средства в производство, которое сулит выгоду. Именно сулит, но не обогащает сразу, чего, увы, жаждут сегодняшние предприниматели. Безразличие их к проблемам, казалось бы, бесспорным, поражает: чего лучше? Что выгодней?
— Что же вы собираетесь делать в нынешних условиях? — спрашиваю я умельца.
— Я ушел на пенсию и теперь полностью свободен. Создаю сейчас «звериный оркестр». Это ансамбль из автоматов, которые будут исполнять музыку соответственно моей воле. Взгляните, я уже сделал волка. Он двигает глазами, щелкает челюстью. Он будет вставать со стула и раскланиваться. Под стать ему музыкальный заяц — я его тоже продумал.
Сделаю еще несколько зверей и с помощью вот этой балалайки буду управлять всем оркестром. В балалайке электронная начинка, вынесены кнопки управления всех участников ансамбля. И Богословский показывает мне огромную балалайку, нутро которой набито блоками аппаратуры.
— Бог мой, зачем вам все это?
— Как зачем? Примкну к какой-нибудь музыкальной группе, надену лапти и русскую рубаху и буду концертировать по всей стране. Пусть все знают, какие умельцы у нас водятся. Может быть, и за границу попаду — там оценят… Заинтересуются моими изобретениями.
Так неужели знаменитый, известный на всю страну умелец Николай Михайлович Богословский потерял веру в возможность законного воплощения своих идей, думаю я. Неужели он, умудренный жизнью, поседевший в битвах за свои изобретения, надеется теперь только на эстраду, которая якобы сможет «вывести в люди» его талантливые изобретения? Нет, быть такого не может!.. И не должно быть!
Со страниц журнала я обращаюсь к кооператорам, предпринимателям, руководителям фирм, деловым людям, владельцам мастерских, исследовательским институтам.
— Да ведь это подлинная находка для вас!
Перед вами опытный, талантливый изобретатель, предлагающий к реализации свои идеи. Воплощение его изобретений в жизнь, бесспорно, может приносить значительный доход. Но перед тем, как это произойдет, необходимо поработать, вложив некоторые средства в производство и, если потребуется, в строительство лаборатории-мастерской в центре Ялты.
Что же в первую очередь предлагает изобретатель к производству?
— Целую гамму автоматов по выпечке блинов, оладий, лепешек и лаваша производительностью от 40 до 1000 единиц в час. Автоматы проверены на практике и защищены авторскими свидетельствами.
— Автоматы для производства чебуреков и пельменей.

— Конструкции инвалидных колясок от элементарно простых — набора деталей к обычному креслу, превращенному в домашнюю коляску, — до тех, что способны преодолевать лестницы. Уникальная возможность для инвалидов!
— Новые идеи в автомобилестроении. Мотор без кривошипа, машина без сцепления, коробки скоростей и обычной тормозной системы.
— Самобеглые роликовые коньки с приводом от веса самого конькобежца для спорта и развлечения.
— Изобретатель предлагает свои услуги в решении тех или иных конкретных конструкторских задач, требующих технического решения. Огромный опыт, интуиция изобретателя широкого профиля создают гарантию успеха.
Сегодня, когда предпринимательство от прямых торговых сделок постепенно вынуждено переходить на производство товаров широкого потребления, предложения умельца, бесспорно, представляют интерес. Предлагая свои услуги, изобретатель предлагает использовать самый ценный товар — духовный потенциал создателя нового, способный приносить прибыль.
Итак, обращайтесь непосредственно к изобретателю по адресу: г. Ялта, ул. Дзержинского, д. 21, кв. 27, тел. 37-74-87.
Что же касается «звериного оркестра» Богословского — пусть он останется музыкальным вкладом изобретателя в искусство эстрады. Тем более что его первый в мире синтезатор, ныне так широкого применяемый в эстрадном искусстве, был в свое время отвергнут музыкальным руководством страны как «изобретение, разрушающее музыку».
Автор — Василий ЗАХАРЧЕНКО
>Техника — молодёжи 1988-06, страница 4

Поэт цеха мастеровых

НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО

Александр ПЕРЕВОЗЧИКОВ,

наш спец. корр.

В 1987 году Государственная премия СССР была присуждена артисту Владимиру Семеновичу Высоцкому и слесарю Николаю Михайловичу Богословскому. Одному — за роль Жеглова в фильме «Место встречи изменить нельзя» и авторское исполнение песен, другому — как передовику социалистического соревнования за выдающиеся успехи в труде.

Может быть, подобное сопоставление имен покажется кое-кому надуманным, но вот что, как мне представляется, роднит эти две столь несхожие личности: мастерового цеха поэтического и поэта цеха мастеровых. Еще пару лет назад нельзя было и вообще представить, что творчество самодеятельного конструктора к официально непризнанного поэта, то есть, в сущности, тоже самодеятельного, приобретших популярность вопреки мнению экспертов и критиков, может быть отмечено престижной премией.

О жизненном пути В. С. Высоцкого, о непростой его судьбе в дни его 50-летия было сказано и написано немало, ио, увы, посмертно. Рассказ о Н. М. Богословском, к счастью, прижизненный, я хочу предложить вниманию читателей.

Познакомились мы лет шесть назад, когда Н. Богословский, прочитав в «ТМ» за 1982 год мой очерк об изобретателе О. Кашарове и придуманном им «каша-роходе», поспешил в редакцию со своей моделью машины для бездорожья. Накануне он получил «черный угол» — так в обиходе называют отказное решение Госкомитета СССР по делам изобретений и открытий — и, раздосадованный, стал горячо уговаривать меня в соавторы. («Идеи мои, а «пробивать» будете вы».) В очерке «Почему не трудятся машины Богословского» («ТМ» № 5 за 1984 г.)

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

jjaxHuka 6

Ежемесячный общественно-политический, научно-художественный и производственный журнал ЦК ВЛКСМ

Издается с июля 1933 года

я эту сцену «вербовки» описал было… да редактор убрал ее («нечего компрометировать человека!»), оставив лишь описание идеи. Впрочем, даже лучше вышло: «косяком» пошли читательские отклики.

Нет, на невнимание общественности Николай Михайлович не жалуется. Еще в 1963 году вышла брошюра «Электронные друзья Богословского» — после того, как электромузыкальный аппарат его конструкции побывал на радиовыставке в Москве. На страницах местной, а потом и центральной печати рассказывалось о его многочисленных изобретениях — от кухонных автоматов и автомобилей до музыкального синтезатора и инвалидной коляски. Несколько раз ему и его разработкам посвящались сюжеты в популярной телепередаче «Это вы можете».

Найти Николая Михайловича в Ялте можно, как говорится, запросто, без адреса. Первый же встречный направил к облупленной пятиэтажке на круто взбирающейся в гору улице Дзержинского. «Крайний подъезд, последний этаж». Улица — «в курсе», здесь не только знают изобретателя в лицо, но и осведомлены о том, чем он сейчас занят.

Николай Михайлович усаживает меня за стол, предварительно освободив его от бумаг, а минут через пять уже потчует — с пылу с жару — блинчиками, приготовленными, разумеется, с помощью знаменитого электронного повара-автомата. Оглядываю тесную однокомнатную квартиру с маленькой лоджией, сплошь заставленную машинами и деталями, заваленную чертежами и письмами. Обстановка — спартанская. Стол, кровать, полки с книгами и даже «стенка» самодельная. Как-никак первая, полученная еще в детском доме, специальность — краснодеревщик.

Между тем аппетитно шипит тесто, выпускаемое из дозатора на сковородку. Обжаренное с одной стороны, оно ловко переворачивается механической лопаткой блинопека. Еще минута — и зарумянившийся блинчик падает на поднос.

— Николай Михайлович,— спросил я.— Как вы узнаете: за какие машины вам следует браться, а за какие нет?

— Есть конструкции, которые я безо всяких чертежей и кульманов вижу сразу,— отвечает он.— Словно на голограмме — все до мельчайших подробностей. На днях земляк и^ Массандры и, кстати, знаменитый в Крыму виноградарь прислал письмо. Жалуется, что во время массовой обрезки лозы он до кровавых мозолей натирает секатором руку.

Неужели мы,— продолжает хозяин,— комету в двухстах миллионах километ

ров от Земли сфотографировать можем, а облегчить обрезку винограда на земле никак нам не по силам?

И тут же набрасывает схему гравитационного секатора.

— Работает не рука — масса всего тела,— поясняет, резко чиркая карандашом.— Наступаешь на привод ногой — секатор щелк, ветка долой. Здесь — рычаг, тут — передающее звено, а это сам секач. Нажал — отрезал. Довольно простая конструкция.

— На изобретение потянет?

— Пустяк,— отмахивается он.— Есть вещи и посерьезнее.

И показал мне солидный чемодан, набитый чертежами.

— Чемодан идей?

— Скорее «гроб» идей,— мрачно отшутился он.— Большинство проектов устарело. Часть пока еще актуальна. Остальные устареют в ближайшем будущем.

Только теперь, наверное, по контрасту с пухлой грудой «чертежей», замечаю аккуратно сложенную стопку авторских свидетельств — около десятка.

— Сухой остаток?

-— Очень сухой,— соглашается он.

Зазвонил телефон.

— Мы же договорились за пятнадцать… Ну и на том спасибо. Вечером зайду… а с деньгами до среды обождешь?

На другом конце провода, по-видимому, согласились. Николай Михайлович обрадовался, поделился со мной: достал какой-то редкий движок для нового варианта коляски.

А вообще-то основную часть материалов для своих поделок он отыскивает на свалке. Зарплаты слесаря на многое ли хватит. Вот эта нержавейка, которой облицована «Лампа»,— от бака стиральной машины. Моторчик — от списанного кассового аппарата. Ну и т. д.

— Николай Михайлович, а почему вы кухонный автомат «Лампой» назвали?

— В шутку,— улыбнулся он.— Представьте голодного мужика, скажем, меня, который впотьмах бродит по кухне, шарит по шкафчикам в поисках какой-нибудь еды. Теперь, когда есть «Лампа», такого не случится. Она освещает путь желудку!

— Когда вы стали изобретать? — спрашиваю я.

— В войну,— говорит он.— Лишился родителей, крова над головой, мечтал быть сыном полка, а стал воспитанником детского дома. Так что я — человек казенный.

На многие годы детский дом в Едро-ве, что иа Валдае, стал его родным. Учили

Святой Кирилл

У этого термина существуют и другие значения, см. Константин Философ (значения). См. также: Кирилл и Мефодий

Кирилл Философ

Святой Кирилл Философ. Икона Эммануила Цанеса. 1654

Имя в миру

Константин

Родился

827
Фессалоники, Восточная Римская империя

Умер

14 февраля 869
Рим, Папская область

Монашеское имя

Кирилл

Почитается

общехристианский святой

В лике

равноапостольного

День памяти

  • 14 (27) февраля — преставление
  • 11 (24) мая — святых Кирилла и Мефодия

Медиафайлы на Викискладе

Святой Кирилл на Колонне Пресвятой Троицы (Оломоуц)

Кирилл (в миру Константи́н, по прозвищу Фило́соф; 827, Фессалоники — 14 февраля 869, Рим) — святой, равноапостольный, византийский миссионер. Вместе с братом Мефодием является создателем перевода Евангелия с греческого на древнеславянский язык.

Биография

Родился в Фессалониках в семье полкового командира друнгария Льва, сына попавшего в опалу и сосланного в Фессалию столичного вельможи, но в 12 лет осиротел и стал воспитанником влиятельного логофета Феоктиста, опекуна малолетнего императора Михаила III. Проявив еще в детстве выдающиеся способности, обучался у лучших учителей Константинополя философии, диалектике, геометрии, арифметике, риторике, астрономии, а также разным языкам. По окончании учения, отказавшись заключить весьма выгодный брак с крестницей логофета Ириной, был посвящён во чтеца и поступил на службу хартофилаксом (буквально «хранителем библиотеки»; реально это равнялось современному званию академика) при соборе Святой Софии в Константинополе. Но, пренебрёгши выгодами своего положения, удалился в один из монастырей на черноморском побережье. Некоторое время жил в уединении. Затем он почти насильно был возвращён в Константинополь и определён преподавать философию в том же Магнаврском университете, где недавно учился сам (с тех пор за ним и укрепилось прозвище Константин Философ). На одном из богословских диспутов Кирилл одержал блестящую победу над многоопытным вождём иконоборцев, бывшим патриархом Иоанном VII «Аннием», что принесло ему широкую известность в столице.

Согласно памятникам «Успению Кирилла» и «Солунской легенде», в середине IX века Константин на реке Брегальнице обратил в христианство многих славян. Это сообщение подвергалось сомнению, так как река находилась на территории Болгарского царства, а потому византийцы не могли свободно крестить столь большое количество людей. Также аргументом в пользу ложности данных служит тот факт, что жители района возле Брегальницы не пожелали креститься в 865 году и дали отпор Борису I. Также язычники сопротивлялись постройке на реке христианских храмов.

В 852 году (по другим данным, в 855-м) был отправлен в Багдад ко двору аббасидского халифа Аль-Мутаваккиля для диспута с мусульманскими богословами, оказавшими ему уважение и отдавшими должное его учености и знанию Корана.

В 856 году логофет Феоктист, бывший покровителем Константина, был убит. Константин вместе со своими учениками Климентом, Наумом и Ангеларием пришёл в монастырь, где был настоятелем его брат Мефодий. В этом монастыре вокруг Константина и Мефодия сложилась группа единомышленников и зародилась мысль о создании славянской азбуки.

В 860 году Константин направлен с миссионерскими целями ко двору хазарского кагана. Согласно житию, посольство было направлено в ответ на просьбу кагана, обещавшего, если его убедят, принять христианство. Во время пребывания в Корсуни Константин, готовясь к полемике, изучил еврейский язык, самаритянское письмо, а наряду с ними какое-то «русьское» письмо и язык (полагают, что в житии описка и вместо «русьские» письмена следует читать «сурьские», то есть сирийские — арамейские; во всяком случае это не древнерусский язык, который в те времена не выделяли из общеславянского). Диспут Константина с мусульманским имамом и еврейским раввином, состоявшийся в присутствии кагана, согласно «Житию» кончился победой Константина, однако каган веру не поменял. Арабские источники и «Письмо Иосифа» дают иную картину: победителем в диспуте был признан раввин, который стравил Константина с имамом и, выждав, когда они дискредитируют друг друга перед каганом во взаимном споре, затем доказал кагану преимущества иудейской веры.

В 862 году в Константинополь явились послы от великоморавского князя Ростислава с просьбой прислать учителей, которые «могли бы объяснить нам веру на нашем родном языке». Император и патриарх, призвав солунских братьев, предложили им идти к моравам.

В Моравии Константин и Мефодий продолжали переводить церковные книги с греческого на славянский язык, обучали славян чтению, письму и ведению богослужения на славянском языке. Братья пробыли в Моравии более трёх лет, а затем отправились с учениками в Рим к папе Римскому. Среди части богословов Западной Церкви сложилась точка зрения, что хвала Богу может воздаваться только на трёх языках, на которых была сделана надпись на Кресте Господнем: еврейском, греческом и латинском. Поэтому Константин и Мефодий, проповедовавшие христианство в Моравии, были восприняты как еретики и вызваны в Рим. Там они надеялись найти поддержку в борьбе против немецкого духовенства, не желавшего сдавать свои позиции в Моравии и препятствовавшего распространению славянской письменности. По дороге в Рим посетили они ещё одну славянскую страну — Паннонию, где находилось Блатенское княжество. Здесь, в Блатнограде, по поручению князя Коцела братья обучали славян книжному делу и богослужению на славянском языке. После того, как Константин передал папе Римскому Адриану II обретённые им в своём херсонесском путешествии мощи святого Климента, тот утвердил богослужение на славянском языке, и переведённые книги приказал положить в римских церквях. Мефодий был рукоположён в епископский сан.

В Риме Константин тяжело заболел, в начале декабря 868 года окончательно слёг, принял схиму и новое монашеское имя Кирилл, и через 50 дней (14 февраля) скончался. Перед смертью он сказал Мефодию: «Мы с тобой, как два вола; от тяжёлой ноши один упал, другой должен продолжать путь».

Похоронен в Риме в церкви Святого Климента.

Образ в искусстве

В литературе

  • Караславов С.Х. «Солунские братья» (1978—1979) (русскоязычное издание было выпущено под названием «Кирилл и Мефодий» (1987))

В кино

  • «Константин Философ» (1983)
  • «Солунские братья» (1989)
  • «Кирилл и Мефодий — Апостолы славян» (2013)

Примечания

  1. 1 2 Кирилл (Константин Философ) // Энциклопедия «Вокруг Света».
  2. Кирилл (Константин Философ) // History-persons.ru.
  3. Тахиаос, А.- Э. Н. Святые братья Кирилл и Мефодий просветители славян. Сергиев Посад, 2005. С. 45.
  4. Бернштейн С. Б. Константин-философ и Мефодий. — М.: Московский университет, 1984. — С. 53—55.
  5. Кирилл Брагин. Святые Кирилл и Мефодий — просветители славян.
  6. Значение миссии святых Кирилла и Мефодия // Мир знаний.
  7. Просветительская деятельность Константина (Кирилла) и Мефодия
  8. Флоря Б. Н. Сказания о начале славянской письменности. — М., 1981. — С. 115—117.
  9. Алексей Гиппиус. Русские письмена Архивная копия от 6 мая 2014 на Wayback Machine Автор — специалист по древнерусскому языку, сотрудник Института славяноведения РАН
  10. Плетнёва С. А. Хазары Архивная копия от 21 июля 2015 на Wayback Machine
  • Кирилл и Мефодий // Большая российская энциклопедия : / гл. ред. Ю. С. Осипов. — М. : Большая российская энциклопедия, 2004—2017.
  • Константиин-Кирилл Философ / M. H. Громов // Новая философская энциклопедия : в 4 т. / пред. науч.-ред. совета В. С. Стёпин. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : Мысль, 2010. — 2816 с.
  • Копылов А. Н. Кирилл и Мефодий // Современные гуманитарные исследования. — 2014. — № 2. — С. 14—21.
  • Крысько В. Б. Старославянский канон Кириллу Философу: Источники и реконструкция. — М.: Азбуковник, 2014. — 720 с. — 300 экз. — ISBN 978-5-91171-091-9.
  • Тахиаос А.-Э. Н. Святые братья Кирилл и Мефодий просветители славян. — Сергиев Посад, 2005.
  • Турилов А. А. От Кирилла Философа до Константина Костенецкого и Василия Софиянина (история и культура славян IX—XVII веков). — М.: Индрик, 2011. — 448 с. — 800 экз. — ISBN 978-5-91674-146-9.
  • Турилов А. А. Великие просветители.
  • И. А. Шалина, А. П. Иванникова. Кирилл // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2014. — Т. XXXIV. — С. 186-225. — 752 с. — 33 000 экз. — ISBN 978-5-89572-039-4.

КириллКонстантин Философ

Святой Русской православной церкви. Христианский проповедник.
Один из создателей старославянской азбуки и церковнославянского языка.

Кирилл Философ родился в 827 году в городе Салоники, Греция.В возрасте двенадцати лет осиротел и стал воспитанником влиятельного логофета Феоктиста. Проявив еще в детстве выдающиеся способности, обучался у лучших учителей Константинополя философии, диалектике, геометрии, арифметике, риторике, астрономии, а также разным языкам.

По окончании учения, отказавшись заключить весьма выгодный брак с крестницей логофета Ириной, Кирилл посвящен во чтеца и поступил на службу хартофилаксом при соборе Святой Софии. Но вскоре удалился в один из монастырей на черноморском побережье. Некоторое время жил в уединении. Затем почти насильно возвращен в Константинополь и определен преподавать философию в Магнаврском университете.

В 852 году Кирилл отправлен в Багдад ко двору аббасидского халифа Аль-Мутаваккиля для диспута с мусульманскими богословами, оказавшими ему уважение и отдавшими должное его учености и знанию Корана. В 856 году после убийства логофета Феоктиста вместе со своими учениками Климентом, Наумом и Ангеларием пришел в монастырь, где настоятелем являлся его брат Мефодий. В этом монастыре вокруг братьев сложилась группа единомышленников и зародилась мысль о создании славянской азбуки.

Затем в 860 году Константин Философ направлен с миссионерскими целями ко двору хазарского кагана. В 862 году в Константинополь явились послы от великоморавского князя Ростислава с просьбой прислать учителей, которые «могли бы объяснить нам веру на нашем родном языке». Император и патриарх, призвав солунских братьев, предложили им идти к моравам. В Моравии продолжали переводить церковные книги с греческого на славянский язык, обучали славян чтению, письму и ведению богослужения на славянском языке.

Среди части богословов Западной Церкви сложилась точка зрения, что хвала Богу может воздаваться только на трех языках, на которых сделана надпись на Кресте Господнем: еврейском, греческом и латинском. Поэтому Кирилл и Мефодий, проповедовавшие христианство в Моравии, восприняты как еретики и вызваны в Рим. Там братья надеялись найти поддержку в борьбе против немецкого духовенства, не желавшего сдавать свои позиции в Моравии и препятствовавшего распространению славянской письменности. После того, как Кирилл передал папе Римскому Адриану II обретенные им в херсонесском путешествии мощи святого Климента, тот утвердил богослужение на славянском языке, и переведенные книги приказал положить в римских церквях.

В Риме Кирилл тяжело заболел, в начале декабря 868 года окончательно слег и принял схиму. Скончался 27 февраля 869 года. Похоронен в церкви Святого Климента.

Память о Кирилле

Память о Кирилле

В русском православии день памяти святого равноапостольного Кирилла 27 февраля.

День славянской письменности и культуры — 24 мая

В католицизме день памяти святого — 14 февраля

Памятники

Памятник Кириллу и Мефодию у Каменного моста в Скопье, Македония.

Памятник Кириллу и Мефодию в Белграде, Сербия.

Памятник Кириллу и Мефодию в Ханты-Мансийске.

Монумент в честь Кирилла и Мефодия в Салониках, Греция. Изваяние в форме подарка было передано Греции Болгарской православной церковью.

Статуя в честь Кирилла и Мефодия перед зданием Национальной библиотеки Святых Кирилла и Мефодия в городе София, Болгария.

Базилика Вознесения Девы Марии и святых Кирилла и Мефодия в Велеграде, Чехия.

Монумент в честь Кирилла и Мефодия, установленный перед зданием Национального дворца культуры в городе София, Болгария.

Памятник Кириллу и Мефодию в Праге, Чехия.

Памятник Кириллу и Мефодию в Охриде, Македония.

Кирилл и Мефодий изображены на памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде.

Книги

1835 — поэма «Кирилло-Мефодиада», Ян Голлы

1865 — «Кирилло-Мефодиевский сборник» (под редакцией Михаила Погодина)

1984 — «Хазарский словарь», Милорад Павич

1979 — «Солунские братья», Слав Караславов

Фильмы

1983 — «Константин Философ»

1989 — «Солунские братья»

2013 — «Кирилл и Мефодий — Апостолы славян»

закрыть … читать ещё >

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *