Почему бог допускает зло

Почему Господь допускает зло

Когда старца Клеопу спрашивали: «Почему Господь допускает зло?», он отвечал на этот вопрос следующей историей.

Давным-давно в Египетской пустыне жил один монах – отшельник. Иногда он ходил в Александрию, чтобы продать корзины, которые делал. Почти все полученные за корзины деньги отшельник раздавал бедным, а себе покупал только самое необходимое.

Однажды, идя в город, он задался вопросом: «Почему Господь допускает зло в жизни людей, если Он – Добрый, Справедливый и Всемогущий?» Его ум возмущался от того, что он видел так много несчастья и скорби, когда в последний раз был в городе.

По дороге ему встретился другой монах, тоже идущий в Александрию. Они разговорились, и он рассказал попутчику о своих терзаниях. Видя, как взволнован отшельник, монах утешил его и сказал, что Господь откроет ему истину, когда они придут в город, но сам он должен будет непрестанно молиться и ни о чем не спрашивать, что бы ни случилось с ними.

Отшельник обещал исполнить то, о чем просил монах, и они продолжили путь. На ночлег они остановились в одном доме. Хозяева любезно приняли и щедро угостили их. На столе стоял красивый серебряный сосуд. И вот перед тем, как отправиться спать, монах потихоньку взял этот сосуд и положил в свою котомку. Отшельник хотел было упрекнуть своего спутника, но вспомнил об обещании и ничего не сказал.

Утром они пришли к реке. Монах вынул из котомки сосуд, осенил его крестным знамением и опустил в воду.

К обеду путники добрались до другого селения. Их пригласили на трапезу в один из домов. Когда они уходили, во дворе залаяла собака. Монах убил ее. Тут из дома выбежал мальчик и принялся кричать. Спутник отшельника схватил его за правую руку, дернул и сломал, а затем спокойно продолжил свой путь. Возмущенный отшельник хотел было высказать ему все, что думает, но вспомнил о своем обещании и снова промолчал.

Когда стемнело, монах и отшельник решили заночевать в полуразрушенном доме, но в нем, как оказалось, жили дети. Их родители умерли, и некому было о них позаботиться. Путники провели тут ночь, а утром, прежде чем уйти, монах взял горящее полено из печи и поджег этот дом. И вновь отшельник возмутился, но опять ему пришлось промолчать.

Они пришли в третье селение. Там стоял разрушающийся храм, но все-таки в него еще можно было зайти, чтобы помолиться. Монах взял камень и бросил его в окно церкви – оно разбилось. Затем повел своего удивленного собрата в харчевню. Зайдя, монах сделал три земных поклона. Отшельник уже смирился со странными поступками своего спутника и только молился.

В последнюю ночь путников пригласили переночевать в дом на опушке леса. Тут жила молодая семья, у которой не было детей. Утром хозяева отправились работать в поле, а путники продолжили свой путь. Но вдруг монах вернулся и поджег и этот дом.

Наконец-то они добрались до Александрии. Отшельнику не терпелось понять суть того, что случилось с ними по пути в город. И он спросил своего спутника:

– Скажи мне наконец, кто ты такой?

– Я Ангел! – ответил тот ему.

– Какой же ты Ангел?! – возмущенно произнес отшельник. – Ты сущий диавол! Только демон может совершать все те мерзости, которые ты делал. Все время на гостеприимство этих добрых людей ты отвечал черной неблагодарностью. Ты был вором, поджигателем, убийцей, святотатцем. А еще носишь монашеские одежды!

Я – Ангел, и послан дать ответ на мучающий тебя вопрос, почему Господь совершает зло

– Ты заблуждаешься, – спокойно отвечал попутчик. – Я действительно Ангел. И послан к тебе потому, что Господь увидел твои терзания и захотел ответить на мучающие тебя вопросы. Я знаю, ты хочешь узнать, почему я все это сделал. Начну с самого начала.

Почему стащил сосуд? Я отвечу тебе: его украл дед хозяина из одного монастырского храма, и из-за этого святотатства три поколения этого рода были наказаны болезнями и другими недугами. В знак благодарности за гостеприимство я решил избавить их от этого наказания. Осенил сосуд крестным знамением и опустил в реку. Туда придут монахи стирать свои вещи, найдут его и возвратят в свою обитель.

Я знал, что та собака уже бешеная. Она искусала бы своих хозяев, и потому я убил ее. А их сыну сломал руку, потому что предвидел: повзрослев, он стал бы разбойником. А с такой больной рукой не очень-то поразбойничаешь.

Почему я поджег дом детей? Эти дети без заботы о них вскоре бы умерли, а теперь на пожарище они найдут спрятанное их родителями серебро и смогут поехать в Александрию к своему дяде-епископу – он позаботится о них. Когда вырастут, мальчики станут священниками, а девочки выйдут замуж.

Люди дела Божии воспринимают как скорби, а Господь так поступает только ради добра и их исправления

Знаю, что ты недоумеваешь, почему я бросил камень в церковь и поклонился в харчевне. Я увидел, что демоны пляшут у церковного окна, и этим камнем прогнал их. Тот храм скоро отремонтируют. Как раз в харчевне один богатый купец обещал священнику, что оплатит все расходы по ремонту храма. Поэтому я поклонился ему.

И наконец, о последнем доме. Я поджег его, чтобы избавить молодую семью от проклятия бездетности. Ранее супруг заключил нечестную сделку и на вырученные деньги построил свой дом. Поэтому у них и нет детей. Я вижу, что он кается в своем поступке и не знает, как избавиться от своего жилья. Теперь он построит более скромный дом, но на честно заработанные деньги. И Господь благословит их детьми.

Ты понял? Во всем проявляется Божие милосердие к людям, но они этого не видят и не могут уразуметь. Господь никогда не совершает зла. Но люди Его дела воспринимают как несчастья и скорби, а Господь так поступает только ради добра и их исправления. Поэтому не смотри на внешнюю сторону, а постарайся во всем видеть Божию всесправедливость.

>Почему Бог допускает зло? (29 голосов: 3.9 из 5)

прот. Максим Козлов

Почему Бог допускает смерть детей, чудовищные войны, природные катаклизмы?

Начнём с того, что на этот вопрос ни в каком другом мировоззрении, кроме христианского, по сути дела, ответа нет. Любой нехристианский ответ сводится либо к констатации, что раз такое есть, то по-другому и быть не может; либо к безнадежному упованию, что вместе с прогрессом наступят времена, когда не будет ни войн, ни болезней и человечество откроет тайны неведомой ныне продолжительности жизни и развития способностей; либо — и это, пожалуй, высшее, к чему поднялась нехристианская мысль у стоиков, — что раз человеку даны всего две возможности, как у привязанной к телеге собаки: или бежать за ней, или, если не желаешь бежать, тащиться вслед, обдирая бока по камням, — то все объясняется только фатумом, влекущим нас в неизвестное.

Ответ, который на этот вопрос дает евангельское благовестие, сводится к одному очень решительному утверждению: да, в мире есть вошедшие в него с грехом болезни, катаклизмы, войны, непонятная и невместимая человеческим разумом жестокость и несправедливость, но в этот ужасающий мир ради его спасения пришел не Ангел, не пророк, не учитель нравственности, а ставший частью этого мира Бог. Это и есть сердцевина нашей веры: Бог стал частью этого мира, совершенно тождественной нам, чтобы его изнутри переродить.

И поэтому мы знаем, что нет слезы младенца, которая не была бы отерта в Царствии Небесном. Нет горя, которое не было бы избыто и побеждено, когда человек в конце своего пути встретит Христа. Нет ничего несправедливого, неоправдавшегося, нереализованного, что не было бы восполнено там, где Бог будет всяческое во всех (1Кор. 15:28).

И это единственный истинный ответ, ведь Спаситель пришел в наш мир для того, чтобы, разделив с нами весь этот ужас и всю эту скорбь, преобразить его изнутри, а не для того, чтобы переключить кнопки и перенастроить программу…

Из книги «400 вопросов и ответов о вере, церкви и христианской жизни». Издание Сретенского монастыря, 2004 г.

Почему страдают невинные?

Почему Бог допускает страдание невинных? Есть ли в этом смысл? Как можно совместить веру во всесильного, любящего Бога и такую вопиющую несправедливость?

Скриншот с youtube.com

Размышляет епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон.

Страдания переполняют землю

Когда встречаешься с людьми, которые пережили страшную трагедию, говорить о страданиях трудно. Если бы я сейчас смотрел в глаза матери, у которой погиб ребенок, мужу, у которого погибла жена, сыну, у которого погибла мать, я не знаю, что бы я сказал… Хотя я сам пережил подобное и понимаю, как это тяжело. У меня умерла жена, умерло трое моих внуков в младенчестве. Мир становится черно-белым вместо цветного. Еда теряет свой вкус, когда ты рядом с близким человеком переживаешь опыт умирания. Хотелось бы, чтобы страданий не было, чтобы все жили счастливо, весело, радостно, чтобы никто не болел раком, рассеянным склерозом, чтобы люди никогда не попадали в автокатастрофы, чтобы не разбивались самолеты. Но тем не менее страданий и скорби никому не миновать. Они есть в жизни. Как к ним относиться?

Недавно ко мне пришел один человек — очень хороший, очень верующий. Он рассказал, что не может больше молиться, не может заходить в храм. С ним произошла страшная история. У него была знакомая двадцати лет, которую он знал с детства. У этой бедной девушки были долгие периоды депрессий, она была психически тяжело больна. Они с мамой были некрещеные, неверующие. Однажды эта девушка пропала. Ее долго не могли найти. Но по телефону смогли определить, что она пошла в лес, туда, где были вышки, с которых летом можно прыгать вниз на резиновом канате — такой аттракцион. Когда мой друг искал ее, он очень горячо молился. Ему казалось, что Бог его слышит и что она обязательно останется жива. Но он сам ее нашел. Она была мертва. Девушка покончила собой, спрыгнув с вышки. Это было страшно. И он не смог принять то, что Бог допустил смерть этой девочки. Ясно, что мир несовершенен. Но как всесильный Бог, который сотворил этот мир, как Он мог это допустить? И как можно верить в Бога, когда такое происходит на земле?

Заслуженное страдание легче принять

Ван Гог, «У врат вечности» (1890). Изображение с сайта wikipedia.org

Наверное, легче умирать за высокую идею, может быть, радостно умирать во имя любви, можно спокойно пойти на смерть, если ты совершил тяжелое преступление и понимаешь, что достоин наказания. Бывает, преступники сами хотят, чтобы их наказали. В житиях святых есть рассказ про одного разбойника, который убил многих людей, в том числе и детей. В те времена преступники иногда скрывались от правосудия в монастырях. Монахи жили отдельно, носили особую одежду, за которой можно было спрятаться. Этот разбойник тоже ушел в монастырь и был принят монахами. Сначала он обманывал их, но потом покаялся и получил прощение от Бога — всякий грешник получает прощение от Бога, если он искренне кается в своих грехах (среди святых есть один, убивший 400 человек). Но уже получив прощение, он все равно решил сдаться властям, и был казнен. Хотя никто его из монастыря не выгонял, никто не требовал, чтобы он сдался, — священник, которому он покаялся, не мог бы его выдать, иначе бы он нарушил тайну исповеди. Но сам этот разбойник, подходя к Чаше, видел одного из убитых им младенцев и сильно мучился. Пробудившаяся совесть не давала ему спокойно жить, он хотел понести наказание.

Если человек знает, что терпит за свои грехи, то он это страдание принимает. Благоразумный разбойник, который был распят со Христом, сказал: мы принимаем достойное по нашим грехам. Недавно я прочитал рассказ об одной женщине, которая взяла на себя грех сына. Муж сильно издевался над ней, и взрослый сын, не выдержав, убил его, а эта женщина взяла вину сына на себя и села вместо него в тюрьму. Она говорила своим сокамерницам: «Я знаю, за что сижу, и каждый день радуюсь, что отбываю срок за сына, а он живет на воле». Так бывает, если человек понимает, за что он страдает. Но если он не понимает?

Человечество — единый организм

Нужно вспомнить, дорогие друзья, что, когда был создан этот мир, в нем не было страданий. Бог страданий не сотворил. Как тогда они появились? Некоторые говорят: «Бог же знал, что Адам согрешит. Почему же Он не создал Адама таким, чтобы он не совершил греха?» Ответ простой: Бог создал нас свободными. Мы не запрограммированы, как машины, на добро. Мы сами решаем, куда пойти, что сделать, как поступить, как жить. Мы даже можем решить, верить нам в Бога или нет — такая величайшая свобода нам дана. Бог есть, а некоторые люди абсолютно убеждены, что Его нет.

Начало страданий, начало греха заключается именно в том, что человек в своей свободе может выбирать путь зла. Животные, птицы — они имеют относительную свободу, но не выбирают между добром и злом. Волка можно, конечно, застрелить за то, что он задрал овец, медведя-людоеда можно убить, но все-таки нельзя посадить его в тюрьму и дать ему срок за то, что он сделал. Он не понимает, что делает. А человек понимает.

Но почему же мы-то страдаем от того, что Адам неправильно воспользовался данной ему Богом свободой? Мы ведь не ели от древа познания добра и зла? Хотя некоторые, наверное, уже ели… Ну, младенцы точно не ели. Почему же тогда рождаются детки с сердечными патологиями, с уродствами, несовместимыми с жизнью? Разве младенцы в чем-то виноваты?

Мы созданы Богом как единый организм. Грех или святость одного отражаются на всех остальных. Это только кажется, что мы отделены друг от друга пространством, у нас разный интеллект, разный внешний вид, разный цвет кожи, разные пристрастия. На самом деле человечество — это единый организм, созданный Богом по Своему образу — образу Пресвятой Троицы, единой в Любви. То есть мы все личности единой человеческой природы и связаны очень тесно. Мы все родственники, мы с вами братья и сестры. И те, которые жили, и те, которые будут жить, и те, которые сейчас живут по всей земле, — мы все одно. И поэтому то, что нарушается в одном, оказывает влияние на других. Поскольку Адам — наш общий праотец, его поступок как некая генетическая болезнь передается из рода в род, из поколения в поколение.

Почему Бог не наводит порядок?

Фото: artvolkoff.livejournal.com

Но тогда можно сказать: «А почему Бог, в конце концов, не наведет порядок? Ведь он знает, кто больше грешит, а кто меньше. Среди нас, возможно, находятся будущие преступники, которые совершат тяжкие преступления. Так может быть, лучше сразу их ликвидировать, чтобы они не мешали другим?» Мы этого не знаем, но Бог-то знает. Почему же Он допускает этим людям жить?

Дело в том, что мы с вами живем во времени, которое является путем в Вечность. Жизнь, которой мы сейчас живем, это не та настоящая жизнь, для которой мы созданы Богом. В этот мир, где мы с вами находимся, мы были изгнаны из рая после совершения греха. И наше пребывание здесь временно. Это не то место, где мы можем хорошо устроиться, купить себе красивую мебель, дачу, машину, найти замечательную жену или мужа, устроиться навечно и пользоваться всеми этими благами.

Жизнь — это дорога, где нам нельзя собирать много вещей, это дорога, которая однажды кончится. Бог ждет конца истории, чтобы подвести некую черту. Ведь если прямо сейчас начинать разбираться, кто прав, кто виноват, боюсь, всем нам не поздоровится. У каждого из нас есть грехи, и я далеко не святой. Если человек священник или ходит в церковь, это не значит, что он святой, как некоторые думают. Чтобы совершить суд, нужно закончить с этим миром вовсе, остановить время и разбираться с каждым, кто жил и кто еще живет. И это произойдет обязательно, но Бог ждет, когда покаются люди, которые пока еще не пришли в сознание греха.

Некоторые даже думают, что Бог как бы завел некие часы, и мы теперь тикаем здесь сами по себе, а Он сверху смотрит и не вмешивается. Но как Он терпит столько зла? Почему он не вмешивается? Какой-то жестокий получается Бог, скажете вы. Куда же Он смотрит? Где Он? И тут мы подходим к самому главному.

Бог на кресте

Распятие Христа. Фрагмент современной иконы

Один мудрый батюшка, когда его спросили, где же Бог, очень просто сказал: Бог на Кресте. Бог приходит на землю, становится человеком и проживает человеческую жизнь со всеми ее трудностями, приняв на себя даже последствия первородного греха, хотя Он чище и безгрешнее, чем новорожденный младенец. Безгрешному человеку жить среди нас, грешных, очень тяжело. Вы читали «Идиота» Достоевского? Это была попытка показать образ святого человека в нашем грешном мире. И чем кончилось? Герой просто сошел с ума.

Когда Господь был на земле, Он так уставал, что спал на корме лодки, которая буквально тонула в волнах. Перед тем как принять на Себя грехи всего мира, перед крестным страданием, Господь так горячо молился в Гефсиманском саду, что пот его был, как капли крови.

Он принял на себя страшную мучительную смерть. Пережил многие унижения. Люди, которых Он исцелял — а ни один человек не отходил от Него без помощи, — кричали: «Распни, распни Его!» Хотя эти люди могли Его освободить, но они освободили разбойника.

Смерть на кресте — страшная смерть, смерть-пытка. Когда человека прибивают гвоздями ко кресту, он вынужден опираться на раны на руках или на прибитые гвоздями ноги. Распятый человек умирает от удушья. Это страшное истязание, страшное мучение. Проводили даже такой эксперимент: люди долго стояли просто с поднятыми руками — они начинали задыхаться от того, что грудная клетка поднята вверх. А у креста стояла толпа людей, они смеялись и кричали: «Спаси себя, если ты — Бог». Как известно по современным исследованиям плащаницы, Христа секли страшными бичами со свинцовыми наконечниками, сдирающими кожу. На плащанице видно, что вся спина Его была исполосована ими.

Он был так избит, что Сам не мог нести крест, Ему помогал Симон Киринейский. Когда Он нес верхнюю перекладину, которая была привязана к Его рукам, и когда, обессиленный, спотыкался по пути на Голгофу — Он падал лицом в пыль, частички этой пыли были найдены на плащанице. На главу Его надели терновый венец с острыми шипами, они впивались в кожу, и струи крови текли по Его лицу.

Физическое страдание усугублялось еще и нравственным, духовным страданием, которое непостижимо для нас — Он произнес на кресте фразу, которая всегда приводит меня лично в состояние внутреннего содрогания, на кресте Бог-Сын обращается к Богу-Отцу: «Боже мой, Боже мой, почему Ты меня оставил?»

Что-то похожее переживает и мой друг, который думает, что Бог оставил эту девочку. Это невыносимо тяжкое страдание, и оно было пережито самим Богом. Это страдание и есть то, что сделал Бог, чтобы победить зло, чтобы уничтожить само страдание. Вот путь избавления от страдания. Страдание исцеляется страданием. Смерть убивается смертью. Умирая на кресте, претерпевая страдание, Он уничтожает его силу. Теперь каждый, кто страдает, может обратиться ко Христу, и быть с Ним, и получить от Него помощь. Такая помощь приходит. Потому что теперь страдание не имеет такой силы, которая была до Христа. Теперь страдание имеет смысл. И каждый страдающий теперь приносит себя в жертву и страдает со Христом.

Нельзя смиряться со злом

Бомбежка. 1941 год. Фото Б. Ярославцева

Когда мы столкнемся с несправедливостью, со старостью, со смертью, мы можем обратиться с молитвой ко Христу, вспомнить Его страдание за нас, и помощь придет, хотя, может быть, и не сразу.

Это не значит, что страдание мгновенно кончится. Оно попущено Богом, чтобы очистить нас от греха. Наша душа, оскверненная грехом, иначе очиститься не может. Как нельзя без щетки вычистить въевшуюся грязь, так и страдание очищает въевшуюся в душу грязь греха, оно имеет для нас очистительный смысл, оно делает человека совершенным. Ведь когда человек страдает, он являет свою любовь, и это еще один смысл страдания.

Я закончу рассказом об одной книге, которая раскрывает тайну страдания. Это книга Иова: в ней рассказывается о том, как жил на земле один праведник, он был богат и у него было много детей — его звали Иов. И дьявол сказал Богу: «Иов Тебя любит, потому что у него все есть, отними у него богатство, посмотрим, как он будет Тебя любить». И вот у Иова все рушится, гибнут дети. Жена говорит ему: «Похули Бога!» А Иов отвечает ей: «Бог дал, Бог взял». Потом он заболел тяжелой болезнью. Жена ему говорит: «Похули Бога и умри». А он говорит: «Надо все принимать от Бога, хорошее и плохое». Пришли к Иову его друзья и говорят: «Это тебе все за грехи, ты покайся, и все пройдет». Но Иов не знал за собой греха. Он принял свою судьбу, свое страдание, и в конце Бог явил ему Себя и открыл некую тайну. Тайна примирения с Богом открывается человеку непостижимым образом.

Нельзя смиряться со злом, нужно обязательно стараться, чтобы в мире было меньше страдания, нельзя отойти в сторону, нужно помогать людям. У нас молодые люди — добровольцы ходят помогать в областную детскую больницу. Там есть дети из детских домов, и их никто не навещает. Добровольцы ходят к ним каждый день, играют, берут на руки, заботятся о них.

Если человек не соглашается с тем, что в мире есть страдание, то он должен стараться, чтобы страдания в мире стало меньше, а любви стало больше. Нужно не просто размышлять, а самому начать над этим трудиться, молиться и состраданием, помощью другим умножать в мире любовь. В этом делании и в молитве ко Христу, распятому и воскресшему, и открывается тайна страдания.

Мне очень понятно Ваше возмущение и сожаление по поводу греховной ситуации, которая сложилась в нашем мире. Я полностью согласен с Вашей оценкой той несправедливости, которая царит в нем. Но только я не совсем понимаю, какие претензии по этому поводу Вы предъявляете Богу?

О каком Боге Вы говорите, если Вы в Него не верите? Ведь если не верить в Бога, то какие претензии к Тому, Кого нет? Не правда ли, абсурдно?

Если же допустить существование Бога, то есть хотя бы одно действие Бога, которое привело к страданиям и скорбям? Есть ли в Евангелии хоть одна заповедь, при выполнении которой может пострадать другой человек? Не честнее ли будет признать, что все беды человечества оттого, что человечество не выполняет Божии заповеди, не использует эту данную Богом инструкцию по безопасности жизни? Вы считаете, что Бог не вмешивается в нашу жизнь? Что Бог недостаточно заботится о нашей безопасности? А в какой мере Вы хотели бы, чтобы Бог вмешивался в Вашу жизнь? Вы хотели бы, чтобы у Вас, например, не заводилась машина в том случае, когда Бог посчитает, что Вам не нужно ехать туда, куда Вы намереваетесь? Вы готовы к тому, что Ваш ребенок не поступит в то учебное заведение, куда Вы хотели бы, чтобы он поступил, но чего не хочет Бог? Вы хотели бы, чтобы Бог вмешался в Ваши отношения с девушкой, которую Вы полюбили, но которую Бог не видит достойной быть Вашей женой?

В этом заключается вся проблема человечества: мы хотим только того, чтобы Бог беспрекословно выполнял наши пожелания, но мы не хотим, чтобы Бог неконтролируемо вмешивался в нашу жизнь. И Бог уважает это наше решение. Все государства, весь образ жизни, все наши взаимоотношения были созданы нами. И мы хотим так жить. Нас устраивает эта ситуация. А Бог только смотрит и ждет, когда же мы все-таки решим обратиться к нему за помощью.

Вот представьте себе ситуацию: Ваш сын хамит Вам, унижает Вас, забирает у Вас деньги. Жена изменяет Вам, издевается над Вами. Вся семейная ситуация ужасна и плачевна. В этом случае Вы можете предъявить претензии своему отцу? Вы можете обвинить его в том, что выбрали такую женщину себе в спутницу, что наплевали в свое время на воспитание ребенка?

И так же с ситуацией во всем мире. Мы сами выбрали себе такой образ жизни, мы сами стали друг другу врагами. И теперь пожинаем плоды своего выбора. А Бог — это единственная наша надежда. Он не позволяет нам скатиться до скотского уровня, ограничивает наше стремление к самоуничтожению, отводит нас от края пропасти, когда мы к ней приближаемся, и постепенно пытается направить нас на путь истины.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *