Почему я не рожаю?

Мария Максакова // Фото: Кадр из программы

Певица подлила масла в огонь в свои и без того непростые отношения с матерью актрисой Людмилой Максаковой. Звезда оперной сцены дала откровенное интервью, в котором призналась, что в раннем детстве воспитывалась только своим отцом и няней. Тогда как ее мама появлялась в доме от случая к случаю и, в основном, по праздникам.

Мария рассказала, что ее папа, немецкий предприниматель Петер Андреас Игенбергс взял на себя ответственность за заботу о ребенке. Будучи гражданином ФРГ приезжал на дачу за 45 километров от Москвы каждый день, чтобы рассказать дочери сказку. И это продолжалось на протяжении шести лет. Максакова призналась, что могла бы вообще не родиться, если бы отец не настоял на своем, так как ее мать не хотела ребенка. Людмила Васильевна согласилась только после того, как подписала с мужем договор, по которому тот обязался ее обеспечивать.

«Папа хотел, чтобы я появилась. А мама очень не хотела рожать второй раз. Она мучилась с первым ребенком: в Советском Союзе ничего не было, тяжелые роды были. Папа ее уговаривал, они даже составили договор. Там было расписано все до моих 16 лет. Я ее озолотила своим появлением», — призналась певица.Людмила Максакова // Фото: Legion-media

41-летняя певица считает, что именно жизнь в роскоши и зависть коллег поставила крест на карьере матери, которую перестали снимать в кино в самом расцвете ее творческих сил. «Она возненавидела папу, который ей все это дал. Ее не снимали 10 лет. На ней стояла черная метка. В итоге получилось, что она за сытую жизнь отдала свой талант», — уверена оперная дива.

Сама Мария Максакова признала, что тоже была несправедлива по отношению к своему старшему сыну Илье. Она жалеет о том, что в раннем детстве заставляла его заниматься музыкой и отбила всякое желание играть. «У него были очевидные музыкальные способности, но с моей стороны был прессинг. Зато сейчас он выигрывает на конкурсах чтецов. Младшего Ваню я так не насилую. У него была такая связь с отцом, что боюсь на него давить. У него никого нет, кроме меня. Эту семейку погибшего отца, которая без конца ходит на все эти эфиры, в расчет не беру», — заявила она.

Мария Максакова с Денисом Вороненковым // Фото: Legion-media

Напомним, что у Марии Максаковой трое детей: 15-ти летний Илья, 11-летняя Людмила и трехлетний Иван. Младший сын певицы был рожден в единственном официальном браке с депутатом Денисом Вороненковым, которого застрелили в 2017 году. Спустя год после смерти любимого супруга артистка потеряла еще и отца. Петер Андреас Игенбергс умер в 2018 году, прожив в браке с Людмилой Максаковой более 40 лет.

По материалам YouTube-программы «Сэлфи»


На лекции по сексуальной грамотности для 10–12-летних детей после блока о насилии самая смелая девочка сказала: «Это будет очень странно, если я приду к маме и скажу, что меня «там» трогал взрослый дядя». Остальные двадцать человек активно закивали и подтвердили: ни один из них не придет к родителям, если подобное случится. Тогда я попросила назвать причины, по которым дети боятся или не хотят обращаться за помощью к родителям. Они озвучили шесть. Готовы?

1 ⭐ «На меня будут кричать»
И тут же дети объясняют: если меня ругают за разную ерунду — разбитая чашка, двойка по математике, утерянный телефон — то за такое меня точно убьют! Вспомните себя в детстве и подростковом возрасте — было ли безопасно во всем признаваться родителям, бабушкам-дедушкам? А сейчас вы точно тот взрослый, к которому можно прийти со всем, чем угодно? С любой проблемой или с большой неприятностью? Дадите ли вы нужную поддержку? Найдете ли вы правильные слова? Сумеете ли справиться с собственными эмоциями и переживаниями? Безопасно ли вам говорить правду?
«Моя мама классная — вместо того, чтобы кричать, она со мной разговаривает!» — именно так характеризуют дети своих родителей, которые сумели построить близкие и доверительные отношения.
2 ⭐ «Не хочу их расстраивать», «Не хочу их разочаровать», «Мама будет плакать»
Дети прекрасно чувствуют, что мы с вами, возможно, недостаточно зрелые и опереться на нас нельзя. Потому что в сложных ситуациях ребенку придется спасать еще и родителей (давать им поддержку, успокаивать, помогать справляться с ситуацией или информацией), вместо того, чтобы получать помощь. И тогда ребенок экономит силы: проще самому/самой пережить то, что случилось, чем переживать еще и за родителей.
3 ⭐ «Мне скажут, что «сам виноват/сама виновата»»
Знаете, почему так происходит? Потому что наши дети читают те же соцсети, смотрят и слушают те же новости, что и мы. Они активно мотают на ус, как близкие и родные рассуждают, когда с кем-то случается беда.
Обворовали или ограбили?
* Куда смотрел/смотрела?
* Зачем нес/несла с собой такую большую сумму?
* Почему не взял/не взяла такси?
Побили?
* Зачем провоцировал/провоцировала?
* Почему не убежал/не убежала?
* В спортзал надо ходить, чтобы уметь давать отпор!
Изнасиловали?
* Во что была одета?
* Как накрашена?
* Пила/не пила?
* Зачем согласилась пойти с ним/ними?
Дети это впитывают буквально с рождения. И если становятся, не дай Бог, объектом травли/буллинга/домогательств, прекрасно понимают: бессмысленно ждать поддержки от взрослых, которые всегда обвиняют жертву, ведь «я сам виноват/сама виновата». Это срабатывает и в 3 года, и в 10, и в 18.
Но, помимо наших детей, комментарии «сама виновата» читают и слышат еще и насильники. Вы же не думаете, что они живут отдельной группой в лесу, не имея доступа к интернету и ТВ? К сожалению, такие люди всегда рядом — это могут быть наши коллеги, соседи, одноклассники, родственники. И обвиняя жертву, мы даем им посыл: творить грязные делишки можно безнаказанно, ведь общество все равно возьмется выяснять, во что жертва была одета, насколько ярко накрашена, как себя вела, был у нее секс до этого или не было, отбивалась достаточно активно или нет… А насильник останется в тени. И, скорее всего, даже не будет притянут к ответственности. Никакой. Никогда.
Вы же понимаете, что мы с вами становимся соучастниками преступлений, когда обвиняем жертву? А я не хочу быть соучастницей таких жутких вещей. Я хочу, чтобы у жертв был голос! Чтобы они не боялись заявить в полицию, прийти к родителям или другим близким людям и получить не обвинения, а поддержку! И услышать самую главную фразу: «Ты не виноват(-а) в том, что произошло».

Ведь жертвы на самом деле ни в чем не виноваты. У них нет выбора. Я даю вам 300% гарантии, что никто из нас не хочет быть ограбленным, побитым, убитым, изнасилованным, униженным. Только преступник имеет возможность выбирать: грабить или не грабить, убивать или не убивать, насиловать или не насиловать… А как же те, кто провоцирует преступников? Например, кладет мобильный в задний карман или надевает короткую юбку? Читая такие комментарии, мне хочется спросить: правильно ли я понимаю, что вы воруете телефон каждый раз, когда он торчит у кого-то из кармана, и насилуете девушек, которые одеты вызывающе (по вашему мнению)?
Нельзя спровоцировать человека на преступление, если он не способен это сделать.
И когда каждый из нас все это поймет и перестанет обвинять жертв, мы вдруг обнаружим, что дети стали обращаться к нам за помощью (даже в каких-то мелочах — но это тоже важно!), что жертвы обрели голос и право на помощь, что количество насилия стало меньше, что мы вдруг научились давать поддержку тем, кто в ней нуждается. Утопия? Возможно, но мне хочется верить в лучшее. Для нас и наших детей.
4 ⭐ «Они мне не поверят»
«А вдруг ребенок фантазирует?», «Вдруг он/она все придумал(-а)?» — эти вопросы часто мне задают на тренингах родители. Окей, давайте представим, что это действительно так (и слава Богу!), но при этом вы стали на сторону сына или дочери. Что будет чувствовать ребенок? Стыд, вину за обман. А что будет думать? «Мама и папа мне поверили, и если со мной что-то случится по-настоящему, они будут на моей стороне, за меня!» А теперь представим другую ситуацию: насилие есть, а вы не верите…
Родители всегда должны быть адвокатами своих детей. В любой ситуации. Потом можно обсуждать то, что произошло, проводить работу над ошибками. Но главная задача — быть рядом, быть опорой и поддержкой.
5 ⭐ «Запретят гулять, будут контролировать каждый шаг»
Без комментариев.
6 ⭐ «Мы никогда с ними не говорили на эту тему!»
Действительно — если вы никогда не затрагивали тему границ, насилия, телесности, то ребенок, скорее всего, к вам и не придет. Ни с проблемой, ни с просьбой помочь/защитить/поддержать. Никогда. Но можно жить в мире иллюзий, убеждая себя, что «мой ребенок в полной безопасности», «у нас очень доверительные отношения», «моя дочь/мой сын мне все рассказывает». Да, я постоянно слышу это от родителей. Но дети говорят совершенно иное. К сожалению… Поэтому обязательно обсуждайте вопросы безопасности, предупреждения насилия, физиологии, «хороших» и «плохих» прикосновений, чтобы ребенок понимал: у вас можно получить поддержку и понимание абсолютно в любой ситуации!
Юлия Ярмоленко
Источник: Школа осознанного родительства Большая Медведица

Накануне в Москве родила ребенка известная поэтесса и куратор социальных проектов фонда «Ярдэм», «хрустальная леди» Казани Лилия Тимергалеева (Салахутдинова) Фото: «БИЗНЕС Online»

«РОДИЛСЯ МАЛЬЧИК!»

Накануне в Москве родила ребенка известная поэтесса и куратор социальных проектов фонда «Ярдэм», «хрустальная леди» Казани Лилия Тимергалеева (Салахутдинова). Эту информацию сегодня подтвердил имам-хатыб мечети «Ярдэм» Илдар Баязитов: «Да, она родила, это произошло в Москве, в ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика Кулакова». Врач, которая принимала роды, сказала, что Лилия себя нормально чувствует, ребенок тоже под присмотром, будут выхаживать». По словам Илдара хазрата, Тимергалееву увезли в столицу на реанимобиле примерно на прошлой неделе, с того времени она находилась под неусыпным наблюдением врачей «на самом высшем уровне».

«Родился мальчик. О показателях роста, веса не знаю, не сказали. Я сейчас в Казани, а она в Москве. Знаю, что ей кесарево сечение делали, рядом была ее сестра Альфия, роды прошли в районе 6 часов вечера. После этого с женой я еще не разговаривал, знаю, что пока в реанимации и она, и ребенок. Сестру к ней не пустили. Да Альфия ничего, наверное, и не сможет сказать, потому что не была около нее — в Москве очень строгий режим, туда не пускают. Имя ребенку еще не придумали», — поделился с нами супруг «хрустальной леди» Ришат Тимергалиев. Корреспондент «БИЗНЕС Online» предпринял попытку связаться с самой Лилией, но сегодня утром трубку никто не поднял, а накануне вечером ответила врач, которая смогла только заверить, что все в порядке. Дозвониться до пресс-службы ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика Кулакова», где находится в настоящий момент поэтесса, также не удалось.

«Имя ребенку еще не придумали», — поделился с нами супруг «хрустальной леди» Ришат Тимергалиев Фото: «БИЗНЕС Online»

Но, по словам Илдара хазрата, врачи, которые проводили операцию, все сделали так, как и было задумано изначально, включая нахождение малыша в аппарате для поддержания жизнедеятельности. «Параметры ребенка нам пока не говорили, но он, естественно, маленький, недоношенный. Врач сказал, что шансы у мальчика нормальные. С Лилией все хорошо, — пояснил имам-хатыб мечети «Ярдэм». — Мы благодарны всем врачам, всем в фонде, кто принимал участие, потому что Лилия — это частичка «Ярдэм», мы все за нее очень рады и молились, дуа делали и сейчас продолжаем, чтобы все благополучно прошло».

«Вот и прошли прекрасные месяцы испытаний, когда нас, как мне кажется, больше всего пугали на консилиумах словами: нужно прервать! — рассказывала «хрустальная леди» на своей странице в «Фейсбуке» перед отправкой в Москву 6 мая (орфография и пунктуация автора сохранены — прим. ред.). — Это звучало… как приговор, как участь и как безвыходность! Я понимаю и сейчас, по пути в Москву на реанимобиле, что мы с супругом выбрали не лёгкий путь, хотя, наверное и по всей жизни не выбирали лёгких путей. Выбор супруга именно меня спутницей по жизни, доказательства выше сказанному. Не смотря на страх, на риски, мы выбрали #жизнь и я не чуть не жалею, ведь это прекрасно. На данный момент ребёнок совершенно #здоров это ли не счастье?! Осталось совсем чуть-чуть и мы увидим, иншаАлла, новую улыбку, услышим новый плач и ощутим эти минуты отцовства и материнства. Алла телэсэ! Молитесь за нас #друзья Нам теперь очень нужны Ваши искренне дуа! Мы верим что все к лучшему!»

«Врачи настаивали на аборте. Основание — мой диагноз, который передается 50 на 50»

Лилия пятый ребенок в семье. С рождения ей поставили страшный диагноз — «несовершенный остеогенез». Но «хрустальная болезнь» не стала помехой. Женщина ведет активную общественную жизнь, пишет стихи, а два года назад встретила свою любовь. В октябре 2018-го она вышла замуж, со своим избранником познакомилась в мечети, где он работал волонтером. На момент бракосочетания невесте было 32 года, жениху — 30 лет.

«Я спросил ее: «Что ты просила у Аллаха?» А она говорит, что мужа — с руками, ногами, чтобы видел, слышал и мог помогать ей. И вот прошло несколько месяцев. Мы обратили внимание, что в «Ярдэм» вокруг мечети один парень коляску толкает, с Лилией разговаривает. Вначале я думал, что кто-то помогает ей, потом все чаще и чаще . А дальше Лилия мне сказала о серьезности намерений. Это, конечно, для нас была большая радость. Я пригласил жениха, Ришата, к себе и сказал: «Смотри, если у тебя серьезные намерения, то только в этом случае, иначе мы Лилию в обиду не дадим». Он тоже сказал о серьезности намерений — и мы начали готовиться к никаху, сделали большое торжество. Они живут сейчас счастливо», — вспоминал историю этого знакомства Баязитов.

В январе текущего года Тимергалиева и ее супруг побывали в эфире Первого канала. Они стали участниками шоу «Мужское/Женское». Отвечая на вопросы ведущей программы Юлии Барановской, поэтесса рассказала, что они с мужем хотели бы усыновить ребенка, но у них нет собственного жилья. Услышав это, журналист Александр Гордон обратился к президенту РТ с просьбой выделить Тимергалиевой квартиру.

А уже в конце февраля стало известно, что Лилия беременна и собирается выносить ребенка. В интервью нашему изданию она рассказала, что узнала о своей беременности, когда плоду было уже два с половиной месяца. Врачи в женской консультации настоятельно предлагали женщине сделать аборт, но та ответила категорическим отказом и отправилась в клинику. «Я приехала в РКБ, где даже без обследования заявили, что мне противопоказано рождение ребенка и надо прервать беременность. После того как я прошла консилиум, мне сказали: «Подумайте еще раз», — хотя от аборта уже отказ написала», — вспоминала Тимергалиева. По словам куратора социальных проектов фонда «Ярдэм», врачи опасались, что ребенку может генетически передаться ее заболевание. «Они настаивают на аборте. Основание — мой диагноз, который передается 50 на 50, хотя они и сами не уверены», — отмечала «хрустальная леди».

Лилия решила сама выносить малыша, поскольку другие варианты стать мамой ей недоступны. На суррогатную мать нет средств, а «двум инвалидам в семье никто не даст ребенка из детского дома». «Врачи меня понимали в том плане, что это в любом случае мой единственный шанс, и предложили сопровождать меня в течение беременности, проводить обследования и делать все возможное, чтобы сохранилась жизнь моя и ребенка», — рассказывала Тимергалиева.

Несовершенный остеогенез (болезнь «хрустального человека») — заболевание, характеризующееся повышенной ломкостью костей. Больные либо имеют недостаточное количество коллагена, либо его качество не соответствует норме. Коллаген — важный белок в структуре кости, это заболевание влечет за собой слабые или ломкие кости. Как рассказал нашему изданию заслуженный врач РФ Евгений Лильин, несмотря на то что несовершенный остеогенез является противопоказанием к беременности, случаев рождения детей матерями с «хрустальной болезнью» только в России описано не менее 100.

А если какая-нибудь восторженная дура с ребенком в очередной раз попытается ткнуть пальцем в лежащую у меня на плечах кошку с криком: «Ой, доча, смотри, у тети котик!», я ее ребенку тоже куда-нибудь пальцем ткну. Ведь это ж тоже, наверное, удивительно — ребенок, на улице и без поводка!

Вчера моя старая собака имела несчастье упасть на прогулке. Несчастье усугублялось тем, что упала собака у детской песочницы. Собака крупная, весит примерно с меня, моментально сдвинуть ее с территории священного плацдарма поборников человеческого размножения не представлялось возможным. Естественно, на одном из балконов моментально появился поборнический рупор. И понеслось — здесь же дети! А вы! Уберите! Немедленно! Милиция, караул, гельминтозы, осквернение алтаря!!! Ну и прочее — далее неинтересно. То есть, возможно, и интересно, но излагать, что и как я ответила, на страницах родного журнала не осмеливаюсь: как-никак, изданию не чужды проблемы нравственного воспитания молодежи, а тут… Если кому интересно — могу изложить в личном письме; поверьте — убедительные многоэтажные конструкции я умею строить при помощи любой лексики. Но дело не в этом. Дело в том, что когда в той же песочнице второй час подряд визгливым басом завывает человеческий детеныш — на балконах никто не появляется. Все уже лежат с мигренью, но никто и никогда ничего не скажет. Ибо свя-то-е. Ребенок же, сами понимаете.

«Дети? Неизбежное зло», — говорит одна моя подруга. «Я с ужасом поняла, что больше никогда не буду одна», — написала мне, родив, другая. Третья, падая и плача от недосыпа, шепчет мне в трубку онемелыми губами: «Эта сволочь не спит». Дело происходит в полвторого ночи. В шесть сволочь двух лет от роду проснется с требовательным криком: «Мама, копать!» Не спать, не спать, косить, косить…

Мир, по крайней мере, в его сегодняшнем качестве, движется к закату — эту печальную истину не заглушить никакими потребительскими фанфарами. Апокалипсис — не лучшая декорация для родильного отделения. У сознательной части населения возраст рождения первого ребенка сдвигается все дальше и дальше — в России это уже 26-28 лет. Рожают позже, меньше, труднее. Объясняют это необходимостью социальной реализации, желанием «встать на ноги» до того, как придет время размножиться. На мой взгляд, все и проще, и сложнее одновременно — человек, обладающий хоть немного прозорливым сердцем, не может не чувствовать, что в конце тоннеля сквозит, и сквозняк этот припахивает тленом. Рожать попросту страшно. Но мы идем против сердца. Потому что как же — ведь у всех дети. Потому что не должно же человечество вымереть (откуда, кстати, это известно? может быть, как раз должно, да и вообще процесс давно уже пошел). Потому что нас всех кто-то родил, теперь наша очередь… Наконец, потому, что высшее предназначение женщины вроде бы материнство. Рожать не хочется, рожать страшно, опасно и вообще не очень получается забеременеть, но наука идет вперед, и мы оплодотворяемся в пробирках и выхаживаем безнадежных. Генетические пороки слипаются в гигантский снежный ком, со свистом несущийся с горы в пропасть… Но индустрия борьбы с бесплодием — дело не менее выгодное, чем индустрия похудания. И та и другая эксплуатируют наш основной животный инстинкт. Похудеть, чтобы обрести сексуальную привлекательность и найти достойного партнера. Для размножения, для чего же еще…

Между тем «плодитесь и размножайтесь» было сказано именно животным. А людям было сказано как раз совсем другое: «И рожать будешь в муках». Прямохождение тут ни при чем, зато очень при чем грех познания. Мы отличаемся от животных как раз тем, что пытаемся осознать последствия проявления своих инстинктов.

Например, понять, что любому государству всегда нужны солдаты и рабочие, и их кто-то должен родить, но почему именно ты? К каждому ребенку прилагается как минимум один платежеспособный взрослый, которого нагибают во все стороны производители памперсов, детского питания, игрушек, да мало ли на свете всякого детского говна — но опять же, почему этим взрослым должен быть именно ты? В метро развешены жуткие плакаты против абортов, но кто знает, почему такое решение приняла именно ты?

Роды и армия — архетипические гендерные истории, мужская и женская. Служил? Не служил — не мужик. Рожала? Не рожала — не баба. А может, тебе хочется быть просто человеком? Предрассудки, манипуляция сознанием, эксплуатация самых глубинных мотивов, с которыми справиться ох как нелегко, — и результатом всего этого может оказаться именно твоя искалеченная жизнь и жизнь твоего никому не нужного ребенка.

Последствия традиционной демографической политики, кстати, нередко почти комичны: хотя государство по-прежнему не в состоянии обеспечить достойный уровень существования всем своим матерям и детям, жить стало лучше, жить стало веселее, и в России сейчас демографический взрыв. В результате лет через двадцать нас ждет весомый прирост армии безработных. Но динамика все равно оценивается как в целом положительная. Выводы делайте сами.

В беременности есть, безусловно, свои кайфы — чувствуешь себя этакой неоткрытой планетой, мыслящим инкубатором новой цивилизации. Самодостаточность абсолютная. Роды тоже штука интересная. Есть, есть в этом процессе некий гуманистический пафос — рождение жизни как-никак, целая, понимаешь, неизведанная человеческая вселенная появляется на свет, уникальная по сути и неисчерпаемая в глубинах. Слышать, как с арбузным треском расходятся собственные тазовые кости и рвется, будто толстая резина, промежность — это сильно, способствует экзистенциальным озарениям. Природой, кстати, мудро устроено, что родовая боль мгновенно забывается — потому что совершенно, конечно же, непонятно, как человек в своем уме способен пойти на Такое еще раз. А ведь идут — и не раз, и не два…

В общем, родить — дело нехитрое. И никаким таким особым личным достижением сей факт не является.

Самое страшное начинается потом. Все. Твоя собственная жизнь закончена. Теперь это совсем другая жизнь. Ты больше не одна. И никогда одна не будешь. Никогда не будешь ориентироваться только на свои желания, ставить перед собой свои собственные цели, никогда не будешь по-настоящему свободной. Я употребляю женскую форму глагола, хотя мужчин это касается не меньше. Вне зависимости от пола, при появлении ребенка в твоем мозгу образуется точка, которая тлеет пульсирующей болью и никогда не затухает. Просто традиционно за детеныша все же по большому счету ответственна самка. «Ты же мать!» — вот вопль, доводящий миллионы женщин до невроза вины. Не женщина, не человек — мать. Если относиться к этому серьезно, на себе можно ставить крест.

Вот он, твой малыш. Такой милый, хороший, ходит под себя, беспрестанно орет, пускает слюни и пучит глаза. Теперь представь все это в исполнении взрослого человека. Здорово, правда? Хочешь нести ответственность за наличие корки засохших соплей у него под носом и регулярность отправления его физиологических потребностей? Может быть, хочешь запаривать по вечерам чернослив и впихивать ему в рот под дикий визг, а он в ответ будет плеваться в тебя коричневой гадостью? Или ты желаешь бережно нежить его беспомощное тело в отварах трав? А позже находить в его постели раскрошившиеся чипсы, потекшие маркеры, липкие фантики? Или, того пуще, иметь этого очаровашку своим постоянным собеседником — с бесконечным терпением, из последних сил пытаясь сохранить ровный тон, отвечать на одни и те же идиотские вопросы или выслушивать нудные рассказы про новую куклу, которая (и она тоже!) умеет писать и плакать? Хочешь? Нет? А тебя никто не спрашивает. Твое желание, твоя свободная воля здесь совершенно ни при чем.

Родив дочь, я долгое время думала, что я моральный урод. «Знаешь, я когда ее купаю, — говорила я своему тогдашнему другу, — мне иногда страшно.» «Ты думаешь, что стоит вот так опустить в воду, немножко подержать, и все это кончится?» — спрашивал он в ответ. Наши дети были ровесниками — им было месяца по три, у него ребенок был второй. Но даже подобные пугающие прорывы не могли отвратить нас от процесса, номинально вроде бы напрямую связанного с деторождением. Немного развеявшись, мы возвращались к супругам и колыбелям, ванночкам, клизмам, клеенкам, коляскам. Люди, конечно, — очень странные звери.

Справедливости ради надо сказать, что радость от детей все-таки есть. Первый раз пройтись с собственным ребенком за ручку — экспириенс не из последних. Дети до определенного периода приятно пахнут и спят, раскинув ручки самолетиком. Иногда они быают очень смешными, иногда льстят родительскому тщеславию. Если активно сопротивляться рутинному давлению среды и не поддаваться тупой инерции «все лучшее — детям», в процессе выживания с детьми можно сохранить и даже развить в себе какие-то вполне человеческие качества, не всегда худшие. Можно упереться и не потерять лица. Можно относиться к детям просто как к людям. Это трудно, но это того стоит — иначе твой головной мозг неминуемо превратится в спинной, и ты перестанешь быть интересным прежде всего собственному ребенку.

Знаете, почему Триер не получил Канн за свой гениальный «Догвилль»? Мне кажется, лишь потому, что в финале там выстрелом в упор убивают грудного ребенка. И зал радуется, не успев спрятать своих настоящих эмоций. Хочется родить — рожай. Но забудь о пресловутом «стакане воды» и вообще о какой-либо благодарности. Это был твой личный выбор, значит, и ответственность только твоя. Наши дети нам ничего не должны. Нечего вешать на них собственные нереализованные амбиции и непонятные надежды — они нас их рожать не просили.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *