Печаль ваша в радость будет

Ее основы были заложены в июне 1979, когда, покинув «Машину времени», Евгений Маргулис (бас, гитара, вокал) и Сергей Кавагоэ (барабаны) решили организовать новую группу. Примерно в то же время в поисках подходящих партнеров находился автор песен, певец и гитарист Алексей Романов, который начал играть рок-н-ролл еще в конце 60-х годов, в 1973 на несколько месяцев присоединился к «Машине времени», тогда же начал сочинять песни сам, вследствие чего вскоре ушел в «Опасную зону», лидером которой был двоюродный брат Андрея Макаревича, Алексей. Они исполняли песни Романова, позднее сменили название на «Кузнецкий мост», и разошлись в 1977.
В оригинальный состав группы, не без намека названной «Воскресение» (лишь позднее, под давлением различных обстоятельств, «и» заменил нейтральный мягкий знак), вошли Романов (гитара, вокал), Маргулис (бас, вокал), Алексей Макаревич (клавишные, вокал) и Кавагоэ (барабаны); секцию духовых составили Сергей Кузминок (труба), который тоже играл в «Машине времени», а из «Виктории» пришел Павел Смеян (саксофон). Репертуар группы составляли песни Романова и Маргулиса, а появившийся в «Воскресении» немного позже Андрей Сапунов (гитара, вокал) принес с собой песни своего коллеги по «Цветам» Константина Никольского.
Они успели дать считанное количество концертов и записали материал для двух магнитоальбомов. Сразу разлетевшиеся по стране, они были восприняты многими как записи новой «Машины» и сделали имя группы популярным. Лирический герой «Восресения» — как правило, человек, переживший крушение мечты, но не утративший своих идеалов, прошедший через суровые жизненные испытания, но не сломленный ими, — оказался весьма симптоматичной фигурой для отечественного рока начала 80-х годов, а свежие, запоминающиеся мелодии быстро нашли дорогу к слушателям и надолго вошли в популярный репертуар по всей стране. Вместе с тем ситуация в тогдашней Москве не располагала к существованию подпольной рок-сцены — к октябрю 1980 «Воскресение» фактически распалось: Смеян присоединился к «Рок-ателье» Криса Кельми, Кузминок покинул сцену, Макаревич занимался постановкой эстрадных программ, Кавагоэ впоследствии эмигрировал в Японию, а Маргулис стал бас-гитаристом «Аракса», репертуар которого пополнили многие песни Романова.
Лишь следующим летом у бывших участников «Воскресения» появилась еще одна возможность записаться. 7 июня — 10 июня 1981 в подвале Института международных отношений неизменный звукорежиссер группы Артем Арутюнов записал песни Романова Воскресение, Люди как в темной чаще, Рэгги, Поезд, Кто виноват, Солдат и Предатель, а также Один взгляд назад и Блюз Никольского. Участие в работе принимали: Романов и Никольский (гитары и вокал), Сапунов (бас, вокал) и Михаил Шевяков (барабаны). Хотя этот состав группы фактически никогда не существовал за пределами студии, именно он (равно как песни с этого альбома) стал наиболее известным в истории группы. В мае 1982 Романов, находившийся в то время без работы и без музыкантов, принял приглашение бывшего звукооператора «Машины времени» Ованеса Мелик-Пашаева и возглавил собранную им группу. В состав группы Ованеса Мелик-Пашаева (ставшей в известном смысле новой инкарнацией «Воскресения») вошли: Вадим Голутвин (экс-«Аракс»; гитара), Игорь Кленов (экс-«Шестеро молодых»; бас), Петр Подгородецкий (экс-«Машина времени»; клавишные) и Александр Воловик (барабаны). Они интенсивно гастролировали по стране, сменили Воловика на Владимира Воронина из «Фантазии», следующей весной устроились в Московскую областную филармонию (их директором в то время, кстати, был нынешний президент «PolyGram Russia» Борис Зосимов) и записали новый альбом «Радуюсь!» (1983), однако, летом 1983 Романов был неожиданно арестован и по сфабрикованному обвинению в организации нелегальных концертов посажен в тюрьму. Державшаяся на нем группа стремительно покатилась под откос. В 1983-84 у микрофона промелькнули Алексей Антонов, Олег Курятников, Анатолий Алешин из «Аракса», которые пели, естественно, песни Романова, но все это не могло остановить процесс распада. Весной 1984 группу покинул Голутвин, и в мае на сцене Дворца спорта «Крылья Советов» на гитаре — тряхнув стариной — играл сам Мелик-Пашаев.
Позднее в том же году Голутвин и вернувшийся на свободу Романов собрали просуществовавшую года полтора группу «Салют», а в конце 80-х годов встретились в составе «СВ», которые, опять-таки, играли песни Романова. В 1990 к ним, после распада своей группы «Лотос», присоединился и Сапунов.
В 1992, когда московская фирма «FeeLee» издала на пластинке второй альбом группы, было следано несколько попыток реорганизовать «Воскресенье» в той или иной форме. Состоялось несколько выступлений второго состава группы, но в конечном счете Романов и Никольский разошлись в разные стороны.
Следующий этап в истории «Воскресения» начался лишь в мае 1994, когда на волне ностальгии группа собралась в своем «почти оригинальном» составе начала 80-х годов: Романов, Маргулис, Сапунов, Макаревич и Михаил Шевяков, занявший место ныне живущего в Японии Кавагоэ. На майские праздники они сделали два тепло встреченных концерт а в питерском киноконцертном зале «Октябрьский» (любопытно, что в те годы группа ни разу не выступала в Ленинграде), после чего о «воскресении» «Воскресения» было объявлено официально. С тех пор они регулярно выступают в Москве, изредка гастролируют, работают в студии (но, к сожалению, не над своим новым материалом). Алексей Макаревич в декабре 1994 вновь покинул сцену, чтобы заниматься своим поп-проектом «Лицей».
В сентябре 1995 скрытый конфликт между базовым составом «Воскресения» и Константином Никольским, сыгравшим в истории группы эпизодическую, однако весьма существенную роль, проявился в виде заявления для прессы, в котором участники «Воскресения» возражали против использования им в своей рекламе названия группы.
В начале 1996 свет увидел концертный альбом ‘Мы вас любим’, на котором был представлен материал, записанный с первых концертов реорганизованной группы в Москве (киноконцертный зал «Россия», июнь 1994).

ГЛАВА 1. РАЗБУДИ РАБА

Не ищи печально поддельных утешений.

Все поглощения действуют в одном.

Один метод исправит все.

В начале и в конце нужно

делать две вещи. Будь терпеливым, какие бы

два случая не случились. Соблюдай два правила, даже с риском для жизни.

Познай три трудности.

Выдели три части главной причины.

Чтобы не быть разрушенным, медитируй на три вещи.

Сделай три неразлучными с добродетелью.

Cтаринная история:

Иисус, сын Марии, встретился как-то со стариком, жившим на горе, открытой всем ветрам, без всякого укрытия от жары или холода. Иисус спросил его, почему он не построил себе дом. «О Боже», — ответил старик, — «пророки до тебя предсказали, что я проживу только семьсот лет. Не стоит беспокоиться, чтобы поселиться внизу».

Жизнь — ожидание, не дом. Она есть поиск дома, но сама по себе не является домом. Это исследование, приключение. Нет необходимости, чтобы вы достигли цели — это редкость — потому что поиск очень сложен и имеется тысяча и одна трудность на пути.

Пусть это будет первым, что вы поймете в сегодняшних сутрах; их значения многообразны. Когда вы будете медитировать, когда вы проникнете глубоко в них, вы будете удивлены — в этих сутрах, как в каплях росы, содержится океан.

Магомет сказал: «Я как всадник, что нашел убежище под деревом, а потом продолжил свой путь».

Да, эта жизнь — ночной привал, караван-сарай. Не селитесь в нем. Используйте удобный случай, чтобы дотянуться выше, выше и выше, потому что нет предела ни высотам, ни глубинам. Но всегда помните: не считайте жизнь, как нечто, само собой разумеющееся, это только удобный случай с безграничным потенциалом и возможностями. Но если вы начнете думать, что вы достигли, потому что вы живы, вы упустите самую суть.

Иисус сказал снова: «Мир является мостом, не остановкой». Используйте это как мост; это может соединить вас с Богом. И когда жизнь станет мостом к Богу, это прекрасно, божественно. Но если вы не используете ее как мост к Богу, она останется скучной, поддельной, иллюзорной, воображаемой, фиктивной.

Первая сутра:

Не ищи печально поддельных утешений.

Каждый человек ищет блаженства, и почти все находят прямо противоположное. Я говорю «почти», потому что некоторые люди не в счет — Будда, Заратустра, Лао Цзы, Атиша. Но они так далеко и их так мало… Они исключения; они только подтверждают правило. Итак, я говорю, что почти все, кто ищет для блаженства, находят отчаянье и страдание. Люди стараются попасть на небеса, но когда они вдруг достигают их, они осознают, что это ад.

Должно быть, где-то очень большое непонимание. Непонимание того, что те, которые ищут удовольствий, найдут печаль — потому что удовольствие только маскировка, печаль как раз то, что скрыто. Это маска — слезы скрыты за улыбками, шипы ждут вас за цветами. Те, кто увидят это… все могут видеть это, ведь это так очевидно; каждый человек переживает это снова и снова. Но человек есть животное, которое никогда не учится.

Аристотель определил человека как разумное существо. Это явный вздор! Человек самое неразумное существо, какое вы можете где-либо найти. Человек может быть разумным, но это не так. Это не определение человека, какой он есть, это определение, каким человек мог бы быть. Будда, да; Магомет— да, они разумные существа, разумные в том смысле, что они живут разумно, они живут мудро, они используют каждой единственный удобный случай, чтобы расти, созревать, быть. Но, поскольку нас интересуют миллионы человеческих существ, девяносто девять процентов людей неразумные существа, краше неразумные.

Их первая неразумность та, что хотя они проходят через многие ощущения снова и снова и ничему не учатся, они продолжают повторять их. Сколько раз вы сердились и какой урок извлекли из этого? Сколько раз вы ревновали, и какой опыт получили? Вы продолжаете проходить через этот опыт снова и снова, ничего не извлекая из него. Вы не взрослеете; ваш путь в жизни неразумный, несознательный.

Сознающий человек будет в состоянии легко увидеть, что, ища удовольствие, во всем этом находишь печаль. И что, в сущности, удовольствия? Просто подделка. Кто-то хочет построить большой комфортабельный дом, и это стоит ему стольких хлопот, страданий и беспокойств, столько нервного напряжения!

Говорят, что если вы в самом деле преуспевающая личность, вы обречены на инфаркт где-то между сорока пятью и сорока восемью годами. Если вам стукнуло пятьдесят и у вас еще не было инфаркта, ваша жизнь потрачена зря, вы неудачник, банкрот; вы не достигли цели, вы недостаточно честолюбивы. С честолюбивы-ми людьми обязательно случается инфаркт. Еще более честолюбивые зарабатывают психоз.

Если вы не нуждаетесь в психиатре, это просто означает, что вы не используете свой ум на путях амбиций.

И все общество построено на амбиции; образовательная система готовит только амбициозные умы. Это — потенциальные пациенты для психотерапевтов. Это выглядит как заговор — вся образовательная система только и делает, что создает людей для докторов, для священников, для психотерапевтов.

Кажется, вся система больна, и больна смертельно. Она не создает здоровых, живых, сияющих человеческих существ; не создает играющих, празднующих людей. Она не учит вас, как сделать вашу жизнь праздником. Все, чему она учит, уводит вас все глубже и глубже в ад. И вы знаете это — потому что я не говорю о разных спекулятивных мысленных построениях, я говорю просто о вашей психологии, вашем способе существования.

Атиша прав. Он говорит:

Не ищи печально поддельных утешений.

Как много страданий вы создали. Для чего? Кто-то хочет дом чуть побольше, чуть больший банковский счет, чуть побольше славы, чуть побольше известности, власти. Кто-то хочет стать президентом или премьер-министром.

Все это поддельно, ибо смерть все возьмет с собой. Это определение поддельного. Настоящее только то, что не может забрать смерть. Все остальное нереально. Это сделано из той же материи, что и сны. Если вы стремитесь к вещам, которые смерть заберет с собой, тогда ваша жизнь — «история, рассказанная идиотом, полная шума и ярости и безо всякого смысла». Вы никогда не доберетесь до смысла.

И какая песня может быть без смысла? И как вы можете, не имея смысла, когда-либо сказать: «Я живу»? Дерево не цветет, дерево не приносит плодов. Да что говорить о плодах и цветах? — даже листья не появляются.

Миллионы рождаются как семена и умирают как семена. От колыбели и до могилы их история просто плывет по течению. Это несчастный случай, и окончательный результат — великая печаль. Идея ада только символизирует ту великую печаль, что вы создаете неправильное качество своего существования.

Атиша говорит:

Не ищи печально поддельных утешений.

Если вы ищете окончательное, каждое мгновение вашей жизни будет все больше и больше наполнено миром, более спокойным, тихим, прохладным, ароматным. Если вы ищете высшее, если вы ищете истину, Бога, нирвану, как бы вы ни захотели назвать это; если вы в поиске глубин жизни и вершин жизни, если вы не стремитесь к подделкам, тогда ваш великий поиск принесет новое качество в ваше существование. Вы ощутите укорененность, собранность воедино; вы ощутите единство. И тогда вы ощутите новую радость, возникающую в вашей душе, которая не приходит извне.

Настоящая радость никогда не приходит извне — только подделка приходит извне, потому что смерть забирает все, что приходит к вам из вне.

Смерть случается только снаружи, она никогда не случается внутри. Смерть случается во внешнем и никогда —во внутреннем, внутреннее вечно. Ваше внутренне превыше смерти — оно всегда было здесь и всегда будет здесь. Но вы не знаете этого. Вы продолжаете гоняться за призраками, а реальность ждет вас, чтобы вы вошли, заглянули, настроились на нее.

Итак, первое: ищите то, что бессмертно, и в конце концов вы постучите в дверь, ведущую на небеса.

Второе: почему первое, что вы делаете — это стремитесь к поддельным удовольствиям? Эта женщина, этот мужчина… Почему вы гонитесь за поддельными удовольствиями? Что скрывается за этим? За этим скрывается ваша печаль. Вы хотите как-то забыть обо всем этом, вы хотите утопить себя в алкоголе, сексе, деньгах, большой политике. Вы хотите в чем-то утопить себя.

Политики легко могут говорить о необходимости запрещения спиртных напитков, потому что они имеют в распоряжении гораздо более опасную отраву. Мораджи Десаи может настаивать на запрещении спиртных напитков, потому что он захлебывается своей большой политикой; он топит себя в отраве очень тонкого, неуловимого качества. Несомненно, алкоголь менее опасен, чем политика.

Если что-то и нужно запрещать в мире, то не алкоголь, а политику. Сколько алкоголиков в Индии? Не больше семи процентов. А насколько больше политиков? Я не думаю, что можно найти несколько человек, которые не политиканствуют — очень трудно. Вы можете, по видимости, не

но печаль ваша в радость будет

«Горечь сия да превратится в радость». Когда евреи путешествовали по пустыне, они подошли к громадному озеру Мерра, которое существует до сих пор. Их томила жажда, но вся вода в озере оказалась горькой. Не было возможности ее пить. Народ готов был возроптать, но Бог указал Моисею некое дерево. Погрузил его в воду Моисей, и вода потеряла горечь, стала приятной на вкус. Но то были образы, непонятные для народа, разве только Моисей разумел сокрытый смысл происходившего. Что же преобразовало это дерево, усладившее горечь вод озера Мерра? Древо Креста. И ныне во всех самых горьких обстоятельствах жизни христианин имеет большую отраду в Кресте Господа Иисуса. Как бы ни был грешен христианин, он имеет драгоценную веру в Господа Иисуса и этой верой спасается. И ты спасешься, только держись за Христа. Вопи к Нему — и услышит. Конечно, не голосом вопи, а сердцем: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную!» И помилует. Помилует!

Слово, сказанное на общем благословении 3 января 1912 г.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *