Почему дети жестоки?

Тема детской жесткости – не самая редкая при обсуждении детских проблем. На своём сайте я не буду рассказывать о детях-извергах, детях-убийцах и т.д. Это уже не уровень в развитии личности, а патология. Наша задача – осветить зачатки проблемы и чем это может обернуться в будущем.

Учёные доказали, что жестокость детей происходит из семьи. Я говорила об этом, когда писала статью об отсутствии дисциплины в классе.

Ребёнок — отражение родителей.

Папа позволяет поднять руку на маму – мальчик будет считать это нормой в семье и, возможно, тоже будет поднимать руку на свою семью. Если наблюдает девочка – в своей семье будет терпеть побои мужа, потому что с детства для неё это норма.
Родители мучают животных, издеваются – ребёнок будет это делать, не видя в этом ничего предосудительного. Потому что в его семье это нормально. У него наверняка не выработается чувство жалости к ним, ответственность за их жизнь.
Но у заботливых родителей, которые «трясутся» над своим ребёнком, возникнет вопрос – почему мой ребёнок жестокий, если у нас в семье всё хорошо? Психологи отвечают, что излишняя опека тоже может стать рычагом к развитию жестокости. Родители слишком оберегают ребёнка от отрицательных эмоций, травм, общения с «нехорошими» детьми и в итоге он не приобретает своего личного жизненного опыта.
Отрицательные эмоции тоже должны быть у ребёнка, чтобы он понимал — жизнь бывает разной. Бывают ссоры, неудачи, печаль. Если ребёнок не поймёт это с детства, а будет находиться в «пузыре» заботы родителей, то он либо будет видеть жизнь в розовом цвете и при каждой неудаче впадать в депрессию, либо начнёт выражать отрицательные эмоции на других людях. Отсюда и плохое поведение в школе, когда родителей рядом нет.
Имейте в виду, что дети порой не видят последствия своих поступков, грань между шалостью и преступлением (вспомните случаи поджигания бездомного человека).

Норма детской жестокости – что это такое?

Да, бывает и норма. Вспомните себя, всегда ли вы в детстве скрывали от других свою неприязнь к ним? Скорей всего вы хотели её тем или иным образом выразить. Кто-то не нравился – могли обозвать, толкнуть, испортить вещь. Можно ли объяснить, почему не нравился твой сосед по парте? Просто не нравился. В детстве судят однобоко – из малообеспеченной семьи, с физическими недостатками, ботаник, предатель и т.д. Любой из подобных признаков в школьной среде может стать поводом для выражения жестокости.
Самое тревожное время для родителя, когда детская жестокость начинает активно проявляться – период обучения в 4-7 классах. Дети уже вроде и не совсем дети, но ещё не юноши и девушки. В большинстве случаев «обзывания», «толкания» и т.д. проходят с выходом ребёнка из отрочества. Главное, понять, что эта жестокость «возрастная».

Почему появляется «норма жестокости»?

В этой статье я описывала, почему дети начинают обижать других. Как правило, это способ самоутверждения. У детей нет мысли, что нужно выбирать себе равного по силе и крутости соперника (из страха потерпеть поражение), а вот выбор «ботаника», «хромого», «кривого» и т.д. (по определениям детей) – изначально беспроигрышный вариант. За них никто не будет заступаться, ты выйдешь победителем и заслужишь уважение сверстников.
Всегда ли норма? Если «самоутверждение» переходит в травлю, бойкот, издевательства (психологические и физические), нужно поднимать тревогу.
У обидчика со временем тяга к жестокости может уйти на «нет», а вот чем могут закончиться такие действия для «жертвы-подростка» — всем известно. Если личность сильная, она справится (у меня это получилось), если слабая – решит, что это конец жизни и может даже расстаться с ней.
Важно заметить такие вещи родителям. Классный руководитель не всегда это видит, но если узнает (в том числе и с помощью родителей) , то может помочь (сам или с помощью психолога, завуча, директора).

Если «жертва» провоцирует на жестокость?

Бывают и такие случаи, когда «ребёнок – жертва» специально или в целях защиты сам провоцирует, чтобы против него строили козни. В данном случае «тактика игнорирования» (подробнее о ней читай в этой статье) была бы кстати, но жертва думает иначе. Он пытается защититься, говоря обидные слова в ответ, толкается и т.д. Но этими действиями только раззадоривает «жестокость» к себе и «получает». Как быть в таких случаях, напишу чуть ниже.

Ещё раз прошу родителей (именно родителей, так как учитель очень занят и не всегда видит проблемы среди детей) разговаривать со своими детьми, искренне интересоваться его проблемами, а не спрашивать «как дела в школе?» (скажет, что нормально).

Как быть с обидчиком?

Только если жестокость не переходит за грань и не становится издевательством, помогут беседы с психологом или любым другим авторитетным для ребёнка человеком. Главное, чтобы родители «жертвы» сами не устраивали разборки!
Пусть игнорирует действия обидчика, со временем интерес издеваться пропадет. Если нет реакции со стороны жертвы – интересно будет что-то делать дальше (пусть и в отрицательном смысле)?
Если «жертва» сама провоцирует обидчика, то стоит сказать последнему не реагировать на эти провокации. Обидчик останется виноватым, к нему могут быть применены наказания. А этого можно избежать, если именно «обидчик» будет придерживаться «тактики игнорирования». Скажите, что «ты будешь мудрее, а следовательно, тебя будут уважать, потому что ты избегаешь ненужных конфликтов».
Если конфликт не решается мирными способами, беседы со специалистами не приводят к нужному результату – пишите заявление директору или завучу на обидчика.

Помните, что если ваш ребёнок жестокий – пересмотрите своё поведение (вы сами грубы или слишком заботливы). Если она начала проявляться в подростковом возрасте – со временем пройдёт. Если переходит границы – обращайтесь к специалистам.

Воспитание ребёнка и развитие его личности во многом – отражение вашего воспитания. Хотите видеть своего ребёнка воспитанным, умным, добрым – работайте сперва над самим собой, тогда остальное будет гораздо проще.

Спасибо за внимание, пусть ваши дети всегда радуют вас.

Вас, родители, начало настораживать поведение вашего ребенка: злость, драчливость, всплески агрессии, постоянные замечания взрослых. Вы в недоумении: непонятна причина формирования такого характера, где взялась необузданность и агрессия, что в этих случаях нужно делать?

Проблема детской агрессии, к сожалению, имеет все тенденции развития и сегодня это проблема уже не отдельных семей, а всего общества. Беспричинные всплески ярости, желание поломать, разорвать, ущипнуть и даже укусить заставляют взрослых изолировать ребенка от других детей, чтобы предотвратить предполагаемый конфликт. Это мера предосторожности, но никак не решение проблемы – скорее наоборот: ребенок может еще больше замкнуться в себе, а проявления агрессии никуда не денутся. Мало того, ситуация может выйти из-под контроля полностью.

Первое что нужно сделать – выяснить причину, это поможет не только контролировать ситуацию, но и изменить всю проблему в корне. Детские психологи бьют тревогу: родители поздно пытаются разрешить проблему, когда в ребенке агрессия прочно пустила корни, а не тогда, где все еще можно было решить родительской лаской, специальными играми, занятиями. Выделяют основные причины, которые проявляются в детской агрессии:

— особенности врожденного темперамента и нервной системы;

— неполное или неправильное воспитание;

— неуверенность в себе, вызванная постоянным страхом или стрессами;

— проявление агрессии в окружающей ребенка среде (семья, детский коллектив);

— достижение лидерства в группе путем унижения достоинства других.

Проявление агрессивности в поведении ребенка, если у него имеются какие-либо физические, или психологического рода изъяны. Чувство неполноценности перед другими детьми, насмешки с их стороны первоначально вызывают агрессию на уровне защитной реакции, но со временем изменения в психике ребенка могут перейти в другую форму – месть. Нельзя забывать и о категории детей, которые большей частью предоставлены в играх самим себе. Попадая в коллектив, они часто примеряют на себя новые образы, часто подсмотренные в телевизоре или на улице, а это далеко не всегда положительные прообразы.

Родителям, у которых дети проявляют излишнюю раздражительность и агрессивность, надо научиться предупреждать своим вмешательством эти всплески. Зная, к какому из видов относится данное проявление, проще проанализировать и взять ситуацию под контроль.

Существует пять основных видов проявлений агрессии у детей, начиная с раннего возраста:

Физическая агрессия.

— Прямая (когда нападение производится на другого ребенка с целью унизить, сделать больно);

— Косвенная (используется разрушение каких-либо материальных, или духовных ценностей);

— символическая (неприличные жесты, мимика, словесные угрозы). Вербальная агрессия. Реакция в виде проявления отрицательных эмоций: громкая ругань, угрозы. Причиной могут послужить боль, унижение, перенесенный страх.

Направленная форма агрессии. Выражается в виде злобного отношения к другим детям и взрослым, распространение сплетен, издевательские насмешки, злые шутки. Этот мотив агрессии может сформироваться намного раньше самого проявления, так называемый костяк своеобразной мести.

Ненаправленная форма агрессии. Дети часто остаются недовольны отсутствием чего-то или ранее им обещанного, или каким-либо одним из раздражающих факторов, это возможно неправильное на их взгляд поведение взрослых. Психологи отмечают развитие еще одного вида деткой агрессии – аутоагрессии. Этот вид отличителен тем, что ребенок проявляет недовольство не чужим, а своим поведением. Нередко этот вид имеет развитие в подростковом возрасте, где форма самобичевания может переходить всякие рамки.

Неочевидные ошибки родителей, за которые расплачивается ребенок.

Выявление агрессивности у ребенка на ранней стадии.

Начиная с младенческого возраста родители, наблюдая, как их ребенок улыбается, хмурит бровки, сосредоточено что-то рассматривает, со вздохом облегчения успокаиваются: их малыш, познавая мир, развивается. Это очень правильное определение: ребенок реагирует, пусть своеобразно, но это и хорошо, что родители это примечают, еще лучше, если они зафиксируют в своей памяти: какие именно эмоции испытывает их малыш и когда. Ошибка, причем весьма распространенная в другом: родители заостряют внимание на ключевых моментах, не обращая на мелочи, но именно они составляют основу психики ребенка. Невнимание родителей и неполное вникание в развитие ребенка может привести к закреплению в психике первые проявления недовольства.

Важно определить, какой из факторов заставляет ребенка нервничать, переживать, бояться.

Агрессивный ребенок: помогаем преодолеть гнев.

Родителям, решившим серьезно заняться проблемой контроля раннего проявления агрессии в психике их ребенка, нужно всегда помнить – глядя на поведение ребенка, они видят, как в зеркале отражение своего образа жизни.

Придется исключить при ребенке «разборы полетов»: не использовать в разговоре сарказм, крики, исключить семейные скандалы — очень существенно, но далеко не все.

Телевидение часто демонстрируют всяческие ужастики в фильмах и мультфильмах. Нужно, как можно быстрее исключить их просмотр ребенком. Даже доброкачественная агрессия: как защитить себя, друзей, является призывом уничтожить или ударить. Ребенок должен чувствовать себя нужным: внимание, которое для него уделяется, должно проявляться не от случая к случаю. Ребенок не должен чувствовать себя обузой, когда мама или папа чем-то заняты своим, даже разговаривая с ним, родители участвуют в воспитании. Делая замечания, нужно следить в какой форме общения ребенку пытаются объяснить его ошибки: непростительны агрессия и унижение. Если ребенок что-то не понимает, или у него не получается, нужно помочь ему в этом и возможно даже несколько раз. Если ребенку правильно объяснить на примере других детей, что драться, кусаться, ругаться — это плохо, и делать это неоднократно, в мировоззрении ребенка закрепится агрессивное поведение, как что-то нехорошее. Личный пример родителей: ласка, теплота отношений, дружеское поведение с другими родителями довершит обучение. Вовремя пресеченная агрессия, как своего ребенка, так и со стороны чужих детей, должна быть постоянной.

Родители должны отказаться от телесных наказаний. Наказывая ребенка, не нужно стремиться унизить его. Приучать его сдерживать агрессивность; контролировать его, демонстрируя на личном примере. Дать возможность ребенку «спустить пар», после конфликтной ситуации в процессе игры или другим способом. Наказания должны быть в такой форме, чтобы ребенок чувствовал не боль, а желание исправиться.

Также нужно исключить разговоры об агрессивном поведении ребенка в его присутствии.

Ошибки родителей:

Лучшими родителями могут быть только подготовленные родители: специальные курсы, литература, видеоуроки, можно и нужно использовать все, чтобы исключить ошибки в общении с ребенком. Главной из ошибок родителей, которые вызывают гнев, и раздражение ребенка является, конечно же, агрессия самих взрослых, направленных на ребенка. Гневные замечания, крики, телесные наказания никоим образом не имеют положительного результата. От ребенка нельзя в раннем возрасте требовать выполнять все беспрекословно и том порядке, который нравится родителям, это подавляет инициативу. Хуже всего, если за неповиновение ребенка неправильно наказывают: запрещают играть, не разговаривают с ним. Ребенок будет исполнителен, но это может вызывать в его психике бунт и развивать агрессию. Доверие родителей, любовь и спокойный микроклимат в семьи — вот основные факторы, которые служат основой развития нормальной психики у детей.

Если семья столкнулась с детской агрессией, то следует набраться терпения и пробовать что-то менять, причем не столько в самом ребенке, сколько в себе. Изменив свое отношение к ребенку, можно изменить и его реакцию, поведение.

Детская жестокость по отношению к животным не обязательно свидетельствует об отклонении в психике. Одно дело – разрезать дождевого червяка пополам, потому что интересно посмотреть, как будут извиваться отдельные половинки. Совсем другое – потрошить соседского котенка, чтобы насладиться его агонией. Издевательство над животными в детстве очень характерно для серийных убийц, потому оно рассматривается как один из основных симптомов будущего психопатологического поведения (наряду с затянувшимся ночным недержанием мочи и юношеской пироманией).

Тем не менее существует масса примеров, когда серийные убийцы в юном возрасте мучили животных. Застыв на примитивной стадии эмоционального развития, они так никогда и не утрачивают тягу к жестокости. Наоборот, со временем тяга к садизму разрастается, и когда животные перестают удовлетворять садистов, они переносят свою жестокость на людей.

Полезные советы

Как исправить проявления жестокости в ребенке по отношению к животным?

«Я бы рекомендовала почаще обращать внимание ребенка на жизнь животных, таких же живых существ, как и мы с вами, о том, что и мы, и они – дети единого, величественного царства Природы, – философствует психолог Марина Звягинцева. – Читайте и обсуждайте с детьми книги, посвященные описанию жизни животных и растений. Всякий раз при удобном случае обращайте их внимание на хрупкое очарование природного мира. В качестве объекта созерцания совсем не обязательно выбирать только общепризнанных красавцев: белокрылого лебедя, гнедого жеребца, величавого оленя… Это может быть обыкновенный паук, который так трудолюбиво плетет свою тончайшую, но необыкновенно крепкую паутину; это может быть обыкновенный муравей, который так усердно тащит в свой муравейник груз, превышающий его собственный вес в десятки раз! Рассказывайте им о мужестве, силе и смелости собак, например, о сенбернарах, которые спасли жизнь многим альпинистам. Объясните, как растут цветы, как они поворачивают к свету свои головки и закрываются перед сном. Пусть дети ухаживают за комнатным растением или животным, тем самым вы разбудите в них чувство понимания природы. Объясняйте детям, что любить животное – это не только ласкать и гладить его. Любить животных по-настоящему это, прежде всего, уметь вставать на их защиту (или, по крайне мере, не нарушать их покоя и не вмешиваться в их жизнь), уметь за ними ухаживать. Учите детей правильному уходу за домашними животными: как их кормить, какие создать условия, как себя с ними вести. В общем, учите тому, как сделать жизнь домашних питомцев приятной и радостной. Объясняйте, что те, кого мы приручили, нуждаются в нас». Недаром психологи считают, что дети, выросшие в одном доме с братьями «меньшими», становятся добрыми и отзывчивыми. Поэтому тем, у кого детки еще маленькие, специалисты советуют: чаще играйте с ребенком в игры, изображая тех или иных зверюшек. Первое время лучше играть в зверей, которые вам знакомы, чтобы вы знали, что можно рассказать о них ребенку: где живут, что едят, каковы их особенности и повадки. Ну, а чем дальше в лес, тем диковиннее зверь. Вскоре вы убедитесь, что детям очень нравятся представлять себя то одним, то другим зверьком. Попробуйте, кстати, и вместе с ребенком побывать в чьей-нибудь шкуре. Удостоверьтесь, что быть мышкой или пингвином очень интересно!

Если агрессия направлена на других детей, а не на животных, и вы, к примеру, узнали, что ваш ребенок участвует в травле – не осуждайте, не морализируйте: «Как ты мог? Это ужасно!» Иначе ребенок просто замкнется в себе и никогда ничего больше не расскажет. А ведь наша задача – не оттолкнуть его от себя, а выяснить, что он при этом испытывал. Как правило, ничего страшного. Это просто интерес: а что будет, если таким образом поковырять человека. Если ваш ребенок – агрессор, задумайтесь: ничто не берется ниоткуда. Постарайтесь честно ответить себе: приняты ли в вашей семье ссоры в качестве способа разрешения конфликтов? А рукоприкладство? Равнодушие к вашим старикам? Обычно поведение ребенка зеркально отражает манеру общения, принятую в семье. Еще один момент: родители, воспитывающие мальчиков, часто считают драку нормальным для них способом общения и специально поощряют: «Всегда давай сдачи!» Постарайтесь заменить эту разрушающую установку на мирное решение конфликтов и недопустимость провокаций. По крайней мере, учите детей, что нельзя срывать злость на других людях, для этого можно выразить ее иначе – порвать бумагу, умыться, нарисовать злую картинку, порвать ее, глубоко подышать, посчитать до десяти.

«Кстати, говорить «Поставь себя на его место!» – просто бессмысленно, – объясняет психолог Марина Звягинцева. – Умение посмотреть на себя со стороны надо воспитывать, причем исподволь. Отличный способ – почитать книги соответствующего содержания. Например, в моем детстве, помню, мы читали сказку про индийского мальчика, который стал таким же маленьким, как бабочка, которую он мучил. И ему пришлось худо! Такие поучительные произведения есть для каждого возраста. Если же издеваются над вашим ребенком, и учитель бессилен ему помочь, выход один – менять социальную среду, то есть класс. Впрочем, этот совет справедлив и для тех детей, кто оказался вовлеченным в травлю – расти в коллективе, где такое оказалось возможным, не полезно никому».

Если «травля» ведется в направлении вашего отпрыска, объясните ему, как вести себя в случае провокации: не пускаться в слезы, не начинать заводиться, не опускать глаза (уверенная позиция – это то, что меньше всего ждет от нас обидчик). И, кстати, один из самых эффективных способов выходить из конфликтных ситуаций – предварительно их проиграть. Пусть ребенок поочередно выступит в роли обидчика и жертвы и заранее поймет, как правильно поступить, если обозвали, дернули за косу, поставили подножку, ткнули в спину и так далее. Практика скорее, чем разговоры и советы, приведет к нужному результату.

Даром преподаватели…

«Еще один интересный момент – реакция на происходящее со стороны педагогов, – грустит психолог Марина Звягинцева. – Для них любая драка (или выяснение отношений на повышенных тонах) считается их прямой недоработкой, а значит, и виной. Не спорю, встречаются еще редкие экземпляры учителей, которые хоть как-то пытаются реально решать проблемы с психологическим здоровьем в вверенном им детском коллективе. Однако многие учителя все-таки предпочитают вести себя, как небезызвестные китайские обезьяны: не вижу, не слышу, не скажу. И пытаются спустить все «на тормоза». Скажу даже больше: иногда учителя пытаются происшедшее скрыть – узнав о травле кого-либо из учеников, занимают в корне неверную позицию: дескать, дети сами разберутся, взрослым вмешиваться не следует. Особенно печально, когда ребенок или подросток (подросткам, как правило, это дается крайне тяжело) решается открыться взрослому, рассказать о своей беде, а взрослого по тем или иным причинам такие откровения не интересуют. Искоренить школьное насилие можно, лишь публично признав факт его существования».

Общеизвестно: современные дети в большинстве своем крайне жестоки и агрессивны. Пожалуй, в этом можно обвинить кого и что угодно: и телевидение, пропагандирующее жестокость и насилие, и школьные/дошкольные учреждения, где жестокость поощряется, оставаясь безнаказанной. Однако самые глубокие корни этого явления специалисты все же традиционно наблюдают в семье. Да, детская жестокость берет начало в отчем доме. Ведь не секрет, что большинство современных родителей с раздражением отмахивается от «назойливых» приставаний ребенка. Его воспитали таким, он не знает другого способа взаимодействия с миром.

А, может быть, можно все еще исправить?..

Экспериментальный дизайн

Gentaz et al. / PLOS One 2018

Маленькие дети учатся распознавать эмоции по лицу уже во время первого полугода жизни. Это выяснили швейцарские ученые, которые проследили за распределением внимания младенцев при просмотре изображений двух людей после прослушивания эмоционально окрашенного голоса, говорится в статье, опубликованной в PLOS One.

Основной канал передачи эмоциональных состояний другим людям — это визуально доступная информация: выражение лица, поза и жесты. Маленькие дети учатся распознавать эмоции уже в самом раннем возрасте; эта способность, однако, зависит от типа выражаемой эмоции. Так, уже в возрасте четырех месяцев дети отдают предпочтение счастливым, а не нейтральным лицам и смотрят на них дольше. Тем не менее, до сих пор неясно, когда у младенцев появляется способность именно определять эмоцию, а не вообще реагировать на изменения лица человека.

Один из способов проверить это — использовать эмоциональную информацию с двумя различными модальностями: например, визуальной и звуковой. Ученые из Женевского университета при участии Амайи Паламы (Amaya Palama) в своем эксперименте использовали два типа стимулов: после презентации эмоционально окрашенного голоса (счастливый, злой или нейтральный) в течение 20 секунд участникам показывали на экране два лица — злое и счастливое — в течение 10 секунд.

Всего в исследовании приняли участие 24 полугодовалых ребенка. Во время прохождения исследования движения глаз детей записывали с помощью айтрекера. Ученых интересовало распределение внимания в сторону соответствующего и не соответствующего голосу выражения лица: в случае, если ребенок отдает предпочтение одному из двух лиц, можно говорить о том, что он видит между ними разницу.

Ученые выяснили, что после прослушивания сердитого голоса младенцы смотрели и на счастливое, и на сердитое лицо примерно одинаковое количество времени. Однако, после презентации счастливого голоса, дети смотрели на сердитое лицо в среднем на 800 миллисекунд дольше.

Экспериментальная парадигма привыкания достаточно часто используется в исследованиях с маленькими детьми: ученые проверяют способность детей соотносить две пары стимулов (в данном случае — голос и выражение лица), показывая им соответствующий и не соответствующий стимул одной из двух модальностей. Другими словами, в том случае, если ребенок дольше смотрит на сердитое выражение лица после того, как услышит счастливый голос, исследователи могут прийти к выводу о том, что пара «сердитое лицо – счастливый голос» ему неизвестна, и он понимает, что счастливому голосу должно соответствовать счастливое лицо. Ученым, таким образом, удалось показать, что полугодовалые дети действительно умеют отличать эмоции, а не выделять изменения выражения лица, которые им соответствуют. Любопытно, что младенцы смогли распознать только положительные эмоции: скорее всего, по мнению ученых, это связано с тем, что счастливое выражение — самое часто наблюдаемое младенцами на лице взрослых.

В полгода дети умеют не только эффективно распознавать эмоции. Недавно ученые показали, что в этом возрасте у младенцев появляется также и способность к соотнесению объекта реального мира и его названия.

Елизавета Ивтушок

Запертые в квартирах, выброшенные из окон, забытые ночью в лесу — эти дети ничем не заслужили такой жестокости от тех, кто обязан заботиться о них и оберегать от зла. Случаи, когда мать поднимает руку на дитя или оставляет его в опасности, происходят с пугающей регулярностью. Самые резонансные из них заставляют всерьез задуматься о том, что эти женщины утратили материнский инстинкт. «Известия» собрали экспертные мнения о том, в чем корни проблем родительского безразличия и агрессии и кто виноват в том, что жестокость в отношении детей превратилась в систему.

Жестокие и неудовлетворенные

Среди причин, соединяющих воедино два, казалось бы, несовместимых понятия — материнство и жестокость, — социологи выделяют неблагоприятные социальные и материальные условия, падение доходов в связи с рождением ребенка и психологическую реакцию женщины на неустроенность жизни.

«Это недовольство собой, своей жизнью, своим женским и статусным положением. На этой почве концентрируется женская «ожесточенность от неудовлетворенности». Увы, именно ребенок в таком случае для раздраженной матери «во всем и виноват». Женщина всегда ищет виноватого в своих неудачах, как правило, среди людей ближнего круга. А это, естественно, либо муж, либо ребенок, которые «испортили ей жизнь». В случае же, когда мужа нет, а жизнь неустроенна, именно ребенок становится главным виновником этой неустроенности и, соответственно, объектом жестокости. Он становится лишним для таких матерей», — пояснила «Известиям» профессор социологии, научный руководитель департамента социологии, истории и философии Финансового университета при Правительстве РФ, член научно-экспертного совета при председателе Совета Федерации Галина Силласте.

Фото:

Другой причиной, подпитывающей материнскую жестокость и безразличие, можно считать снижение социального контроля со стороны общества и государства за состоянием неблагополучных семей. Соседи, родственники и учителя стараются не вмешиваться в агрессивную среду внутри семьи. Хотя, безусловно, бывают исключения.

«Если в обществе занижена личная ответственность женщины-матери за состояние ребенка, его безопасность и защищенность, если не работают общественный контроль и поддержка, то в государстве остается один механизм защиты детей от жестокости в семье и жестокости матери — ужесточение норм права и действия закона в отношении контроля со стороны соответствующих лиц. А это питательная среда для укрепления ювенальной юстиции, что, на мой взгляд, далеко не лучший вариант», — добавляет профессор социологии.

Важным шагом в данном направлении могло бы стать появление закона о предотвращении насилия в семье. Потому что объектом этой агрессии зачастую становится именно самая незащищенная часть семьи — маленькие дети. В качестве мер поддержки одиноких матерей, которые могли бы выступить профилактикой агрессии в семье, Силласте выделяет внедрение служб психологической помощи матерям-одиночкам, которая отчасти перенаправит агрессию и беспощадность в отношении слабого и полностью зависимого от нее маленького человека. Но, помимо этого, должна совершенствоваться и система материальной поддержки матерей-одиночек.

Поквартирная опека

Контроль за неблагополучными семьями и безопасностью нахождения детей в них — прямая задача органов опеки. Однако зачастую работникам не удается даже поговорить с родителями, к которым у службы возникают вопросы. Происходит это из-за переездов семьи и, как следствие, потери связи с ней. Уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова считает, что появление многочисленных «детей-невидимок» связано именно с недостаточным доверием родителей, попавших в трудную ситуацию, к органам опеки.

«Если бы оно было стопроцентным, было бы больше звонков, и все эти случаи можно было бы предупредить. Кто бы звонил? Это могла быть сама мама, которая говорит, что у нее беда и она не справляется. Но при этом она знает, что придут не апельсины в холодильнике считать и не вычислять расстояние от стола до стула, а предложить помощь психолога, юриста и разобраться в проблеме. При таком режиме работы серьезно может сократиться число подобных инцидентов», — рассказала «Известиям» детский омбудсмен.

В случае с пятилетней девочкой, изъятой из захламленной квартиры на Ленинградском шоссе, визит опеки был бы необходимой превентивной мерой. Если бы сотрудники вовремя обнаружили заметные невооруженным глазом проблемы, таких тяжелых последствий для ребенка можно было бы избежать.

Уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко

«Она фрукты нюхала и лизала. В первый раз в жизни видела фломастер и не знала, для чего ей давали эту палочку цветную, потом поняла, что она рисует. Карандаш ей был более понятен. Вот только сегодня (13 марта 2019 года. — Ред.) начала более положительно относиться к кровати. То есть она не спала на кровати, на стуле хотела спать. С боем мыли ее: был визг, крик. У меня было ощущение, но я, конечно, не ставлю диагнозы, а говорю о своем впечатлении: она смотрит на нас, как на зоопарк. Она столько людей, наверное, не видела, очень хочет понравиться, сделать так, как мы просим. Но не всегда понимает, — поделилась с «Известиями» Анна Кузнецова, — Она не терпит, когда она остается одна. К сожалению, речи пока нет, есть отдельные слоги, которые она выкрикивает, когда что-то не нравится. Но когда ей принесли тапочки, она сказала: «Тапочки». Кушает хорошо сама, учить ее не надо».

В обязанности органов опеки не входит поквартирный обход всех семей с детьми, отмечает начальник отдела по организации деятельности комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав города Москвы Юрий Котов. Визит инспектора может быть связан с жалобами соседей, родственников, учителей или работников дошкольных учреждений.

«У опеки нет обязанности ходить поквартирно. Более того, учитывая ситуацию с органами опеки в целом, люди воспринимают в штыки визит проверяющего сотрудника или внимание к той или иной семье. Еще шесть лет назад разработали регламент по раннему выявлению семейного неблагополучия, прописали возможные случаи, как предвосхитить подобные ситуации. Если не платит родитель за квартиру, то органы опеки должны обратить внимание на ситуацию. Не отбирать детей, а выяснить причину: пропивают ли они деньги или у них бедственное положение. Проигнорировать такую ситуацию — верх некомпетентности», — уточнил Котов в беседе с «Известиями».

Время экспериментов над детьми

Практикующие юристы и правоохранители склоняются к тому, что проблема была всегда, но сегодня ей уделяется пристальное внимание из-за развития медиа — доступ к информации возрос кратно. Те ужасы, о которых знали только участковый, адвокат, следователь и круг заинтересованных в деле лиц, сегодня мусолят в соцсетях и на федеральных каналах. И тем не менее на отношение к родным детям значительно влияет современность.

«По моим наблюдениям, сегодняшние проблемные родители, в частности нерадивые матери, — это, в свою очередь, дети тех, кто в 1990-х пытался прокормить семью, пропадал на работе. С одной стороны, за это их грех обвинять, а с другой — мы получили целое поколение неподготовленных мам и пап. Инфантильные родители без четких пониманий о семье и материнстве то и дело попадают в скандальные новости», — сказал «Известиям» адвокат Евгений Корчаго. В прошлом он служил в должности участкового уполномоченного в одном из райотделов столицы, где ему приходилось изымать детей из неблагополучных семей.

дети Фото: РИА Новости/Виталий Аньков

«Многие родители искренне считают, что, родив ребенка, они получают над ним полное право распоряжения. Отсюда, на мой взгляд, странные решения с питанием малолетнего, его внешним видом, именем. Этим же в некоторых случаях продиктованы и такие значимые вещи, как выбор будущего для ребенка, отказ от общеобязательных прививок. По принципу «как хочу, так и кручу». Особенные с точки зрения мировосприятия родители подвергают детей еще более опасным экспериментам — исключают детей из социума на почве религиозных убеждений. Другие считают возможным превращать квартиру, где живет ребенок, в проходной двор для трудовых мигрантов. Распространенными сегодня стали ситуации, когда одни родственники инициируют лишение родительских прав других своих родных, чтобы извлечь ребенка из социально опасной среды», — говорит Корчаго.

Бессознательное зло

Корни проблемы, если исходить из западного психоаналитического опыта, находятся в раннем детстве тех самых нерадивых матерей.

«Психику до трех лет формирует только мать. Об этом говорит психоаналитическая теория. Только потом появляется отец, который отвечает за формирование совести и психически разделяет мать и ребенка», — объясняет важность присутствия матери в жизни человека в беседе с «Известиями психотерапевт, девиантолог и президент благотворительного фонда «Шанс» Гелена Иванова. Через специалиста прошли сотни трудных подростков, многие из которых совершили тяжкие преступления. Гелена Иванова считает, что основы агрессивного поведения закладываются в раннем детстве.

«Девиантное материнство — это прежде всего когда нарушается родительская стадия, эти женщины не могут быть хорошими мамами. Как правило, это сценарии — такое поведение передается от матери к дочери и так далее», — говорит психотерапевт. Но выход из этого круга есть, считает эксперт.

«С детьми-то можно работать. Мы можем исправить их сценарий, и они станут хорошими родителями», — говорит Иванова. Выздоровление может принести психоаналитическая терапия (психодинамический подход) — два года раз в неделю пациент должен беседовать со специалистом. Новая идентификация и даже эмпатия (чувство сострадания. — «Известия») формируется с помощью такой терапии. Разумеется, этим должны заниматься квалифицированные люди», — считает девиантолог. Она подчеркнула, что сегодня в России такие специалисты практически отсутствуют. Тем более нет их в системе органов опеки. Без решения этой кадровой проблемы бороться с последствиями агрессии несовершеннолетних и девиантным материнством, по сути, бессмысленно.

Фото: ТACC/Валерий Шарифулин

«У нас один метод — психбольница. Например, ребенок убежал из дома — его сразу в психбольницу. У меня были пациенты, которых по семь раз клали в стационар. Это катастрофа, на мой взгляд», — говорит Иванова.

«Если брать случай с ребенком в Москве, я думаю, что у матери была послеродовая депрессия. Она в свое время оказалась одна с грудным ребенком, без работы — пик депрессии. Как она выживала? Не исключено, что эта депрессия приняла психотическую форму. Она, конечно, удовлетворяла потребность в еде, приносила откуда-то воду. Но ей нужна была помощь… Возможно, она бы и сама обратилась за ней, но как работает наша система — изъять ребенка и всё. Женщины этого боятся», — говорит психотерапевт.

Иванова обратила внимание, что соседи систематически на протяжении длительного времени видели, как она стирает вещи в Москве-реке. «Как можно было отключить у нее дома воду? А ведь никто не забил тревогу. Это же равнодушие», — говорит девиантолог.

Асоциальные привычки, приверженность к каким-либо субкультурам, влияние соцсетей на человека — это лишь дополнительные триггеры, оказывающие воздействие на поведение, отклоняющееся от норм. Фундамент угрозы закладывается в самом детстве.

«Есть стереотип, что алкоголичка — плохая мать. Но это неправда. Есть пьющие матери, которые очень любят своих детей. А есть обеспеченные образованные женщины, но в плане привязанности к детям — мертвые. На их фоне пьющие матери, которым удается комбинировать свое пагубное пристрастие с заботой о детях, смотрятся выигрышно», — привела пример Гелена Иванова.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *