Почему мы болеем?

Христос, придя на землю и приняв на Себя человеческую плоть, исцелил ее в Себе от последствий первородного греха. Однако возникает вопрос, почему болезни существуют даже среди крещеных людей, которые в таинствах Церкви приобщаются победе Спасителя?

Можно выделить две группы причин: причины, зависящие от состояния всего мира, и причины, связанные с личной духовной жизнью человека.

Прежде всего, скажем, что, какова бы ни была непосредственная причина, вызвавшая болезнь, все болезни и скорби имеют своим источником прародительский грех — об этом было сказано в предыдущей статье. Кроме того, необходимо помнить, что всё в мире, в том числе и болезни, совершается по Промыслу Божию с целью спасения человеческих душ, о чем апостол Павел пишет: Бог хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины.

ПРИЧИНЫ БОЛЕЗНЕЙ, СВЯЗАННЫЕ С ОБЩИМ СОСТОЯНИЕМ МИРА

а) Тленность человеческой природы. Грех и его последствия, в том числе болезни и смерть, являются сущностной характеристикой человеческой природы после грехопадения и продолжают передаваться из поколения в поколение: непослушанием одного человека сделались многие грешными (Рим. 5:19).

б) Тленность мира. Человек, сохраняя физическую оболочку тела, продолжает подчиняться законам этого мира, который также подвержен тлению и в котором сохраняются грех и демоны. Дело в том, что Христос «не уничтожил ни собственно грех, влияние демонов и физическую смерть, ни последствия греха в целом, чтобы не нарушать свободу воли, которая и стала причиной греха» (Ларше Ж.-К. Болезнь в свете православного вероучения).

в) Общая ответственность человечества за грех. Каждый человек, являясь потомком Адама, наследует склонность людей волей-неволей потакать своим страстям и этим продлевает и усугубляет существование в мире греха и его последствий: смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили (Рим. 5:12). Болезни и другие несчастья «связаны не только с грехами подвергшихся им людей, но и с грехами всего человечества» (Ларше Ж.-К. Болезнь в свете православного вероучения).

Грехи и страсти человека нарушают равновесие в организме.

ЗНАЧЕНИЕ БОЛЕЗНЕЙ ДЛЯ ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ

г) Отсрочка всеобщего восстановления. У духовных писателей можно встретить мысль о том, что восстановление и обожение человеческой природы «не даны каждому отдельно и во всей полноте, а существует некий общий срок, определенный для всего человечества» (Ларше Ж.-К. Болезнь в свете православного вероучения). Другими словами, святые люди, скажем, апостол Павел или святитель Иоанн Златоуст, пребывают в Царстве Божием, однако еще не достигли всей полноты обожения — они как бы ждут и других людей, чтобы праведники вошли в покой Божий все вместе.

ПРИЧИНЫ БОЛЕЗНЕЙ, СВЯЗАННЫЕ С ЛИЧНОЙ ЖИЗНЬЮ ЧЕЛОВЕКА

а) Естественные причины — воздействие на здоровье человека окружающей среды и естественных процессов в его организме. Митрополит Антоний Сурожский пишет, в частности, о психических болезнях: «Каждый раз, когда человек заболевает психически, это нельзя приписывать злу, греху или бесу. Очень часто это бывает вызвано, скорее, каким-то повреждением в нервной системе» (Антоний Сурожский, митр. Ступени. О болезни душевной и телесной).

б) Индивидуальные грехи и страсти, которые удаляют человека от Бога. Поскольку Бог является источником жизни, удаление от Него является причиной ослабления духовных сил человека. А последнее может привести к физической немощи, хотя и «не существует прямой связи между болезнью и личными грехами какого-либо человека, либо его ближайших предков» (Ларше Ж.-К. Болезнь в свете православного вероучения). Однако теперь необходимо рассмотреть, почему это все-таки может происходить.

Во-первых, грех — это «нарушение законов морали», вследствие которого человек выпадает из мироустроения, из бытия, и утрачивает дар здравия (Силуянова И. В. Антропология болезни). Тем более к этому ведут сознательные и смертные грехи: «Болезни свирепеют, так как мы грех ко греху прилагаем, да ещё и сознательно» (Иоанн (Крестьянкин), архим. Письма. Таинство брака).

Грех бывает невольным и неосознанным, но поскольку он в любом случае является удалением от Бога, то может привести к болезни.

ГОРДОСТЬ — ПРИЧИНА БЕСНОВАНИЯ. ЛЮБИ СМИРЕНИЕ; ОНО ПОКРОЕТ ВСЕ ГРЕХИ ТВОИ

Во-вторых, грехи и страсти человека нарушают равновесие в организме. По мнению психологов, каждая страсть ведет к развитию определенных соответствующих ей болезней, например, «тщеславие обуславливает болезни сердечно-сосудистой системы и нервно-психические заболевания» (Силуянова И. В. Антропология болезни), хотя эта зависимость и не является абсолютной.

Например, бывает и так, что людям, совершающим даже смертные грехи, Бог не попускает болезни. Он видит, что, заболев, они могут впасть в грехи еще более тяжкие: «уныние, отчаяние, озлобление, ропот» (Иов (Гумеров), иеромон. Духовная жизнь современного христианина в вопросах и ответах. Том 1). Господь по Своему милосердию не желает усугубить их участь.

Также грех бывает невольным и неосознанным, но поскольку он в любом случае является удалением от Бога, то может привести к болезни. Например, в советские времена миллионы наших граждан, из которых многие были людьми очень высоких нравственных качеств, оказались невольно отрезаны от Церкви и от Бога, что на каком-то глубинном и даже не осознаваемом уровне могло отрицательно сказываться на их духовном и физическом состоянии.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) считал, что «нарушение гармонии в человеческом существе, и как следствие фундаментальное нездоровье, есть результат целенаправленной, разрушительной работы профессиональных борцов с верой» (Митрофан (Баданин), игум. Взгляд святителя Луки (Войно-Ясенецкого), архиепископа Крымского на здоровье и болезни человека с христианской точки зрения).

в) Грехи других людей могут вредить здоровью человека, если эти люди тесно связаны друг с другом. Обычно это касается кровных уз, и удаление родителей от Бога ведет к нездоровью их ребенка. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) объясняет в одном из писем: «Сын-то — младенец, а значит в его беде (болезни) повинны родители. Крещены ли Вы, венчан ли ваш брак? Причащаетесь ли Вы Христовых Таин, есть ли понятие о грехе и исповеди?» (Иоанн (Крестьянкин), архим. Письма. Болезнь и лечение).

Иногда Господь попускает дьяволу причинять страдания и праведникам, чтобы они получили духовную пользу. УТЕШЕНИЕ В БОЛЕЗНЯХ, СЛУЧАЮЩИХСЯ В ТЕЧЕНИЕ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА. «НЕ ПАДАЙ ДУХОМ, БОГ ПОСТОЯННО ПРЕБЫВАЕТ РЯДОМ С ТОБОЙ И НИКОГДА ТЕБЯ НЕ ОСТАВИТ».

г) Прямое вмешательство дьявола и бесовских сил, которые с помощью болезни хотят нарушить внутреннюю жизнь человека, отвратить его от Бога. Обычно такому воздействию подвергаются люди, укоренившиеся в каком-либо грехе, либо не имеющие веры во всемогущество и милость Божию. Такие люди делают себя беззащитными перед дьяволом, который «со своими страхованиями приступает, лишая спокойствия духа и мира. И выматывающий страх делает человека больным» (Иоанн (Крестьянкин), архим. Письма. Страх).

Иногда Господь попускает дьяволу причинять страдания и праведникам, чтобы они получили духовную пользу. Ярчайшим примером служит история Иова Многострадального.

д) Бог непосредственно посылает болезни для руководства духовной жизнью современных людей. Такой способ необходим, поскольку «в людях не стало смирения», которое является условием для подвигов и послушания духовным наставникам (Никон (Воробьев), игум. Болезни и скорби).

Но каким образом болезни помогают Богу руководить духовной жизнью людей?

Во-первых, они могут быть вразумлением страдающему от грехов человеку, которое отвратит его от грехов будущих, погасит страсти и взрастит в нем противоположные добродетели. В одном из писем игумен Никон Воробьев проводит прямую связь между страстью гнева и болезнью: «За твою гневливость, несдержанность и проч. Господь старается смирить тебя» (Никон (Воробьев), игум. Болезни и скорби). Иногда «Бог болезнью укрывает иных от беды, которой не миновать бы, если бы они были здоровы».

Во-вторых, человек может не делать тяжких грехов, но и не стремиться всеми силами к исполнению заповедей Божиих, к добродетелям, что также является отступлением от Бога по слову Спасителя: Кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня(Мф. 10:38) и Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает(Лк. 11:23). С. И. Фудель пишет, что в таком случае также попускаются болезни: «Когда верующий человек отказывается от подвига своей веры, от какого-то узкого пути и страдания внутреннего, то Бог — если Он еще благоволит его спасать — посылает ему страдание явное: болезни, лишения, скорби, чтобы хоть этим путем он принес «плод жизни вечной”».

В-третьих, Бог посылает болезнь, чтобы «наше сердце расположить к делам любви и милосердия». Другими словами, духовную пользу получают здоровые люди, которые заботятся о больных. Митрополит Николай Ярушевич пишет: «Оттого и встречаются на твоем пути плачущие и скорбящие, больные, ищущие проявления твоей братской любви и милосердия, чтобы ты исполнил эту Божественную заповедь нашего Господа Иисуса Христа (о любви)».

В-четвертых, болезни выступают средством духовного совершенствования праведника, испытания верности. Примерами могут служить праведный Иов и апостол Павел, который верно осознает духовный смысл своей болезни и пишет: чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, а также: Господь сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи» (2 Кор. 12:7,9).

Наконец, как поясняет святитель Феофан Затворник, иногда «Бог болезнью укрывает иных от беды, которой не миновать бы, если бы они были здоровы» (Иов (Гумеров), иером. Духовная жизнь современного христианина в вопросах и ответах. Т. 1).

Во всех этих случаях «болезнь — это не явление Божьей кары, а свидетельство Божественного неравнодушия и любви» (Силуянова И. В. Антропология болезни): Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает (Ев. 12:6). И напротив, «бесскорбная жизнь — признак неблаговоления Божия к человеку»

е) Добровольно принимаемые болезни. Митрополит Сурожский Антоний ставит вопрос о том, почему болеют святые люди, «вкрапленные в Божью благодать», и поясняет, что наряду с невольными болезнями они могут принимать и добровольные из сострадания этому миру: «Святой может болеть, может страдать, потому что он умеет сострадать, разделять страдания и плакать над страданием, над греховностью, над отпадением от Бога всея Земли» (Антоний Сурожский, митр. Ступени. О болезни душевной и телесной).

ЗДОРОВЬЕ И БОЛЕЗНИ В ЭСХАТОЛОГИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ

Священное Писание содержит откровение о том, что после Второго Пришествия Господа Иисуса Христа мертвые во Христе воскреснут (1 Фесс. 4:16). Воскреснут те же люди, что были когда-то погребены, те же личности. Они будут обладать теми же телами, какими обладали при жизни, но уже преображенными благодатью: сеется тело душевное, восстает тело духовное (1 Кор. 15:44).

Епископ Василий (Родзянко) поясняет, что люди воскреснут в «совершенном образе», то есть на их телах не будут заметны следы от болезней, травм и инвалидности, перенесенных при жизни. Однако «что это за совершенный образ — точного учения не существует» (цитируем по: Лоргус А., прот. Телесное воскресение: как это будет?).

После воскресения мертвых для творивших добро наступит Царство Божие (Ин. 5:29), в котором навсегда будут устранены несовершенства прежнего мира: смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет (Откр. 21:1-5). Тела людей станут нетленными, а сами люди — бессмертными: тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие (1 Кор. 15:53).

Алексей Мигальников,

студент 4 курса МОСКОВСКОЙ СРЕТЕНСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ

Отпуск и болезнь

Можно заболеть в любом месте, в любое время года и независимо от продолжительности отпуска. Профессор Эд Вингерхотс из голландского Университета клинической психологии дал название этому феномену — отпускная болезнь (leisure sickness). Это неофициальный термин, он не зарегистрирован в медицинских справочниках, но достаточно распространен. Статистика показывает, что 3% из почти 2 тыс. опрошенных сталкивались с отпускной болезнью. Стоит учитывать, что это результаты со слов респондентов, а многие из них могли не обратить внимания на легкую простуду, отправляясь на море, или связали ее с акклиматизацией, которая также достаточно распространена.

© Chen Mizrach/Unsplash

Переизбыток стресса

Вингерхотса заинтересовало, есть ли физиологические объяснения происходящему. Половина опрошенных предположили, что отпускная болезнь связана с резким переходом от активной работы и стресса к расслаблению. Так появились несколько теорий. Согласно одной из них, гормоны стресса выходят из равновесия и их переизбыток ведет к сбою иммунитета, в результате чего человек становится подвержен вирусам и инфекциям. Адреналин и кортизол усиливают концентрацию и защитные функции организма, помогают справиться с большими объемами работы, но как только они перестают вырабатываться в больших количествах, система дает сбой.

Болезнь возникла ранее

Не стоит исключать вероятность, что человек был болен до ухода в отпуск, но в приоритете была работа, подготовка к поездке или праздникам и волнение, которое затмевало физические нужды. Так, многие позволяют себе отменить воскресные дела из-за легкого недомогания, но не замечают температуру и насморк, отправляясь на важное совещание. Психолог Джеймс Паннебейкер утверждает, что чем меньше событий происходит, тем больше симптомов той или иной болезни становятся очевидными. Он провел эксперимент, в котором двум группам студентов показывали фильм. Первую группу каждые 30 секунд просили оценить, насколько захватывающим и интересным был сюжет. Вторая группа смотрела его без перерыва, а профессор оценивал, как часто в аудитории кашляли. Во время эпизодов, которые студенты признали скучными, кашель раздавался гораздо чаще.

Причина — не работа, а отдых

Сторонники еще одной гипотезы считают, что стресса становится больше не перед отдыхом, а во время. Большинство людей до отпуска живут размеренной жизнью, а по закону впервые уйти в отпуск можно не ранее чем через полгода с момента устройства на работу. То есть ежедневная рутина не заставляет нас переживать так сильно, как это бывает в длительных поездках или кардинальной смене графика на новогодних праздниках.

Если вы путешествуете на самолете, то вероятность подхватить вирус в замкнутом пространстве гораздо выше, чем в уже привычных локациях. В среднем взрослый человек простужается два-три раза в год, статистически на заражение в самолетах приходится всего 1% людей. Но врачи обследовали группу летевших одним рейсом из Сан-Франциско в Денвер и выяснили, что через неделю после путешествия 20% из них были простужены. Если бы этот показатель не зависел от самолетов, то в среднем каждый из нас должен был бы страдать от ОРВИ 56 раз в году. Специалисты считают, что виной тому сухой воздух в авиалайнерах, идеальный для распространения вирусов.

© Kelly Sikkema/Unsplash

Психосоматика заболевания

Вингерхотс предполагает, что причиной отпускной болезни могут быть не физические, а психологические факторы. Подсознательное желание человека вернуться к привычному образу жизни иногда перевешивает все плюсы предстоящего отпуска. К тому же что-то может пойти не так, как планировалось: не понравится отель, испортится погода, сломается телефон, а в соседнем номере шумные соседи — и вот уже вместо долгожданного отдыха вы думаете лишь о том, как поскорее вернуться домой. Специалисты не исключают, что причина кроется в совокупности факторов, и никто не застрахован от внезапной простуды, даже если все идет так, как хотелось.

Как не заболеть в отпуске

В любое время года нужно отдыхать и заботиться о здоровье. Если вы привыкли работать на износ месяцами, а потом рассчитываете набраться сил за две недели, то у вас много шансов простудиться в отпуске. Чтобы не заболеть, нужно правильно питаться, высыпаться, проветривать помещение и много двигаться. Психологическое состояние также нуждается в контроле и внимании: позволяйте себе приятные мелочи, чаще общайтесь с близкими людьми и занимайтесь любимым делом. Важно закончить рабочие дела до поездки, чтобы не заниматься ими во время отдыха.

В Москве проведено масштабное исследование распространения заболевания среди близких контактов заболевших COVID-19. Базой исследования стали кейсы порядка 335 тысяч человек, состоявших в близком контакте с почти 107 тысячами заболевших. Об этом сообщила заместитель Мэра Москвы по вопросам социального развития Анастасия Ракова.

«Мы приняли решение запустить еще одно большое исследование – изучить степень распространения COVID-19 среди близких контактов заболевших. По итогам – среди контактных заражается каждый пятый. При этом, по результатам нашего исследования, вероятность заразиться среди людей, состоявших в тесном контакте с заболевшим, не связана с тяжестью течения COVID-19 у заболевшего, будь то бессимптомный или тяжело болеющий человек. Наша информация, построенная на масштабной выборке людей – это порядка 335 тысяч – не подтверждает выводы Всемирной организации здравоохранения о беззаразности больных с бессимптомной формой COVID-19», — отметила вице-мэр.

Наблюдения показали, что процент тех, кто заболевает от бессимптомных пациентов, несколько выше, чем от людей с тяжелой формой течения COVID-19. Так, при контакте с бессимптомными близкими заболели 22% человек, с легким течением заболевания – 20%, со средней формой тяжести – 14%, с тяжелым течением заболевания – 15%. Таким образом, вероятность заразиться не связана с тяжестью течения заболевания у заболевшего. Более того, COVID-19 даже чаще передается людьми, болеющими коронавирусом в бессимптомной форме. Возможно, это связано с психологическими особенностями людей, которые в случае бессимптомного течения заболевания у близкого человека ведут себя менее осторожно и не столь неукоснительно соблюдают меры безопасности. Поэтому количество заболевших среди близко контактируемых с ними чуть больше, чем с людьми с тяжелым течением заболевания.

«Тяжесть заболевания у близких контактов напрямую связана с тяжестью заболевания у зараженного. Так, если человек перенес инфекцию бессимптомно, то около 75% заболевших контактных лиц тоже могут перенести болезнь бессимптомно. В свою очередь для людей, заразившихся коронавирусом от тяжело болевшего человека, болезнь пройдет без симптомов только у 45%. При этом в 2,7 раза увеличивается доля госпитализированных», — добавила заммэра.

Полное исследование можно посмотреть по ссылке.

Напомним, что по результатам четвертого этапа ИФА-тестирования, число горожан с антителами к COVID-19 продолжает увеличиваться и теперь составляет 21,7%. При этом темп иммунизации постепенно снижается, за последние две недели – с 2,5 до 1,8%. Одновременно с этим снижается заболеваемость среди москвичей: анализ в период исследования популяционного иммунитета показал снижение доли болеющих жителей по данным ИХЛА-тестирования – с 3,9 до 3,1%, а по ПЦР-исследованиям – с 2,4% до 1,2%.

По-прежнему любой житель Москвы имеет возможность записаться в один из 30 пунктов сдачи крови и бесплатно пройти тестирование на наличие антител к заболеванию. Кроме того, почти месяц назад в Москве был запущен совместный проект с работодателями. Работодатели могут протестировать сотрудников на антитела к коронавирусной инфекции методом ИФА (ИХЛА), поучаствовав в эксперименте по созданию государственно-частного партнерства. Работодатель берет на себя расходы только по организации забора крови, а исследование проводится бесплатно за счет бюджета города.

Результаты исследований на коронавирус доступны в электронной медицинской карте на mos.ru/city/projects/medcarta и в приложении «ЕМИАС.Инфо» в течение трех дней.

На этот раз тема нашей беседы с митрополитом Саратовским и Вольским Лонгином — отношение к болезни. Почему люди болеют, как страждущему найти духовную опору, каким должно быть наше отношение к медицине, какие способы излечения приемлемы, а какие для христианина недопустимы — эти вопросы мы задали Владыке.

— Владыка, тема нашей сегодняшней беседы выбрана неслучайно. Болезни — это то, с чем сталкивается каждый человек. Болеют люди любого возраста, начиная от самых маленьких. Тяжелая болезнь — это настоящее испытание: не только физическая боль, но и душевные переживания и для самого больного, и для его близких. Почему же люди болеют? Есть ли у болезней духовный смысл?

— Действительно, болезни сопровождают человека всю его жизнь. Как мы знаем из Священного Писания, скорбь, болезнь, смерть и тление — это последствия грехопадения, отступления человека от Бога. Физическая болезнь является внешним проявлением глубокого духовного повреждения, которое нанес грех человеческой природе. И пока существует этот мир, нет и не будет на земле людей, способных избежать болезней, несмотря на все усилия врачей и достижения медицины.

Поэтому для христианина вопрос о том, есть или нет в болезни духовный смысл, не стоит. Безусловно, есть.

— Если ты тяжело заболел, нужно ли задавать себе вопрос: почему или для чего меня постигло это испытание?

— Человеку естественно задаваться вопросом: почему именно я или близкий мне человек заболел, хотя по большому счету этот вопрос — из числа неразрешимых. Вопрос о существовании болезней и смерти, так же как и о страданиях невинных людей — это в общем-то вопрос теодицеи , он всегда стоял перед человеческим сознанием. В свое время об этом же спрашивал Бога преподобный Антоний Великий: «Господи! Почему одни немного живут — и умирают, а другие живут до глубокой старости? Почему одни бедны, а другие живут богато? Почему нечестивые богатеют, а благочестивые бедны?». И святой получил ответ, который дан нам на все времена: «Антоний! себе внимай! То — суды Божии, и тебе нет пользы знать их» .

На самом деле здесь очень важно христианское отношение к жизни в целом. Довольно часто мы, хоть и считаем себя верующими людьми и называем себя христианами, в своей жизни руководствуемся теми же критериями, что и люди неверующие. Если мы убеждены, что жизнь, наше благополучное земное существование — это самодостаточная ценность, выше которой ничего быть не может, тогда, конечно, тяжелая болезнь и смерть — это катастрофа, полный крах того миропорядка, которым живет человек. Если же мы верим в то, что наша жизнь не кончается со смертью, что наша душа вечна, тогда смерть при всем ее ужасе все-таки не становится такой кошмарной зияющей пропастью, как в сознании неверующего человека. Тогда мы становимся способными несколько иначе относиться ко всему, что с нами в жизни происходит, в том числе и к болезни.

Думаю, что большинство людей, ведущих хотя бы отчасти внимательную жизнь, понимают: «У кого-кого, а у меня причин для того, чтобы заболеть, более чем достаточно». Причин как внешних (ведь мы знаем, что огромное количество болезней вызвано неправильным образом жизни), так и внутренних, духовных. И в большинстве случаев, если человек честен с самим собой, он это осознает. «Посылает Бог иное в наказание, как епитимью, иное в образумление, чтоб опомнился человек; иное, чтоб избавить от беды, в которую попал бы человек, если бы был здоров; иное, чтобы терпение показал человек и тем большую заслужил награду; иное, чтобы очистить от какой страсти, и для многих других причин» — такое рассуждение привел в одном из своих писем святитель Феофан Затворник .

При этом нужно хорошо запомнить очень важное правило. Мы можем и должны видеть причины многих наших болезней и испытаний в себе самих, но ни в коем случае не должны высматривать эти причины в других людях. Я могу сказать себе, что болею из-за своих грехов и «достойное по делом моим приемлю». Но я не должен говорить другому человеку: «Вот, ты заболел, потому что ты грешник». То есть, максимально строго относясь к самому себе, я не имею права даже задумываться над тем, какие недостатки, какие грехи и страсти довели до болезни другого человека. Это та грань, которая отделяет настоящего христианина от человека, который только называет себя этим именем.

— Владыка, наверное, каждый из нас видел тяжелобольных людей, которые способны поддержать здоровых, показать им пример не только терпения, но и радости, полноты жизни, духовной крепости. Но бывает и наоборот: человек оказывается буквально сломленным болезнью. Встречали ли Вы такие случаи? От чего это зависит?

— Отношение человека к болезни — это крайне сложная тема, и здесь меньше, чем когда-либо, я хотел бы выступать с поучениями. Мы все слабые люди, и я слабее всех. Я совершенно не уверен, что, когда для меня настанет время испытания, я смогу быть кому-то примером. Могу только повторить: многое зависит от умения человека воспринимать все, что он встречает в жизни, по-христиански, в том числе и болезни. Поэтому в подобных ситуациях мы можем видеть на одном полюсе людей отчаявшихся, обвиняющих в своих проблемах всех остальных и даже хулящих Бога. Такое часто встречается, когда человек испытывает сильные физические страдания. В таком случае, мне кажется, лучше вообще не обсуждать его слова и поступки, потому что бывает такая мера человеческих страданий, которую здоровый просто не может себе представить. А на другом полюсе — люди, которые терпят свое болезненное состояние со смирением, с покорностью воле Божией и умудряются во всем найти что-то доброе. Такие люди есть, и они — пример и укор для нас, живущих обычной невнимательной жизнью. Подобное поведение зависит прежде всего от внутреннего устроения человека, от навыка одинаково принимать от руки Божией и радость, и скорбь. Это очень трудно дающийся навык, его имеют очень немногие люди. И нельзя сказать, что если у человека это получилось однажды, то будет получаться и в дальнейшем. Поэтому мы говорим о тех или иных конкретных случаях не для того, чтобы их оценить, а для того, чтобы лишний раз самим себе напомнить, как должно себя вести в подобных ситуациях.

— Кого-то болезнь делает ближе к Богу, а для кого-то становится настоящим препятствием в вере. Особенно тяжело видеть страдания детей. И часто люди говорят: «Если Бог милосерд, как же Он допускает страдания заведомо безвинных?». Подскажите, что здесь можно ответить, ведь практически каждому из нас приходилось слышать такой вопрос.

— Что касается детских болезней и страданий людей добродетельных, это опять же вопрос теодицеи: почему Господь попускает страдания? Здесь нельзя дать общий ответ, подходящий всем и для всех случаев жизни. Наверное, главное, что можно посоветовать: говорить таким людям, чтобы они старались смириться с волей Божией. Пусть даже мы ее сейчас не понимаем, но она благая. Все, что с нами происходит, — происходит ради нашего спасения.

— Недавно я была в паломнической поездке, где с нами в группе оказалась семья с ребенком — тяжелым инвалидом. Мама этого мальчика постоянно повторяла: «Это нам за грехи». Она рассказывала, что часто слышит это не только от духовника, но и от окружающих, верующих людей, в храме. Но мне кажется это совершенно неправильным. Нужно ли говорить такие вещи страдающим людям?

— Еще раз повторю: мое глубокое убеждение — страдающим людям, родителям больных детей об этом говорить нельзя. Другое дело, если взрослый, верующий человек сам это осознает. Тут не надо с ним спорить: «Нет, что вы, вы такой хороший, не может быть»… Но, когда, встретившись с такими семейными трагедиями, о «виновности» родителей говорят посторонние люди или даже священник — это категорически недопустимо. Наша вера не отменяет элементарных правил человеческого общежития. Во-первых, это бестактно, во-вторых, очень грубо, и, в-третьих, совершенно нерассудительно с духовной точки зрения, потому что ничего, кроме обиды и отторжения, такое отношение не вызовет.

— Владыка, а какой должна быть духовная помощь в болезни? Наверное, верующий человек постарается исповедаться и причаститься. Есть еще соборование — таинство во исцеление. Как можно принять в нем участие?

— Духовная помощь в болезни — это прежде всего молитва, в том числе о прощении своих грехов. Люди, переболевшие тяжелыми болезнями, которых Господь исцелил, обычно очень сильно меняются. Они становятся глубже, у них меняется система ценностей, многие вещи становятся на свое, правильное место.

Конечно же, обязательно надо исповедоваться. Болезнь — это время, когда человеку, даже самому легкомысленному, свойственно подводить итоги прошедшей жизни. Может быть, жизнь еще будет долгой, но, пребывая в тяжелой болезни, оценку своих поступков нужно сделать. Поэтому необходимы глубокая, искренняя и полная исповедь и Причастие.

Действительно, одно из таинств, к которым надо прибегнуть в болезни, — это соборование. По слову апостола Иакова, болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего (Иак. 5, 14–15).

Если человек в состоянии ходить, соборование над ним совершают в храме, а если нет, то священник призывается к больному на дом.

— А если тяжело заболел кто-то из наших близких, и этот человек еще не ходит в храм постоянно и осознанно, надо ли уговаривать его прибегнуть к таинствам? Я слышала о случаях, когда человек после исповеди и Причастия выздоравливал и в корне менял свою жизнь. Но вижу, что встречается и магическое отношение: люди причащаются и причащают детей, «чтобы не болеть»…

— Если заболел человек, который пока еще не ходит в храм, но, по крайней мере, не отрицает существования Бога и церковных таинств, то для него это хорошая возможность стать ближе к Церкви. Действительно, есть такие случаи, когда человек выздоравливает и на основании опыта своей болезни меняет свою жизнь. Это очень хорошо. А что касается магического отношения, конечно, с ним надо бороться, и это, прежде всего, дело священника. Если он видит, что человек не просто не верит, но и не хочет отказываться от своих заблуждений, а Причастие и соборование для него — просто еще одно лечебное средство, «на всякий случай» (как часто это бывает: и к бабке сходим, и к экстрасенсу, и в Церковь причаститься — вдруг да поможет), это профанация церковных таинств. И, конечно, это не приведет ни к чему доброму.

— Кому и как молиться в болезни? Есть традиция читать акафисты святителю Луке, в случае онкологии — святителю Нектарию, Божией Матери пред иконой «Всецарица»…

— Молиться всегда, во всех случаях жизни нужно Богу. Действительно, есть традиция молиться святым в тех или иных болезнях, но это вовсе не значит, что иначе Бог нас не слышит. Традиция эта в принципе объяснима. Скажем, святитель Лука при жизни был выдающимся врачом. Святитель Нектарий страдал от рака, и ему молятся при онкологических заболеваниях. Это благочестивый обычай, от которого не надо отказываться, но ни в коем случае не стоит придавать ему чрезмерное значение и превращать наш церковный календарь в некую лекарственную энциклопедию — какому святому молиться от какой болезни, и в каких количествах это «средство» принимать.

— Владыка, если человек заболел, у кого ему искать помощи? Можно ли обращаться к врачам, и как относиться к нетрадиционной медицине — гомеопатии, иглоукалыванию и так далее? Какой здесь может быть критерий?

— Врачебное искусство благословлено Церковью, поэтому обращаться к врачам можно и нужно. Врачом был один из апостолов и евангелистов — святой Лука. Мы почитаем безмездных врачей — великомученика Пантелеимона, мучеников Косму и Дамиана, Кира и Иоанна и других. С одной стороны, это святые нашей Церкви, а с другой — люди, которые свою жизнь посвятили врачебному искусству в том виде, в каком оно тогда существовало. И хотя с точки зрения сегодняшнего дня методы древних врачей могут казаться устаревшими, тем не менее это была научная медицина своего времени. Поэтому нужно обязательно бороться с распространенным на нижних этажах церковно-фольклорного сознания мнением, что к врачам ходить не надо. Бывает еще: «Батюшка не благословил в больницу идти». Если батюшка так сказал, значит, он в прелести. Никогда, ни при каких условиях Церковь не отметала врачебное искусство, потому что оно тоже дано человечеству Богом, Творцом всяческих.

Другое дело, что есть так называемая нетрадиционная медицина. К ней бывает разное отношение. Скажем, лично я совершенно не признаю гомеопатию, считаю ее шарлатанством. Но есть люди, которые гомеопатию очень почитают. Иглоукалывание — скорее, медицинский метод, только относящийся к другой системе. Гораздо хуже, когда начинают ходить к экстрасенсам, биоэнергетикам и всяким бабкам.

— Недавно к нам на епархиальный сайт пришло письмо от женщины, которая заявляет, что никогда не обращается к врачам и от всех болезней лечится в святых источниках. Как Вы относитесь к подобным вещам?

— Чрезмерное внимание к источникам у нас иной раз принимает совершенно чудовищные формы, характерные, скорее, для древнего язычества с его поклонениями духам леса, духам воды и тому подобным вещам. Язычества тут больше, чем христианства. Помолиться и окунуться в источник рядом с монастырем очень хорошо, особенно если он был ископан святым, как, например, источники преподобных Сергия Радонежского, Саввы Сторожевского возле Троице-Сергиевой Лавры. Но это не заменяет ни церковных таинств, ни врачебной помощи.

— «Дороже всего на свете здоровье», «Здоровье не купишь» — есть много таких поговорок. Сегодня многие люди стараются вести здоровый образ жизни — заниматься спортом, правильно питаться. Вроде бы, это хорошо и правильно. Но все ли здесь допустимо? Как Церковь относится к восточным практикам — йоге, китайской гимнастике цигун? Они сегодня очень популярны. Люди говорят, что это действительно помогает справляться со стрессами и болезнями.

— Допустимо то, что не имеет в своей основе чуждых христианству духовных практик. Если та или иная гимнастика возникла на основе той или иной духовности — тибетской, ламаистской, индуистской, лучше ею не заниматься, потому что из духовной системы нельзя вычленить какую-то одну психосоматическую составляющую и как-то ее нейтрализовать. Это невозможно. Все равно до некоторой степени это будет измена своей вере.

— Владыка, среди церковных людей есть и такое устоявшееся представление: поскольку болезни — от грехов, а грехи дают возможность вселиться в нас врагу рода человеческого (бесам), то в тяжелой болезни может помочь отчитка. И люди ездят на отчитку, возят детей с неврологическими нарушениями, мужей, больных алкоголизмом… Правильно ли это, как к этому относиться?

— Я отношусь к этому очень осторожно. Так называемую отчитку священник должен совершать только по благословению архиерея. Самочинное занятие этим делом ничего хорошего не приносит — ни тем, кого отчитывают, ни тому, кто отчитывает. И примеров тому множество.

Я знаю отца Германа в Троице-Сергиевой Лавре. Ему было благословлено совершать это чинопоследование ныне покойным Патриархом Алексием II. Знаю, что Патриарха об этом просил духовный собор Лавры, потому что туда приезжает много людей, которые хотели бы, чтобы над ними было совершено это чинопоследование. Это водосвятный молебен с особыми прошениями о людях, мучимых нечистыми духами. Люди такие есть, мне самому приходилось их видеть, и это страшное зрелище.

К сожалению, сегодня на отчитку едут все кому не лень, иногда просто так, на всякий случай. Это проявление духовного инфантилизма, когда человек, не умея, не желая и даже не пытаясь научиться работе над собой, мобилизовать свои внутренние силы на борьбу с грехом, хочет, чтобы ему что-то сделали. Знаете, есть сейчас такое выражение — человек приходит в храм и говорит: «Мне сделали». — «Что?». — «Да что-то плохое»… И в противовес этому человек хочет, чтобы ему «сделали» в Церкви что-то хорошее. И тоже чтобы не сам он делал, а батюшка что-то прочитал, помазал, покропил…

Что касается больных алкоголизмом, думаю, что в каких-то случаях можно привезти их на отчитку. Мне приходилось видеть случаи, когда люди после этого чинопоследования действительно менялись, внутренне и внешне. Не могу сказать, что это что-то совершенно бесполезное, но далеко не всегда необходимое. Обязательно должно быть двуединое действие — человека и Бога. Господь подает помощь тому, кто сам пытается чего-то добиться. Если человек лежит на диване и ждет, когда кто-то что-то с ним сделает, — ничего не получится. У болгар есть хорошая поговорка: «В Божий гроб да го сложишь» (то есть хоть в гроб Господень в Иерусалиме его помести), а ничем не поможешь. То есть если сам человек не прилагает усилий, то ничего и не будет.

— Кстати, вопрос из почты нашего сайта. «Мой муж — запойный алкоголик. Мучается сам, и все мы вместе с ним (я, дети, мама). Я в отчаянии уговариваю его «зашиться” или закодироваться, но не знаю, как на это смотрит Церковь?»

— Очень редко это кодирование и «зашивание» приводит к устойчивым положительным результатам по тем причинам, о которых я только что говорил. Кодирование — это вообще обман, примитивный гипноз, который действует очень недолго. Когда я был еще настоятелем на Подворье, у нас было несколько хороших молодых ребят, которые нуждались в духовной помощи в связи с этой проблемой. И я нашел чин обета трезвости, который был составлен в Русской Церкви в начале XX века. Служился специальный молебен (обычно для каждого человека отдельно), потом читалась молитва, и человек, положив руку на Евангелие, в присутствии священника давал обещание Богу не употреблять спиртных напитков. Вы знаете, довольно многие бросили пить. Кому-то не удавалось бросить совсем и сразу, но держались год, два, три, потом опять приходили и брали такое благословение. Это помогало, я видел это сам. Но опять же это были люди, которые сами очень хотели избавиться от этого своего греха. Они старались, молились, прилагали усилия — и Господь им помогал.

— И такое письмо пришло в нашу редакцию от Ольги: «У меня есть подруга, ее дочка больна ДЦП. Она считает себя верующим человеком, ходит в храм. Но еще постоянно ищет, где «принимают” старцы. И в Дивеево они ездили, и в монастырь в Калужской области к прозорливому батюшке, и к разным бабкам. На мои попытки сказать, что это неправильно, она отвечает: «Когда такое происходит с твоим ребенком, то поверишь во всё, так что ездим и по бабкам. Говорят все диагнозы по фото, кто им силу дает?”». Что можно сказать в таких случаях, Владыка?

— Уважаемая Ольга! Ваша подруга сказала Вам очень горькие, но верные слова: «Когда такое происходит с твоим ребенком, поверишь во всё». Конечно, плохо, что она ездит к бабкам. Плохо, но это от отчаяния. И кто бросит в нее камень? На Вашем месте я не стал бы ее упрекать за то, что она ездит в монастыри к старцам, ищет прозорливых батюшек. От посещений всяких бабок, колдуний или экстрасенсов, конечно, попытался бы мягко отговорить. Но, если бы увидел, что не получается, я бы оставил эти попытки. Таким людям можно только помогать. Больной ребенок — это страшное горе. Уже то хорошо, что человек не оставил своего ребенка (а таких случаев множество), взял на себя крест, который он будет нести всю свою жизнь. И я думаю, что Господь очень многое ей простит, в том числе и некую духовную неразборчивость.

— Говоря о болезни, нельзя избежать такой тяжелой темы, как эвтаназия. Например, при онкологических заболеваниях и ряде других человек испытывает неимоверные страдания. Допустим, совершенно очевидно, что он уже не выздоровеет, не сможет вернуться к нормальной жизни. Разве не гуманнее эти страдания прекратить?

— Церковь категорически против эвтаназии, и об этом можно подробно прочитать в социальной концепции . Дело в том, что эвтаназия включает в себя два самых страшных греха: и самоубийство, и убийство. Хотя порой совершенно очевидно, что человек не выздоровеет, болезнь доставляет ему невообразимые страдания. Нужно стараться помочь такому больному всеми возможными средствами, но эвтаназия — не выход. Пафос тех, кто выступает в защиту эвтаназии, в общем-то объясним, но за ним часто кроется лукавство. В современном западном мире эвтаназия — это одно из проявлений сознательного отказа от христианства. И дело здесь не только и не столько в желании облегчить страдания людей, сколько в бунте против Бога, причем со стороны идеологов эвтаназии — совершенно осознанном и планомерном.

— В заключение нашей беседы приведу еще несколько вопросов от наших читателей; эти вопросы кажутся мне типичными, многие люди задаются подобными.

«Жить хочу нормально. А у меня вечные болячки. Как упросить Бога, чтобы быть здоровой? Или смириться?».

«Я верующая, но, наверное, маловерная. Боюсь смерти, не могу представить себе вечность, и в болезни очень унываю…».

«Уже несколько моих знакомых в молодом возрасте заболели раком. Я им очень сочувствую, но у меня самой развивается самая настоящая канцерофобия. Грех ли — такая мнительность?».

Владыка, что тут можно посоветовать?

— Думаю, надо и просить Бога о здоровье, и в то же время смиряться.

Все люди боятся смерти, и все мы, пока живем на земле, не можем представить, какой будет вечность. Фантазировать на эту тему не нужно. Но в любой болезни надо стараться не унывать. Надо усиленно, от всего сердца молиться Богу и во всем положиться на Него.

Мнительность — это, конечно, плохо. От нее надо избавляться даже просто ради того, чтобы жить нормальной, полноценной жизнью. А чтобы избавиться, нужно понять, что жизнь — это такое приключение, которое все равно окончится смертью. Конечно, любому из нас хочется жить как можно дольше. Но христианину надо себя приучать к памяти смертной. Не изгонять смерть, не отворачиваться, как это принято в современной культуре, а помнить о ней и ничего не бояться.

Да, мы не стремимся к смерти, не делаем ничего для того, чтобы ее приблизить. Но мы и не должны впадать в ужас и прострацию при мысли о ней. Рано или поздно Господь все равно призовет, никто из нас не останется на этой земле дольше положенного срока.

И здесь мы опять возвращаемся к необходимости стать христианами не по имени, а по жизни. Если мы молимся Богу, верим Евангелию, если у нас есть хоть малый опыт Божьего присутствия в нашей жизни, можно понять и принять слова апостола Павла: Ибо для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение… Влечет меня то и другое: имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше (Флп. 1, 21, 23).

Журнал «Православие и современность» № 39 (55)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *