Почему враждовали монтекки и капулетти?

Глава 11. Что мешает счастью человека

«Ромео и Джульетта»

«Часто исполнялась публично» — сказано на титульном листе первого кварто «Ромео и Джульетты», которое было «пиратским». (1597). Второе издание 1599 года — «заново исправленное, дополненное и расширенное» — послужило основой дальнейших текстов: кварто 1609 года, одного издания без даты и фолио 1623 года.

Мерез упоминает трагедию в своем списке (1598). По-видимому, трагедия была написана в 1594-1595 годах (Э. К. Чемберс).

Сюжет неоднократно обрабатывался итальянскими новеллистами. Благодаря новелле Матео Банделло (1554) трагическая история Ромео и Джульетты приобрела общеевропейскую известность. Во Франции ее пересказал Пьер Буато (1559), с французского ее перевел на английский Уильям Пейнтер и напечатал во втором томе своего «Дворца удовольствий» (1567). Английский поэт Артур Брук написал поэму «Трагическая история Ромеуса и Джульетты» (1562), которая, по-видимому, была главным источником сюжета для Шекспира. Брук упоминает в предисловии к поэме виденную им пьесу на этот сюжет, которая также могла быть известна Шекспиру, но она не сохранилась.

В «Ромео и Джульетте» сплелись в единый узел проблемы, составлявшие содержание всего раннего творчества Шекспира. Вражда Монтекки и Капулетти, от которой страдает Верона, подобна феодальным междоусобиям, изображенным в хрониках Шекспира. Ромео, Джульетта, Меркуцио, Бенволио, кормилица напоминают нам о мире любви, дружбы и веселья, предстающем перед нами в комедиях Шекспира. Здесь эти два мира столкнулись, и жертвами конфликта стали те, в ком было больше всего стремления избавить жизнь от феодальной вражды, — Меркуцио, Ромео и Джульетта. И это происходит тогда, когда, казалось бы, уже должна была иссякнуть кровавая вражда двух знатных семейств.

Вражда Монтекки и Капулетти, вероятно, когда-нибудь имела реальное основание, но теперь даже память о нем исчезла. Осталась только фикция родовой семейной чести, которую якобы защищают оба лагеря. Монтекки и Капулетти более не являются господами положения, от исхода борьбы которых зависят судьбы государства. Верона уже управляется не на феодальный манер. Государство возглавляет герцог, объединяющий всех под своей властью, и новому абсолютистскому порядку покорились все, кроме Монтекки и Капулетти. Их вражда, таким образом, пережиток старого, но это старое еще достаточно сильно, чтобы мешать полному утверждению нового порядка.

Для того чтобы увидеть соотношение реальных общественных сил в Вероне, нужно принять в соображение, что только Монтекки и Капулетти еще следуют традициям кровавой мести. Но даже в их собственной среде уже нет абсолютной убежденности в необходимости продолжать эту борьбу. Об этом говорит то благодушие, с каким синьор Капулетти относится к приходу Ромео Монтекки на бал в его доме. Тибальт хочет тут же броситься на него с мечом в руках. Капулетти останавливает его. Собственно, Тибальт и является наиболее убежденным сторонником традиций кровавой мести. А для Ромео и Джульетты старая вражда потеряла всякий смысл.

Хотя борьба между Монтекки и Капулетти занимает значительное место в сюжете, не она составляет основу конфликта. В трагедии сталкиваются не два семейства, а две общественно-нравственные силы — дух феодальной жестокости, злобы и мести и ренессансный принцип любви, дружбы, грамонии.

Тема любви предстает в трагедии многообразно, не так, как в поэмах Шекспира, где господствует однообразная патетическая риторика. В «Ромео и Джульетте» о любви говорят много и по-разному. Сначала мы слышим грубые речи слуг из дома Капулетти, для которых все сводится к тому, чтобы прижать девок к стене. Мало чем отличаются от этого речи кормилицы и ее воспоминания о том, как пошутил ее покойный супруг по поводу девочки Джульетты, когда она упала (I, 3). Мы слышим также насмешливые речи Бенволио и Меркуцио, потешающихся над влюбленностью Ромео. Их остроты тоньше. Если слуги с грубой простотой говорят о чувственных радостях, то молодые дворяне презирают их, считают чем-то низменным. Ромео сначала мечтает об идеальной платонической любви, и предметом его обожания является далекая Розалина, близости которой он и не ищет, ибо погружен в сладостно меланхолическое переживание своего томления о неземном счастии. Но это еще не настоящая любовь.

Истинная поэзия любви возникает в тот миг, когда встречаются Ромео и Джульетта и в их юных сердцах зарождается великая страсть, одновременно чувственная и идеальная, прекрасная в своей гармоничности. Для выражения чувств Ромео и Джульетты Шекспир воспользовался всем арсеналом поэтических средств, выработанных любовной лирикой многих веков. В поэтических речах Ромео и Джульетты звучат отголоски любимого Шекспиром Овидия, мотивы сонетов Петрарки, английских лириков Сарри, Уайета, Сидни, Спенсера. Ромео и Джульетта выражают свои чувства в стихах дивной красоты, и чуть ли не все их реплики — это маленькие поэтические шедевры.

Применительно к ситуациям трагедии, Шекспир использовал самые разные жанры лирики эпохи Возрождения. Вот Ромео увидел Джульетту на балу, и ее красота поразила его воображение. Из уст его мы слышим канцону:

Ее сиянье факелы затмило. Она подобна яркому бериллу В ушах арапки: чересчур светла Для мира безобразия и зла; Как голубя среди вороньей стаи, Ее в толпе я сразу отличаю. Я к ней пробьюсь и посмотрю в упор Любил ли я хоть раз до этих пор? О нет! то были ложные богини, Я истинной красы не знал доныне!

(I, 5. Перевод Б. Пастернака)

Ночная сцена в саду, когда Джульетта, сидя у окна, мечтает о Ромео, а он, стоя внизу, слышит ее признания, и их последующая беседа, в которой они состязаются друг с другом в выражении своей любви, — это цепь маленьких поэм, наподобие провансальских поэм, называвшихся тенсонами. Монолог Джульетты, ожидающей Ромео на ночное свидание — «Неситесь шибче, огненные кони…» (III, 2) — представляет собой образец другого лирического жанра — эпиталаму, брачный гимн. Знаменитая сцена расставания Ромео и Джульетты от начала до конца пронизана мотивами альбы — песни утренней зари:

Джульетта: Уходишь ты? Еще не рассвело. Нас оглушил не жаворонка голос, А пенье соловья. Он по ночам Поет вон там на дереве граната. Поверь, мой милый, это соловей. Ромео: Нет, это были жаворонка клики, Глашатаи зари. Ее лучи Румянят облака. Светильник ночи Сгорел дотла.

(III, 5)

В последних сценах трагедии поэтические речи Ромео и Джульетты принимают элегическую окраску. Он и становятся все печальнее и мрачнее, достигая подлинно трагического звучания.

Имея в виду не только действие, но и поэтическую ткань трагедии, Белинский писал: «Пафос Шекспировой драмы «Ромео и Джюльетта» составляет идея любви, — и потому пламенными волнами, сверкающими ярким цветом звезд, льются из уст любовников восторженные патетические речи… Это пафос любви, потому что в лирических монологах «Ромео и Джюльетты» видно не одно только любование друг другом, но и торжественное, гордое, исполненное упоения признание любви как божественного чувства»*.

* ( В. Г. Белинский, Полн. собр. соч., т. VII, стр. 313.)

В «Ромео и Джульетте» любовь не трагична, конфликт возникает не на почве самих чувств героев. Они от начала и до конца гармоничны. Между Ромео и Джульеттой нет никакого разлада. Они преданы друг другу безмерно. Трагедия возникает от столкновения прекрасного чувства героев с миром злобы и вражды. Борьба между ними и составляет сердцевину трагедии, основу ее конфликта. Глубина реализма Шекспира здесь проявляется в том, что самое интимное из человеческих чувств взято им в его соотношении со всем строем жизни, и поэтому «Ромео и Джульетта» не является трагедией семейно-бытовой, а, как и другие произведения Шекспира, принадлежит к числу драм, которые социальны в своей основе. Трагедия Ромео и Джульетты возникла на почве столкновения двух жизненных укладов и двух разных систем морали. Сами участники конфликта могут не сознавать этого. Но в этом существо борьбы между ними.

Ромео и Джульетта борются за право свободы выбора в любви против насилия родителей Джульетты. Для них это не вопрос принципа, а дело страсти. Но мы ошиблись бы, решив вместе с критиками-идеалистами Ретшером, Ульрици и Гервинусом* что Ромео и Джульетту погубила их страсть. На самом деле они являются жертвами жизненного уклада, отрицающего за ними право на свободу в любви.

Силы нового строя жизни в трагедии более многочисленны. Этот новый уклад действительно уже одержал победу во всем, что касается общественных и государственных отношений. Но он еще не утвердился в сфере частной жизни и личных семейно-бытовых отношений. Здесь не государство, не власть, а сами люди должны установить новые нормы в отношениях между собой. Борьбою за эти новые нормы и является поведение Ромео и Джульетты.

Хотя Ромео и Джульетта погибают в этой борьбе, моральная победа остается за ними. Своим примером они показали, что человек не может жить, отказываясь от своих чувств, подавляя в себе естественное стремление к счастью. Такой жалкой жизни они предпочли смерть.

Их победа, однако, является не только моральной, но в известной мере и реальной. Жестокая бессмысленность их гибели открывает глаза старшим Монтекки и Капулетти. Горе утраты заставляет их понять, что своей враждой они сами уничтожили собственное будущее. Над трупами Ромео и Джульетты происходит примирение глав враждующих семейств. Они заключают вечный мир. Гибель Ромео и Джульетты, таким образом, не является бесплодной. Своей смертью они покупают победу нового жизненного принципа — принципа мира, дружбы и любви.

«Ромео и Джульетта» — трагедия в подлинном смысле слова оптимистическая. Она выражает надежду на победу новых жизненных начал. Пожалуй, ни в одном другом произведении оптимизм Шекспира не проявился с такой силой, как в этой трагедии.

«Ромео и Джульетта» во многих отношениях отличается от других трагедий Шекспира. Здесь нет той гнетущей атмосферы, которая присуща кровавым драмам интриги и мести в раннем творчестве Шекспира. Хотя тема мести играет в трагедии немалую роль, ее вытесняют лирические мотивы, связанные с образами героя и героини. Ее затеняют и комические эпизоды, очень важные в общей композиции пьесы. Это одновременно и лирическая драма и комедия. Трагическое здесь не является столь обязательным и неизбежным, как в тех трагедиях, которые Шекспир создает в начале XVII века.

Хотя, пожалуй, нигде лиризм Шекспира не получил в раннем творчестве столь яркого выражения, все же лирикой не исчерпывается художественная значительность этого произведения. Оно замечательно и зрелым мастерством изображения характеров.

Юные Ромео и Джульетта принадлежат к числу первых у Шекспира образов, чей характер развивается на протяжении действия драмы. Страсть придает им раннюю зрелость, при всем том, что оба сохраняют обаяние молодости.

В Ромео больше горячности, склонности переходить от одной крайности к другой. Он весь состоит из порывов, неожиданных, как вихрь страсти, завертевший его. Импульсивность, пожалуй, наиболее заметная черта его личности. Но этот порывистый юноша отнюдь не легкомыслен. Его чувства глубоки, они овладевают всей его натурой. Его решимости любить достаточно и для того, чтобы решиться не жить, когда он узнает о смерти Джульетты.

Джульетта поражает удивительным сочетанием юности и одновременно душевной зрелости. Страсть делает ее мудрой. Она не только глубоко чувствует, но и поразительно умеет осмысливать происходящее с ней.

Нарушил ли Шекспир границы правдоподобия, если вспомнить, что Джульетте всего тринадцать лет? Даже и в этом есть подлинная правда: большие чувства доступны и очень юным душам. Выдающиеся художники новейшего времени подтверждают истинность того, что сложная душевная жизнь может начинаться очень рано. Назовем хотя бы Достоевского и Стефана Цвейга.

Два эпизода особенно выразительно раскрывают душевное богатство Джульетты. Это сцена, когда она сначала страстно ждет прихода Ромео после венчания, затем слушает рассказ кормилицы о том, что убит близкий человек, — и Джульетта сначала горюет о гибели Ромео, а затем оплакивает Тибальта, готовая даже проклясть возлюбленного, но потом прощает его и корит себя за то, что посмела упрекнуть его в чем-нибудь… (III, 2) Только художник с острейшим чувством драматизма мог создать эту сцену, на протяжении которой несколько раз меняется настроение героини. Мы видим ее в радости и в горе, в тоске и гневе. Сколько красок в одном этом эпизоде и как раскрывается перед нами поистине прекрасная душа Джульетты!

Второй эпизод — Джульетта принимает снотворное средство, данное ей монахом Лоренцо. Ею овладевает страх: а что, если она и в самом деле умрет? Страх, надежда, отчаяние — все это мгновенно возникает в сознании Джульетты. Ее монолог — шедевр драматической поэзии (IV, 3). Такое же острое чувство страха смерти мы встретим еще лишь в «Гамлете» и «Мере за меру».

Одна из самых удивительных черт трагедии Шекспира — отсутствие сентиментальности. Любовь Ромео и Джульетты овеяна героическим духом. У юных влюбленных могут быть моменты слабости, но они проходят мгновенно. Остается же поразительная стойкость чувства, почти одержимость, а вернее всего — страсть в ее самом чистом и прекрасном виде.

Они поэты своего чувства, но не склонны к резиньяции, и в горе думают не о своем несчастье, а о своей любви. Это и отличает их от сентиментальных героев последующей литературы. Те сами жалеют себя, вызывают горестное сочувствие, тогда как Ромео и Джульетта возбуждают удивление и восхищение, но никогда не вызывают жалости.

Не только герои, но и трагедия в целом свободна от сентиментальной патетики. Это достигается живым изображением окружения Ромео и Джульетты. Вокруг них мир, полный очень разных, но всегда по-своему живых людей. Особенно ярки три образа: пламенный Тибальт, этот вечный задира, готовый драться по любому поводу; Меркуцио — по определению Пушкина — «образец молодого кавалера того времени, изысканный, привязчивый, благородный»;* кормилица Джульетты — Фальстаф в юбке, воплощение жизнерадостности, веселой суетливости, добрая сводня, одинаково готовая помочь своей любимице в отношениях с Ромео и с добивающимся руки Джульетты Парисом.

* ( «А. С. Пушкин о литературе», Гослитиздат, М. 1962, стр. 172.)

«Ромео и Джульетта» — первое произведение Шекспира, в котором он как художник достиг подлинного совершенства. В своем роде эта трагедия осталась непревзойденным шедевром. Недаром Лессинг в споре с Вольтером однажды очень горячо и убежденно сказал: «Я знаю только одну трагедию, которую внушила любовь: это «Ромео и Джульетта» Шекспира»*.

* (Г. Э. Лессинг, Гамбурская драматургия, М. 1936, стр. 60.)

Действие первое

Ранее утро. На еще безлюдной площади Вероны одинокая фигура юноши. Это Ромео, сын Монтекки. Он мечтает о любви — прекрасной и возвышенной. Весь во власти своих грез и необъяснимого чувства тоски, Ромео ищет уединения.

Появившиеся Меркуцио и Бенволио, приведя с собой целую компанию веселых и легкомысленных девиц, пытаются растормошить друга. Их беспокоит, что Ромео — прежде такой же беззаботный повеса, как и они, — стал мрачен и избегает общества. На какое-то время им удается отвлечь его.

Тем временем площадь заполняется проснувшимися горожанами. Среди них и слуги из дома Монтекки со своими подружками. Вся эта толпа от души потешается над проделками друзей. Слуги Монтекки, раззадорившись, пускаются в пляс. Привлеченная всеобщим весельем челядь Капулетти норовит их переплясать.

Уже много лет жители Вероны, одного из красивейших городов Италии, не знают покоя. Два самых знатных и богатых в городе семейства — Монтекки и Капулетти — ведут жестокую и кровавую вражду. Она началась так давно, что никто уже не помнит ее причины. Однако взаимная ненависть не стихает, и не видно конца жертвам родовой мести. Любой пустяк может послужить поводом для кровавой стычки. Вот и сейчас соперничество в танцах оканчивается ссорой. А банальная драка перерастает в уличный бой. С обеих сторон спешит подмога. Появляется Тибальд, надменный и вспыльчивый племянник синьоры Капулетти, яростный приверженец обычая кровной мести. Он упоен битвой. В ней — главный смысл его жизни. Кажется, не осталось окрест ни единого человека, кто не был бы вовлечен в бессмысленное побоище. Уже и престарелые главы семейств с трудом волокут свои мечи, намереваясь скрестить их.

В пылу сражения никто даже не замечает, как входит Герцог со своей свитой. Страшен гнев правителя Вероны против виновников неутихающей вражды и смуты: отныне смерть ждет каждого, кто осмелится обнажить оружие.

Жизнь, однако, идет своим чередом. Еще не высохла кровь, пролитая на плиты главной площади, а в доме Капулетти готовятся к большому балу по случаю предстоящей помолвки дочери с графом Парисом, богатым и влиятельным родственником Герцога. В покоях Джульетты Кормилица наряжает юную наследницу Капулетти в бальное платье. Но девочка-шалунья никак не хочет спокойно одеваться. Она дразнит Кормилицу. Та добродушно торопит свою любимицу. Их шутливую перепалку прерывает приход родителей и Париса. Джульетте представляют ее жениха. Девушка полна смущения. Молодой человек очарован красотой и непосредственностью невесты.

К дому Капулетти съезжаются гости, приглашенные на бал. Тут же слоняется неразлучная троица в поисках новых приключений. Находчивый Меркуцио предлагает остроумную, но опасную проделку: надев маски, явиться в дом к злейшим врагам.

В разгар бала Джульетта и Ромео, лицо которого скрыто под маской, оказываются рядом. Мгновенно вспыхнувшая между ними страсть не ускользает от глаз Тибальда, весь вечер заботливо опекающего кузину. Меркуцио, в свой черед, заметив подозрительный интерес Тибальда к Ромео, отвлекает на себя внимание присутствующих и уводит всех в другие комнаты.

Ромео и Джульетта остаются наедине. Их диалог полон одновременно и страсти, и нежности. Юноша снимает маску. В этот момент врывается Тибальд. Он, конечно, сразу узнает Ромео и пытается затеять с ним ссору. Но Джульетте удается остановить кузена. Вернувшиеся в зал гости исполняют последний танец, и бал завершается.

Ночь. Джульетта не может уснуть. Она дает волю своим мечтам, продолжая вести воображаемый диалог с возлюбленным. Девушка спускается в сад. Сюда же таком пробирается Ромео. Наконец-то молодым людям удается признаться друг другу в чувствах. От недавней меланхоличности Ромео не осталось и следа. Джульетта же повзрослела в одночасье — куда-то исчезла ее ребячливость, она смела и решительна. Отныне ничто не может их разлучить — ни вражда семей, ни даже смерть.

Действие второе

И снова улицы и площади Вероны. Шумит, ликует карнавал. Танцы сменяются неприхотливыми балаганными сценками в исполнении шутов и шутих. В самой гуще нарядной толпы весельчак и всеобщий любимец Меркуцио. А в это время в тихую келью монаха Лоренцо приходят Ромео и Джульетта. Они просят своего духовного наставника тайно обвенчать их. Брат Лоренцо в нерешительности. Однако поразмыслив, он соглашается и соединяет влюбленных — этот брак может положить конец вековой вражде.

Народное гулянье продолжается. Посреди шумной толпы Тибальд неожиданно сталкивается с Меркуцио и узнает в нем незнакомца в маске, дерзко высмеявшего его на балу. Тибальд приходит в ярость и устремляется к нему, бряцая оружием и выискивая повод для конфликта. Возвращающийся от монаха Ромео хочет прекратить ненужную распорю. Покой и умиротворение царят в душе юноши, и он готов как брата приветствовать Тибальда. Но поединка уже не избежать. Тогда Ромео бросается между ними, чтобы разнять, и Тибальд, воспользовавшись этим предательски наносит Меркуцио смертельный удар. Застыла в молчании толпа. Меркуцио умирает. Ромео потрясен: такая нелепая, такая бессмысленная гибель! И он, Ромео, невольный виновник трагедии. Ослепленный гневом, он бросается на Тибальда. Противники бьются ожесточенно, яростно, насмерть. Тибальд убит. Синьора Капулетти неистово оплакивает гибель племянника и над его еще не остывшим трупом клянется отомстить.

Близится рассвет. В спальне Джульетты юные влюбленные прощаются перед разлукой. Ромео должен навсегда покинуть Верону, иначе его настигнет кара за нарушение герцогского указа. Восходит солнце. Последний поцелуй — и Ромео скрывается через окно. Джульетта остается одна. Входит Кормилица. Ей приказано разбудить свою воспитанницу и сообщить, что сюда направляются родители и граф Парис. К удивлению Кормилицы Джульетта уже на ногах. К еще большему удивлению доброй женщины она неузнаваемо изменилась — печальна и отстранена. Синьор Капулетти объявляет дочери, что граф просит ее руки и свадьба назначена на следующее утро. Попытка жениха заговорить с ней не имеет успеха, ответом ему лишь холодность и отчужденность. Парис в растерянности уходит. Синьор Капулетти в замешательстве. Он требует у дочери объяснений. Джульетта умоляет родителей не выдавать ее замуж за графа. Синьор Капулетти разгневан: он ни за что не изменит своего решения и настаивает, чтобы дочь подчинилась родительской воле.

Джульетта в отчаянии. Но нет. Она не сдастся, она отстоит свою любовь. Девушка обращается за помощью к брату Лоренцо.

Монах после долгих колебаний, видя, сколь сильно ее чувство, признается, что знает способ, как избежать ненавистной свадьбы. Лоренцо протягивает девушке склянку со снотворным зельем. Выпив его, она забудется сном, «на смерть похожим», на долгих сорок два часа. Родные решат, что Джульетта мертва и похоронят в фамильном склепе. Монах же вызовет письмом Ромео, и, когда девушка проснется, они смогут вместе бежать из Вероны.

Джульетта почти счастлива — она вновь обрела надежду встретиться с Ромео. Любовь придала этой хрупкой девочке невиданную силу. Вернувшись к себе, Джульетта, отбросив прочь все страхи и сомнения, выпивает зелье. Тело охватывает холод, она ослабевает и, едва добравшись до постели, засыпает.

Утром свадебный кортеж во главе с Парисом спешит к дому Капулетти. Внезапно появляется Кормилица со страшной вестью. Все цепенеют, не веря услышанному. Бенволио оказывается невольным свидетелем этой сцены. Опередив посланца брата Лоренцо, он привозит другу в Мантую ужасное известие.

Ромео тайно пробирается в Верону, чтобы в последний раз взглянуть на Джульетту. Он проникает в склеп и видит безжизненное тело возлюбленной. Горе и скорбь его беспредельны. Ромео принимает яд и падает бездыханный на ступени гробницы. Просыпается Джульетта. Жизнь и сознание медленно возвращаются к ней. В растерянности она оглядывается вокруг и видит лежащего Ромео. Девушка радостно бросается к нему, думая, что он спит, целует его. И вдруг с ужасом осознает, что Ромео мертв. Не колеблясь ни секунды, она закалывает себя кинжалом, чтобы навеки соединиться с любимым.

Из-за чего враждовали Монтекки и Капулетти?

Мне нравится версия, изложенная тут- :
«В двух семьях, равных знатностью и славой, в Вероне пышной разгорелся вновь вражды минувших дней раздор кровавый, заставил литься мирных граждан кровь. Из чресл враждебных, под звездой злосчастной любовников чета произошла…»

Также вам будет интересно: Каким был идеал женской красоты в эпоху Возрождения?

Такими словами начинает Уильям Шекспир свою бессмертную трагедию «Ромео и Джульетта»
Литературоведы отмечают, что «любовники, рожденные под злосчастной звездой», встречаются уже во II веке новой эры в писаниях грека Ксенофонта. Однако прототипы Ромео и Джульетты, если они существовали, судя по всему, были едва ли не современниками великого создателя этих персонажей.
Еще одно очень похожее на историю Ромео и Джульетты повествование появилось в печати в 1476 году в «Маленьких новеллах» Мазуччо Салернитано, а спустя полвека его пересказал Луиджи да Порто. В его «недавно обнаруженной рукописи о двух благородных влюбленных» содержатся все важнейшие элементы шекспировской трагедии: Верона как место действия, две враждующие фамилии — Монтекки и Капулетти — и парное самоубийство в конце. более чем вероятно, Ромео и Джульетта — вымышленные литературные персонажи, впервые появившиеся неведомо где и неизвестно когда. Но это вовсе не значит, что описанная в трагедии Шекспира родовая вражда — тоже плод писательского воображения. Имена Монтекки и Капулетти (в оригинальной транскрипции Шекспира — Монтегю и Капулет) тоже не были выдумкой да Порто. «Приди, беспечный, кинуть только взгляд: Мональди, Филиппески, Капулетти, Монтекки, — те в слезах, а те дрожат! Приди, взгляни на знать свою, на эти насилия, которые мы зрим…» — писал еще в 1320 году Данте Алигьери в своей «Божественной комедии», рассказывая о междоусобных столкновениях в Италии. Однако все попытки отыскать сколь-нибудь достоверные упоминания о реальных семействах Монтекки и Капулетти были тщетными. До тех пор, пока американский историк Олин Мур не предложил очень остроумное решение этой головоломки. По его мнению, Монтекки и Капулетти — вовсе не имена собственные, а названия двух политических партий, точнее, их «местных ячеек», представлявших в Вероне главные соперничавшие группировки средневековой Италии — Гвельфов и Гибеллинов.
Гвельфы, имя которых произошло от германского рода Вельфов, боролись за превращение Италии в федеративное государство под властью папы. Гибеллины, потомки германского дома Гогенштауфенов, поддерживали императора Священной Римской империи в его попытках распространить свою власть на весь Италийский полуостров. Эта борьба продолжалась с середины XII века до второй половины XIII века, а потом выродилась в заурядную междоусобную склоку местечкового масштаба. Одна из группировок Гибеллинов приняла имя Монтекки, по названию замка Монтеккьо-Маджоре, что возле Виченцы: именно там состоялся учредительный съезд партии. Верона расположена всего в 45 километрах к западу от Виченцы, и этой группировке удалось сделать своей марионеткой правившего там представителя партии Гвельфов, имя которой происходит от «капулетто» — маленькой шапочки, служившей членам этой партии отличительным знаком. Вот почему в исторических документах не содержится никаких упоминаний о столкновениях между Монтекки и Капулетти.»
Еще одна версия здесь — :
Истоки «тяжбы дряхлой старины» непонятны. Почему же Шекспир ничего не говорит о причине конфликта? И вот ответ:
Монтекки – знатный дворянский род, Капулетти – богатая купеческая фамилия, купившая себе дворянство и титулы, с родословной не более 200 лет, изо всех сил стремящаяся закрепиться в высшем свете на равных с древним родом Монтекки. Сложилась ситуация, при которой второе сословие оказалось не беднее, а зачастую даже богаче первого.Что же оставалось делать истинно благородным семьям? Только напускать на себя спесь и сохранять дистанцию…

«Ромео и Джульетта» (1596)

Трагедия — драматическое произведение, изображающее
крайне острые жизненные ситуации, конфликты,
чаще всего кончающиеся гибелью героев.
Конфликт — столкновение, борьба; драматический
конфликт- в искусстве и литературе — столкновение противоположных
сил, личных и общественных противоречий.
Нет повести печальнее на свете, чем
повесть о Ромео и Джульетте.
(В. Шекспир «Ромео и Джульетта»)

Трагедия любви. Тема любви вечна, любовью
движется мир, но настоящая любовь трагична
ей нет места на Земле. Она слишком возвышенна
и чиста по своей природе, чтобы состояться
на Земле, где зло и ненависть, борьба самолюбий, смерть и кровь
заняли ее место. В трагедии Шекспира любовь стала жертвой дважды.
Два рода — Монтекки и Капулетти — враждуют так давно, что никто
уже не помнит причину вражды. Новые поколения этих родов приходят
в мир уже врагами друг другу. В конце трагедии герцог подводит
итог отношений между Монтекки и Капулетти:
Где вы, непримиримые враги,
И спор ваш, Капулетти и Монтекки?
Какой для ненавистников урок,
Что небо убивает вас любовью!
Враждующие кланы примирились, но какой ценой? Чистая и возвышенная
любовь юных Ромео и Джульетты стала жертвой непримиримой
злобы, но в то же время и жертвой искупительной:
Капулетти
Монтекки, руку дай тебе пожму.
Лишь этим возмести мне вдовью долю
Джульетты.
М о н т е к к и
За нее я больше дам.
Я памятник ей в золоте воздвигну.
Пока Вероной город наш зовут,
Не будет в нем великолепней статуй,
Чем в честь Джульетты и ее заката.
Капулетти
А рядом изваянным золотом
Ромео по достоинству почтим.
Но это уже конец трагедии, а в начале…
Место действия — Верона, время — начало XIV века.
В / действии события предваряются ссорой двух слуг из семей
Монтекки и Капулетти. Ссора слуг — своего рода пародия на ссору
господ — предмет ссоры ничтожный. В этом же действии происходит
встреча Ромео и Джульетты на балу у Капулетти. Ромео влюбился
в Джульетту сразу, хотя до встречи он был влюблен в Розалинду.
Юная дочь Капулетти тоже полюбила Ромео.
IIдействие, 2 сцена- самое поэтичное место в трагедии. Сцена
объяснения в любви в саду у Капулетти. Джульетта на балконе:
Ромео
Меня перенесла сюда любовь,
Ее не останавливают стены.
В нужде она решается на все.
И потому — что мне твои родные?
Джульетта
Они тебя увидят и убьют.
Р о м ео
Твой взгляд опасней двадцати кинжалов.
Взгляни с балкона дружелюбней вниз,
И это будет мне от них кольчугой.
Джульетта
Не попадись им только на глаза.
Р о м ео
Меня плащом укроет ночь, была бы
Лишь ты тепла со мною. Если ж нет,
Предпочитаю смерть от их ударов,
Чем долгий век без нежности твоей.
Джульетта
Кто показал тебе сюда дорогу?
Ромео
Ее нашла любовь. Я не моряк,
Но, если б ты была на крае света,
Не медля мига, я бы не страшась
Пустился в море за таким товаром.
Любовь так сильна, так крепка, что способна уничтожить многовековую
вражду. Ромео и Джульетта теперь единое целое. «Любовь
крепка и сильна, как смерть» (Песнь Песней), любовь все побеждает.
Ромео, в чьем сердце ненависть погасла, способен любить даже своих
врагов.
Ромео и Джульетта становятся мужем и женой. Их тайно обвенчал
священник, брат Лоренцо. Об этой тайне никто не знает. Не знает
и Тибальт, двоюродный брат Джульетты. Он затевает драку, оскорбляя
Ромео, который отвечает словами примирения и желанием
любить весь мир. Но ненависть слепа и глуха. Тибальт убивает
лучшего друга Ромео, Меркуцио, — и Ромео убивает Тибальта.
Теперь он гоним. Он вынужден бежать в Мантую. Убив Тибальта,
Ромео совершает страшный грех, но Джульетта, любя его, не верит
в преднамеренность убийства. Теперь оно — непреодолимая преграда
между влюбленными.
Капулетти собираются выдать Джульетту замуж за графа Париса,
любящего ее, но Джульетта уже замужем, хотя об этом и не знают ее
родители. Брат Лоренцо опять приходит на помощь. Он дает Джульетте
снотворное, выпив которое, она будет похожа на мертвую. В
смерть Джульетты все поверили.
Ее хоронят. Брат Лоренцо отправляет письмо Ромео, в котором
объясняет свою уловку, но посыльного не пускают в город, и Ромео
остается в неведении. Из других источников он узнает о смерти
Джульетты и отправляется в склеп, где похоронена Джульетта. Там
он встречает Париса, пришедшего на могилу Джульетты. Между ними
происходит схватка, Ромео убивает Париса. Еще одна смерть. Ромео
в страшном горе:
Прости меня! Джульетта, для чего
Ты так прекрасна! Я могу подумать,
Что ангел смерти взял тебя живьем
И взаперти любовницею держит.
Под страхом этой мысли остаюсь
И никогда из этой тьмы не выйду,
Здесь поселюсь я в обществе червей,
Твоих служанок новых. Здесь оставлю
Свою неумирающую суть
И бремя рока с плеч усталых сброшу.
Любуйтесь ей в последний раз, глаза!
В последний раз ее обвейте, руки!
И губы, вы, преддверия души,
Запечатлейте долгим поцелуем
Бессрочный договор с небытием,
Сюда, сюда, угрюмый перевозчик!
Пора разбить потрепанный паром
С разбега о береговые скалы.
Пью за тебя, любовь. (Выпивает яд).
Ты не солгал,
Аптекарь! С поцелуем умираю!
Джульетта просыпается и видит Ромео мертвым. Что ей остается!
Джульетта
Что он в руке сжимает? Это склянка.
Он, значит, отравился? Ах, злодей,
Все выпил сам, а мне и не оставил!
Но, верно, яд есть на его губах.
Тогда его я в губы поцелую
И в этом подкрепленье смерть найду.
(Целует Ромео).
Джульетта, услышав голоса, закалывает себя кинжалом. Три
юных жизни оборвались в склепе Капулетти. Погибли Ромео и Джульетта,
бывшие супругами всего одну ночь. Умер юный Парис,
любивший Джульетту и мечтавший жениться на ней.
На сцене умирает любовь, потому что ее погубила ненависть,
но сама любовь победила разрушение и смерть. Союз Ромео и Джульетты
— символ светлой, прекрасной любви, вечно живой, пока есть
сердца, способные открыться этому прекрасному чувству.
В Италии, в Вероне, есть памятник Ромео и Джульетте. К нему
приходят поклониться не только влюбленные, но и те, чьи сердца
способны восхититься столь верной и трагической любовью.

Старинная вражда двух семей, Монтекки и Капулетти, препятствует браку любящих, которые принадлежат к ним. Вся зловредность и все бездушие этой слепой, бессмысленной вражды подчеркиваются тем, что никто уже не помнит ее причин. Нигде в пьесе эти причины ни малейшим намеком не обозначены! Оба старика, главы домов, в душе тяготятся этой враждой (см. явное равнодушие к ней старого Монтекки и нахлоб

учку, которую задает в сцене бала старик Капулетти своему не в меру задорному племяннику). Но вражда не умерла, и всегда находятся горячие головы, особенно из числа молодежи (особенно Тибальт), готовые по любому поводу снова ее разжечь,– и тогда снова льется кровь, снова кипят дикие страсти и нарушается здоровая, нормальная жизнь города.

Это старое, средневековое начало, восходящее корнями еще к дофеодальному институту родовой вражды и кровной мести, напоминает картину эгоистического своеволия феодальных баронов, изображенную в почти одновременно созданных Шекспиром хрониках. И как там, так и здесь носителем здорового начала, пытающимся обуздать этот разгул анархо-феодальных сил, выступает монарх, веронский герцог, обрекший на изгнание всякого, кто возьмется за оружие, возобновив эту старую внутреннюю распрю.

Но есть еще третья сила, более великая и мощная, чем монарх, сила, выразителем воли которой, как представлялось Шекспиру и как грезилось столь многим в XVI-XVII веках, являлся монарх. Это – народ. Не случайно во время очередного уличного побоища между приверженцами обоих домов (I, 1) на сцену выбегают горожане и пристава с палками, крича: «Бей Капулетти!» – «Бей Монтекки!», а некоторые призывают бить без разбору и тех и других; ибо дерущиеся, и те и другие, одинаково чужды и враждебны им вследствие их упорства в застарелом соперничестве. Так и Меркуцио, друг Ромео, жизнерадостный и остроумный выразитель духа Ренессанса, умирая от руки Тибальта, одного из Капулетти, не делает различия между ними, когда восклицает: «Чума на оба ваши дома!» (III, 1). И в последней сцене, когда все уже свершилось, мы узнаем, что народ с криками: «Ромео!», «Джульетта!», «граф Парис!» – бежит по улицам, очевидно, стремясь увидеть тела всех трех погибших и выразить им свое сочувственное восхищение.

Воплощенное в темной распре двух семей злое начало глубоко противоположно гуманистическим идеям свободы, человечности, радости жизни, воплощенным в образах Ромео и Джульетты.

Злоба и ненависть убили светлое, молодое чувство. Но в своей смерти юные любовники победили. Над их гробом происходит примирение обеих семей. Поэтому от трагедии в целом веет не пессимизмом, а бодрым утверждением новой жизни. История Ромео и Джульетты, которым их родители клянутся соорудить золотые статуи, будет жить в веках как обличение человеческой слепоты и бездушия, как славословие правды и любви. Так любовь оказалась сильнее ненависти.

Это приводит нас к вопросу, упорно обсуждавшемуся в шекспировской критике: можно ли признать пьесу трагедией в полном смысле слова. Этому препятствует помимо только что указанного жизнеутверждающего финала общий светлый фон ее. Вся пьеса как-то особенно «принаряжена» и расцвечена. Замечательно обилие в ней веселых сценок и шуток. Комический элемент мы встретим и в других, более поздних трагедиях Шекспира («Гамлет», «Макбет», особенно «Король Лир»), но там он имеет целью усилить трагическое, оттенив его. Здесь же он приобретает почти самостоятельное значение, ослабляя трагическое. Сходным образом и картина столь короткого, но такого полного и светозарного счастья любящих (III, 5) уравновешивает,– если не превозмогает,– горечь их печального конца. С этим связано и обилие рифм, введение в диалог (в двух местах) сонетной формы, и нередкие черты эвфуизма (см., например, жалобу Джульетты, получившей известие о смерти Тибальта; III, 2), симметрия многих мотивов и эпизодов, обилие в пьесе музыки и тому подобные «прикрасы», усиливающие веселый, жизнерадостный тон многих мест.

Но больше всего мешает признать пьесу трагедией в шекспировском понимании этого термина то, что наряду с борьбой героев против их окружения здесь нет внутренней их борьбы (как, скажем, в «Гамлете», «Отелло», отчасти «Макбете» и т. п.).

Тем не менее, если пьеса и не удовлетворяет всем требованиям жанра трагедии, она все же воспринимается нами как трагедия – как особый тип трагедии, трагедии лирической и оптимистической – по величественности образов и возвышенной величавости борьбы, которую ведут протагонисты пьесы с господствующим укладом. И то и другое нисколько не умаляется тем, что борьба эта далеко не является непосильной или преждевременной, как мы обычно наблюдаем это в трагедиях эпохи (например, в названных выше трагедиях Шекспира), а наоборот, победа светлого начала кажется обеспеченной и исторически созревшей. В этом-то и заключается своеобразие данной пьесы в ряду творений Шекспира, как бы мы ее ни называли, следуя терминологии канонической поэтики.

Существенным для этой трагической нормы любви является то, что помимо раскрытия всей силы и очарования юной страсти Шекспир показывает ее развивающее и обогащающее действие на человеческую личность.

Ромео вырастает в пьесе на наших гладах, последовательно проходя три стадии. Вначале, до встречи с Джульеттой, это наивный юноша, еще сам не понимающий своей натуры и своих душевных запросов. Он хочет тоже принять участие в типично ренессансном (сравните с этим сонеты, поэмы, некоторые ранние комедии Шекспира) культе любви, хочет не отстать от других и внушает себе, что влюблен в черноглазую Розалинду, по которой томно вздыхает. На самом же деле это чисто «мозговое», надуманное увлечение, которое не затрагивает по-настоящему его сердца. Как бы желая подчеркнуть это, Шекспир вовсе не выводит на сцену этот бледный фантом, в отличие от Брука, делающего его вначале активным действующим лицом. Но, увидев Джульетту, Ромео сразу перерождается. Он мгновенно чувствует, что она – его избранница, что с ней связана его участь. Ромео становится взрослым, зрелым человеком, который не просто мечтает, но уже действует, борется за свое живое чувство. С этой минуты, все его слова и поступки полны энергии и решительности, а вместе с тем большой внутренней простоты и искренности.

Наконец, когда Ромео получает ложное известие о смерти Джульетты, он еще раз преображается. Он чувствует, что для него жизнь кончена; он как бы поднимается над собой и всем окружающим, чтобы посмотреть на мир извне, с большей высоты. Ромео приобретает ту проницательность и мудрость, ту отрешенность и объективность, которые свойственны иногда старым людям, многое испытавшим и продумавшим. Теперь Ромео начинает понимать мир лучше, чем раньше. Ему открываются силы, руководящие людьми. В эту минуту высшего страдания и высшей ясности мысли Ромео, покупая у аптекаря яд, называет золото, которое дает ему, «ядом похуже», чем полученное им зелье (V, 1). Когда затем, у гробницы Джульетты, он встречает Париса, этот молодой аристократ с благородными, но неглубокими чувствами кажется Ромео ребенком по сравнению с ним, и он называет его в «юношей».

/ / / В чем причина вражды между Монтекки и Капулетти?

Уильям Шекспир – гениальный мастер трагедии, чье имя известно читателям всего мира. Его » » — восторженная и всех «печальнее на свете» пьеса, которая впечатляет людей, умеющих искренне любить. Сюжет не был придуман Шекспиром, а заимствован из итальянской легенды о двух влюбленных. Но именно его образы Ромео и Джульетты стали вечными.

О чем же пьеса? Юноша и девушка случайно встречаются на балу, и между ними зарождается большое искреннее чувство. Эта история могла бы быть совсем обычной. Но Ромео и Джульетта – дети враждующих семей. Поэтому любовь между ними оказалась запретной. Они понимают, что вряд ли родители помирятся, узнав об из симпатии, скорее всего это лишь усугубит многовековой конфликт.

Почему же враждуют и ? Автор не дает прямого ответа. Их ненависть появилась очень давно, и об ее причине уже вряд ли кто-то помнит. Но глядя на эти семьи, можно попытаться угадать причину их вражды. Наиболее объективным поводом кажется их положение в обществе. Монтекки и Капулетти – два самые знатные и влиятельные семьи в Вероне. Поэтому между ними, несомненно, была конкуренция, борьба за абсолютную власть.

Мотив кровной мести тоже есть. Когда-то давно кто-то из их предков запустил кровавую цепь. И теперь они враждуют и происходит не справедливая месть, а просто месть во имя самой мести. В начале пьесы показан конфликт между слугами Монтекки и Капулетти. А значит, вражда коснулась абсолютно всех.

И – не имеют прямого отношения к конфликту. Они представители уже новой морали гуманизма. Герои еще юны, но сумели понять, насколько абсурдна вражда их семей.

Джульетта младше Ромео, поэтому вначале колеблется, страшится того, что ждет ее, если она не откажется от запретной любви. Девушка задается многими вопросами, на которые сама находит ответы. Ромео – сын врага, он – Монтекки! Но что значит имя? Важна сущность человека, а не имя. Как бы не звали ее любимого, он для нее останется тем же.

Уильям Шекспир намеренно не обозначает причины вражды семей, чтобы гиперболизировать абсурдность человеческой ненависти. Члены кланов становились врагами с пеленок, не имея на то повода. Автор показывает, что никто из них не пытался разобраться в конфликте. Именно так и образовывалось закостенелое общество, полное глупых предрассудков и ограничений. Ромео и Джульетта не просто тайно любили, но и задавали себе вопросы, пытались понять причину ненависти. Дети оказываются намного мудрее и гуманнее, чем старшие члены семейств.

В пьесе есть человек, который пытается разрешить конфликт Монтекки и Капулетти. Это герцог, человек благоразумный и проницательный. Именно он в конце пьесы выносит семьям своеобразный приговор: «Какой для ненавистников урок, что небо убивает вас любовью!»

Монтекки и Капулетти благодаря своим несчастным детям таки извлекают горький урок и мирятся. В честь Ромео и Джульетты они хотят воздвигнуть памятники из золота. Так любовь победила вражду ценой жертвы двух возлюбленных.

Известная на весь мир история о двух враждующих кланах никого не оставила равнодушным к судьбе влюбленных подростков. А многочисленные экранизации собирали большие кассовые сборы, играя печальную музыку на том кадре, где умирали невинные ни в чем молодые люди от непонимания и слепой злости своих родителей.

А если представить, что Ромео и Джульетта не умерли? Что если они молча и покорно дождались того момента, когда сами уже могли принимать решения и не зависеть от пожеланий родителей? Случится ли тогда чудо примирения двух семейств?

Нет! Не случится, потому что они всегда будут знать, что их дети «совершают ошибку», но вскоре это поймут и исправят. И пусть даже они примут выбор своего ребенка, но вражескую семью – никогда! И пусть пройдут хоть десятки лет, но родительское непримирение тяжелым грузом будет лежать на душах влюбленных. Допустим, будет свадьба, но кланы сыграют ее отдельно друг от друга, едва улыбаясь паре. Они не захотят делить стол друг с другом и отнесутся к этому событию, как к мимолетной прихоти дитяти.

После свадьбы молодые будут кочевать от родителей к родителям, пока не обретут собственное жилье. Когда родятся дети, нянчить их будут также по отдельности, считая, что другие бабушка с дедушкой плохо смотрят за чадом, да и научили его крепкому словцу. Они по-прежнему считают, что все это пройдет, а дочь/сын еще встретят равного себе и принесут родителям настоящее счастье.

Встречаясь на улице, Монтекки сквозь зубы здороваются, а Капулетти так же и отвечают. Никаких общих празднований, ведь всегда находятся причины не пойти. Интересов общих также нет, да и никогда не было, ведь они «враги»! Несмотря даже на то, что влюбленные давно счастливы, но их все-равно гнетет огромным грузом непонимание все так же, как и тогда, когда готовы были умереть за свою любовь. Тогда, когда стояли на балконе десятого этажа, оскорбленные и униженные! Как тогда, когда приняли решение жить, несмотря ни на что, чтобы всем доказать, что их не сломать никому и никогда!

Монтекки и Капулетти Шекспира имеют вполне реальные прототипы, и они такие же твердолобые и слепые. Таких очень много на земле, и меняться они не хотят, ведь они правы всегда и во всем. Бороться с ними невозможно, разве что привыкнуть и находить компромиссы, которые хоть немного скрывают такое негативное отношение.

Монтекки и Капулетти всегда знают, что правы, снисходя иногда к личным интересам своих детей, но никогда не примеряя на собственной шкуре их жизнь и чувства. Они считают своих врагов чуждыми и недостойными внимания или хотя бы самой мелочной симпатии. Они делают вид, что смирились, но до конца жизни будут говорить с притворством и некоторой степенью ехидства. Да и им плевать на слезы собственных детей, ведь они намного больше понимают жизнь, а поэтому знают, что все пройдет.

А может все-таки когда-то они поймут свою ошибку?! Хотелось бы поверить в такое чудо, но Монтекки и Капулетти только после трагедии смогут понять, в чем же они были неправы. Но стоит ли умирать, только для того, чтобы доказать искренность своих чувств?! Жизнь лучше смерти их покажет, а кто не рассмотрит, тот просто слеп!

История создания трагедии Уильяма Шекспира «Ромео и Джульетта»:

Сюжет мнимой смерти девушки, приведшей к самоубийству её возлюбленного, а потом и к самоубийству самой девушки, впервые встречается задолго до «Ромео и Джульетты» Уильяма Шекспира. В написанной в 1 веке н.э. древнеримским писателем Овидием поэме «Метаморфозы» рассказывается история живших в Вавилоне возлюбленных — Пирама и Фисбы . Родители Пирама и Фисбы были против их отношений и возлюбленные решили встретиться тайком ночью. Фисба пришла к месту свидания первой и увидала льва с окровавленной мордой, который только что вернулся с охоты на быков. Фисба убежала и уронила платок, который лев разорвал. Вскоре пришел Пирам, увидел окроваленный платок Фисбы и, решив, что его возлюбленная мертва, закололся мечом. Фисба вернулась и увидела, что Пирам умирает. Тогда она тоже бросилась на меч. Шекспир был знаком с историей Пирама и Фисбы и даже использовал эту историю в своей комедии «Сон в летнюю ночь» , где спектакль о Пираме и Фисбе репетирует любительский театр.
В 1524 году итальянский писатель Луиджи да Порто в новелле «История двух благородных влюблённых» развивает тему, начало которой было положено Овидием в истории Пирама и Фисбы. Луиджи да Порто перемещает действие в Верону, где влюблются друг в друга Ромео и Джульетта, принадлежащие к враждующим домам — Монтекки и Каппеллетти (следует отметить, что Монтекки и Каппеллетти впервые упоминаются в «Божественной комедии» Данте Алигьери, где автор помещает их на второй уступ Предчистилища среди нерадивых, умерших насильственной смертью). Дальше в новелле Луиджи да Порто сюжет развивается практически так же, как и у Шекспира, хотя есть ряд отличий: у Шекспира Джульетте почти 14 лет, у Луиджи да Порто — почти 18; если у Шекспира Ромео умирает до пробуждения Джульетты, то у Луиджи да Порто Джульетта, очнувшись, видит Ромео умирающим и они последний раз успевают поговорить; наконец, если у Шекспира Джульетта, подобно Фисбе, закалывает себя, то у Луиджи да Порто Джульетта, подобно Изольде , просто умирает рядом с ним, не мысля себя без возлюбленного: «с великой болью в душе, с мыслью об утрате милого возлюбленного, она решила больше не жить, глубоко вздохнула и на время затаила в себе дыхание, а затем исторгла его с громким криком и упала замертво на бездыханное тело Ромео».
Новелла Луиджи да Порто несколько раз перерабатывалась в Италии, а потом этот сюжет попал и в Англию — в 1562 году Артур Брук написал поэму «Ромео и Джульетта». Именно поэма Брука и послужила Шекспиру главным, а может быть, даже единственным источником для его пьесы. Однако если у Брука действие длится 9 месяцев, то в трагедии Шекспира всего 5 дней. Также Шекспир изменил время действия с зимы на лето, добавил ряд очень выразительных сцен, которых нет у Брука.
«Ромео и Джульетта» — одна из ранних трагедий Шекспира, она была написана в период между 1591 и 1595 годами. Едва ли можно назвать «Ромео и Джульетту» трагедией в полном смысле этого слова. Во-первых, из-за концовки: Ромео и Джульетта погибают, но перед силой их любви отступает старинная вражда между Монтекки и Капулетти. Во-вторых, в отличие от более поздних трагедий Шекспира («Отелло» , «Макбет» , «Гамлет») в душе главных героев нет трагического кнфликта: Ромео и Джульетта уверены, что поступают правильно, следуя своей любви. В-третьих, общий фон «Ромео и Джульетты» — светлый. Исследователь творчества Шекспира А.А. Смирнов писал: «Вся пьеса как-то особенно «принаряжена» и расцвечена. Замечательно обилие в ней весёлых сценок и шуток. Комический элемент мы встретим и в других, более поздних трагедиях Шекспира («Гамлет», «Макбет» , особенно «Король Лир»), но там он имеет целью усилить трагическое, оттенив его. Здесь же он приобретает почти самостоятельное значение, ослабляя трагическое. Сходным образом и картина столь короткого, но такого полного и светозарного счастья любящих уравновешивает, – если не превозмогает, – горечь их печального конца».

Краткое содержание трагедии Уильяма Шекспира «Ромео и Джульетта»:

В Вероне враждуют две знатных семьи: Монтекки и Капулетти (стоит отметить, что Данте или Луиджи да Порто писали «Каппеллетти»), что не мешает Ромео из семьи Монтекки придти на бал-маскарад в дом Капулетти, где юноша надеется увидеть свою любовь — Розалину. Однако Ромео тут же забывает Розалину, когда видит прекрасную девушку — Джульетту. Он подходит к ней и берет девушку за руку:

Ромео (Джульетте)

Когда рукою недостойной грубо
Я осквернил святой алтарь — прости.
Как два смиренных пилигрима, губы
Лобзаньем смогут след греха смести.

Джульетта

Любезный пилигрим, ты строг чрезмерно
К своей руке: лишь благочестье в ней.
Есть руки у святых: их может, верно,
Коснуться пилигрим рукой своей.

Даны ль уста святым и пилигримам?

Джульетта

Да, — для молитвы, добрый пилигрим.

Святая! Так позволь устам моим
Прильнуть к твоим — не будь неумолима.

Джульетта

Не двигаясь, святые внемлют нам.

Недвижно дай ответ моим мольбам.
(Целует ее.)
Твои уста с моих весь грех снимают.

После расставания Ромео узнает, что Джульетта — дочь Капулетти: «Так в долг врагу вся жизнь моя дана». Джульетта узнает, что Ромео — Монтекки:

Одна лишь в сердце ненависть была —
И жизнь любви единственной дала.
Не зная, слишком рано увидала
И слишком поздно я, увы, узнала.
Но победить я чувство не могу:
Горю любовью к злейшему врагу.

Вечером Ромео приходит в сад Капулетти и слышит, как Джульетта, стоя на балконе, говорит:

Ромео, о зачем же ты Ромео!
Покинь отца и отрекись навеки
От имени родного, а не хочешь —
Так поклянись, что любишь ты меня, —
И больше я не буду Капулетти.

Ромео появляется перед Джульеттой и они решают обвенчаться как можно скорее.

Ромео договаривается, чтобы монах Лоренцо обвенчал их и тот соглашается в надежде, что эта любовь прекратит давнюю вражду между семьями Монтекки и Капулетти.

Однако через несколько часов после тайного венчания Ромео видит, как Тибальт из семьи Капулетти убивает Меркуцио, друга Ромео. Мстя за смерть друга, Ромео убивает Тибальта и за это герцог Вероны изгоняет Ромео из города навсегда. Последнюю ночь перед изгнанием Ромео тайно проводит в покоях Джульетты, после чего покидает город. Родители Джульетты хотят выдать её замуж за молодого и хорошего собой графа Париса.

Джульетта в ужасе просит помощи у монаха Лоренцо и он даёт ей снадобье, которое она должна выпить, после чего все примут девушку за мёртвую и положат в семейный склеп, откуда её потом тайно вызволит Лоренцо.

Монах посылает письмо к Ромео, однако оно не доходит и юноша в ужасе узнает о смерти Джульетты, покупает яд и проникает к возлюбленной в гробницу. Парис (жених Джульетты) видит, как изгнанный из города Ромео проник в гробницу Капулетти и следует за ним. Между Ромео и Парисом разгорается схватка и Ромео убивает Париса. После этого Ромео прощается с безмолвной Джульеттой и принимает яд. Джульетта, очнувшись, в ужасе понимает причину самоубийства Ромео и закалывает себя.

О произошедшем становится известно в городе и главы семейств Монтекки и Капулетти примиряются над телами своих детей. Монтекки клянется воздвигнуть возлюбленной своего сына статую из золота:

Пусть людям всем, пока стоит Верона,
Та статуя напоминает вновь
Джульетты бедной верность и любовь.

На что Капулетти говорит, что воздвигнет статую Ромео.

Статуя Джульетты (пусть и не из золота) действительно существует в Вероне, считается, что любой, кто потрет правую грудь Джульетты, обретет счастье и любовь.

Пьеса Шекспира «Ромео и Джульетта» пользуется огромным успехом уже 4 века. В первом издании сочинений Шекспира 1623 года, находившемся в читальном зале Оксфордского университета, наиболее замусолены уголки страниц, содержащие «Ромео и Джульетту», особенно те, где напечатана ночная сцена свидания.
Эта трагедия Шекспира неоднократно экранизировалась и лучшей экранизацией считается фильм итальянского режиссёра Франко Дзеффирелли «Ромео и Джульетта» (1968). Роль Ромео в фильме сыграл 17-летний британский актёр Леонард Уайтинг, а роль Джульетты — 15-летняя британская актриса аргентинского происхождения Оливия Хасси.

Леонард Уайтинг и Оливия Хасси во время съёмок «Ромео и Джульетты»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *