Полюби своего врага

Довольно часто встречала в рассуждениях людей непонимание : «Ну как же возлюбить врага?» Он же враг, мало того что нужно подставлять щеки, а тут еще люби. Если бы русский народ всецело любил врага своего, то нас давно бы победили и поработили, а ведь история нашего государства свидетельствует нам о стольких победах. Мы что ж побеждаем врагов наших любя их?

Я сейчас заседаю на острове, с модемным интернетом, грузиться плохо и нет возможности свободно побродить по просторам интернета и поискать разную информацию, поэтому возможны ошибки. Подправлю как только окажусь дома. Или вы, мои любимые друзья, придете мне на помощь.

А давайте вспомним, что такое ЛЮБОВЬ — Люди Бога Ведают — именно такое значение этого слова у славян. И сердце русское не может понять эту фразу с приставкой ВОЗ (вос)-. Мы и так Ведаем Бога, а тут еще и

Воз- и Вос-

префикс 1. Формообразовательная единица, выделяющаяся в глаголах совершенного вида со значением: довести до результативного завершения действие, названное мотивирующим словом (возмужать, воспользоваться, воспрепятствовать).

А может быть дело в переводе? Могу сейчас заблуждаться, но вроде библию нам переводили с греческого. Есть у кого желание посмотреть как на греческом пишеться любовь? Я смотрела только одну страничку, но там написано, что глаголов обозначающих ЛЮБОВЬ аж целых 6.

В греческом языке существует 6 глаголов для выражения разных сторон чувств

любви. Этими словами обозначаются 6 стилей, или «цветов» любви:

эрос – страстная, исключительная любовь–увлечение, стремящаяся к полному физическому обладанию;

людус – гедонистическая любовь–игра, не отличающаяся глубиной чувства и сравнительно легко допускающая возможность измены;

сторге – спокойная, тёплая и надёжная любовь–дружба;

прагма – рассудочная, совмещающая людус и сторге, легко поддающаяся сознательному контролю, любовь по расчёту;

мания – иррациональная любовь–одержимость, для которой типичны неуверенность и зависимость от объекта влечения;

агапе – бескорыстная любовь–самоотдача, синтез эроса и сторге.

И в библии стоит слово АГАПЕ. Вот лично у меня возник вопрос, а какую же фразу сказал Иисус, какое значение слова любовь использовалось в то время на том языке? Если найду или вы найдете — обязательно пишите!

А сейчас предлагаю вернуться к нашему, исконно русскому, значению слова ЛЮБОВЬ.

Люди Бога Ведают. И как же теперь будет звучать заповедь:

Познай Бога как самого себя. и Познай врага своего как самого себя.

Ст. 43-47 Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники

Изречение, на которое ссылается Иисус, отсутствует в Ветхом Завете. Ближайший эквивалент — слова из книги Левит, которые звучат так: Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя (Лев. 19:18). Под ближним (евр. רצ) здесь понимается соплеменник, представитель народа израильского, верующий во единого Бога: призыв книги Левит не распространяется на иноплеменников и язычников. В Нагорной проповеди Иисус берет из этого изречения лишь его смысловое ядро: люби ближнего твоего; все остальное Он оставляет за скобками. В других случаях, однако, Он приводит эту заповедь в более полном варианте: Возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22:39; Мк. 12:31).

Это необходимо учитывать для понимания того, какой смысл вкладывал Иисус в заповедь о любви к ближнему. Во-первых, Он утверждал, что это одна из двух главных заповедей закона Моисеева: в совокупности заповеди о любви к Богу и ближнему составляют нравственное ядро закона и пророков. Во-вторых, под ближним Иисус понимает не только единоверца и соплеменника: ближний — это всякий, кто нуждается в помощи, участии, заботе.

Таким образом, отталкиваясь от буквы Ветхого Завета, Иисус полностью меняет ее дух, наполняя заповедь Моисеева закона совершенно иным содержанием, чем то, которое было изначально в нее вложено. Обычную поведенческую норму, подчеркивающую необходимость солидарности между членами одного народа, Иисус превращает в основополагающий нравственный принцип, который должен распространяться на всех людей вне зависимости от их национальности и вероисповедания.

Слова «ненавидь врага твоего» мы в такой форме в Ветхом Завете не находим. Возможно, изречение «люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего» употреблялось еврейскими раввинами и было на слуху у тех, к кому Иисус обращался в Нагорной проповеди. Похожее предписание мы находим в кумранском «Уставе общины»: «… любить всех сынов света, каждого сообразно его жребию в совете Бога, и ненавидеть всех сынов тьмы, каждого по его преступлению с возмездием Бога». Тем не менее этот текст нельзя считать прямой параллелью к изречению, цитируемому Иисусом.

По своему содержанию выражение «люби ближнего, но ненавидь врага», хотя и не имеет прямых аналогов в законе Моисеевом, полностью соответствует общей нравственной установке Ветхого Завета, где термин «враг» (евр. איב) употребляется в двух основных значениях: а) враг народа израильского, то есть всякий народ, ведущий военные действия против Израиля или его потенциальный противник, в расширительном смысле, всякий иной народ; б) личный враг того или иного человека. Благословение Божие выражается в том, что Бог предает в руки человека его врагов (Быт. 14:20; 22:17; 24:60; 49:8). А это происходит только в том случае, если человек верен Богу: Если ты будешь слушать гласа Его и исполнять все, что скажу, то врагом буду врагов твоих и противником противников твоих (Исх. 23:22). Древние евреи искренно верили, что, если они будут соблюдать заповеди Божии, Бог будет отождествлять их врагов со Своими врагами.

Ненависть к врагам была не просто характерной чертой древних евреев: она была частью их идентичности, их мироощущения. Можно только догадываться, какое изумление и негодование вызывал у фарисеев и законников призыв Иисуса любить врагов, благословлять проклинающих, благотворить ненавидящим и молиться за обижающих и гонящих. Этот призыв ниспровергал их основополагающие жизненные установки, радикально расходился с духом и буквой закона Моисеева, требовал от них переосмысления своей поведенческой модели в повседневной жизни.

Своей заповедью Иисус прежде всего пытается раздвинуть рамки мышления слушателей, заставить их понять, что Его учение имеет универсальный характер. Иисус не противопоставляет любовь к врагам любви к ближним: Он расширяет понятие ближних, включая в них врагов. Любящий только тех, кто его любит, ничем не отличается от язычников: так в Нагорной проповеди. В Проповеди на равнине параллельное место звучит несколько иначе: И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то же делают (Лк. 6:32-33). У Матфея исполняющему заповедь Иисуса противопоставляются мытари и язычники; у Луки — грешники. Матфеевское если приветствуете только братьев ваших, имеющее достаточно узкий смысл, у Луки заменено более широким и всеобъемлющим: если делаете добро тем, которые вам делают добро (в буквальном переводе «если благотворите благотворящим вам»).

Основную мысль в обоих случаях можно передать следующим образом: отношение к человеку не должно зависеть от его отношения к нам; любовь не должна быть только взаимной; добро не может быть только ответным. В проявлении любви и делании добра христианина призван занимать проактивную, а не реактивную позицию: он должен не просто реагировать на чувства и поступки других, но сам становиться источником добра и любви.

Заповедь о любви к врагам можно назвать квинтэссенцией всей христианской нравственности: в ней, как в фокусе, отражены другие заповеди Иисуса. Не случайно она помещена последней в серии антитез, в которых Его учение противопоставляется ветхозаветным установлениям. Именно заповедь о любви к врагам наиболее решительно обновляет ветхозаветное представление о любви, о нравственности, о тех критериях, на которых должно строиться отношение человека к человеку. Эта заповедь закладывает основу того нового миропорядка, который, по-видимому, вообще неосуществим вне рамок общины учеников Иисуса.

Любовь к врагам не исключает, а дополняет любовь к друзьям, близким, любящим: она есть то особенное и новое, что добавляется к обычному и старому, но не перечеркивает его. Здесь мы видим наглядный пример того, как Иисус исполняет (восполняет) Ветхий Завет, не нарушая и не упраздняя его (Мф. 5:17). То, что человек призван любить любящих и благотворить благотворителям, — это как бы само собой разумеется, также как и то, что нельзя убивать и прелюбодействовать. Но Иисус призывает к праведности, которая превосходит праведность фарисеев, и не просто регулирует человеческие взаимоотношения в правовом поле, а открывает людям путь в Царство Небесное (Мф. 5:20), делает их сынами и дочерьми Небесного Отца.

По учению Иисуса, любовь Бога к человеку не зависит от поведения человека. Именно в этом смысл слов о том, что Бог повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных, ибо Он благ и к неблагодарным и злым (Лк. 6:35). Подобно отцу из притчи о блудном сыне Бог любит и того, кто Ему верен, и того, кто от Него отходит (Лк. 5:11-24).

Иисус Христос. Жизнь и учение. Книга II.

Протоиерей Виталий Весёлый

О том, что православному христианину нужно прощать своих врагов, известно всем. Но умение прощать не выдаётся вместе со званием «православный». Что делать, если простить не получается? Если съедает ненависть? Если боль от потери или несчастья так велика, что даже исповедуясь и причащаясь, не можешь простить обидчика? Об этом мы поговорили с протоиереем Виталием Весёлым, настоятелем Серафимовского храма Горловки.

— Отец Виталий, давайте подумаем, кого мы можем считать своими врагами? И ко всем ли врагам у нас должно быть одинаковое отношение?

— Святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский, живший в середине ХІХ века, говорит о трёх категориях врагов христианина. К каждой из них должно быть особое отношение. Это враги личные, Родины и Божьи.

К личным врагам нужно относиться так, как говорил Христос: «Любите врагов ваших». Очень часто эти враги являются таковыми очень условно, а порой и вообще являются нашими благодетелями. Они в той или иной мере помогают нам спасаться, искоренять дурные привычки, обличают нас. Это нам порой неприятно, но часто ведь полезно! Так что личный враг часто таким не является, это нужно помнить.

Относительно второй категории святитель Филарет говорит: «С врагами Родины сражайся». Как это делать? — теми же средствами, какими он атакует нас. Если идёт с информационным оружием, то и против него нужно обратить такое же. Если же он стремится уничтожить нас физически, надругаться над нашими святынями и всем, что нам дорого, то нужно сделать всё возможное, чтобы защитить свою Родину от насилия, убийств и поругания.

И, наконец, враги Божьи. Ими нужно гнушаться.

Кто это такие? — это те, кто стал на путь противления Истине и активно борется с ней, с Богом, с установленными Им законами. Желание надругаться над духовными ценностями, насмеяться, унизить то, что чтят христиане, уничтожить наш цивилизационный код или перестроить его — вот черты врагов этой категории. Как бороться с ними? — молиться за них, избегать, не принимать насаждаемого ими.

И ещё одного «врага» хотел бы вспомнить. Весьма условного, который дан нам Самим Богом. Это наша совесть — самый добрый враг. Она мешает нам разгуляться, разойтись, пойти во все тяжкие. Ведь то, как нам хочется жить, часто не угодно Богу. И именно совесть хранит нас от падения. Так что пусть это будет тот враг, с которым мы подружимся в первую очередь, начнём его слушаться. Ведь он — это глас Божий внутри нас.

— А если христианин испытывает ненависть к тому, кто совершил зло против него лично?

— Преподобный Серафим Саровский, когда на него напали разбойники в лесу, как себя повёл? Он к ним относился как к благодетелям. Помните? До нападения он был здоровым и довольно сильным человеком, и если бы хотел, мог бы разделаться с ними. А после травм у него появился горб, это событие подорвало его здоровье. Но, когда разбойники были пойманы, он заступился за них. А после того, как у одного из них сгорел дом, и он пришёл к преподобному просить прощения (так как понял, за что Бог наказал его), тот расцеловал его.

— То есть, чтобы простить врага, нужно стать святым?

— Скажем так: путь к святости лежит в том числе и через прощение своих личных врагов. Это одна из форм достижения святости. Это путь преодоления себя. Очень трудно порой найти в себе силы простить, и человек, который может это сделать, очень сильный.

— Как быть в ситуациях, когда человек о прощении даже не может думать? Ведь есть жертвы изнасилований, есть родители, у которых убили ребёнка — это ужасные трагедии, и порой такие люди несут свою ненависть через всю жизнь. Они могут прийти в храм, но не готовы прощать в принципе. Какими должны быть первые шаги людей в таких ситуациях?

— Это моё субъективное мнение, но я считаю, что нужно не ужасаться тому, что не можешь простить, но в первую очередь регулярно ходить в храм. Очень важно исповедоваться, в том числе и в своей ненависти или неприязни — вполне справедливых по человеческим меркам. И пусть у человека не получится преодолеть эти чувства после первых, вторых, пятых исповеди и причастия, всё равно нужно прибегать к этим таинствам. А ещё — просить Бога о помощи, рассказывать Ему о том, что вот, у вас ничего не получается. «Если Тебе угодно — помоги мне простить!» Действительно, бывают такие ситуации, когда по-человечески просто невозможно простить. Тем более — без помощи благодати Божьей. Поэтому вопреки всему нужно идти исповедоваться и причащаться. Никакого нового средства нет.

Ещё я бы посоветовал обращаться за помощью к тем святым, кто в своей земной жизни претерпел те же проблемы: притеснения, или побои, или поругание, или потерю близких. Они преодолели это и обрели святость. Например, можно обращаться к Царской семье, они перенесли множество издевательств, или святая София и её дочери. Таких святых много.

— Порой священник может спросить перед причастием: «Всех прощаете?» Как быть человеку, который только ступил на путь прощения, но не простил до конца?

— Это важный момент. Часто люди думают: раз мне не удаётся простить — значит, нельзя идти к причастию. А я всё-таки думаю, что надо идти! Пусть у вас не получается на данном этапе простить — всё равно нужно причаститься. Господь поможет. Пусть не сразу, но поможет. Отказываться от благодати нельзя, потому что без неё нам вообще ничего не преодолеть.

Беседовала Екатерина Щербакова

Наверное, из всех заповедей Евангелия нет более глубокой, мудрой и вместе с тем таинственной и далеко не всем понятной, чем заповедь «Любите врагов ваших». Эта заповедь, казалось бы, делает христианина совершенно беззащитным перед злобой мира сего. Но удивительным образом именно она победила ненавидевший христианство языческий мир и многих-многих язычников одухотворила, возвысила, сделала христианами.

В историческом романе Генрика Сенкевича «Камо грядеши», изображающем первохристианские времена, злодей Хилон выдает властям известных ему христиан, оговаривая их в поджоге Рима. Во время их истязаний Хилон получает прощение от мучимого, сжигаемого на столбе христианина и, будучи потрясен духовной высотой учеников Иисуса, пленяется сам верой Христовой, исповедует Спасителя и идет за Его имя сам на страдания. Этот литературный пример отражает реальные случаи, имевшие место в эпоху гонений.

Удивительную любовь к врагам являли в своей жизни святые. В житии святого Андрея, Христа ради юродивого, повествуется, как однажды толкаемый и оплевываемый прохожими Андрей заметил демонов, записывавших имена его обидчиков, – темные силы рассчитывали судить их за обиды святого в их смертный час. В ответ на это блаженный Андрей своей молитвенной силой стер бесовские записи и сказал: «Я упросил грозного моего Господина (так святой назвал Господа Бога – о. В. Д.) не вменять им в грех то, что они бьют меня: ведь они не ведают, что творят».

Как часто нам хочется буквально уничтожения наших обидчиков. Мы видим в них воплощение зла, думая, что люди неисправимы. А святой Андрей прозревал ценность души другого человека даже сквозь причиняемые ему обиды и молился о самом главном – спасении этих людей в вечной жизни.

Искренняя молитва о врагах способна обращать людей от тьмы к свету

Когда святую мученицу Татиану предали на мучения, то слуги распорядителя казни стали бить ее по лицу, а потом удицами терзали ее глаза. Святая не только не раздражалась на них и не желала им чего-то плохого, но стала молиться Господу, дабы Он подал им познание истины. И действительно, они увидели четырех Ангелов, окружавших мученицу, а души их ощутили всю мерзость своих грехов, они испросили у святой Татианы прощение и сами стали христианами. Молитва о врагах, произносимая от чистого и милостивого сердца, способна обращать людей от тьмы к свету.

Почему же необходимо прощать врагам? Тем более если они причиняют нам столько бед и скорбей? Обида от незаслуженных оскорблений всегда сдавливает сердце холодными тисками. Да и как же нам соглашаться с несправедливостью? Вот те обычные чувства, которые время от времени переполняют каждого из нас. Не ставит ли Евангелие перед нами слишком высокую планку?

А дело все в том, что, отвечая на зло злом, мы поступаем тем же способом, что и злодеи, и потому сами становимся такими же, как и наши враги. Как же мы можем быть с Богом, если уподобляемся в ненависти Его противнику?

«Благословляйте проклинающих вас» (Лк. 6: 28), – заповедует Христос. Любить врага – это значит иметь дивную свободу сердца – свободу от оков злопамятства, от терний ненависти, от уз раздражительности! Ведь что такое ненависть, как не цепи, сковывающие наше собственное сердце?

Вот какой портрет рисует святитель Григорий Нисский: «Они встречаются угрюмо и друг другом всегда гнушаются: уста их безмолвны, взоры отвращены, и слух одного закрыт для слов другого. Все, что приятно для одного из них, ненавистно для другого, и, напротив, что ненавистно одному, то нравится другому». Так мы возжигаем в самих себе лютый огонь ненависти, как будто пытаемся сжечь им своего врага. На самом деле лишь попаляем собственное сердце, иссушая свой внутренний мир и доставляя себе лютые муки.

Что происходит с человеком, ненавидящим своих врагов? Он часто лишается сна, становится мрачным, задумчивым, теряет работоспособность, потому что червь злобы изъедает его изнутри. Так люди терзают самих себя, не понимая, что, простив и полюбив другого, мы прежде всего приносим благо самим себе, – потому что освобождаемся от угнетения души, а затем – тому, кто был прежде нашим врагом, – потому что он уже не увидит в нас повода к новой вражде.

Даже с точки зрения земной любовь к врагам, прощение обидчика – это единственно возможные условия для сохранения мира. Все многочисленные традиции кровной мести и просто мести, когда «око за око и зуб за зуб» (Мф. 5: 38), сеют только новые раздоры, несправедливости, становятся источником горя, но не способны привнести в нашу жизнь порядок и мир. Вот почему сквозь века повторяется одна и та же картина – воздавая за зло злом, люди превращают жизнь в сплошной ад.

Как часто, едва нас кто-то обидит, мы уже готовы сказать: «Господи! накажи его, погуби». Даже в Евангелии мы видим подобную ситуацию. Когда Христос проходил через селение самарян, жители не приняли Господа. Тогда апостолы Иаков и Иоанн обратились к Нему со словами: «Господи! Хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал» (Лк. 9: 54)? К тому времени апостолы совершили уже много чудес, поэтому они верили в возможность и такого чуда, если оно будет угодно их Всемогущему Учителю. Он же ответил: «Не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать» (Лк. 9: 55). Это в Ветхом Завете преобладал дух суровости и кары, так что порой служители Божии, пророки, прибегали к достаточно жестким мерам вразумления; в частности, так поступил святой Илия, ревнитель Закона Божия, попаливший небесным огнем пришедших за ним царских воинов. Дух же Нового Завета – любовь и милость, поскольку Христос пришел не губить, а спасать души людей, не пренебрегая даже враждующими. И на Кресте Спаситель молился не о Себе, не о Своем спасении, не о возмездии распинателям, но о прощении врагов, зложелателей и предателей: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лк. 23: 34). Соответственно, так же призван поступать тот, кто носит имя Христово, – христианин. Вот эта любовь, возвышающаяся над всей злобой мира, в конечном итоге и являет победу.

Зачастую во многих жизненных ситуациях мы сами рисуем себе образ врага

Зачастую во многих жизненных ситуациях мы сами рисуем себе образ врага, начинаем пылать ненавистью к другому человеку, поскольку он не вписался в наши представления о жизни или поступил не так, как хотелось бы нам. Вражда к нему помрачает око души. Да и сама душа становится до ужаса безобразной от ненависти.

Преодолеть это возможно, только если мы изначально настроены созидать в себе любовь к тому, кого воспринимаем как врага. Бывает, достаточно хотя бы выждать какое-то время, не выплескивать сразу свое негодование, и мы увидим ситуацию с новых сторон, поймем другого человека и простим его. Окажется, что он никакой и не враг. А если еще и обратиться с молитвой к Богу, то это самый верный способ обрести в своем сердце любовь, тепло и прощение. Ведь Господь Сам являет всё это нам и может даже самое каменное сердце наполнить подлинной любовью, жизнью и милостью.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *