Пол гэллико снежный гусь

В четырнадцать – ты уже не ребёнок. Понимаешь больше, людей знаешь лучше, природу чувствуешь тоньше. Дима шёл на долгую соболиную охоту с одной мыслью: с первым убитым зверем он преобразится и вернётся в город настоящим мужчиной. Проводник во взрослый мир – дядя Николай Николаевич, умеющий читать следы на снегу лучше, чем Дима читает свои книжки. Помогут юноше и балагур Артёмыч, и охотник поневоле Витя, и чуткая лайка Тамга – но откровением станет встреча с неуловимым вороном.Многодневная соболёвка – приключение, о котором можно рассказывать одноклассникам не день и не два. Лучший момент – вот он: Дима прицеливается в юркого зверька, нажимает на спусковой крючок, радостно кричит: «Headshot!» – всё словно в компьютерной игре! Мог ли юноша представить, что воля и мужество пригодятся ему вовсе не для этого, а делиться с друзьями придётся совсем иными историями?Дима, как и многие герои-подростки в книгах Евгения Рудашевского, висит между миром детства и вселенной взрослых. В «Вороне», как и в других своих повестях «Здравствуй, брат мой Бзоу!» и «Куда уходит кумуткан», Евгений Рудашевский создаёт своеобразный безмолвный диалог двух главных героев – человека и животного. В поведении этих «собеседников», в их судьбе есть что-то неуловимо общее. Может быть, это необходимость преодолеть тяжёлый миг ради дальнейшей жизни, а может, одиночество отбившегося от стаи, одиночество существа, впервые покинувшего уютное гнездо. Иллюстрации Петра Захарова вторят настроению книги и обостряют тот внутренний конфликт, который переживает главный герой.Писатель бережно сохраняет байки и премудрости охотников, их богатый значимыми нюансами язык: куржуха на ветвях поутру или ожеледь – вопрос принципиальный. Повесть «Ворон» легко встанет один ряд с произведениями Джеймса Фенимора Купера и Виталия Бианки, и при этом она отчётливо, безоговорочно современна. Дима – плоть от плоти XXI века. Природа для него не мастерская и не храм: и сам он, и ворон, и бесчисленные деревья в тайге, все они – обитатели общего дома, единственного и потому бесценного.

Войти или зарегистрироваться. Пишем вместе про гуся! Итак, давайте напишем историю, рассказ, короче, что получится, может и роман сочинится. Условия такие: добавляем по предложения, цель — создать сюжет, которого этот мир не ожидает. Всё должно быть ещё более запутанно, чем в Санта-Барбаре.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Карлик Нос (мультфильм)

Пол Гэллико: Белая гусыня

Написанная в начале сороковых годов прошлого века, эта короткая повесть выдержала изданий и прославила своего автора на весь мир. Российское издание — юбилейное, трехсотое. В первую очередь, книга невероятно красива, как чисто внешне, так и по содержанию. Но также эта история, на которой выросло уже несколько поколений читателей, сегодня приобретает совершенно иное звучание; что печально, весьма злободневное для наших с вами реалий.

Буквы действительно крошечные — тот, кто носит очки, без них не разглядит, что там написано. Оно и хорошо. Читать ее стоит не только детям, но абсолютно всем. Возможно, лучше всего это делать вслух. Прочтите ее человеку, которого любите, и не важно, сколько ему, — три года, тридцать лет или семьдесят пять. Эта книга задевает не просто эмоции, а именно чувства, расширяет, расшевеливает мир, персональную вселенную каждого, кто заглянул под обложку.

Англия, е годы прошлого века. Одинокий художник, чернобородый горбун с отсохшей кистью левой руки бежит от мира и, в первую очередь, от собственного уродства. Он селится на заброшенном маяке, где никто его не найдет, не увидит; где ничто не будет напоминать о жизни среди людей, радости которой ему не доступны.

Филип Рейэдер, так его зовут, покупает также окрестные болотистые земли, чтобы ни один охотник не мог вскинуть ружье на расстоянии выстрела от маяка. Помимо живописи, вторая его любовь — перелетные птицы, для которых он строит что-то вроде перевалочной базы, питомника, отдавая гусям и уткам все тепло, не растраченное на себе подобных. Однажды маленькая девочка по имени Фрит приносит к маяку раненую белую гусыню, сбившуюся с маршрута. Вместе им удается выходить птицу. Каждые полгода гусыня возвращается на маяк, девочка взрослеет, неизменно навещая стареющего Филипа и свою новую крылатую подружку.

А потом приходит война. Фото: Издательство Clever. Первое слово, которое мелькает в сознании, едва начинаешь читать, — красота. Не используя ровным счетом никаких специальных литературных приемов и хитростей, Гэллико создает объемное, выпуклое пространство, внутри которого мрачные эссекские болота становятся олицетворением достижимого идеала лучшего мира, а завывания норд-оста звучат обещанием новой жизни, которое непременно будет исполнено.

Подобный дар — называть вещи неприукрашенными именами, сгребать в кучу неотесанные слова в их первозданном обличии и расставлять на странице так, чтобы строки раскачивались и гудели, как высоковольтные провода, — открыт немногим.

Это роднит Гэллико с еще одним американским сказочником, правда, исключительно взрослым сказочником, — Томом Уэйтсом. Беспримесная, чисто фольклорная традиция была и остается камнем преткновения для многих и многих стилистов. Верно ей следовать, правильно ею пользоваться способны лишь единицы.

Такие тексты с их вроде бы очевидной, но на деле призрачной простотой, как правило, оказываются наиболее сложными для передачи, переложения на другой язык. Требуется не просто определенный набор навыков и умений, но особая форма эмпатии, тот же способ видения мира, то же отношение к жизни и к словам, из которых эта самая жизнь вырастает.

Совпадения случаются крайне редко, и чаще всего в переводе мы читаем книги, лишь напоминающие то, чем они изначально были, повторяющие мотивы, являющие собой вариации исходного авторского языка, а значит, и замысла, но не проникающие в суть; именно язык порождает замысел, не наоборот. Такие книги, как птицы с подрезанными крыльями, не отрываются от земли, и уж тем более не способны поднять в воздух кого-то еще.

Раскройте любую книгу на середине, подержите ее на весу, вы увидите птицу. Это та самая история, которую рассказал Пол Гэллико много десятилетий тому назад.

Графические иллюстрации Романа Рудницкого — не просто сопутствующие изображения, а живая и теперь уже неотъемлемая часть текста. Удивительно то, как они перекликаются не просто с сюжетом книги, но с другими, самостоятельными образами и историями, живущими в каждом из нас. Так, например, в портрете маленькой Фрит, держащей на руках раненую гусыню, проступают черты католических мадонн, которые столетиями смотрят на нас с репродукций, икон и фресок.

Одна из последних картинок в книге — точная и беспощадная иллюстрация войны. Там нет ни бегущих в исступлении солдат, ни распускающихся ядовитыми цветами взрывов; там только одинокая белая птица, сидящая на борту опустевшей лодки, покачивающейся на черной воде, на фоне черного неба. Война — это конец истории.

Она множит смерть, убивает искусство, лишает любовь точки приложения. Как знать, возможно, кому-то, кто ее прочтет, станет наконец понятно, что любое повторение истории ведет только к одному — к повторению ее же конца. Любовь, как известно, рано или поздно все равно возьмет верх. Но многие из нас рискуют этого не увидеть.

Презентация к уроку «П.Гэллико «Белая гусыня». Особенная простота рассказа»

Материал из Википедии — свободной энциклопедии. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии , проверенной 1 июня ; проверки требуют 6 правок. Эту статью следует викифицировать. Пожалуйста, оформите её согласно правилам оформления статей. Основная статья: Дюма, Александр отец. Этот раздел статьи ещё не написан.

Я был и здесь, и не здесь, и везде — неуверенно улыбаясь, признался Валялкин. Тарарах озабоченно поскреб короткими пальцами заросшую грудь. — Ишь ты, гусыня, совсем башку парню задурила!

«Белая гусыня» Пола Гэллико

В газете робинзонов. Сказка о бедном старике и гордом бухгалтере. Рассказы Бандитское гнездо. Конец Левки Демченко. Сказка про военную тайну, Мальчиша-Кибальчиша и его твердое слово. Советская площадь. Четвертый блиндаж.

Сценарий детского спектакля — «Карлик нос».

Графиня София де Сегюр — родилась в Петербурге. Ее отец Ф. София вышла замуж за Евгения Сегюра, правнука знаменитого французского маршала. Граф Ростопчин подарил дочери французское поместье Нуэтт, где она провела много лет, воспитывая своих восьмерых детей и внуков.

Премьера спектакля состоялась в конце ноября.

Маленький горбун

Родители маленькой Христины ведут светский образ жизни и почти не обращают на дочь внимания. Девочка привязывается к соседскому мальчику Франсуа — сыну самого богатого человека в округе. Добрый и отзывчивый мальчик обладает единственным недостатком — он горбун. Но Христина не замечает физического увечья своего друга и ценит его за душевные качества. Автор повести — французская писательница XIX века Софья де Сегюр урожденная Ростопчина , чьи книги для детей до сих пор очень популярны в Европе. Творчество французской писательницы Софи де Сегюр — ныне причислено на ее родине к памятникам национальной культуры.

Мультфильм горбун и гусыня

Впервые у нас? Мы пришлем письмо о полученном бонусе, как только кто-то воспользуется вашей подборкой. Мы пришлем письмо о полученном бонусе, как только кто-то воспользуется вашей ссылкой. На болотах графства Эссекс, одного из последних диких мест, оставшихся в Англии, жил художник. Его дом — заброшенный маяк.

Как Мурзилка очутился в квартире зубного врача, как ему вырывали зуб, как эльфы-малютки попали в лабораторию и какие они там делали опыты.

Рассказ о газеленке и паве (ночь 147)

Можно искренне любить птиц, которые требуют много труда и чистой воды. Они готовы ходить за тобой в лес, у них ломается голос, а их отношения — маленький социум без наносной шелухи, как у людей. Один серый, другой белый, и ещё четверо пёстрых — это всё гусиное население дворика в пригороде, за которым приглядывают хозяева Надя и Денис.

Книги могут рассказать обо всем: какую опасность таят в себе наши желания, где искать любовь, в чем подлинная красота и почему она порой скрывается за уродством. Ребенку, который только начинает взрослеть, обязательно нужен разговор о рождении и смерти, о войне и любви, о жизни за пределами привычного мира и неважно, будет ли это деревня или Северный полюс. Семь хороших книг, которые помогут в поисках ответов на важные вопросы, — в нашем обзоре. В Великой низине стоял заброшенный маяк.

Департаменотом образования города Москвы. Свои истории он сочинял для детей — о взрослых, и для взрослых — о детях.

Категория: Драма , Криминал , Детектив. Пожалуйста, подождите Фильмов: Расширенный поиск. Год: Канун второй мировой войны. Париж лихорадят сообщения о серии политических убийств. Контрразведка принимает экстренные меры по их раскрытию.

Лес проснулся Славит лес Весну-царевну: Звонко льется смех напевный В глубине зеленой, Над водой студеной. Лесовик под дубом пляшет, Свежей веткой буйно машет. Вьются Водяницы, Резвые сестрицы. В волосах речные травы, Грудь как пена, взор лукавый, — Либо им весною Тешится игрою!

Поделиться

Если бы в 30-е годы 20 века — пору расцвета популярности американского спортивного журналиста Пола Гэллико — его многочисленные почитатели узнали, что в глубине души он желал бы посвятить себя не репортажам с боксёрского ринга или теннисного корта, а спокойным размышлениям о жизни, они, вероятно, были бы весьма удивлены. А между тем, Гэллико с самого детства мечтал писать рассказы, и даже будучи лучшим нью-йоркским спортивным репортёром, изредка под псевдонимами публиковал в популярных американских изданиях свои литературные опыты. Однако настоящую славу большого писателя ему принесла повесть «Белая Гусыня», за которую Пол Гэллико удостоился литературной премии О.Генри.

Эта небольшое по объёму произведение действительно написано в лучших традициях упомянутого мастера короткой прозы. Но заподозрить его автора в заведомом подражании не возникает и мысли. Просто сразу становится очевидным — он тоже из тех, кто способен простым словом выразить самые глубокие чувства и переживания.

Это ощущается даже в описании неодушевлённых предметов, например — пейзажа. Рисуя читателю седое море, старый маяк, серое небо с кружащими в нём птицами, белёсую солончаковую почву, писатель заставляет эти далеко не самые яркие краски создавать определённую, ни с чем не сравнимую атмосферу повествования и гармонировать с внутренним миром героев. Они переданы автором так живо и тонко, что кажется — только в таком и ни в каком ином обрамлении и могла произойти та трогательная и светлая история, которую рассказывает Пол Гэллико в своей повести «Белая гусыня».

Однажды в старом, давно уже не работающем маяке поселяется человек по имени Филипп Райадер. Все считали его странным и даже откровенно побаивались из-за необычной внешности — у Филиппа от рождения был горб и искалеченная рука. Люди избегали общения с ним, а Филипп любил людей и хотел быть им полезным. Но смирился со своей участью и большую часть жизни проводил в одиночестве, скрашенном лишь обществом диких птиц, доверчиво слетавшихся к нему каждую весну. Но всё изменилось, когда в один прекрасный день на пороге маяка появилась девушка с раненной белой гусыней в руках…

Фрида — так звали девушку — попросила Филиппа помочь птице. Несколько месяцев подряд они вместе выхаживали её, назвав Принцессой. В благодарность за любовь и заботу, выздоровевшая Принцесса каждую весну возвращалась на маяк, а вместе с ней приходила туда и Фрида, и жизнь Филипа вновь обретала смысл. Тонко и чутко рисует автор метаморфозы, происходящие в отношениях Фриды и Филиппа, удивительно глубоко заглядывает в их сердца. Белая гусыня тоже не остаётся у писателя лишь неким символом; она — такой же живой персонаж, как Филипп и Фрида, она помогает каждому из них побороть собственные страхи и предубеждения и научиться взирать не на лица, а на души и видеть в других и в самом себе главное — Образ Божий.

Эта повесть Пола Гэллико о любви и преданности, верности и вере, жертвенности и смирении, необычайно мудра и трогает до самой глубины души, задетой мягкими крыльями «Белой гусыни».

Снежный гусь

Великая Топь расположена на прилегающей к морю территории Эссекса между деревней Челмбери и древним саксонским рыбацким селом Уикельдрот. Это одно из последних необжитых мест в Англии, представляющее собой далеко простирающуюся низменность, покрытую травой и камышом и полузатопленными лугами и заканчивающуюся огромными солончаками и омываемым приливами и отливами берегом беспокойного моря.

Образуемые приливом бухты, эстуарии и извилистые рукава многочисленных небольших речушек, чьи устья как будто впиваются в край моря, разрезают пропитанную влагой землю, и кажется, что земля дышит, поднимаясь и опускаясь вместе с ежедневными приливами и отливами. Это безлюдный и пустынный край, ощущение заброшенности которого еще больше усиливается криками диких птиц, вьющих гнезда в топях и солончаках, – диких гусей и чаек, чирков и свиязей, красноножек и кроншнепов, которые ищут себе пропитание в заполненных водой низинах. Люди здесь не живут, и почти никто не забредает сюда, за исключением охотников на птиц и местных рыбаков, ведущих торговлю, которая существовала еще во времена прихода норманнов в Гастингс.

Здесь преобладают серые, голубые и бледно-зеленые краски, поскольку большую часть времени, особенно долгой зимой, небо окрашено в холодный и мрачный цвет, отражаемый покрытыми водой участками земли. Но иногда, во время рассвета и заката, небо и земля загораются красным и золотым огнем.

Вблизи одного из петляющих рукавов небольшой реки Элдер тянется насыпь старого волнолома, гладкая и цельная, без единой трещины, созданная для защиты наземных сооружений от посягающего на них моря. Она заходит далеко в солончак, и на расстоянии около трех миль от Английского канала поворачивает на север. На этом повороте ее поверхность выдолблена, расколота и раздроблена. В насыпи имеется брешь, в которую уже давно проникло голодное море, чтобы завладеть землей и всем, что оказалось на его пути.

Во время отлива над поверхностью воды выступают почерневшие и потрескавшиеся камни развалин заброшенного маяка, и кое-где, как опознавательные буйки, выглядывают верхушки столбов покосившегося ограждения. Когда-то этот маяк стоял на границе моря и суши и подавал сигналы для кораблей. Со временем уровень моря изменился, и маяк стал бесполезным.

Впоследствии он снова стал использоваться, но уже в качестве человеческого жилья. В нем жил один одинокий человек. Его тело было изуродовано, но в его сердце жили любовь и сострадание к диким животным, становящимся жертвами охотников. Он имел отталкивающую внешность, но умел создавать настоящую красоту. Именно об этом человеке, а также о девочке, сумевшей разглядеть под непривлекательной оболочкой тонкую и красивую душу, и рассказывается в этой истории.

Эта история не из тех, что легко складываются в последовательное повествование. Она была собрана по частям из разных источников и от разных людей. Некоторые ее фрагменты представляют собой рассказы очевидцев необыкновенных и жестоких сцен. Но теперь уже невозможно проверить правдивость этой истории, потому что море заявило свои права на это место, накрыв его волнистым одеялом своих вод, а прекрасная белая птица с крыльями с черными кончиками, которая была свидетелем всего произошедшего с начала и до конца, вернулась в темное, холодное безмолвие северных стран, где она появилась на свет.

В конце весны 1930 года Филип Райадер поселился на заброшенном маяке возле устья Элдера. Он купил сам маяк, а также несколько акров окружающей его болотистой земли и солончаков.

Филип жил и работал там в одиночестве круглый год. Он был художником и изображал на своих картинах птиц и виды природы. Его отшельническая жизнь была вызвана определенными причинами, некоторые из которых становились понятными, когда он раз в две недели приходил в деревушку Челмбери за продовольствием, где местные жители провожали его уродливое тело и мрачное выражение лица косыми взглядами. Уродливым его делали горб и искалеченная левая рука, худая и согнутая в запястье, похожая на коготь птицы.

Через некоторое время жители деревни привыкли к его странной фигуре, маленькой, но мощной, бородатому лицу и темной массивной голове, посаженной чуть ниже горба, страстному взгляду и уродливой руке, и называли его «тем странным парнем-художником, который живет на маяке».

Физическое уродство зачастую рождает в человеке ненависть к другим людям. Райадеру ненависть была чужда; он любил всех – людей, животных, природу. Его сердце было исполнено жалости и понимания. Со временем он смирился со своими физическими недостатками, но смириться с вызываемым ими отчуждением не смог, и продолжал страдать от него. Его уединение было вызвано тем, что он нигде не находил отклика тем теплым чувствам, которые исходили из его души. Женщины испытывали к нему отвращение. Мужчины, если им удавалось поближе узнать его, проявляли к нему участие, но сам факт, что людям приходилось делать над собой усилие, чтобы общаться с ним, причинял Райадеру боль и заставлял сторониться их.

Белая гусыня

The Snow Goose: A Story of Dunkirk

Жанр

повесть

Автор

Пол Гэллико

Язык оригинала

английский

Дата первой публикации

Издательство

Michael Joseph (Великобритания)
Knopf (США)

«Белая гусыня» («Снежный гусь») — небольшая повесть (рассказ) американского писателя Пола Гэллико, одно из наиболее известных его произведений. Первый вариант был опубликован в 1940 году в журнале The Saturday Evening Post, расширенная версия вышла 7 апреля 1941 года. Повесть была удостоена премии имени О. Генри за 1941 год .

Сюжет

Действие происходит на эссекском побережье, где в болотистой местности близ устья реки Элдер располагался заброшенный маяк. В 1930 году на маяке поселяется 27-летний Филип Рейэдер, горбун с высохшей рукой — художник, рисующий пейзажи и наблюдающий за повадками диких гусей. Возле маяка он сооружает загон для перелётных птиц, где они останавливаются и живут зимой, прежде чем весной снова улететь на север.

Через три года Рейэдер знакомится с Фритой, девочкой лет двенадцати из соседнего рыбачьего посёлка — она приносит к нему раненую белую гусыню с просьбой спасти её. С удивлением Рейэдер обнаруживает, что этот вид белых гусей водится в Канаде, и так далеко от своей родины птица скорее всего попала из-за сильного шторма, перенёсшего её через Атлантику. Он выхаживает птицу, которая затем в течение многих лет, улетая весной на север вместе с другими гусями, осенью вновь возвращается на маяк. В это время Фрита также приходит к Рейэдеру, чтобы побыть с ним и с «Потерянной принцессой», как Рейэдер называет гусыню. Когда гусыня улетает, Рейэдер и Фрита месяцами не видятся, и художник страдает от одиночества.

Проходит несколько лет, Фрита становится взрослой девушкой и Рейэдеру всё труднее сдерживать свои чувства к ней. Весной 1940 года белая гусыня впервые не улетает на север, и Рейэдер говорит Фрите, что теперь Принцесса по собственной воле осталась на маяке навсегда. В смятении Фрита уходит, а когда в конце мая возвращается на маяк, застаёт Рейэдера накануне отъезда: он отправляется через Ла-Манш, чтобы принять участие в эвакуации англичан, попавших в окружение на французском побережье в районе Дюнкерка. Гусыня следует за ним. Как впоследствии становится известно из рассказов военных, странный человек в лодке, над которой непрестанно кружила белая гусыня, спас сотни солдат, однако сам был убит пулемётной очередью.

Гусыня последний раз прилетает на маяк, где в небе её видит Фрита и принимает за душу Рейэдера, и затем птица улетает навсегда. Фрита иногда возвращается на маяк покормить птиц, однако вскоре немецкий лётчик по ошибке сбрасывает на маяк бомбу, и на его месте остаются только развалины, затопленные морем после разрушения дамбы. Фрита успевает сохранить одну из картин Рейэдера, на которой он по памяти изобразил первую встречу с ней, когда она пришла к нему с раненой гусыней в руках.

Русские переводы

Имеется несколько русских переводов произведения.

В 1983 году в газете «Литературная Россия» появился перевод Александра Пахотина (впоследствии в его переводе издавался также роман Гэллико «Посейдон»). Название произведение передано у него как «Белый гусь», и о самой птице говорится как о самце («Заблудившийся Принц» и т.п.) .

В переводе Н. Кощеевой под названием «Снежный гусь» повесть была опубликована в киевском журнале «Радуга» в 1985 году .

Затем повесть печаталась в журнале «Юность», № 10 за 1994 год, в переводе Татьяны Стамовой (также под названием «Снежный гусь»).

Новый перевод «Белая гусыня», выполненный режиссёром Олегом Дорманом, вышел в издательстве «Клевер» в 2015 году и стал 300-м по счёту отдельным изданием повести (и первым отдельным изданием на русском языке) .

Экранизация

Одноимённый телефильм по повести был снят Патриком Гарландом и показан на телеканале BBC в 1971 году в рамках программы «Зал славы Hallmark». Сценарий написал сам Гэллико, однако он имеет ряд отличий от повести (например, Фрита сразу показана уже взрослой, и действие разворачивается на протяжении всего лишь трёх лет, причём гусыня улетает только один раз и возвращается насовсем через три года). Рейэдера в экранизации сыграл Ричард Харрис, Фриту — Дженни Эгаттер. Фильм получил ряд наград, в том числе «Золотой Глобус» 1972 года за лучший телефильм, а Эгаттер завоевала «Эмми» за выдающуюся роль второго плана .

Музыкальный альбом

В 1975 году британская прогрессив-рок-группа Camel записала инструментальный альбом The Snow Goose, вдохновлённый повестью Гэллико. Писателю, однако, не понравилось использование названия его произведения, и после выигранного им судебного иска группа изменила название альбома на Music Inspired by The Snow Goose (музыка, вдохновлённая The Snow Goose). Альбом получил большую популярность, музыка с него исполнялась группой в том числе совместно с Лондонским симфоническим оркестром в Альберт-холле.

Снежный гусь – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Великая Топь расположена на прилегающей к морю территории Эссекса между деревней Челмбери и древним саксонским рыбацким селом Уикельдрот. Это одно из последних необжитых мест в Англии, представляющее собой далеко простирающуюся низменность, покрытую травой и камышом и полузатопленными лугами и заканчивающуюся огромными солончаками и омываемым приливами и отливами берегом беспокойного моря.

Образуемые приливом бухты, эстуарии и извилистые рукава многочисленных небольших речушек, чьи устья как будто впиваются в край моря, разрезают пропитанную влагой землю, и кажется, что земля дышит, поднимаясь и опускаясь вместе с ежедневными приливами и отливами. Это безлюдный и пустынный край, ощущение заброшенности которого еще больше усиливается криками диких птиц, вьющих гнезда в топях и солончаках, – диких гусей и чаек, чирков и свиязей, красноножек и кроншнепов, которые ищут себе пропитание в заполненных водой низинах. Люди здесь не живут, и почти никто не забредает сюда, за исключением охотников на птиц и местных рыбаков, ведущих торговлю, которая существовала еще во времена прихода норманнов в Гастингс.

Здесь преобладают серые, голубые и бледно-зеленые краски, поскольку большую часть времени, особенно долгой зимой, небо окрашено в холодный и мрачный цвет, отражаемый покрытыми водой участками земли. Но иногда, во время рассвета и заката, небо и земля загораются красным и золотым огнем.

Вблизи одного из петляющих рукавов небольшой реки Элдер тянется насыпь старого волнолома, гладкая и цельная, без единой трещины, созданная для защиты наземных сооружений от посягающего на них моря. Она заходит далеко в солончак, и на расстоянии около трех миль от Английского канала поворачивает на север. На этом повороте ее поверхность выдолблена, расколота и раздроблена. В насыпи имеется брешь, в которую уже давно проникло голодное море, чтобы завладеть землей и всем, что оказалось на его пути.

Во время отлива над поверхностью воды выступают почерневшие и потрескавшиеся камни развалин заброшенного маяка, и кое-где, как опознавательные буйки, выглядывают верхушки столбов покосившегося ограждения. Когда-то этот маяк стоял на границе моря и суши и подавал сигналы для кораблей. Со временем уровень моря изменился, и маяк стал бесполезным.

Впоследствии он снова стал использоваться, но уже в качестве человеческого жилья. В нем жил один одинокий человек. Его тело было изуродовано, но в его сердце жили любовь и сострадание к диким животным, становящимся жертвами охотников. Он имел отталкивающую внешность, но умел создавать настоящую красоту. Именно об этом человеке, а также о девочке, сумевшей разглядеть под непривлекательной оболочкой тонкую и красивую душу, и рассказывается в этой истории.

Эта история не из тех, что легко складываются в последовательное повествование. Она была собрана по частям из разных источников и от разных людей. Некоторые ее фрагменты представляют собой рассказы очевидцев необыкновенных и жестоких сцен. Но теперь уже невозможно проверить правдивость этой истории, потому что море заявило свои права на это место, накрыв его волнистым одеялом своих вод, а прекрасная белая птица с крыльями с черными кончиками, которая была свидетелем всего произошедшего с начала и до конца, вернулась в темное, холодное безмолвие северных стран, где она появилась на свет.

В конце весны 1930 года Филип Райадер поселился на заброшенном маяке возле устья Элдера. Он купил сам маяк, а также несколько акров окружающей его болотистой земли и солончаков.

Филип жил и работал там в одиночестве круглый год. Он был художником и изображал на своих картинах птиц и виды природы. Его отшельническая жизнь была вызвана определенными причинами, некоторые из которых становились понятными, когда он раз в две недели приходил в деревушку Челмбери за продовольствием, где местные жители провожали его уродливое тело и мрачное выражение лица косыми взглядами. Уродливым его делали горб и искалеченная левая рука, худая и согнутая в запястье, похожая на коготь птицы.

Через некоторое время жители деревни привыкли к его странной фигуре, маленькой, но мощной, бородатому лицу и темной массивной голове, посаженной чуть ниже горба, страстному взгляду и уродливой руке, и называли его «тем странным парнем-художником, который живет на маяке».

Физическое уродство зачастую рождает в человеке ненависть к другим людям. Райадеру ненависть была чужда; он любил всех – людей, животных, природу. Его сердце было исполнено жалости и понимания. Со временем он смирился со своими физическими недостатками, но смириться с вызываемым ими отчуждением не смог, и продолжал страдать от него. Его уединение было вызвано тем, что он нигде не находил отклика тем теплым чувствам, которые исходили из его души. Женщины испытывали к нему отвращение. Мужчины, если им удавалось поближе узнать его, проявляли к нему участие, но сам факт, что людям приходилось делать над собой усилие, чтобы общаться с ним, причинял Райадеру боль и заставлял сторониться их.

Ему было двадцать семь лет, когда он поселился в Великой Топи. Он много путешествовал и отчаянно боролся, прежде чем принял решение отъединиться от мира, частью которого он не мог стать наравне с другими людьми, поскольку вся восприимчивость художника и все нежные чувства по отношению к женщинам оставались запертыми в его груди, а ему было не чуждо ничто человеческое.

Одиночество Райадера скрашивали его птицы, его картины и его лодка. У него была шестнадцатифутовая лодка, на которой он плавал, проявляя потрясающую сноровку. Один, никем не видимый, он справлялся с управлением, несмотря на искалеченную руку, и часто использовал свои сильные зубы, чтобы удерживать паруса, вздымаемые коварным ветром.

Он выходил в море через маленькие бухты и устья рек, и пропадал иногда на несколько дней в поисках новых видов птиц для фотографирования и набросков. Он научился ловить их для пополнения своей коллекции прирученных диких птиц, содержавшихся в небольшом загоне рядом с его студией, которая составляла сердце его убежища.

Райадер никогда не стрелял в птиц, и охотники за птицами не были желанными гостями вблизи его владений. Он был другом всех диких животных, и они отплачивали ему тем же.

В его огороженном дворе содержались прирученные птицы, которые спускались на берег, прилетая из Исландии и Шпицбергена каждый год в октябре. Они летали большими, затемнявшими небо стаями и наполняли воздух своими криками – розовоногие гуси с коричневыми телами, белощекие казарки с белыми грудками, темными шейками и клоунскими масками, дикие белолобые гуси с черными полосами на груди и множество видов диких уток – свиязи, кряквы, шилохвости, чирки и широконоски.

–Ссылки

–Приложения

  • ОткрыткиПерерожденный каталог открыток на все случаи жизни
  • Photoshop onlineДля того чтоб отредактировать картинку совсем не обязательно иметь фотошоп на комьпьютере. Это можно сделать с помощью приложения online photoshop =)
  • Музыкальный плеер
  • ТоррНАДО – торрент-трекер для блоговТоррНАДО – торрент-трекер для блогов
  • Я – фотографПлагин для публикации фотографий в дневнике пользователя. Минимальные системные требования: Internet Explorer 6, Fire Fox 1.5, Opera 9.5, Safari 3.1.1 со включенным JavaScript. Возможно это будет рабо

–Рубрики

–Цитатник

«Страна Лжи» / илл. Владимир Колбасов Книгу-сказку «Страна Лжи» (Land der Lugen) – написал Ронни.

Поёт Димаш Кудайбергенов Также Димаш Кудайбергенов (1994 г.р.) — казахский певец, композит.

Девчонка на вид сорока с небольшим. На сердце легко, несмотря на простуду: Вчера .

Франц Легар «Скрипач из Генуи» Музыкальный радиоспектакль по мотивам оперетты Франца Легара «.

Юлия Хазина — художник и поэт Наверное, я безнадежный и неисправимый романтик. Мне .

–Поиск по дневнику

Суббота, 25 Июля 2015 г. 21:23 + в цитатник

Гэллико называют американским Андерсеном. За книгу «Белая гусыня» он был удостоен премии О. Генри.Гэллико пришлось сменить немало амплуа — от военного корреспондента до спортивного журналиста, от автора книг для взрослых до детского писателя. Более сорока книг, около сорока сценариев, сотни статей, очерков и эссе — такое наследие оставил после себя автор.Снежный гусь» — трогательнaя и увлекательнaя история о Северном море, заброшенном маяке и птице, которую спасли от верной гибели нелюдимый художник и девочка, похожая на болотную фею.
СЛУШАТЬ

лучшая рецензия от читателя

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *