Павел обнорский монастырь

Павло-Обнорский монастырь

Монастырь

Свято-Троицкий Павло-Обнорский монастырь


Павло-Обнорский монастырь на фото начала XX в.

Страна

Россия

Село

Юношеское, Грязовецкий район, Вологодская область

Конфессия

Православие

Епархия

Вологодская

Тип

мужской общежительный

Основатель

Павел Обнорский

Дата основания

1414 год

Здания

братские кельи

Известные насельники

Павел Обнорский, прмчч. Обнорские Ефрем, Герасим, Иероним, Исаакий, Дионисий и Митрофан

Реликвии и святыни

мощи Павла Обнорского, прмч. Обнорских и др. святых; камень, на котором молился Павел Обнорский, и кладезь, который он выкопал

Наместник

игумен Игнатий (Молчанов)

Статус

Объект культурного наследия народов РФ регионального значения. Рег. № 351621288540005 (ЕГРОКН). Объект № 3500002228 (БД Викигида)

Состояние

действующий

Сайт

vologda-eparhia.ru/monk/…

Медиафайлы на Викискладе

памятник архитектуры

Свято-Тро́ицкий Па́вло-Обно́рский монасты́рь — православный мужской монастырь Вологодской епархии Русской православной церкви, расположенный в селе Юношеском Гря́зовецкого района Вологодской области.

Основан в 1414 году на берегу реки Нурмы неподалёку от её впадения в Обнору учеником Сергия Радонежского святым Павлом Обнорским. Один из самых древних и в прошлом больших монастырей Русского Севера. Большинство построек XVI—XVIII веков, в том числе Троицкий собор, были уничтожены вскоре после закрытия монастыря советской властью в 1924 году. В советское время уцелевшие здания использовались как детский дом, пионерский лагерь. В 1994 году возвращён церкви, до 2003 года — подворье Спасо-Прилуцкого монастыря, в настоящее время — самостоятельный мужской монастырь. В монастыре покоятся мощи его основателя святого Павла Обнорского. Из Троицкого собора происходят несколько икон, в том числе работы Дионисия, в настоящее время находящиеся в собрании Третьяковской галереи, Русского музея, Вологодского музея-заповедника. Немногие сохранившиеся постройки — комплекс памятников архитектуры (категория охраны не установлена).

История

Основание

См. также: Павел Обнорский

Монастырь основан Павлом, отшельником, учеником Сергия Радонежского. Павел родился в Москве в 1317 году. Юношей ушёл из дома, чтобы избежать женитьбы, к которой склоняли его родители. В 21 год постригся в монахи, затем отправился к Сергию Радонежскому, и по его благословению 15 лет жил вблизи Троицкого монастыря в уединении. После чего получил от преподобного Сергия благословение на основание собственной обители, и в знак этого благословения — кованый медный крест (сохранялся в Обнорском монастыре до пожара 1909 года). В 1389 году построил себе келью вблизи обители Дионисия Глушицкого, однако по просьбе последнего вынужден был покинуть её. После чего направился в Комельские леса, где 3 года жил в дупле липы (дупло сохранялось в монастыре). Затем преподобный Павел, последовав по реке Нурме, на её правом берегу устроил келью. Вокруг кельи стали селиться отшельники.

Павел Обнорский спасается в дупле липы. Фрагмент иконы XVII в. Сейчас часть дупла хранится в монастырской церкви Успения Пресвятой Богородицы

Согласно житию Павла Обнорского, в 1414 году, по видению, которое имел преподобный Павел (звон колоколов с противоположного берега реки), он обратился к митрополиту Фотию за разрешением на основание монастыря, но получил отказ в грубой форме. Однако после того, как митрополит сам имел видение, он призвал Павла и дал разрешение, и на левом берегу Нурмы был построен деревянный Троицкий собор и основан общежительный монастырь. Павел благословил на игуменство своего любимого ученика Алексия, при этом сам продолжал жить в своей келье, посещая монастырь только по праздникам. Его любимым собеседником и духовным отцом был Сергий Нуромский, в память об их встречах между Павло-Обнорским и Спасо-Нуромским монастырями была выстроена часовня. После своей кончины в 1429 году преподобный был похоронен у южной стороны Троицкого собора.

Рака над мощами Павла Обнорского в часовне на месте разрушенной церкви Сергия и Павла

XV—XVII века

В 1489 году монастырь получил от Великого князя Ивана III грамоту о наделении монастыря лесом, деревнями и освобождении от податей. Привилегии монастыря были впоследствии закреплены Василием III, Иваном IV Грозным и их преемниками. В монастыре строится соборный храм Троицы (1505—1516 годы), позднее царём монастырю были отписаны деревни в Костромском и Белозерском (вклад Семёна Шелешпальского). Зимой 1529 года Василий III со своей второй женой Еленой Глинской предпринял паломничество по монастырям Севера для испрошения чадородия, побывав и в Павло-Обнорском монастыре.

В 1538 году монастырь подвергся разрушению от казанских татар, которые разграбили и сожгли обитель, а также убили нескольких монахов.

В 1546 году при постройке церкви Сергия Радонежского и Павла Обнорского была произведена попытка обрести мощи основателя обители, но согласно повелению Павла, представшего в сонном видении тогдашнему игумену Протасию, были оставлены почивать под спудом. В 1547 году Павел был причислен к лику святых.

В 1585 году жалованная грамота была писана Фёдором Иоанновичем, в 1599 — Борисом Годуновым, а в 1607 году — Василием Шуйским, благодаря последним монастырь получил рыбную ловлю на реке Вёксе (вклад Вологодского князя Андрея Меньшого). В 1621 году Михаилом Фёдоровичем и в 1625 году его отцом Патриархом Филаретом все предшествующие грамоты были подтверждены, а также дарованы сёла в Вологодском, Ярославском и Костромском уездах, и рыбная ловля на реке Сухоне. В 1677 году Фёдор Алексеевич по просьбе игумена Иосафа в специальной грамоте переписал все дарованные ранее вотчины, рыбные ловли и угодья с указанием всех прежних жалованных грамот. В 1684 году права монастыря на владение всеми землями было подтверждено грамотой Иоанна и Петра Алексеевичей. К концу XVII века в обители проживало 59 насельников, монастырь владел 8 сёлами (одно — близ Гря́зовца, остальные в Пошехонья), 122 деревнями, в которых было 710 дворов, а в них «крестьян и бобылей» 1 798 душ. К монастырю была приписана Макарьева пустынь в Костромском уезде. Имелось два подворья в Вологде (в Новинках и на Мостовой улице) и одно — в Москве (у Сретенских ворот).

В 1694 году настоятели монастыря получают право именоваться архимандритами.

XVIII — начало XX века

Ко времени составления штатов в 1764 году монастыре было 28 монахов, монастырских слуг и крестьян 1964 души, большие площади пахотной земли, сенокосов, леса, рыбные ловли. Монастырь был положен в третьем классе с игуменским настоятельством. Монастырю было оставлено небольшое количество пахотной и сенокосной земли вокруг монастыря, рыбные ловли и назначено жалование.

В 1867 году неподалёку от монастыря на высоком холме основан Воскресенский скит.

В середине XIX века в монастыре проживали 12 монахов. В 1909 году монастырь пострадал от сильного пожара. В огне расплавился крест, полученный преподобным Павлом от Сергия Радонежского. В 1917 году в монастыре проживали около 80 насельников.

Сохранившиеся здания Павло-Обнорского монастыря, вид с северо-запада. Братский корпус (на переднем плане), настоятельские кельи и Успенская церковь (в глубине). Фото 2008 года

При советской власти. Закрытие

Последним игуменом монастыря был архимандрит Никон (Чулков). Монастырь закрыт в 1924 году по решению Грязовецкого уездного исполнительного комитета. В 1920—1930-х годах были разрушены Троицкий собор с прилегающими храмовыми постройками, колокольня и ограда. На территории монастыря размещались опытная педагогическая станция, школа, детский дом. В 1945 году открылся детский санаторий, затем областная санаторно-лесная школа.

Повторное открытие. Конец XX—XXI век

Возвращён церкви в 1994 году. С 1994 по 2003 год был подворьем Спасо-Прилуцкого монастыря. 5 июня 1999 года была освящена трапезная церковь Успения. С 2003 года указом Синода — самостоятельный монастырь. Наместник — игумен Амфилохий (Кузнецов), в прошлом — насельник Спасо-Прилуцкого монастыря. Братия: 4 человека. В обители около 5 трудников и вольнонаёмных работников. При обители действует столярная мастерская. В монастыре пекут свой хлеб. Имеется небольшая библиотека.

На восстановление монастыря выделяются средства из бюджета Вологодской области. Проведены научно-проектные работы по восстановлению колокольни Успенской церкви. С 2009 года ведётся строительство деревянной колокольни, восстановление Святых ворот, части монастырских стен и башенок.

Архитектура

Вид Павло-Обнорского монастыря на фото начала XX века.
Слева направо: братский корпус, Святые ворота в западной стене, келарский корпус и настоятельские покои при Успенской церкви с колокольней, Троицкий собор, юго-западная башня (на переднем плане), церковь Корсунской иконы Богоматери с приделами Сергия Радонежского и Павла Обнорского (за деревьями)

Ограда, башни и ворота

Территория монастыря, по форме приближавшаяся к правильному четырёхугольнику, имела по периметру длину около 590 м. С северной и восточной стороны полностью, а с западной и южной — частично, в 1862—1866 годах монастырь был обнесён каменной стеной высотой около 3 м. До этого каменной была только западная стена. Юго-западный угол выполняло одно из монастырских зданий, в остальных трёх находились восьмигранные каменные башни, с деревянными завершениями, крытыми железом, с куполами и шпицами.

С западной стороны в монастырь вели каменные Святые ворота. С восточной находились деревянные ворота, имевшие форму шатра, установленного на четырёх резных столбах — вереях, и поддерживаемого четырьмя балками-упорами. Все деревянные элементы конструкции ворот были богато декорированы узорчатой резьбой «наподобие чешуи или листьев», а вереи выполнены с шестью выточенными уширениями по типу кубышек. До реконструкции эти ворота являлись главными и были частью деревянной западной стены.

Троицкий собор

Соборная церковь Святой Троицы построена между 1505 и 1516 годами (по другим данным — в 1521 году) попечением Василия III. Строили собор, вероятно, ростовские зодчие. Здание собора состояло из двухсветного четырёхстолпного основного объёма, с восточной стороны имевшего трёхапсидную алтарную часть, с западной стороны — притвор во всю ширину стены. Все стены, кроме восточной, имели порталы. Между восточными столпами был укреплён иконостас. Собор венчали три световых барабана с крытыми лемехом главами. Покрытие было позакомарным, у основания закомар шёл профилированный карниз. Лопатки делили фасады на три прясла. В целом и в деталях храм напоминал построенный в эти же годы собор ярославского Спасо-Преображенского монастыря.

Придел Иоанна Предтечи

В 1605—1610 годах Троицкий собор был капитально перестроен. В восточном конце северной паперти, то есть, у северо-восточного угла собора был устроен придел во имя Рождества Иоанна Предтечи. Придел получил завершение в виде высокого шатра. В третьей четверти XVII века у юго-западного угла была поставлена трёхъярусная шатровая колокольня. При этом, по Переписным книгам 1678 года стольника Петра Голохвастова и подьячего Ивана Саблина, Троицкий собор по-прежнему имел три главы. Кроме того, с южной стороны была пристроена церковь Павла Обнорского «под колоколы». Таким образом, возникла живописная многообъёмная композиция с двумя шатрами по сторонам основного трёхглавого четверика. Позднее собор утратил две боковые главы, на литографии 1880 года он изображён одноглавым. Однако вскоре были поставлены четыре декоративные (глухие) главки, и на литографии 1883 года собор пятиглавый.

Придел Сергия Радонежского

Находился по правую сторону от алтаря Троицкого собора. Имел пятиярусный иконостас.

Троицкий собор был уничтожен в 1936 году.

Церковь Успения Богоматери с колокольней

Успенская церковь — второй каменный храм монастыря, как и Троицкий собор, построен ростовскими зодчими. Исходно задумана как трапезный храм.

Строительство трапезного комплекса началось 28 мая 1536 года. Он должен был включать в себя церковь в честь Успения Пресвятыя Богородицы, собственно трапезную, а также прилежащие келарскую палату, настоятельские покои, хозяйственные помещения, и упомянутую в источниках, но неизвестную по назначению «белую палатку». Из-за недостатка средств строительство было завершено лишь 15 августа 1586 года. Окончить строительство помогли деньги, присланные незадолго до кончины Иваном IV.

Трапезный комплекс сохранился частично в виде сложного конгломерата разновременных построек. Его композиционное ядро — поднятая на высокий подклет прямоугольная в плане одностолпная трапезная палата. Перестройка палаты началась ещё в XVIII веке, когда она перестала использоваться по прямому назначению и была превращена в помещение церкви Успения Богоматери. Над её сводами был установлен высокий восьмерик с барабаном и главкой, существовавший до 1880-х годов. В 1860-е годы были разобраны древние своды и устроен деревянный потолок, балки которого опирались на четыре каменных столба. Тогда же были растёсаны древние щелевидные окна.

Подобно другим современным ей зданиям такого типа, трапезная палата имеет весьма лаконичное, однако по-своему выразительное убранство фасадов. Широкие лопатки на углах между окнами подчеркивают монументальность здания. По верху стен идет декоративный поясок консолей, хорошо сохранившийся на чердаке, где можно увидеть верхнюю часть северной стены палаты, скрытую на фасаде поздней постройки.

  • Церковь Успения с бывшей трапезной палатой
  • Настоятельский корпус, пристроенный к Успенской церкви, вид со стороны бывших Святых ворот
  • Братский корпус, вид с территории монастыря
  • Часовня на месте разрушенной церкви Павла Обнорского и Сергия Радонежского

Церковь Павла Обнорского

Церковь Павла построена около 1546 года мастером Григорием. По архитектуре относилась к популярному в тот период в московском и северном зодчестве типу «под колоколы». Согласно описи монастыря 1654 года, в церкви находились мощи чудотворца Павла Обнорского. В описи 1687 года указывается, что при игумене Иосифе колокольня церкви перестроена в книгохранилище, до этого помещавшееся над Успенской церковью. В это же время был перестроен алтарь, а деревянная паперть заменена на каменную. Впоследствии на место библиотеки был перенесён престол во имя Сергия Радонежского, а книги возвращены в помещение Успенской церкви.

В церкви имелся пятиярусный иконостас, имевший некоторые черты, сходные с иконостасом Троицкого собора (например, 15 херувимов и серафимов в навершии).

Церковь Павла Обнорского и Сергия Радонежского была разобрана в 1875 году. На её месте была возведена одноглавая четырёхстолпная церковь во имя Корсунской Богоматери с приделами Сергия Радонежского и Павла Обнорского. Архитектура церкви была выдержана в характерном для конца XIX века псевдорусском стиле.

Как и большинство других построек монастыря, церковь была взорвана в 1930-е годы. На месте уничтоженной церкви в 2000-е поставлена деревянная клетская часовня, в которой находится рака над местом упокоения мощей преподобного Павла Обнорского.

Кельи

Настоятельские покои — трёхэтажный корпус, примыкающий с запада к трапезной Успенской церкви. Да нижних этажа относятся к XVI веку, а третий, завершённый треугольным фронтоном, надстроен в третьей четверти XIX века.

Другие постройки

  • Хозяйственная постройка на территории монастыря
  • Импровизированная звонница, фото 2008 года
  • Вознесенский скит вблизи монастыря
  • Колодец, по преданию, выкопанный Павлом Обнорским
  • Надгробие на могиле химика Льва Чугаева на бывшем монастырском кладбище

Иконостас и реликвии монастыря

Иконостас

Основная статья: Иконостас Павло-Обнорского монастыря

Иконостас для деревянного Троицкого собора был заказан Дионисию, известнейшему русскому иконописцу своего времени, за 6 лет до строительства каменного собора. В работе над иконостасом, вероятнее всего, принимали участие помощники Дионисия — его сыновья Феодосий и Владимир; бесспорной работой самого мастера можно считать икону «Распятие». О принадлежности иконостаса кисти Дионисия говорит надпись на обороте иконы «Спас в силах», сделанная крупными буквами, врезанными в поверхность доски:

В ле ЗИ (7008 — 1500) писан диисус и празни-ки и пророци Денисьева письмени.

— Надпись на обороте иконы «Спас в силах»

М. В. Щепкина по палеографическим признакам датировала надпись 1530-ми годами. Эта надпись повторяет более древнюю, сделанную (вероятно, вскоре по завершении работы) несколько выше чёрной краской.

Трёхъярусный иконостас Дионисия ранее был дополнен ярусом праотцев и навершием из херувимов. Согласно древнейшей описи монастыря 1654 года иконостас Троицкого собора имеет уже такой вид: над местным рядом на тяблах деисусный ряд из 15 икон, выше 20 икон праздников, 14 икон пророков, с расположенной в центре иконой Богоматери Воплощение, 16 икон праотцев с иконой Спаса посередине. Между праотцами кресты на столбиках, а над ними 38 херувимов и серафимов. Все иконы обложены серебряной позолоченной басмой. Согласно описям 1682 года и 1687 года состав иконостаса, кроме местного ряда, не изменился.

  • Спас в силах. Икона деисусного ряда Троицкого собора.
    Дионисий, 1499-1500 гг.
  • Распятие. Икона праздничного ряда Троицкого собора.
    Дионисий, 1499-1500 гг.
  • Уверение Фомы. Икона праздничного ряда Троицкого собора.
    Дионисий, 1499-1500 гг.
  • Успение. Икона местного ряда Троицкого собора.
    Дионисий, 1499-1500 гг.

От первоначального иконостаса Троицкого собора письма Дионисия сохранилось четыре иконы:

Икона Успения из Павло-Обнорского монастыря в экспозиции ВГИАХМЗ

  • «Спас в силах», икона из деисусного ряда, в 1924 году поступила в Грязовецкий музей, в 1932 году в Вологодский государственный объединённый музей, в 1936 году изъята в Третьяковскую галерею.
  • «Распятие», икона из праздничного ряда, в 1924 году поступила в Грязовецкий музей, в том же году в Вологодский государственный объединённый музей, в 1934 году, после заграничной выставки, через Русский музей поступила в Третьяковскую галерею. На оборотной стороне надпись: «Распятие» (сохранились первые четыре буквы) и ниже процарапана буква-цифра 9.
  • «Уверение Фомы», икона из праздничного ряда, в Государственном Русском музее. На оборотной стороне надпись: «Фомино испытание» и буква Е.
  • «Успение», икона из местного ряда (по описи 1683 года — вторая справа от Царских врат, после иконы Троицы), в 1924 году поступила в Грязовецкий музей, в 1924 году в Вологодский государственный объединённый музей (с 1988 года — Вологодский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, ВГИАХМЗ).

Примечания

  1. Павло-Обнорский монастырь в Каталоге памятников истории и культуры народов РФ (недоступная ссылка)
  2. 1 2 3 4 Свято-Троицкий Павло-Обнорский монастырь (недоступная ссылка). cultinfo.ru. Дата обращения 2010.08.15. Архивировано 2 апреля 2012 года.
  3. Свято-Троицкий Павло-Обнорский мужской монастырь (недоступная ссылка). Вологодская епархия. Дата обращения 2010.08.15. Архивировано 2 июня 2009 года.
  4. Дионисий. Павло-Обнорский монастырь. Троицкий собор. 1500 год. Музей фресок Дионисия. «ВООО Попечительство о Музее фресок Дионисия». Дата обращения 2010.06.18. Архивировано 29 апреля 2012 года.
  5. 1 2 Кочетков И. А. Иконостас Дионисия из Павло-Обнорского монастыря // Послужить Северу… : Историко-художественный и краеведческий сборник. — Вологда, 1995. — С. 256.
  6. Рыбаков А. А. Вологодская икона. Центры художественной культуры земли Вологодской XIII—XVIII веков. — М.: Галарт, 1995. — ISBN 5-269-00911-0.
  7. Иконы Вологды XIV—XVI веков. — М.: Северный паломник, 2007. — С. 264—267. — 824 с. — ISBN 978-5-94431-232-7.

Литература

  • Суворов Н. И. Описание Павло-Обнорского монастыря Вологодской епархии, составленное Н. Суворовым. — Вологда: В тип. Губ. правл., 1866. — 67 с.
  • Сойкин П. П. Павло-Обнорский Комельский монастырь в Грязовецком уезде // Православные русские обители: Полное иллюстрированное описание православных русских монастырей в Российской Империи и на Афоне. — СПб.: Воскресение, 1994. — С. 85-86. — 712 с. — 20 000 экз. — ISBN 5-88335-001-1.
  • Павлов-Обнорский-Комельский-Дидский монастырь // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Шамина И.Н. Опись имущества вологодского Павлова Обнорского монастыря 1701–1702 годов //Вестник церковной истории. 2010. № 1–2(17–18). С. 17–107.
  • Пигин А. В. О литературных контактах Иосифо-Волоколамского и Павлова-Обнорского монастырей в 1-й половине XVI века //Вестник церковной истории. 2006. № 1. С. 99–107.

Ансамбль Свято-Троицкого Павло-Обнорского монастыря – памятник регионального значения. Поставлен под государственную охрану постановлением Губернатора Вологодской области №945 от 15.10.2001 года. В 2014 году исполнилось 600 лет со дня основания обители

Монастырь находится в Грязовецком районе Вологодской области, село Юношеское, п/о Ростилово. В середине 1990-х годов возвращен Русской Православной церкви Московского Патриархата.

Свято-Троицкий Павло-Обнорский монастырь основан преподобным Павлом Обнорским.

Павел Обнорский (1317, Москва – 10 января 1429, Вологодская губерния) – ученик Сергия Радонежского, основатель Павло-Обнорского монастыря. Почитается Русской церковью в лике преподобных, память 10 января (по юлианскому календарю).

Родился в 1317 году в Москве, с детства имел склонность к монашеской жизни. В 22 года, когда родители стали предлагать ему вступить в брак, ушел из дома и в Рождественском монастыре на Волге принял монашеский постриг. Позднее перешел в Троицкий монастырь (ныне Лавра) и стал учеником Сергия Радонежского. В поисках места для уединения Павел посещал различные пустыни. После странствий остановился в Комельском лесу, где три года прожил в дупле липы при речке Грязовице, а затем перешел в том же лесу на реку Нурму, построил себе келью и выкопал колодец. Место жительства Павла стало известно, к нему начали приходить желающие стать его учениками. В 1414 году по благословению Сергия Радонежского и с согласия митрополита Фотия Павел строит Свято-Троицкий храм, вокруг которого возникает монастырь, получивший название Павло-Обнорский.

Для обители Павел установил строгий общежительный устав, управление возложил на своего ученика Алексия, которого сделал игуменом. Сам Павел продолжил проживать в уединенной кельи рядом с монастырем.

Скончался Павел 10 января 1429 года. Его житие было написано около 1546 года. Канонизирован в 1457 году. Мощи Павла Обнорского хранились под спудом в церкви Сергия Радонежского, основанного им монастыря. В 1878 году над ними была установлена массивная серебряная рака. 26 сентября 1920 года рака была вскрыта. В настоящее время мощи хранятся в деревянной часовне на территории Павло-Обнорского монастыря.

Подписи игуменов Свято-Троицкого Павло-Обнорского монастыря стоят под важнейшими государственными актами XVI-XVII веков. Располагающая к монашескому подвигу пустынная природа привлекала сюда насельников. В монастыре процветал подвиг пещерного жительства и существовал уединенный скит во имя Воскресения Христова, основанный учеником преподобного Серафима Саровского игуменом Иоасафатом. К обители были приписаны Спасо-Преображенский Макариево-Писемский и Свято-Благовещенский Иннокентиево-Комельский монастыри.

При монастыре были 5 часовен (одна из них – над колодцем, выкопанном прп. Павлом) и пещеры, которые существуют и поныне. В монастыре находились: чудотворная Корсунская икона Божьей Матери, особо чтимый образ Успения Божьей Матери в Успенской церкви, почитаемый с древних времен образ прп. Павла, писанный с него прп. Дионисием Глушицким, а также дупло того дерева, в котором жил прп. Павел. Хранившийся в монастыре медный восьмиконечный крест, которым благословил Павла Обнорского Сергий Радонежский, расплавился во время пожара в 1909 году.

Первый каменный храм был возведен в 1505-1516 гг. в честь Живоначальной Троицы. Почти через сто лет от основания монастырю суждено было претерпеть страшное поражение и совершенное опустошение — в 1538 году казанские татары, разграбив монастырь сожгли его и удалились. В 1605-1610 годах Троицкий собор был капитально перестроен. В XVII веке сооружается колокольня и монастырская ограда.

Монастырь в 1628-1630 года по Писцовым книгам предстает в следующем виде:

«Монастырь Павлов на речке Нурме: в нем церковь Живоначальныя Троицы с приделом Павла Обнорскаго; другая церковь Успения Богородицы с трапезою; третья церковь преподобнаго Сергия Радонежскаго; все три каменныя. На монастырье келья игуменская, келья казенная и 20 келлий братских. За монастырем — двор конюшенный, два двора скотских, две мельницы с тремя жерновами».

В Переписных книгах 1678 года стольника Петра Голохвастова и подьячего Ивана Саблина, значится: церковь Троицкая в Павлове монастыре о трех главах; кроме придела преп. Cepгия Радонежского при Троицком храме освящен другой придел — во имя Рождества Иоанна Предтечи; над церковью преподобного Павла Обнорского сооружена колокольня каменная и на ней больших и малых 13 колоколов; две кельи казенные каменные, кельи игуменские деревянные и 17 келий братских также деревянных.

В конце XIX века пространство, занимаемое монастырем, представляло почти правильный четвероугольник, обнесенный с восточной и северной, отчасти с западной и южной сторон, каменною, вышиною под три метра оградою. На трех углах ограды возвышались восьмиугольные, на половину каменные и деревянные, с деревянными, покрытыми железом, куполами и шпицами башни. С прочих сторон монастырь ограждается каменными монастырскими зданиями, из которых одно на юго-западном углу монастыря заменяет четвертую башню. Для богомольцев была устроена гостиница.

Церкви в монастыре

Соборная во имя Троицы, каменная, холодная, одноэтажная, строена на средства Великого князя Василия III Иоанновича, между 1505 и 1516 годами. Иконостас четырехъярусный, «нового дела». Древний иконостас сгорел во время большого пожара в монастыре, бывшего в 1767 году. Из него уцелели только 25 образов.

Церковь преподобного Павла, основателя монастыря, устроенная над его гробом в 1546 году. В ней иконостас старинный, искусной резьбы, позолоченный, хорошей греческой живописи. Стены храма расписаны. Над почивающими под спудом мощами преподобного Павла была устроена рака «одетая» медными, искусной чеканки листами. Над ней в углублении стены и на двух колоннах возвышается резная деревянная золоченая сень. В трапезной церкви хранилась в стеклянном футляре часть липового дупла, в котором преподобный Павел жил три года, подвизаясь в лесах Комельских.

Церковь преподобного Сергия Радонежского. Придел в честь Рождества Иоанна Предтечи пристроен к ней не позднее 1644 года.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы с высокой колокольней.

Обитель закрыта в 1924 году по решению Грязовецкого УИКа. В 20-30-ые годы ХХ века были разрушены Троицкий собор с прилегающими храмовыми постройками, колокольня, ограда. На территории монастыря размещалась опытная педагогическая станция, школа, детский дом. В 1945 году открылся детский санаторий, затем областная санаторно-лесная школа. Возвращен верующим в 1994 году, как подворье Вологодского Спасо-Прилуцкого Димитриева монастыря.

5 июня 1999 года был освящен трапезный храм во имя Успения Богородицы. Пока не освящен Скитской храм во имя Воскресения Христова с приделами Покрова Божьей Матери Тихвинской иконы Царицы Небесной и Всех святых.

Сегодня в монастыре хранятся следующие святыни: мощи прп. Павла Обнорского и прмчч. Обнорских: Ефрема, Герасима, Иеронима, Исаакия, Дионисия и Митрофана, покоятся под спудом, на месте разрушенного Троицкого собора обители. Вблизи монастыря находятся камень, на котором молился преподобный Павел Обнорский, и колодец который он выкопал. В храме Богоявления Господня с. Раменье хранится дупло, в котором молился прп. Павел, и покров с его мощей.

В 2003 году на заседании Синода РПЦ было принято решение преобразовать подворье Спасо-Прилуцкого монастыря в самостоятельный Свято-Троицкий Павло-Обнорский монастырь.

Восстановление строений монастырского ансамбля проводились за счет собственных средств монастыря, Вологодской епархии и благотворителей. В 2008 году работы велись работы по вычинке и покраске фасадов братских келий с внутренней стороны монастыря, по восстановлению монастырской ограды. На научно-проектные работы по восстановлению колокольни Успенской церкви выделены средства из областного бюджета в размере 451,8 тыс. рублей. В 2009 году велось строительство деревянной колокольни, восстановление Святых ворот, части монастырских стен и башенок.

Субтитры

Постриг. Желающий стать иноком, распростершись, от притвора храма ползет к алтарю. Трижды предстоит ему поднимать брошенные митрополитом ножницы, умоляя постричь его в ангельский образ. Свою жизнь он уже посвятил Христу, и даваемые перед алтарем и братией обеты таинственно соединят его с бесконечным небесным воинством. А там, в этом небесном воинстве, уже много святых иноков из этих мест. Здешний комельский лес видел подвиги и слышал тихие молитвы сотен отшельников. Ученики Сергия Радонежского, пустынники и богомольцы, они селились в землянках, тесных крошечных кельях, а порой и просто под открытым небом. Ни лютый мороз, ни летние полчища комаров не страшили тех, кто шел отсюда прямо в Царство Небесное. В 1389 году пришел в Комельские леса 70-летний монах, ученик преподобного Сергия Радонежского, Павел. Он искал уединения. На речке Грязовице он увидел большую старую липу с огромным дуплом в стволе, и поселился в нем. Вплоть до двадцатых годов XX века дупло этого дерева хранилось в монастырском храме, но сейчас удалось найти лишь его часть. Три года, подобно пустынникам древних монастырей Палестины, прожил преподобный в этом дереве, а затем переселился сюда, на берег речки Нурмы, где построил келью и выкопал колодец. Спустя века бьет источник, тоже открытый преподобным на горе, и его чистая ключевая вода, обладает целебными свойствами. Достигнув почти первобытной невинности в своей жизни, преподобный Павел обрел здесь мир и покой. Святой Сергий Нуромский, построивший в четырех километрах от Павла свой монастырь, придя к нему, однажды застал удивительную картину. Стаи птиц кружились над преподобным Павлом, садились к нему на голову и плечи, в ногах сидел медведь, а рядом бегали лисицы, зайцы и прочая лесная живность, ожидая угощения из рук святого. И хищники не нападали на малую живность, но вся картина была полна мира и доброты. Со временем к преподобному стали приходить люди за советом и духовной беседой. Находились среди них и те, кто желал разделить с преподобным его иноческий подвиг. Поначалу тот отказывал пришедшим в создании монастыря, но чудесное видение заставило святого изменить свои планы. Много раз к тому времени он слышал чудесный колокольный звон, идущий из ниоткуда внизу под горой, на другом берегу речки Нурмы. Но относил этот звон к игре воображения от долгих молитв и поста. Но звон менялся, и по церковным праздникам звучал ярче и радостнее, а на Пасху 1414 года со звоном еще и свет засиял над тем местом, где сейчас пустырь посредине монастыря. Поняв, что это уже явный знак Божий, преподобный отправился в Москву, к митрополиту Фотию, чтобы тот разрешил основать монастырь. Но Фотий не стал слушать старца и отправил его обратно. Но в эту же ночь Фотию явилась, по словам жития, «некая божественная сила», повелев исполнить просьбу Павла. На утро Фотий отправил по всей Москве гонцов с наказом срочно найти старца и привести к митрополиту. А сам вышел встречать его с большим почётом, и выслушав Павла еще раз, дал ему благословение, грамоту и деньги на строительство храма. Придя в свою обитель, Павел начал постройку храма во имя Святой Троицы, с которого и начался монастырь. Вокруг тогда еще деревянной Троицкой церкви построили несколько келий для первых иноков. Устав был крайне строгий — женщин в монастырь не пускали вовсе, даже трудясь иноки должны были непрестанно молиться, общаться на праздные темы между собой крайне не одобрялось. Достигнув возраста 112 лет, святой старец почувствовал приближение смерти. Призвав к себе братию, он скромно просил их беречь себя от любого греха и соблазна, и обещал, что обитель будет расширяться и процветать. Ученики, еще при жизни смотревшие на Павла как на ангела, после его смерти стали обращаться к нему с молитвой — и при гробе старца стали происходить чудеса. Слепые прозревали, глухие начинали слышать, бесноватые избавлялись от тяжелого гнета. Эти чудеса продолжаются и по сей день. Вот только Троицкий храм, который простоял на этом месте до 1928 года, разрушен. Из него вывезли уникальные иконы работы иконника Дионисия и другие ценности. И рядом стоявшую над могилой преподобного Павла церковь Сергия Радонежского и Павла Обнорского тоже разрушили. Сейчас мощи святого покоятся в скромной монастырской часовне. Сохранились обширные хозяйственные постройки монастыря — братский и хозяйственный корпуса, настоятельский корпус с действующей Успенской церковью. На некотором расстоянии от монастыря стоят развалины церкви Воскресенского скита, вокруг которой раньше жили отшельники, желавшие уединения. Монастырь видел и годы расцвета и страшные времена. В 1538 году он был полностью разграблен татарами. В январе того года в обитель вбежали несколько окровавленных монахов из соседней Иннокентиевой пустыни. Они предупредили о приближающемся отряде татар, и некоторые иноки поспешили покинуть обитель, чтобы избежать неминуемой смерти. Но несколько человек осталось. Одному из оставшихся в монастыре, Ефрему, во сне явился преподобный Павел, сказав, что все, кроме одного из монахов, погибнут. Смирившись со своей судьбой, монахи продолжили свои обычные труды и молитву. Увидев приближающихся татар, они молились в своих кельях. По одному выводили их на мороз татары, раздевали старцев и рубили саблями. Проколотый насквозь, перерубленной шеей и головой, болтавшейся на плече, монастырский крестьянин Иоанн, лежа в снегу услышал глас и увидел старца, велевшего ему помолиться Троице и преподобному Павлу и идти домой. Он усомнился и даже начал спрашивать — «как же я дойду, ведь я весь изранен?». На что тот ответил ему, что для Того, Кто мог в ранах в такой мороз сохранить его живым, нет ничего невозможного. И правда, нет ничего невозможного в том, чтобы древняя обитель возродилась. Великая сила веры и благодати и сейчас ощущается в этой маленькой и тесной часовне при гробе преподобного. Сотни святых благодатных старцев, незримо стоящих и берегущих наш богоспасаемый край от всякого зла не отступили, не покинули свои монастыри. И раны нанесенные им не татарами, а их же потомками, не страшны, лишь бы было твердое желание их залечить. (Стихотворение 1916 года, автор-Любовь Глухова) Вы, кто в дебри ушли дремучие Без меча, с одним крестом, И воздвигли храмы могучие Только веры своей огнём. Вы, Святой Руси созидатели И за правду её борцы, Перед Богом в ней предстатели, Её Церкви земной отцы. Вы, горевшие чистым пламенем В тесноте суровых веков, Поднимитесь пресветлым знаменем Над печалью своих лесов! Потеряв родные обители, Мы бредём в поту и пыли… Помолитесь о нас, святители, Подвижники Русской земли! Вы, кто в тундры несли безплодные Теплый свет Христовой зари И сердца и камни холодные Согревали солнцем любви; Вы, хранившие искру Божию Сквозь земную злобу и грусть, И за кем во глубь бездорожия, От врагов уходила Русь. Вы, молитвенники и трудники Наших северных Фиваид, Перед миром всегда заступники, Но не мстители злых обид. Некрадомых богатств стяжатели, Несравненных икон творцы, Молчальники и созерцатели, Неземных жемчужин купцы. Ваших ценностей расточители, Мы наследства не сберегли… Помолитесь о нас, хранители, Подвижники Русской земли! Позабывшие славу ратную Для безкровных и лучших битв, Вы творители благодатные Непрестанных тайных молитв. Вы, безстрашные обличители Всей мирской неправды и тли, Помолитесь о нас, водители, Подвижники Русской земли! Всё белеются нивы зрелые, Скоро ль вышлет Господь жнецов? Выходите, рыбари смелые, На великий новый улов. Вы, вознёсшие крест Зиждителя На просторах родной дали, Помолитесь о нас, строители, Подвижники Русской земли!

Павло-Обнорский монастырь

Основатель монастыря инок Павел родился в Москве в первой половине XIV столетия. С юности он ощутил тягу к монашескому образу жизни. В возрасте 22 лет он принял постриг в одном из небольших поволжских монастырей. Вскоре Павел пришел в обитель Сергия Радонежского, которая, словно магнит, притягивала к себе ищущих духовного совершенства. Среди многочисленных учеников Сергия Павел оказался одним из самых выдающихся и вместе с тем — самых строптивых. В то время как сам радонежский подвижник стремился к распространению на Руси общежительных монастырей, которые должны были явить ожесточившемуся миру пример евангельских отношений между людьми, Павел всей душой тянулся к одиночеству, к полноценному отречению от «мира» и погружению в созерцательное «безмолвие». Павел, согласно его житию, «по благословению святого Сергия отъиде вдале от монастыря в отходную келию и бысть в ней лет 15». Но этого добровольного заточения ему показалось недостаточно. Он захотел уйти на север, в безлюдные заволжские леса. На прощание Сергий в знак благословения дал Павлу крест, который тот хранил всю жизнь.

Павел отправился странствовать по монастырям и пустыням Заволжья. Придя в леса Буйского уезда, он три года жил в дупле огромной липы. Во время своих скитаний Павел встречался с такими известными в то время подвижниками, как Авраамий Чухломский и Сергей Нуромский. Одинокая жизнь в дремучих лесах сыскала Павлу славу великого подвижника. К нему стали приходить иноки, желавшие «спасать душу» вместе с ним.

Наконец старец решил изменить своему одиночеству и создать монашескую общину. В 1414 году Павел получил у митрополита Фотия благословение на основание монастыря. Его главный храм был посвящен троице. К концу жизни у Павла вновь проснулась тяга к «безмолвию». Оставив во главе обители одного из учеников, Павел поселился на другом берегу Нурмы. Там он и умер 10 января 1429 года. Во второй половине XIX века монастырские власти выкупили этот участок земли и построили там две мемориальные часовни: на месте молитвенной кельи Павла и над выкопанным колодцем.

Зимой 1529 года Василий III со своей второй женой Еленой Глинской предпринял богомольное путешествие в Кирилловский монастырь для испрошения чадородия и, посещая лежавшие на пути монастыри, не миновал и обители Павловой. Вскоре здесь приступили к сооружению и второго каменного храма в честь Успения Пресвятыя Богородицы.

Но уже несколько лет спустя, в 1538 году в эти края пришли с юга, по Обноре, казанские татары, разграбившие обитель. Это произошло в период управления монастырем игумена Протасия, первого автора жития преподобного Павла Обнорского. Однако, благодаря покровительству московских великих князей и царей, благоволивших к северным монастырям и часто посылавших сюда богатые вклады, обитель сумела уже в XVI веке выстроить несколько каменных зданий, наладить обширное хозяйство. Об этом свидетельствует писцовая книга 1628-1630 годов. «Монастырь Павлов на речке Нурме: в нем церковь Живоначальныя Троицы с приделом Павла Обнорского; другая церковь Успения Богородицы с трапезою; третья церковь преподобного Сергия Радонежского; все три каменные. В церквах Божие милосердие образа, свечи, книги, ризы, колокола и всякое церковное строение блаженныя памяти государя царя и великого князя Василия Иоановича. На монастыре келья игуменская, келья казенная и 20 келий братских. За монастырем — двор конюшенный, два двора скотских, две мельницы с тремя жерновами. Пашни на 165 четвертей в каждом поле; сена около полей на 400 копен; лесу строевого и дровяного в длину 8, в ширину 6 верст, а инде и более».

В мае 1545 года монастырь посетил царь Иван Васильевич Грозный. Русский историк Н.М. Карамзин в своем труде «История государства Российского» цитирует то место «Царственной книги», где рассказывается об этой поездке царя: «Лета 7053 (в 1545 году) ездил Государь с братом Юрием и князем Владимиром Андреевичем в Троицкий монастырь и в Переславль, а оттуда, отпустив князей Юрия и Владимира в Москву, поехал в Ростов, Ярославль, на Белоозеро в Кириллов монастырь, Ферапонтов, Вологодский Спасов на Прилуке, Корнильев, Павлов, к Борису и Глебу на Устье, и возвратился в Москву Июля в 7-й день». Впрочем, царь замаливал свои грехи не только участием в продолжительных службах в храмах, но и обильными пожертвованиями в монастырские казны. По царской грамоте в 1541 году монастырю приписаны местные деревни, а в 1546 прибавлены деревни: Скалино Костромском и Инжевар в Белозерском уездах со многими окружными деревнями, угодьями, починками и урочищами, несколько позднее царь приписывает к монастырю Макариево-Писемскую пустынь. Не забывали московские князья монастырь и позднее.

Каменный Троицкий собор был возведен в монастыре в 1505 — 1516 годах. К сожалению, он был уничтожен в 1936 году. О его облике можно судить лишь по старым описаниям, рисункам и фотографиям. Это был стройный четырехстолпный храм с позакомарным покрытием и трехапсидной алтарной частью. У основания закомар шел профилированный карниз. Лопатки делили фасады на три прясла. Согласно описи 1678 года, собор был трехглавым. В целом и в деталях храм напоминал построенный в то же время собор ярославского Спасо-Преображенского монастыря. Позднее собор утратил две боковые главки, на литографии 1880 года он изображен одноглавым. Однако вскоре на соборе были поставлены четыре декоративные главы. На литографии 1883 года собор пятиглавый.

В соборе Павлова монастыря хранилось немало первоклассных произведений искусства. В его украшении принимал участие великий художник средневековой Руси Дионисий. Три иконы из деисусного чина (Богоматерь, Иоанн Предтеча, апостол Петр) были переданы из Павлова монастыря в Корнильево-Комельский, а оттуда попали в собрание Вологодского музея. Предполагают, что они написаны Дионисием. То же можно сказать и об иконе «Распятие» из Павлова монастыря (ныне находится в Государственной Третьяковской галерее).

Собор был первой, но далеко не последней каменной постройкой в монастыре. Продолжить строительство позволила щедрость молодого великого князя Ивана IV. В 1545 году он «поехал по чюдотворцем молитися в Переславль, и из Переславля поехал в Ростов, и в Ферапонтов монастырь, и на Вологду к Спасу на Прилуки, и Корнилов, и в Павлов, и к Борису-Глебу на Устию; во всех тех монастырех кормил и милостынею удоволил». Вскоре у южной стены Троицкого собора был возведен небольшой храм, в верхнем этаже которого находился престол во имя Сергия Радонежского, а в нижнем — Павла Обнорского. Постройку этого храма, несомненно, ускорила и общерусская канонизация Павла Обнорского на церковном соборе 1547 года. В Павловской церкви находилась гробница основателя монастыря. В ней лежал крест, которым Сергий Радонежский благословил Павла. В трапезной этой церкви хранилась и другая реликвия — часть липового дерева, в дупле которого поселился Павел, придя в обнорские леса.

Развитие соборного комплекса продолжалось в XVII столетии. В начале века в восточном конце северной паперти собора был устроен придел во имя Рождества Иоанна Предтечи, завершенный высоким шатром. В третьей четверти XVII века у юго-западного угла была поставлена трехъярусная шатровая колокольня. В итоге возникла живописная многообъемная композиция с двумя шатрами по сторонам основного четверика. В 1875 году была разобрана Павловская церковь и колокольня. На их месте был возведен одноглавый четырехстолпный храм во имя Корсунской Богоматери и приделами Сергия Радонежского и Павла Обнорского.

Его архитектура была выдержана в характерном для того времени псевдорусском стиле. Как и древний Троицкий собор с церковью Иоанна Предтечи, он был взорван в 1930-е годы.

28 мая 1536 года в монастыре началось строительство трапезного комплекса. Он должен был включать в себя, помимо собственно трапезной, теплую церковь Успения Богоматери, келарскую палату, настоятельские покои, хозяйственные помещения, а также упомянутую в источниках, но неизвестную по назначению «белую палатку». Недостаток средств сильно затормозил возведение трапезной. Оно было завершено лишь 15 августа 1586 года. Окончить строительство помогли деньги, присланные незадолго до кончины Иваном IV. Раскаявшийся царь приказал монахам поминать в своих молитвах невинные жертвы опричного террора.

Трапезный комплекс сохранился в виде сложного конгломерата разновременных построек. Его композиционное ядро — поднятая на высокий подклет прямоугольная в плане одностолпная трапезная палата. Перестройка палаты началась еще в XVIII веке, когда она перестала использоваться по прямому назначению и была превращена в обширную теплую церковь Успения Богоматери. Над ее сводами поднялся высокий восьмерик с барабаном и главкой, существовавший до 1880-х годов. В 1860-е годы были разобраны древние своды и устроен деревянный потолок, балки которого опирались на четыре каменных столба. Тогда же были растесаны древние щелевидные окна.

Подобно другим современным ей зданиям такого типа, трапезная палата имеет весьма лаконичное, однако по-своему выразительное убранство фасадов. Широкие лопатки на углах между окнами подчеркивают монументальность здания. По верху стен идет декоративный поясок консолей, хорошо сохранившийся на чердаке, где можно увидеть верхнюю часть северной стены палаты, скрытую на фасаде поздней постройки.

С запада к трапезной примыкает длинный трехэтажный корпус — настоятельские покои, два нижних его этажа также относятся к XVI веку, а третий, завершенный треугольным фронтоном, надстроен в третьей четверти XIX века.

К западу от трапезной сохранилось еще одно старинное здание — двухэтажный келейный корпус, выстроенный во второй половине XVII века. Он стоял в одну линию с западным пряслом разобранной ныне каменной монастырской ограды, немного севернее трехпролетных Святых ворот. Внутреннее членение здания на одинаковые по размерам ячейки-кельи выявлено на фасадах с помощью широких лопаток. Над межэтажной тягой помещен пояс «ширинок» с круглыми вставками, а вверху — многообломный карниз с раскреповками. Оконные проемы растесаны, однако на втором этаже сохранились килевидные завершения наличников.

В монастыре сохранился и второй келейный корпус, стоявший в линию с южной стеной монастыря. Он выстроен в середине XVIII века и представляет собой длинное, прямоугольное в плане здание под четырехскатной крышей. Фасады корпуса декорированы одними лишь лопатками.

XVIII столетие было тяжелым временем для русских монастырей вообще и для Павлова — в частности. Уже в Петровскую эпоху начались решительные сокращения привилегий монастырей, изъятие их доходов. В результате конфискации церковных земель в 1764 году Павлов монастырь потерял около двух тысяч крестьянских душ. Трудности усугубил сильный пожар, охвативший обитель в 1764 году. В 1771 году новый настоятель, архимандрит Пахомий, так описывает состояние вверенной ему обители: «Монастырь Павлов по осмотру нашему явился весьма ветх; ограда пала, кельи погнили, и как настоятелю, так и братии негде стало жить, а на церквах кровли ветхие ж, и течь имеется немалая; каменное строение все ветхо, и в соборной церкви опасно служить».

В 1777 году был наконец произведен ремонт зданий. Однако и в последующие сто лет монастырь влачил жалкое существование на скудном казенном содержании. Положение резко изменилось с приходом в обитель игумена Иоасафа Тихонова (1861-1877). Выходец из среды тамбовского купечества, Иоасаф был наделен незаурядной деловой хваткой и неиссякаемой энергией. Возрождение Павлова монастыря стало делом его жизни. Получив в наследство от предшественника, игумена Анатолия, пустую казну и полуразвалившиеся здания, Иоасаф за годы своего настоятельства потратил на строительство и прочие нужды монастыря более 200 тысяч рублей. Почти все эти средства были получены им от «добровольных жертвователей» — местных и костромских купцов, которых Иоасаф умел заставить раскошелиться «на святое дело».

При Иоасафе была выровнена ведущая от шоссе к монастырю дорога, устроены гостиница для состоятельных богомольцев и отдельный дом для их прислуги. Река Нурма, подходившая к самым стенам обители, была отведена в сторону с помощью особого канала, а ее высохшее русло использовано под огород. Вокруг монастыря возвели каменную ограду в три метра высотой, с тремя восьмиугольными башнями и двумя воротами. Под ее южным пряслом были устроены сохранившиеся до наших дней погреба с кирпичными сводами. На высоком, но безлесном правом берегу Нурмы по распоряжению игумена были посажены еловая и сосновая рощи.

Для себя игумен выстроил в лесу, в отдалении от монастыря, «молитвенную келью», рядом с которой выкопал пруд и устроил небольшой огород. Место для кельи он избрал историческое — рядом с тем камнем, у которого беседовали Павел Обнорский и Сергий Нуромский.

Деятельность Иоасафа не знала границ. Однажды он лично расписал стены обители двенадцатью картинами из жизни Серафима Саровского. Возмущенное таким самоуправством — а может быть, и качеством живописи, — епархиальное начальство велело закрасить картины.

Однако мелкие неудачи не охлаждали пылкую фантазию Иоасафа. Его сознанием овладела причудливая идея: устроить близ монастыря своего рода «мемориал», напоминающий о Страстях господних. С этой целью к западу от обители был насыпан первый холм, похожий на усеченный конус, — так называемая «Голгофа». На его верхней площадке была выстроена восьмиугольная деревянная часовня, в которой помещено огромное распятие с предстоящими — Богородицей и Иоанном Богословом.

Но часовня была лишь временным сооружением. По замыслу игумена на ее месте надлежало воздвигнуть нечто фантастическое: огромный храм с престолами, посвященный важнейшим событиям последних дней земной жизни Иисуса. Стены здания должны быть были стеклянными, защищенными проволочной сеткой. Это позволило бы наблюдать за богослужением, не только находясь внутри храма, но и стоя снаружи. Верх здания мыслился облегченным, состоящим из деревянных конструкций.

Более реалистичным и потому более успешным оказался второй «духовный» замысел Иоасафа. Желая поднять престиж обители, вернуть ей славу «высокого жития», он решил устроить близ нее скит. Эта древняя форма монашеского подвига получила свое название от пустыни Скит близ Александрии, где в IV веке н.э. подвизался знаменитый отшельник Макарий Великий. Жить в скиту могли только наиболее стойкие иноки. На Руси всегда отдавали предпочтение большим монашеским общинам — киновиям. Однако в середине XIX века многие крупные монастыри обзавелись собственными скитами — своего рода «филиалами», где жили несколько старцев-схимиков. Высшие духовные и светские власти поощряли устройство скитов, видя в этом средство укрепления престижа церкви и монашества. Особенно славились своими скитами во второй половине XIX века Оптина Пустынь, Саров, Валаам, Соловки.

Устройство скита в Павловом монастыре было отмечено той же причудливой фантазией игумена Иоасафа, что и создание «Голгофы». Основанием для скита послужил насыпной холм, расположенный в сотне метров восточнее монастыря. По преданию, именно здесь Павел Обнорский увидел в чаще леса чудесное сияние, отмечавшее «святое место». На вершине холма в 1867 — 1969 года Иоасаф выстроил двухэтажную церковь Воскресения Христова, сохранившуюся до наших дней. В ее нижнем этаже должны были разместиться кельи монахов-скитников, а в верхнем — собственно храм.

Воскресенская церковь представляет собой образец суховатой эклектики с преобладанием псевдорусских мотивов. Храм был увенчан тринадцатью большими и малыми главками: пять на возвышенном прямоугольном тамбуре, остальные — на щипцах, которыми завершаются фасады.

Игумен позаботился и о благоустройстве окружающей территории. Склоны холма были обложены дерном. У подножия, на краю верхней площадки и вокруг церкви устроены дорожки, посыпанные песком или мощенные кирпичом. Вдоль дорожек были высажены деревья, главным образом ели. Между дорожками Иоасаф распорядился посадить малинник.

В восточном склоне холма была выкопана пещера для молитвенного уединения по примеру древних «отцов монашества».

Для своего любимого детища — скита — игумен лично составил устав, отличавшийся строгим благочестием. Иноки должны были жить в непрестанном труде и молитве, питаться только растительной пищей. Женщинам вход на территорию скита был категорически воспрещен.

Вероятно, именно строгость скитского устава и обрекла весь план на неудачу. Монахи не желали жить в скиту. Имея все необходимое для «монашеского подвига», скит пустовал до 1913 года за неимением самих подвижников. Времена изменились, и любителей «безмолвия» уже нелегко было найти даже среди монахов.

Тяжелая болезнь заставила Иоасафа уйти с поста игумена в ноябре 1877 года. После этого строительство в Павловском монастыре почти прекратилось. Единственным крупным зданием, возведенным в «послеиоасафовский» период, явилась колокольня. Она была построена в 1881-1887 годах и представляла собой четырехъярусный столп с огромной луковичной главкой. До наших дней у восточной стены трапезной сохранились нижние ярусы колокольни, декорированные в «русско-византийском» стиле.

Если бы в конце XIX — начале XX века в Павловском монастыре велась летопись, на ее страницах были бы занесены лишь несколько достойных упоминания событий. В 1904 году в здании настоятельского корпуса была устроена иконописная школа на двадцать учеников. В 1908 году началась постройка новой, двухэтажной гостиницы. Ее большое, но непритязательное здание существует и поныне. Летом 1909 года монастырь стал жертвой страшного пожара. В огне погибла и устроенная Иоасафом серебряная рака Павла Обнорского.

Средства на восстановление обители собирали по всей России. Царь Николай II пожертвовал новую раку для мощей преподобного. Летом 1912 года работы по ликвидации последствий пожара были завершены. В связи с этим монастырь посетила сестра императрицы Александры Федоровны, великая княгиня Елизавета Федоровна, вдова убитого эсеровскими боевиками в феврале 1905 года московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича. После гибели мужа она постриглась в монахини и прославилась своей благотворительностью.

В настоящее время монастырь является действующим филиалом Вологодского Спасо-Прилуцкого монастыря.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *