Почему снежная королева это сказка?

Георгий Фиглин 2 4 года назад студент-историк в вышке

Из текста сказки мы узнаём о двух резиденциях Снежной Королевы. Её летний шатер находится в Лапландии, а точнее в провинции Лаппи, которая входит в состав территории Финляндии. Там Снежная королева «живёт на даче и каждый вечер зажигает голубые бенгальские огни».

А постоянные её чертоги — у Северного полюса, на острове Шпицберген. Выбор Андерсеном Шпицбергена вполне понятен: этот остров, находящийся в Северном ледовитом океане, был местом достаточно известным (с 17 века там находились базы китобоев), чтобы быть узнанным в тексте, и достаточно отдалённым от обжитых территорий, чтобы обрасти мифами. «Стенами чертогам были вьюги, окнами и дверями — буйные ветры. Сто с лишним зал тянулись здесь одна за другой так, как наметала их вьюга. Все они освещались северным сиянием, и самая большая простиралась на много-много миль». В центре самой большой пустынной снежной залы находилось замерзшее озеро.

Кроме того, поскольку прототипом Снежной Королевы была шведская оперная певица Йенни Линд, к которой Андерсен испытывал неразделённую и несчастливую любовь, героиню сказки писатель поселил в холодное и неприступное место, чтобы передать в том числе и собственные чувства.

Книги, которые влияют на наше мировоззрение. Книги, которые отвечают на главные вопросы людей своей эпохи. Книги, которые стали частью христианской культуры. Мы знакомим наших читателей с ними в литературном проекте «Фомы» — «Легендарные христианские книги».

Автор

Факты

Видео

Ханс Кристиан Андерсен (1805–1875) — датский прозаик и поэт, автор сказок для детей и взрослых.

Ханс Кристиан Андерсен, 1870, Georg E. Hansen

Время написания:

1844 год

Кай и Герда — неразлучные друзья, которые все время проводят вместе. Однажды мальчику в глаз попадает осколок волшебного зеркала, которое все искажает и выставляет в неприглядном свете. Злого и черствого Кая забирает к себе Снежная королева. Но отважная Герда спасает его, в чем ей помогают любовь и молитва.

Иллюстрации Бориса Диодорова

Цензура:

Андерсен был христианином, сказки которого пронизаны верой в Бога. В России Андерсен еще с дореволюционных времен издавался в переводе Петра и Анны Ганзен. Но иногда можно встретить советские и современные издания, в которых перевод подвергся жесткой цензуре: в них удалены все христианские символы и образы, упоминания о молитвах и Христе. Смысл написанного меняется кардинальным образом. Из «Снежной королевы» исчезли ангелы, пение псалмов, чтение Евангелия и молитва «Отче наш», благодаря которой Герде удалось спасти Кая.

Иллюстрации Бориса Диодорова

Без цензуры:

Розы цвели все лето восхитительно. Девочка выучила псалом, в котором тоже говорилось о розах: девочка пела его мальчику, думая при этом о своих розах, и он подпевал ей:

Розы цветут… Красота, красота!

Скоро узрим мы младенца Христа.

Дети пели, взявшись за руки, целовали розы, смотрели на ясное солнышко и разговаривали с ним — им чудилось, что с него глядел на них сам младенец Христос.

С цензурой:

В то лето розы цвели особенно пышно.

Дети пели, взявшись за руки, целовали розы, смотрели на солнечное сияние и разговаривали с ним.

Иллюстрации Бориса Диодорова

Без цензуры:

Это были передовые отряды войска Снежной королевы. Одни напоминали собой больших безобразных ежей, другие — стоглавых змей, третьи — толстых медвежат с взъерошенной шерстью. Но все они одинаково сверкали белизной, все были живыми снежными хлопьями.

Герда принялась творить «Отче наш»; было так холодно, что дыхание девочки сейчас же превращалось в густой туман. Туман этот все сгущался и сгущался, но вот из него начали выделяться маленькие, светлые ангелы, которые, ступив на землю, вырастали в больших и грозных ангелов со шлемами на головах и копьями и щитами в руках. Число все прибывало, и когда Герда окончила молитву, вокруг нее уже образовался целый легион. Ангелы приняли снежных страшилищ на копья, и те рассыпались на тысячу осколков. Герда могла теперь смело идти вперед; ангелы гладили ей руки и ноги, и ей не было уже так холодно.

Наконец девочка добралась до чертогов Снежной королевы.

С цензурой:

Это были передовые отряды войска Снежной королевы. Одни напоминали собой больших безобразных ежей, другие — стоглавых змей, третьи — толстых медвежат с взъерошенной шерстью. Все они одинаково сверкали белизной, все были живыми снежными хлопьями.

Но Герда смело шла вперед и вперед и наконец добралась до чертогов Снежной королевы.

Иллюстрации Бориса Диодорова

Без цензуры:

Холодное, пустынное великолепие чертогов Снежной королевы было забыто ими, как тяжелый сон. Бабушка сидела на солнышке и громко читала Евангелие: «Если вы не будете как дети, не войдете в царствие небесное!»

Кай и Герда взглянули друг на друга и тут только поняли смысл старого псалма:

Розы цветут… Красота, красота!

Скоро узрим мы младенца Христа.

Так сидели они рядышком, оба уже взрослые, но дети сердцем и душою, а на дворе стояло теплое, благодатное лето!

С цензурой:

Холодное, пустынное великолепие чертогов Снежной королевы было забыто ими как тяжелый сон.

Так сидели они рядышком, оба уже взрослые, но дети сердцем и душою, а на дворе стояло теплое, благодатное лето.

Иллюстрации Бориса Диодорова

Интересные факты о произведении и авторе:

Андерсен плохо учился в школе и до конца жизни делал множество грамматических ошибок.

Автор за свою жизнь написал 4 романа, но так и не стал популярным романистом.

Автор не любил, когда его называли детским сказочником. Он говорил, что пишет сказки как для детей, так и для взрослых.

По мнению биографа сказочника Кэрол Роузен, прототипом Снежной Королевы стала певица Женни Линд — неразделенная любовь автора.

Женни Линд в опере Винченцо Беллини «Сомнамбула»

Писатель никогда не был женат и не имел детей.

Памятник Андерсену был установлен еще при жизни писателя на площади Копенгагена. Изначально писатель должен был сидеть в кресле в окружении детей, но автор сказал, что в такой атмосфере «и слова не мог бы сказать». В итоге великий сказочник сидит в кресле с книгой.

Памятник Хансу Кристиану Андерсену. Фото jellybeanz/www.flickr.com

Каждый год в день рождения писателя (2 апреля) во всем мире празднуется международный день детской книги.

Андерсен хранил как большую ценность книгу с автографом А.С. Пушкина. Писатель очень почитал и любил русского поэта и мечтал об его автографе. Зная это, его друзья достали и подарили Андерсену «Элегию» 1816 года издания, подписанную лично Пушкиным.

Одно из многочисленных переизданий книги в России. Москва, издательство «Детская литература», 1986

Андерсен был самым издаваемым в СССР зарубежным писателем: тираж 515 изданий составил 97 миллионов экземпляров.

Самые удачные переводы произведений Андерсена, которые и поныне пользуются популярностью, принадлежат Петру и Анне Ганзен. Супруги еще до революции перевели большинство сказок писателя, сохранив в них все христианские мотивы, и даже в советское время их переводы переиздавались ограниченным тиражом в оригинальном виде.

Экранизации:

По сказке «Снежная королева» снято 11 художественных и мультипликационных фильмов, поставлен балет и написана пьеса.

Кадр из фильма Эльдара Рязанова «Андерсен. Жизнь без любви» 2006 г.

О непростой жизни писателя снято четыре фильма, среди которых есть работа российского режиссера Эльдара Рязанова «Андерсен. Жизнь без любви» 2006 года.

В 1982 году вышел фильм «Слезы капали» режиссера Георгия Данелия по мотивам сказки «Снежная королева». Один из сценаристов — известный фантаст Кир Булычев (Игорь Можейко). Главному герою картины в глаз попадает осколок того самого волшебного зеркала, превращая доброго человека в «абсолютно нормального хама», как характеризует его врач.

Видео:

Мультфильм «Снежная королева” (1957, режиссер Лев Атаманов)

Фильм-сказка «Снежная королева” с элементами мультипликации (1966, режиссер Геннадий Казанский)

Фильм «Тайна Снежной королевы” (1986, режиссер Николай Александрович)

Мультфильм «Снежная королева” (1995, режиссер Мартин Гейтс) на английском

Мультфильм «Месть Снежной королевы” (1996, режиссер Мартин Гейтс) на английском

Фильм «Снежная королева” (2002, режиссер Дэвид Ву) на английском

Мюзикл «Снежная королева” (2003, режиссер Максим Паперник)

Аниме-сериал «Снежная королева” (2005, режиссер Осаму Дэдзаки) на английском

Мультфильм «Снежная королева” (2012, режиссер Максим Свешников)

Мультфильм «Снежная королева 2: Перезаморозка” (2014, режиссер Алексей Цицилин)

Опера «История Кая и Герды” (1979, композитор Сергей Баневич)


Балет «Снежная королева” (2015, режиссер Алла Рубина)

Ганс Христиан Андерсен

Николай Гоголь

Эрнст Теодор Амадей Гофман

Рождественские истории

(сборник 2 ч.)

Предисловие от составителя

Книга, которую вы собираетесь почитать, вышла в серии «Рождественские истории». В семи книгах серии вы найдете наиболее значительные произведения писателей разных народов, посвященные светлому празднику Рождества Христова.

Под одной обложкой мы собрали рассказы и повести, были и притчи, написанные Андерсеном, Гоголем, Диккенсом, Гофманом и Лесковым, Горьким и Мопассаном.

В «Рождественских историях» вас ждут волшебство, чудесные перерождения героев, победы добра над злом, невероятные стечения обстоятельств, счастливые концовки и трагические финалы. Вместе с героями вы проникнитесь важностью добрых дел человеческих, задумаетесь о бескорыстии, о свете и милосердии, о божественном в человеке. На страницах этих книг вам откроются (или вспомнятся) истины, которыми захочется поделиться с родными, близкими и даже незнакомыми людьми накануне великого праздника.

Рождественский или святочный рассказ – это занимательный, но подзабытый нынче жанр классической литературы. Чего не скажешь о XIX веке, когда этими рассказами взахлеб зачитывалась вся Европа. Англичанин Чарльз Диккенс со своими «Рождественскими повестями» стал не только основателем жанра, но и «изобретателем Рождества». Через некоторое время в Дании внес свою лепту в чтение, расцвеченное рождественским сиянием, сказочник Ганс Христиан Андерсен – написав удивительной силы трагическую и в то же время светлую историю «Девочка со спичками».

В русской литературе рождественский рассказ успешно прижился и приобрел самобытные черты. «Русским Диккенсом» по праву называют Николая Лескова, автора целого цикла святочных рассказов. Наделяя свои произведения моральным подтекстом, элементами фантастики и веселой концовкой, Лесков все же утверждал, что «святочный рассказ, находясь во всех его рамках, все-таки может видоизменяться и представлять любопытное разнообразие, отражая в себе и свое время, и нравы». В этом жанре писали Достоевский, Чехов, Куприн. И у каждого из них ощутимо то, о чем говорил Лесков.

Дабы не ограничивать околорождественское литературное многообразие лишь святочными рассказами, мы также напомним вам о великом мистике Николае Гоголе и его повести «Ночь перед Рождеством», которая, кстати, была издана на десять лет ранее Диккенсовских повестей.

Нельзя было не включить в список для рождественского чтения притчу Льва Толстого о добром сапожнике «Где любовь, там и Бог», которую в различных пересказах и интерпретациях издают во всем мире и считают одной из настольных книг к Рождеству. Наверняка вам также будет интересно, что думают о Рождестве герои Ги де Мопассана. Удивят вас необычными рождественскими сюжетами и русские литераторы (К. Станюкович, В. Желиховская, Н. Гарин-Михайловский и др.), чье творческое наследие и сегодня заслуживает читательского внимания.

Светлого вам Рождества и увлекательного чтения!

Наталья Уварова

Ганс Христиан Андерсен

Ель. Девочка cо cпичками

ЕЛЬ

В лесу стояла чудесная елочка. Место у нее было хорошее, воздуха и света вдоволь; кругом росли подруги постарше – и ели и сосны. Елочке ужасно хотелось поскорее вырасти; она не думала ни о теплом солнышке, ни о свежем воздухе, не было ей дела и до болтливых крестьянских ребятишек, что сбирали в лесу землянику и малину; набрав полные кружки или нанизав ягоды, словно бусы, на тонкие соломинки, они присаживались возле елочки отдохнуть и всегда говорили:

– Вот славная елочка! Хорошенькая, маленькая!

Таких речей деревцо и слушать не хотело.

Прошел год – и у елочки прибавилось одно коленце, прошел еще год – прибавилось еще одно: так по числу коленцев и можно узнать, сколько лет ели.

– Ах, если бы я была такой же большой, как другие деревья! – вздыхала елочка. – Тогда бы и я широко раскинула свои ветви, высоко подняла голову, и мне бы видно было далеко-далеко вокруг! Птицы свили бы в моих ветвях гнезда, и я при ветре так же важно кивала бы головой, как другие!

И ни солнышко, ни пение птичек, ни розовые утренние и вечерние облака не доставляли ей ни малейшего удовольствия.

Стояла зима; земля была устлана сверкающим снежным ковром; по снегу нет-нет да пробегал заяц и иногда даже перепрыгивал через елочку – вот обида! Но прошло еще две зимы, и к третьей деревцо подросло уже настолько, что зайцу приходилось обходить его.

«Да, расти, расти и поскорее сделаться большим, старым деревом – что может быть лучше этого!» – думалось елочке.

Каждую осень в лесу появлялись дровосеки и рубили самые большие деревья. Елочка каждый раз дрожала от страха при виде падавших на землю с шумом и треском огромных деревьев. Их очищали от ветвей, и они валялись на земле такими голыми, длинными и тонкими. Едва можно было узнать их! Потом их укладывали на дровни и увозили из леса.

Куда? Зачем?

Весною, когда прилетели ласточки и аисты, деревцо спросило у них:

– Не знаете ли, куда повезли те деревья? Не встречали ли вы их?

Ласточки ничего не знали, но один из аистов подумал, кивнул головой и сказал:

– Да, пожалуй! Я встречал на море, по пути из Египта, много новых кораблей с великолепными, высокими мачтами. От них пахло елью и сосной. Я привез вам поклон от этих важных особ!

– Ах, поскорей бы и мне вырасти да пуститься в море! А каково это море, на что оно похоже?

– Ну, это долго рассказывать! – отвечал аист и улетел.

– Радуйся своей юности! – говорили елочке солнечные лучи. – Радуйся своему здоровому росту, своей молодости и жизненным силам!

И ветер целовал дерево, роса проливала над ним слезы, но ель ничего этого не ценила.

Около рождества срубили несколько совсем молоденьких елок; некоторые из них были даже меньше нашей елочки, которой так хотелось поскорее вырасти. Все срубленные деревца были прехорошенькие; их не очищали от ветвей, а прямо уложили на дровни и увезли из леса.

– Куда? – спросила ель. – Они не больше меня, одна даже меньше. И почему на них оставили все ветви? Куда их повезли?

– Мы знаем! Мы знаем! – прочирикали воробьи. – Мы были в городе и заглядывали в окна! Мы знаем куда их повезли! Они попадут в такую честь, что и сказать нельзя! Мы заглядывали в окна и видели! Их ставят посреди теплой комнаты и украшают чудеснейшими вещами, золочеными яблоками, медовыми пряниками и множеством свечей!

– А потом?.. – спросила ель, дрожа всеми ветвями. – А потом?.. Что было с ними потом?

– А больше мы ничего не видали! Но это было бесподобно!

– Может быть, и я пойду такою же блестящею дорогой! – радовалась ель. – Это получше, чем плавать по морю! Ах, я просто изнываю от тоски и нетерпения! Хоть бы поскорее пришло рождество! Теперь и я стала такою же высокою и раскидистою, как те, что были срублены прошлый год! Ах, если б я уже лежала на дровнях! Ах, если б я уже стояла разубранною всеми этими прелестями, в теплой комнате! А потом что?.. Потом, верно, будет еще лучше, иначе зачем бы и наряжать меня!.. Только что именно? Ах, как я тоскую и рвусь отсюда! Просто и сама не знаю, что со мной!

– Радуйся нам! – сказали ей воздух и солнечный свет. – Радуйся своей юности и лесному приволью!

Но она и не думала радоваться, а все росла да росла. И зиму и лето стояла она в своем зеленом уборе, и все, кто видел ее, говорили: «Вот чудесное деревцо!» Подошло наконец и рождество, и елочку срубили первую. Жгучая боль и тоска не дали ей даже подумать о будущем счастье; грустно было расставаться с родным лесом, с тем уголком, где она выросла, – она ведь знала, что никогда больше не увидит своих милых подруг – елей и сосен, кустов, цветов, а может быть, даже и птичек! Как тяжело, как грустно!..

Зима на исходе, хотя еще недавно солнце едва светило сквозь ледяные узоры на окнах, и воздух был такой морозный, что казалось, будто в небе стоит звон от тысяч маленьких колокольчиков. И в эти последние февральские дни самое время залезть в старое кресло, поджав ноги, налить чашечку горячего какао, завернуться в любимый плед с оленями и читать сказку Ганса Христиана Андерсена о Снежной королеве и маленькой девочке с большим любящим сердцем.
Вот только какую именно книгу выбрать? Ведь сегодня Снежную королеву выпускают в разных форматах, с различными иллюстрациями и версиями текста — переводами, пересказами, с купюрами и цензурой и т.д. У коллекционеров Ледяных дам несомненно уже есть книги с рисунками В. Бритвина, Дж. Линча, Т. Пима, В. Ерко, и старенькие с рисунками Б. Диодорова, В. Пивоварова, В. Конашевича, В. Устинова и др. А на полочке Книжного Шкапа три новинки: с иллюстрациями Ники Гольц, Павла Татарникова и Валерия Алфеевского.

В «Снежной королеве» от издательства Эксмо с иллюстрациями Ники Гольц полный текст без купюр в переводе Ганзен, со всеми христианскими мотивами — упоминаниями псалмов и молитв, небесными ангелами и читающей Евангелие бабушкой. Тот самый Андерсеновский текст, которого лишила нас в детстве советская цензура с ее антирелигиозной пропагандой. Иллюстрации Ники Гольц очень детские, светлые, нежные и сказочные, как раз для начинающих читателей. В рисунках угадываются чувства и эмоции героев, Герда здесь похожа на милую маленькую принцессу, а Снежная Королева совсем не страшная. Издание подойдет самым юным читателям и слушателям.

Качество издания хорошее: очень большой формат, твердая обложка, плотная офсетная бумага, тонированная в разные цвета (тонировка довольно насыщенная), крупный жирный шрифт.

Снежная королева — Гольц

в «Лабиринте»
В издании от Рипол Классик сложные, таинственные и чарующие иллюстрации Павла Татарникова и краткий пересказ «Снежной королевы», выполненный Софьей Прокофьевой, т.е. текст дан не просто в сокращении, а кусками, с выпадением смысловых и связующих частей. Дело в том, что художник готовил работы под короткий англоязычный текст, так что растянуть их до объема привычного нам перевода Ганзен было вряд ли возможно. И нужно ли? Тут, как и в случае с Ерко, получилась изумительная книжка-картинка, и для глаз услада, и общий сюжет сказки можно освежить. Издание подойдет взрослым собирателям Снежных королев, ценителям иллюстраций Татарникова и красивой книжной графики в целом.
Качество издания превосходное: большой формат, твердая обложка с суперобложкой из прозрачного пластика с белым напылением снежинок, плотная белоснежная матовая мелованная бумага, потрясающая печать иллюстраций и четкий шрифт.

Снежная королева — Татарников

в «Лабиринте»
Издательство Речь порадовало нас «Снежной королевой» с иллюстрациями Валерия Алфеевского, напечатанной по изданию Детской литературы 1956 года, т.е. в классическом переводе Ганзен, выдержавшем советскую цензуру. В моем детстве была именно такая «Снежная королева», без христианской «подоплеки», но я не могу сказать, что в ней от этого стало меньше истинно христианских ценностей. Ведь и во всеми любимой пьесе Евгения Шварца их нет, зато какой богатый язык и образность. Что же касается иллюстраций Валерия Алфеевского — это «мир прозрачного льда, сверкающего снега, сгущающихся туч и стремительно двигающихся по небу облаков», как пишет в замечательной статье о художнике Оксана Василиади. Магический мир, где само пространство выступает героем сказки, а чувства настоящих героев переданы позами и движениями больше, чем мимикой. Динамичный мир маленького человека, способного на большие подвиги, умеющего любить, прощать и надеяться. Эта «Снежная королева» точно остается в Книжном Шкапу.
Качество издания хорошее: удобный для чтения формат, твердая обложка с блинтовым тиснением и частичной узорной лакировкой, белоснежная мелованная бумага с небольшой растушевкой от корешка, красивейшие буквицы, нарисованные самим художником, сноски внизу страниц с пояснением непонятных слов, крупный четкий шрифт.

Снежная королева — Алфеевский

в «Лабиринте»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *