Почему православные не любят католиков?

Красным цветом обозначены православные страны.

Согласно религиозным исследованием центра Pewresearch, 73% опрошенных белорусов считают себя православными христианами, 12% — католиками, и это при том, что верит в Бога меньшее количество людей, молится ежедневно вообще только каждый четвёртый. Насколько можно доверять этим цифрам, обсуждаем с Натальей Василевич, экспертом по конфессиональным вопросам, докторантом Боннского университета.

— Действительно ли можно говорить, что 73% белорусов считают себя православными?

— Всё так. В исследовании четыре категории: православные, католики, другие и те, кто не относит себя ни к каким конфессиям. Действительно, мировые исследования и белорусские социологические опросы показывают такие цифры: 70-75% православных, 12-15% католиков и другие. С конца 90-х число тех, кто себя не относит к религии, сокращается, такая тенденция есть, опросы это показывают. Тут вопрос в том, насколько в жизни людей, которые себя определяют православными, религия имеет значение и насколько это влияет на их быт, ценности и политические взгляды.

— Но при этом в Бога верят менее 60%!

— Это типичная проблема всех таких опросов. Главным критерием, что человек относится к конфессии, является его заявление об этом. Если человек говорит, что он православный, его записывают православным. Он может быть антиправославным в своих убеждениях — не верить в основные догматы православной церкви, даже не быть крещёным, быть со взглядами, которые противоречат православному учению. Но это исследователей не интересует. Их интересует, как человек к чему-то относится. Поэтому останавливаются на том, что человек сам себя называет.

— Уменьшилось количество атеистов и увеличилось количество православных в странах с преобладающим православием, а количество католиков в странах преимущественно католических наоборот снизилось. Почему?

— Это опять вопрос критериев. Католическая церковь выдвигает более жёсткие критерии к своим верующим и постоянно напоминает, что значит быть католиком. Например, в Германии, если ты не платишь налог на католическую церковь и не регистрируешь себе католиком, ты не имеешь права участвовать в таинствах и не числишься членом католической церкви. Ты можешь верить в Бога, быть крещёным, но вот тебе критерий. И люди говорят, ну ладно, нам такое не нравится, мы не будем платить налог, и пусть считают нас кем хотят. Католическая церковь постоянно выдвигает какие-то требования. Более обязательным является участие в таинствах для католиков, в католических семьях на этом делается больший акцент. Тут вопрос в том, что католики в Беларуси — меньшинство, и им нужно больше подкреплять свою идентичность, или потому что католическая церковь больше ориентирована на дисциплину, чем православная.

Но действительно, православным быть легко. Достаточно назвать себя православным. Православная церковь не пытается ограничить свою численность и сказать: «Нет, если вы так делаете или не делаете того и того — вы не православный». Даже количество людей, которые пришли на пасху освятить продукты, напротив церковь пытается эту массу себе приписать. И не важно, как часто ты ходишь. Может и лучше, что ты такая анонимная масса и не находишься в очень близкой связи с православной церковью. Мы видим: среди тех, кто причисляет себя православными, только 54% признают московского патриарха в качестве высшего авторитета в своей церкви. То есть только 54% из всех православных.

Быть католическим атеистом труднее, чем быть православным атеистом. Поэтому католикам лучше сказать, что я не отношу себя к церкви и как-то дистанцироваться. А у православных такого нет. Если взять эти данные, то можно заметить, что православная идентичность не столько церковная, сколько культурная, а католическая идентичность связана непосредственно с церковной институцией костёла.

— Из стран в исследовании наиболее выделяется Чехия, где 72% говорят, что не имеют отношения ни к какой религии. Таких цифр даже близко нет в других странах.

— Там люди серьёзнее относятся к религии. Это необходимость разделять учение и проявлять себя в религиозной жизни. С давних времён Чехия показывала не очень высокий уровень тех, кто себе позиционирует принадлежащим к какой-то религии. Там большое число атеистов, но в Беларуси такие атеисты называют себя православными. Когда человек говорит: я не верю в Бога, но я православный, я не верю в Бога, но я не атеист. У него нет связи между содержанием веры и тем, как он себя позиционирует. Но если тебя спросят, ты кто? Ну, я православный.

— На какие цифры ещё следует обратить внимание?

— Мне было интересно сравнивать Беларусь с Украиной и Россией. Беларусь практически по каждому пункту не показала ни самой большой цифры, ни самой маленькой. Беларусь всегда находится где-то посередине. И такие страны, как Беларусь, они зависят от тенденций, в том числе, в религиозной жизни, которые происходят у их соседей.

Очень интересные цифры по Украине, где до 2014 года украинская православная церковь московского патриархата была основной конфессией и наибольшее количество людей определяло себя принадлежащими к этой Церкви. В настоящее время в Украине произошёл коллапс Московского патриархата. Только 17% определяют патриарха Кирилла, как духовного лидера, а 46% — своего национального патриарха Киевского Филарета, который возглавляет канонически непризнанную в православном мире церковь. Фактически, после событий 2014 года (Майдан, Крым, война) Московский патриархат потерял свои позиции в Украине, и из серьёзной силы он превратился в небольшую группу последователей. Потерял все свои позиции. Мы видим, что за два-три года это стало возможным. Люди меняются, и какие-то внешние события или серьёзные события в их жизни меняют отношение к религиозным организациям весьма значительно. При том, что Беларусь пока сохраняет высокую степень лояльности к Московскому патриархату, это может очень быстро измениться. Хотя и 54% — не так много. Люди не настолько заинтересованы в патриархе Кирилле как в лидере и, думаю, тенденция будет возрастать.

В Беларуси православные и католики во многих вопросах похожи. Нельзя сказать, что есть какая-то православная политическая идентичность или католическая. Взгляды человека не сильно зависят от религиозной принадлежности. Хотя бытует стереотип, что православные против демократии, а католики больше прозападные. На самом деле, такой разницы нет.

Виталий Ругайн, euroradio.by

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально? Пиши в наш Телеграм

Довольно легко предположить, что это было в 16 веке.

Хотя Рим требовал легитимности из-за преемственности Святого Петра, он был опустошен варварскими нашествиями, и центр христианского мира переместился на восток в Константинополь, в относительно более мирную и процветающую Восточную Римскую империю (или Византийскую). Римская церковь разработала свои собственные различные ритуалы, и соперничество усилилось с Константинополем, закончившись в 1054 году Великим расколом. Каждый из них считал себя истинным, а восточный был известен как православный (по-гречески: правильный путь), в отличие от католического (по-гречески: универсальный).

С тех пор западное христианство развило сложную цивилизацию, тогда как Восток пришел в упадок, в свою очередь уступив монгольским и тюркским нашествиям. В средневековой Европе Папа был высшим политическим лидером, и его слово было сказано во внутренних делах королей. В случае несоблюдения, отлучение от церкви было серьезной угрозой для правителей, поскольку это лишило бы их легитимности. Церкви принадлежало также около четверти земли, и значительная часть населения жила и работала в монастырях и монастырях. Он собирал налог со всех доходов, известных как десятину.

Богатство церкви достигло своего пика после открытия Америки. В то время католическая церковь стала полностью коррумпированной, как известно, во времена правления Александра VI Борджиа (Кто был самым скандальным папой в истории?). В 1517 году Мартин Лютер навсегда подорвал свою власть, провозгласив протестантскую реформацию. Католическая церковь потеряла северную половину Европы, и все ее товары были захвачены королями и государствами. Это, однако, компенсировало огромное богатство, которое пришло из Америки под испанско-португальским господством.

Экстравагантное изобилие католической церкви в эпоху Возрождения можно увидеть в ее монументальном храме в Ватикане, который затем был перестроен в беспрецедентных масштабах. Мало того, что это было самое большое сооружение во всей Европе, но оно было щедро украшено самыми эксклюзивными художниками (такими как Микеланджело с Сикстинской капеллой). Это была самая большая в мире библиотека.

Реформация была не только финансовым и политическим ударом, но и моральным. Протестанты стали более этичными, более грамотными, более современными и открытыми для науки. Они сделали Библию доступной для всех, разрешив переводы, тогда как все было на латыни. Они проводили службы на местных языках. Католическая церковь пыталась подтолкнуть реформистские порядки, подобно иезуитам, основанным Игнасио де Лойолой. Но он дискредитировал себя страшной инквизицией, тщетно преследовал протестантов и угнетал ученых (Джордано Бруно, Галилей). Это перестало быть политической силой, и пыталось противостоять строгому духу Реформации, продвигая обильную тенденцию барокко.

Спад пошел еще дальше в 18 веке с Просвещением, триумфом философов, распутников и масонов. Поскольку попытки Церкви запретить книги оказались тщетными, она удовлетворилась списком книг, которые верующие не должны читать, что обычно увеличивало их продажи. Католическая церковь была жестоко преследована и почти отменена во Франции Революцией как союзник монархии. Папа был публично унижен и задержан Наполеоном. В конце концов, после объединения Италии католическая церковь была лишена своих последних территориальных владений и сохранила только символический государственный статус — Ватикан.

ПРАВОСЛАВНО-КАТОЛИЧЕСКИЙ ДИАЛОГ В КОНЦЕ XX ВЕКА

Kazakova T.S.

ORTHODOX — CATHOLIC DIALOGUE IN THE END OF THE XX-TH CENTURY

Ключевые слова: Русская Православная церковь, Римско-Католическая церковь, Ватикан, прозелитизм, униатство, апостольская администратура.

Key words: Russian Orthodox Church, Catholic Church, Vatican, _proselytism, Apostolic administration.

Аннотация

В статье рассматривается ход межрелигиозного диалога между Русской Православной и Римско-Католической церквями в конце XX века. Автор говорит об основных проблемах в отношениях церквей. Он отмечает, что, несмотря на сложившуюся напряженность, по некоторым вопросам представителям церквей удалось достигнуть результативного взаимодействия.

В 90-е гг. в отношениях между Русской Православной и Католической церквями происходят значительные перемены. Во многом, это связано с глобальными изменениями, произошедшими в СССР и повлекшими перестановку сил на международной арене. Политика «перестройки», проводимая М.С. Горбачевым в 1985-1991 гг., изменила диалог церкви и государства, а также положение Католической церкви в СССР

Важным событием международной жизни этого периода стала встреча в декабре 1989 г. М.С. Горбачева с папой Иоанном Павлом II, в результате которой были установлены дипломатические отношения между Советским Союзом и Ватиканом на уровне постоянных представительств1. Первым представителем СССР в Ватикане стал Ю.И. Карпов, в 1990 г. в Москву прибыл представитель Святого Престола архиепископ Франческо Колассуоно. Кроме того, на этой встрече прозвучало приглашение Иоанну Павлу II в будущем посетить Советский Союз2.

Стоит отметить, что эти шаги был связаны не с религиозными, а с политическими соображениями. Горбачев пошел на расширенный диалог с Ватиканом с целью подвести черту в холодной войне. В дальнейшем после распада СССР, Ватикан признал Российскую Федерацию его правопреемницей и установил те же дипломатические отношения уже с ней3. Одновременно дипломатические отношения были установлены с рядом стран бывшего СССР

Если на данном этапе наблюдается явное улучшение отношений между двумя государствами, то отношения между церквями начинают осложняться. Это было связано с несколькими причинами. Первой причиной стало расширение влияния Католической церкви на территории российского государства. Второй причиной можно назвать столкновение

2 Выступление М. С. Горбачева в Ватикане // Правда. — 2 декабря 1989 г. — С. 1 — 2

3 Discorso di Giovanni Paolo II al corpo diplomatico accreditato presso la Santa Sede // L’Osservatore Romano 12.1.1992. P. 6 — 7.

интересов церквей на территории Украины, где происходит активизация униатской ГрекоКатолической церкви. Таким образом, в отношениях РПЦ и РКЦ в 90-х гг. можно выделить две основные проблемы.

Говоря о корнях первой проблемы, стоит отметить, что Католическая церковь в начале 1990-х гг. смогла развить на территории Российской Федерации колоссальную активность, благодаря полной религиозной свободе и отсутствию государственной идеологии в постсоветской России. В апреле 1991 г. папа Иоанн Павел II назначил епископов для России, Украины, Белоруссии и Казахстана, где были восстановлены самостоятельные епархиальные структуры. В России они первоначально были учреждены в ранге Апостольских администратур. С этого времени на территории России стали осуществлять свою деятельность архиепископ Тадеуш Кондрусевич (Апостольский администратор для католиков Европейской части России с резиденцией в Москве) и епископ-иезуит Иосиф Верт (Апостольский администратор Азиатской части России с резиденцией в Новосибирске)4. Нужно отметить, что Иоанн Павел II выбрал именно этих епископов на должности в связи с тем, что они родились в Советском Союзе и знали реалии жизни в стране «изнутри».

Следствием открытия Апостольских администратур стало создание католических приходов, ряда католических учебных заведений и благотворительных организаций. Начинают развиваться католические средства массовой информации5. К 1995 г. католическая церковь имела на территории РФ уже более 200 приходов, в которых служили лица, около 90 % прибывшие из-за рубежа6. Кроме того, нарастает активность ряда монашеских орденов: иезуитов, ассумпционистов, доминиканцев, францисканцев, салезианцев и др. Эти ордена нередко осуществляли миссионерскую деятельность среди лиц, принадлежащих к Православной церкви по крещению или связанных с ней историческими духовными и культурными корнями. Русской Православной церковью такая деятельность воспринималась как прозелитическая, что вело к обострению отношений.

В 1995 г. в Московской духовной академии прошла консультация Всемирного Совета Церквей по проблемам прозелитизма, где были сформулированы определения этого явления. Тогда было заявлено, что прозелитизм есть «обращение христиан из одной конфессии в другую с использованием методов и средств, противоречащих принципам и духу христианской любви и свободы личности»7. Представители Московской патриархии выразили согласие с этим определением. Однако, рассматривая данную позицию, нужно обратить внимание на то, в каких реалиях существует Русская Православная церковь, а именно, что на территории Российской Федерации действует свобода вероисповедания, и граждане вправе выбирать к какой конфессии им примкнуть.

Католическая сторона же полностью отрицает само понятие прозелитизма, сводя его лишь к переманиванию из одной христианской общины в другую подкупом и бесчестными методами. В то же время католическая церковь считает, что имеет право заниматься миссионерством среди населения любой страны, так как у всех людей есть свобода выбора. Наиболее четко эту мысль развил в статье «Что я думаю о прозелитизме»8 священник Бернардо Антонини. Он доказывал необходимость проведения четкой грани между прозелитизмом, миссией и проповедью. Антонини говорил о том, что миссионерская деятельность Римско-Католической церкви является стремлением помочь всем нуждающимся, а не «крестовым походом». В связи с отсутствием единого мнения по вопросу прозелитизма, Русская Православная и Римско-Католическая церкви вступили в череду конфликтов, которые вели к еще большему ухудшению

4 Никифорова М.Е. Планетарное католичество: Ватикан и глобализация. — М., 2010. — С. 254-255.

5Орлова Л.В. Журналистика добровольного минимализма. — Независимая Газета Религии, 17.03.2010.

7Определение, выработанное Православной консультацией по миссии и прозелитизму, организованной Всемирным Советом Церквей и прошедшей 26-29 июня 1995 в Сергиеве Посаде.// Христианство в истории.

1995 г., № 4 С.80.

8 Антонини Б.Что я думаю о прозелитизме // Свет Евангелия. — 2000. — №37 . — С. 20.

отношений между церквями.

В дальнейшем проблема прозелитизма неоднократно обсуждалась на двусторонних встречах Московской Патриархии и Святого престола. Позиция Русской Православной церкви на встрече, состоявшейся 30-31 января 1995 года в Москве, сводилась к тому, что миссия Римско-Католической церкви должна быть направлена на тех, кто в силу своих национально-культурных корней принадлежит к традиционно католической пастве, а не на людей, имеющих православные корни и тем более крещенных в Православной церкви. На встречах в Риме и Москве в 1996 году Русская Православная церковь была вынуждена констатировать несоблюдение на практике Римско-Католической церковью обещаний относительно исключения прозелитических действий, что отразилось в официальных документах православной церкви9.Таким образом, можно придти к выводу, что названная проблема к концу XX века стала наиболее актуальной в отношениях между церквями и представляла серьезную угрозу для дальнейшего развития межхристианского диалога.

Не менее острой в этот период стала проблема, связанная с религиозным противостоянием на территории Украины. Она заявила о себе еще с самого начала православно-католического диалога в первой половине 1980-х гг. Однако наиболее серьезно встала на повестку на рубеже 80 — 90-х годов, когда была осуществлена легализация грекокатолических приходов на территории СССР10. Греко-католические церкви вышли из подполья и начали восстанавливать свои приходы и структуры на местах силовыми методами. Наиболее болезненно для православных этот процесс протекал на Западной Украине (Львовская, Тернопольская, Ивано-Франковская области, Закарпатье)11. Там дело доходило до массовых беспорядков, стычек, силовых захватов православных храмов, когда православные общины изгонялись просто на улицу, а в местной печати была развернута кампания по дискредитации православных Московского Патриархата. Такие грекокатолические газеты, как «Мета», «Верую», открыто называли их «пятой колонной Москвы», «агентами имперского влияния России»12.

В январе 1990 г. была предпринята попытка урегулирования проблемы путем создания четырехсторонней комиссии из представителей Московского Патриархата, Римско-Католической церкви, Украинской Православной церкви и католиков восточного обряда из Западной Украины. Однако вскоре греко-католики покинули эту комиссию под нажимом радикальных политических сил13. Движение «Рух» заявило, что в случае его прихода к власти все храмы будут отобраны у православных и переданы католикам восточного обряда14. По их мнению, не было никакой необходимости вести диалог с Православной церковью. Благодаря тому, что националисты пришли к власти, униатам удалось занять лидирующее положение в сфере религиозной жизни и на православие началось настоящее гонение.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Эта ситуация обсуждалась Смешанной Православно-Католической комиссией по

9 Из доклада Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго на Архиерейском Соборе Русской

Православной церкви 18-23.2.1997 // Русская православная церковь: . — Режим доступа:

ht.tp://www.mospat..nl/arcЫve/sobor_0Lht.m

10 Доценко Г. Конфессиональное многообразие как условие межконфессионального мира.

// Региональный Информационный Фарватор: / Григорий Даценко — Режим доступа:

http://fairwav.h1.rU/7/636 1.html (06.11.10)

/archiv/katolicinrus2.htm (06.11.10).

12 Комментарий Синодальной Богословской комиссии к документам диалога между Русской Православной и Римско-Католической церквами // Журнал Московской патриархии . — 1997. — № 12. — С. 26.

13 Заявление Священного Синода Московского Патриархата (в связи с выходом католиков восточного обряда из четырехсторонней Комиссии по урегулированию отношений между православными и католиками восточного обряда в Западных областях Украины и по поводу решения Львовского городского Совета народных депутатов от 6 апреля 1990 года) // Журнал Московской Патриархии. С. 14-15.

14В церковную жизнь пусть не вмешивается. Заявление духовенства и верующих Днепропетровской епархии Украинской Православной церкви // Журнал Московской патриархии., 1993. № . С. 25.

богословскому диалогу на заседаниях во Фрайзинге (1990 г.) и в Ариче (1991 г.), но итоговый документ по проблеме униатства — «Баламандское соглашение» — был принят в Баламанде (1993 г.). В нем как на богословском, так и на практическом уровнях объяснялось, что уния, будучи сродни прозелитизму, является недопустимой в жизни церквей. Униатство, как форма возвращения в лоно Католической церкви, была отвергнута авторами документа15. Однако, в документе не было перечеркнуто право восточных католических церквей на существование. Более того, была отмечена необходимость того, чтобы «эти церкви, как на местном, так и на вселенском уровне включились в диалог любви в духе взаимного уважения и вновь обретенного взаимного доверия»16.

На двусторонней встрече представителей церквей в 1995 г. была выражена твердая убежденность следовать принципам, положенным в основу «Баламандского соглашения», который открывал путь к разрешению подобных ситуаций. Делегации констатировали, что повседневная практика не всегда соответствует призывам этого документа «избегать насилия, каким бы оно ни было — физическим, словесным или моральным, а также всего, что может способствовать пренебрежительному отношению к христианам»17. Кроме того, участниками встречи было высказано требование невмешательства светских властей Западной Украины во внутрицерковные проблемы. Обсуждение продолжилось на встречах представителей церквей в следующем году. Итогом этих встреч стало решение пригласить иерархов Украинской Православной церкви и Греко-католической церкви Украины на совместное совещание с представителями Русской Православной церкви и Ватикана для попытки прямого разрешения вопроса.

В 1998 г., с 15 по 20 июня проходило очередное заседание Координационного комитета Смешанной комиссии по богословскому диалогу, посвященное названой проблеме. Члены Координационного комитета продолжили труды Пленума Смешанной комиссии. Участники комиссии не выработали практических мер по вопросу униатства, а коснулись только богословской стороны вопроса. Было признано, что возникновение, организация и миссия католических церквей восточного обряда представляет собой препятствие в диалоге, поскольку униатизм несовместим с экклесиологией неразделенной Церкви. В то же самое время участники заседания согласились с тем, что католические церкви восточного обряда, находящиеся в полном общении с римским престолом, должны иметь соответствующие обязанности, касающиеся, в частности, экуменического диалога.

Также в официальных документах активно начинает рассматриваться возможность встречи глав двух церквей — Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Святейшего Папы Римского Иоанна Павла II. Русская Православная церковь пришла к выводу, что проведение встречи глав церквей в данный момент невозможно18.

Несмотря на то, что отношения между Русской Православной и Римско-Католической церквями осложнялись уже назваными проблемами, по некоторым вопросам представители церквей пришли к единому мнению.

На рубеже веков, в силу социально-политических изменений, происходит активизация многочисленных религиозных движений и сект. Делегации РПЦ и Ватикана были вынуждены констатировать, что этот факт несет серьезную опасность для внутренней жизни христианских общин. В этом отношении было отмечено сходство религиозной ситуации в России и в ряде стран Латинской Америки. Отдавая отчет в реальности угрозы религиознонравственным основам христианских общин, делегации пришли к выводу о необходимости проведения межконфессиональной конференции с участием богословов, историков церкви и специалистов в области миссии.

15 Православие и католичество. От конфронтации к диалогу: хрестоматия / Под ред. А. Юдина. — М., 2005. — С. 310.

16 Там же. С. 311.

17Там же. С. 314.

Во второй половине 90-х гг. все больший объем в диалоге двух христианских церквей принимает совместная подготовка церквей к 2000-летнему юбилею христианства. В связи с этим каждой из церквей были образованы юбилейные комиссии. Кроме того, 15 сентября 1999 г. состоялась встреча председателя отдела внешних сношений митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла с архиепископом Миланским кардиналом Карло Мария Мартини, во время которой обсуждалось состояние межхристианского диалога накануне Великого Юбилея Пришествия в мир Христа. В октябре того же года Москву посетил Чрезвычайный и полномочный посол Итальянской Республики в Российской Федерации Джанкарло Арагона. Несмотря на то, что этот визит касался вопросов внутренней и внешней политики в контексте российско-итальянских отношений, Арагона встретился и с представителями церкви. Самой значительной для этого периода стала встреча Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Государственного секретаря Святого Престола кардинала Анджело Содано в Москве.

Исходя из всего перечисленного, можно сделать ряд выводов. В рассмотренный период отношения между церквями терпят коренные перемены. На фоне налаживания дипломатических отношений между Советским Союзом, а затем Российской Федерацией и Ватиканом происходит ухудшение отношений между Русской Православной и Римско-Католической церквями. На наш взгляд, это связано с активизацией деятельности Католической церкви на территории России и Украины в первой половине 90-х, а также нежеланием Ватикана вести реальный диалог с Русской Православной церковью, основанный на уважении и равноправии. В то же время во второй половине 90-х годов наблюдалось результативное взаимодействие церквей по некоторым проблемам. Это касается совместной подготовки к 2000-летию христианства и противодействия религиозным сектам.

Библиографический список

1. Discorso di Giovanni Paolo II al corpo diplomatico accreditato presso la Santa Sede // L’Osservatore Romano 12.1.1992. P. 6 — 7.

2. Discorso al Presidente del Soviet Supremo dell’URSS Michail Gorbaciov, Venerdi, 1

dicembre 1989 // The Holy See . — Режим доступа: http://www.vatican.va/

holy_father/j ohn_paul_ii/speeches/1989 /december/documents/hf_jp-ii_spe_19891201_presid-ent-gorbaci ov_it.html

3. Антонини Б. Что я думаю о прозелитизме // Свет Евангелия. — 2000. — № 37. -С. 20 — 24.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. В церковную жизнь пусть не вмешивается. Заявление духовенства и верующих Днепропетровской епархии Украинской Православной Церкви // Журнал Московской Патриархии., 1993. № . С. 25 -26.

8. Заявление Священного Синода Московского Патриархата (в связи с выходом католиков восточного обряда из четырехсторонней Комиссии по урегулированию отношений между православными и католиками восточного обряда в Западных областях Украины и по поводу решения Львовского городского Совета народных депутатов от 6 апреля 1990 года) // Журнал Московской Патриархии. С.14-15.

10. Комментарий Синодальной Богословской комиссии к документам диалога между Русской Православной и Римско-Католической церквами // Журнал Московской патриархии . — 1997. — № 12. С. 26-28.

12. Никифорова М.Е. Планетарное католичество: Ватикан и глобализация. — М., 2010. —

320 с.

13. Определение, выработанное Православной консультацией по миссии и прозелитизму, организованной Всемирным Советом церквей и прошедшей 26-29 июня 1995 в Сергиеве Посаде // Христианство в истории. — 1995. — № 4. — С. 78-80.

14. Орлова Л.В. Журналистика добровольного минимализма. — Независимая Газета Религии, 17.03. 2010.

16. Православие и католичество. От конфронтации к диалогу: хрестоматия / ред. А. Юдина. — М.: ББИ, 2001-2005.

В странах СНГ большинство людей знакомо с православием, но о других христианских деноминациях и нехристианских религиях знают мало. Поэтому вопрос: «Чем отличается Католическая Церковь от Православной?» или говоря проще «отличие католицизма от православия» — католикам задают очень часто. Попытаемся ответить на него.

Прежде всего, католики — это тоже христиане. Христианство делится на три основных направления: католичество, православие и протестантизм. Но не существует единой Протестантской Церкви (протестантских деноминаций в мире несколько тысяч), а Православная Церковь включает в себя несколько независимых друг от друга Церквей.

Кроме Русской Православной Церкви (РПЦ), есть Грузинская Православная Церковь, Сербская Православная Церковь, Греческая Православная Церковь, Румынская Православная Церковь и т.д. Управляются Православные Церкви патриархами, митрополитами и архиепископами. Не все Православные Церкви имеют общение друг с другом в молитвах и таинствах (что необходимо для того, чтобы отдельные Церкви были частью единой Вселенской Церкви согласно катехизису митрополита Филарета) и признают друг друга истинными церквями.

Даже в самой России Православных Церквей несколько (сама РПЦ, Русская Зарубежная Православная Церковь и т.д.). Из этого следует, что мировое православие не имеет единого руководства. Но православные считают, что единство Православной Церкви проявляется в едином вероучении и во взаимном общении в таинствах.

Католичество — это одна Вселенская Церковь. Все ее части в разных странах мира находятся в общении между собой, разделяют единое вероучение и признают Папу Римского своим главой. В Католической Церкви есть деление на обряды (общины внутри Католической Церкви, отличающиеся друг от друга формами литургического поклонения и церковной дисциплиной): римский, византийский и др. Поэтому есть католики римского обряда, католики византийского обряда и т.д., но все они являются членами одной Церкви.

Теперь можно говорить об отличиях:

1) Итак, первое отличие между Католической и Православной Церквями состоит в различном понимании единства Церкви. Для православных достаточно разделять одну веру и таинства, католики в добавление к этому видят необходимость в едином главе Церкви – Папе;

2) Католическая Церковь отличается от Православной Церкви своим пониманием вселенскости или кафоличности. Православные утверждают, что Вселенская Церковь «воплощена» в каждой поместной Церкви, возглавляемой епископом. Католики добавляют, что эта поместная Церковь должна иметь общение с поместной Римско-католической Церковью, чтобы принадлежать к Вселенской Церкви.

3) Католическая Церковь исповедует в Символе Веры, что Дух Святой исходит от Отца и Сына («филиокве»). Православная Церковь исповедует Духа Святого, исходящего только от Отца. Некоторые православные святые говорили об исхождении Духа от Отца через Сына, что не противоречит католическому догмату.

4) Католическая Церковь исповедует, что таинство брака заключается на всю жизнь и запрещает разводы, Православная Церковь в отдельных случаях разводы допускает;

5) Католическая Церковь провозгласила догмат о чистилище. Это состояние душ после смерти, предназначенных для рая, но еще не готовых к нему. В православном учении чистилища нет (хотя есть нечто похожее — мытарства). Но молитвы православных за умерших предполагают, что есть души, находящиеся в промежуточном состоянии, для которых еще есть надежда попасть в рай после Страшного Суда;

6) Католическая Церковь приняла догмат о Непорочном Зачатии Девы Марии. Это означает, что даже первородный грех не коснулся Матери Спасителя. Православные прославляют святость Богородицы, но считают, что она была рождена с первородным грехом, как и все люди;

7) Католический догмат о взятии Марии на небеса телом и душой является логическим продолжением предыдущего догмата. Православные тоже верят в то, что Мария на Небесах пребывает душой и телом, но догматически это в православном учении не закреплено.

8) Католическая Церковь приняла догмат о главенстве Папы над всей Церковью в вопросах веры и морали, дисциплины и управления. Православные не признают главенства Папы;

9) В Православной Церкви главенствует один обряд. В Католической Церкви этот обряд, возникший в Византии, называется византийским и является одним из нескольких.

В России более известен римский (латинский) обряд Католической Церкви. Поэтому часто за различия между РПЦ и Католической Церковью ошибочно принимают различия между литургической практикой и церковной дисциплиной византийского и римского обрядов Католической Церкви. Но если православная литургия сильно отличается от мессы римского обряда, то на католическую литургию византийского обряда очень похожа. И наличие в РПЦ женатых священников тоже отличием не является, так как они есть и в византийском обряде Католической Церкви;

10) Католическая Церковь провозгласила догмат о безошибочности Папы Римского в вопросах веры и морали в тех случаях, когда он в согласии со всеми епископам утверждает то, во что Католическая Церковь уже верила в течение многих веков. Православные верующие считают, что безошибочными являются лишь решения Вселенских Соборов;

11) Православная Церковь принимает решения только первых семи Вселенских Соборов, в то время как Католическая Церковь руководствуется решениями 21 Вселенского Собора, последним из которых был Второй Ватиканский Собор (1962-1965).

Следует заметить, что Католическая Церковь признает, что поместные Православные Церкви — истинные Церкви, сохранившие апостольскую преемственность и истинные таинства. И Символ Веры у католиков и православных один.

Несмотря на различия, католики и православные исповедуют и проповедуют по всему миру одну веру и одно учение Иисуса Христа. Когда-то человеческие ошибки и предубеждения нас разъединили, но до сих пор вера в одного Бога нас объединяет .

Иисус молился о единстве Своих учеников. Его ученики — это все мы, и католики, и православные. Присоединимся же к Его молитве: «Да будут все едино как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, — да уверует мир, что Ты послал Меня» (Ин 17,21). Неверующий мир нуждается в нашем общем свидетельстве о Христе.

Видео лекции Догматы Католической Церкви

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *