Пневматологический аспект церкви

Систематическое библейское богословие — это разделение теологии под системами, которые объясняют ее различные области. Этот инструмент поможет вам организовать все эти категории, чтобы мы могли читать о том, чего хотим: грехе, природе человека, Христе и так далее.
Систематическое богословие — это дисциплина, которая рассматривает богословские темы один за другим (например, Бог, Грех, Человечество) и пытается обобщить все библейские учения по каждому конкретному предмету.
Кроме того, у него есть ряд вопросов и ответов по богословию, которые помогут вам лучше понять эту доктрину.
Систематическое богословие содержит следующее:
— Теология
— Писание
— Бог
— Мужчина
— Христос
— Спасение
Систематическое богословие выстраивается не хронологически, не с учетом прогрессивного развития учений, а тематически, с самого начала принимая во внимание полную форму, которую в конечном итоге приняла откровение в целом.
Систематическое богословие пытается ответить на вопрос: «Какова полная степень истины, которую мы можем знать о доктрине о грехе, или о спасении, или о Святом Духе и т. Д?». Следовательно, систематические богословия развиваются из учения о Божестве или собственно богословия к христологии, пневматологии, ангелологии, сотериологии и т. Д., Рассматривая каждую тему исчерпывающе.
Загрузите Системное Богословие и делитесь с нами своим опытом
* Если у вас есть какие-либо вопросы или сомнения по поводу этого приложения, дайте нам знать. Спасибо.

4.6.2.3. Христологический и пневматологический аспекты Церкви в их единстве

Христологический аспект Церкви связан с присутствием благодати в таинствах, священнодействиях, иерархии, церковной власти, священных символах. В этом аспекте благодать имеет характер предопределенной необходимости и не зависит от личной святости и намерений ее носителя. Сам Святой Дух, подающий благодать, выступает здесь как сила, подчиненная Христу, обеспечивающая единство церковного тела и функционирования его органов, т. е. это есть присутствие благодати объективное, обоснованное предопределением.

В пневматологическом аспекте присутствие благодати является «субъективным», лучше сказать, обоснованным избранничеством. Примеры такого присутствия: проявление благодати в мощах святых, в местах, освященных явлением Божией Матери или святых, в цельбоносных источниках, чудотворных иконах, в особых благодатных дарованиях, в чудесах и, конечно, в человеческих личностях, стяжавших благодать, т. е. в святых. Святой Дух в данном случае действует не как подчиненная Сыну сила, а как самостоятельное Лицо, не зависящее от Сына. Поэтому в церковных песнопениях Святой Дух называется «самовладычным». Наиболее ярко в Свщ. Писании о таком самовладычном действии Духа говорится в 1 Кор (12, 7-II): «Но каждому дается проявление Духа на пользу. Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков. Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно». Таким образом, присутствием Св. Духа в Церкви сообщается благодать отдельным личностям, «каждому особо», и Сам Дух при этом выступает как самостоятельное Лицо, Которое действует «как Ему угодно». Помимо разделения дарований духовных, Святой Дух взращивает в членах Церкви духовные плоды. Примерами таких плодов ап. Павел называет «…любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание…» (Гал. 5, 22-23). Наконец, изливаясь в самое существо верующих. Святой Дух сообщает им Божественную благодать и по мере усвоения ими благодати соделывает их храмами Божиими: «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас» (1 Кор 3, 16).

Церковь — это не только единое Тело в Божественной Ипостаси Христа, но также и множество тварных ипостасей в благодати Святого Духа. То обожение человеческой природы, которое совершилось в Ипостаси Христа, в наших личностях должно совершиться посредством действия Духа Святого и нашей свободной воли. Отсюда и два аспекта Церкви. Христологический аспект — аспект завершенности и непоколебимости, поскольку искупление и спасение человеческой природы уже совершилось, и пневматологический аспект — аспект становления, которому соответствует усвоение плодов Искупления каждым членом Церкви, совершающееся действием Святого Духа. Очевидно, что второй аспект зиждется на первом как на своем объективном основании. Различие этих аспектов обусловлено двумя различными образами присутствия и действия Святого Духа в Церкви. При этом два аспекта теснейшим образом связаны между собой. Чтобы освобождаться от греха и возрастать в благодати, необходимо все более и более укореняться в соединении с Телом Христовым, как бы врастать в Него, подобно тому, как ветвь прирастает к лозе. Но чем теснее это соединение, тем в большей степени становится способным человек воспринимать и усваивать обоживающую его благодать. И наоборот, чем больше мы исполняемся Духа Святого, тем полнее можем соединяться с телом Церкви.

С этими двумя аспектами бытия Церкви человек встречается с самого момента вхождения в Церковь: в таинствах Крещения и Миропомазания. В Крещении, которое есть таинство по преимуществу христологическое, Святой Дух, как служебная по отношению ко Христу безличная сила, соединяет нас со Христом и делает членами Тела Христова. А в таинстве Миропомазания тот же Дух, но уже как Лицо Пресвятой Троицы, независимое от Сына в своем ипостасном бытии, сообщает нам дары обоживающей благодати, доступ к которой мы получим через Крещение. Недопонимание различий между этими двумя аспектами Церкви у католиков ведет не только к заблуждениям догматического характера, но также имеет следствия и в литургической жизни. У католиков эти два таинства — Крешение и Миропомазание — разнесены во времени. Миропомазание совершается по достижении человеком церковного совершеннолетия и носит название «конфирмация» («подтверждение», т. е. фактически является подтверждением Крещения, которое принимает человек в сознательном возрасте. Ясного понимания того, что Миропомазание есть таинство Духа Святого, здесь нет.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Третья причина для аргументов в пользу того, что Святые последних дней не являются христианами, связана с тем, что они верят в открытый канон Священных Писаний. Для тех, кто использует такой аргумент, быть христианами – значит согласиться с принципом Sola Scriptura (лат. «только Писание»), или с самодостаточностью Библии. Но утверждать, что Библия – это единственное и последнее слово Бога, и, более конкретно, последнее записанное слово Бога, – это значит заявлять за Библией больше того, что заявлено в ней самой. Нигде в Библии не сказано, что все откровения от Бога будут собраны в одну навсегда закрытую книгу и что не будет получено дальнейших откровений – Священных Писаний6.

Более того, не все христианские церкви уверены в том, что христианство следует определять приверженностью закрытому канону7. В действительности, аргумент, по которому из числа христиан исключают тех, кто не верит в закрытый канон, кажется, используется только против Святых последних дней. Ни одна ветвь христианства не ограничивается только лишь библейским текстом в принятии решений, связанных с доктриной, и в применении библейских принципов. Католики, например, обращаются за ответами к церковной традиции и к магистериуму (то есть учителям, включающим Пап Римских, и к различным советам). Протестанты, в особенности евангелисты, обращаются за ответами к лингвистам и исследователям Священных Писаний, а также прибегают к советам и догматам пост-новозаветного христианства. Для многих христиан эти советы и догматы являются столь же каноническими, как и сама Библия. Чтобы установить доктрину и понять библейский текст, Святые последних дней обращаются к живущим Пророкам и дополнительным книгам Священных Писаний – Книге Мормона, Учению и Заветам и Драгоценной Жемчужине.

Вместе с Ветхим и Новым Заветами, Книга Мормона поддерживает твердое свидетельство об Иисусе Христе. В одном отрывке говорится, что Книга Мормона «подтверд истинность” Библии, «а также откро всем коленам, языкам и народам, что Агнец Божий есть Сын Отца Вечного и Спаситель мира, и что все люди должны прийти к Нему, иначе они не могут быть спасены”8. В Книге Мормона более шести тысяч стихов, и в них Иисус Христос упоминается почти четыре тысячи раз и Ему дается более ста разных имен: «Иегова”, «Эммануил”, «Святой Мессия”, «Агнец Божий”, «Спаситель Израиля” и другие9. Книга Мормона – это действительно «ещё одно свидетельство об Иисусе Христе”, как провозглашается на ее обложке.

4.6.2.2. Пневматологический аспект Церкви

Мы знаем, что Церковь есть Тело Христово, как бы заключеное в Ипостаси Христа, но при этом, как правило, не обращаем внимания на то, что Церковь есть еще и образ Пресвятой Троицы. Троица есть множество Ипостасей, или Личностей, существующих в единстве природы. Именно к такому единству по образу Лиц Пресвятой Троицы люди призываются в Церкви, в которой единство таинственным образом сочетается с множественностью.

С одной стороны, Церковь — это единое тело, организм. Об этом говорит свт. Иоанн Златоуст: «Единое тело мы бываем, и уды его от плоти Его и костей Его (Еф. 4, 4). А это бывает через пищу, которую Христос даровал, для этого Он смешал Самого Себя с нами, чтобы мы составили нечто единое, как тело, соединенное с головою». В том же ключе высказывался свт. Кирилл Александрийский: «Разделенные некоторым образом на отдельные личности, мы как бы сплавливаемся в одно тело во Христе, питаясь одной плотью». Тем не менее это сплавление в одно тело не устраняет личностного многообразия Церкви — в силу того, что помимо христологического Церковь имеет еще и пневматологический аспект, аспект домостроительства Духа Святого по отношению к тварным человеческим личностям. Если христологическому аспекту соответствует дарование Святого Духа в вечер первого дня по Воскресении (Ин. 20), то пневматологическому — сошествие Святого Духа в Пятидесятницу. В Пятидесятницу Святой Дух является уже не как служебная сила по отношению ко Христу, а как самостоятельное Лицо Пресвятой Троицы, не зависящее от Сына по Своему ипостасному происхождению. В данном случае Святой Дух выполняет не функцию единства и сообщается не всей Церкви как единому телу, но каждому члену Тела Христова в отдельности. Святой Дух сообщает себя личностям, отмечает каждого члена Церкви печатью личного и неповторимого отношения к Пресвятой Троице, присутствуя в нем и делая его Сыном Божиим.

Свв. отцы определяют цель жизни человека в Церкви как обожение или стяжание Святого Духа, потому что именно Святой Дух в Церкви сообщает и усвояет верующим благодать, делая их святыми. При этом богословие Православной Церкви строго отличает Святого Духа как Лицо Троицы от сообщаемых Им людям даров. Различие это основано на словах Спасителя: «Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет и возвестит вам. Все, что имеет Отец, есть Мое; потому Я сказал, что от Моего возьмет…». (Ин. 16, 14-15). То общее Отцу и Сыну, о котором говорит Господь, есть Божественная природа, само Божеское естество, которое Святой Дух и сообщает людям в Церкви, делая их «причастниками Божеского естества» (2 Пет. 1, 4) через сообщение им нетварной Божественной благодати. Таким образом, благодать, подаваемая нам в Церкви, имеет ипостасный источник, независимый от Сына. Этим источником является Дух Святой, исходящий от Отца. Именно в силу этого, хотя наша человеческая природа включена в Тело Христово, наши человеческие личности не вовлечены в некий механический и принудительный процесс обожения, который упразднял бы нашу свободу и наше личностяое бытие. Освобождаясь в Церкви от детерминизма греха, мы при этом не впадаем в детерминизм Божественный. Магия спасения Церкви совершенно чужда. Благодать не уничтожает нашей свободы, и не уничтожает ее потому, что благодать имеет ипостасное начало, независимое от Сына, Который является ипостасной Главой Церкви. В противном случае, если благодать не имела бы ипостасного источника, от Сына отличного, спасение в Церкви напоминало бы буддистскую концепцию спасения. Обожение представляло бы процесс, итогом которого является полная аннигиляция самих спасающихся. Недопонимание этой истины характерно для традиционной католической сотериологии и связано с учением о филиокве. Согласно этому латинскому учению, Святой Дух мыслится как ипостасно зависимый от Сына в Своем предвечном исхождении. Кроме того, само личностное достоинство Святого Духа у католиков принижается, Он понимается как некая связь, отношение между Отцом и Сыном. Поэтому в западной богословской мысли не всегда четко осознается различие между Святым Духом, как Лицом Пресвятой Троицы, и теми благодатными дарами, которые Святой Дух сообщает верующим.

Какие следствия это имеет для учения о спасении? «Если бы мы не исповедывали ипостасной независимости Святого Духа от Сына, то Пятидесятница — начало всеосвящения не отличалась бы от сообщенного апостолам Христова дуновения, в котором Дух Святой, создавая единство мистического Тела Христа, действует как Его помощник. Если бы мы мыслили Святого Духа Божественным Лицом, зависимым от Сына, Он представлялся бы нам даже и в личном своем сошествий некой связью, соединяющей нас с Сыном. Мистическая жизнь развивалась бы тогда путем слияния души со Христом через посредничество Святого Духа. Соединяясь с личностью Христа, мы или уничтожались бы, или Личность Христа была бы для нас чем-то насильственно внешним, в последнем случае благодать воспринималась бы как что-то внешнее по отношению к свободе, а не была бы ее внутренним раскрытием» (В. Н. Лосский. «Очерк…», стр. 127-128). Следует лишний раз отметить, что вопрос о филиокве вовсе не есть спор о словах, не случайно, предпосылки учения о филиокве были заложены блж. Августином, который первым предложил учение о непреодолимом действии благодати, упраздняющей человеческую свободу.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *