Почему не рожают?

<strong>МОСКВА, 20 фев — РИА Новости, Альфия Еникеева.</strong> По <a href=»https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0003347204001691″ target=»_blank»>разным данным</a>, от пяти до 27 процентов женщин в возрасте до 30 лет изменяют постоянному сексуальному партнеру. Во многом отсюда происходит <a href=»https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC1733152/pdf/v059p00749.pdf» target=»_blank»>давнее убеждение</a>, что от десяти до 30 процентов мужчин воспитывают биологически не своих детей, не подозревая об этом. Однако сразу несколько недавних работ опровергают эти представления. РИА Новости разбирается, насколько точен анализ ДНК на отцовство и возможны ли ошибки при его проведении. Когда тайное становится явнымВ 2005 году ученые из Ливерпульского университета имени Джона Мурса, изучив данные о выполненных в Великобритании ДНК-тестах на отцовство, <a href=»https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC1733152/pdf/v059p00749.pdf» target=»_blank»>заявили</a>, что примерно каждый 25-й гражданин Соединенного Королевства растит чужого ребенка и не знает об этом. Особенно часто такое наблюдается у партнеров, не оформивших отношения официально. Одиннадцать лет спустя бельгийские генетики, имеющие доступ к огромным массивам данных о генетическом родстве со всего мира, <a href=»https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/27107336″ target=»_blank»>опровергли</a> выводы британских коллег. Бельгийцы ссылались на то, что в работе сотрудников Ливерпульского университета и <a href=»https://scholar.google.com/scholar_lookup?title=Wired%20for%20Culture%20%E2%80%93%20Origins%20of%20the%20Human%20Social%20Mind&amp;author=M.%20Pagel&amp;publication_year=2012″ target=»_blank»>им подобных</a> главным образом анализировались результаты тестов из частных лабораторий, куда обращаются лишь в тех случаях, когда отцовство под вопросом. А значит, статистическую выборку нельзя считать случайной. Данные же, полученные при изучении современных популяций, <a href=»https://link.springer.com/article/10.1007%2Fs12110-012-9143-y» target=»_blank»>показывают</a>, что только в одном-двух процентах случаев мужчине стоит сомневаться в происхождении ребенка. Более того, это было характерно и для наших предков. Ученые из Левенского католического университета сравнили вариации специфической семейной Y-хромосомы у мужчин, которые могли проследить свое родство на несколько столетий вглубь истории. <a href=»https://royalsocietypublishing.org/doi/full/10.1098/rspb.2013.2400″ target=»_blank»>Оказалось</a>, что в Западной Фландрии (область Бельгии) среди семей, чья генеалогия известна за последние пятьсот лет, только в 0,9 процента случаев родство, а, следовательно, и отцовство предков не подтверждалось. Похожие данные <a href=»https://www.pnas.org/content/109/25/9781″ target=»_blank»>получили</a> и американские генетики, исследовав ДНК догонов — африканского племени из Мали — и сравнив результаты с родословной, передаваемой устно из поколения в поколение. Среди представителей племени доля неподтвержденного родства составила лишь 1,8 процента. Честные женщиныКонечно, в некоторых человеческих сообществах — например, среди южноамериканских индейцев яномамо — доля детей, выращенных небиологическими отцами, может достигать 20 процентов. Но это только там, где приняты полигамия и полиандрия (то есть многомужество), <a href=»https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/27107336″ target=»_blank»>подчеркивают</a> ученые. Такое положение дел определяется культурными и биологическими факторами. Вероятно, биология тут, как в животном мире: когда самец считает, что детеныши не от него, он просто меньше заботится о них или же вообще их игнорирует. Но, в отличие от самок животных, у женщин есть серьезная доказательная база при малейших сомнениях со стороны партнера — ДНК-исследование на отцовство.Сопоставить и понять»До введения молекулярно-генетических методов диагностики использовали и другие нетрадиционные подходы, чтобы определить отцовство. Во-первых, по наследственным заболеваниям. Если таковое диагностировано у одного из родителей, например у предполагаемого отца, и ребенок страдает той же болезнью, с большой вероятностью можно говорить о близком биологическом родстве. Но это только при наличии очень редких генетических заболеваний. Другой более или менее оправданный метод — верификация отцовства по показателям группы крови. Хотя это не очень надежно. Скажем, если у мужчины и ребенка третья группа крови, это не гарантирует отцовства, потому что мужчин с третьей группой крови очень много, это нередкий признак. Вот если у резус-отрицательных родителей рождается резус-положительный ребенок, вероятность того, что мужчина — не отец, высока. Однако доказать отцовство так невозможно. Единственный достоверный метод в настоящее время — ДНК-анализ», — говорит РИА Новости заведующий кафедрой медицинской генетики Сеченовского университета доктор медицинских наук, профессор Алий Асанов. Хотя 99,9 процента последовательности нуклеотидов в человеческих ДНК совпадают, геномы уникальны. И эта индивидуальная часть включает в себя кусочек от матери и отца, ведь оба передают ребенку ровно половину своих хромосом — 23 из 46. Поэтому уникальный генетический профиль человека отражает родство. «При тесте на отцовство ДНК предполагаемого родителя и ребенка сопоставляют по STR-маркерам — это простые повторяющиеся кусочки хромосом. У каждого ДНК-маркера несколько аллельных вариантов или аллелей. Комбинация аллелей по всем исследуемым участкам (локусам) — это ДНК-профиль. Чем больше маркеров включают в анализ, тем выше точность. Шестнадцать или двадцать маркеров позволяют на 100 процентов исключить отцовство. Но вероятность отцовства лишь стремится к 100 процентам — из-за возможности существования второго человека с подобным генотипом», — объясняет заведующая учебной частью кафедры медицинской генетики Российской медицинской академии последипломного образования, врач-генетик кандидат медицинских наук Елена Баранова. «В заключении по результатам генетического анализа может быть указано «вероятность отцовства 99, 99 процентов». Это очень много и по нормативным документам Министерства здравоохранения достаточно для признания мужчины отцом ребенка», — подтверждает Алий Асанов. В качестве образцов для анализа ДНК можно использовать любую биологическую субстанцию, содержащую клетки: буккальный эпителий (мазки из полости рта), кровь, сперму, ногти, даже ушную серу. А вот срезанные волосы не подойдут — только вырванные, с волосяными луковицами, содержащими ядерную ДНК.Ошибиться может каждыйПо словам экспертов, опрошенных корреспондентом РИА Новости, на точность анализа ДНК влияет количество анализируемых генетических локусов. Как правило, при исследовании сопоставляют от 16 до 40 STR-маркеров. Чем больше участков протестировано, тем выше вероятность установления или опровержения отцовства. Стопроцентного подтверждения биологического родства ждать не стоит, а вот для исключения отцовства достаточно несовпадения по трем или пяти маркерам. Что касается ошибок при ДНК-тестировании на отцовство, специалисты не отрицают: такое случается. Но крайне редко. «Благодаря сегодняшнему оборудованию и реактивам риск ошибки практически сведен к нулю. Разве что человеческий фактор подведет», — говорит Асанов. «Ошибки в анализе возникают из-за загрязнения материала или человеческого фактора — например, перепутали пробирки. Но это легко предотвратить строгим учетом и штрих-кодированием», — согласна с коллегой Елена Баранова.Врач-генетик добавляет, что в России ДНК-тесты на отцовство достаточно популярны. «Востребованность таких тестов объясняется в первую очередь доступностью. Генетические исследования в целом, даже серьезнейшие медицинские анализы, дешевеют буквально на глазах. И технологии развиваются так быстро, что на рынок уже вышли инвазивные и неинвазивные пренатальные тесты. То есть отцовство можно установить еще во время беременности. Однако такие тесты лично мне представляются сомнительными с этической точки зрения. В профессиональном сообществе еще не сложилось однозначное мнение на этот счет», — заключает Елена Баранова.

Ирина Лагунина: Современная семья в России испытывает массу трудностей под натиском изменившихся условий. Правительство в последние годы стало задумываться о том, почему в стране падает рождаемость, но пропаганда многодетной семьи пока не помогает. Многие молодые люди даже боятся заводить семью, которая кажется им помехой в жизни и карьере. Тему продолжит Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Еще недавно человек рассматривал семью как помощь и опору в житейском море. Старшее поколение любило повторять, что главное в жизни — это надежный тыл, имея в виду именно семью. Сегодня картина стремительно меняется — то, что отцам и дедам казалось опорой, внукам все чаще кажется бременем, обузой. В основе изменения отношения к семейным ценностям лежит изменение отношения человека к себе, — говорит доцент кафедры педагогики и психологии семьи Института детства Любовь Костина.
Любовь Костина: Мы имеем 80-90 годы, сейчас этим молодым людям 18-20 лет. Это единственный ребенок в семье, как правило. И сейчас мы имеем эгоцентрика, мы имеем эгоиста, мы имеем целое поколение эгоистов, которые не хотят подстраиваться и которые хотят жить только для себя. Что такое семья? Это возможность не только получать, но и отдавать что-то, даже в большей степени. А что такое родительство? Это готовность отдавать практически все, но при этом выращивая себя. Вот эта свобода, возможность отдавать в любой момент. А эти люди не готовы, они хотят жить для себя.

Татьяна Вольтская: Что значит жить для себя? Давай мы не будем заводить второго ребенка или давай подождем заводить детей, потому что поживем для себя. А что, с детьми ты живешь не для себя?

Любовь Костина: Да, сейчас трактуется, что родительство – это очень тяжелая работа, ребенок мешает, крах карьере. Почему-то стоит всегда выбор у женщины и мужчины, что если заводишь ребенка, сначала сделай карьеру. Вот сейчас есть такая трансляция. И вы знаете, сейчас целые движения, и у нас движение, которое в Петербурге существует, очень активно на периферии развивается, я знаю, в других городах активисты движения есть. Они объединяют вокруг себя людей, которые как раз хотят жить для себя. И они транслируют и делают массу передач, в том числе и в СМИ о том, как человек будет зависеть от ребенка и сколько лет он будет потом мучаться и от чего он отказался. То есть люди говорят: да, я родил ребенка. В это движение вступают люди, у которых есть дети, но они их отдали бабушке или на воспитание еще кому-то. И представляете, они говорят: да, я родил ребенка и поэтому потерял то-то, то-то, то-то.
Татьяна Вольтская: Нужно ли как-то бороться с такими установками — в общем, самоубийственными для любой страны с тяжелой демографической ситуацией, особенно для России?
Любовь Костина: Какой смысл бороться с тем, что уже существует, с этим движением, с этим обществом, с любыми другими видениями семьи. У нас распространена гостевая семья, люди просто встречаются на выходных и все, считают себя семьей. Зачем с ними бороться, если есть параллельные люди, подростки, которые еще не определились, они не знают, как себя вести, не знают, в какую область они хотели бы перейти. Они не будут просто вступать в эти движения. С этим движением не надо бороться, они изживут сами себя.

Татьяна Вольтская: Что можно предложить взамен?

Любовь Костина: Это как раз школа потенциального супружества и школа потенциального родительства. Нужно вводить так называемое образование. Сейчас в Англии идет тенденция к тому, чтобы вводить образование детей с пяти лет в области дальнейшей семейной жизни. Их готовят быть членами семьи, супругами, родителями, начиная с пяти лет. У нас пробовали вести уроки этики, психологии семейной жизни, но поскольку не было системы, не было четко выстроенной концепции, что он в этом возрасте будет знать, что в этом, к сожалению, эти уроки сами себя изжили и они ушли из школы. Если обращать внимание не на половое воспитание, не раздавать презервативы в школах, а как раз на то, чтобы человек сам себя познал, понял. В конце концов, есть люди, которые готовы к семейной жизни, есть люди, которые никогда не будут в семейной жизни, ну что такого? Вот те, кто готовы, им нужно помочь подготовиться.

Татьяна Вольтская: Наверное, при этом нужно говорить о какой-то относительности только. Многих вещей мы сами о себе не знаем и никогда не узнаем, пока не попробуем, когда мы вступим в брак или заведем детей, тут-то окажется, что мы либо такие родители, которых никто не подозревал, либо как ни стараемся, не можем.

Любовь Костина: Может быть. Самое важное – это установки, а установки рождаются в семье. А если семья никаких установок ребенку не выдает, значит должен быть кто-то, кто придет в школу, в детский сад и будет эти установки в нем вырабатывать. Если у ребенка будет с пяти лет вырабатываться установка на родителя и он будет хотеть быть родителем, как дети, которых потряс воспитатель, они через всю жизнь пронесли и стали воспитателем. У меня племянница такая. Вот если они будут в восторге от родительства – вот это установка. А дальше свобода выбора, чувствует в себе человек эту потребность, он выбирает сформированную установку.

Татьяна Вольтская: Но пока мы имеем данность — все увеличивающуюся группу молодых людей, не склонных или не способных к созданию семьи. К этому их подталкивает сама жизнь — жесткая, не оставляющая человеку времени для внутреннего, частного, семейного пространства, а также их собственный семейный опыт, — считает доцент факультета социологии государственного Петербургского университета Ольга Безрукова.
Ольга Безрукова: Они сами из семей специфических тоже, там, где родители ориентированы были на равные партнерские отношения. Как правило, это дети из семей, где родители разведены, по крайней мере, чаще всего. Это дети единственные в семьях. Это дети, которых воспитывали в либеральных тенденциях и воспитание строилось по пути предоставления ребенку максимума свободы. Таким образом отношение к детям у этой группы детей и подростков формируется определенным образом, то есть ребенок как средство для решения моих личных и собственных проблем. Мы действительно в определенном обществе, в котором доминирующими тенденциями становятся неопределенность, отсутствие безопасности, давление рыночной стихии, вот этот мировой финансовый кризис, который совершенно не гарантирует нам ни работы, ни прочного семейного положения, стабильности. Соответственно, как в этих условиях работать с какими-то базовыми установками подростков, которые уже сформированы очень четко. То есть с одной стороны мы имеем людей, ориентированных на успех в рыночной сфере, но фактически эти же люди не ориентированы на эффективную семейную свою собственную роль и родительскую прежде всего, на супружескую, но не родительскую. В этом смысле действительно одна из самых серьезных проблем сегодняшнего времени. То есть по сути дела можно говорить о том, что рыночная экономика диктует необходимость всем становиться несемейными людьми. Потому что несемейный человек успешен, имеет массу свободного времени, хорошо обеспечен, не обременен семейными заботами, детьми и так далее. В этом смысле молодые люди, большая их часть ориентированы на требования сегодняшнего времени.

Татьяна Вольтская: И получается, что стремление к деловым, партнерским отношениям, равным отношениям, они тоже не помогают семье?

Ольга Безрукова: Знаете, может быть изначально так было. Например, если возьмем того же Парсенса, он говорил о стабильности семьи, если в семье есть типично мужские, типично женские роли. Типично женские экспрессивные, типично мужские инструментальные, что позволяет семье быть стабильной. Вот я сейчас веду исследования с родителями, первые результаты по многодетным семьям показывают, что в этих семьях четкое деление на такие четкие традиционные роли. Но если мы имеем роли партнерские, когда мужчина и женщина фактически не меняются ролями, но они уравниваются в этих ролях, то фактически мы имеем снижение рождения детей и снижение экспрессивных функций, в частности, например, у женщины и снижение тех же инструментальных функций у мужчины. Экспрессивные – это умение любить, заботиться, эмоциональная поддержка, то, что присуще женщине с точки зрения традиционной культуры. А инструментальная – это то, что сегодня в нашей культуре понимается под добытчиком, кормильцем в семье, человеком, который ее организует, ведет, ответственен за нее и так далее. В традиционной культуре, в частности, в той же православной являлось стержнем организации семейной жизни.

Татьяна Вольтская: Получается неутешительная картина. Получается, что какое-то отмирание семьи, ее развал.

Ольга Безрукова: Я так не могу сказать. Как раз результаты показывают, что около 90%, они все-таки ориентированы на семейный образ жизни. То есть это все-таки достаточно много. И даже те, кто затруднились ответить, они так или иначе выбирали ту или иную модель семьи. То в принципе они ориентированы на создание семьи, на семейный образ жизни, только он действительно у всех разны, тем более у всех разный опыт в своей собственной семье. Большой процент взрослых людей, родителей хотели создать семью детоцентристскую, а в итоге создали супружескую. Это говорит о том, что люди хотели больше внимания уделять детям, а в итоге сама среда, рыночная ситуация, в которой мы живем, вынудил людей выбирать внесемейные роли.
Татьяна Вольтская: Тенденция не включать семейные ценности в число значимых в масштабе государства очень опасна, — считает заведующая кафедрой педагогики и психологии семьи Российского государственного педагогического университета имени Герцена Ирина Хоменко.
Ирина Хоменко: Я познакомилась с одной девушкой, ей 16 лет, и она сказала: вы знаете, я вообще не собираюсь замуж выходить, ребенка рожать. Я сказала: в этом возрасте странные установки. Причем это не было совсем поспешное решение, то есть это продуманная стратегия. Потому что дети отнимают ресурс у человека – это понятно. А молодые ребята, которые привыкли, что весь ресурс вокруг них крутится родительский и общественный, им тяжело отдать добровольно, они не привыкли делиться.

Татьяна Вольтская: Не получится ли так, что эта установка на то, что мы такие самостоятельные, такие самодостаточные, так себя хорошо познаем и у нас все развалится и семьи не будет.

Ирина Хоменко: Я считаю, что, конечно, в большей степени человек – это животное общественное. Я однажды попала на форум случайно, где молодой человек 32 лет написал, что он не собирается заводить семью, не собирается заводить детей. И там началось такое бурно обсуждение, все пытались ему объяснить, какой он несчастный. И этот человек начал доказывать: почему вы решили, что я несчастлив? Причем хорошо зарабатывает, это успешный человек. Каждый выбирает свою форму существования.
Татьяна Вольтская: Но вряд ли такая форма выгодна для государства, для общества, должно ли оно как-то ориентировать своих граждан на семью?
Ирина Хоменко: Конечно, я считаю, что государство должно обязательно ориентировать. Потому что семья, она вообще любое сообщество, которое есть у человека, а семья – это то сообщество, которое дается ему по факту рождения. Поэтому, мне кажется, что государство обязательно должно давать молодым людям такие установки, которые помогли бы ему не остаться в вакууме в результате. Пусть они ищут себя. Сейчас основная проблема, что разделяются такие понятия, как семья и работа. Очень часто женщина говорит я не могу разделиться между семьей и работой. Но если повернуть по-другому вопрос, если мы задумаемся, для чего создается семья, мне кажется, он создается для поддержки человека. Когда несколько человек, одно поколение, другое поддерживают другого. И когда происходит взаимообмен и мы учим детей меняться ресурсами, мы учим и принимать помощь и отдавать, в этом случае человек может выполнять свою социальную функцию в виде работы, самореализации более успешно, потому что хорошая семья всегда питает человека. И выбора между работой и семьей, мне кажется, что не может быть. Потому что человек создает те условия, я сама помню по своему опыту, мне друзья очень много помогали, когда ребенок был маленький и я с чужими детьми сидела. Конечно, надо учить этому детей. И то, что в нашей школе есть предмет математика и даже экономика, иностранный язык. И мы учим ребенка английскому языку, но не учим его языку взаимоотношений – это самый большой парадокс, который мне представляется на сегодня.

Татьяна Вольтская: А где-то учат?

Ирина Хоменко: Да, в Британии с пятилетнего возраста начинают готовить детей к семейной жизни. Воспитания человека как гражданина, ориентированного на воспитание детей, оно должно вестись с самых ранних лет. Потому что до пяти лет формируется уже представление о своей роли.
Татьяна Вольтская: Говорила заведующая кафедрой педагогики и психологии семьи Российского государственного педагогического университета имени Герцена Ирина Хоменко.

Российские медики бьют тревогу: в стране уровень бесплодных пар репродуктивного возраста на 2% превысил 15-процентный уровень, что по критериям ВОЗ считается угрозой национальной безопасности страны. Помочь могут разве что марихуана и экстракорпоральное оплодотворение.

О проблемах зачатия, в частности, говорил руководитель Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН, главный акушер-гинеколог России, вице-президент РАМН, академик Владимир Кулаков в интервью «Российской газете». «Сейчас в России 78 млн женского населения. Из них репродуктивного возраста, то есть от 15 до 49 лет, — 39,1 млн, среди которых бесплодных, по самым суровым подсчётам, — 6 млн… Есть ещё 4 млн бесплодных мужчин. То есть 15% семейных пар страдают бесплодием. Это критический уровень. У нас рождаемость 10,3 на 1000 населения, а смертность 16 на ту же тысячу. Каждый год мы теряем 750 000—800 000 людей».

Другие эксперты говорят не о 15%, а о 17 или даже 18% бесплодных пар. Корректной статистики нет. Но очевидно, что проблема существует. В этом мы не одиноки.

Международные исследования, проводившиеся в последние годы в развитых странах, показали, что во всём мире не менее 70 млн супружеских пар не могут иметь своих детей. А диагноз «бесплодие» уже можно поставить примерно миллиарду человек. В США, по данным Центра вспомогательных репродуктивных технологий при университете штата Мериленд, число бесплодных пар составляет около 10%.

В России, утверждают медики, с каждым годом количество бесплодных возрастает примерно на 250 000. Вот эта тенденция наводит на мрачные размышления.

Диагноз «бесплодие» может быть поставлен супружеской паре в том случае, если они на протяжении 12 месяцев систематической половой жизни не смогли добиться зачатия ребенка. Длительность периода в один год была определена статистически, для того чтобы выявить, сколько пар добивается беременности за время активных попыток в течение разных промежутков времени. Выяснилось, что 30% «соискателей» достигают желанной цели в первые три месяца попыток, 60% — в следующие семь месяцев, и 10% — за последние пару-тройку месяцев. Если же за год паре так и не удается получить желаемого результата, её признают условно бесплодной.

Совсем недавно специалисты предполагали, что чаще всего в проблеме бесплодия «виноваты» женщины. Последние исследования опровергли это утверждение, показав, что это заболевание имеет такую же частоту развития и у мужчин. Как известно, женское бесплодие в 30—40% случаев провоцируется эндокринными нарушениями и в 20—60% — трубными недугами. Последствия гинекологических болезней вызывает этот диагноз в 15—30% случаев. Реже всего проблема возникает по идиопатическим причинам и на фоне иммунологических проблем.

У мужчин обычно бесплодие в 42% случаев диагностируют по причине варикоцеле, 14% — из-за непроходимости семяпроводящих путей, а 13% — из-за проблем со здоровьем половых органов. Иногда мужское бесплодие объясняется и идиопатическими причинами — примерно в 23% случаев. Исходя из того, что во многих случиях проблемы с зачатием связаны с бесплодием у мужчины, учёные всего мира ищут эффективные способы решения этого вопроса. Недавно было доказано, что помощь можно найти даже в марихуане. Оказывается, каннабиноидный рецептор СВ2 участвует в регуляции сперматогенеза (процесса развития сперматозоидов). Это выяснили учёные из Римского университета «Тор Вергата». Специалисты провели эксперимент на трёх группах мышей. Животных из первой группы лечили специфическим активатором СВ2-рецепторов. Второй группе вводили специфический ингибитор, подавляющий активность каннабинодных рецепторов. Мыши из контрольной группы получали только солевой раствор. Исследование показало: у животных, которым вводили активатор СВ2-рецепторов, сперматогенез ускорялся. А во второй группе данный процесс замедлялся. Исследователи надеются, что их открытие поможет в разработке новых методов лечения бесплодия, добавляя при этом, что частое курение марихуаны негативно влияет на фертильность

Одна из основных причин женского бесплодия на сегодняшний день — маточные трубы. Статистика гласит, что каждая четвёртая пара не может иметь детей из-за их непроходимости. Причин трубной непроходимости множество. Одна из них — широкое распространение венерических заболеваний. Их последствия и ведут к возникновению этой проблемы. Искусственные маточные трубы пока не изобрели. Попытки заменить их аналогами производились ещё в 70-х годах прошлого века, однако функциональность искусственных маточных труб оставляла желать лучшего, а операция по вживлению искусственных маточных труб приносила больше вреда, чем пользы. Специалисты всего мира пытаются решить проблему бесплодия из-за непроходимости маточных труб при помощи современных хирургических методов либо применяя ЭКО.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) признала экстракорпоральное оплодотворение самым эффективным методом лечения бесплодия. Кроме того, уникальность данного метода лечения заключается в том, что вероятность наступления беременности после проведения процедуры ЭКО почти в два раза выше, чем в естественных условиях!

«Минимально на 1 млн населения надо делать 1500 циклов ЭКО, — считает гендиректор Центра семейной медицины Игорь Портнов. — В среднем пары делают три-четыре попытки, а за год можно сделать не больше двух-трёх таких попыток. Экономическая ситуация в стране никак не повлияла на цены по услугам искусственного оплодотворения. В среднем по России стоимость ЭКО не превышает 2000 долл. Например, в Свердловской области это около 130 000 руб., в Челябинской — 107 000, а в Санкт-Петербурге — 119 000. Для сравнения: например, в США такие услуги стоят около 8000 долл. в государственных и до 20 000 долл. — в частных больницах. В последнее время многие зарубежные пары приезжают в Россию для проведения ЭКО в связи с более низкой стоимостью этой процедуры. Пока это не более двух десятков пар из Германии, Израиля, северных регионов Казахстана и США. В основном, это выходцы из стран СНГ и бывшего СССР».

Tatiana Poznanina 8 4 года назад художник

1) В биологическом смысле – для того, чтобы жизнь продолжалась. Если смотреть широко, то это та же причина, по которой вы стремитесь продолжать свое собственное существование (едите, защищаетесь). К примеру, вы считаете себя не таким уж плохим для того, чтобы продолжать жить. Так же может быть, что вы ещё и считаете свои гены настолько хорошими, что стремитесь продлить их существование.

2) В психологическом смысле – это может помочь с такими экзистенциальными проблемами, как смерть (путем обретения символичкого бессмертия), смысл (обретение важной миссии выращивания нового человека) и изоляция(обретение родного существа). Все это может снизить тревогу и сделать вас более удовлетворенным жизнью.

3) В социально-философском смысле – для того, чтобы хороших людей стало больше. Если вы не только считаете свои гены достаточно хорошими, но и оцениваете достаточно благоприятной ситуацию, а так же считаете себя обладающим достаточными материальными и психическими ресурсами, имеете основания полагать, что будете хорошим родителем. Проще говоря, если вы считаете, что ваши шансы создать хорошего (счастливого) человека высоки. Лично мне эта причина кажется достойной, но я не осуждаю людей, которых подталкивают первые две, ведь инстинкты и страхи очень сильны и, как и все механизмы всего живого, направлены на то, чтобы жизнь продолжалась.

Почти каждый десятый россиянин не хочет иметь детей. Таковы итоги опроса «Левада-центра». Надо признать, что в последнее время желающих прожить свою жизнь, не осложняя её детскими проблемами, становится всё больше и больше.
Почему люди не хотят иметь детей? А впрочем, обязаны ли они это делать в обязательном порядке?

Причины для мужчины

Если верить психологам, то отцовский инстинкт у мужчин и в самом деле развит слабее, чем материнский. И порой он просыпается только с появлением ребёнка на свет. Или даже спустя некоторое время, когда с ребёнком уже можно общаться.
Однако упорное нежелание некоторых представителей сильного пола обзаводиться потомством чаще объясняется всё же иными причинами – от неприятного жизненного опыта до его сомнений в своих чувствах.

1. Боязнь ответственности

При этом мужчина – не обязательно эгоист, не привыкший заботиться о ком-то другом. Страх перед возможным отцовством бывает у мужчин, которые сами выросли без отца. Такой мужчина очень хотел бы стать хорошим папой, но, не имея образца в детстве, просто не знает, как этого достичь. Он не уверен в своих силах и плохо представляет, что потом делать с этим ребенком.

2. Неуверенность в чувствах

Мужчина либо еще не уверен в собственных чувствах по отношению к своей спутнице, либо уже не уверен. То есть он может стремиться проверить крепость семейных уз, перед тем как обзаводиться потомством, дабы потом не оставлять его без отца. Хотя не исключено, что в его жизни появилась другая, и он готовит пути к отступлению.
Поэтому если семейный стаж исчисляется всего годом, лучше всё-таки проверить свои чувства временем и только потом заводить детей. Ну, а если муж, который поначалу был не против ребёнка, вдруг наотрез отказывается стать отцом, скорее всего, он действительно приготовился к смене семейного судна. Однако рожать ребёнка для того, чтобы его удержать, не стоит ни в коем случае.

3. Нужно встать на ноги

Некоторые мужчины откладывают рождение ребёнка, мотивируя это тем, что сначала нужно «встать на ноги». Они привыкли брать ответственность за состояние семьи на себя и искренне боятся, что не потянут её увеличившийся бюджет.
Кстати, порой причиной таких сомнений могут быть повышенные материальные запросы жены.

4. Хватит и одного

Часто мужчины, у которых уже есть ребёнок от предыдущего брака, больше не стремятся примерить на себя роль папы. Если прошлый брак выдался не слишком удачным, то ребенок у мужчины может ассоциироваться, в первую очередь, с многочисленными трудностями и обязанностями. Поэтому он может и не гореть желанием вновь всё это пройти. А некоторые в таких случаях и просто не видят в этом необходимости – ребёнок-то у них уже есть.

5. Не уступлю
Некоторые мужчины заранее воспринимают будущего ребёнка как соперника. Они боятся, что после рождения малыша всё внимание, которое до этого доставалось только им, будет уделяться исключительно этому крохотному существу.
С одной стороны, у многих женщин действительно существует установка, что с рождением ребёнка всё её внимание принадлежит только ему. Что происходит с мужем, что он чувствует, о чём переживает, женщину теперь не интересует.
Однако по большей части отношение к ребёнку как к сопернику говорит о глубинном инфантилизме мужчины. Он сам ещё не повзрослел и не готов взять ответственность не только за жизнь другого, но и за собственную.

Материнский инстинкт отдыхает

Как правило, от возможности почувствовать себя мамой женщины отказываются по нескольким причинам.

1. Не хочу жертв

Нежелание лишать себя комфорта – сегодня одна из главных причин, по которой современные женщины отказываются от материнства.
Многие женщины честно признаются, что просто не готовы к жертвам и трудностям, которых требует рождение ребёнка. Тем более что это неминуемо повлечёт некоторое ухудшение материального положения, вызовет необходимость экономить и т.д. Причём чаще всего так рассуждают представительницы слабого пола, которые крайне далеки от черты бедности. Их средств вполне хватает на безбедное житьё, и отказываться от него ради ребёнка им не хочется.
Как правило, подобное отношение к материнству встречается у избалованных в детстве девочек. Всеобщую любовь и заботу она с младых лет воспринимает как должное. И, вырастая, не желает поступаться собственным комфортом, взваливать на свои плечи ответственность за кого-либо. Да она просто и не умеет эту ответственность ощущать.

2. Карьера важнее

Сегодня многие представительницы слабого пола без сожаления приносят материнство на алтарь карьеры. Одни всё-таки рожают детей, а потом оставляют их на попечение бабушек с дедушками или нянь, целиком погружаясь в освоение карьерных просторов. Наличие ребёнка избавляет их от упрёков в нежелании становиться мамами. Но на самом деле этот ребёнок им абсолютно не нужен.
Многие же и вовсе отказываются рожать детей, считая, что современная женщина прежде всего должна состояться как личность.

3. Я тебе не верю

Нередко представительницы слабого пола тянут с материнством, не будучи уверенными в собственном спутнике жизни – в его верности, способности содержать семью, заботиться о ребёнке и т.д.
Если мужчине со временем всё-таки удаётся развеять сомнения женщины, то она с готовностью решается стать мамой. Хотя не исключено, что, осознав полную несостоятельность избранника, она предпочтёт с ним расстаться.

4. Мне и так хорошо

Часто не торопятся с материнством девочки, которые росли в эмоционально холодной среде и недополучили от родителей внимания и ласки. Такие девочки обычно ещё в детстве игнорируют «девчоночьи игры» – в куклы, дочки-матери и так далее. Для родителей это должно стать явным сигналом, что у их дочери серьёзные проблемы с эмоциональной сферой.
В любом случае, если они рассчитывают в будущем понянчить внуков, им нужно с раннего детства не скупиться на проявление тепла и нежности по отношению к дочке.
Однако нередко люди, даже не испытывая желания становиться родителями, всё же решаются на этот шаг, чтобы избежать упрёков со стороны общественности. В результате прилёт аиста не приносит ничего, кроме несчастья.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *