Петр Зверев священномученик

Священномученик Пётр (Зверев), архиепископ Воронежский

Архиепископ Воронежский Петр. 1926 год
КАК ХОТЕЛ БЫ Я ОТКРЫТЬ СВОЕ СЕРДЦЕ …
Памяти священномученика ПЕТРА (Зверева), архиепископа Воронежского
Игумен Дамаскин (Орловский)
Журнал «Фома» | № 2 (58) февраль 2008
7 февраля Русская Православная Церковь празднует память священномученика Петра (Зверева), архиепископа Воронежского. Сын священника и будущий исповедник родился 18 февраля 1878 года; по окончании Казанской духовной академии принял монашество и был рукоположен во иеромонаха; в 1902 году его назначили на должность московского епархиального миссионера. Выбрав служение Христу, он беззаветно и самоотверженно исполнял свои обязанности, двери его квартиры всегда были открыты для всех вопрошающих.
В 1906 году иеромонах Петр по рекомендации митрополита Московского Владимира (Богоявленского) был назначен инспектором Новгородской духовной семинарии. Но дьявол восстал на ревностного подвижника — посыпались клеветы, доносы, угрозы и предупреждения, что его не допустят быть епископом. «Мы доставим ему счастье проехать на Соловки», — писалось в доносах. Несколько лет продолжались эти нападки, давшие возможность будущему святителю укрепиться в борьбе с врагом рода человеческого, возрасти в мудрости в обращении с людьми, научиться не надеяться на помощь начальства, а только на Бога.
Назначенный наместником Белевского Спасо-Преображенского монастыря, отец Петр неустанно проповедовал слово Божие, стараясь открыть людям глаза на то ужасное положение, в котором они оказались. Наблюдая с разных сторон надвигающиеся на страну беды еще довоенного, ныне многим кажущегося благополучным года, отец Петр говорил: «И как не быть смертоносным язвам в стране нашей, когда мы отступаем от Бога и навлекаем на себя Его праведный гнев?! Еще удивляться надо безмерному долготерпению Божию, что Он милостиво карает нас, надо горячо благодарить Его, что не погубляет нас окончательно… Покаемся же и исправимся, и обратимся к Богу, от Которого отступили!»
Но не покаялись и не обратились, и наступило время гонений… Как во время паники на тонущем корабле: кто бежит, стараясь спасти свою жизнь, кто договаривается с топящими корабль о предательском сотрудничестве, кто выбирает твердый камень — Христа. Во время гонений открылись широкие возможности для всех, кто в архиерейской митре видел венец терновый Христа. 14 февраля 1919 года Патриарх Тихон рукоположил архимандрита Петра во епископа.
Государство уже не поддерживало Церковь, а только ее предателей и врагов — обновленцев, и потому вставал вопрос: каков должен быть архиерей, когда нет дружественной власти, почти нет организованной церковной структуры, нет у народа материальных средств и отбираются храмы? Оставалось, как в древности, только одно — борясь за спасение своей души, стать образцом православного архипастыря, религиозным вождем церковного народа своей епархии, ведущим его ко спасению. Святитель Петр служил, стараясь, чтобы во время служб пел весь приход, он отменил клирос — хор, символизирующий церковный народ, возвратив символу его действительное значение. Безбожники ненавидели владыку Петра: тюрьмы следовали за тюрьмами и сменялись ссылками. Но эти гонения воспринимались архипастырем не как какие-то тяготы, а как Божий дар, возводящий на еще большую высоту, ближе к Христу. «Как хотел бы я открыть свое сердце и показать вам, как страдания очищают сердце», — говорил он своим духовным детям после заключения в Бутырской тюрьме.

В 1927 году государство, исповедующее своей официальной религией безбожие, выдало архиепископу Воронежскому Петру (Звереву) высшую по тем временам награду за ревностное служение Христовой Церкви — десять лет заключения в Соловецком концлагере. Господь, однако, счел подвижника созревшим раньше назначенного судьями срока — архиепископ Петр скончался в Соловецком концлагере на острове Анзер 7 февраля 1929 года. Призывая Своего славного последователя к Себе, Господь даровал веру свидетелям его смерти и погребения и тем, кому пришлось обретать их 17 июня 1999 года, что мощи святителя будут обязательно явлены. Сейчас мощи священномученика Петра пребывают в Филипповском храме Соловецкого мужского монастыря.
Полный текст жития священномученика Петра (Зверева) опубликован в книге «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Январь». Тверь. 2005.
Для желающих приобрести книги: тел.: 8 (916) 032 84 71, e-mail: marinagrad@rambler.ru
Текст процитирован с сайта журнала «Фома»: http://foma.ru/kak-xotel-byi-ya-otkryit-svoe-serdcze.html
Фотография, помещенная в публикации, взята с сайта Регионального Общественного Фонда «ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ».
Фотографии, иконы и житие священномученика Петра (Зверева), архиепископа Воронежского на сайте Регионального Общественного Фонда «ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ»

Епископ Балахнинский

15 февраля 1919 года был хиротонисан во епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии.

В Нижнем Новгороде владыка поселился в Печерском монастыре на берегу Волги.

Владыка Петр благословил строго соблюдать устав службы, несмотря на малочисленность братии и трудности жизни прихожан. Епископ Петр обращался к благочинным епархии с призывом привлекать как можно более людей для участия в богослужении. Многие прихожане принимали участие в церковной службе.

Арест

Епископ Петр часто служил в Сормове, и многие рабочие любили его. Когда в мае 1921 году владыка был арестован, рабочие объявили трехдневную забастовку. Власти, обманув рабочих обещанием отпустить владыку, в действительности отправили его на Лубянку в Москву. Он был в Бутырской тюрьме, затем в Таганской, где тяжело заболел от истощения. Далее он был переведен в Петроград, где пробыл до 4 января 1922 году и в день памяти великомученицы Анастасии Узорешительницы был освобожден.

В праздник Рождества Христова 1922 года владыка служил в храме Марфо-Мариинской обители, а на второй день праздника — в храме Христа Спасителя.

Епископ Старицкий

В Москве владыка был назначен епископом Старицким, викарием Тверской епархии.

В Твери он поселился в Успенском Желтиковом монастыре. Так же, как и в Нижнем Новгороде, владыка стал строго соблюдать устав богослужения и усиленно старался сохранять в народе традиции благочестия.

Когда весной 1922 года начался голод в Поволжье, владыка Петр сам принял решение оказать возможную помощь голодающим. Был объявлен сбор пожертвований. В это нелегкое время владыка стал сам служить каждый день, как священник, утром и вечером.

Летом 1922 года начался обновленческий раскол. 19 сентября епископ Петр обратился к пастве с воззванием, в котором изъяснял сущность обновленческого раскола и отношение к нему Православной Церкви. Цензура ГПУ не разрешила публиковать обращение. ГПУ стало искать лжесвидетелей для того, чтобы обвинить владыку в незаконном распространении воззвания. В Твери 24 ноября 1922 года епископ Петр был арестован, доставлен в Москву и заключен в Бутырскую тюрьму.

Комиссия НКВД по административным высылкам 26 февраля 1923 года приговорила епископа Петра к ссылке в Туркестан на два года. На пятой неделе Великого поста, в день «стояния Марии Египетской», епископа Петра отправили с этапом в Ташкент, местом его пребывания определили город Перовск. В апреле 1923 года этап прибыл в ташкентскую тюрьму. Вместе с владыкой в этом этапе были представители тверского духовенства. Во время пребывания в ссылке владыке удавалось переписываться со ссыльными священниками.

Когда в 1923 году был освобожден патриарх Тихон (Беллавин), то в списке архиереев, поданном им властям с требованием освобождения, был и епископ Петр. В конце 1924 года епископ Петр прибыл в Москву. Есть упоминание о том, что какое-то время он управлял Московской епархией.

После смерти патриарха Тихона, 16 июля 1925 г., владыка был послан местоблюстителем патриаршего престола митрополитом Петром в Воронеж, в помощь митрополиту Владимиру (Шимковичу), которому тогда было уже 84 года.

Владыка пробыл в Воронеже до осени 1925 года, когда он был вызван в ГПУ. 23 ноября он отбыл в Москву.

6 января 1926 года скончался митрополит Воронежский Владимир (Шимкович). Епископ Петр, будучи в сане епископа Старицкого, прибыл в Воронеж 10 января и вместе с митрополитом Курским и Обоянским Назарием (Кирилловым) отпевал почившего митрополита.

Архиепископ Воронежский

Верующие желали, чтобы владыка Петр взошел на Воронежскую кафедру. Православными были выдвинуты владыке своего рода условия: его просили о неучастии в политических группировках, чтобы оградить от возможных притеснений власти. Владыка писал: «…не дерзаю отказываться и изъявляю полное согласие на занятие Воронежской кафедры…»

После народного избрания владыка поехал в Москву, чтобы получить подтверждение от священноначалия. Заместитель Местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский) признал это избрание и во второй половине января назначил владыку на Воронежскую кафедру, возведя его при этом в сан архиепископа.

Многие храмы в Воронеже были к этому времени захвачены обновленцами. В этой обстановке владыка умел успешно противостоять расколу, обращая к себе сердца истовым служением и нелицемерной любовью к верующим. Архиепископ Петр служил по афонскому чину, все богослужение совершалось неспешно и без пропусков. Партесное пение владыка не любил; во время его служения часто пел весь народ, вдохновляемый и управляемый постоянным хором владыки. В результате деятельности владыки Петра началось возвращение Православной Церкви захваченных храмов. Обновленческие священники приносили публичное покаяние. Противодействие обновленцев стало усиливаться. В их руках оставалось все меньше храмов. В это время, опасаясь провокаций и нападений, прихожане организовали охрану владыки. Его сопровождали на улице и даже оставались с ним в доме. Верующие желали, чтобы владыка приезжал в села губернии, но власть официально признавала только обновленцев, и на все просьбы разрешить владыке поездки по епархии отвечала отказом.

Архиепископа Петра стали вызывать на допросы в ОГПУ. Он держался спокойно и достойно, и очевидцы говорили, что многие в этом учреждении невольно обнажали голову при его появлении.

Осенью 1926 года должен был состояться съезд обновленцев, под руководством сотрудника ГПУ. Многих архиереев обыскивали, желая найти поводы для обвинений. Однажды архиепископ Петр, возвратясь в свой дом после службы, увидел ожидавших его с ордером на обыск. Им было приказано доставить владыку в отделение милиции. Когда архиепископ Петр, согласившись на уговоры милиционеров подождать некоторое время, вышел из дома в сопровождении конвоира, за ним последовало несколько сот человек. Люди стояли около отделения милиции. Верующие требовали гарантировать, что владыка останется на свободе. В ответ были произведены аресты, произошли столкновения с собравшимися. Прибыл наряд конной милиции. Всего несколько человек смогли дождаться, когда владыку после допроса отпустили домой.

Архиепископ Петр был вызван в ОГПУ 29 октября 1926 года. Ему показали телеграмму, в которой говорилось, что он вызывается органами ГПУ в Москву для совещания по церковным вопросам. К владыке пришли представители верующих, которые собрались ехать вместе с ним в Москву, надеясь на возможность переговоров с ГПУ. В это же время проходила «XV Всесоюзная партийная конференция», на внимание которой, веря в заботу о благе народа, также надеялись верующие. К председателю Воронежского исполкома, который был на этой «конференции», тоже приехали представители общин. Результатом этих обращений стали только публикации в прессе с призывами «предать суду Петра Зверева» и соответствующая «резолюция конференции».

В газете «Воронежская коммуна» от 28 ноября 1926 года, в первый день Рождественского поста, была статья на эту тему. Владыка, зная положение дел, был печален. В эту же ночь к нему явились сотрудники ОГПУ. После обыска владыка был немедленно заключен под стражу. Весть об аресте разнеслась по городу. Владыку сразу повезли в Москву. Верующие бросились к поезду, но перрон был оцеплен чекистами. Вместе с владыкой были арестованы архимандрит Иннокентий (Беда) и многие близкие ему люди, большей частью воронежские рабочие.

Следствие было закончено к концу марта 1927 года. 26 марта Особое Совещание при коллегии ОГПУ приговорило всех арестованных одновременно с владыкой к разным срокам; сам архиепископ Петр с приговором «10 лет» был отправлен в Соловецкий лагерь весной 1927 г.

Соловецкий лагерь

Владыка был определен в 6-ю рабочую роту 4-го отделения, в стенах монастыря, затем был переведен в 4-ю роту 1-го отделения, также располагавшегося в упраздненном монастыре. Он работал сторожем вместе с архиепископом Курским Назарием. Потом владыку перевели на должность счетовода на продовольственном складе, где в то время работало заключенное духовенство. Он жил в помещении при складе, вместе с епископом Печерским Григорием (Козловым).

На Соловках еще действовала церковь преподобного Онуфрия Великого, и владыка имел возможность служить. Молитва в храме была для него великим утешением.

В первую зиму на Соловках владыка лишился своего верного сподвижника и помощника, архимандрита Иннокентия, он скончался 24 декабря (6 января) 1928 года.

Летом 1928 года ссыльный епископат избрал владыку Петра главой Соловецкого православного духовенства.

Режим и условия жизни СЛОНа все более ужесточались. Новое лагерное начальство, желая уничтожить влияние владыки на заключенных, отправило его в октябре 1928 года на Анзер.

Владыка Петр находился на лагерной командировке, расположенной в доме «спасательной станции» на Троицком мысу. 15 января 1929 года владыка писал:

«Слава Богу за все, что пришлось мне за это время пережить и переживать. Нынешний раз как-то особенно грустно и скорбно я встретил и провожу праздники — ведь шестые праздники провожу вне дома, не с теми, с кем бы желалось. Но все это решительно надо терпеть. Ну, что делать. Не так живи, как хочется, а как Бог велит: У нас, по-видимому, настала настоящая зима, с ветрами и метелями, так что ветер едва не валит с ног: Живу в уединенном и пустынном месте на берегу глубокого морского залива, никого не вижу, кроме живущих вместе, и могу воображать себя пустынножителем.»

Священномученик Пётр Зверев

В январе 1929 года владыка заболел тифом и был доставлен в больничный изолятор, открытый в стенах церкви Распятия Господня на Голгофе. В эту больницу со всех островов привозили тяжело больных.

Скончался 7 февраля 1929 года. Его духовная дочь, игумения Иулиания, писала: «Владыка умер от тифа последним, после него никто не умирал. Тиф кончился, и настало тепло».

Лагерное начальство приказывало хоронить всех умерших в общих могилах. Архиепископ Петр был также сначала похоронен в общей могиле, но заключенные добились разрешения перезахоронить его в отдельной могиле. Вопреки запрещениям начальства, его облачили в мантию и клобук, одели омофор, вложили в руки крест, четки, Евангелие и совершили отпевание. На могиле был поставлен крест.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *