Под звон

Уроки в этой необыкновенной школе начинаются с молитвы и чаепития, домашние задания выполняются без напоминаний. Оценок не ставят, но экзамен через два месяца ученикам сдавать все же придется. А как иначе? Хочешь стать квалифицированным звонарем — придется потрудиться!

Школа звонарей при храме Жен-Мироносиц открылась в Пскове в сентябре прошлого года с благословения митрополита Псковского и Порховского Тихона. Сейчас здесь обучается уже третий поток псковичей: и неусидчивые мальчуганы лет 12, и молодые девушки, и пожилые мужчины — интересно всем, вне зависимости от возраста и пола. Мы расспросили педагога школы Игнатия Шешукова о том, сложно ли учиться звонарному искусству, почему псковичи с охотой приобщаются к колокольному делу, где в Псковской области самый красивый звон и… можно ли за два месяца научиться играть на колоколах «Чижика-Пыжика».

Чудесная школа

— Игнатий, как вы пришли к такому необычному занятию, как появилась идея открыть школу звонарей в Пскове?

— Учиться колокольному звону я начал в 10 лет в древнем Успенском монастыре на острове Свияжск под Казанью. Колокольня была очень красивая, очень похожая на псковские звонницы — романтичная, с каменными ступенями. Там были потрясающие колокола и не было звонаря. Я просто разговаривал с иеромонахом, и не знаю, искренне или просто поддержать разговор, сказал ему: «Здорово было бы в колокола звонить!» А он ответил: «Так иди и звони». В монастыре был человек, который теоретически знал, как что делается. Так я начал звонить. Но впервые узнал, что такое настоящий мастерский колокольный звон, когда оказался в Москве и услышал Илью Михайловича Дроздихина. Он звонил так, как я даже вообразить не мог. Я сразу к нему напросился в ученики.

В 2005 году Илья Михайлович открыл школу звонарей, я у него преподавал. Потом он стал лить свои колокола, одни из лучших на сегодня в России, и подарил школе в Пскове учебную звонницу. Это чудо в истории псковской школы звонарей не единственное. Второе событие произошло буквально пару недель назад — встреча с митрополитом Псковским и Порховским Тихоном. Владыка заинтересовался школой, очень воодушевился идеей, принял в ней самое активное участие и взял все расходы школы на себя. Благодаря этому с настоящего времени все занятия у нас бесплатные. Раньше двухмесячные курсы стоили 5000 рублей. Мы очень благодарны митрополиту Тихону за такую возможность.

— Сколько человек на сегодня уже закончили школу и стали квалифицированными специалистами?

— В данный момент обучается третий поток. Максимальное количество человек на курсе — 12, это две группы по 6 человек, одни занимаются в понедельник, другие — в четверг. Урок длится три часа, изучаем теорию, практику. Еще одну группу практически невозможно взять: учебная звонница занята в течение всего дня, потому что ученики по графику приходят дополнительно тренироваться, выполняют домашнее задание. Практически все свободное время заполнено. Все дело в практике — чем больше занимаешься, тем быстрее все поймешь.

Сейчас прошло объявление о наборе на следующий поток, люди звонят, мы их записываем уже ориентировочно на май.

— Как проходят экзамены в школе звонарей?

— Обучение длится два месяца, затем я даю неделю-другую на подготовку к экзамену, по результатам которого ученикам выдаются дипломы об окончании школы, о том, что выпускник знает устав, канон, знает, как звонить, когда, какие звоны бывают, владеет азами настройки системы на звонницах, как правильно повесить колокола.

— Какие требования предъявляются к тем, кто приходит в школу? Насколько необходимо, чтобы у человека был музыкальный слух, чувство ритма?

— Чувство ритма можно развить. Есть упражнения на нашей звоннице, есть домашние упражнения для того, чтобы его сформировать.

Первый выпуск Школы звонарей

Дозвониться в космос

— Какие люди и с какой целью приходят в псковскую школу звонарей?

— У всех людей разные задачи. Со стороны кажется, наверное, что в школу могут прийти исключительно воцерковленные люди, которые являются прихожанами храма, у которых есть возможность звонить в колокола, которые хотят стать звонарями… В действительности все иначе. Есть те, кто хочет стать звонарем и приходит для того, чтобы получить необходимые навыки. Есть люди, которые приходят, потому что им интересно что-то новое для себя открыть. Можно ведь пойти на курсы рисования, английского языка, кулинарии — все это из нашего мира, нам знакомо. А колокольный мир — космический. В нем столько необычного, того, с чем человек никогда в жизни не сталкивался.

Есть те, кто приходит из-за определенных проблем со здоровьем. Я из Москвы, по образованию гитарист, занимался музыкой с людьми, у которых были психологические комплексы: кому-то было сложно общаться, кто-то боялся выходить из дома. Мы занимались музыкой, но у меня не было задачи сделать ученика профессиональным музыкантом. Если за первое занятие он переборет себя и дернет за любую струну — значит, занятие прошло хорошо, контакт налажен. А если за месяц он не постесняется попробовать взять несколько аккордов — это большой успех! Сейчас, имея 18-летний опыт звона в колокола, я понимаю, что колокола для терапевтических целей более совершенны. С одной стороны, ты извлекаешь по-настоящему громкие звуки — тебя слышно, но в то же время ты неминуемо находишься в абсолютно уединенном состоянии.

Еще приходят люди, для которых школа — это просто возможность познакомиться с интересным миром колокольной культуры.

— В объявлении указано, что принимаются дети с 10 лет. Насколько школьники могут справиться с программой обучения?

— В этом потоке набралось 5 детей. Я хочу сделать отдельную детскую группу — у них совсем другой способ обучения. Заниматься три часа им тяжело, да и часть теории им вообще не нужна. Здесь многое зависит от ребенка, его усидчивости, желания. У меня были ученики и 10, и 12 лет — великолепные звонари! Между прочим, у детей лучше получается звонить в колокола. Потому что они смелее. Я взрослым часто говорю — представьте, что вы 10-летний ребенок. Здесь надо идти от практики. Просто взять веревки и начать движение, не думая, что при этом должно произойти.

Взрослые чаще бывают зажатыми, робеют, стесняются, что у них не получится, хотят все понять, по полочкам разложить, от ума подойти и извлечь благоприятный звук. А дети — им дайте скорее попробовать, хватают веревки кое-как. Такое дерзновение действительно спасает от многих ошибок в начале. И если человек начинает свой путь таким образом, то дальше его надо просто скорректировать немного. Это гораздо проще, чем подталкивать человека, доказывать, что не надо стесняться. Дети проще смотрят на мир: вот веревки, их надо дергать — и будет звук.

К тому же результаты занятий в школе видны сразу, после первого урока, можно более-менее какой-то звон воспроизвести. А это очень положительное качество: на гитаре чтобы добиться первых результатов, нужно постараться. Это, конечно, не отменяет того факта, что колокола — весьма сложный инструмент и нет такого потолка, в который можно упереться: каким бы человек не был профессионалом, сколько бы лет он этим не занимался каждодневно, он всегда понимает, что ему еще есть куда развиваться.

— Коллеги, отправляя меня на интервью, просили обязательно спросить, можно ли звонить в колокола женщинам. Можно?

— Конечно! Среди девушек сейчас даже больше звонарей, чем мужчин. Во-первых, девушек в принципе больше, во-вторых, девушек больше в церкви на службах. На большинстве псковских звонниц женщинам тяжело. Но только лишь по причине того, что неграмотно настроена колокольная система. Задача звонаря, который занимается настройкой, сделать так, чтобы во все колокола вне зависимости от размеров, было легко звонить. В этом есть свои секреты, тонкости.

— Тех, кто получил дипломы профессиональных звонарей на первых двух потоках, можно сегодня услышать на звонницах псковских храмов?

— Да, мне сегодня наш выпускник, который до учебы был далек от церковной жизни, радостно рассказывал, как он каждый день к 7 утра ходит на колокольню, как ему нравится это дело, которое стало частью его жизни.

Вообще если перестать звонить, через полгода все забывается. Желательно хотя бы изредка звонить. Наша школа предоставляет такую возможность. Когда человек закончил обучение, я всем говорю: у кого нет возможности звонить, приглашаем с настоятелем храма Жен-мироносиц на нашу колокольню. В дальнейшем я мечтаю вывести эту школу на более семейный лад, мы и сейчас поддерживаем отношения с теми, кто уже отучился, я приглашаю всех на экзамены следующего курса, устраиваю небольшие концерты колокольного звона.

Музыка без нот

— В Пскове есть талантливые звонари?

— ПолнО. Почти все ученики школы звонарей действительно звонят — за два месяца развиваются так, что я даже думаю: впереди еще три занятия, чему я их научу? Мне надо прыгнуть выше своей головы.

— У какой колокольни в Пскове самый красивый звон?

— Мне очень понравилась звонница на острове Верхний. Там есть и новые колокола, и немалое количество старинных колоколов с совершенно невероятным звуком.

Идеально построенная звонница — это проигрышный путь. Если на звоннице есть 8 колоколов и между ними складываются сложные отношения (один колокол с каким-то хорошо работает, с другим плохо), то звоны получаются максимально красивыми и интересными, с большим количеством красивых аккордов, интервалов. Звонница на острове Верхний — рекордсмен по возможностям. Там 10 колоколов — 3 зазвонных, 4 подзвонных и три благовеста.

Я настраивал ее осенью и столкнулся впервые в жизни с необъяснимым явлением. Самый большой подзвонный колокол и по размерам, и по звуку отличается от следующего по величине. Во время звона он по необъяснимым причинам все больше пристраивается под ближайший колокол и за пять минут (звон по уставу длится около 15 минут) — он начинает звучать в унисон, хотя изначально между ними полтора тона разница.

— В колокольном деле есть место для творчества?

— Колокольный звон — это 100%-ная импровизация. Конечно же, есть каноны, правила, законы, традиции. Но так или иначе звонарь опирается на свои возможности, в том числе технические. Импровизация заключается в сочетании приемов, устоявшихся веками, и добавлением чего-то своего. Здесь нет нот — и не может быть. Потому что каждый колокол неповторим. Это характерная черта именно русских колоколов. Кстати, «Чижика-Пыжика» на колоколах, как в фильме «Иван Васильевич меняет профессию», и не сыграешь именно потому, что колокола устроены иначе, здесь конкретных нот нет. Самый базовый простой первый звон в сто раз интереснее «Чижика» в плане возможностей — громко, ритмично, все работает — и руки, и ноги.

То, что мы делаем на учебной звоннице, невозможно сделать на любой другой. Просто потому, что эти колокола имеют свое звучание. Я звоню не просто слепо, а включаю мозги и уши — слушаю: с маленькими колоколами звучит хорошо средний зазвонный, а маленький зазвонный, допустим, создает определенный диссонанс. За счет этого звон приобретает свою изюминку. Попробую эту же последовательность на другой звоннице — получится другой звон. Звонарь подстраивается под каждую колокольню.

Когда я говорю про интересные ритмы и импровизацию — это не значит, что звонарь на колоколах занимается джазом. Все очень скромно. Колокольня — это не место для реализации своих творческих идей, не музыкальная площадка. Это часть храма, и колокольный звон — часть службы, имеющая конкретные задачи. Человек идет на службу и по звону может определить: сегодня большой праздник.

— Вы так говорите о колоколах, как будто они живые.

— По меньшей мере у них есть характер. Ярко выраженный. О колоколе не расскажешь в одном предложении. С ним надо познакомиться, поговорить.

Кстати

Как рассказал Игнатий Шешуков, колокола в Россию завезли из Европы, но культура колокольного звона существует только в России. Она зародилась после татаро-монгольского ига. В остальном православном мире — в Греции, Иерусалиме, Грузии — колоколов очень мало. Богатая колокольная традиция, с 6 видами звонов, существует только в России. Для нашей страны издавна колокольный вопрос был вопросом престижа государства. В России отливались самые большие колокола (например, вес Царь-Колокола — 204 тонны), устанавливалось самое большое количество колоколов — не 2-3, а до 20 колоколов. Были даже особые колокола, которые звонили встречные звоны, когда приезжали послы из других государств.

До революции не каждому человеку разрешалось отливать колокола. Человек должен был пройти долгую школу на литейном заводе, получить хорошие рекомендации, с которыми можно было обратиться к государю за разрешением лить колокола. Колокололитейщиков освобождали от налогов, воинской обязанности. До революции было множество заводов, где лили колокола, но после революции все уничтожили. С 80-х годов стали восстанавливать традиции. Сегодня в России работает довольно много литейных заводов.

Если вас заинтересовала информация о школе звонарей, вы хотите получить знания и навыки колокольного мастерства, обращайтесь в храм свв. Жен-Мироносиц (ул.Коммунальная, 13) или звоните по тел. 8-917-936-47-06. Группа храма во ВКонтакте https://vk.com/club62230046

Леоновский благовест в исполнении Ильи Дроздихина (2011)

Леоновский благовест — четвертый альбом руководителя Московской Школы Звонарей Ильи Дроздихина.

На диске звучат колокольные звоны храма Ризоположения в Леонове г. Москвы. Запись сделана во время традиционного пасхального концерта колокольного звона в 2011 году.

Все звоны исполнены в живую. На концерте прозвучали как традиционные звоны, так и импровизации, которые всегда приветствовались в русской манере звона. Всего в рамках концерта было исполнено 12 различных звонов.

Каждый колокольный звон можно скачать в mp3 или прослушать on-line.

01. Леоновские куранты

http://bellschool.ru/wp-content/uploads/2013/12/01-Леоновские-куранты.mp3

02. Будничный звон

http://bellschool.ru/wp-content/uploads/2013/12/02-Будничный-звон.mp3

03. Весенняя капель

http://bellschool.ru/wp-content/uploads/2013/12/03-Весенняя-капель.mp3

04. Престольный праздник

http://bellschool.ru/wp-content/uploads/2013/12/04-Престольный-праздник.mp3

05. Водосвятный звон

http://bellschool.ru/wp-content/uploads/2013/12/05-Водосвятный-звон.mp3

06. Красный звон

http://bellschool.ru/wp-content/uploads/2013/12/06-Красный-звон.mp3

07. Архиерейский звон

http://bellschool.ru/wp-content/uploads/2013/12/07-Архиерейский-звон.mp3

08. Погребальный звон

http://bellschool.ru/wp-content/uploads/2013/12/08-Погребальный-звон.mp3

09. Московский перезвон

http://bellschool.ru/wp-content/uploads/2013/12/09-Московский-перезвон.mp3

10. Встречный звон

http://bellschool.ru/wp-content/uploads/2013/12/10-Встречный-звон.mp3

11. Венчальный звон

Колокольный звон с древнейших времен считается явлением загадочным и полным домыслов. О «голосе неба» слагают легенды, а колоколам приписывают магические свойства. Звук колокола может вызвать надежду и тревогу одновременно, служить сигналом беды и взывать к великой радости. Каждый слышит в нем что-то свое, но незамеченным он не остается никогда. Журналист Tomsk.ru решила выяснить, что таит в себе колокольный звон, и как можно научиться этому искусству.

Первые колокола появились более четырех тысячелетий назад, в восточных странах они существовали еще до нашей эры. В церкви колокола используются с пятого века, а предание приписывает идею создания колоколов епископу Павлину Милостивому: во сне он увидел ангелов с цветками колокольчиков, издающих дивные звуки. Полевые цветы подсказали Павлину форму колоколов. Первое летописное упоминание о колоколах на Руси относится к 988 году.

Сейчас колокола льют из колокольной бронзы — сплава меди и олова. Количество колоколов в звоннице обычно варьируется от пяти до двенадцати. В Томске крупные колокольни есть в Воскресенской церкви, в Богоявленском и Петропавловском соборах, в Свято-Троицкой церкви, в Богородице-Алексиевском монастыре, в Знаменской церкви, а также в храмах в Зоркальцеве, Коларове, Асине, Корнилове и Богашеве.

В церковные колокола звонят специально обученные люди — звонари. Научиться искусству колокольного звона можно и в Томске. В частности, в Томской духовной семинарии этой практике обучают студентов, а в школе звонарей при Воскресенской церкви научиться звонить может любой желающий.

Голос церкви

В Томской духовной семинарии нет понятия «преподаватель колокольного звона». Здесь студенты-старшекурсники сами обучают новичков. Семинаристы же и звонят на колокольне в Богоявленском соборе. Игорь Антоневич — студент третьего курса семинарии, он обучает товарищей практике колокольного звона и объясняет азы теории.

«Вся церковная жизнь сопровождается колокольным звоном, это голос церкви. Можно сказать, что икона — это молитва в красках, а колокольный звон — молитва в бронзе. С ударом колокола начинается богослужение, звон выделяет самые важные моменты службы — например, чтение Евангелия — и завершает ее. Служба колокольного звона и служба в самой церкви мыслится как единое богослужение», — рассказывает Игорь.

По его словам, существует четыре канонических звона — перебор, перезвон, благовест и трезвон. Каждый употребляется в зависимости от повода и периода времени. Трезвон — праздничный звон во все колокола, он сопровождает воскресные и пасхальные богослужения. Перебор — погребальный звон, производится от малого колокола к большому, символизирует человеческую жизнь в ее развитии. В конце звона — удар во все колокола, что означает прерывание жизни. Перезвон производится от большего колокола к меньшему, например, во время освящения воды, означает схождение благодати с небес на воду. Благовест — удары в самый большой колокол — благовестник, он входит в состав праздничного или обычного звона в повседневной службе.

«Колокольный звон передает и характер самого дня, это эмоциональная нагрузка церковной жизни. Например, во время Страстной седьмицы звоном отмечаются самые скорбные моменты. Обыватель тоже может различать эту эмоциональную составляющую, ведь звон — это голос церкви, который доступен каждому человеку», — поясняет Игорь Антоневич.

Он рассказывает, как поступил в семинарию, и старшекурсники позвали его на колокольню. Семинарист намеревался просто постоять и послушать, однако увлекся и теперь сам обучает практике.

«Я просто музыку люблю, окончил музыкальную школу по классу домры. У этого инструмента нет многозвучности, полифонии. Может, именно многозвучностью меня колокола и «притянули». За нами никто не закрепляет функцию преподавателей — мы тут все равны. Я показываю основную систему: как вот этот колокол звонит, этот — в одно время, этот — в другое, счет разный… А тонкости каждый сам приобретает в процессе получения опыта. Мы звоним, например, в зазвонные колокола — три маленьких колокольчика — они самые звонкие и музыкальную окраску придают, и на них можно любой ритм выбивать, даже можно аритмию красивую, это уже момент творчества. Но импровизировать можно в рамках самого звона, нельзя калечить звук, менять его праздничность и лишать его торжественности», — рассказывает Игорь.

Сейчас он сам подходит к новичкам и предлагает научить звонить. Отмечает, что в этом году поступили ребята «живые», готовые потрудиться, с энтузиазмом воспринявшие эту возможность.

Связанные одной нитью

Решив не отставать от «живых ребят», отправляюсь на колокольню в Богоявленский собор, чтобы своими глазами увидеть, как проходит процесс обучения. Первое испытание — крутую узкую лестницу в небеса — прохожу без потерь, сумев не свалиться и не удариться головой. А потом вместо того, чтобы любоваться великолепным видом, открывшимся сверху, нужно изучать систему управления колоколами.

Самые маленькие — зазвонные колокола — управляются правой рукой звонаря. К языкам привязаны веревки, которые связаны между собой. Получается так называемая связка, которой и управляет звонарь. Средние — подзвонные колокола — управляются левой рукой. Веревки, на которые нажимает звонарь, крепятся одним концом к языкам колоколов, а другим — к звонарскому столбику. Самые большие колокола — благовестники — управляются правой ногой, нажимающей на педали. Полиелейный колокол — вид благовестника, используемый в полиелейные праздники.

«Обучение» начинается с трех самых маленьких — зазвонных — колоколов, скрепленных связкой. Перед началом звона нужно взяться за связку и натянуть веревки так, чтобы языки приблизились к стенкам колоколов. Чтобы позвонить, нужно плавно двигать рукой из стороны в сторону.

Со словами «это очень просто!» Игорь демонстрирует правильные движения кистью и передает мне связку. Оказывается, повторить движение не так легко: нити быстро ускользают из пальцев, и извлекать звук сразу из трех колоколов становится сложно, к тому же, замерзшая рука не хочет двигаться плавно.

Чтобы управлять подзвонными колоколами, нужно нажимать на нити, прикрепленные к звонарскому пульту, с определенной последовательностью. Здесь главное — запомнить порядок. А дальше звонарю предстоит «соединить» руки, а потом и подключить ногу, нажимающую на педаль благовестника.

«Сначала мы объясняем студентам подготовительного курса, что делать с зазвонными колоколами, потом — как управлять подзвонными, все делается под счет. Самая большая сложность — все это соединить и не сбиться. Каждая рука выбивает свой ритм, борьба конечностей за ритм — это тяжело, кто-то может долго к этому привыкать. С ногами непросто: на одной приходится стоять, а другой — звонить, одна нога затекает. Но в целом запомнить технику очень просто, овладеть игрой на музыкальном инструменте намного сложнее. Основу, базу может освоить любой. Нужно немного усердия, главное — захотеть, «загореться». У нас некоторые ребята за два-три дня запоминают все», — рассказывает Игорь Антоневич.

Конечно, не обходится без ошибок: звонари могут запутаться в педалях, сбиться и остановиться посреди звона, однако, отмечает Игорь, ничего страшного в этом нет. «Если правильно среагировал и продолжил дальше звонить, то внизу, скорее всего, никто ничего не заметит», — говорит он.

Тяжело в учении

Студент подготовительного курса семинарии Дмитрий Зайцев — один из тех, кого сейчас именуют новичками, хотя его самого новичком по части колокольного звона можно назвать с натяжкой. Дмитрий начал звонить еще в 2012 году в родном Северобайкальске, поэтому, приехав в Томск, захотел продолжить это занятие.

«Колокол — это своего рода музыкальный инструмент. У меня была мечта научиться играть на каком-нибудь музыкальном инструменте, но не сложилось, а вот с колоколами получается. Правда, там, на родине, было всего восемь колоколов, а здесь больше, перестраиваться пока тяжело. Сейчас я хожу на колокольню звонить в благовестник и полиелейный, а «соединить» колокола пока не получается. Когда я учился звонить в зазвонные, сперва просто долбил в них, а потом потихоньку начал двигать кистью правильно, рука привыкла, получился перелив. Технику понял уже, понял, как звонят, но подстроиться пока не могу — начинаю, но потом сбиваюсь. Навык придет со временем», — рассказывает Дмитрий.

По его словам, сейчас этой практике обучаются трое семинаристов. После службы они поднимаются на колокольню, где опытный звонарь показывает технику, а новички стараются запомнить и повторить.

Семинаристы не только учатся звонить, но и сами следят за чистотой и состоянием колоколов. Обычно звонарь слышит по звуку, что с колоколом что-то не так, например, звук становится дребезжащим. Веревки, привязанные к колоколам, часто рвутся, их меняют и периодически подтягивают. Колокольню необходимо регулярно отмывать от пыли и птичьего помета — ведь это место не для попрания. Колокола тоже чистят по мере загрязнения: звонари орудуют швабрами, забравшись на стремянку. Такие уборки проводятся в летнее время.

Учат в школе

При Воскресенской церкви уже несколько лет существует школа звонарей, куда может прийти любой желающий. Анна Мельникова, преподаватель школы, освоила искусство колокольного звона в Новосибирске, пройдя курсы звонарей в одном из храмов. Некоторое время она звонила в этом храме, а затем познакомилась с Алексеем Талашкиным — преподавателем колокольного звона, чья школа звонарей со временем превратилась в Сибирский центр колокольного искусства в Новосибирске.

Некоторое время Анна преподавала в новосибирском центре, а затем вернулась в Томск и начала звонить в Воскресенской церкви. И, когда настоятелю пришла в голову идея создать на базе церкви школу звонарей, Анна снова стала преподавателем.

«Батюшка приобрел мини-звонницу — маленькую имитацию колокольни — и мы начали заниматься сначала с детьми из воскресной школы, а через год пришли взрослые ученики. У меня есть перед глазами пример только новосибирской школы, но полностью перенимать опыт преподавания будет неправильно, потому что везде своя местность, разные люди. Помимо практической части у нас есть теоретическая, я пишу ученикам лекции. В прошлом году, чтобы больше времени было у каждого на колокольне, разделили по времени шестерых учеников, и на каждого отвели по полчаса. Но со временем нам сказали, что это слишком «жирно». Когда человек начинает учиться звону, он влюбляется в это дело, возникает определенная привязанность, азарт. Он будет один и тот же пассаж повторять, пока не получится. А людям, которые находятся внизу и три часа слушают одно и то же, очень тяжело это выдерживать», — рассказывает Анна Мельникова.

По ее словам, однако, жители близлежащих домов ни разу не приходили в храм жаловаться на колокольный звон. Возможно, это объясняется тем, что церковь расположена высоко, и звук по большей части идет в стороны, а не вниз, к домам. Но есть и другая причина того, что в жилых домах не слышен звук колоколов.

«Уже доказано, что звон колоколов распространяется на четыре стороны, крестообразно. Даже если просто походить вокруг любого храма, где есть колокольня, есть места, где звон слышен очень хорошо, а есть места, где будут глухие «окна», где не будет слышно звона вообще. Видимо, дома попадают в такую зону», — считает преподаватель.

Первые ученики школы звонарей не имели взаимосвязи друг с другом, не видели работу других, не смотрели со стороны, как двигаются другие ученики, а это важно, уверена Анна. В этом году настоятель разрешил ученикам приходить в храм в течение недели и заниматься на маленькой звоннице. Конечно, на ней не такие колокола, как наверху, но сам навык можно приобрести и здесь, кстати, без присутствия преподавателя.

«Конечно, я стою рядом и поправляю учеников, мне все кажется, что если я им руку подержу, то они смогут лучше. Но стоит руку отпустить, как эффект пропадает. Мышечные ощущения они сами должны наработать. Когда впервые «соединил» руки и ноги, появляется эйфория, но она быстро проходит, когда рядом кто-то стоит и приговаривает, мол, а давай здесь поправим, а здесь — попробуем по-другому. Человеку нужно дать возможность поработать самому, чтобы он почувствовал, что это его собственная работа, чтобы погрузился в себя. Если рядом кто-то стоит, начинается смущение, на тебя смотрят, а у тебя не получается. А когда поработаешь один, все получается естественным образом, навыки быстрее приобретаешь», — поясняет Анна Мельникова.

По ее словам, самые большие сложности у учеников школы звонарей возникают со своим внутренним «я»: многие взрослые не могут обучаться, считая, что они уже и так все знают, поэтому приходится через себя переступать. Другая крайность — считать, что у тебя ни слуха, ни голоса, ни ритма, и ничего не получится. Эти барьеры тоже нужно преодолеть.

Сейчас в школе звонарей учится в основном молодежь. Есть и парни, и девушки, хотя парней традиционно больше. Обучение длится в течение учебного года, хотя, отмечает преподаватель, базовые навыки ученики получают уже за два-три месяца регулярных занятий, несмотря на то, что занятия в основном проходят только по выходным.

Звонить, чтобы услышать себя

Поднимаюсь на колокольню в Воскресенской церкви и вижу, что здесь звонарский пульт оформлен не так, как в Богоявленском соборе. Анна поясняет, что все дело в балансировке — системе подвески колоколов, когда к пульту подводятся все веревочки, чтобы звонарю было удобно управлять многими колоколами одновременно. В каждом храме балансировка настроена по-своему.

«В Богоявленском очень тяжело звонить благовестниками: они тяжелые, и педали тяжелые. У нас благовестники ненамного легче, но педали очень легкие, потому что удобно сделали балансировку: вес языка распределен так, что нога этого веса не чувствует», — объясняет Мельникова.

В это время на колокольню поднимается Татьяна — выпускница школы звонарей, одна из тех, кто влюблен в это дело и приходит в церковь специально, чтобы позвонить. Сначала она несколько раз размеренно ударяет в самый большой колокол, словно успокаиваясь и настраиваясь, а затем подключает остальные колокола. Анна предлагает ей попробовать другой перебор колоколов, и через пару попыток с колокольни раздается новый, необычный звон.

«Звон в благовестник — очень разряженный, равномерный, это одиночные протяженные удары. Если опоздал на службу, забежал на колокольню, ударил в колокол — и можно выдохнуть, услышать себя, понять, что ты находишься на колокольне, надо собраться. Раз ударил, подышал. Второй раз ударил. И пока ты звонишь благовест, у тебя есть возможность погрузиться в то, что ты делаешь, понять, какое у тебя внутреннее состояние обратиться к самому себе, лишний раз подумать, кто ты», — отмечает Анна.

Звонить, чтобы быть прощенным

Услышать себя и позвонить для других оказывается привлекательным не только в храмах. Искусство колокольного звона зачастую становится популярным для заключенных в колониях. В частности, в воспитательной колонии для несовершеннолетних девушек в Томске есть своя небольшая колокольня и звонарь — одна из воспитанниц.

«К нам женщина пару раз приходила из городской церкви. Она показала только одно упражнение, остальное я освоила сама. Она обещала еще прийти, но у нее не получается, и мне приходится самой придумывать звук. Петь не умею, а слух есть, и я слышу звон, пытаюсь сама звонить. Я просто чувствую, этот звон идет даже не от меня, а от души, мне кажется», — рассказывает Анастасия, воспитанница колонии.

Видео: Наталья Киселева/Tomsk.ru

В колонии есть храм, и девушка отвечает за чистоту в нем. Анастасия рассказывает, что всегда хотела звонить, и ей давно обещали, что в колонию приедет звонарь, поставит колокола и научит практике. «Когда она пришла, искали кандидатуры, и я подошла, потому что в храме помогаю, мне это нравится», — поясняет девушка.

Психологи утверждают, что заключенные в колониях зачастую особенно остро нуждаются в церкви и ее проявлениях, так как им нужны защита и прощение.

«Религия в первую очередь для тех, кому плохо, кто сам плохо поступил. Именно такие люди — очень верующие, как ни странно. Они истово верят и молятся. Для них церковь и колокольный звон — как защита внутренняя, защита от страха, который парализует. Такие люди просят отмолить их поступки, просят, чтобы их простили, это помогает им дышать», — комментирует доцент кафедры психологии развития личности ТГПУ, психолог Елена Молчанова.

Лекарь сердца и спаситель души

Самый большой колокол в Томской области — томский «Царь-колокол» — находится в Воскресенской церкви, его вес составляет более 16 тонн, а диаметр — более четырех метров. Гигант был разбит в 30-е годы и отлит заново в 2004 году. Сейчас под колоколом часто собираются прихожане церкви, считая, что через колокол на них снизойдет небесная благодать.

«У меня были моменты в жизни, когда я очень болел, уже будучи в семинарии, когда мне было плохо… Я ходил звонить в колокола, и мне ощутимо становилось легче. Вообще я люблю праздничный звон — если становится грустно, он помогает воспрянуть духом, выйти с колокольни измененным. Если эмоциональный груз на сердце, то звон может его облегчить. Говорят, если звон хороший, стройный, красивый, то даже если не хочешь молиться, пойдешь и помолишься. Рассказывали, что и руки сами поднимались, чтобы наложить крестное знамение», — делится студент семинарии Игорь Антоневич.

«Колокольный звон неразрывно связан с православием, с нашей традицией. Когда только возникло христианство, людям, которые созывали на богослужение, приходилось делать это подпольно, они начали использовать колотушки, била, клепала, тимпаны. Впоследствии, когда Русь была крещена, к нам перешла традиция использовать колокола. Они так свыклись с нашим менталитетом, с духовностью народной, что нигде больше такого явления, как русский колокольный звон, не встретишь.

Только прибыв на Русь, колокола выполняли больше гражданские функции: например, отбивали каждый час, собирали людей на вече, предупреждали о трагедиях. Колокола спасали людей в метели, звонили, как маяки, и люди выживали. Колокол оказался неразрывно связан с жизнью людей, и это дало свои корни, теперь колокольный звон оказывает на людей сильное эмоциональное воздействие», — считает преподаватель школы звонарей Анна Мельникова.

Психологи тоже связывают с историей особое влияние колокольного звона на души и сердца. Доцент кафедры психологии развития личности ТГПУ, психолог Елена Молчанова отмечает, что колокол на Руси выполнял сигнальную функцию и предупреждал о тревоге, будь то пожар или нашествие врага. Люди привыкли, что колокол всегда несет какую-то весть, именно поэтому звон имеет особое воздействие на человека.

«Люди стали слышать звон в церквях и поняли, что колокола могут «петь». Звук колокола необычен: в нем и тревога, и надежда и сомнения одновременно. Поэтому колокольный звон очень привлекает человека. Самое главное — это всегда ощущение большой значимости. Звучание необычное, проникающее в душу, дающее самое главное — чувство защищенности. Все мы чего-то боимся, а колокол, который всегда был сигналом, словно защищает нас. Это та самая благодать защиты, которую мы просим у Бога. Раз в это верят, значит, это действительно есть», — рассуждает психолог.

Елена Молчанова подчеркивает, что особое воздействие колокольный звон имеет не только на верующих людей. Музыкальная мощь не оставляет равнодушным никого. «Мощная музыка, величественное звучание всегда ободряет человека, не важно, верит он в Бога или нет», — говорит она.

Помни, кому звонишь

Звонари подчеркивают: искусство колокольного звона — это труд. Нужно быть готовыми звонить в любые погодные условия: мокнуть под дождем, мерзнуть в -40, когда, к тому же, кровь отливает от поднятой руки, а ноги затекают. На колокольне всегда ветер и грохот. При этом никаких особых физических данных для этого занятия не требуется, не нужен и музыкальный слух. Главное — быть верующим человеком и иметь желание звонить.

«Понятно, что звон созывает людей на службу, но нельзя зацикливаться на том, что ты такой крутой — звонишь, и люди внизу тебя слушают. Они соотносят твой колокольный звон не с тем, с чем соотносишь его ты. Звонарь должен помнить, кому он звонит», — подчеркивает Анна Мельникова.

Она отмечает, что мастерство колокольного звона — понятие безграничное, и можно бесконечно открывать для себя новые горизонты в этом деле.

«Искусству колокольного звона люди обучаются всю жизнь, каждый день открывая для себя что-то новое и повышая свой духовный уровень, — считает Анна. — Мало овладеть техникой, важно вкладывать в процесс душу и мозги, иначе никакая техника не поможет. Колокольный звон становится жизнью для звонарей. Если ты уже «заболел» этим, то никуда уже от этого не уйдешь, как бы ни старался. Все будет возвращать тебя к звону снова и снова».

Екатерина Грошева

Поделиться

Церковный звон в колокола бывает двух видов: благовест (им прихожане созываются на службу) и собственно звон.

Благовест – это мерные удары в один большой колокол. Он совершается так: сначала производится три редких, медленных протяжных удара, а затем следуют мерные удары. Благовест, в свою очередь, делится на два вида: обыкновенный (частный), производимый самым большим колоколом; постный (редкий), производимый меньшим по величине колоколом в седмичные дни Великого Поста.

Собственно звоном называется такой звон, когда звонят сразу во все колокола. Он разделяется на следующие виды:

Трезвон – звон во все колокола, повторяющийся трижды после небольшого перерыва (звон в три приема). Он звучит на всенощном бдении, литургии;

Двузвон – звон во все колокола дважды (в два приема). Совершается на всенощном бдении;

Перезвон – звон поочередно в каждый колокол (по одному или несколько ударов), начиная с большого и до самого малого, повторяющийся несколько раз. Совершается на литургии и в особых случаях: в Неделю Крестопоклонную, на вечерне Великой Пятницы перед выносом Плащаницы, на утрени Великий Субботы и в день Воздвижения Креста. Перезвон бывает и во время таинства Рукоположения;

Перебор – медленный звон в каждый колокол поочередно, от малого до самого большого; после удара в большой колокол ударяют во все сразу, и так повторяют много раз. Перебор иначе называется похоронным (погребальным) звоном, он выражает грусть и скорбь об усопшем. Но перебор всегда завершается трезвоном как символом христианской радостной вести о воскресении мертвых.

Также существует всполошный (набатный) звон очень частый, который бывает во время тревоги.

В колокольне холодно даже летом — в одной из самых высоких точек храма нет ни стекол, ни стен. Непрост и путь к месту обитания церковных вестников. Однако вот уже не в первый раз Людмила поднимается по витым лестницам, чтобы в очередной раз повторить пройденный урок.

— Это по-настоящему детский восторг! Нужна смелость, чтобы сюда забраться, чтобы ударять и извлекать звук. Самое сложное — это после очередной ошибки не опускать руки, а начинать сначала, — отмечает Людмила Логинова, одна из самых старших учениц.

В храме Михаила Архангела начинающих звонарей обучают совсем недавно. Прошло всего четыре занятия. Однако даже за такое короткое время ученики самого разного возраста уже успели постичь азы этого необычного мастерства. Гармоничная мелодия создается с помощью рук и ног, кроме того, важен и душевный настрой.

— В первый раз было просто интересно. Когда пришли во второй, третий раз, то пришло понимание того, что если ты сам не звучишь как-нибудь очень красиво, то нужно больше времени, чтобы научиться. Это очень тонкие инструменты, — говорит Людмила.

В колокольне храма Михаила Архангела шесть колоколов. Все они были отлиты в Каменске-Уральском в 1996 году, в Магнитку прибыли в 2000-м. Здесь у каждого из них есть своя роль в общей звуковой волне.

— Есть зазвонные колокола — самые маленькие, они предназначены для украшения основного звона, есть — средние, самый большой колокол, называется Благовест, — рассказывает одна из учениц Алена Богатырь. Девушка отмечает: научиться непросто, особенно сложна техника зазвонных колоколов, где важно каждое движение кисти.

Считается, что звук колокольного звона распространяется по округе в виде креста, а потому оказывает положительное влияние на физическое и духовное состояние человека. Колокольное пение собирает людей на молитву и сообщает о жизненно важных событиях. А потому голос железные вестники подают на время богослужений, великих церковных праздников и обрядов — Рождество, Пасха, венчание, отпевание. Для каждого события подготовлена своя мелодия.

— Чем значимее событие, тем громче выбирается божий глас. Например, Праздничный Благовест звучит на Пасху или по особенным праздникам, ежедневные службы начинает будничный Благовест, в Великий пост — постный, в нем не звучат зазвонные, — рассказывает ученикам молодой звонарь Илья Шишко. Все занятия проходят под его руководством.

В программе, в основном, практика, однако есть и теоретическая часть. Изучают историю и устав колокольного звона, литургику — объяснение ведения службы.

— Смысл занятий — рассказать и показать, что такое православие и на чем оно строится. Каждый из учеников пришел по своей воле. Наша цель — приобщить всех желающих к этой культуре, — отметил Илья Шишко.

Присоединиться может любой желающий, набор еще открыт. Занятия проходят как в группах по субботам и воскресеньям, так и индивидуально — по договоренности. К слову, в храме отмечают: звонарем может стать как мужчина, так и женщина — строгих ограничений нет. И, может быть, однажды глас невидимых музыкантов услышат сотни прихожан.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *