Перестройка

Начало

В 80-е годы для всех здравомыслящих людей стало очевидным научно-технологическое и экономическое отставание СССР. Хронический дефицит на самые необходимые потребительские товары угнетали советское общество, формировали даже среди искренних сторонников социализма, с одной стороны, пессимизм, с другой — неизбежный негатив и цинизм по отношению к коммунистическим идеям. Совокупность экономических, социально-политических и духовных факторов вызвала необходимость реформ. Наиболее популярной признавалась возможность преодоления деформаций, свойственных социализму, очищения его от ошибок и недостатков.

Концепция перестройки и сводилась к признанию необходимости реформ сверху с целью обновления социалистической системы. И переходу от авторитарно-бюрократического социализма к демократической, гуманистической модели социализма с человеческим лицом.

С позиций сегодняшнего дня представляется, что перестройка содержала в себе потенциальную возможность реализации идеи конвергенции, то есть своеобразного соединения-интеграции преимуществ социализма и капитализма. Более того, спустя три десятилетия становится очевидным, что в иных, более благоприятных внешнеполитических и внутренних экономических условиях — и при определенной ориентации и другом качестве лидеров, стоявших у власти — эта идея могла быть реализована. Главный аргумент в пользу этого — перестройка располагала гигантскими человеческими ресурсами, ибо с самого начала вызвала огромные надежды и невиданно активное участие абсолютного большинства граждан советской страны.

Противостояние

В процессе перестройки отчетливо проявилось противостояние трех основных сил.

Первая — последовательные сторонники перестройки, объединившиеся под лозунгом демократического обновления социализма, из интеллектуальной части партийного аппарата ЦК КПСС, обкомов партии и ЦК национальных республик, научных работников-обществоведов научно-исследовательских институтов и преподавателей вузов.

Вторая — консервативные силы КПСС, представлявшие значительную часть партийного аппарата в обкомах, горкомах, райкомах партии.

Третья — люди, группировавшиеся вокруг Бориса Ельцина; они выступили против предложенных преобразований, осуждая их медлительность, нерешительность, половинчатость. Их позиция на самом деле сводилась к тому, чтобы покончить с социализмом и утвердить политику радикального либерализма — возвращения в рыночные отношения методами шоковой терапии и грабительской приватизации.

Одно из самых распространенных обвинений в адрес перестройки: ее авторы не имели четкого плана действий. Это обвинение, как нам кажется, было сознательно преувеличенным. Если внимательно изучить все то, что сторонники и идеологи перестройки представляли тогда на страницах СМИ, вывод будет очевидным: именно в отказе от авторитарной, командно-административной системы социализма и возвращении гражданина в политику, экономику, духовную сферу заключалась главная идея перестройки. Во многих официальных материалах, представленных в печати, обосновывалась необходимость выхода из тоталитарной системы управления страной и ликвидации гегемонии КПСС. Сегодня, когда все уже в прошлом, известно, к каким последствиям привело разрушение партийной диктатуры в стране, ибо она была основной скрепляющей структурой государства. В то же время решение о ликвидации политической гегемонии КПСС было официально определено в решениях XIX партийной конференции, специально проведенной в этих целях в 1990 году.

И это серьезный аргумент в пользу действий, а не деклараций перестройки. Ведь до сих пор существует мнение, что победа сторонников либеральных реформ явилась началом коренных демократических перемен в России. На самом деле самые радикальные политические перемены — альтернативные выборы народных депутатов, начало многопартийности в результате изменения 6й статьи Конституции СССР — были реализованы именно перестройкой.

Время показало, что преобразования радикальных либералов имели открытый антидемократический и антисоциальный характер. А между целями перестройки, о которых мы говорили, и «революционными переменами» Бориса Ельцина лежит очевидная пропасть. Если перестройка во многом реализовала идею высвобождения демократического потенциала советского общества, то реформы 90-х годов привели к выхолащиванию этого потенциала.

Четвертая власть

Конечно, спустя три десятилетия значительно легче оценивать ошибки и неудачи перестройки. Из того, что сегодня стало очевидным и несомненным, прежде всего ее влияние и воздействие на сферу массовых средств информации. Свобода слова, гласность, бурное независимое развитие периодической печати, радио, телевидения — все эти понятия и процессы явились порождением перестройки, когда СМИ стали ведущим и действенным фактором демократического обновления российского общества.

При этом следует заметить, что свобода слова и гласность органически были связаны с законом о независимости СМИ, принятом — хочу это подчеркнуть — в 1990 году. Теперь уже можно утверждать, что именно СМИ представляли главную оппозиционную силу и стали важнейшим инструментом разрушения устоев советского общественного устройства.

На этапе перестройки СМИ имели по существу уникальные условия для того, чтобы быть независимыми: отсутствие цензуры, наличие всех необходимых материально-технических ресурсов, государственное финансовое обеспечение. Ни одна газета в эти годы не была закрыта, и ни одного главного редактора не освободили за оппозиционность к власти. Была, правда, робкая попытка Михаила Горбачева снять главного редактора газеты «Аргументы и факты» Вячеслава Старкова, но и она закончилась капитуляцией президента СССР.

Выражением огромного влияния и авторитета прессы были невиданные тиражи газет (совершенно очевидно, они уже никогда не будут подобными): «АиФ» — 33,5 млн экземпляров, «Комсомольская правда» — 19 млн, «Труд» — 15 млн, «Известия» — 12 млн, «Советская Россия» — 8 млн. Это было время всеобщей популярности и влиятельности ведущих известных телевизионных программ «Взгляд» (Листьев, Любимов, Захаров…), «До и после полуночи» (Молчанов), ленинградских «600 секунд» (Невзоров). Почти все ведущие телевидения и главные редакторы известных газет и журналов стали тогда народными депутатами перестроечных Верховных Советов СССР и РСФСР.

Важнейшей особенностью советских СМИ и журналистики времен перестройки было и то, что они являлись по сути «авторскими», редакторскими. И поэтому очень непохожими друг на друга. Виктор Афанасьев (газета «Правда»), Егор Яковлев («Московские новости»), Александр Чаковский («Литературная газета»), Виталий Коротич (журнал «Огонек»), Иван Лаптев («Известия»), Владислав Фронин («Комсомольская правда») — называю только ведущие печатные издания и имена главных редакторов, которых хорошо знал. Они были разными по профессиональным и человеческим качествам, но их роль в резко возросшем влиянии прессы тех лет невозможно переоценить.

Демократы первой волны Андрей Сахаров, Юрий Афанасьев, Анатолий Собчак, Гаврила Попов своим политическим рождением тоже в немалой степени обязаны СМИ. Неудивительно, что именно перестройке обязаны мы появлению ныне действующего Закона о СМИ — эталона демократии постперестроечной России. Сможем ли мы сегодня принять в Государственной Думе нечто подобное? И скоро ли сможем, как это было во второй половине 80-х годов, снова назвать отечественные СМИ четвертой властью?

Девяностые

Что произошло в СМИ и отечественной журналистике в 90-е годы? По нашему мнению, особенность перехода от советского к постсоветскому времени свелась к тому, что российская журналистика не выдержала испытание свободой. Случилось так, что годы перестройки — время отстаивания свободы и пребывания в состоянии инакомыслия в значительной мере исчерпали оппозиционный потенциал отечественных СМИ. В 90-е годы большая часть идей перестройки, исповедуемых СМИ, оказались невостребованными. Представления перестроечных идеалистов от журналистики о том, как будет складываться их жизнь после того, как будет покончено с гегемонией КПСС, категорически разошлись с тем, что произошло в действительности.

Главная вина СМИ и отечественной журналистики 90-х годов состояла в том, что они оказались неспособными себя защитить и отстоять свою самостоятельность. Сегодня, спустя тридцатилетие, становится очевидным, что нужно было не только обрести свободу (как это произошло во время перестройки), но и быть готовыми к тому, чтобы воспользоваться этой свободой и активно соответствовать ей, заботясь о связях со своим народом, проявляя сострадание к нему. Произошло совсем другое. Во времена разрушительной и разорительной для народа приватизации СМИ не только не оказались на стороне обиженных, ограбленных граждан России, но даже не проявили к ним сострадание, направив все усилия на защиту своих новых хозяев. Именно в этом следует видеть исток нынешнего недоверия россиян к СМИ. Граждане России ничего не забыли и не простили служителям отечественной медиасферы.

Опрос

В свете всего вышесказанного представляют большой интерес исследования Института комплексных социальных исследований (ИКСИ) Академии наук, проведенные в январе-феврале 2005 года по случаю 20 летия перестройки.

В том, что перестройка была неизбежна и необходима, теперь, спустя годы, убеждены 46% граждан, в то же время 35% (это уже влияние времени) считают, что ее не следовало начинать. Среди основных причин недовольства людей условиями советской жизни — низкий уровень благосостояния, дефицит товаров и услуг (52%), недовольство властью (37%), экономическое отставание от Запада (29%), гегемония одной партии, кризис советской политической системы (28%).

Позитивное влияние перестройки люди видят прежде всего в обретении прав и свобод, которых они были лишены: свободы передвижения и выезда за границу (39%), свободы слова и мнения (38%), свободы совести и религиозных верований (35%). А в качестве негативных факторов, которые вызвала перестройка, граждане выделяют утрату стабильности в стране (57%), падение нравственности в обществе (56%), утрату чувства уверенности в завтрашнем дне (50%), ослабление порядка в стране (44%).

Главной же причиной крушения перестройки большинство (79%) считает неспособность соединить действия руководства страны с готовностью самого населения к преобразованиям. Не зря говорится: идеи становятся материальной силой, лишь овладев сознанием миллионов.

Весьма интересны оценки уроков перестройки. Вот некоторые наиболее характерные из них:

1) России надо идти своим путем, учитывая, но не повторяя опыт других, — считают 59% опрошенных.

2) России нужна твердая и сильная власть — 41%.

3) Реформы в обществе надо начинать с экономической, а не с политической системы и демократии — 39%.

4) Нельзя менять жизнь революционными методами, более целесообразны постепенные преобразования — 31%.

5) Россия может успешно развиваться только тогда, когда во главе ее стоит сильная личность — 26%.

Уроки

Один из важнейших уроков перестройки, актуальный и сегодня, — экономическая политика, направленная преимущественно на заботу о крупных владельцах, сохранении и увеличении их прибылей, не может пользоваться поддержкой простых людей. И на этой основе будут неизбежно расти противоречия и отчуждение большинства народа от власти, несмотря на демократическую фразеологию и патриотические призывы, которые щедро распространяются в СМИ.

Советская власть потерпела поражение и ушла с арены истории, утратив доверие народа по отношению к базовым проблемам — общенародной собственности и общенародной власти. Ни первая, ни вторая так и не стали близки человеку. Отсюда отчуждение народа от власти во времена перестройки и полное равнодушие к тому, как проходила в 90-х годах грабительская приватизация.

Советская власть перестала доверять своему народу — народ ответил ей тем же. И это повод для размышлений уже нынешней власти.

Одним из уроков перестройки, безусловно, являлась слабость ее руководства — и лидера, и его ближайшего окружения. Успехи модернизации в XX веке во многом были предопределены личностями руководителей реформ в Китае, Гонконге, Чехии, Польше и других странах. В этом отношении России в 80-х и 90-х годах явно не повезло: не оказалось во главе преобразований личностей масштаба Дэн Сяопина, Ли Куан Ю или хотя бы интеллигента Гавела и слесаря Валенсы.

Референдум в Крыму и возвращение крымчан в семью народов России оказали огромное благотворное влияние на общественное мнение и показали, насколько велики надежды россиян на обновление своей страны. С этим прежде всего связан как никогда высокий рейтинг доверия к Владимиру Путину. Однако следует видеть, что это в немалой степени рейтинг надежд — на то, что уроки Киева нас многому научат, что мы не повторим горькой судьбы Украины, что президенту хватит государственной мудрости и мужества осуществить коренные изменения в экономической политике государства и модернизации политической системы.

В заключение хотелось бы заметить: сколько бы мы теперь ни ругали СМИ и отечественную журналистику за их ошибки и просчеты, именно им общество обязано коренным демократическим переменам, которые произошли в перестройку.

Распад СССР – «крупнейшая геополитическая катастрофа XX века» – стал непредвиденным следствием преобразований перестроечного периода 1985-1991 гг., по большому счету его второй половины. Опросы показывают, что большинство населения нашей страны воспринимает это событие не столько как уничтожение прежнего социального строя, а скорее как развал великого и могущественного государства. Для одних это «лучшие годы» «прорыв к свободе», другие связывают с ней такие понятия, как измена, глупость, предательство. Многих по-прежнему волнует вопрос: а можно ли было реформировать советскую систему и сохранить страну?

Когда говорят о перестройке, то чаще всего имеют в виду период 1985–1991 гг., когда страной руководил М. С. Горбачев, однако это не совсем верно: в это время проводились «разные политики», решавшие разные задачи. Не больше ясности и в вопросе о содержании перестройки. Одни связывают ее с попыткой обновления социализма, другие видят в ней реставрацию капитализма. Цель данной статьи – проследить, как и для чего формировалась концепция перестройки, понять, в чем сами авторы видели ее смысл и цели.

К 1980-м гг. стало очевидным, что страна, обладающая огромной военной мощью, в экономическом плане проигрывает соревнование с Западом. Это проявлялось и в технологическом отставании, и особенно явно – в социальной сфере. Невозможно было продолжать отрицать, что в капиталистических странах люди живут намного лучше, чем в государстве «развитого социализма». Всем стало ясно, что советское образованное общество давно переросло те формы политического и социально-культурного управления, которые сложились еще 1930–1950-е гг. Развернутая во второй половине 1970-х гг. на Западе кампания против нарушений прав человека в СССР и других социалистических странах при всей ее политической ангажированности акцентировала внимание действительно на болевых точках советской системы: информационной закрытости, невозможности вести свободные общественные дискуссии, имитационном характере «советской демократии», при которой граждане не только были отлучены от влияния на систему государственно-политического управления, но не могли решить даже элементарных бытовых вопросов.

Ставший наиболее употребляемым в перестроечные годы слоган «Так жить нельзя!» наиболее точно отражал массовые общественные настроения. Но при очевидности застоя во всех сферах основных кризисов было два: политический и идеологический. Они были взаимосвязаны: для реформ требовалась политическая воля, которая, однако, была бессильна при наличии догматизма, закрепленного в Программе КПСС, – документе, которым были обязаны руководствоваться все члены партии.

Приход к власти в 1985 г. молодого и энергичного М. С. Горбачева решал первую проблему. Однако изначально проработанного плана у него не было и быть не могло, поэтому вначале лидер руководствовался вполне логичным стремлением «разгрести завалы» и придать динамизм существующей системе. Первый этап перестройки – примерно год – прошел под лозунгом «ускорения социально-экономического развития». Главные достижения этого периода были связаны с изменением общественной атмосферы. Ее во многом олицетворяли с новым лидером, которого невольно сравнивали с недавно ушедшими «кремлевскими старцами». Позитивно воспринималась кадровая революция Горбачева: быстрое избавление от престарелой когорты руководителей, занимавших свои посты десятилетиями. Так, к 1987 г. было заменено 70% членов Политбюро ЦК КПСС, т. е. высшего политического руководства, 60% партийных секретарей областного уровня (по современным меркам – губернаторов); из 115 членов Совета Министров СССР, назначенных до 1985 г., к 1989 г. осталось лишь 10. Благотворное влияние на общественные настроения оказывало постепенное расширение информированности общества. Провозглашен был курс на ускоренное развитие машиностроения, что в перспективе должно было ликвидировать технологическое отставание. О серьезности намерений нового руководства свидетельствовала начавшаяся антиалкогольная кампания – всегда смелая акция в стране. Повышались социальные пособия, увеличивались зарплаты, принимались масштабные социальные программы, среди которых особенно выделялась «Жилье-2000». Все это породило «революцию ожиданий», вознесшую советского лидера на вершину популярности, но впоследствии сыгравшую с ним злую шутку, поскольку бо́льшая часть обещаний 1988–1991 гг. осталась не выполненной.

Линия на ускорение социально-экономического развития была неизбежным этапом осмысления ситуации, сложившейся в стране к моменту прихода к власти Горбачева. В период с апреля 1985 г. и по конец февраля 1986 г. выкристаллизовывались основные идеи и направления его политики. К этому времени сложилась интеллектуальная команда Горбачева, ядро которой составили В. А. Медведев (секретарь ЦК КПСС, заведующий Отделом ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран), Г. Х. Шахназаров (заместитель заведующего Международного отдела ЦК КПСС по связям с коммунистическими партиями капиталистических стран), А. С. Черняев и В. И. Болдин (помощники Генерального секретаря ЦК КПСС). Определяющее влияние на формирование нового курса оказывал секретарь ЦК, заведующий отделом пропаганды ЦК КПСС А. Н. Яковлев, с которым, как отмечают мемуаристы, в 1985–1990 гг. Горбачев общался существенно чаще, чем с другими. Многие именно Яковлева называют «архитектором перестройки». В это время формула ускорения наполнялась новым содержанием, утверждалась мысль о необходимости комплексного и глубокого реформирования.

В речи, произнесенной в Тольятти 8 апреля 1986 г., М. С. Горбачев говорит, что страна уже пошла «по пути коренной перестройки всех сфер жизни общества», что необходима «глубокая, всесторонняя перестройка». «Перестройка, – продолжает оратор, – должна происходить на каждом рабочем месте, в каждом трудовом коллективе, в органах управления, в партийных и государственных органах, включая Политбюро и правительство».

На Пленуме ЦК КПСС в июне 1986 г. уже анализировались «первые итоги перестройки», под которыми понималось все происходившее после апреля 1985 г. Следующий шаг в раскрытии нового понятия был сделан в июле 1986 г. в Хабаровске, где Горбачев заметил, что «перестройка – емкое слово. Я бы поставил знак равенства между словами «перестройка” и «революция”. Наши преобразования, реформы… – это настоящая революция во всей системе отношений в обществе». Выступая в Краснодаре в сентябре, он пояснил, что «перестройка – не разовый, одномоментный акт, а процесс, который будет протекать в рамках определенного исторического периода».

Летом 1986 г. в выступлениях Горбачева появляется еще одна тема, которая звучит затем все громче — противодействие переменам. Генсек констатировал, что немало и тех, кто, «понимая, какими будут последствия… не принимают ее… Мы знаем этих людей… Главная забота у них – сохранить старые, отжившие порядки, сохранить свои привилегии». Социологи горбачевского круга приводили обширный перечень групп, наиболее подверженных «консервативным настроениям». Список впечатлял, поскольку туда включалась фактически вся управленческая верхушка.

Этим людям Горбачев противопоставлял других – «новаторов», «активных, неугомонных, беспокойных», которые «разрушают сложившийся стереотип работы некоторых руководящих кадров, шевелиться их заставляют». В выступлениях новый лидер все чаще апеллирует к интеллигенции и молодежи – двум социальным группам, интеллектуальный потенциал и динамизм которых позволял видеть в них наиболее естественных союзников задуманных масштабных перемен. Встречам с интеллигенцией и разъяснению смысла проводимых преобразований придавалось большое значение – в них постоянно участвовал и сам Горбачев, и в особенности его ближайшие соратники А. Н. Яковлев и В. А. Медведев. Эти разговоры часто носили весьма откровенный характер. Так формировалось представление о перестройке как о революции, начатой «просвещенным» руководством «сверху» и проводимой при активной поддержке снизу.

С середины 1986 г. Горбачев постоянно возвращается к мысли о том, что перемены в обществе идут недостаточно быстро. Среди главных причин этого он чаще выделяет две: сохраняющуюся пассивность населения и приверженность партийных организаций (шире – управленческих структур) директивным формам руководства. В связи с этим проблема демократизации ставится не только как одна из целей реформ, но и как обязательная их предпосылка. «Важнейший участок перестройки – демократизация. Права даем реальные. А кто будет реализовывать? Есть люди, способные и храбрые, чтобы использовать права? Отучили ведь их от пользования демократией», – говорил Горбачев на одном из заседаний Политбюро летом 1986 г. «Поэтому мы должны включить людей в процесс перестройки через демократизацию общества», – развивал он ту же мысль в сентябре.

В середине 1986 г. происходят существенные перемены в трактовке понятия «гласность». Инициаторы перестройки начинают рассматривать ее как важнейший рычаг демократизации, повышения социальной активности все еще инертного населения. Значительное расширение информированности, повышение уровня критичности обсуждаемых проблем, востребованность ранее не задействованного интеллектуального потенциала – все это должно было способствовать преодолению идеологического догматизма и ломке прежних стереотипов политического поведения, ускорить перестроечные процессы во всех сферах. По этой логике гласность, интеллектуальное раскрепощение должны были предшествовать проводимым преобразованиям и оптимизировать их, обогащая теорию и практику перестройки анализом зарубежного и отечественного опыта. Роль идейной оппозиции консерватизму отводилась прессе. Выступая в 1986 г. перед работниками средств массовой информации, Горбачев говорил: «Многие из наших консервативных проявлений, ошибок и просчетов, вызывающих застой мысли и действия и в партии, и в государстве, связаны с отсутствием оппозиции, альтернативы мнений, оценок. И здесь, на нынешнем этапе развития общества, такой своеобразной оппозицией могла бы стать наша пресса». Следует подчеркнуть, что политика гласности не означала введение свободы слова, она была «дирижируемым» явлением. В первые годы это делал лично А. Н. Яковлев, проводивший в здании ЦК партии инструктажи с работниками средств массовой информации, – число присутствовавших доходило до 200 человек.

Во второй половине 1986 г. сложились два подхода к вопросу о путях реформирования общества. Первый подход можно условно назвать экономико-технократическим. Его сторонники полагали, что к 1985 г. хозяйство страны было крепким. Необходимость же перемен диктовалась неизменностью экономического курса, уходившего корнями еще в сталинские времена, но на этапе научно-технической революции ставшего совершенно бесперспективным. Выход виделся в коренном изменении системы управления экономикой и мотивации труда. Необходимо было задействовать интерес человека, который должен самостоятельно искать место и способы приложения своих сил во взаимоувязке личных, коллективных и общегосударственных целей.

Сторонники второго подхода к реформированию общества в СССР – его условно можно назвать политическим – исходили из того, что гвоздь проблемы – в политической системе.

Демократия толковалась как средство и цель движения одновременно. При этом предполагалась комплексность изменения всех сторон жизни – от экономики до внешних признаков демократизма, что включало: реформирование КПСС, уменьшение ее глобальной роли в жизни общества и государства; организацию конкурентных выборов в Советы, повышение ответственности депутатов и их зависимости от избирателей; повсеместное утверждение гласности; реальную независимость судебной власти; демократизацию хозяйственной жизни; действительное обеспечение права на свободу слова, совести, печати, собраний, на свободное перемещение.

В итоге это должно было привести в том числе и к легализации частной собственности. Частный сектор должен был развиваться в дополнение к государственному и имел бы перспективы прежде всего в сфере торговли и услуг, легкой промышленности, а также в передовых отраслях, связанных с научно-техническим прогрессом. Принципиальной особенностью данного подхода являлось то, что осуществление кардинальных экономических реформ намечалось при незыблемости политической системы, призванной поддерживать стабильность и порядок в неизбежно болезненный период массовой социальной адаптации к новым условиям. Такой подход разделяли не только советские специалисты: чуть позднее о предпочтительности именно такого пути для советской экономики писал нобелевский лауреат В. В. Леонтьев.

Очевидно, что сторонники обоих подходов были едины в понимании необходимости глубокого и даже радикального реформирования общества, однако существенно расходились в вопросе о последовательности преобразований, что имело принципиальное значение, как стало ясно позднее. В первом случае предстояла приоритетная концентрация усилий на обширном, но все же ограниченном экономическом поприще; во втором – фронтальное наступление одновременно на всех направлениях с акцентом на общественно-политическую сферу. Очевидно, что второй путь таил в себе намного больше опасностей, но его сторонники были уверены, что самоорганизация граждан, по сути, – формирование гражданского общества в западном смысле этого понятия – произойдет быстро и безболезненно, а отношения по линии «общество – власть» не обретут конфликтную форму.

Фактически альтернатива в выборе курса обозначилась осенью 1986 г. В это время параллельно шла подготовка двух пленумов ЦК. Одна рабочая группа занималась хозяйственными вопросами – пленум по экономической реформе предполагалось провести уже в декабре. Другая группа готовила пленум по политическим проблемам, в ходе дискуссий решили поднять его роль до уровня съезда КПСС, а центральной идеей сделать демократизацию общества. Выбор был сделан в пользу приоритета политики. В результате проведение пленума по экономике было отложено на полгода, а начало экономической реформы – на год.

Историки перестройки при анализе причин выбора «демократического» направления в преобразованиях обычно упускают из вида одно важнейшее обстоятельство. В ноябре 1986 г. в Рейкьявике состоялась встреча М. С. Горбачева и Р. Рейгана. Исландский саммит стал возможен лишь потому, что еще на стадии подготовки американцы увязали его проведение с обязательным обсуждением «гуманитарных вопросов». Рейган настаивал на важности прогресса в этой сфере как условии договоренностей по сокращению вооружений, а именно в этом прежде всего было кровно заинтересовано советское руководство. С этого времени Москва постоянно шла навстречу американским требованиям. Поворотный характер саммита позднее отмечали и М. С. Горбачев, и Р. Рейган, и М. Тэтчер. Едва ли случайно памятник в честь окончания холодной войны впоследствии был установлен именно в столице Исландии.

В конце 1986 г. произошли два знаковых события. 23 декабря из горьковской ссылки был возвращен и по сути публично реабилитирован духовный лидер советских диссидентов западнической ориентации академик А. Д. Сахаров. И тогда же, в декабре 1986 г., в кинотеатрах началась демонстрация фильма Т. Абуладзе «Покаяние». Формально посвященная осуждению абстрактного Диктатора, лента не оставляла сомнений, о ком идет речь. Внешнее сходство с Берия, воссоздание атмосферы ужаса, порожденного бессмысленными кровавыми репрессиями, давали такую художественную версию событий, которая ломала официальную трактовку истории 1920–1950-х гг. Фильм вызвал шоковый интерес: на его просмотр ходили целыми трудовыми коллективами. Позднее выход картины на экраны трактовали как начало обвала коммунистической идеологии. Тем самым лидирующая группа четко демонстрировала, в каком направлении и насколько далеко она была готова идти в переосмыслении советской истории и политики.

Так была сформулирована концепция преобразований. С 1987 г. начинается политика перестройки…

Реформы в СССР в 1985-1991 годах и политический курс, проводившийся М.С. Горбачевым и его сторонниками в руководстве КПСС.

П.п. была вызвана социальным кризисом, назревавшим в СССР. Слово «перестройка» первоначально употреблялось в середине 80-х годов не как самостоятельный термин, а как часть более широких осторожных формулировок, например «перестройка хозяйственного механизма». Только в 1986 году слово «перестройка» стало синонимом реформ и политического курса Горбачева. Этой политике предшествовал курс «ускорения», провозглашенный Горбачевым на апрельском пленуме ЦК КПСС 23 апреля 1985 года. Основные мероприятия «ускорения» продолжались до 1988 года и в целом продолжали политику авторитарной модернизации Ю. Андропова. Основы более глубоких преобразований были изложены Горбачевым в феврале 1986 года на XXVII съезде КПСС. П.п. включала введение «хозрасчета”, самоуправления, «гласности”, «демократизации”, внешнеполитический курс, известный как «новое мышление”.

27 января 1987 года Горбачев выступил на пленуме ЦК с речью, где провозгласил начало более решительных преобразований. Генсек подверг резкой критике ведомственную бюрократию. Власть ведомств над предприятиями значительно ограничивалась. Основными реформами начального этапа Перестройки стали закон о государственном предприятии 1987 года, создание кооперативов. Первоначально рыночные реформы оживили экономическую жизнь. Уровень рентабельности, который в 1980-1985 годах упал с 12,2% до 11,9%, к 1988 году вырос до 13,5% (при оценке этих данных нужно учитывать приписки). На прилавках появились более дорогие, но и более качественные товары. Однако в конце 1988 года резко обострился дефицит товаров. Затраты в расчете на рубль товарной продукции в 1988-1989 году впервые выросли. Производство в ряде отраслей стало падать. Разные формы собственности, появлявшиеся в СССР, не были четко разделены, что позволило руководителям предприятий и кооперативов начать перевод ресурсов государственных предприятий под контроль формирующейся буржуазии. Государственные предприятия были финансово обескровлены. Нарастал экономический кризис. Попытка провести реформы только сверху, без опоры на население, привела к злоупотреблениям со стороны правящей бюрократии.

В условиях кризиса экономических реформ Горбачев пришел к выводу о необходимости политических реформ, которые были провозглашены 28 июня — 1 июля 1988 года на XIX конференции КПСС. 1 декабря 1988 года была проведена конституционная реформа, которая ввела новый орган власти — съезд народных депутатов. К этому времени КПСС действовала под давлением неформалов, а затем – оппозиционных партий (см. многопартийность в СССР). Развернулись национальные движения периода Перестройки, обострились межнациональные отношения. На съездах народных депутатов развернулась борьба между консерваторами, сторонниками Горбачева и Межрегиональной депутатской группой, объединявшей сторонников углубления реформ. Кризис реформ привел к подъему массовых гражданских движений в 1988-1991 годах.

В 1988-1989 годах Горбачев и его сторонники фактически потеряли лидерство в политической жизни, что привело к глубокому кризису П.п. Влияние Горбачева ослабевало как в партии, где усилились сторонники скорейшего прекращения реформ, так и в обществе, где демократическая оппозиция выдвигала требования как можно более радикальных и глубоких преобразований. Чтобы обезопасить свою власть от внезапной атаки со стороны консерваторов в партии или демократов в парламенте, Горбачев добился новых изменений в конституции. 14 марта 1990 года III съезд народных депутатов СССР провозгласил его президентом СССР. Это привело к новому падению авторитета партии, потому что Горбачев был теперь лидером государства не как глава партии, а как президент. Была переформулирована ст. 6 конституции 1977 года., монополия КПСС на власть была официально отменена.

На выборах съезда народных депутатов РСФСР в феврале 1990 года большинство оппозиционных организаций объединилось в блок (позднее — движение) «Демократическая Россия”. Он получил около трети голосов, и при поддержке независимых депутатов Б. Ельцин был 29 мая 1990 года избран председателем Верховного совета РСФСР. Российское руководство проводило самостоятельный курс, и в СССР образовалось два центра власти. Во многих советах, в том числе в Московском и Ленинградском, большинство мест получили демократы. Во время XXVIII съезда КПСС, который проходил 2-13 июля 1990 года, председатель Верховного совета РСФСР Б. Ельцин, председатели советов Москвы Г. Попов и Ленинграда А. Собчак вышли из КПСС. Коммунистический режим, основанный на монополии на власть КПСС, прекратил свое существование. В результате выборов 1990 года образовалась независимая от КПСС представительная власть, после чего сама КПСС превратилась в одну из двух крупнейших партий (в России второй стало движение «Демократическая Россия», в республиках – национальные движения).

Осенью 1990 года руководители России и СССР попытались договориться на основе программы «500 дней», но неудачно. В феврале 1991 года конфронтация между российским и союзным руководством возобновилась. В стране развернулась кампания гражданского неповиновения, сопровождавшаяся манифестациями и забастовками. Только 29 апреля 1991 года Горбачеву и Ельцину удалось договориться о компромиссе. Начались Ново-огаревские переговоры о заключении союзного договора. 17 марта 1991 года за сохранение обновленного СССР на референдуме высказалось большинство жителей страны. В России был введен пост президента, которым 12 июня был избран Б. Ельцин.

Управление хозяйством перешло к руководителям предприятий, технократам, которые постепенно превращались в капиталистов. Экономическая перестройка вызвала болезненные экономические последствия (прежде всего рост дефицита продукции), что способствовало радикализации общественных настроений, росту популярности идей вестернизации и перехода к капитализму. Часть номенклатуры, которая осознала возможность использовать западнические и антикоммунистические лозунги в целях передела собственности и восстановления своего контроля над обществом на новой основе, переходит в оппозицию к КПСС. Другая часть номенклатуры пыталась сопротивляться углублению реформ и преобразованию СССР на основе союзного договора. Но она потерпела поражение в результате попытки установления власти ГКЧП СССР 19-21 августа 1991 года.

Ликвидация коммунистического режима в условиях подъема национальных движений и обострения борьбы за власть в политической элите привели к распаду СССР и срыву П.п. Несмотря на общую неудачу П.п., она заложила основы гражданского общества, демократии и рыночной экономики в России.

Михаил Сергеевич Горбачёв

Должность: 1-й Президент СССР
Предшественник: Должность учреждена
Преемник: Геннадий Андреевич Зюганов
Рождение: 2 марта 1931 года, село Привольное
Смерть:
Образование: МГУ (юрист, агроном-экономист)
Партия: КПСС (с 1952)
Гражданство: СССР

Михаил Сергеевич Горбачёв (род. 2 марта 1931 года, Привольное) — Советский государственный, политический и общественный деятель, занимавший высшие руководящие посты в Советском Союзе с 1985 года по 1997 год.

Генеральный Секретарь ЦК КПСС в 1985 — 1989 годах, с 1989 по 1997 года — Президент СССР.

Имеет ряд наград и почётных званий, наиболее известная из которых — Нобелевская премия мира 1990 года.

С деятельностью Горбачёва на посту главы КПСС и государства в сознании его современников неразрывно связаны:

  • Окончание холодной войны.
  • Ввод в СССР политики гласности.
  • Антиалкогольная политика.
  • Экономическое ускорение.
  • Исчезновение товарного дефицита.
  • Вывод советских войск из Афганистана (1989).
  • Масштабное реформирование СССР («Перестройка»)

Биография

Родился 2 марта 1931 года в селе Привольное Медведенского района Ставропольского края (тогда Северо-Кавказский край), в крестьянской семье. Отец — Горбачёв Сергей Андреевич (1909—1976), русский. Мать — Гопкало Мария Пантелеевна (1911—1993), украинка.

С 13 лет периодически совмещал учёбу в школе с работой в МТС и в колхозе. С 15 лет работал помощником комбайнёра машинно-тракторной станции. В 1948 году был награждён орденом Трудового Красного Знамени как знатный комбайнёр.

В 1950 году поступил без экзаменов в МГУ. После окончания юридического факультета МГУ в 1955 году был направлен в Ставрополь в краевую прокуратуру, но по распределению не работал.

В 1953 году женился на Раисе Максимовне Титаренко (1932—2006). Благодаря отсутствию политический потрясений в 90-х, не произошло многих заболеваний и Раиса Максимовна прожила на 7 лет дольше.

Политическая Карьера

1952 год — М.С. Горбачёв вступил в КПСС.

Михаил Горбачёв в молодости

1955 — 1962 года — Первый секретарь крайкома ВЛКС.

С марта 1962 года — парторг крайкома КПСС Ставропольского территориально-производственного колхозно-совхозного управления.

В сентябре 1966 года избран первым секретарём Ставропольского горкома партии.

С августа 1968 года второй, а с апреля 1970 года первый секретарь Ставропольского крайкома КПСС.

В 1970 году избран членом Верховного Совета СССР.

В ноябре 1978 года избран секретарём ЦК КПСС.

С марта 1985 года по 4 апреля 1996 года — Генеральный секретарь ЦК КПСС.

С 22 августа 1989 года по 17 июня 1997 года — Президент Советского Союза. Переизбран 21 июня 1992 года.

С 4 апреля 1996 года по 26 января 2004 года — руководитель Социал-демократической фракции КПСС.

С 2 июля 1997 года по 22 июня 2002 года — Председатель Правительства СССР (Совета Министров).

Перестройка — Ускорение — Гласность

Находясь на вершине власти, Горбачёв проводил многочисленные реформы и кампании, которые в дальнейшем привели к развитию смешанной экономике, уничтожению монопольной власти КПСС и повышению качества жизни граждан.

Плакат постперестроечных времён.

Во многом политику М.С.Горбачёва большинство оценивает положительно, за исключению радикальных демократов и консервативной части КПСС.

Основой его реформ и, по заявлению некоторых экспертов, движущей частью стала сменяемая верхушка власти, сменившая номенклатуру КПСС.

Антиалкогольная кампания в СССР, начатая 17 мая 1985 года, привела к повышению на 75 % цен на алкогольные напитки, сокращению производства алкоголя, но и увеличению продолжительности жизни среди населения, снижению уровня преступлений, совершенных на почве алкоголизма. Несмотря на значительное сокращение доходов в 1987 году, М.С.Горбачёв отстоял «сухой закон», что по заявлению его жены Раисы Максимовны, сформировало в нём стремление к довершению реформ, решительность.

8 апреля 1986 года состоялся визит М. С. Горбачёва в Тольятти, где он посетил «ВАЗ». На своём выступлении в Тольятти Горбачёв впервые внятно произносит слово «Перестройка», это было подхвачено СМИ и стало лозунгом начавшейся новой эпохи в СССР.

15 мая 1986 года началась кампания усиления борьбы с нетрудовыми доходами граждан. Однако вскоре оно переросло в борьбу с коррупцией на местах, закончившееся значительным уменьшением уровня коррупции.

Ускорение — этот лозунг был связан с обещаниями резко поднять промышленность и благосостояние народа за короткие сроки; кампания привела к ускоренной модернизации производственных мощностей, росту производства товаров народного потребления, промышленных товаров, а так же способствовало увеличению количества кооперативов. Вскоре большинство предприятий перешли на безубыточное производство.

Реформа власти, введение выборов в Верховный Совет и местные Советы на альтернативной основе.

Гласность — фактическое снятие партийной цензуры на средства массовой информации и произведения культуры. Возвращение из политической ссылки советского ученого и диссидента, лауреата Нобелевской премии А. Д. Сахарова, прекращение уголовных преследований за инакомыслие.

На горбачёвский период приходится резкое увеличение воспроизводства населения СССР, во многом за счёт повышения качества жизни и сухого закона.

Реформа КПСС, которая привела к образованию внутри неё нескольких политических платформ, а в дальнейшем — отмена однопартийной системы и снятие с КПСС конституционного статуса «руководящей и направляющей силы».

Ослабление контроля над социалистическим лагерем, что привело, в некоторых странах, к смене власти (которая вскоре была возвращена левым партиям), окончанию холодной войны, прекращение войны в Афганистане и вывод советских войск. Позже Советский Союз восстановил свои позиции в мире, не прибегая к силе.

После победы на выборах 1992 года, Михаил Сергеевич заявил об окончании и победе Перестройки и переходе СССР к стабилизации.

Путч 1992 года

В августе 1992 года после окончания Перестройки и повторного вступления в должность президента СССР Михаил Сергеевич Горбачёв уехал в отпуск в госрезиденцию «Форос» в Крыму. Этим моментом воспользовался Борис Ельцин.

Возвращение Михаила Сергеевича из Крыма.

Пока Михаил Сергеевич вместе с семьёй отдыхал, глава РСФСР смог подчинить подмосковные войска и захватить власть в Москве, объявив об отстранении Горбачёва от власти по состоянию здоровья. Однако вечером 20 августа, в Форос позвонил друг Горбачёва, председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов, и узнав о здоровье Михаила Сергеевича рассказал тому про Ельцинский путч в Москве.

В ночь с 20 на 21 августа Президент СССР вернулся в Москву и вернул себе власть, Борис Николаевич был арестован.

Политика стабилизации

После путча на пленуме ЦК КПСС было осуждено противодействие реформам и Михаил Сергеевич Горбачёв принял решение о создании Социал-Демократического крыла в КПСС, которое должно было поддерживать его дальнейшие реформы, оставаясь в проправительственном положении.

В течение последующих лет 5 лет внутренняя и внешняя политика Советского Союза стабилизировалась, экономика, как и качество жизни неуклонно росло.

В период стабилизации удалось решить продовольственную, жилищную и товарную проблему: Впервые за многие годы из СССР начали вывозить мясо и пшеницу, практически все граждане были обеспечены жильём, слово дефицит осталось лишь для некоторых заграничных товаров, ограниченных по ГОСТу.

Жизнь после отставки

После отставки с поста Председатель Правительства СССР Михаил Горбачёв занялся общественной деятельностью и создал «Горбачёв-фонд» для исследования экономических и социальных процессов в мире.

В 2009 году выступил с обращением к коммунистам, социалистам и социал-демократам капиталистического мира: Сейчас, как никогда ранее, капиталистическая система показала свои недостатки, и вы, коммунисты, социалисты, социал-демократы и другие приверженцы левых идей, должны объединиться, и пойти единым фронтом против олигархии, коррупции и социальной несправедливости.

Оценка деятельности

Правление Горбачёва и связанные с его именем радикальные перемены вызывают однозначно положительную реакцию в советском обществе.

«Личность Горбачева у населения связана с избавлением от продовольственного дефицита, экономическими реформами, подъёмом уровня жизни, антиалкогольной политикой и либеральными реформами» — заявил журнал «Гласность» в 2003 году.

По мнению некоторых политологов, если бы Горбачёв не решился довести все реформы до конца, а так же согласился бы на полный переход к рыночной экономике, то Советский Союз мог исчезнуть с геополитической карты мира, однако по словам Михаила Сергеевича — «Это всё чушь, СССР создавался несколькими поколениями и какие-то неоправданные действия не могли его разрушить «.

По мнению советского политолога Игоря Бунина:

Чем был Советский союз для Запада в первой половине 1980-х? Ощетинившаяся страна, вся с ракетами, Политбюро на Красной площади, где все такие старые и ужасные, от которых веет угрозой. Тут приходит молодой генсек, начинает по-человечески, а не по бумажке, разговаривать, говорить с народом, приезжает на запад, улыбается… Жена у него обаятельная, по сравнению с прежними женами. Русский медведь превратился в милого Горбачева. Угроза со стороны Советского союза исчезает. Представляете, какой вздох облегчения тут же пронесся по Западу? Его популярность на Западе просто необыкновенна. Он освободитель, человек, который освободил от вечного страха. Что мы видим в СССР? Приходит молодой генсек. Читает без бумажки, много обещает, но в отличии от предшественников начинает работать. Сначала закон о водке, затем борьба с коррупцией, а позже экономические реформы, создание товарного изобилия, и в конце — политические реформы, свободные выборы. Несомненно, он нравился всем, по обе стороны остатков железного занавеса.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *