По примеру какого короля франки приняли христианство

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена анализу факторов обращения короля салических франков Хлодвига (V-VI в. н.э.) в христианство и принятия им крещения по ортодоксальному обряду. Автор подвергает критике распространенную точку зрения о том, что мотивы короля носили преимущественно политический характер, высказывая предположение о том, что в подобном случае выбор короля должен был остановиться на принятии арианства. В качестве предпосылки принятия Хлодвигом христианства по никео-константинопольскому обряду, автор рассматривает тайную дипломатию Авита Вьеннского и Ремигия Реймсского, обеспечивших Хлодвигу династический брак с бургундской принцессой. Решающее значение в обращении короля имела личность его супруги Хродехильды (Клотильды Бургундской), сумевшей продемонстрировать Хлодвигу преимущество христианской веры и обеспечить принятие королем крещения по ортодоксальному обряду.

История обращения в христианство короля салических франков Хлодвига является, пожалуй, одним из наиболее знаменитых романтических сюжетов, связанных с вопросом о роли женщины в истории. Описанная Григорием Турским история принятия королем христианства под влиянием благочестивой и мудрой супруги настолько архетипична, что невольно вызывает определенные сомнения со стороны историков.

Исследователи неоднократно обращались к анализу факторов обращения короля в христианство, называя в числе основных мотивов стремление заручиться поддержкой галло-римского населения и обеспечить союз с влиятельным католическим епископатом. В отечественной научной традиции преобладает точка зрения о преимущественно политическом значении данного обращения: «Принятие католичества, которое для Хлодвига было прежде всего политическим актом, имело первостепенное значение для дальнейшего развития Франкского государства. Во-первых, Хлодвиг обрел с помощью католической церкви большее влияние на свой народ, хотя вначале его примеру последовали только 3 тыс. франков, по-видимому, его дружина. Во-вторых, укрепилось его положение в глазах его романских подданных, которые уже были католиками, и в-третьих, сам Хлодвиг рассматривал свой переход в католицизм как повод для будущего – если это будет необходимо, то насильственного – обращения или изгнания из Галлии вестготов и бургундов арианского исповедания» .

Пожалуй, именно это обстоятельство и стало основной причиной обращения автора статьи к столь популярной теме. Сложившийся стереотип относительно превалирования политических мотивов в процессе религиозного выбора германских королей не только не вполне соответствует исторической действительности, но и влечет российского читателя к трансляции ряда научных практик, методологическая односторонность которых оставила свой неизгладимый след в развитии российской научной мысли прошлого столетия.

В настоящем исследовании мы предлагаем придерживаться подхода, основанного на принципах семиотики культуры, содержание которого удачно сформулировал Б.А. Успенский: «Культурно-семиотический подход к истории предполагает апелляцию к внутренней точке зрения самих участников исторического процесса: значимым признается то, что является значимым с их точки зрения. Речь идет, таким образом, о реконструкции тех субъективных мотивов, которые оказываются непосредственным импульсом для тех или иных действий (так или иначе определяющих ход событий)» .

Приступая к деконструкции современного историографического мифа о том, что принятие ортодоксальной формы христианства являлось для Хлодвига политически обусловленным шагом, необходимо начать с того, что роль ортодоксального исповедания с точки зрения возможности укрепления политического влияния в Галлии конца V – начала VI века является, как минимум, спорной. Галльские епископы в рассматриваемый период формально подчинялись Риму, который находился под властью Теодориха Амала, остготского короля-арианина, поставившего своей целью «объединение не только имений, но и самих душ готов и римлян» , и не без оснований претендовавшего на роль официального проводника интересов византийского императора в западной части римско-германского мира. Согласно оценкам представителей византийской бюрократии рассматриваемого периода, Теодорих в своей политике управления Италией был «самым настоящим императором, ничуть не ниже наиболее прославленных» , а современные ему хроники сообщают, что «даже римляне звали его Траяном или Валентинианом, временам которых он стремился подражать» .

Как отмечает И.А. Дворецкая, в остготской Италии «благожелательное отношение к римской церкви сочеталось с покровительством арианской… Главной причиной длительного сосуществования католической и арианской церквей в варварской Италии VI-VIII вв. были глубокие религиозные традиции в среде военно-служилой знати и ее дружин, которые принимали обряд крещения от арианских священников, не требовавших отправления сложного культа» . Необходимо также отметить, что «арианская вера Теодориха не была помехой во взаимоотношениях с римской аристократией и более того – не было никаких попыток со стороны Теодориха обратить римских магистратов в арианство (в противовес Вандальской Африке, где переход в арианство был неотъемлемой частью укрепления дружеских отношений – amicitia – т. е. системы горизонтальных связей, базировавшейся на полном доверии обеих сторон по отношении друг к другу)» .

Большая часть территории Восточной Галлии в рассматриваемый период находилась под властью бургундов-ариан, поддерживавших партнерские, если не сказать дружеские, отношения с руководством поместных ортодоксальных церквей . Как показывает «Житие Цезария Арелатского», религиозная принадлежность светского правителя на фоне весьма непростых отношений внутри католического мира отнюдь не являлась определяющим фактором симпатии или антипатии со стороны ортодоксального клира – в частности, в восприятии агиографов король остготов Теодорих Амал, придерживавшийся арианства, предстает скорее более позитивной фигурой, чем, например, короли франков, принявшие к тому времени христианство в никео-константинопольской его форме . Подобное отношение можно проследить и в более ранних свидетельствах. В частности, «Папа Гиларий (461-468) называл короля Гундиоха, несмотря на то что тот был арианином, «сыном нашим» (films noster). Столь же лестным обращением был почтен папой Гелазием (452-496), несмотря на приверженность арианству, и остготский король Теодерих» .

Очевидно, что крещение Хлодвига по ортодоксальному обряду позволило снять ряд проблемных моментов в отношениях короля с галло-римским населением (оказывавшим до этого продолжительное вооруженное сопротивление франкам в городах Суассон, Верден, Нант, Париж), снизить неприятие жителей Парижа, ставшего резиденцией Хлодвига, по отношению к перспективе признания легитимности власти короля. В связи с этим, однако, необходимо отметить, что основным фактором отторжения нового правителя со стороны галло-римского населения являлась скорее «варварская дикость» его народа, вышедшего из франкских лесов, нежели возможная приверженность конкретного короля арианской вере. В отношении вопроса о приверженности галло-римской элиты христианской религии можно привести в качестве примера эпизод из «Жития святой Женевьевы», когда во время приближения войск Аттилы состоятельные жители Парижа вынашивали план принесения католической подвижницы Женевьевы в жертву, по всей видимости, для умилостивления языческих богов.

Достаточно также вспомнить отношение галло-римского населения к бургундам, чтобы представить себе восприятие ими франков: «Несмотря на приверженность части галло-римской аристократии Бургундскому королевству, многие лишь неохотно мирились с изменением политических условий. Для них бургунды по-прежнему оставались диким и вероломным народом. Выразителем их настроений стал Аполлинарий Сидоний, высказавший в 60-е годы V в. в стихотворении к своему другу сенатору Катуллину свое высокомерное презрение к германцам: «Что просишь ты меня, надеясь, что я в добром здравии, сложить стихи во славу Венеры, любимицы фесценнинских песен, когда я нахожусь среди полчищ длинноволосых варваров, вынужден слушать германскую речь, с мрачным видом выносить многократно похвалу тому, что поет обожравшийся бургунд, смазывающий волосы прогорклым маслом? Сказать тебе, что мешает вдохновению? Муза, изгнанная щипковыми инструментами варваров, пренебрегает шестистопным ямбом с тех пор как она видит семифутовых патронов… Тебя ведь не преследует отвратительный запах чеснока и вонючего лука, который отрыгивается, отравляя воздух, с раннего утра в течение десяти трапез, тебя не обременяет целый день – будто ты их престарелый дед или муж их кормилицы – толпа таких великанов и в таком количестве, что прокормить их не могла бы даже кухня Алкиноя» .

Формирование потенциального альянса Хлодвига с арианскими правителями представляется гораздо более значимым фактором королевской политики рассматриваемого периода, нежели поиск союза с галло-римской аристократией. Об этом говорит, в частности, брак сестры Хлодвига Аудофледы с королем остготов Теодорихом Амалом и принятие сестрами короля (Лантехильда, Аудофледа) крещения по арианскому обряду. Не исключено, что об этом свидетельствует и имя первенца Хлодвига – Теодорих, этимологически восходящее к готской антропонимической традиции. С политической точки зрения выбор религии был не в пользу ортодоксального христианства, и письма епископа Авита Вьеннского подтверждают, что Хлодвиг до принятия ортодоксальной формы крещения находился под сильным влиянием арианства, и возможно, даже готовился к принятию крещения по арианскому образцу .

При этом, распространенная точка зрения о том, что арианство было догматически ближе и понятнее германскими народам, а также являлось значимым фактором их культурной идентичности, представляется не вполне однозначной. Известно, что германцы в ряде случаев переходили из арианства в католицизм или наоборот. В частности, как отмечает И.А. Дворецкая, «переход от язычества к арианству и обратно, принятие христианства по католическому обряду, отход от христианства официального направления – все эти изменения в религии зависели от политической ориентации военачальника и настроений в войске» . В частности, «как ариане пришли в Италию лангобарды, хотя, возможно, некоторые из них принимали обряд крещения по католическому образцу. Во время пребывания лангобардов на Дунае они были известны византийцам как христиане по римскому официальному обряду. По крайней мере, этот аргумент выдвигали их послы на переговорах с византийским императором, прося того о помощи в войне с язычниками-гепидами» . Также «по мнению некоторых итальянских историков, лангобардские короли в Паннонии до 548 г. принимали крещение по католическому обряду, хотя официально переход к католицизму произошел позже» .

Исследователи полагают, что вандалы в период своего расселения в Паннонии «были православными более 90 лет, пока, судя по всему, не заимствовали арианство от вестготов. Примечательно, что определенный процент вандалов (в том числе и из числа королевской свиты и даже из числа родных детей короля) продолжал исповедовать православие, о чем свидетельствует ряд мест у Виктора, как-то: постановление Гейзериха о том, что из числа его свиты и его сыновей только ариане имеют право быть назначаемы на различные государственные посты, рассказ о мученичестве вандалов-православных из королевской свиты (в частности, об Армогасте, про­кураторе имения сына короля) и, наконец, публичное обвинение в адрес епи­скопа Евгения в том, что он якобы изгнал из своей церкви людей с внешностью вандалов. Этот эпизод комментируется многозначительным высказыванием Виктора, что «велико было число наших католиков, которые выглядели точно так же, как и эти вошедшие, потому что они служили в свите короля» .

Обстоятельства оглашения Хлодвига и дата принятия им крещения остаются не вполне ясными, представляя отдельную исследовательскую проблему. Григорий Турский сообщает о практически незамедлительном крещении короля после боя с алеманнами, в ходе которого королем под влиянием драматических обстоятельств было принято соответствующее спонтанное решение , тогда как «Хроника» Фредегара содержит сведения о принесении королем соответствующего обета перед сражением , а письмо епископа Трирского вообще связывает принятие решения о крещении с паломничеством короля к гробнице Мартина Турского .

Последнее свидетельство имеет особенное значение в разрезе ряда культовых практик, осуществлявшихся германцами в рамках традиционных верований, для которых была характерна доксологическая дискретность и значительная территориальная обусловленность . Святой Мартин мог восприниматься в данном контексте как гений места или военный заступник, дарующий своим почитателям победу в бою, поскольку германские культы тяготели к подобной модели отношений с военным патроном: «Бог-заступник в военных предприятиях варваров воспринимался ими по аналогии с великим Одином (Вотаном), языческим покровителем военных дружин. Впоследствии, после официального перехода к католицизму, функцией военного покровителя и патрона лангобардских королей был наделен св. Иоанн» .

Несмотря на то, что Хлодвиг был не первым христианским правителем франков (до него франками был признан в качестве правителя римский наместник Эгидий) , легитимность франкского короля, оставляющего веру предков, могла значительно пострадать с точки зрения утраты поддержки дружины и войска. Период вступления Хлодвига во власть, по всей видимости, совпадал с глобальной для германского мира эпохой сокращения роли короля-жреца и возвышением фигуры избираемого вооруженным народом правителя-воина, способного привести свой народ к победам в бесконечных захватнических походах . Связь семьи Хлодвига с культом Ингви-Фрейра, на которую указывает имя, данное первенцу Хлодвига и Хродехильды – Ингомер, может служить возможным свидетельством принадлежности короля к древнему роду правителей-жрецов (дроттинов), которые, согласно германским преданиям, были поставлены Одином во главе северных земель в качестве посредников между богами и людьми. Утрата связи с богами, в этом случае, могла носить для Хлодвига во всех отношениях драматичный характер.

Таким образом, очевидно, что элементарная констатация политической целесообразности крещения короля по ортодоксальному обряду, обосновываемая перспективами союза короля с влиятельным католическим епископатом и обретением симпатий галло-римского населения франкского королевства, представляется не вполне состоятельной. Выбор религии, несомненно, имел более глубокие мотивы, неизбежно связанные с экзистенциальным выбором и соответствующими жизненными обстоятельствами, требующими дополнительного анализа.

Принимая во внимание, что анализ политических факторов обращения не способствовал достижению желаемых результатов, попробуем действовать, отталкиваясь в дальнейшем анализе от фактов биографии короля. В частности, нам достоверно известен факт появления в жизни короля Хлодвига перед его крещением православной супруги (Хродехильды), в связи с чем ответ на вопрос о критериях выбора жены может с высокой степенью вероятности объяснить и причины обращения короля.

В научной литературе существует несколько версий женитьбы Хлодвига на Хродехильде, включая идею союза Гундобада и Хлодвига , тайную дипломатию Авита Вьеннского и Ремигия Реймсского , заинтересованность Хлодвига в союзе с католической церковью , включение Хлодвига в европейскую политику брачной дипломатии, формировавшуюся в рассматриваемый период под влиянием Теодориха Амала . Скорее всего, каждая из этих версий имеет под собой основания и содержит долю исторической истины, однако случай Хлодвига и Хродехильды далеко не очевиден.

Прежде всего, необходимо отметить, что Хлодвиг уже имел сына, который стал впоследствии наследником большей части королевства отца, что указывает на сохранение за ребенком права первородства. «Житие святого Генезия» сообщает, что женщиной короля была некая Эвохильда . Э.Эвиг полагает, что первая супруга Хлодвига вела свое происхождение из рода кельнских (рипуарских) франков . Вероятно, она умерла, но не исключено, что могло произойти и расторжение брака по какой-либо причине, поскольку такие случаи имели место в среде германской аристократии.

Для того, чтобы понять подлинное значение фигуры Хродехильды, представляется важным уточнить, кто же еще мог стать второй супругой Хлодвига, если бы его женой не стала бургундская принцесса. Исследователи называют разные даты второго брака Хлодвига – от периода между 492 и 494 гг. до периода 500-501 гг. , но более убедительной представляется все же аргументация в пользу первой половины 90-х годов.

Возможной кандидатурой, без сомнения, в данный период являлась дочь короля Теодориха Амала Тиудигото, которая вышла замуж за короля вестготов Алариха в 493 году. Принимая во внимание, что в этом же году состоялся брак сестры Хлодвига Аудофледы с Теодорихом Амалом, очевидно, что остготы и франки готовились к заключению союза, в связи с чем Хлодвиг мог в 492-493 гг. рассматриваться в качестве потенциального супруга Тиудигото (при этом Хлодвиг и Аларих были ровесниками). В случае брака с дочерью Теодориха Амала некрещеный король франков оказался бы в окружении арианских союзников, получающих благодаря супруге Хлодвига неограниченное влияние в Галлии. Очевидно, что средства остготской дипломатии были достаточны для реализации подобного сценария.

Принимая во внимание, что епископ Ницетий Трирский в одном из своих писем 565 года к ломбардской королеве Хлодосвинде убеждал ее последовать примеру Хродехильды, которая «сумела добиться того, что властитель Хлодвиг стал следовать католическим законам» , очевидно, что брачная дипломатия являлась одним из важных направлений церковной политики, которая находилась под пристальным вниманием высшего руководства церкви. По всей видимости, понимая всю драматичность складывающегося союза франков и арианских властителей южной Европы, епископы Авит Вьеннский и Ремигий Реймсский действовали стремительно, продемонстрировав Хлодвигу перспективу господства над Галлией в противовес альянсу с Теодорихом и Аларихом, а принцессе Хродехильде – возможность превращения вчерашнего «варвара» в триумфального обладателя римских консульских регалий.

Юной бургундской принцессе было, вероятно, непросто принять мысль о браке с язычником. Достаточно вспомнить эпизод из истории средневековой Скандинавии, связанный с обсуждением перспективы брака конунга Олава Трюгвассона, придерживавшегося христианской веры, и Сигрид Гордой, сторонницы традиционных германских культов, закончившийся тем, что Олав ударил Сигрид по лицу в ответ на ее отказ принимать христианство (чем заслужил в будущем свою гибель, нажив могущественных врагов) , чтобы понять возможный сценарий развития контактов Хродехильды и посланников Хлодвига. «Книга истории франков» свидетельствует о том, что «невеста первоначально воспротивилась брачному предложению, отвечая франкскому послу Аврелиану: «не позволено христианке выходить замуж за язычника» . Вероятно, Авит Вьеннский лично дал бургундской принцессе подсказку не упорствовать, обещав в случае ее согласия поддержку реймсского епископа на новой родине.

В письме Авита Вьеннского, адресованного Хлодвигу по случаю его крещения, ни слова не говорится о бургундской принцессе, ставшей супругой короля, и способствовавшей его обращению. При этом, епископ сдержанно сокрушается, что не смог лично присутствовать на торжественном исполнении обряда крещения. Представляется, что и то, и другое присутствует в тексте умышленно. Авит понимал, что содержание письма станет известно разведке короля Гундобада, и меньше всего хотел обвинения в государственной измене, в связи с чем не стремился лишний раз афишировать свою причастность к организации брака Хлодвига. По этой же причине, вероятно, он не поехал на крещение Хлодвига в Реймс. Бесспорным аргументом в пользу признания исключительной роли Хродехильды в обращении короля Хлодвига является то, что модель отношений короля франков с его супругой (возвышение правителя благодаря христианской супруге) становится архетипом политической культуры рассматриваемого периода. В частности, римский понтифик Григорий Великий, оценивая личный вклад супруги короля Кента в христианизацию Англии, отмечает ее исключительную роль, сравнивая королеву с императрицей Еленой , а епископ Ницетий Трирский призывает королеву лангобардов следовать примеру Хродехильды, которая сумела добиться принятия своим супругом Хлодвигом таинства святого крещения по ортодоксальному обряду. Подобные высказывания церковных иерархов VI века могут служить, пожалуй, лучшей оценкой личного вклада королевы Хродехильды в формирование нового типа европейского монарха, преодолевающего «варварское» прошлое своего народа через обращение в христианскую веру.

Принимая во внимание, что рассматриваемые события имели место задолго до разделения церквей, в данной статье понятия «православие», «католицизм» и «ортодоксальное христианство» могут использоваться в отдельных случаях как синонимы. Несмотря на то, что определенные культурные различия могут прослеживаться в западной и восточной традициях христианства с первых столетий н.э., до эпохи высокого средневековья церковь официально сохраняла единство. Как справедливо отмечает В.П. Буданова, «разделение церквей отражает расхождение путей цивилизационного развития Византии и Запада, которое складывалось столетиями» .

Список литературы:

Пожалуй, самая большая гордость жителей Гента — кафедральный собор Святого Бавона. Он был назван в честь Святого, который не был абстрактной фигурой Райского пантеона, а вполне даже реальным жителем Гента. Бавон был дворянином, который раздал все свое добро бедным и ушел в монастырь.

Непростая история

Храм является древнейшей приходской церковью города, о которой впервые находят упоминания, датируемые 10 веком. Еще в 945 году, вблизи нового порта и самого оживленного причала была заложена часовня. В 11 веке ее значительно расширили и перестроили, посвятив Святому Иоанну Крестителю. Но, к сожалению, от старинной часовни не осталось ничего.

В середине 12 века церковь вновь была перестроена и приобрела крестообразную форму со склепом в романском стиле. Спустя время, постепенно ее заменили на готический собор, позже в котором принимал крещение император Карл V. За время своего существования, собор много раз подвергался пожарам, разрушениям и даже набегам иконоборцев, но каждый раз он восстанавливался вновь, чтобы сегодня восхищать окружающих своим величественным обликом.

Архитектурные изыски

Среди архитектурных изяществ собора стоит отметить прекрасный алтарь с галереей и неф с чертами брабантской готики, окна в готическом стиле, хоры, трансепт, часовни, алтари стали роскошной декорацией для предметов искусства, хранящиеся в храме. Среди архитектурных изяществ собора стоит отметить прекрасный алтарь с галереей и неф с чертами брабантской готики, окна в готическом стиле, хоры, трансепт, часовни, алтари стали роскошной декорацией для предметов искусства, хранящиеся в храме.

Самым известным примером живописи является «Поклонение Мистическому Агнцу» кисти Яна и Хуберта Ван Эйка. Также среди коллекции можно видеть работы великого Рубенса. Не менее потрясает своим величием и монументальностью кафедра, выполненная в стиле рококо мастером Лораном Дельво. Прекрасный соборный орган в стиле барокко, был создан в 1653 году и является самым крупным из всех органов стран Бенилюкса.

Продолжить знакомство с шедеврами мировой живописи можно во всех храмах и церквях Гента. Например, великолепное собрание драгоценных предметов культа, картин и других произведений искусства собрано в церкви Святого Николая, которая является ярким примером шельдской готики.

Информация для посетителей

Адрес: Sint-Baafsplein, Gent, Бельгия.

Как добраться:

  • трамвай №1, №4, №24 до остановки Gent Duivelsteen;
  • автобус №3, №17, №18, №38, №39 до остановки Gent Duivelsteen.

Время работы:

Хлодвиг с дружиной, а вслед за ними и остальные франки приняли христианство. Щедро раздавая церкви земли и ценности, король заручился ее поддержкой и еще больше упрочил свою власть.

Принятие христианства сопровождалось введением латинской письменности. Церковь строила храмы, открывала школы, сохраняла наследие античной науки. Почти в каждой деревне был возведен храм, где священник вел богослужение и наставлял верующих, как вести себя в земной жизни.

Служители церкви составляли особый слой — духовенство. В больших областях церковными делами ведали епископы и архиепископы. Во главе христианской церкви в Западной Европе стоял епископ Рима — папа римский, считавшийся преемником апостола Петра, ближайшего ученика Христа, владеющего, согласно христианскому учению, ключами от рая.
Христиане, уединявшиеся для молитвы и служения Богу в лесах и пустошах, назывались монахами (от греч. — одинокий). Позднее монахи стали жить общинами в монастырях. Настоятелями (руководителями) крупных монастырей были аббаты (от греч. — отец). Эти монастыри назывались аббатствами. Монахи давали обет (обещюие) отказаться от личного имущества, во всем подчиняться аббату. Они молились 7 раз в сутки, а остальное время трудились, обеспечивая себя пищей и одеждой.

Около 250 монастырей — мужских и женских — существовало в королевстве франков. Монахи и монашенки брали на себя заботы о больных, сиротах и бедняках. На территории монастыря, как правило, располагались больница, пристанище для странников, библиотека, школа, место для раздачи милостыни.

Люди верили, что за стеной, отделяющей монастырь от внешнего мира, монахи силой молитвы искупают их грехи и зло этого мира. Часто верующие завещали монастырям свое имущество, чтобы монахи молились за спасение их души. Со временем у монастырей появились обширные земельные владения, в зависимость от них попадали целые деревни.

Перед смертью Хлодвиг разделил свое королевство между четырьмя сыновьями. Ссоры, распри и войны между его потомками вели к тому, что рядовые свободные франки все больше беднели: вернувшись из очередного похода, они находили свои земли разоренными и запустевшими. Обращаясь к богатому покровителю за помощью и защитой, они вынуждены были взамен передавать ему свой земельный надел, превращаясь в зависимых крестьян. Зависимый крестьянин мог вести хозяйство ‘на своем прежнем наделе, но за пользование им работал на поле господина и отдавал ему часть урожая, все больше сближаясь по своему положению с рабами и колонами.

Из-за непрекращавшихся усобиц короли все меньше внимания уделяли государственным делам (последних Меровингов в народе даже прозвали «ленивыми королями»). Власть постепенно переходила в руки управляющих королевским двором — майордомов. Они по своей воле возводили на престол королей и свергали их. Одному из майордомов — Карлу Мартеллу (Молоту) удалось объединить под своей властью все .королевство франков.

В 732 г. Карл Мартелл в битве у города Пуатье нанес сокрушительное поражение арабам, завоевавшим к тому времени Пиренейский полуостров. Продвижение арабов в Европу было остановлено. Большую роль в этой победе сыграло созданное Мартел-, лом войско -. тяжеловооруженная конница. За несение службы воину выделялось земельное владение, впоследствии ставшее наследственным, — феод. Владельцы феодов назывались феодалами.

В 751 г. сын Карла Мартелла Пипин, прозванный Коротким за малый рост, при поддержке папы римского был провозглашен на собрании франкской знати в Суассоне королем.

Свергнутого короля династии Меровингов вместе с сыном заточили в монастырь.

Пипин, в свою очередь, оказал услугу папе римскому, которому .угрожали лангобарды (германское племя, в VI в. вытеснившее из Италии остготов). Пипин разбил в сражении лангобардов и передал под власть папы римского Рим и Равенну с прилегающей областью. Так в Средней Италии образовалось особое государство пап — Папская область, — просуществовавшее более тысячи лет (до 1870 г.).

А. ВЕНЕДИКТОВ: 13:13. Добрый день. У микрофона Алексей Венедиктов. И мы сейчас довольно быстро разыграем 19 призов, 19 лотов. Первые 10 лотов – это два первых тома книги Ги Бретона «История любви в истории Франции», Это французский историк, который написал всю историю Франции до ХХ века через историю любовных отношений. И вот вышли в издательстве «Интерно» два тома, т. 1 – «Любовь, которая сотворила историю» и т. 2 – «от Анны Боже до Мари и Туше». Эти два первые тома из 10 получат первые 10 победителей, которые правильно ответят на вопрос. И еще 9 человек получат книгу Ивана Комбо «История Парижа», издательство «Весь мир» и М. Поло де Боль «Средневековая Франция». Это будет 9 человек, всего 19 победителей. Вопрос. Самый знаменитый галл в литературе и кино, галл, который сопротивлялся Риму, который пил волшебный напиток и становился сильный, и даже Цезарь не мог покорить его, галл, который стал знаменит благодаря комиксам и благодаря фильмам, где Цезаря играл, например, Ален Делон, а друга этого галла играл Депардье. Какое имя носит этот галл, чьё имя уже было в заглавии нескольких фильмах, книгах, комиксах. +7-985-9070-45-45.
Наталья Ивановна, здравствуйте!
Н. БАСОВСКАЯ: Добрый день.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Хлодвиг – один из немногих франкских королей, который умудрился попасть в школьные учебники истории и при советской власти и в нынешние.
Н. БАСОВСКАЯ: Все так. Но знают о нем очень мало.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Но при этом, по просьбе наших слушателей, мы начинаем нашу передачу с рекомендаций, что прочитать о нашем герое.
Н. БАСОВСКАЯ: Безусловно. Это то пожелание, которое выполняешь с наслаждением. Есть публикации источников на русском языке. Прежде всего Григорий Турский «История Франков», это, практически, современник Хлодвига, было несколько изданий. Автор французский Огюстен Тьерри, историк, но он написал эту книгу, как писатель. «Рассказы из времен Меровингов». Почти источник. И литература Жан-Луи Ле Гофф – «Средневековая цивилизация Западной Европы», один из крупнейших историков Франции, Стефан Лебек – тоже поздний анналист, принадлежит к школе анналов, «Королевство Франков 6-9 веков», там не очень много персонально о Хлодвиге, но есть ещё одно. Публикация источника с хорошими комментариями. «Хроники длинноволосых королей» — так называется книга в серии «Азбука средневековья», Санкт-Петербург, 2006 год. Там масса ярких подробностей о нашем персонаже.
А. ВЕНЕДИКТОВ: А теперь – к нашему мальчику.
Н. БАСОВСКАЯ: Кто он в истории? Вождь племенной, а затем правитель одного из германских племен времени великой трагедии – распада Западной Римской Империи. Он вождь Франков, одного из германских племен, но именно оно дало название стране Франция. Правил с условностью некоторой, очень долго для той эпохи, немыслимо долго – 30 лет. Основал первую династию предшественников французских королей – Меровингов. Меровинги вошли, и Хлодвиг, как представитель, с двумя забавными прозвищами – ленивые короли и длинноволосые короли. И то, и другое имело смысловое объяснение, которое прозвучит в нашей передаче.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Надо только вспомнить, что это у нас 5 век н.э., это век падения Западной Римской Империи, пала она официально за 13 лет до рождения нашего мальчика.
Н. БАСОВСКАЯ: Или за 10, дата рождения приблизительна. Но около 10 лет после того, как он родился, в 466 приблизительно, а в 456 произошло событие, когда условились считать границей, произошел переворот в Риме, свергли последнего римского Императора в Западной части этой великой Империи, который имел имя, по иронии судьбы, Ромула, он был Августёнок. Мальчик. И это событие договорились считать концом. Событий было много. И в 410 Рим был захвачен, страшное было время. Но это событие переворота договорились считать границей, потому, что он отправил символы императорской власти в Константинополь. И во времена Хлодвига теоретически существовала великая римская империя, но его восточная часть, будущая Византия с императором в Константинополе.
Хлодвиг жил именно в эту безумную эпоху и был он вождем франков. Сначала о его происхождении. Отец – вождь франков Хильдерик, из рода Меровеев.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Дедушка был Меровей?
Н. БАСОВСКАЯ: Да. И о дедушке сохранилась легенда, что он результат соединения морского чудовища с земной женщиной. Мифология есть мифология. Как и в Древней Греции какие-то фантастические существа могли производить на свет земных людей. И вот дед Меровей, как будто бы имел такое происхождение. Конечно, это предание.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Антон из Нижнего Новгорода пишет, что в германско-скандинавских источниках говорится, что племенные королевские династии происходят от Одина.
Н. БАСОВСКАЯ: Могли от Одина, это их почти верховное божество, всегда есть мифологический шлейф, он появляется тогда, когда бывшая чисто племенная власть готова перерасти во власть монархическую. И какой-то из вождей хочет показать, что он не такой, как все остальные и потому он имеет право занимать какое-то особое положение. А что касается реальных сведений о франках, то они появляются со 2 века до н.э. Они периодически совершают набеги на северную часть Римской Империи. Вокруг Рейна. Известно, что во времена Меровея они принимали участие в знаменитой битве на Каталаунских полях, битва против гуннов, когда римляне в союзе с германцами стали на защиту своей территории против страшных неистребимых, непобедимых гуннов. И близ города Тура одержали победу. Там франки участвовали и, видимо, это был Меровей. Тот, кто их там возглавлял. Но в общем, это был поздний родоплеменной строй. Сейчас современная этнография интересуется верованиями франков, то, о чем пишет один из наших слушателей. Изучаются их капища, археология, этнография, у них были еще капища, т.е. такое священное место, где было много изображений их различных богов и символов. На каких-то капищах еще во 2 веке н.э. находили и находят человеческие черепа, что возможно говорит даже о человеческих жертвах.
Сами же франки хотели видеть себя не такими. И сложили сами о себе предание, которое выводило их происхождение прямо из Троянской войны. Они называли своим первым царем не кого-нибудь, а Прима. Они в царстве Приама были, потом они бежали, после падения Трои, Иней повел свою команду в Рим и это будущий древний Рим, другая часть пошла в Македонию, там тоже образовались племена, одна в Азию, это будущие турки, от вождя Тору Новота, а третьи, во главе с Франком, пошли к берегам Рейна. И вот так они выводили своё происхождение. На самом же деле, конечно, в 5 веке, а не во времена Троянской войны, это 13 век до н.э. В 5 веке н.э. они еще фактически варвары. Они скачат на неоседланных лошадях, они блестяще владеют своим коронным оружием, это заостренное дерево, не очень большое, но и не очень маленькое.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Это не топор?
Н. БАСОВСКАЯ: Это будущее копье. Секира тоже у них есть и они ее очень любят и применяют. Военный строй их выглядит так – клиньями они идут в бой и за последним рядом обоз с детьми и женщинами. Почему у германцев отступление было невозможным? Им некуда было отступать. Поэтому они должны были или все погибнуть, или победить. За их спинами женщины и дети. Они не строили военный лагерь, крепость, как римляне. Носили одежду из шкур, все то, что потрясало римлян. О них писал Цезарь, все эти вещи их изумляли, что это дикарство. Поэтому эпоха, когда жил, родился и стал править Хлодвиг, была в глазах римлян истинным концом света. Это и был конец света, конец великой Всемирной Империи.
Итак, вождь франков Хильдерик из рода Меровея. Возможно того, кто участвовал в битве против гуннов на Каталонских полях.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Это не один из вождей, он выдающийся.
Н. БАСОВСКАЯ: Первая династия так и называется – Меровинги. Мать Базина Тюрингская была женой вождя. Бежала от мужа к Хильдерику, к отцу нашего персонажа. После всяких предзнаменований, описанных в хрониках, родила Хлодвига. Удивительное дело, страшное время, крушение просвещенности, крушение цивилизации, но книжники есть. И они пишут эти самые пишущие люди, грамотеи, во все времена они как-то уцелели, знаменитые хроники у Севильского, он римлянин, 6 век. Но некая «Хроника Фредегара», середины 7 века, никак исследователи не поймут, кто он. О божественном не пишет, а грамотны были только монахи. Истории франков Турского. Это 6 век, он епископ. Павел Диакон, 8 век. Все они рассказывают о Хлодвиге. 14 лет этот персонаж стал править частью солических франков.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Папа умер.
Н. БАСОВСКАЯ: Да. Это те, кто жили на побережье северных морей, а рипуарские – кто жил на реке Рипус. С 481 года стал править после своего отца. Он вождь, пока еще не единых, не объединенных франков. Они скоро поднимут его над собой, это означает, что они признали его. Они признают его власть над собой. Но 5 лет ему пришлось за это драться, завоевывать римскую Галлию, которая не подчинилась власти Одаакра. Смутное время. В Риме переворот, распад Империи. И они не подчинились власти Одаакра после переворота и управлял этой римской Галлией некий римлянин Сиагрий , последний римский правитель. Земли его окружены со всех сторон франками, это северо-восток будущей Франции, окружены готами, бургундами.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Это такой островок римского права.
Н. БАСОВСКАЯ: Держится! Сколько может.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Римский Патриций, там римские права.
Н. БАСОВСКАЯ: Они стараются удержать римскую жизнь. И на них повел Хлодвиг свое войско. И первый кого он победил стал Сиагрий. Его союзником был его родственник король Раднахар, они вместе разбили Сиагрия, он бежал к готскому королю Алариху II, просил убежища, его Хлодвиг потребовал выдать и хроника пишет, что Аларих из страха, а готам свойственна трусость, выдал послам связанного Сиатрия, которого Хлодвиг приказал держать под стражей, а затем повелел заколоть мечом. Наш персонаж был прост и жесток.
А. ВЕНЕДИКТОВ: И при этом ему всего 18 лет.
НОВОСТИ
А. ВЕНЕДИКТОВ: Масса народу назвало имя галла – Астерикс. Это правильно. Последний фильм, который вышел «Астерикс и Олимпийские игры». Наши победители, кто выиграл два первых тома, их оказалось 12. Михаил из Перми (647), Слава (772), Юрий (248), Владимир (136), Андрей из Волгограда (381), Елена (559), Сергей (630), Владимир (926), Коля (884), Олег (990), Таня (846) и Сергей (615).
Книгу «История Парижа» и «Средневековая Франция» выиграли: Виктор (227), Валерий (259), Александр (329), Сергей (511), Костя (964), Алексей (312), Катя (068), Ольга (328) и Ирина (271). Это Астерикс.
Мы говорим о короле Хлодвиге. Именно на это время его первых завоеваний падают его сношения с церковью христианской. Уже с самого начала.
Н. БАСОВСКАЯ: Надо только отталкиваться от того, на что отвечали радиослушатели, сказать, что Галлия этого времени – это смешение этносов и культур. Галло-римляни – это сросшийся этнос и приходят германцы. А этнос, сросшийся в Галлии, это римляне и у них, конечно, христианская вера, христианская религия, которая была принята уже, как официальная в позднем Риме.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу Сергею из Челябинска, который написал нам по Интернету: «Расскажите, как Хлодвиг принимал католическую веру и о том, как это повлияло на государство франков». Это было позже, было в 496 году и неправильно говорить «католическая вера», потому, что великий раскол на католическую и православную веру произошел через полтысячи лет.
Н. БАСОВСКАЯ: Правильно сказать, что он принял ортодоксальную версию христианскую. Итак, каков его путь был в этом направлении? Он был не мгновенным. Началось с того, что в процессе завоевания Галлии, не сказать, что вся Галлия была завоевана, это было и переселение, где-то римляне переселялись, но города им приходилось захватывать. Он брал город за городом и захватив города, они захватывали и церкви. И церкви они грабили, потому, что они были язычниками. Этот бог им чужой и непонятный. Знаменитый эпизод, связанный с жизнью Хлодвига, описанных во всех источниках, особенно красочно рассказан Григорием Турским, епископом. В городе Суасоне, захватив его, франки устроили разграбление. И разграбили храм. Там было взять все, но среди реликвий была некая чаша, драгоценная чаша, дорогая местному епископу, особенным образом и как предмет культа, и как произведение искусства.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Она была инкрустирована, потому, что привлекала внимание.
Н. БАСОВСКАЯ: Эту чашу Хлодвиг, этот дикарь, в сущности, от шкур они до конца не отказались, плащи у них часто из меха животных. К тому же. У Меровингов в этой семье традиция и предание – никогда не стричь волосы. Они косматые, лохматые. Считается, что если они остригут волосы, они потеряют свою силу. И вот этот лохматый, полудикий, почему-то решает прислушаться к просьбе епископа. У него было чутье.
А. ВЕНЕДИКТОВ: А он еще язычник.
Н. БАСОВСКАЯ: Абсолютный и долго будет возражать против принятия христианства. Но не наживать врага он уже решил тогда и дал обещание, что он получит эту чашу и вернет ее в церковь Суасона. При разделе, а раздел у франков совершался по жребию, было сказано, что наш вождь хочет эту чашу.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Дополнительно к своей доле.
Н. БАСОВСКАЯ: И нашелся поборник демократии, который не почувствовал, что времена меняются и сказал: «Почему это такое? Пусть получит как все! Только по жребию». Выступил. И чашу уже отложили, чтобы отдать вождю. Этот воин схватил свою секиру и ударил по чаше. Расколол ли он ее или только повредил, мы не знаем. Но удар секирой по чаше состоялся. Хлодвиг, по разным версиям, получил эту чашу. Он вернул епископу чашу в поврежденном виде.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Но никак не наказал воина.
Н. БАСОВСКАЯ: Он ничего не сказал. Военная демократия жива. И как пишут источники, затаил обиду в сердце. И все поняли силу этой обиды ровно через год, когда Хлодвиг устроил традиционный племенной смотр своего войска. Все должны с оружием построиться на большом поле. Построил, пошел вдоль рядов. Он узнал этого воина, схватил его секиру и сказал, что она в беспорядке, не начищена. Бросил наземь. И когда воин нагнулся за секирой, Хлодвиг своей секирой то ли рассек ему голову, то ли отсек, но что-то сделал с головой, что этот воин больше не жил. Говоря при этом: «Так ты поступил с Суасонской чашей». После этого замерли все, как пишут авторы хроник и никогда больше старались ему не перечить. И были правы, потому, что очень скоро выяснилось, насколько свиреп его нрав. Но этот человек, ведя войны с соседними племенами почему-то приходит к принятию христианства.
Как это произошло? Об этом совершенно правильно наши слушатели пишут. 496 год. Он давно уже как бы признан. Он уже занимает сильные позиции. Он женат. Его жена, которую звали Хродехильда из дома Бургундов. Итак, Хродехильда была христианкой. В эти времена это уже случалось, что христианство проникало из римской империи давно. Она уговаривала мужа принять христианство, а он отказывался и говорил, что ее бог никак не явил свои силы, а наши боги, Один, они давно доказали, как они хранят франков, почему он должен. Здесь стояло обстоятельство очень домашнее и чувствительное. Его жена, конечно же, окрестила их первенца. И он не возражал. Этот варвар занял позицию наблюдателя. Она понесла ребенка крестить, первенца, мальчика, наследника. Не было юридического права наследования, но все они видели в сыновьях наследников. И мальчик умер прямо в крестильных одеждах. Казалось бы, теперь ему надо отказаться даже от мысли креститься самому. Жена проявила супер-христианское смирение, сказав: «Благодарю своего Господа за то, что он призвал это маленькое существо в свое счастливое царство». Она родила второго ребенка – Хлодомера. Снова крестила. Он начал болеть. Тогда Хлодвиг сказал: «Ты видишь, что творит твой бог!» Он выжил. И тогда он решил испытать этого христианского бога. Он заявил: «Я иду в поход против Алеманов. Они воинственны, опасны, германское племя. Поход тяжелый. Если твой бог дарует мне победу, я в него уверую». Дело в том, что получилось удивительно. Алеманы просто побежали почти сразу при виде франкского войска и их вождь погиб в бою. В те времена это значило, что войско сдается. Хлодвиг свой обет решил выполнить и заявил епископу, что готов принять христианство. Его крестили и после крещения епископ прочел проповедь с разъяснением о страстях Христовых. Хлодвиг заявил: «Если бы я там был вместе с франками, мы бы освободили его от несправедливости». Епископ сказал: «Что ж, ты уже настоящий христианин». Всё это времена, конечно, диковатые и ко времени, когда сложится полностью облик, обрядовость христианской церкви, это все выглядит варварским. Вместе с ним крестилось его войска.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Это напоминает крещение Руси, князя Владимира с дружиной.
Н. БАСОВСКАЯ: Он принял ортодоксальную версию. Весь поход против готов описан в христианской оболочке и проходит под христианскими лозунгами. Есть версии, что олень показал, где реку перейти, ирисы. Поход удачный, очень важный, Хлодвиг захватил Бордо. Тулузу, сокровища Олариха, давно хранившиеся у вестготов. Это победа, победа большая, более значительная, чем в прежние времена. И что получается? Он христианского бога своевременно испытал, как бы убедился в его силе и на самом деле бог продолжает его поддерживать. После победы над готами Хлодвиг устраивает торжества в городе Туре. И эти торжества он оформляет абсолютно христиански и христианско-римски. Он получил грамоту императора Византийского Анастасия. Но он римский и христианский. И он в этой грамоте объявил его консулом. Все смешалось в эту эпоху, называемую эпохой Великого Переселения народов. Хлодвиг облачился в пурпурную тунику, проехал по городу, разбрасывая деньги толпе. Но столицей сделал город Париж.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Еще одно наследие Хлодвига. Не только лилии, но и столицу Франции тоже он сделал.
Н. БАСОВСКАЯ: Именно он избрал, она не всегда еще будет столицей, долгое время это будет резиденция графов, но станет, в конце концов. Видимо, Хлодвиг избрал, у него чутье, рациональность какая-то, при всей его косматости и неотесанности. Это место, укрепленное и относительно безопасное, окруженное болотами, речками, остров Сите, островное. Это время, когда постоянно надо думать об обороне. И он этому научился, потому, видимо, избрал Париж. Но когда пытаешься представить его в пурпурной тунике, с диадемой на голове, разбрасывающий на манер древнеримские золотые и серебряные монеты, что-то тут от Византии, последнего прибежища Древнего Рима. При этом его дикарство сохраняется. С одной стороны какие-то признаки, он тянется к цивилизации, включая одежду и вооружение. Это же семиотика, это знаковая система. С другой стороны, при нем именно, около 500 года происходит первая запись обычного права, т.е. тех законов, которые до этого были обычиями устными, традицией, записывается знаменитая салическая правда. Это те, кто жил по побережью Салика. Закон стал постепенно распространяться, у каждого были свои правды, Алеманская правда, Бургундская правда. Но салические записали именно салическую.
Но с другой стороны этим же дикарем и варваром он оставался всегда, пусть в христианском облике, пусть в римском, просто скажем несколько слов, если можно так выразиться с некоторой иронией, о моральном облике Хлодвига.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Во-первых, это единственный случай верного мужа. Хроники пестрят всякими вторыми, седьмыми женами, наложницами, украденными женщинами. Он верный муж этой Клотильды или как там ее звали. Это плюс. Или минус?
Н. БАСОВСКАЯ: Это его отличает.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Может, он был подкаблучник просто…
Н. БАСОВСКАЯ: Этому абсолютно доверять нельзя. Сколько бы он не назывался мужем одной женщины, все Меровинги смотрели совершенно спокойно на многоженство. Епископы не могли их уговорить, чтог жену нужно иметь одну. И после Хлодвига тоже. И Карл Великий тоже смотрел на это совершенно спокойно.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Но вот его отличает. А Вы о моральных качествах!
Н. БАСОВСКАЯ: Давайте посмотрим на другие качества. Свирепость к родственникам и врагам. В хронике написано: «Он мудро утверждал, что никто из его родни не должен остаться в живых, за исключением того семени, которое ныне правит». То есть, истребить родственников только потому, что они могут помешать дальнейшему правлению его сыновей, это для него дело очень простое. Хлодвиг осуществлял это на практике, воюя против родственника убил всех, кого-то даже лично, потому, что это родственники. Подкупил его людей, которые помогли ему истребить родню, запястьями и перевязями из золото. После того, как переворот произошел, обнаружилось, что это не золотые вещи, они позолочены, а внутри медь. И эти получатели взятки возмутились. А он отвечает, что и так много для предателей. Не надо было предавать своего господина. До Григория Тульского в Кельне правил Зегиберт. Хлодвиг указал его сыну, Хлодерику, на старость и слабость Зегиберта. Обещал обеспечить сыну власть после смерти отца. Хлодерик убил отца. Намек понят. После этого наемники Хлодвига убили Хлодерика и Хлодвиг захватил королевство.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Приехал и сказал: «Ну никого же не осталось». И оплакал родственников.
Н. БАСОВСКАЯ: Нехорошо убивать отца. Для своего времени, своей полудикой эпохи, он обладал чем-то вроде политического чутья, ощущением того, что много веков спустя назовут умением лепить свой образ, туника, диадема и расшвыривание денег. Отнюдь, не все вожди так себя ведут.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Есть замечательная история, когда он почувствовал приближение смерти, он стал горько плакать, что не осталось родственников, которых он всех истребил, как бы он хотел найти родное лицо. И дальше хронисты добавляют только для того, чтобы узнать, не остался ли кто живой, чтобы истребить его.
Н. БАСОВСКАЯ: То, что потом назовут цинизмом и коварством, было его повседневной практикой. Умер он в Париже, избранном им в качестве центра государственного образования и похоронен был в соборе, который был построен по его же приказу. Предварительно разделив королевство между четырьмя сыновьями.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Он был первым французским королем, короновавшимся в Реймсе. И с тех пор французские короли короновались только в Реймсе.
Н. БАСОВСКАЯ: Но само название Франции появляется лишь в 10 веке.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы обещали сказать, почему ленивые короли.
Н. БАСОВСКАЯ: Конец правления Меровингов был для них очень печальным. Дело в том, что его преемники, потомки, эти 4 сына, которые бесконечно объединялись и снова теряли землю, они растеряли свой земельный фонд, лично принадлежащий правителям. Вот эта привычка все делить, как свое поместье, они относились ко всем владениям, как к своему поместью. После смерти Хлодвига его сыновья Теодорих, Хлодомир, Хильдеберт и Хлотарь в соответствии с франкской традицией разделили между собой королевство. В то время большая часть земель Галлии была покорена, за исключением Прованса, Септимании и королевства бургундов.
Франкское королевство было поделено на три более или менее равные части. Четвертая же часть между Рейном и Луарой досталась Теодориху, старшему сыну Хлодвига, который был рожден от брака короля с язычницей. Это была самая большая часть, так как в неё входило около трети территорий Галлии.
Старший сын Хлодвига Теодорих получил северо-восточные земли: две римских провинции Германии (Верхняя и Нижняя Германия), Первую Бельгию и юго-восточную часть Второй Бельгии, а также земли по среднему течению Рейна. Хлодомир получил территорию бассейна Луары, Хильдеберт — земли, впоследствии получившие название Нормандии. И, наконец, самый младший сын Хлодвига Хлотарь наследовал северные земли салических франков: от прирейнской низменности до Суассона (в том числе город Турне).
Они все дерутся бесконечно между собой. Все разделили. И личного фонда земельного у них не осталось, потому, что они отдавали эту землю насовсем. Их стали называть ленивыми, что в неточном нашем переводе надо понимать «безвластными». Они потеряли власть. Они потеряли реальную возможность управлять, вместо них власть захватили те, кто назывались соправители дворца – майордомы, будущие Каролинги, в середине 8 века, в 751 году Каролинги сменят этих ранних Меровингов на престоле будущей Франции.
А. ВЕНЕДИКТОВ: И все-таки, от Хлодвига нам достался Париж как столица, Реймс – как столица коронации, королевские лилии и мифы о создании франкского королевства. Наталья Ивановна Басовская. До свидания.
Н. БАСОВСКАЯ: До свидания.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *