Павло обнорский монастырь Вологодская

Ансамбль Свято-Троицкого Павло-Обнорского монастыря – памятник регионального значения. Поставлен под государственную охрану постановлением Губернатора Вологодской области №945 от 15.10.2001 года. В 2014 году исполнилось 600 лет со дня основания обители

Монастырь находится в Грязовецком районе Вологодской области, село Юношеское, п/о Ростилово. В середине 1990-х годов возвращен Русской Православной церкви Московского Патриархата.

Свято-Троицкий Павло-Обнорский монастырь основан преподобным Павлом Обнорским.

Павел Обнорский (1317, Москва – 10 января 1429, Вологодская губерния) – ученик Сергия Радонежского, основатель Павло-Обнорского монастыря. Почитается Русской церковью в лике преподобных, память 10 января (по юлианскому календарю).

Родился в 1317 году в Москве, с детства имел склонность к монашеской жизни. В 22 года, когда родители стали предлагать ему вступить в брак, ушел из дома и в Рождественском монастыре на Волге принял монашеский постриг. Позднее перешел в Троицкий монастырь (ныне Лавра) и стал учеником Сергия Радонежского. В поисках места для уединения Павел посещал различные пустыни. После странствий остановился в Комельском лесу, где три года прожил в дупле липы при речке Грязовице, а затем перешел в том же лесу на реку Нурму, построил себе келью и выкопал колодец. Место жительства Павла стало известно, к нему начали приходить желающие стать его учениками. В 1414 году по благословению Сергия Радонежского и с согласия митрополита Фотия Павел строит Свято-Троицкий храм, вокруг которого возникает монастырь, получивший название Павло-Обнорский.

Для обители Павел установил строгий общежительный устав, управление возложил на своего ученика Алексия, которого сделал игуменом. Сам Павел продолжил проживать в уединенной кельи рядом с монастырем.

Скончался Павел 10 января 1429 года. Его житие было написано около 1546 года. Канонизирован в 1457 году. Мощи Павла Обнорского хранились под спудом в церкви Сергия Радонежского, основанного им монастыря. В 1878 году над ними была установлена массивная серебряная рака. 26 сентября 1920 года рака была вскрыта. В настоящее время мощи хранятся в деревянной часовне на территории Павло-Обнорского монастыря.

Подписи игуменов Свято-Троицкого Павло-Обнорского монастыря стоят под важнейшими государственными актами XVI-XVII веков. Располагающая к монашескому подвигу пустынная природа привлекала сюда насельников. В монастыре процветал подвиг пещерного жительства и существовал уединенный скит во имя Воскресения Христова, основанный учеником преподобного Серафима Саровского игуменом Иоасафатом. К обители были приписаны Спасо-Преображенский Макариево-Писемский и Свято-Благовещенский Иннокентиево-Комельский монастыри.

При монастыре были 5 часовен (одна из них – над колодцем, выкопанном прп. Павлом) и пещеры, которые существуют и поныне. В монастыре находились: чудотворная Корсунская икона Божьей Матери, особо чтимый образ Успения Божьей Матери в Успенской церкви, почитаемый с древних времен образ прп. Павла, писанный с него прп. Дионисием Глушицким, а также дупло того дерева, в котором жил прп. Павел. Хранившийся в монастыре медный восьмиконечный крест, которым благословил Павла Обнорского Сергий Радонежский, расплавился во время пожара в 1909 году.

Первый каменный храм был возведен в 1505-1516 гг. в честь Живоначальной Троицы. Почти через сто лет от основания монастырю суждено было претерпеть страшное поражение и совершенное опустошение — в 1538 году казанские татары, разграбив монастырь сожгли его и удалились. В 1605-1610 годах Троицкий собор был капитально перестроен. В XVII веке сооружается колокольня и монастырская ограда.

Монастырь в 1628-1630 года по Писцовым книгам предстает в следующем виде:

«Монастырь Павлов на речке Нурме: в нем церковь Живоначальныя Троицы с приделом Павла Обнорскаго; другая церковь Успения Богородицы с трапезою; третья церковь преподобнаго Сергия Радонежскаго; все три каменныя. На монастырье келья игуменская, келья казенная и 20 келлий братских. За монастырем — двор конюшенный, два двора скотских, две мельницы с тремя жерновами».

В Переписных книгах 1678 года стольника Петра Голохвастова и подьячего Ивана Саблина, значится: церковь Троицкая в Павлове монастыре о трех главах; кроме придела преп. Cepгия Радонежского при Троицком храме освящен другой придел — во имя Рождества Иоанна Предтечи; над церковью преподобного Павла Обнорского сооружена колокольня каменная и на ней больших и малых 13 колоколов; две кельи казенные каменные, кельи игуменские деревянные и 17 келий братских также деревянных.

В конце XIX века пространство, занимаемое монастырем, представляло почти правильный четвероугольник, обнесенный с восточной и северной, отчасти с западной и южной сторон, каменною, вышиною под три метра оградою. На трех углах ограды возвышались восьмиугольные, на половину каменные и деревянные, с деревянными, покрытыми железом, куполами и шпицами башни. С прочих сторон монастырь ограждается каменными монастырскими зданиями, из которых одно на юго-западном углу монастыря заменяет четвертую башню. Для богомольцев была устроена гостиница.

Церкви в монастыре

Соборная во имя Троицы, каменная, холодная, одноэтажная, строена на средства Великого князя Василия III Иоанновича, между 1505 и 1516 годами. Иконостас четырехъярусный, «нового дела». Древний иконостас сгорел во время большого пожара в монастыре, бывшего в 1767 году. Из него уцелели только 25 образов.

Церковь преподобного Павла, основателя монастыря, устроенная над его гробом в 1546 году. В ней иконостас старинный, искусной резьбы, позолоченный, хорошей греческой живописи. Стены храма расписаны. Над почивающими под спудом мощами преподобного Павла была устроена рака «одетая» медными, искусной чеканки листами. Над ней в углублении стены и на двух колоннах возвышается резная деревянная золоченая сень. В трапезной церкви хранилась в стеклянном футляре часть липового дупла, в котором преподобный Павел жил три года, подвизаясь в лесах Комельских.

Церковь преподобного Сергия Радонежского. Придел в честь Рождества Иоанна Предтечи пристроен к ней не позднее 1644 года.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы с высокой колокольней.

Обитель закрыта в 1924 году по решению Грязовецкого УИКа. В 20-30-ые годы ХХ века были разрушены Троицкий собор с прилегающими храмовыми постройками, колокольня, ограда. На территории монастыря размещалась опытная педагогическая станция, школа, детский дом. В 1945 году открылся детский санаторий, затем областная санаторно-лесная школа. Возвращен верующим в 1994 году, как подворье Вологодского Спасо-Прилуцкого Димитриева монастыря.

5 июня 1999 года был освящен трапезный храм во имя Успения Богородицы. Пока не освящен Скитской храм во имя Воскресения Христова с приделами Покрова Божьей Матери Тихвинской иконы Царицы Небесной и Всех святых.

Сегодня в монастыре хранятся следующие святыни: мощи прп. Павла Обнорского и прмчч. Обнорских: Ефрема, Герасима, Иеронима, Исаакия, Дионисия и Митрофана, покоятся под спудом, на месте разрушенного Троицкого собора обители. Вблизи монастыря находятся камень, на котором молился преподобный Павел Обнорский, и колодец который он выкопал. В храме Богоявления Господня с. Раменье хранится дупло, в котором молился прп. Павел, и покров с его мощей.

В 2003 году на заседании Синода РПЦ было принято решение преобразовать подворье Спасо-Прилуцкого монастыря в самостоятельный Свято-Троицкий Павло-Обнорский монастырь.

Восстановление строений монастырского ансамбля проводились за счет собственных средств монастыря, Вологодской епархии и благотворителей. В 2008 году работы велись работы по вычинке и покраске фасадов братских келий с внутренней стороны монастыря, по восстановлению монастырской ограды. На научно-проектные работы по восстановлению колокольни Успенской церкви выделены средства из областного бюджета в размере 451,8 тыс. рублей. В 2009 году велось строительство деревянной колокольни, восстановление Святых ворот, части монастырских стен и башенок.

23 января (10 января по ст. ст.) Церковь празднует память преподобного отца нашего Павла Обнорского и Комельского, Вологодского чудотворца.

«Пьянство — всем злым делам корень.
Не имейте пития пьянственного, да не прогневаете Бога;
предавая погибели свои души и многих соблазняя,
навлечете на себя пьянством проклятие и горе».

Преподобный Павел Обнорский

Житие преподобного Павла Обнорского

Павел Обнорский родился в Москве в 1317 году. Его родители принадлежали к городской знати и имели влияние при дворе. Когда Павлу исполнилось 20 лет, родители подыскали ему невесту. Узнав об этом, юноша сбежал из дома, хотя всегда был послушным сыном и чтил своих родителей. Павел ушел подальше от Москвы — он выбрал Рождественский монастырь в Ярославских землях, четко избрав монашеский путь. Примерно в то же время в 200-х километрах от того места, где жил Павел, отшельник, который позже станет широко известен как преподобный Сергий Радонежский, основал свою Троицкую обитель в глухом лесу на горе Маковец. К подвижнику потянулись первые ученики. Узнав про Троицкую обитель, Павел принимает решение уйти из Рождественского монастыря: судя по всему, слава о чудесах и прозорливости Сергия Радонежского, а также стремление к аскезе произвели впечатление на Павла и заставили присоединиться к пастве Сергия. В монастыре Сергия Павел уходит в затвор на 15 лет. После 15 лет, проведенных в затворе, Павел просит благословения преподобного Сергия на «отшествие в пустыню». Благословение, после некоторого колебания преподобного Сергия, было получено. Павел уходит в глухие Комельские леса и селится в дупле липы на речке Грязовице, где живет еще 3 года. Сейчас часть этого дупла с благоговением хранится в монастырской церкви Успения Пресвятой Богородицы.

Преподобный Павел Обнорский спасается в дупле липы (клеймо иконы XVII века)

После этого он переходит на новое место — на реку Нурму (приток Обноры), где ставит себе келью и выкапывает колодец. Вокруг Павла собирались дикие звери, которых он подкармливал. Они совершенно не боялись его и не причиняли ему вреда. Вскоре Павел познакомился еще с одним учеником Сергия Радонежского — Сергием Нуромским, греком, который пришел с Афона. Его монастырь стоял всего в 4-х верстах от места подвижничества Павла. Два святых стали духовными друзьями, однако Павел всегда с уважением относился к своему духовному наставнику и пользовался его духовным руководством со всяким смирением.

Библиотека Русской веры
Житие и чудеса преподобного Павла Обнорского. Великие Минеи Четьи

Читать онлайн в оригинале

Однажды Павел возвращался в свою келью и увидел, что она разрушена. Он испугался и тут же сообщил об этом Сергию. Сергий же сказал, что когда он вернется, то келья будет опять невредима. Так оно и случилось.

Вскоре вокруг самого Павла стали собираться ученики. Павел сразу же установил для них строжайший устав и требовал его неукоснительного соблюдения. Основой устава было общее имущество во всем.

Как-то ночью Павел Обнорский услышал колокольный звон, но церквей с колокольнями поблизости не было. Звон повторялся и в другие дни, причем в праздники он отличался. Павел посмотрел дальше за рекой Обнорой и нашел там очень светлое место — колокольный звон шел именно оттуда. Он держал совет с братией по этому вопросу. Было решено, что это какое-то предзнаменование. Когда Павел услышал сильный звон в Пасхальную ночь, он увидел в своей келье яркий свет, который струился из-под земли. Павел сходил к своему наставнику за 4 версты, рассказал ему о произошедшем, и Сергий предсказал, что на том месте будет большой монастырь и порекомендовал сходить в Москву к митрополиту Фотию за благословением на основание монастыря. Однако владыка Фотий решил, что 94-летний нищий монах просто хочет получить от него денег и прогнал отшельника в рваном рубище из своих покоев. Но той же ночью Фотий увидел сон, в котором голос сказал ему, что этот старец угоден Богу и что его надо принять и исполнить его просьбу. Наутро митрополит повелел найти Павла, дал ему свое благословение на основание обители и выдал крупную сумму денег, подарил богатую одежду и предложил принять духовный сан, однако по скромности своей Павел отказался от духовного звания. По своем возвращении Павел воздвиг Свято-Троицкий храм, который дал начало Павло-Обнорскому монастырю, где был введен строгий общежительный устав, а управление возложено на Алексия, ставшего игуменом. Монастырь был основан в 1414 году. Сам Павел продолжал жить в уединенной келье рядом с монастырем. Он часто посещал расположенный недалеко Спасо-Нуромский монастырь, где беседовал с преподобным Сергием Нуромским.

Свято-Троицкий Павло-Обнорский монастырь. Фото начала XX в.

В ХV веке набеги татар на русские земли не были редкостью. Однажды, в день Богоявления, перед Божественной литургией, окруженный братией, преподобный глубоко вздохнул и прослезился. Братия приступили к нему с расспросами. Преподобный молчал, а потом, уступая просьбам, промолвил: «В этот день и час нечестивые татары взяли город Кострому, предали его огню и мечу, а многих жителей увели в плен». Потом все это и подтвердилось: город действительно был взят 6 января 1429 года татарами.

Преподобный преставился в возрасте 112 лет 10 января 1429 года. В 22 года он принял иноческое пострижение и жил по разным пустыням около 50 лет, а в Комельском лесу около 40 лет. То есть 90 лет своей жизни он посвятил непрестанному иноческому деланию. Братия похоронили тело его возле храма Живоначальной Троицы с великой честью и благоговением.

Житие святого написано около 1546 года, а прославление совершилось в 1547 году на Макарьевском соборе. Мощи преподобного Павла Обнорского не обретались и хранились под спудом в церкви Сергия Радонежского основанного им монастыря. В 1878 году над ними была установлена большая серебряная рака. Мощи по сей день находятся в Свято-Троицком Павло-Обнорском монастыре под спудом, над ними построена деревянная часовня.

Тропарь, кондак и канон преподобному Павлу Обнорскому

Тропарь, глас 1:

Божественною любовию от юности распаляем, Павле преподобне, вся, яже в мире красная возненавидев, Христа единаго возлюбил еси и сего ради во внутреннюю пустыню вселился, со зверьми живый, весь Христови быв. Отонудужде и Всевидящее Око твоя труды видев, даром чудес и по преставлении обогатил тя есть. Темже вопием ти: моли непрестанно о всех нас, иже честную память твою присно в песнех почитающих.

Кондак, глас 8:

Все свое умное желание к Богу вперив, и Тому невозвратно от души последовал еси, в пустыню вселився, и, тамо ангельски пожив, многим путь быв ко спасению. Сего ради и Христос тебе прослави и даром чудес обогати. Темже вси вопием ти: радуйся, Павле преподобне, пустынный жителю.

Библиотека Русской веры
Канон преподобному Павлу Обнорскому →

Читать онлайн

Чудеса преподобного Павла Обнорского

По преставлении преподобного Павла от его святых мощей излились многие чудеса и исцеления.

Во время игумена Илариона воры задумали разграбить монастырь, льстясь более всего на церковные сосуды. Пришли ночью к монастырским воротам, надеясь легко проникнуть внутрь обители. Но совершенно неожиданно перед ними разверзлась глубокая пропасть, из которой выходило пламя. Объятые страхом, воры бежали прочь. На другую ночь они увидели вокруг монастыря множество людей: одни упражнялись в стрельбе, другие — в метании копий, третьи — в борьбе. В удивлении, откуда явилось здесь столько людей, воры опять отошли назад, не причинив зла обители. На третью ночь они нашли весь монастырь освещенным, как бы стоящим в огне. До утра они простояли в раздумье о значении виденного; а как только рассвело, пошли к игумену и принесли ему покаяние.

В те же времена воры хотели украсть скот из монастырского стада. Но всякий раз, как они приходили со своим злым умыслом, они встречали возле стада седого старца с густой бородой, не дававшего животным расходиться и оберегавшего их от похитителей. Воры после нескольких неудачных попыток одумались, пришли в монастырь и рассказали обо всем игумену Илариону. Игумен увещевал их честно трудиться и, взяв обещание впредь не воровать, отпустил их.

В 1538 году на Вологодский край напали татары. Проникли они в Комельский лес и начали жечь монастыри. Иноки Павлово-Обнорской обители услыхали об этом, и большая часть их разбежалась. В монастыре осталось всего десять старцев, которые или не могли уже бежать, или же не хотели оставить святого места. Они собрались в одной келье и всю ночь провели в молитвах и слезах. Один из старцев, Ефрем, задремал от утомления и увидел преподобного Павла. Преподобный подошел к старцу, взял его за руку и сказал: «Брат Ефрем! Вас ждет тяжкая скорбь от нечестивых варваров; тебя изрубят и еще двух с тобою, один поболеет и выздоровеет. Не скорби: эта смерть будет в жизнь вечную, а монастырь ваш, хотя будет сожжен и ограблен, но выстроится еще лучше и станет богат». Все это точно исполнилось по предсказанию преподобного. Ефрем пересказал слова чудотворца своей братии. Ночь прошла спокойно, но около полудня, когда старцы пели часы в трапезе, подъехали к монастырю конные татары. Объятые ужасом старцы начали возлагать на себя схимы и прощаться. Между тем враги были уже в монастыре. Одного старца, вышедшего из трапезы, они раздели, изранили и умертвили, отрубив ему голову. Двое скрылись в трапезе: один — под печью, другой — в трубе, а один инок прошел незамеченным среди врагов и спасся. Несколько старцев бросились в церковь и начали молиться Богу о спасении. Татары побежали за ними, сорвали с несчастных схимы и одежды, избили их, изранили и, оставив еле живыми, бросились грабить кельи. Старец Ефрем был изранен в келье и через 10 дней скончался; скончался и другой старец Митрофан, но келейник Ефрема Мина сверх всякой надежды выздоровел после продолжительной болезни.

Татары изрубили и изранили также и мирян, монастырских слуг, встретившихся им вблизи монастыря. Один из них чудесно исцелился от тяжких ран молитвами преподобного Павла. Зажегши монастырь, татары поехали прочь и встретили монастырского слугу Иоанна; раздели его донага, изранили до того, что Иоанн пять часов лежал без сознания; особенно тяжелы были раны на шее: она оказалась чуть не перерубленной. Придя в себя, Иоанн дополз до пустой избы, и когда лежал в ней, страдая от ран и от мороза, вдруг услышал через окно избы голос: «Встань и иди отсюда в дом свой, иначе здесь погибнешь». «Как мне идти? — спросил раненый. — Ноги поднять не могу, уже душа выходит из меня». — «Помолись Живоначальной Троице, призови на помощь Павла и приложи бумагу к ранам». «Где же мне взять бумаги?» — возразил Иоанн, но тут же увидел около себя бумагу. Он приложил ее к ранам, почувствовал облегчение и скоро заснул. Его беспокоила мысль о том, как ему, раздетому, в мороз и ветер добраться до дома, который стоял за три версты. Но благолепный старец уговаривал его не сомневаться в Божией помощи и немедленно идти домой; Иоанн с радостью и необыкновенной легкостью прошел три версты до своего дома. Но здесь силы покинули его. Долго лечился он от тяжелых ран: первоначально лежал без движения и не принимал пищи, так что домашние отчаялись в его выздоровлении, но Иоанн не переставал молиться своему заступнику преподобному Павлу о своем исцелении. И вот он увидел перед собою того же старца, который являлся ему в пустой избе. Старец подошел с ножом к его постели, разрезал живот больного, вынул оттуда внутренности и, очистив их ножом, снова вложил на место. Иоанн в страхе воскликнул: «Отче, я просил, чтобы ты исцелил меня, а ты изрезал мою утробу». «Я не утробу твою режу, — тихо отвечал чудотворец, — а только отнимаю болезнь». И тотчас вышел. После этого Иоанн почувствовал себя совершенно здоровым.

В Вологде жили два брата. Один из них заболел. У него начала сохнуть рука, и он принужден был слечь в постель. Ослабел он до того, что не принимал пищи и три дня не мог произнести ни слова. Тогда он обратился к преподобному Павлу с мольбой о выздоровлении и дал обет принять постриг, если поправится. Один, со своей мысленной молитвой, пребывал больной в комнате. Вдруг он видит возле себя благолепного старца с большой седой бородой. Старец склоняется над больным и с силою жмет его бок пальцем. Больной чувствует, что не спит, что перед ним действительно старец, который быстро стал удаляться из комнаты. Больной начал звать брата: «Григорий, кто это к нам приходил? Зачем ты не предупредил меня? Хоть бы благословение я принял у старца!»

Брат был удивлен, что больной, молчавший три дня, заговорил; объяснил ему, что к нему никто не входил. Больной стоял на своем; вдруг он заявляет, что чувствует себя лучше и просит есть. Скоро он совсем поправился, только рука оставалась сухой и в повязке. Вспомнив о своем обете, болевший рассказывает обо всем брату, и оба они отправляются в монастырь преподобного. Едва завидели они главы храма Живоначальной Троицы, сухорукий со слезами воззвал: «О, преподобне отче Павле, сподоби мя видеть монастырь свой». И вдруг он почувствовал зуд в больной руке. Снял повязку, а за нею с больной руки, как чешуя, спала сухая кожа, и рука стала совсем здоровой. По приходе в монастырь братья рассказали о происшедшем монастырской братии, потому что настоятель тогда был в отъезде. Все прославили Бога и угодника Его — преподобного Павла, а братьев с любовью приняли в монастырь.

У одного боярина, по имени Мелетий, сын Феодор вел нетрезвую и буйную жизнь. Невоздержание привело Феодора к тяжелой болезни. То в унынии он бросался в огонь или в воду, то в бешенстве кидался на людей, то кричал звериным голосом, то грыз себе язык, то ослабевал до полного изнеможения и уста его покрывались пеною. Отец по совету христолюбивых людей надумал обратиться в обитель преподобного Павла, но буйный сын крепко восстал против такого намерения. Силою посадили его на коня и по несколько человек с обеих сторон держали. Несчастный изрыгал хульные глаголы на преподобного, называя его тунеядцем, хотящим его убить. По настоянию отца подвезли больного к монастырю. Здесь вопли больного усилились. Ему казалось, что страшное воинство с черными лицами и медными очами заграждало путь через монастырские ворота. В исступлении больной упал без чувств. Его положили на носилки и так доставили к гробнице преподобного и приложили к ней. С криком: «Горю!» — больной вскочил на ноги, но тут же почув­ствовал себя здоровым. Начался молебен. Исцеленный от болезни припал ко гробу преподобного и затем в течение всей своей жизни не забывал его обитель.

По введенному преподобным общежительному монастырскому уставу в монастыре отнюдь не допускалось держать хмельного, а по кельям — съестного. Однако впоследствии встречались нарушения этих правил, и преподобный строго наказывал нарушителей своего устава.

Двое из монастырской братии уходили в другие обители и забыли обеты общежития. Принятые вновь в монастырь преподобного Павла, они вздумали было в келье приготовлять себе пищу: один начал варить, а другой пошел в трапезную, чтобы тайно взять там хлеба. Вдруг оставшийся слышит голос: «Окаянные, что преступаете заповедь Божию и разоряете закон монастырский?» Полагая, что ему послышалось, брат продолжает свое дело. Голос повторил: «Безумный, перестань!» И в этот миг работавший над приготовлением пищи в келье падает без чувств, пена выступает на устах его. Приходит ушедший за хлебом; видя пораженного, сознает свой грех и начинает молить: «Преподобне отче Павле, прости нас, мы нарушили твою заповедь и монастырский устав; никогда впредь не допустим этого». Вместе с тем, выбросив приготовленную пищу, он дал обет не готовить ее в келье. Молился он и о пораженном брате, который стал приходить в чувство. Первыми словами очнувшегося была молитва: «Прости меня грешного, преподобне отче Павле, и избави от лютой болезни сей». И по молитве он встал и также дал обет держать строго устав общежития.

Один брат служил в квасоварне. Он как-то впал в искушение: стал уносить сусло в келью и там готовить себе квас. И это продолжалось два года. За такое нарушение устава он был поражен расслаблением, от которого не мог оправиться в течение многих лет до самой смерти.

Другой брат в подобном же искушении нес сусло в келью. Ему пришлось проходить мимо гробницы преподобного, и едва он поравнялся с нею, как поражен был расслаблением. Только после усиленной покаянной молитвы и обета мог он встать и рассказать обо всем этом игумену.

Также один из братии, служивший больным, вздумал забрать всю их одежду и унести ее. С чужим добром вышел он в поле, но тут нога перестала у него служить и рука иссохла. Монастырские люди нашли вора, привезли в обитель. Здесь он и умер неисцеленный.

Монах Митрофан за тайное питание в келье был поражен на глазах у всех в церкви. По молитве братии он несколько оправился, но рука и нога у него оставались больными до смерти, в научение той же братии.

Бесноватые нередко получали исцеление по молитвам преподобного Павла. Одержимый Артемий, исцеленный у раки преподобного, рассказывал потом, как целое воинство бесовское гналось за ним, возбраняя путь в обитель, с каким ожесточением они хотели отсечь ему голову, а невдалеке от монас­тыря остановились, воскликнув: «Ушел-таки от нас, идти за тобою не можем».

Бесноватый Леонтий из селения Обнора, исцеленный во время молебна, свидетельствовал потом, что злой дух и в обитель его не пускал, и в обители мешал молиться. С грозным оружием в одной руке он все застилал перед больным раку преподобного ризою, которую держал в другой руке. Во время молебного Евангелия преподобный Павел встал из гроба с посохом, ударил врага, и тот исчез, а вторым ударом изгнал беса из больного.

Житель Москвы Симеон был болен глазами: веки его покрылись язвами, а зрачки — бельмами. Три недели провел он в обители преподобного Павла, часто приходя к его гробнице. Его молитва была услышана. Средством исцеления послужила вода из колодца, ископанного самим преподобным при жизни его. Больной умылся и прозрел.

Симон, житель селения Кубены, тайно оставил родной кров свой и отправился в путь. Придя в Троицкий Белопесоцкий монастырь на реке Оке, он был принят игуменом и братией, но вскоре тяжко занемог. У него утратилась способность двигать руками и ногами, затем ноги опухли и покрылись язвами. Недавний пришлец в обители, никому неведомый, он оказался совсем заброшенным и сильно страдал. Странник Алексий, родом из Вологды, обратил на него внимание и, будучи почитателем святынь своей области, спросил больного, знает ли он монастырь преподобного Павла на своей родине. Оказалось, что больной не знает этой обители, но слыхал о ней. Странник поведал Симону о чудесах, какие бывают по вере и молитве притекающих к Обнорскому чудотворцу, и расположил молиться ему и Божией Матери. При свидании с человеком, пришедшим с родины, где еще живы были родители, где сам он когда-то был счастлив, мучительно горько показалось больному настоящее его состояние, когда всеми забытый и заброшенный страдал он на чужой стороне. Он сердцем почувствовал силу евангельских слов, которые привел ему странник на память: «Просите, и дано будет вам; ищите и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит и стучащему отворят» (Мф.7:7-8). И вот в душе его возгорелась искренняя молитва: «Пречистая Матерь Христа Бога нашего, услышь меня, грешного, прокаженного душою и телом, услышь непотребного, на чужой стороне тяжко страждущего, и сотвори молитву Сыну Своему, Христу Богу нашему, да и меня помилует, как воздвиг расслабленного при Овчей купели, тридцать восемь лет лежавшего!»

Призывал он и преподобного Павла и давал ему обет: даже по малом облегчении пойти в монастырь его и остаться там на всю жизнь, чтобы трудиться на братию. Молитва его была услышана. Получив же облегчение, Симон отправился на север. По пути туда, в Москве, он встретил знакомого своего отца и вместе с ним доехал до родного дома. Родители, давно потерявшие сына из вида, считали его уже умершим и были несказанно обрадованы его возвращением. Симон рассказал им по порядку обо всем, что с ним произошло, не умолчал и о данном преподобному Павлу обете. Родители сначала уговари­вали сына отложить пострижение до их смерти, просили только погостить у них, а потом склонили его вступить в брак. Симон из любви к родителям, у которых все остальные дети перемерли, остался в родном доме, а потом стал и забывать о своем обете.

Как-то ночью Симон чувствует, что к нему возвращается прежняя болезнь — действительно, его опять постигло расслабление и ноги его прикорчились к чреву. Сам больной не замедлил понять причину возвратившегося недуга. Поняли и родители, что неправильно задерживали сына. Не без труда доставили несчастного в монастырь. Состояние его было ужасно. Ему приходилось ползать на чреве своем или же валяться на хребте. 15 недель провел он в таком состоянии, слезно оплакивая свое согрешение и умоляя о помиловании. В одну ночь больной Симон, лежавший в какой-то уединенной храмине за монастырской оградой, молился и имел видение. В ослепительном сиянии света он видит Пречистую Богородицу, в отдалении же от Нее — благолепного старца с большой густой бородой. Пречистая обличала больного, обратив к нему такие слова: «Встань, человек, что лежишь! Пойди в церковь на молитву. Здесь никто из живущих не пребывает в лености, но всякий молится и по силе своей трудится. Ты же столько времени в монастыре и без труда хлеб снедаешь».

«Воздвигни его, Владычица! — умолял Богоматерь старец, — и ныне да идет на молитву».

И взяв его за два перста правой руки, Она потянула его. Больной в страшном смущении вскочил и бросился в монастырь, не сознавая, жив он или умер. Несколько часов прошло, пока он очнулся и получил дар слова. И горяча была благодарственная молитва его у гроба преподобного.

Двинянин Симон рассказал о себе следующее: «Мы шли по морю в ладье, направляясь от реки Злотицы в реку Двину. Всех нас было пятнадцать человек. Попутный ветер неожиданно перешел в бурю, паруса сорвало, руль сломало. Смерть была неизбежна. Но среди нас было двое, живших раньше в монастыре преподобного. «Молитесь Павлу Обнорскому, — убеждали они нас, — через него бывают многие чудеса». Мы лежали ниц в ладье и горячо молились. Неожиданно раздается над нами голос: «Встаньте». Поднимаемся и видим, что ладья пристала куда нужно, а от нее уходит старец с большой и густой седой бородой. Один из нас, лежа на дне лодки, видел этого старца у кормы, как он жезлом своим заменял нам потерянный руль. Мы прославили Бога и угодника Его преподобного Павла и с радостью пошли в домы свои».

Боярин Симон Литвин не верил в чудеса преподобного. Раз, посещая монастырь для молитвы Пресвятой Троице, он шел мимо гробницы чудотворца. Раздался гром, и Симон пал без чувств. Грома присутствующие не слышали, но видели случившееся и ждали, что будет. Симон не скоро очнулся, поведал о том, что произошло, но по расслаблению не мог двигаться. Позвали священников, запели молебен Живоначальной Троице и преподобному Павлу. Больной встал, со слезами припал к гробнице и исцелился от неверия своего.

Много лет проживший в монастыре инок Антоний заболел и с терпением переносил недуг, посланный ему. Братия заходили навестить больного. Одному из братии он рассказал следующее: «Раз как-то лежу я на своем одре и вижу, что вся келья наполнилась бесами, но близко они не подходили. Один стоял высокий, как дерево, и опирался на палицу, другой стоял и кричал свиньей. Иные явились и приблизились к нему и вели между собою разговор и показывали друг другу каждый свое оружие: у них в руках были копья, клещи, пилы малые, рожны, шила, бритвы, а на бедре у каждого то брус, то оселок». Бесы говорят один другому: «Распилим его, да и сошьем». Или: «Дай ему из своей чаши напиться». А то вдруг один срезает у другого кожу и мясо с затылка и предлагает заткнуть ему горло. Больной в страхе лежит недвижимо. Вдруг демоны начинают шуметь своим оружием и метаться по келье. Больной обращается к мысленной молитве, и только помянул он Пресвятую Богородицу и преподобного Павла, бесы тут же исчезли, словно пыль на ветру.

Около половины XVI века приходил в монастырь из Москвы пушкарь Феодор, родом иностранец, и пробыл там два дня. Он страдал простудою. Обходя кругом обители, Феодор выпил воды из колодца преподобного, возвратился в келью и уснул. Является ему старец и порицает его, зачем пил из колодца без благословения игуменского, и требует, чтобы он шел сейчас же к игумену. Феодор ответил, что нарушил монастырские обычаи в простоте ума, без злого умысла. Старец умягчен был смирением Феодора и обещал ему исцеление от болезни по исполнении предписанного покаяния. Феодор пошел к игумену, был им прощен и исцелен.

В 1546 году игумен Протасий с братией решили поставить над гробом преподобного Павла каменную церковь во имя преподобного Сергия чудотворца, а другую — во славу преподобного Павла. При копании рвов найдено было шестеро мощей, на которых ризы сохранились нетленными. То были, вероятно, мощи учеников преподобного Павла. Инок Паисий страдал в то время зубной болью. В тяжком мучении приходит он ко рву, берет от одних мощей зуб и кладет себе на больные зубы. Боль тотчас унялась, а после краткого сна в келье Паисий объявил, что зубы его как будто никогда не болели. Между тем копание продолжалось. Дошли до гроба преподобного Павла и стали окапывать его в расстоянии одного локтя. Земля, которой над гробом осталось с какую-нибудь пядь, осыпалась и открыла угол гроба, нисколько не сгнившего, как будто вновь положенного. Игумен посоветовался с братией, чтобы после поста и молитвы открыть гроб и осмотреть святые мощи. Поговорив о том в церкви за утреней, игумен пошел в келью читать правило, а потом задремал. И видит он: открываются двери, входит преподобный Павел и с гневом говорит игумену: «Зачем помышляете осматривать мои мощи? Смотрите, огонь попалит за это. Прикажи заделать гроб вновь и скорее». Игумен с ужасом вскочил, позвал мастера и приказал ему с благоговением заделать гроб преподобного.

ХХ век начался для монастыря с трагедии: в обители начали строить гостиницу, а в ночь на 26 августа 1909 года в ней разразился страшный пожар, в котором погибла серебряная рака преподобного, которая, впрочем, была собрана в виде слитков, и медный крест, подаренный Сергием Радонежским своему ученику в качестве своего благословения на отшельничество, а также липа, в дупле которой он подвизался. Мощи не пострадали, так как они покоятся под спудом. Средства на восстановление обители собирали всем миром, но уже в 20-е годы рака была вскрыта большевиками. Павло-Обнорский монастырь был возвращен РПЦ МП в 1991-м году и постепенно восстанавливается с того времени живущими в нем монахами.

Часть дупла липы, где жил преподобный Павел Обнорский

Преподобный Павел Обнорский. Иконы

Преподобный Павел Обнорский. Кон. XVI — нач. XVII в. Вологодские земли. Частное собраниеПреподобный Павел Обнорский. Центральная Россия. Конец XIX в. Музей им. Андрея Рублева, МоскваПреподобный Павел Обнорский с житием. Икона. Русь. XVII в. ВГИАХМЗ. ВологдаПреп. Павел с житием (фрагмент). Икона. Русь. XVII в. ВГИАХМЗ. ВологдаПреподобный Павел Обнорский. XVII в. Икона Кирилло-Белозерского монастыряПреподобный Павел Комельский (Обнорский) и святой благоверный князь Михаил Тверской. Частное собраниеКомельские преподобные. Иконописная школа Сергиев Посада. Около 2000 г.

На протяжении многих столетий, благодаря великим царским и великокняжеским вкладам и некоторыми пожертвованиями недвижимых имуществ от частных лиц, монастырь обогащается и благоустраивается. Уже в XVI столетии Свято-Троицкий Павло-Обнорский монастырь, несмотря на удалённость от столицы и разорение в 1538 году казанскими татарами, стал обретать известность и экономическое благополучие. Среди жертвователей и паломников были богатые люди, вельможи и великокняжеские особы. Монастырь многим был обязан щедротам Великого князя Василия III Иоанновича, благодаря которым в обители высился красивейший каменный храм во имя Святой Троицы. В 1528 году здесь побывал и сам жертвователь со своей второй супругой Еленой Глинской «и милостыню велию давал,…и велел молиться о чадородии». После царского паломничества 25 августа 1530 года у них родился сын Иоанн Васильевич.
Не оставлял обитель своими пожертвованиями и сам наследник – «богодарованный» сын Василия III – Иоанн IV, позже прозванный Грозным. В мае 1545 года он и сам посетил монастырь и те места, где его покойный родитель молился о даровании наследника престола. В последствии к Павло – Обнорскому монастырю благоволили члены Императорской семьи Дома Романовых. В июле 1912 года обитель посетила великая княгиня Елизавета Фёдоровна, родная сестра императрицы Александры Фёдоровны, прославившаяся при своей жизни благотворительностью.
Монаршая власть постоянно интересовалась жизнью Павло-Обнорской обители. Последний великий вклад, до закрытия монастыря, был сделан семьей Дома Романовых, после пожара в монастыре, который случился в ночь с 25 на 26 августа 1909 года после всенощного бдения, в храме, где находились мощи преподобного Павла, и потушить который удалось только после четырнадцатичасовой борьбы с огнем.
На средства Николая II Александровича и царицы Александры Фёдоровны в монастыре над мощами преподобного Павла Обнорского была сооружена серебряная рака с мраморной сенью. 31 мая 1910 года храм был вновь освящен.
Старейший документальный источник по истории Павло-Обнорского монастыря — писцовая книга Гавриила Коробьина и подъячего Федора Стогова 1628-1630 гг., в которой говорится: «Монастырь Павлов на речке Нурме, в нем церковь Живоначальныя Троицы с приделом Павла Обнорского, другая церковь Успения Богородицы с трапезою, третья церковь в честь преподобнаго Сергия Радонежского, все три каменные. В церквах Божие милосердие образа, свечи, книги, ризы, колокола и всякое церковное строение…»
Тяжелым временем для русских монастырей было XVIII столетие. Уже в Петровскую эпоху начались решительные сокращения привилегий монастырей, изъятие их доходов. В результате конфискации церковных земель в 1764 году Павлов монастырь потерял около двух тысяч крестьянских душ. Трудности усугубил сильный пожар, охвативший обитель в 1764 году. В 1777 году был, наконец, произведен ремонт зданий. Однако и в последующие годы монастырь влачил жалкое существование на скудном казенном содержании.
С приходом в обитель игумена Иоасафа Тихонова (1861-1877) положение в монастыре резко изменилось. Возрождение Павловой обители стало делом его жизни. При нем была выровнена ведущая от Московского тракта к монастырю дорога, устроены гостиница для состоятельных богомольцев и отдельный дом для их прислуги. Река Нурма, подходившая к самым стенам обители, была отведена в сторону с помощью особого канала, а ее высохшее русло использовано под огород. Вокруг монастыря возвели каменную ограду в три метра высотой, с тремя восьмиугольными башнями и двумя вратами. Под ее южным пряслом были устроены сохранившиеся до наших дней погреба с кирпичными сводами. На высоком, но безлесном правом берегу Нурмы по распоряжению игумена были посажены еловая и сосновая рощи, к западу от обители был насыпан холм, похожий на усеченный конус, — так называемая «Голгофа».
На его верхней площадке была выстроена восьмиугольная деревянная часовня. Второй насыпной холм, расположенный в сотне метров восточнее монастыря, послужил основанием для скита. На вершине холма в 1867 – 1869 годах игумен выстроил двухэтажную церковь Воскресения Христова, сохранившуюся до наших дней .В 1875 году перестраивается церковь преподобного Павла.
После 1877 года строительство в монастыре почти прекратилось. Единственным крупным зданием, возведенным в тот период, явилась колокольня. Она была построена в 1881-1887 годах и представляла собой четырехъярусный столп с огромной луковичной главкой. До наших дней у восточной стены трапезной сохранились нижние ярусы колокольни, декорированные в «русско-византийском» стиле.
К началу ХХ столетия внутри каменной монастырской ограды со Святыми вратами, построенной во второй половине ХIХ века, находились четыре храма, два двухэтажных братских корпуса и трехэтажный настоятельский корпус.
Каменные храмы, слитые воедино в центре обители, создавали впечатление величественного и грандиозного строения. К Свято-Троицкому собору примыкали церкви в честь Рождества Иоанна Предтечи и преподобного Павла Обнорского с придельными храмами преподобного Сергия Радонежского и иконы Божией Матери Корсунской. Теплая церковь во имя Успения Божией Матери с надстроенной колокольней составляла единую совокупность строений с трапезной и настоятельскими келиями. В 1904 году в здании настоятельского корпуса была устроена иконописная школа на двадцать учеников. Принимались в школу мальчики в возрасте 10-15 лет. Летом 1912 г. закончились работы по ликвидации страшного пожара, произошедшего в 1909 году. В 1914 году обитель отметила юбилей – 500 лет со дня основания Свято-Троицкого Павло-Обнорского монастыря.
В 1920 годы Павло-Обнорский монастырь был упразднен, а монахи изгнаны из его стен. Обитель закрыли Великим постом 12 апреля 1924 года. Многие из иноков подверглись гонениям.
Решением президиума Грязовецкого уисполкома было предложено организовать в помещениях Павло-Обнорского монастыря: …в одной церкви — народный дом (библиотека-читальня, сцена-театр), вторая церковь — класс, и в двух остальных — маслодельная артель. Помещение, где жили монахи — общежитие приезжающим рабочим и служащим на отдых во время лета.
Судьбы монахов сложились по-разному, но все они в той или иной форме продолжали духовное служение. Одна общая черта есть в жизни всех Павло-Обнорских подвижников – после закрытия монастыря рано или поздно им пришлось вступить на путь скитаний. Павло-Обнорские монахи выбирали разные пути. Последний игумен, архимандрит Никон, нелегально проживал у духовных детей, некоторое время служил в храме г. Любима, а затем пошел по пути создания тайного монастыря. Позднее он был приговорен к 10 годам тюрьмы и в последний день 1941 года умер в Соль-Илецкой тюрьме, близ Оренбурга. Подвижник игумен Михаил Лаков, хотя и был арестован сразу после закрытия монастыря, однако был отпущен на свободу и впоследствии оказался в селе Чернецкое Грязовецкого района, где служил в храме Успения Божией Матери почти до самой смерти. Казначей обители иеромонах Николай (в миру Александр Иванович Воропанов) служил в Спасо-Нуромском приходе Грязовецкого района, затем в церкви г. Данилова, был репрессирован и после отбытия ссылки служил в церкви Вознесения г. Тутаева. В 1941 году он был вновь арестован и расстрелян. Такова же судьба и другого подвижника – иеромонаха Иерофея ( Глазкова), который был также репрессирован, после служил в церкви Введения Пресвятой Богородицы в г. Любиме, в проповедях открыто обличал безбожную власть и был приговорен в 1937 году к расстрелу.
Территорию Павло–Обнорского монастыря переименовали в село Юношеское. Все храмы кроме Успенского и скитского были разрушены. Но никакие испытания не осквернили благословенного места. И после закрытия монастыря происходили чудеса и исцеления по молитвенному предстательству преподобного Павла Обнорского.
Промыслом Божиим в 1994 году обитель была возвращена Церкви. В пустующем Павло-Обнорском монастыре начала возрождаться иноческая жизнь. Постепенно в нём стала обустраиваться духовная жизнь и налаживаться хозяйство. С 1994 до 2003 года монастырь был подворьем Спасо-Прилуцкого монастыря. 5 июня 1998 года Высокопреосвященнейшим архиепископом Вологодским и Великоустюжским Максимилианом был освящен трапезный храм во имя Успения Божией Матери, возобновлены регулярные богослужения. С 27 декабря 2003 года указом Синода — монастырь становится самостоятельным, а 8 июня 2004 г. получает юридический статус. 23 января – в обители совершается празднование памяти преподобного Павла Обнорского. Восстанавливаются уцелевшие монастырские строения, возводятся кирпичные стены ограды, построена часовня над мощами преподобного Павла, деревянная колокольня и хозяйственные постройки. В храме установлен новый иконостас.
В монастыре оборудованы столярная мастерская, пасека, выпекается свой хлеб, разбит огород с парниками и теплицами, где выращиваются овощи. Имеется небольшая библиотека, которой пользуются как насельники монастыря, так и прихожане.

Имеется возможность размещения паломников в странноприимном доме.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *