Погибло в великой отечественной

В день 70-й годовщины начала Великой Отечественной войны «Газета.Ru» публикует полемику военных экспертов об оценке числа погибших в этой войне.

«Оценка величины советских военных потерь остается самым больным вопросом истории Великой Отечественной войны. Официальные цифры в 26,6 миллиона погибших и умерших, в том числе 8,7 миллиона военнослужащих, резко занижают потери, особенно в рядах Красной армии, чтобы сделать их почти равными потерям Германии и ее союзников на Восточном фронте и доказать обществу, что мы воевали не хуже немцев, — считает Борис Соколов, кандидат исторических наук, доктор филологических наук, член Русского ПЕН-центра, автор 67 книг по истории и филологии, переведенных на латышский, польский, эстонский и японский языки. — Истинную величину потерь Красной армии можно установить, используя документы, опубликованные в первой половине 90-х годов, когда цензуры темы военных потерь почти не было.

Реклама

Согласно нашей оценке, сделанной на их основе, потери советских Вооруженных сил убитыми и погибшими составили около 27 миллионов человек, что почти в 10 раз превосходит потери вермахта на Восточном фронте.

Общие же потери СССР (вместе с мирным населением) составили 40–41 миллион человек. Эти оценки находят подтверждение в сравнении данных переписей населения 1939 и 1959 годов, поскольку есть основания полагать, что в 1939 году был весьма значительный недоучет мужчин призывных контингентов. На это, в частности, указывает зафиксированный переписью 39-го года значительный женский перевес уже в возрасте 10–19 лет, где чисто биологически должно быть наоборот».

Оценка в 27 млн погибших военных, данная Борисом Соколовым, должна сходиться хотя бы с общими данными о количестве граждан СССР, надевавших военную форму в 1941–1945 годах, считает Алексей Исаев, автор 20 книг о Великой Отечественной войне, выпускник МИФИ, работавший в Российском государственном военном архиве и Центральном архиве Минобороны России, а также в Институте военной истории Министерства обороны России.

«К началу войны в армии и на флоте числилось 4826,9 тысяч человек плюс 74,9 тысяч человек из формирований других ведомств, состоявших на довольствии Наркомата обороны. За годы войны было мобилизовано (с учетом находившихся на 22 июня 1941 году на военных сборах) 29 574,9 тысячи человек, — приводит данные Исаев. — Эта цифра по понятным причинам не учитывает повторно призванных. Таким образом, всего было привлечено в Вооруженные силы 34476,7 тысяч человек. На 1 июля 1945 года в армии и на флоте оставалось 12839,8 тысяч человек, в том числе 1046 тысяч человек в госпиталях. Проведя несложные арифметические вычисления, мы получаем, что разница между количеством привлеченных в армию граждан и количеством числившихся в Вооруженных силах к окончанию войны составляет 21629,7 тысяч человек, округленно — 21,6 млн человек.

Это уже сильно отличается от названной Б. Соколовым цифры в 27 млн погибших.

Такое количество погибших просто физически не могло образоваться при том уровне использования людских ресурсов, которое имело место в СССР в 1941–1945 годах.

Привлечь 100% мужского населения призывного возраста в Вооруженные силы не могла себе позволить ни одна страна мира.

В любом случае требовалось оставить у станков в военной промышленности немалое число мужчин, несмотря на широкое использование труда женщин и подростков. Приведу лишь несколько цифр. На 1 января 1942 года на заводе № 183 — ведущем производителе танков Т-34 — доля женщин в числе работников составляла всего 34%. К 1 января 1944 года она несколько упала и составила 27,6%.

Всего же в народном хозяйстве в 1942–1944 годах доля женщин в общем числе работающих колебалась от 53 до 57%.

Подростки, в основном в возрасте 14–17 лет, составляли примерно 10% от числа работников завода № 183. Аналогичная картина наблюдалась на других заводах Наркомата танковой промышленности. Более 60% работников отрасли составляли мужчины старше 18 лет. Более того, уже в ходе войны из армии передавались в военную промышленность значительные людские ресурсы. Связано это было с нехваткой рабочих рук и текучестью кадров на заводах, в том числе танковых.

При оценке безвозвратных потерь необходимо опираться в первую очередь на результаты учета погибших по картотекам безвозвратных потерь в IX и XI отделах Центрального архива Министерства обороны (ЦАМО) РФ, утверждает Кирилл Александров, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник (по специальности «История России») энциклопедического отдела филфака СПбГУ.

«Таких личных карточек, как сообщил в марте 2009 года в разговоре со мной один из сотрудников IX отдела, более 15 млн (вместе с офицерами и политработниками).

Еще ранее, в 2007 году, впервые на одной из научных конференций близкие данные ввел в научный оборот старший научный сотрудник ЦАМО и сотрудник Института военной истории полковник Владимир Трофимович Елисеев. Он сообщил слушателям, что

суммарная цифра безвозвратных потерь по результатам учета карточек в картотеках двух отделов ЦАМО более 13,6 млн человек.

Сразу оговорюсь: это после изъятия дублирующих карточек, которое производилось методично и кропотливо сотрудниками архива на протяжении предыдущих лет, — уточнил Кирилл Александров. — Естественно, что многие категории погибших военнослужащих не учитывались вообще (например, призывавшиеся непосредственно в части по ходу боев из местных населенных пунктов) или сведения о них хранятся в других ведомственных архивах.

Дискуссионным остается вопрос о численности Вооруженных Сил СССР к 22 июня 1941 г. Например, группа генерал-полковника Г. Ф. Кривошеева оценивала численность РККА и ВМФ на 22 июня 1941 г. в 4,8 млн человек, причем неясно, включены ли в это число пограничники, личный состав ВВС, войск ПВО и НКВД. Однако известный российский ученый М. И. Мельтюхов привел гораздо большие цифры — 5,7 млн (с учетом численности военнослужащих ВВС, войск НКВД и погранвойск). Плохо был поставлен учет призванных в 1941 г. в армии народного ополчения. Таким образом, предположительно,

реальные цифры тех, кто погиб в рядах Вооруженных Сил СССР (включая партизан), по нашим оценкам, составляют ориентировочно 16–17 млн человек.

Очень важно, что эта ориентировочная цифра в целом коррелирует с результатами долгих исследований группы квалифицированных российских демографов из Института народнохозяйственного прогнозирования РАН — Е. М. Андреева, Л. Е. Дарского и Т. Л. Харьковой. Почти 20 лет назад эти ученые, проанализировав огромный массив статистического материала и переписей населения СССР за разные годы, пришли к выводу, что потери погибшими юношей и мужчин в возрасте 15–49 лет составили примерно 16,2 млн человек. При этом сведениями из картотек ЦАМО демографы РАН не пользовались, так как на рубеже 1980–1990-х годов они еще не были введены в научный оборот. Естественно, что для полноты картины нужно исключить какую-то часть 15–17-летних подростков, погибших не на военной службе, а также включить погибших на военной службе женщин и мужчин в возрасте старше 49 лет. Но в целом ситуация представима.

Таким образом, и официальные цифры Министерства обороны РФ в 8,6 млн погибших советских военнослужащих, и цифры Бориса Соколова представляются неверными.

Группа генерала Кривошеева объявила официальную цифру в 8,6 млн еще в начале 1990-х годов, но, как убедительно показал полковник В. Т. Елисеев, Кривошеев познакомился с содержанием картотеки безвозвратных потерь рядового и сержантского состава лишь в 2002 г. Борис Соколов, как мне кажется, допускает ошибку в методике расчета. Думаю, что известная цифра в 27 млн погибших граждан СССР вполне реалистична и отражает подлинную картину. Однако, вопреки распространенным представлениям, основную долю погибших составили именно военнослужащие, а не гражданское население Советского Союза».

(Данный текст опубликован в «Газете.Ru» в рамках информационного партнерства с газетой «Троицкий вариант – Наука».

Цена Победы: потери советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне

В истории Великой Отечественной войны едва ли найдётся тема столь неоднозначная и спорная как вопрос об исчислении потерь, которые понесла Красная армия. Вопрос всегда имел политический оттенок, ибо та или иная оценка потерь советских войск позволяет диаметрально противоположно интерпретировать результат усилий Советского Союза – или как Великую Победу над сильнейшим противником, или же, напротив, как победу, доставшуюся непомерной ценой.

Проблемы исчисления потерь осложняются отсутствием общепринятой методики подсчёта и лакун в источниковой базе. Так, одной из наиболее спорных категорий безвозвратных потерь являются военнопленные. В советских документах учёта пленные чаще всего проходили по категории пропавших без вести. Изучение послевоенных архивов, сравнение отечественных и немецких данных показывают многократное расхождение в исчислении этой категории лиц в документах двух враждовавших сторон. В зависимости от их решения итоговая цифра потерь может значительно колебаться.

Отечественная историческая наука при исчислении безвозвратных людских потерь Красной армии руководствуется принципом объективности и строго документальным подходом. Она признает чрезвычайные масштабы людских потерь Советского Союза: «Победа… была завоёвана небывало высокой ценой, – отмечается в итоговом томе «Великая Отечественная война 1941–1945 годов», изданном под редакцией Министра обороны РФ С.К. Шойгу. – Человеческие потери, понесённые Советским Союзом, не просто беспрецедентны – эта война коснулась каждой семьи, оставив глубокие и незаживающие раны» .

Общий подсчёт безвозвратных потерь Красной армии был произведён ещё в первые месяцы после окончания Второй мировой войны. Согласно справке Организационно-учётного управления Генерального штаба Красной армии, общие безвозвратные потери составили 8 871 917 человек, из которых: убито 5 133 266, без вести пропало – 3 174 883, сдалось в плен – 35 649; небоевые безвозвратные потери составили 528 119 человек. Однако эта цифра сразу представлялась неокончательной, поскольку к ней следовало прибавить военнослужащих, умерших в госпиталях на излечении (их число оценивалось в 1 190 тыс. чел.), но отнять бывших военнопленных, возвращающихся на родину по репатриации (их число оценивалось в 2 015 тыс. чел.). Кроме того, предстояло учесть и другие факторы (общее число военнопленных, двойной счёт потерь, вторичный призыв на освобождённых территориях Советского Союза и многое другое).

Советская общественность длительное время была лишена объективных данных о потерях в войне. Так И.В. Сталин называл цифру в 7 млн. человек безвозвратных потерь всего населения СССР; Н.С. Хрущев говорил о «двух десятках миллионов»; Л.И. Брежнев сообщил, что число общих потерь превысило 20 млн. человек.

В конце советской эпохи интерес к этой теме обострился. Тогда же, в условиях гласности стали предлагаться первые версии, по большей части баснословные, основанные на домыслах и произвольных расчётах. Отвечая на общественный запрос, в 1988 году Министр обороны СССР Д.Т. Язов образовал комиссию Генерального штаба по подсчёту потерь под руководством начальника Главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба генерал-полковника Г.Ф. Кривошеева. Несколько лет члены комиссии работали в архивах с подлинными документами учёта. Общие результаты её работы были опубликованы в интервью «Военно-историческому журналу» в марте 1990 года, а в 1993 году вышло большое статистическое исследование под редакцией Г.Ф. Кривошеева «Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. Статистическое исследование» . Книга подвела итог нескольким годам напряжённой архивной работы комиссии Минобороны. В последующем она несколько раз переиздавалась в разных редакциях . Работа стала классической, она цитируется в военно-исторической и энциклопедической литературе, в том числе и в новейшем фундаментальном 12-томном издании по истории Великой Отечественной войны .

Обложка книги «Гриф секретности снят»

В 2009 году основные выводы комиссии Г.Ф. Кривошеева были подтверждены новой межведомственной комиссией, сформированной по инициативе Министра обороны Российской Федерации. Комиссия уточнила ряд частных сюжетов, например, учёт бывших военнопленных и угнанных на принудительные работы в Германию, которые после войны не вернулись в Советский Союз и стали эмигрантами и т.п.

Итак, согласно данным, принятым в современной историографии, безвозвратные, так называемые военно-оперативные потери Красной армии (убитые, умершие от ран в госпиталях, пропавшие без вести, попавшие в плен, умершие от болезней, погибшие от несчастных случаев и осуждённые трибуналами к расстрелу) исчисляются 11 444,1 тыс. человек . Из этого числа следует вычесть два показателя: 1 836 тыс. бывших военнопленных, вернувшихся на родину в ходе послевоенной репатриации и 939,7 тыс. человек, призванных в Красную армию вторично на освобождённых территориях Советского Союза в 1942–1945 годах. Оставшиеся 8 668 400 человек (здесь учтены и потери в кампании на Дальнем Востоке) следует считать общими демографическими безвозвратными потерями. Из этого числа армия и флот потеряли 8 509 300 человек, внутренние войска – 97 700 человек, пограничные войска – 61 400 человек.

Памятная стела «Героям-хостинцам, погибшим в 1941–1945 гг.»

Санитарные потери Красной армии составили 18 344 148 человек, в т.ч. раненых, контуженых – 15 205 592, заболевших – 3 047 675, обмороженных – 90 881.

Могилы советских воинов на Ольшанском кладбище в Чехии

Что касается потерь мирного населения, то оно понесло значительно более тяжёлый урон по сравнению с Вооружёнными силами. В период оккупации погибло более 13 684 тыс. советских граждан. Из них преднамеренно истреблены – 7 420 370 человек, погибли на принудительных работах в Германии – 2 164 313 человек, умерли от жестоких условий оккупационного режима (голод, болезни) – 4 100 тыс. человек . Общие же безвозвратные людские потери Советского Союза в Великой Отечественной войне сегодня оцениваются в 26,6 млн человек.

Немецкая «айнзатцгруппа» проводит массовый расстрел
на оккупированной территории СССР

Несмотря на то, что перечисленные цифры потерь основаны на документах, они нередко подвергаются критике в связи со вновь открывающимися документами. В частности, предполагаемая цифра возможных потерь советских войск может оцениваться выше за счёт повышения оценки численности военнопленных. В современной литературе эта оценка доходит до 5,2 млн человек и даже до 5,7 млн человек (последняя цифра соответствует данным германских первоисточников, однако многими они подвергаются сомнению).

Показательная казнь советских людей, вывезенных из СССР
на принудительные работы в Германии. Кёльн, 1944 г.

Напомним, что в первом исследовании Организационно-учётного управления Генерального штаба в 1945 году, от которого отталкивался дальнейший «официальный» расчёт, совокупное число сдавшихся в плен и пропавших без вести составляло 3 210 тыс. человек. В начале 1990-х годов комиссия генерала Кривошеева оценила эту категорию безвозвратных потерь в 3 396,4 тыс. человек, однако, прибавила к нему полученные расчётным способом 1 162,6 тыс. «неучтённых потерь первых месяцев войны» . В основном именно оценка численности пленных, описывающая масштаб катастрофы Красной армии в 1941 году и является предметом споров и спекуляций по сей день, ибо соблазн увеличить масштаб «неучтённых потерь» у некоторых исследователей бывает очень силён.

По принятой на сегодняшний день оценке с 22 июня по 31 декабря 1941 года безвозвратные и санитарные потери Вооружённых сил СССР составили 4 473 820 человек, из них убиты, умерли от ран и болезней, погибли в результате происшествий 806,2 тыс., пропали без вести и попали в плен 2 335,5 тыс., ранены, контужены, заболели, обморожены – 1 336,1 тыс. человек .

Алексей Безугольный,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ,
кандидат исторических наук

Более 70 лет тому назад закончилась Великая Отечественная война, однако ее многомиллионные людские потери ощущаются до настоящего времени и все еще продолжают оказывать влияние на процессы воспроизводства населения.

К началу войны, в июне 1941 г., на территории СССР проживало 196,7 млн. человек. Общие демографические потери СССР в результате войны составили 27 млн человек. Величина потерь определена в результате многолетней работы комиссии под эгидой Министерства обороны, куда входили представители Института военной истории, Института истории СССР, Госкомстата.

Подсчитаны составляющие военных потерь – 11,4 млн, включая войну с Японией. Из этого числа необходимо вычесть 1,8 млн вернувшихся из плена и 0,9 млн призванных на освобожденной от оккупации территории и направленных в войска из числа военнослужащих, ранее попавших в окружение или пропавших без вести.

В итоге демографические потери вооруженных сил составили 8,7 млн. человек. Сверх того к потерям относятся 500 тыс человек, призванных в 1941 г. в первые дни мобилизации и погибших или захваченных противником до прибытия их в воинские части. Численность потерь военнослужащих наглядно представлена в следующей таблице.

Как видно из этих данных, фактическое число демографических потерь военнослужащих – 9,2 млн. По полным уточненным данным в плен было взято 6,3 млн чел по полным уточненным данным из них около 4 млн погибло.

Санитарные потери (раненые, больные, обмороженные) – 22 млн чел., из них 70 % вернулось в строй. В советскую армию были мобилизованы лица в возрасте от 18 до 50 лет и старше. Мобилизация была тотальной, однако численно в ней преобладали возрастные группы 18-35 лет, то есть самые трудоспособные и репродуктивные возраста населения. Они составили почти 6,5 млн человек, а лица в возрасте 36 лет и старше – 2 млн.

Война сопровождалась многочисленными потерями гражданского населения. Бои велись на территории СССР и население этих территорий подвергалось смертельной опасности. В прифронтовой полосе гражданское население страдало от бомбежек и обстрелов.

Но самые большие потери были связаны с политикой геноцида, которую осуществляли немцы и их союзники на оккупированных территориях по отношению к мирному населению. 7,4 млн советских людей были преднамеренно истреблены оккупантами.

На подвергшейся оккупации территории РСФСР перед войной проживало 30 млн чел., из них было истреблено около 2 млн.

Из числа угнанных в Германию с оккупированных территорий СССР 2,2 млн человек погибли, а 451 тыс. не вернулись по разным причинам и стали эмигрантами. На 4,1 млн человек сократилось население на оккупированной территории в результате повышенной смертности от жестоких условий оккупационного режима (голод, инфекционные болезни, отсутствие медицинской помощи). 1,3 млн детей умерло от болезней и голодного истощения.

Учитывая все эти категории погибло около 14 млн человек мирного населения, что составило более половины общего числа потерь.

Восстановление страны требовало значительного времени и больших материальных затрат. Страна была разорена, особенно пострадали территории, пережившие оккупацию.

Вследствие людских потерь в годы войны образовались три так называемые «демографические ямы» в возрастной структуре населения. Первую группу составили погибшие во время войны люди в возрасте от 18 до 35 лет, то есть основного призывного возраста.

Второй группой начеления, потерпевшей ущерб, стали младенцы 1941-1944 гг. рождения, так как в годы войны резко упала рождаемость и повысилась младенческая смертность.

И третья категория пострадавших – дети и подростки 1926-1930 гг. рождения, пострадавшие от бомбежек и обстрелов в прифронтовой полосе и местах боевых действий, вследствие геноцида, болезней и голода на оккупированной территории, тяжелой работы в подростковом возрасте в тылу – на заводах, в сельском хозяйстве.

Последствия «демографических ям» долго сказывались на возрастном составе населения, о чем свидетельствуют данные переписей населения 1959 и 1970 гг.

В результате военных потерь мужского населения было резко нарушено соотношение полов, прежде всего внутри возрастных групп, которым в 1941 г. было 18-27 лет. Для них диспропорция соотношения мужчин и женщин гораздо более существенная, чем в других возрастных группах. На долю мужчин здесь приходилось 38%, а на долю женщин – 62%. Даже в возрастной группе 30-34 года мужчин было 45%, а женщин – 55%. Среди лиц 1920-1924 гг. рождения, особенно пострадавших от потерь во время войны, на 100 женщин приходилось всего 63 мужчины.

Вследствие этого имела место дестабилизация брака, о чем свидетельствуют значительный рост разводов в послевоенные годы, увеличение числа неполных и материнских семей, одиноких женщин брачного возраста, вдов и разведенных, а также распространение безотцовщины.

Война нанесла огромный ущерб здоровью населения. Доказательством служит анализ статистики заболеваемости и причин смерти.

Характерно, что самыми распространенными в это время были легочные заболевания. Они же были ведущими в причинах смерти. От пневмонии умирало –17-18% от общего числа умерших. Дети страдали намного больше взрослых. В городах РСФСР в конце 1940-х годов 32,9% детей до года умирало от воспаления легких. От туберкулеза погибало от 25 до 33% взрослых и 28,6% младенцев (от общего числа умерших).

На втором месте – желудочно-кишечные заболевания, среди которых преобладали язвенная болезнь, гастроэнтероколиты, энтериты. Свирепствовала дизентерия: ежегодно фиксировались сотни тысяч заболеваний, особенно среди детей. Это был результат лишений военного времени, недостатка питания и нервного напряжения. Свою роль сыграло загрязнение водоемов и рек в годы войны.

Главная Новости В стране Подробнее

Общая характеристика людских потерь

Самыми тяжелыми для Советского Союза последствиями Великой Отечественной войны являются его людские потери — военнослужащих и гражданского населения, составившие 26,6 млн. чел. Эта цифра была получена в результате обширных статистических исследований ученых-демографов и последующей работы (в конце 80-х годов XX в.) государственной комиссии по уточнению людских потерь. Обнародовали ее в округленном виде («почти 27 млн. чел.”) на торжественном заседании Верховного Совета СССР 8 мая 1990 г., посвященном 45-летию Победы Советского Союза в Великой Отечественной войне {1}. В указанное число общих людских потерь (26,6 млн. чел.) входят убитые в бою и умершие от ран и болезней военнослужащие и партизаны, умершие от голода, погибшие во время бомбежек, артиллерийских обстрелов и карательных акций мирные граждане, расстрелянные и замученные в концентрационных лагерях военнопленные, подпольщики, а также рабочие, крестьяне и служащие, угнанные на каторжные работы.

Никогда ранее наша страна не сталкивалась с подобными военными жертвами. Даже за вместе взятый восьмилетний период первой мировой (1914-1918 гг.) и гражданской (1918-1922 гг.) войн, с их смертоносными эпидемиями (тифозными, холерными, малярийными и прочими) было убито, умерло от ран и болезней почти в три раза меньше — 10,3 млн. чел. {2} При этом убыль населения России в первую мировую войну (демографические потери военнослужащих и гражданского населения) составила 4,5 млн. чел. Аналогичная убыль в гражданской войне — 8 млн. чел.

Число потерь нашей страны во второй мировой войне значительно превзошло вместе взятое количество людских потерь, понесенных в первой мировой и гражданской войнах.

Дело в том, что Великая Отечественная война, как и вторая мировая война в целом, отличалась от всех предшествующих войн своими решительными целями с обеих сторон, небывало огромным количеством участвовавших войск и многократно возросшей убойной силой оружия и военной техники.

К тому же война не сводилась лишь к противоборству воюющих армий, как это было в прошлом. Немецко-фашистские захватчики наносили свои смертоносные удары и по войскам, и по гражданскому населению, не делая разницы между фронтом и тылом, между военнослужащими и мирными гражданами. Все это резко увеличивало число жертв.

Масштабы людских потерь СССР в годы Великой Отечественной войны определялись двумя методами — учетно-статистическим и балансовым.

Первый из них заключается в оценке потерь на основе имеющихся учетных документов. Таким методом были определены, в частности, потери личного состава Вооруженных Сил СССР, приведенные в последующих разделах данной главы.

Однако учетно-статистический метод невозможно применить к оценке многих категорий потерь гражданского населения в связи с отсутствием необходимых учетных и статистических материалов. Полная оценка безвозвратных людских потерь здесь может быть получена только методом демографического баланса, путем сопоставления численности и возрастной структуры населения СССР на начало и конец войны. Указанный метод и был положен в основу работы комиссии по уточнению людских потерь, состоявшей из научных работников, специалистов министерств и ведомств, представителей общественных организаций.

Общие людские потери, исчисленные комиссией с помощью балансового метода, включают всех погибших в результате военных и иных действий противника, умерших вследствие повышенного уровня смертности в период войны на оккупированной территории и в тылу, а также лиц, эмигрировавших из СССР в годы войны и не вернувшихся после ее окончания. В число прямых людских потерь не вошли косвенные потери: от снижения рождаемости в период войны и повышенной смертности в послевоенные годы.

Подсчет потерь балансовым методом производился за период с 22 июня 1941 г. по 31 декабря 1945 г. Верхняя граница периода была отодвинута от момента окончания войны на конец года, чтобы учесть умерших от ран в госпиталях, репатриацию в СССР военнопленных и перемещенных лиц из числа гражданского населения и репатриацию из СССР граждан других стран. Демографический баланс предполагает сопоставление числа населения в одних и тех же территориальных границах. Для расчетов в данном случае были приняты границы СССР на 22 июня 1941 г.

Оценка численности населения СССР на 22 июня 1941 г., получена путем передвижки на указанную дату итогов предвоенной переписи населения страны (17 января 1939 г.) с корректировкой чисел рождений и смертей за 2,5 года, прошедших от переписи до нападения фашистской Германии. Таким образом, численность населения СССР на середину 1941 г. определяется в 196,7 млн. человек. На конец 1945 г. эта численность рассчитана путем передвижки назад возрастных данных Всесоюзной переписи 1959 г. При этом использована уточненная статистика о смертности населения и данные о внешней миграции за 1946-1958 гг. Расчет произведен с учетом изменения границ СССР после 1941 г. В итоге население на 31 декабря 1945 г. определено в 170,5 млн. человек, из которых 159,5 млн. — родившиеся до 22 июня 1941 г., т. е. до начала войны.

Общая убыль (погибшие, умершие, пропавшие без вести и оказавшиеся за пределами страны) за годы войны составила 37,2 млн. человек (разница между 196,7 и 159,5 млн чел.). Однако вся эта величина не может быть отнесена к людским потерям, вызванным войной, поскольку и в мирное время (за 4,5 года) население подверглось бы естественной убыли за счет обычной смертности. Если уровень смертности населения СССР в 1941-1945 гг. брать таким же, как в 1940 г., то число умерших составило бы 11,9 млн. человек. За вычетом указанной величины людские потери среди граждан, родившихся до начала войны, составляют 25,3 млн. человек. К этой цифре необходимо добавить потери детей, родившихся в годы войны и тогда же умерших из-за повышенной детской смертности (1,3 млн. чел.). В итоге общие людские потери СССР в Великой Отечественной войне, определенные методом демографического баланса, равны 26,6 млн. человек.

Таблица 115. Расчет людских потерь Советского Союза в Великой Отечественной войне (22 июня 1941 г. — 31 декабря 1945 г.)

Примечание. Расчет выполнен Управлением демографической статистики Госкомстата СССР в ходе работы в составе комплексной комиссии по уточнению числа людских потерь Советского Союза в Великой Отечественной войне. — Мобуправление ГОМУ Генштаба ВС РФ, д. 142, 1991 г., инв. № 04504, л. 250.

Как видим, число потерь огромно. Тысячи граждан нашей страны ежедневно гибли в боях на фронте, погибали от бомб и снарядов в городах и населенных пунктах прифронтовой полосы. Гитлеровские палачи безжалостно уничтожали наших людей как представителей «низшей расы” в газовых камерах лагерей смерти, не щадя ни стариков, ни женщин, ни детей.

Война, развязанная гитлеровцами против СССР, была войной на истребление целых народов, в первую очередь славянского, русского населения. «Для нас, немцев, важно ослабить русский народ в такой степени, чтобы он не был в состоянии помешать нам установить немецкое господство в Европе”, — говорилось в одном из толкований так называемого генерального плана «Ост”, чудовищного программного документа гитлеровского геноцида на оккупированной территории СССР.

{1} Горбачев М. С. Уроки войны и победы. — Известия. 1990, 9 мая.

{2} Мировая война в цифрах. — М.-Л., 1934, с. 21.

К списку новостей

В. В. БЕСПАЛОВ кандидат исторических наук, профессор Академии военных наук*

ПРАВДА И ВЫМЫСЛЫ О ПОБЕДЕ СЛВЕТСКОГО НАРОДА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ (1941 -1945)

9 мая с.г. мы будем отмечать 65-летие Победы советского народа и его Вооруженных сил в Великой Отечественной войне.

Однако развернувшийся в прессе различной идеологической направленности процесс освещения итогов войны предвещает не только разброс мнений, но и острую политическую борьбу вплоть до взаимоисключающих и противоположных оценок в духе «холодной войны», а также откровенно провокационный характер международного масштаба.

В роли международного провокатора по пересмотру итогов и фальсификации итогов и оценок Второй мировой войны и Великой Отечественной войны выступила Парламентская ассамблея Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ПАСЕ-ОБСЕ), которые одобрила ею 3 июля 2009 г. резолюцию «Воссоединения разделённой Европы: поощрения прав человека и гражданских свобод в регионе ОБСЕ в 21 веке».

В этой резолюции удосужились СССР приравнять к нацистской Германии, а период правления И.В. Сталина обозвали «сталинизмом» и лживо приравняли к идеологии Третьего рейха в период руководства бесноватого А. Гитлера. Стремясь отвести основную вину западных стран за развязывание Второй мировой войны, согласно резолюции, советский режим наравне с Германией несёт ответственность за развязывание Второй мировой войны (с умыслом забыли о Мюнхенском Соглашении от 29 сентября 1938 г. глав четырех держав — Германии, Италии, Англии, Франции, на эту конференцию не были приглашены СССР и Чехословакия, так как она носила откровенную антисоветскую направленность). В резолюции 23 августа объявлен европейским днем памяти жертв «сталинизма» и нацизма!?

* Беспалов Владимир Васильевич, e-mail: V.Bespalov@yandex.ru

Данная провокационная резолюция стала не только попыткой пересмотра истории и итогов Второй мировой войны (в том числе Тегеранских в ноябре-декабре 1943г., Ялтинских в феврале 1945 г. и Потсдамских в июле-августе 1945 г. — Соглашений между странами — победительницами), но и, по существу, извращение истории СССР, его главной и решающей роли в разгроме фашистской Германии и милитаристской Японии.

Следуя этому провокационному примеру, Польский сейм на своем пленарном заседании 23 сентября 2009 г. принял резолюцию, в которой квалифицировал освободительный поход Красной Армии в сентябре 1939 г., как агрессию против Польши и обвинил СССР в совместном с гитлеровской Германией развязывании Второй мировой войны: «17 сентября 1939 года войска СССР без объявления войны осуществили агрессивное нападение на территорию Польши, нарушив ее суверенность и преступив основы международного права. Вторжение Красной Армии было обусловлено пактом Молотова — Риббентропа, заключенного СССР и гитлеровской Германией 23 августа 1939 года. Таким образом, был осуществлен четвертый раздел Польши. Польша стала жертвой двух тоталитарных режимов: нацизма и коммунизма»1.

На наш взгляд, реагировать на такой выпад надо спокойно, но в рамках международного права. По линии Министерства иностранных дел следует дать аргументированный ответ с использованием документальных источников того времени. Необходимо напомнить тот факт, что освободительный поход Красной Армии начался тогда, когда правительство Польши, бросив свою страну и армию, сбежало через Румынию в Лондон, и фактически вести какие-то переговоры было не с кем. Думается, что и Государственная Дума РФ тоже даст соответствующую правовую оценку данной политической акции.

Размышляя над участившимися на Западе подобными политическими акциями, создается впечатление, что это не что иное, как рецидив «холодной войны», только теперь уже непосредственно против суверенной Российской Федерации. При всем соблюдении такта и уважении к польской независимости

1 Военно-промышленный курьер (ВПК), 2009, №41, 21-27 октября.

за этой политической акцией стоят более могущественные военно-политические силы, а самой Польше, как это было в истории не один раз, отведена роль одного из провокаторов в большой и опасной игре по переписыванию и пересмотру истории Второй мировой войны.

Примечательно, что даже в самый разгар холодной войны никто и никогда не осмеливался ставить на одну доску нацистский режим и диктатуру И.В. Сталина, так как Ялтинско — Потсдамская система устраивала всех победителей и, прежде всего, США и СССР.

Следует особо подчеркнуть, что даже в годы холодной войны Запад и СССР могли обвинить руководство и общественные движения других стран в сотрудничестве с нацистами, преуменьшить их вклад в разгром фашистской Германии и даже замалчать их участие в войне, так как действовало международное право, провозглашённое Ялтинско — Потсдамскими соглашениями! Ведь тогда ещё были живы не только рядовые участники войны, но и крупные руководители и военачальники Англии, Франции и США, а также свежи были в памяти Решения Международного Нюрнбергского судебного процесса 1946 г.!

После умышленного развала Советского Союза (не без помощи НАТО и США, а также «пятой колонны» в СССР) международная ситуация в корне изменилась. Распад СССР привел к исчезновению биполярного мира и был запущен процесс всемирной глобализации, создания однополярного мира -нового мирового порядка с безраздельным господством западной цивилизации во главе с НАТО и США. В конце 90-х гг. ХХ в. Газета ВПК опубликовала статью И. Шишкина, в которой он подчеркнул, что » Россия, хотя и перестала быть сверхдержавой, хотя её экономический, военный и политический потенциал многократно снизились, де-юре и в силу психологической инерции продолжает воспринимать себя и, главное, продолжает восприниматься другими как одно из ведущих государств мира. Более того, в последнее десятилетие Россия начала медленно, но уверенно возвращать утраченные

позиции. Дело дошло до того, что она вновь стала претендовать на общение с США «на равных». Подобного себе не позволяет ни одна страна»1.

Автор статьи делает обоснованный вывод, что причина такой позиции России кроется «в первородстве России, её статусе государства — победителя, которое совместно с США (при участии других союзников) создало ещё продолжающую функционировать послевоенную систему», т.е. пока полностью отказаться от Ялтинско-Потсдамской системы Запад ещё не в состоянии. Одновременно эта система считает возможным «возвращение» Российской Федерации в качестве равноправного центра силы, а это чревато развалом нового мирового порядка.

Поэтому сейчас и создается иная, т. е. новая концепция Второй мировой войны, а переписывание её истории используется как один из инструментов установления нового мирового порядка. А для того, чтобы решить эту задачу, надо фальсифицировать историю войны и перевести СССР из разряда государств — победителей, основателей современной политической системы в разряд потерпевшего поражение агрессора, а также одновременно подорвать популярную в мире легитимность Ялтинско-Потсдамской системы. При этом Запад стремится сохранить лавры победителей, но с новым мировым порядком.

Разумеется, что это — архисложная задача. Но судя по агрессивным акциям НАТО и США по расчленению Югославии, в Ираке и Афганистане, а также по результатам мощной массированной обработки мирового общественного мнения в средствах массовой информации, такая задача может стать вполне осуществима, если руководство нашей страны не примет эффективных мер во всех сферах внутренней и внешней политики, социально-экономического развития, совершенствования органов государственного и военного управления, укрепления обороноспособности. Предметом особого внимания, на наш взгляд, в современной ситуации является достижение эффективности и

1 Военно-промышленный курьер, 2009, № 41 (307), 21-27 октября.

реальной результативности в проводимом сейчас реформировании Вооруженных сил, придании им нового облика.

Кампания по пересмотру истории и итогов Второй Мировой и Великой Отечественной войн глубоко затронула общественность и в западных странах, и в нашей стране. Перед 65-летием Великой Победы участились нападки на ветеранов Великой Отечественной войны, появились публикации в печати и информация в телепередачах о с попытках переписать историю, очернить советское прошлое, извратить суть героического времени, унизить подвиг наших ветеранов, всех советских людей, преобразовавших в 20-30-е гг. нашу страну в мощную державу, способную разгромить фашистскую Германию, которая до нападения на Советский Союз сравнительно легко подмяла под себя все страны континентальной Европы (в том числе и Польшу, армия которой несмотря на героизм была разгромлена за 15 дней и правительство, бросив свою страну на произвол судьбы, через Румынию сбежало в Лондон). К числу таких публикаций и заявлений по телевидению с полным основанием можно отнести высказывания Г.Х. Попова в книге » Три войны Сталина», В. Познера в своих неоднократных телевыступлениях, А.Ципко в статье «Идентификация тоталитаризма» в «Независимой газете» от 3 ноября 2009 г. и др.

К сожалению, встречается немало искажений и фальсификаций в самих учебниках и учебных пособиях при освещении проблем, связанных с войнами по защите своего Отечества. По подсчетам ряда военных историков сейчас в учебных заведениях РФ и СНГ используется 88 вариантов учебников по истории (ведь кто-то их же писал!?). Поэтому в формировании исторического сознания и воспитании патриотизма у молодежи возникают недопонимание и недоразумения, на что вынужден обратить внимание Президент РФ Д. Медведев при обсуждении ЕГЭ.

Наряду с псевдоисториками типа В. Резуна (Суворова), Б. Соколова и другие западные историки, в основном из США, Великобритании и ФРГ, всячески стараются принизить и умалить роль Советского Союза в разгроме фашистской Германии и во Второй мировой войне. Однако, весь ход событий,

объективный анализ решающих сражений и битв, стратегии и действий антигитлеровской коалиции убедительно показывает всему миру решающую историческую роль СССР в общей борьбе против фашизма.

К сожалению, не только за рубежом, но и в нашем Отечестве есть люди и определенные политические круги, которые всячески хотят извратить подлинную историю нашей страны. В связи с этим Президент Д. А. Медведев издал указ о создании Комиссии по противодействию фальсификации истории России.

Президент Академии военных наук, доктор исторических наук, генерал армии М. А. Гареев считает, что «такой указ и вообще активизация работы по объективному освещению Отечественной истории, противодействие ее фальсификации являются давно назревшим делом»1.

Прежде чем приступить к изложению факторов, обусловивших победу советского народа и его Вооруженных сил в годы Великой Отечественной войны, необходимо вспомнить в какой степени Советский Союз был готов к войне?

Следует иметь в виду, что несмотря на проведенные за 2,5 пятилетки индустриализацию и коллективизацию страны невиданными темпами, «по-сталински», и превращение отсталой страны в мощную индустриально-колхозную державу, способную разгромить сильнейшую в мире по тому времени гитлеровскую армию (по оценке маршала Г.К. Жукова), военно-экономический потенциал СССР был ниже, чем у фашистской Германии, на которую работала вся военная экономика порабощённых стран континентальной Европы, кроме Англии. Экономика таких нейтральных стран, как Швеция, Швейцария и других также работала на нужды Германии.

Степень готовности к началу войны частей и соединений Красной Армии и Флота была значительно ниже, чем немецких. Объединения и соединения вермахта были полностью отмобилизованы, укомплектованы обученным личным составом и имели 3-х летний опыт ведения боевых действий. А

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1 Военно-промышленный курьер, 2009, №25 (298), 8-17 июля.

Красная Армия к началу войны находилась в стадии реорганизации и реформирования. В феврале 1941г. началось развертывание 20-ти механизированных корпусов (в дополнение к девяти существовавшим) и строительство 20 укрепленных районов (Уров). К началу войны они были укомплектованы на 30 — 40 %о.1

Военно-политическое руководство Советского Союза во главе с И.В. Сталиным никогда не сомневалось в том, что нацистская Германия совершит агрессию против СССР, а поэтому принимало соответствующие эффективные меры во всех сферах жизнедеятельности и укрепления обороны нашей страны.

Возросли ассигнования на военные нужды. Если в 1939 г. они составляли 25,6 % от общей суммы госбюджета, то в 1940 г. выросли до 32,6 %, а в 1941г. достигли 43, 4 %. Это был предел, который страна могла себе позволить. В сентябре 1939г. было принято решение о строительстве в течение 1940 -1941 гг. девяти новых и реконструкции девяти старых авиационных заводов. Энергично расширялись мощности танкостроения, артиллерийской, химической и инженерной промышленности. За 1939 — 1940 гг. в три раза увеличились мощности судостроения. Совет народных комиссаров СССР принял решение о резком сокращении числа строящихся линкоров и тяжелых крейсеров. Основные усилия были сосредоточены на создании легких сил флота.

За год до начала войны, с 26 июня 1940 г., по Указу Президиума Верховного Совета СССР был осуществлен переход на 8-часовый рабочий день, на 7-дневную рабочую неделю, запрещен самовольный уход с предприятий и учреждений. Очередной Пленум ЦК ВКП(б) принял соответствующее постановление. С октября 1940 г. началось создание ремесленных, железнодорожных училищ, также школ ФЗО.

Важное значение в развитии экономики страны имели тогда решения XVШ-й партийной конференции в феврале 1941 г., наметившей конкретные

пути по укреплению оборонного могущества государства. До войны уже оставалось несколько месяцев.

В марте 1941г. Правительство приняло решение о переводе промышленности на выпуск военной продукции по плану военного времени. В апреле — мае 1941 г., учитывая сосредоточение войск Германии у границ Советского Союза, Генеральному штабу РККА под видом «больших учебных сборов» было разрешено призвать в армию и на флот из запаса 850 тыс. военнообязанных и транспортные средства, приписанные к войскам по мобилизационному плану. С началом войны и объявлением в стране общей мобилизации все находившиеся на сборах были оставлены в тех же подразделениях и частях, что ускорило последующее их развертывание по штатам военного времени1.

В конце мая 1941г. состоялось расширенное заседание Политбюро ЦК ВКП(б), на котором были рассмотрены и обсуждены вопросы, непосредственно связанные с подготовкой страны к обороне. Перед собравшимися членами Политбюро ЦК ВКП(б), заместителями председателя СНК, руководством наркомата Обороны и ВМФ, наркомами НКВД и оборонной промышленности выступил И.В. Сталин. Он сказал, что обстановка обостряется с каждым днем и очень похоже, что мы можем подвергнуться нападению со стороны фашистской Германии. Этот вывод был обоснован анализом сложившихся противоречивых обстоятельств в Европе, нарастанием агрессивной политики Германии, политики попустительства правительств Англии и Франции.

Начальник Генерального штаба генерал армии Г.К. Жуков кратко доложил о состоянии боеготовности видов и родов войск, о ходе укрепления государственной границы СССР, об успехах и проблемах в оснащении Красной Армии и Флота новейшими видами вооружения и боевой теникой.

В заключительной речи И.В. Сталин сказал: «Доклад товарища Жукова еще раз показал нам, что в деле подготовки страны к обороне имеют место

1 См: Военные кадры советского государства в Великой Отечественной войне 1941 — 1945гг. М., с.55.

существенные недостатки». А затем он конкретно с указанием сроков он поставил задачи по выпуску танков, тракторов-тягачей для артиллерии, об ускоренной подготовке современных средств связи, о повышении роли войск ПВО, об устранении недостатков в минно-торпедном вооружении. Особое внимание обращено на создание условий для более быстрого развития промышленности на Урале, Востоке, в Средней Азии1.

К началу войны в Красной Армии имелось 303 дивизии, из них 198 стрелковых, 40 танковых. 12 кавалерийских, 31 моторизованная, 61 танковая дивизия. Механизированные и танковые дивизии входили в состав 29-ти механизированных корпусов. К 22 июня 1941г. списочная численность Красной Армии и Флота была доведена до 4 826 907 военнослужащих.

Соотношение сил сторон по ряду показателей было не в пользу наших войск, особенно по войскам ВВС и ВМФ.

Историческая роль СССР во Второй мировой войне состоит в том, что именно наш страна была главной и решающей военно-политической силой, определившей победный ход и судьбу войны. Раскроем основные факторы, обусловившие е победу в войне.

— Многих историков и политологов поражает ошеломляющая легкость захватнических походов фашистской Германии против «буржуазно-демократических» стран Европы, где широко декларировался на словах полный набор «демократических» прав и свобод личности, но на деле эти личности в большинстве не встали на защиту своих «демократических» государств. А народы созданного в октябре 1917г. первого в мире государства рабочих и крестьян в России грудью встали на защиту своего Отечества. Здесь есть о чём поразмышлять исследователям — политологам, философам, историкам, юристам, социологам и психологам.

См.: Вахания В. Личная секретная служба И.В. Сталина. М., 2004.

Великая Отечественная война показала преимущества не только советского государственного и общественного строя, но и эффективность государственного и военного управления.

Оказалось, что командно-административная система (которую всячески критикуют «демократы») при руководящей роли правящей тогда партии коммунистов выявила огромные мобилизационные возможности. В кратчайшие сроки государственный аппарат перестроил всю жизнь на военный лад, отмобилизовал и начал формирование новых частей и соединений. С западной части страны было эвакуировано более 2,5 тыс. предприятий и 12 млн. специалистов — в восточные районы страны, где через 1,5-2 месяца было налажено производство для нужд фронта. В мировой истории войн такого не было. Это стало возможным благодаря тесному взаимодействию органов государственного и военного управления и всенародной поддержке советской власти.

— Война, тяжелейшие испытания, обрушившиеся на нашу страну, сплотили все народы в единый лагерь против общего врага. Дружба народов СССР прошла проверку в условиях беспощадной войны и стала одним из источников победы.

В борьбе с общим врагом героизм и мужество проявили свыше 100 наций и народностей страны. Героями Советского Союза стали 7 998 русских, 2 021 украинец, 299 белорусов, 161 татарин, 107 евреев, 96 казахов, 90 грузин, 89 армян, 67 узбеков, 63 мордвина, 45 чувашей, 43 азербайджанца, 38 башкир, 31 осетин, 16 туркменов, 15 литовцев, 15 таджиков, 12 киргизов, 12 латышей, 1 0 коми, 1 О удмуртов, 9 эстонцев, 8 карелов, 8 калмыков, 6 адыгейцев, 6 кабардинцев, 4 абхазца, 2 молдаванина, 2 якута, 1 тувинец и др.

Героические подвиги А.Матросова, Н.Гастелло, В. Талалихина, З.Космодемьянской были яркими примерами мужества и самоотверженности для бойцов.

— Война наглядно продемонстрировала колоссальные возможности именно плановой социалистической экономики, производства и распределения (в

условиях разразившегося сейчас мирового финансово-экономического кризиса это демонстрируют Китай, Белоруссия, Вьетнам, КНДР, Куба и др.)

Перевод промышленности на военные рельсы и быстрое наращивание общего объёма выпускаемой продукции по темпам и эффективности превзошли все прогнозы на Западе. С началом войны объём валовой продукции угрожающе снизился — в 1,9 раза, но уже в 1943 г. он достиг 90%, а в машиностроении — 142% довоенного уровня. В оборонной промышленности довоенный уровень был превзойдён ещё в 1942 г. За годы Второй мировой войны СССР превзошёл Германию, на которую работала вся экономика порабощённой Европы, по выпуску танков в 3,9 раза, боевых самолётов — в 1,9 раза, артиллерийских орудий всех видов — в 3,1 раза. Одновременно себестоимость производства народного хозяйства СССР снизилась в 2 с лишним раза. Насколько устойчива была плановая система, говорит и тот факт, что уже с августа 1943г. (а в это время шли бои на «Курской дуге») Госплан начал разработку 5-летнего плана восстановления народного хозяйства страны, что позволило потом в кратчайшие сроки восстановить её экономику.

— Несмотря на неудачи и допущенные ошибки в начальный период войны в ходе ее проявилось превосходство советского военного управления, системы её организации, советской военной науки и полководческого искусства. Разработанная в предвоенные годы теория глубокой наступательной операции в ходе войны получила свое творческое развитие в противовес шаблонной немецкой стратегии и тактике.

За весь период Великой Отечественной войны было блестяще осуществлено более 50 операций групп фронтов, около 250 фронтовых и множество армейских операций. Высокий уровень советской стратегии и полководческого искусства особенно проявился в битвах под Москвой, в районе Сталинграда, на Курской дуге, на правобережье Украины и в Белоруссии, а также в Ясско — Кишинёвской, Висло — Одерской, Берлинской и Маньчжурской операциях. Важную роль в достижении победы сыграла Ставка

Верховного Главнокомандования во главе с Генералиссимусом И.В. Сталиным. Всенародную боевую славу «полководцев победы» заслужили

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— Победам Красной Армии во многом помогла героическая борьба советских партизан в тылу у врага. Особенно большой размах получило партизанское движение в Белоруссии, в Ленинградской области, на Смоленщине и Брянщине, а также на севере Украины, где действовали крупные партизанские соединения Ковпака, Фёдорова и др. Всего за годы Великой Отечественной войны действовало более 6 тыс. партизанских отрядов и подпольных групп, в которых сражались миллионы партизан и подпольщиков. Руководство ими осуществлялось подпольными обкомами и райкомами ВКП(б), областными и республиканскими штабами во главе с Центральным штабом партизанского движения, созданным 30 мая 1942 г. при ставке Верховного Главнокомандующего. Во главе Центрального штаба партизанского движения был поставлен Первый секретарь КП(б) Белоруссии П.К. Пономаренко. Гитлеровцы вынуждены были с 1942 г. направлять на борьбу с партизанами до 25 своих дивизий и другие части. Партизанское движение — важный стратегический фактор нашей победы над фашизмом.

— Великая Отечественная война была самым важнейшим по тяжести и объёму театром военных действий Второй мировой войны на стороне антигитлеровской коалиции. Каждая страна внесла определённый вклад в Победу, сыграв далеко не одинаковую роль в нанесении урона и разгроме фашизма. Та или иная роль в разгроме фашизма составляет национальную гордость народа любой страны, принимавшей участие в борьбе протии фашистской Германии. Надо полагать, что это обстоятельство вынуждает западных историков и политологов идти не только на умаление и принижение роли Советского союза во Второй мировой войне, но и любыми ухищрениями и подтасовками искажать её.

В войну было втянуто 61 государство, более 80 % населения земного шара, военные действия велись на территории 40 государств, а также на морских и океанских театрах. Однако решающей частью Второй мировой войны явилась Великая Отечественная война (1941-1945 гг.). Именно здесь была сокрушена военная мощь фашистского блока. В разные периоды на советско-германском фронте одновременно действовало от 190 до 270 дивизий Германии и её союзников. Англо-американским войскам в Северной Африке в 1941-1943 гг. противостояло лишь от 9 до 20 дивизий Вермахта, в Италии в 1943 -1945 гг. — от 7 до 26 дивизий. И только в 1944 г. после открытия второго фронта — от 56 до 75 дивизий. Красная Армия в 1941 -1945 гг. разгромила и взяла в плен 607 вражеских дивизий, а англо-американцы всего лишь — 176 дивизий. Во Второй мировой войне погибло свыше 55 млн. человек. Наибольшие потери понёс Советский Союз, потерявший 27 млн. человек (в том числе безвозвратные потери ВС около 8,7 млн. человек). Потери США составили 400 тысяч человек, Великобритании — 370 тысяч человек. Общие потери вермахта — 13,4 млн. человек, в том числе на советско-германском фронте — 10 млн. человек.

— Великая Отечественная война наглядно продемонстрировала историческую роль, правящей тогда Коммунистической партии, её духовную, организующую и мобилизующую роль в решении всех внезапно вставших проблем перед страной. Эта её роль была открыто признана всем советским народом и закреплена в Конституции СССР. Компартия в годы войны действовала в условиях однопартийной системы, в ней не было ни фракций, ни группировок.

Самой характерной чертой её внутреннего состояния — идейное и организационное единство. К июню 1941 г. в армии и на флоте было 563 тыс. коммунистов, что дало возможность создать партийные организации примерно в половине рот и равных им подразделениях. Коммунисты служили примером в выполнении своего воинского долга непосредственно в боевой обстановке, так как они первыми поднимались в атаку, а в тылу самоотверженно трудились. не жалея своих сил. Страна под руководством Компартии

превратилась в единый военный лагерь. Это была воюющая, сражающаяся партия. В боях за Советскую Родину смертью храбрых погибли более 3 млн. коммунистов. По решению ЦК ВКП(б) в действующую армию было направлено 100 тыс. политбойцов — 60 тыс. коммунистов и 40 тыс. комсомольцев. За 1941 — 1945 гг. кандидатами в члены партии было принято более 5 млн. человек, а в члены партии — около 4 млн. человек. Знаменательно, что из них почти три четверти были приняты в боевой обстановке на фронте.

Таким образом, разгром агрессивных сил германского фашизма и японского милитаризма привел к глубоким переменам в международной обстановке. Сыграв решающую роль в победе антигитлеровской коалиции, Советский Союз приобрёл огромный авторитет и политическое влияние в решении важнейших проблем послевоенного устройства мира. В государствах Центральной и Юго-Восточной Европы, а также в некоторых азиатских странах — Китае, КНДР и во Вьетнаме в результате демократических социалистических преобразований к власти пришли коммунистические и рабочие партии советского типа, заявившие о своем социалистическом выборе. В настоящее время, в условиях мирового финансово-экономического кризиса, многие из них продолжают идти по избранному социалистическому пути и, притом, успешно развиваться.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *