Православие депрессия

Долой уныние!

  • | Печать |
  • E-mail

Внутреннее состояние Родительская категория: Душевное равновесие Опубликовано 13.08.2015 17:23 Павел Александров Просмотров: 2551

  • Пред.
  • 1 of 2

Определение: Уны́ние (лат. acedia) — отрицательно окрашенное настроение, подавленное состояние духа, сопровождающееся общим упадком сил. Сильное уныние характерно для депрессии и может предварять самоубийство.

Позвольте мне рассказать вам одну библейскую историю. Эта история о пророке Ионе. Иона долго и упорно пытался избежать своего предназначения (назначенного ему Богом). Ему даже довелось побывать в желудке огромной рыбы. Но опуская все его злоключения, хочу рассказать вам как закончилась эта история. Иона все-таки пришел в тот город (Ниневию), в который должен был прийти, и рассказал порученное Богом послание. И когда люди услышали его пророчество, они покаялись и перестали творить беззаконие. Бог же, увидев это покаяние, простил их и не уничтожил города. А что же наш герой? Иона так сильно огорчился, и как сказано в тексте, был раздражен, что даже сказал Богу: возьми душу мою от меня, ибо лучше мне умереть, нежели жить. На что Бог поступил следующим образом:
Приведу цитату из Библии:
И произрастил Господь Бог растение, и оно поднялось над Ионою, чтобы над головою его была тень, и чтобы избавить его от огорчения его; Иона весьма обрадовался этому растению. И устроил Бог так, что на другой день при появлении зари червь подточил растение, и оно засохло. Когда же взошло солнце, навел Бог знойный восточный ветер, и солнце стало палить голову Ионы, так что он изнемог и просил себе смерти, и сказал: лучше мне умереть, нежели жить. И сказал Бог Ионе: неужели так сильно огорчился ты за растение? Он сказал: очень огорчился, даже до смерти. Тогда сказал Господь: ты сожалеешь о растении, над которым ты не трудился и которого не растил, которое в одну ночь выросло и в одну же ночь и пропало. Мне ли не пожалеть Ниневии, города великого, в котором более ста двадцати тысяч человек, не умеющих отличить правой руки от левой, и множество скота?
Вот такая история. Огорчение или точнее уныние. Какова его природа? И почему церковь считает уныние одним самых страшных грехов человека, или точнее уныние входит в число смертных грехов. Давайте попытаемся вместе разобраться с этим так часто встречающимся в нашей жизни явлением.
Вернемся к нашей истории. Наша жизнь полна этих «растений”, т.е. вещей над которыми мы не трудились, мы их не выбираем, они просто приходят в нашу жизнь либо с рождением, либо каким-нибудь другим неведанным нам образом. Да и сама наша жизнь, если говорить серьезно – это тоже дар, который мы не выбирали. Верующие люди называют жизнь и все что ее наполняет даром Божьим. У каждого своего «растения”, т.е. мы живем в этом мире по-разному. Кто-то более успешен, кто-то менее, кто-то идет по жизни счастливо улыбаясь, а кто-то, как наш «герой” плачет над «увядающим растением”, проклиная судьбу. И забегая вперед, напоминаю, как Иона в своем унынии просит смерти. Дело в том, что финальная цель всякого уныния – это уничтожить, погубить нашу жизнь. Такова цель этого смертельного греха.
А что такое грех? На этот счет есть очень много мнений. Но если попытаться объединить их все, то грех – это любая деструктивная деятельность человека, направленная против миропорядка, установленного Творцом. Конечно, грех — это религиозное понятие, но любой здравомыслящий человек понимает, что все что разрушительно – губительно. Бог, сотворивший человека и все, что его окружает, заложил в Свое творение принципы и правила, по которым все живет и развивается. На этих принципах зиждется вся наша цивилизация и вся вселенная. Так вот грех – это то, что разрушает эти фундаментальные Богом установленные Правила. Смертный же грех, по учению отцов церкви, это грех, являющийся основой и рассадником, всех других последующих за ним грехов. Смертный грех – это ледокол, ведущий за собой множество раздирающих нашу душу пороков и преступлений. В этом смысле, хорошим примером может служить возглавляющая этот список (смертных грехов) — гордость. Гордость никогда не приходит одна. Она приводит собой множество «друзей”, которые губительно изменяют человека, изменяют его так, что он перестает быть человеком, который несет в себе образ и подобие Божье. Гордость становится фундаментом многих преступлений и различных извращений, т.е. она становится корнем этих греховных проблем. Уныние – это действительно смертный грех со всеми вытекающими из вышесказанного проблемами. Данте описывает в своей «Божественной комедии” уныние как IV круг ада. Он пишет, что уныние — это недостаточная любовь к истинному благу. Девальвация ценностей — человек перестает ценить, то что действительно ценно, и начинает горевать о том, что второстепенно, о чем и горевать не стоит. Вспомните нашего Иону, который горюет об увядшем растении и при этом нисколько не радуется о спасении целого города.
Уныние – это грех, т.е. суть этого явления разрушать и губить. Человек в унынии рано или поздно начинает задумываться о самоубийстве. Психологи в один голос говорят, что в унынии (а если использовать медицинскую терминологию в депрессии) человек рано или поздно начинает думать о суициде. Это финал всякой депрессии. Более того это ее цель. Убить человека и все, что ему дорого и ценно.
Не нужно путать уныние с печалью. В нашей жизни есть много поводов печалиться, но ни в коем случае – не унывать. Печали проходят, когда проходят невзгоды, и как следствие, приходит радость и удовлетворение. Уныние же обязательно носит затяжной и хронический характер, уныние становится стилем жизни и способом мироощущения. Это похоже на голод и его насыщение. Это вполне нормально, когда человек насыщает свой организм, питаясь, потребляя необходимые для него вещества, но ведь любому известно, насколько губительно чревоугодие, обжорство (кстати также являющееся смертным грехом). И то, что так необходимо для жизни любого человека, превращается в то что его начинает разрушать. Так и печали приходят и уходят, а уныние, к сожалению, остается. Печали делают нашу жизнь глубже именно потому, что в их контрасте мы действительно понимаем и ценим радость. Но с унынием совсем не так. Человек заболевает унынием. Становится зависимым от него. Да-да, уныние это одна из разновидностей пагубных зависимостей. Если хотите это душевный алкоголизм. Это аналогия во многом дает нам глубже понять суть этой разрушающей нашу жизнь зависимости. Человек не просто заболевает, а начинает жить им (унынием), мыслить им, чувствовать. Человек прячется от реальности в своем унынии, как пьяница пытается скрыться от действительности с помощью бутылки. Уныние настолько искажает человеческое восприятие жизни, что он как Иона, начинает желать себе смерти. Базовый инстинкт, заложенный в нас Богом, инстинкт самосохранения разрушается и теряет всякий смысл. Находясь в состоянии уныния, человек настолько неадекватно и субъективно воспринимает реальность, что не способен правильно оценить масштаб и последствия существующей проблемы. И как следствие, становится не способным решить эту проблему. Если хотите, уныние, это очки с затемненными стеклами, через которые человек видит все, что его окружает. Уныние «удивительно” искажает и окрашивает реальность.
Так почему и как приходит уныние? Какова его природа? Прежде всего это явление имеет в себе как физическую, так и метафизическую (т.е. духовную) составляющую. Медицина называет это явление депрессией (или как врачеватели древности, называли ее меланхолией), верующие же люди называют его унынием. Как правило, депрессия начинается от неправильного помещения (детализации) своего собственного «Я”. Например, умирает близкий человек, которого вы не просто любите, а это тот человек, в котором вы буквально растворили себя самого. И вот он умирает, а для вас, ничего не остается. Нет будущего. Мир рухнул. Умирает ваше «Я” с этим человеком. Примеры можно продолжать. Так бывает с собаками, которые очень сильно были привязаны к своему хозяину. И вдруг, хозяин умирает. Как ей жить дальше? После его (хозяина) смерти она теряет свое «Я”. Допущение «подконтрольности” нашей жизни, той жизни, в которой мы не «царствуем”, приводит к депрессии. Ты – как человек, перестаешь существовать. Желания, т.е. желания которые кажутся нам законными, именно они, становятся возбудителями наших депрессий. Иллюзия мира, руководимого нами, но не Богом. Нам почему-то кажется, что это «растение”, которое мы не растили и не садили, целиком принадлежит нам. Но ведь это далеко не так! Из этого совершенно не значит, что человек ничего не значащая фигура, на карте мироздания. Из этого значит только то, что наши желания должны пройти проверку небесного ГОСТа. Возможно, наши желания несвоевременны, не нужны или вообще преступны? Ты не допускал такой мысли? Депрессия – это тяга к несбывшимся желаниям. Рухнувшим желаниям. Все пошло не так как я думал, или планировал, и т.д. и т.п. Человек в депрессии (в унынии), сам того не подозревая, жаждет стать у руля своей жизни, но в силу разных причин у него это не получается. Вы спросите, а что плохого? Зло в том, что мы как творение, неоднократно демонстрировали (и продолжаем демонстрировать) всю свою несостоятельность, так называемого «автономного” существования. Существования без Бога (Творца).
Итак, человек стремится к своим собственным, намеченным им, ориентирам (при этом как ему кажется, именно он (человек) является мерилом, экспертом, последней инстанцией правильности этого суждения), и вдруг, происходит… сбой. Не получается, я так не планировал, я думал, все будет по-другому. Меланхолия, депрессия, уныние. Боже, забери душу мою… Обращаясь к Библии, я снова хочу привести пример. В Библии есть книга под названием Псалтырь (сборник духовных и поэтических песнопений). В этой книге трижды повторяется одна фраза: «Что унываешь душа моя, уповай на Бога”. Это не простое совпадение. И не простое противопоставление. Секрет в том, что уныние по своей природе целиком противоречит прославлению (признанию) Творца. Другими словами, уныние — это протест, саботаж и т.п. всему тому что исходит от Него, более того уныние – это полное исключение бытия Бога в нашей жизни. И как следствие, этого – разрушительная проказа, которая поражает все, что может производить жизнь. Уныние — это не вздохи, не нахмуренные брови, уныние — это не склад ума и своеобразный взгляд на жизнь, уныние – это смертельная проказа, поражающая мозг человека, а далее уничтожающая его.
Уныние – это не просто не принятие Божественной воли. Корни уныния намного глубже. Уныние – это потеря цели и смысла самой жизни. В унынии человек ее (цель) перестает видеть. Человек, стремящийся к цели, затрачивает на это стремление колоссальные ресурсы и жизненную энергию. В этом радость и истинное предназначение всякого человека. Цель же уныния, лишить всякого этой жизненной созидающей энергии. Пессимизм – это нежелание и как следствие, неспособность видеть цели. Духовная слепота, нежелание и невозможность видеть причину и цель жизни. Атрофированные душевные и духовные мускулы. Жалкая и печальная картина.
Ты смотришь в зеркало своей жизни. Может быть, что-то тебя не устраивает? Но насколько ты уверен, что это отражение истинно? Кто сказал тебе, что этот стандарт правильный? Бог так благ к своему творению, что дал ему Библию как истинный стандарт реальности, тот стандарт, который не подвержен влиянию новомодных веяний и сиюминутных влияний. Человек, смотрящий в искаженное зеркало, неминуемо заболевает унынием. Смотря в это раздутое разными факторами отображение, немудрено глубоко загрустить, и не просто загрустить, а впасть в тотальное уныние. Уныние – прямая противоположность уверенности, т.е. веры. И ведь правда, только тогда, когда мы уверены (т.е. верим), мы не унываем. Именно качество нашей веры (т.е. ее истинность) делает нас устойчивыми и невосприимчивыми для инфекции уныния. Именно правильность (или истинность) наших поступков дает нам противоядие по отношению к депрессии и унынию. Есть такое понятие в психологии, как самооценка. Все подверженные хронической депрессии люди, как правило страдают, как говорят медики, заниженной самооценкой. Но ведь в этом мире все относительно, относительно чего ты строишь оценку самого себя и своих поступков? Ведь в этом стремительно меняющемся обществе, невозможно уследить за «трендами” и тенденциями. И то, что еще вчера было приемлемо, сегодня уже находится за гранью приемлемого. Вопрос в том, что не как ты сам себя оцениваешь, а то как тебя оценивает, Тот кто тебя сотворил, т.е. Автор. Как только ты отодвигаешь самооценку в пользу Богооценки, ты тут же выписываешь самому себе спасительную дозу противоунывного антидота. Помните, мы говорили о гордости? Так вот именно гордость не дает нам возможности, отдать пальму первенства в оценке нашей жизни и поступков — Богу, вместо нас самих. Когда Иона поднимет свой взор от угасающей (и как ему кажется) спасительной тени, и сможет посмотреть на те тысячи людей которые избежали смерти, он перестанет унывать. Как оцениваешь ты себя? Оцениваешь ты себя сам, или ты предоставляешь это право Творцу? От этого зависит насколько ты подвержен унынию. Что унываешь душа моя? Славь Господа! – восклицает псалмопевец. В мире изобретено столько антидепрессантов, а ведь в этом библейском тексте открывается сильнейший эффект, сильнейшего антидепрессанта на свете. Именно прославление Господа, при очередных приступах уныния вылечит твою душу. Не в этом ли секрет, который пытаются найти психологи и психиатры всего мира?
А теперь немного статистики. По официальной статистике ежегодно более 1100000 человек, заканчивают жизнь самоубийством, и это только явные случаи суицида. В их число не входят такие случаи как передозировка лекарственных препаратов, аварии на дорогах, падение с высоты и т.д. Если соединить и эти цифры, считается, что ежегодно в прямую или косвенно кончают с собой более 4000000 человек. Вдумайтесь в эти цифры. Львиная доля этих людей сделало это, именно под влиянием уныния. А сколько людей ныне живущих, находясь в анабиозе уныния, отравляют себе и близким каждую минуту своего проживания на земле? Сколько их этих «Ион” желающих себе смерти, только от того, что не согласны с выбором Бога? Миллионы!
«Веселое сердце благотворно, как врачевство, а унылый дух сушит кости.» (Притчи 17:22)
Медики сегодня в один голос заявляют, что депрессия — это чума 21 века, и вместе с сердечно-сосудистыми заболеваниями уверенно занимает высшие ступени этого печального «хит-парада». Уныние (депрессия) является причиной различных сопутствующих заболеваний, казалось бы, совсем с этим не связанных. По данным Всемирной организации здравоохранения, в течение ближайших 20 лет депрессия станет самым распространенным недугом среди людей. По данным ВОЗ (World Health Organization), на сегодняшний день 450 миллионов человек в мире страдают от расстройств и отклонений психики. По мнению доктора Шехэр Сэксена, сотрудника отделения психического здоровья ВОЗ, уже сегодня депрессия распространена по миру намного шире, чем некоторые другие болезни, которых так боятся люди, к примеру, СПИД или рак.
Можно назвать это тихой эпидемией, потому как случаев диагностируемой депрессии становится все больше, в то время как частота встречаемости других болезней фактически снижается.
Я позволю себе рассказать вам еще одну библейскую иллюстрацию. Это история про еще одного пророка Божьего. Его звали Илия. Он служил Богу не в самое лучшее для этого время. И вот однажды, когда его жизни угрожала смертельная опасность, и все его враги ополчились на него, он пошел в пустыню, сел под можжевеловым кустом и просил у Бога о смерти. Ему казалось, что он остался один, такой верный и самоотверженный. Силы оставили его, и он впал в уныние. Бог своеобразно утешил его: вначале Он накормил его и дал ему поспать, а после сказал ему, что он не один такой в этой стране. Бог сказал ему, что есть еще семь тысяч мужчин в Израиле, которые так же, как и он остаются верными Божьим заповедям. Мораль этой истории в том, что, когда мы находимся в унынии, эффект отчаяния и безысходности особенно усиливается «мнимым” одиночеством. Нам кажется, что мы одни, и эти тяжелые обстоятельства что давят нас (депрессия – переводится как давление), давят только на нас и никого больше. Бог ответил Илии, ты не один, и этой дорогой идут еще многие тысячи, т.е. уныние – это не что-то уникальное, и боль, которую оно приносит переживают очень многие. И как в случае с Илией, эти многие не просто это несут, но и выносят. А значит, что уныние — это болезнь, которая лечится.
И в заключении, хочу процитировать еще одно место из Библии:
«Придите ко Мне все измученные тяжелою ношей! Я дам вам отдых!”
Бог, сотворивший и тебя, и меня, лучше нас самих знает наши проблемы. И только в Нем есть решение. Уныние – это не твоя судьба! Долой уныние, которое несет в себе смерть! Только в Боге успокоится душа твоя и обретет долгожданный покой и радость.

Р. З.(43 года), Мельбурн (Австралия)

Уже будучи ребёнком я находилась в депрессии. Очень часто мой отец был жесток по отношению ко мне. Я была очень и очень беспокойной из-за этого и плохо спала. Когда мне было 9 лет, начались приставания. Моя семья знала об этом, но ничего не предпринимала, чтобы остановить это. Когда мне исполнилось 16, проглотив большую дозу таблеток, я попыталась покончить с собой, но безуспешно. В школе я отставала по всем предметам. Из-за этого я ещё больше себя ненавидела и думала, что ни на что не годна. В 18 лет я ушла из дома. А с 22 лет в течение четырёх лет я проходила психиатрическое лечение. Но не принимала никаких лекарств из-за побочных эффектов. Мой брак распался после трех лет совместной жизни, и мой психотерапевт сказал, что больше ничем не может мне помочь. Я прошла через весь спектр психологов, психотерапевтов, физиотерапевтов, больниц, духовных целителей , и целительных практик. Каждое детское воспоминание сопровождалось физическим недомоганием. Я пряталась, так как испытывала сильные приступы паники, очень похожие, как и при сердечных приступах. Затем на несколько часов я теряла сознание. Я запирала двери и много плакала из-за того, что уже несколько лет не могла спать. Депрессия, тревога и приступы паники стали еще сильней, и в 2003 году я была принята в психиатрическую клинику. После тестов, мне было назначены лекарства (Ципрамил(Cipramil),позже Аванза(Avanza) = Миртазапин(Mirtazapine)),которые мне помогали. Я думала, что теперь всё будет в порядке, но что-то ещё оставалось в моей душе, что очень громко кричало. В 2005 году с помощью психотерапевта я решила попробовать отказаться от приёма лекарств. Когда я уменьшала дозу до одной таблетки (30 мг), симптомы возвращались. Такие как потоотделение, боль, беспокойство, дрожь, тошнота и клаустрофобия. Тогда я решила снова принимать лекарства. Для того чтобы снять симптомы мне прописали снотворное и Валиум(Valium), когда я увеличивала дозу лекарстсва Аванза(Avanza) до 60 мг, симптомы прекращались. Я была очень разочарована, так как видела, что стала, зависима от него. У меня было такое чувство, что всю оставшуюся жизнь мне придётся провести с врачами и лечиться. Депрессия была настолько глубокой, что я всё время плакала, испытывала боль и больше не хотела жить. Попытка суицида была запланирована на 1 июля 2007 года.

В конце концов, есть только Божья помощь

В пятницу, 29 июня 2007 года на мосту в оживлённом районе Мельбурна я встала на колени и поросила Бога о помощи. Если бы я не получила никакого знака, то я покончила бы жизнь самоубиством 1 июля 2007 года. На следующий день мне позвонила подруга. Она ничего не знала о моей проблеме. Она просто спросила, могли бы мы встретиться выпить кофе, а потом рассказала о фильме про одного целителя. Я попросила Бога показать мне правильный путь, фильм я посмотрела 1 июля 2007 года.

Спасение

Во время просмотра фильма «Феномен Буно Грёнинг» я всё время плакала. Моё сердце было открыто, я чувствовала тепло и любовь. В фильме один очевидец рассказывал о своём исцелении от рака желудка и о спасении. Это очень глубоко меня тронуло. Я чувствовала, как по моему телу течет Heilstrom*. В конце фильма я почувствовала в себе много сил и была счастлива. В тот момент я ещё не понимала, что получила исцеление, но я была благодарна Богу за то, что он услышал мои молитвы. С каждым днём мне становилось всё лучше и лучше. Я снова могла заниматься спортом. Через какое-то время лекарства имели обратный эффект, после их приёма я становилась депрессивной. В апреле 2008 года после съезда Круга друзей в Сиднее, у меня начались сильные Regelungen*, которые сопровождались головными болями, и я много спала. После того, как прошли Regelungen*, у меня больше не было депрессии и абстинентного синдрома. Тревога и приступы паники исчезли. После этого я регулярно посещаю занятия общества и делаю Einstellen* дважды в день. Я была освобождена и сейчас полностью свободна от боли, зависимости, лечения, врачей и от всего того, что мучило меня. Я благодарна Богу и нашему другу Бруно Грёнингу за то, что они вернули мне жизнь.

Комментарий психолога:

Уже в юности у г-жи Зенель развилось рекуррентное депрессивное расстройство с суицидальными тенденциями, а также хронические посттравматические нарушения, такие как — избегание плохих воспоминаний, одновременно впадение в воспоминания, диссоциация, тревога, нервозность и нарушение сна. Однако различные психотерапевтические и психофармакологические методы лечения не привели к улучшению её состояния. Внезапное изменение на эмпирическом и поведенческом уровнях после знакомства с Учением Бруно Грёнинга является с психологической точки зрения необъяснимым и очень нобычным. Здесь имеет место — духовное исцеление.
Р.Б., Лицензированный Психолог

Чем отличается депрессия от уныния? Грань между ними тонка, а вот контексты, в которых оба явления рассматриваются, различны – духовный и медицинский

Accidia (уныние), фрагмент картины Иеронима Босха

Изображение с сайта wikipedia.org

«Я – лентяй. В моей квартире немытая посуда, правда, больше суток в мойке не лежит, но вот какая-нибудь упавшая ложка (если она мне не нужна, конечно) может валяться и месяцами. Готовить мне лень, предпочитаю полуфабрикаты или бутерброды. Уборка квартиры мне как-то безразлична – я уделяю больше внимания смене нательного белья, мытью рук, и прочее. И мелкие неполадки – то же самое. Собственно, в моей квартире – не полный бардак, я просто пытаюсь беспорядок больше не увеличивать. Что несложно, ведь теперь я живу как-то «временно», без особого понимания, для чего…Делать хоть что-то мне хочется тогда, когда этим я могу принести пользу любимым людям. Только ж дома я остался совсем один после смерти папы, а любимая девушка не всегда даже подходит к телефону. Ну вот, если решу сделать ей подарок, появляется азарт для работы. А так… Все лень, ничего неохота. Иногда не могу заставить себя утром встать с кровати: зачем?», – рассказывает О.

В обиходе мы часто употребляем слово «депрессия» как синоним плохого настроения. Но депрессия гораздо сложнее. Помимо чувства подавленности, печали, тоски, она характеризуется также заторможенностью интеллектуальных процессов и движений, повышенной утомляемостью, отсутствием интереса и стимулов к деятельности (да и вообще к жизни), чувством собственной никчемности, бесполезности. Человек, страдающий депрессией, действительно, может, подобно Обломову, сутки напролет валяться в постели, отличаясь от литературного героя лишь наличием телевизионного пульта в руке. Классический лентяй! Но это не лень, это болезнь, причем, грозная, которая в крайних своих формах (у депрессии тоже масса обличий) является смертельно опасной, так как приводит в конечном итоге к самоубийству. Болезнь жестока, от суицидальных мыслей не застрахованы даже верующие люди. Вот продолжение рассказа О.:

«Уже и не очень хочется затягивать раны, а больше нравится размышлять на тему «желаю поскорее разрешиться от тела – и быть со Христом» (Послание к Филиппийцам) – при этом особо не видя тех, для кого «лучше мое пребывание во плоти». Никому я не нужен. Вот так вот и живу – просто потому, что Бог смерти не дает. Но я у Него ее все равно прошу и до сих пор сожалею, что в апреле прошлого года сорвался такой замечательный шанс. По возвращении с поминок по отцу я, видимо, заснув за рулем, врезался в дерево. Машина – «в бублик», взорвалась спустя пару минут после ДТП – но меня за минуту до взрыва успели из нее вытащить без сознания. Вот сейчас и думаю: будет ли у меня еще шанс на такую быструю и безболезненную смерть? У меня до сих пор такое ощущение, как будто ТАМ в последний момент все переиграли – и лишили меня, как ребенка, так просимой конфетки».

В рассказе О. дано очень точное – и страшное – описание депрессивного синдрома. Он сам врач, и знает, что с ним происходит, но нередко не только окружающие «лентяя» люди, но и сам он не подозревают об этом. В таких случаях говорят о «скрытой депрессии». Оставлять ее без внимания нельзя. Если появились сомнения, пройдите для начала хотя бы онлайн-тест (их сейчас в интернете масса) на депрессию. Это, конечно, не самый правильный подход, но он поможет вам, по крайней мере, сориентироваться в собственном состоянии, и решиться обратиться за помощью к специалисту. Только он может поставить диагноз и определить: депрессия ли у вас, батенька, или просто легкая хандра на почве авитаминоза и ссоры с женой.

В обиходе православном депрессию порой приравнивают к унынию, а вопрос, как их различить, многих ставит в тупик. Скорее, она похожа на сумму уныния (заторможенность мыслей и движений, отсутствие интереса к деятельности) и печали (пониженное настроение, мысли о собственной никчемности). Одно – страсть, другое – болезнь. С одним – бороться, другое – лечить. Одно достойно осуждения, другое – жалости. Как быть?

Относиться к депрессии как к комплексной проблеме. И снова: обратиться за помощью к специалистам – как по духовным болезням, которые так и называются – духовники, так и по душевным, то есть к врачам. Специалистам, занимающимся разными измерениями проблемы.

К сожалению, случается в православной среде и крайняя точка зрения: мол, нет никакой депрессии, одни лишь страсти, которые прогонят, по Евангелию, пост и молитва. Но в Евангелии ничего не сказано о клинической депрессии, которая, как мы уже видели, является смертельно опасным заболеванием.

Как и уныние, депрессия сковывает человека – и волю, и желание, и даже само тело, не давая ничего делать. Больному кажется, что единственное его спасение в лежании на диване, между тем оно – в деятельности. Болит душа, а тело нужно заставлять работать. Иначе – смерть. В поведенческой психотерапии депрессии есть лишь две техники: лечение активностью и лечение мастерством и радостью.

Погрязшему в болоте печали и уныния прописывают работу. Пусть трудно, пусть невозможно достичь результата, но работать надо. Для начала по часам: например, полчаса в день уделять уборке квартиры или переводу текста. Важен не результат, а сам процесс деятельности. Чем больше покоя даст себе человек, тем глубже будет депрессия. Таков закон.

Для терапии мастерством и удовольствием человек составляет список дел, которые когда-то, пусть очень давно, приносили ему радость (понятно, что при депрессии не радует уже ничего). И точно так же начинает методично, как зарядкой занимаются, скажем, разгадывать кроссворды или плавать в бассейне.

Рассказывает К.:

«Осенью на меня снова накатило. Думала, в этом году обойдусь без депрессии, но нет. Не могу ничего делать, как проснусь – плачу. Начала гулять по парку, быстрым шагом. Не хотелось, за шкирку себя вытаскивала, но помнила, что прежде мне это помогало. Поначалу идешь, словно робот, ничего не чувствуя, ничего не замечая. Но тело оживает, привыкает двигаться. Вслед за ним просыпаются понемногу чувства: видишь солнышко, деревья, детей, собак. А там и желание что-то делать появляется. Знаю из опыта, что самое лучшее для меня при депрессии (хотя и самое противное ) – это разбор ящиков в шкафах. Такое ощущение, что хаос вокруг тебя потихоньку приходит в порядок. Старалась вспомнить, что мне приносило радость – и вспомнила: тир. Поехали с мужем в Измайловский парк, я там настрелялась вдоволь, вышла и впервые за много недель улыбнулась. А потом мы еще уток кормили в пруду – тоже на душе легче становится».

Советы психотерапевтов по лечению депрессии кстати почти слово в слово повторяют рекомендации святых отцов по борьбе с унынием. Вот что пишет святитель Иннокентий Херсонский: «Занятие себя трудом телесным также прогоняет уныние. Пусть начнет трудиться, даже нехотя; пусть продолжает труд, хотя без успеха: от движения оживает сначала тело, а потом и дух и почувствуется бодрость; мысль среди труда неприметно отвратится от предметов, наводивших тоску, а это уже много значит в состоянии уныния».

А вот Древний патерики: «Святой авва Антоний, пребывая некогда в пустыне, впал в уныние и в большое омрачение помыслов и говорил Богу: Господи! Я хочу спастись, а помыслы не позволяют мне. Что мне делать в скорби моей? Как спасусь? И вскоре встав, Антоний вышел вон, и вот видит кого-то похожего на себя, который сидел и работал, потом встал из-за работы и молился; после опять сел и вил веревку; далее опять стал на молитву. Это был ангел Господень, посланный для наставления и подкрепления Антония. И ангел сказал Антонию: и ты делай так — и спасешься! Услышав сие, Антоний возымел великую радость и дерзновение – и поступая так, спасался».

Часто люди в подобных ситуациях ищут «православных психологов» и «батюшек с психиатрическим образованием». Это неверный путь: последних на всю страну – единицы, а первых, к сожалению, слишком много, и не все являются хотя бы относительно квалифицированными специалистами. А психолога-психиатра искать нужно не православного, а просто – хорошего и внимательного (разумеется, поинтересовавшись, в рамках какой методики он работает и не душевредна ли она).

В лечении депрессий как наиболее эффективные и научно обоснованные зарекомендовали себя три подхода: психодинамическая психотерапия, поведенческая психотерапия и когнитивная психотерапия.
* Согласно психодинамической терапии, психологической основой депрессии являются внутренние бессознательные конфликты. Например, желание быть независимым и одновременное желание получать в большом объеме поддержку, помощь и заботу от других людей. Другим типичным конфликтом является наличие интенсивного гнева, обиды на окружающих в сочетании с потребностью быть всегда добрым, хорошим и сохранять расположение близких. Источники этих конфликтов лежат в истории жизни пациента, которая становится предметом анализа в психодинамической терапии. В каждом индивидуальном случае может быть свое уникальное содержание конфликтующих переживаний, и поэтому необходима индивидуальная психотерапевтическая работа. Цель терапии — осознание конфликта и помощь в его конструктивном разрешении: научиться находить баланс независимости и близости, развить способность конструктивно выражать свои чувства и сохранять при этом отношения с людьми.
* Поведенческая психотерапия направлена на разрешение текущих проблем пациента и снятие поведенческих симптомов: пассивность, отказ от удовольствий, монотонный образ жизни, изоляцию от окружающих, невозможность планирования и вовлечения в целенаправленную активность.
* Когнитивная психотерапия представляет собой синтез обоих вышеназванных подходов и соединяет в себе их преимущества. Она сочетает работу с актуальными жизненными трудностями и поведенческими симптомами депрессии и работу с их внутренними психологическими источниками (глубинными представлениями и убеждениями). В качестве основного психологического механизма депрессии в когнитивной психотерапии рассматривается т.н. негативное мышление, которое выражается в склонности депрессивных больных рассматривать все происходящее с ними в негативном свете. Изменение такого способа мышления требует тщательной индивидуальной работы, которая направлена на развитие более реалистичного и оптимистичного взгляда на себя, на мир и на будущее. Для преодоления депрессии надо научиться исправлять нелогичность в переработке информации. Главное — отучаться от автоматических мыслей — не рассматривать неудачу как конец света.
*Для профилактики и избавления от депрессии методами рационально-эмотивной психотерапии следует осознать:
1. Суть не в самих событиях, а в том, как люди интерпретируют эти события – как правило — нереалистично.
2. Люди испытывают разрушающие их эмоции, так как имеют догматические иррациональные установки, которые эмпирически необоснованны.
3. Для преодоления депрессии необходим отказ от нереалистических требований к себе и к миру, устранение тирании долженствования, повышение самооценки и любви к самому себе.
4. В трудной ситуации, приносящей огорчение, следует говорить себе «Но зато…» и обращать при этом внимание на позитивные стороны своего существования. Кроме того, если вы начинаете терзать себя дурными мыслями, можно сказать себе «стоп» и чувствительно уколоть себя булавкой, чтобы неповадно было входить в ту область размышлений и воспоминаний, которые приносят боль.
5. Помимо избавления от тирании долженствования и автоматических мыслей, следует обучаться позитивному мышлению. Его важнейшими составляющими являются: умение видеть жизнь в ярких красках; овладение навыками прощения своих обидчиков, ибо они «не знают, что творят» и преисполненность благодарности к миру за саму возможность в нем находиться и жить. Для этого стоит научиться как можно больше выказывать чувства благодарности к самой жизни и к другим людям за их добрые дела и самому стараться поступать по отношению к ним таким же образом.
*С точки зрения экзистенциальной терапии при депрессии утрачивается способность воспринимать ценность всего того, что ранее наполняло жизнь человека радостью и придавало ей смысл. В основе экзистенциально-аналитической работы с депрессивными людьми лежит феноменологическое понимание депрессии как утраты переживания ценности жизни. Процесс терапии включает ряд последовательных шагов, которые подводят к работе с глубинными корнями депрессии — с нарушением фундаментальных отношений с жизнью. В процессе лечения пациенты должны обрести новую почву, благодаря воссозданию способности ощущать фундаментальную ценность жизни и формированию новой установки (главным образом в процессе терапевтических отношений и переживания грусти).
*Большое значение для преодоления депрессии имеет ведение дневника, в котором отмечаются «знаки улучшения», что подразумевает установление ориентиров, по которым сам пациент и его окружение могут заметить, как настроение, а вместе с ним и проблема уменьшилась или разрешилась. Ведение дневника, оценка своего состояния с помощью «шкалирования» подразумевает использование графика от «хуже некуда» до «лучше не бывает», на котором отмечаются нынешнее положение пациента и точка, куда он хотел бы попасть, при этом его просят четко осознать и описать ситуацию «на один балл» лучше.
*Активно рекомендуются различные виды арт-терапии, рисование своего настроения в абстрактных или сюжетных картинах различными красками.
*Музыкально — Вокальная психотерапия: Поскольку, как было установлено в многочисленных психологических исследованиях, отрицательные эмоции продолжительны, а положительные – кратковременны, то к её помощи прибегают как для изживания и удаления негативных переживаний, так и для наполнения сознания положительными переживаниями (в святоотеческой литературе имеется множество советов прибегать в унынии к псалмопению, громкому пропеванию любимых духовных песнопений и чтению молитв вслух).
* Также применяется позитивная психотерапия — обучение позитивному мышлению. При встрече с деструктивной эмоцией, клиенту предлагается сказать магическое «Но зато…» В продолжение фразы может быть: – но зато у меня есть ноги и руки, — но зато я сегодня живу, — но зато у меня есть любимое дело, /спорт, музыка, друзья, природа, изобретения и т.д.
В процессе лечения всячески поощряются позитивные фантазии клиента и его планирование представлений о будущем: — Как будет выглядеть ваша жизнь, если проблема перестанет существовать? — Благодаря чему эта перемена может произойти? — Откуда взялись силы при перенесении прошлых страданий? — Как удалось избежать наихудшего?
Перенесенные испытания представляются как бесценный жизненный опыт, которым пациент может поделиться с другими людьми. На психотерапевтической группе пациента просят рассказывать, чему научила его пережитая проблема, что он думает о страданиях и их смысле, какую мудрость он мог бы передать из своего жизненного опыта своим потомкам.
*Светская психотерапия рекомендует для большей эффективности работы с мыслями поддерживать так же и организм в рабочем, здоровом и чистом состоянии следующими способами (сразу же проследим связь с православными традициями!):
1. Регулярные разгрузочные дни, разнообразные очистительные процедуры – от голодания до интенсивного дыхания, бани и сауны. (в православии уже давно известно о пользе постов)
2. Физические упражнения до пота. (Когда к великому немецкому психологу и психотерапевту Виктору Франклу пришел молодой человек, находящийся в глубокой депрессии и сказал, что он хочет умереть, Франкл посоветовал ему бегать до изнеможения до тех пор, пока он не упадет и не умрет. Молодой человек так и сделал – он бегал по стадиону до тех пор, пока обессиленный не упал. Через какое-то время он заснул прямо на земле, а когда проснулся то мыслей о самоубийстве у него уже не было..) — (в православии — поклоны, помощь немощным на огороде)
3. Эмоционально-стрессовая терапия (ЭСТ) в щадящем домашнем варианте. Это могут быть — закаливание в виде контрастного душа с несколькими переменами горячей и холодной водой, хождение босиком по снегу, по песку или по камням. (у православных — купание в святых источниках, крещенской проруби)
4. Светотерапия — пребывание на утреннем солнце, когда можно на долю секунды взглянуть на него, чтобы солнечный свет прошел по всему организму.
5. Депривация сна, т.е. лечение бессонницей. Метод был впервые предложен в 1966 г. W. Schulte, который ввел в психиатрическую практику лечение депрессий депривацией сна. — Уместно напомнить, что в православии Всенощное бдение предполагает многочасовое нахождение в церкви в ночное время. Православные прихожане отмечают у себя улучшение сна после такой службы. Так что метод на самом деле имеет очень давнюю традицию.
6. Диетотерапия – через включение в рацион продуктов, повышающих выработку в мозге химических веществ, которые влияют на наше настроение и поведение. В рацион включают продукты, способствующие выработке гормона удовольствия (серотонина), содержащие витамины группы В и Е, антидепрессивные вещества (фолиевую кислоту, селен, триптофан). Так же рекомендуется достаточно много пить воды, для поддержания скорости прохождения нервных импульсов, необходимой для поддержания общего тонуса организма.

Сопоставление способов преодоления уныния и депрессии в святоотеческом и психотерапевтическом подходах
Рассмотрев различные способы преодоления состояний депрессии и уныния, можно заметить, что для святоотеческого подхода главными являются молитва, терпение и покаяние, которые приводят к серьёзным внутренним изменениям, искореняющим основные причины уныния и депрессии: гордыню с её самонадеянием и оскорблённым самолюбием; неверие в Промысел Божий или маловерие с отсутствием страха Божия, непониманием смысла скорби и страдания; привязанность к наслаждениям и излишняя праздность, являющиеся следствием обращённости человека на земные и чувственные удовольствия, с одновременным отодвиганием на задний план нравственного и духовного содержания жизни.
Секулярная психология игнорирует основные корни и первопричины депрессивного состояния – духовную и нравственную составляющие, понимание цели и смысла своей жизни (в соответствие с замыслом Творца) у страждущего клиента. Свою основную задачу секулярная психология видит в социализации клиента, для чего торопится быстрее избавить его от негативных переживаний, научить получать удовольствия от жизни и стать успешным в обществе, заражённом философией гедонизма. Это противоречит самому смыслу попущенного человеку состояния уныния и депрессии — перемены ума, встречи с собой, с Богом, закалки души, победы над страстями. Страждущий таким недугом оказывается на перепутье в своей духовной жизни и должен совершить выбор: либо встать на путь бегства (начиная с перемены мест работы и круга общения до бегства от жизни); либо, вооружившись терпением, мужеством и решимостью оставаться в воздержании и в уединении, избегая праздности и неумеренности. Тогда уныние и депрессивное состояние, как духовное упражнение укрепит веру, надежду, научит «всегда радоваться и за всё благодарить» в любых жизненных обстоятельствах.
Методы светской психологии хорошо помогают в работе с чувствами, которые верующие клиенты часто не осознают, например:
— Чувство неполноценности и заниженная самооценка, прикрывающие гордыню под маской смирения и самоуничижения;
— чувства обиды и гнева, которые верующий клиент, часто не признавая и не беря ответственности за их преодоление, копит в себе, а затем, обрастая психосоматическими недугами, считает себя невинным страдальцем и великомучеником;
— чувство иррациональной вины, которое ошибочно принимается за покаяние;
— позиция жертвы, которая не берёт ответственность за собственные решения и поступки — в ней находится нередко верующий клиент под видом «послушания, отсечения своеволия и т.п.»

Профессор В.Г. Каледа

Василий Глебович Каледа — доктор медицинских наук, профессор, заместитель директора Научного центра психического здоровья Российской академии наук (ФГБНУ НЦПЗ) по развитию и инновационной деятельности,

главный научный сотрудник отдела по изучению эндогенных психозов и аффективных состояний.

Преподает курс пастырской психиатрии в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете, профессор кафедры пастырского богословия. Сын профессора, протоиерея Глеба Каледы (1921-1994).

Есть болезни духовные, а есть — душевные

Человек состоит из трех частей или сфер: духа, души и тела. Сфера духа – это сердцевина человеческой личности, та часть личности, которой мы обращаемся к Богу. Это сфера высших нравственных ценностей. Сфера души – это душевные проблемы, с которыми мы живем, с которыми боремся. Это наш разум, интеллектуальная деятельность, чувства, эмоции, воля, различные влечения.

Соответственно, существует три разновидности неразрывно связанных между собой болезней — духовные, душевные и соматические (болезни телесные).

Духовные болезни врачует врач духовный — священник. В сфере человеческого души действует врач-психиатр. Телесные заболевания часто сказывается на душевной жизни и духовной жизни, когда под влиянием болезни человек может совершать грехи.

Существует достаточно много состояний, где необходимо тесное сотрудничество священника и врача-психиатра, а в ряде случаев – и врача-соматолога, терапевта.

Среди верующих душевнобольных больше

В православной среде количество лиц с психическими расстройствами той или иной выраженности существенно больше, чем в среднем в популяции. Это факт, и в этом нет ничего оскорбительного для Церкви, наоборот.

С чем это связано? Куда современному человеку обратиться со своими душевными проблемами? Где он может найти поддержку, утешение, где он может найти самое главное – смысл жизни? Только в Церкви. Другого варианта у нас, по сути, нет. И поэтому в Церкви таких людей оказывается достаточно много.

При этом неверно говорить, что люди заболевают, обращаясь к религии. Человек мог прийти в Церковь с уже имеющимися психическими проблемами, именно поэтому он, может быть, и заинтересовался религией.

Есть такой психиатрический термин — метафизическая интоксикация. Часто заболевание шизофренией диагностируют в юношеском возрасте. Этот возраст характеризуется исканиями. Человек в это время пытается ответить на вопросы: Кто я? Что меня ждет? Какой смысл в моей жизни? И у человека с психическим заболеванием все это происходит искаженно. На каком-то этапе развивается психоз. Духовные искания полностью укладываются в синдром эндогенного заболевания с последующими закономерностями.

Верующий больной сохраняет личность

Даже у тяжелых психических заболеваний есть разные формы течения. Допустим, человек перенес острый психоз, а потом вышел из этого состояния и впоследствии защищает диссертации, получает всевозможные звания, женится, имеет детей. Болезнь —не приговор, но требует к себе очень серьезного отношения и приема профилактической терапии. Но бывает и тяжелая форма с нарастанием изменений личности.

Когда больной человек верующий, он сохраняет свою личность, он воспринимает тяжелую болезнь именно как крест. У этого человека есть самое главное – смысл в жизни. У ряда наших неверующих больных шизофренией на каком-то этапе встает вопрос – зачем жить, если не могу работать? Родители умирают, человек остается один, без помощи, и жизнь не имеет смысла. Больной начинает задумываться о самоубийстве.

Когда нужен врач

Сегодня в православной среде мы часто встречаем непонимание того, что есть болезни духовные и есть болезни душевные. Часто священники пытаются все болезни, все состояния, связанные с душевной жизнью человека и духовной жизнью объединять в одно целое и отнести к сфере своей компетенции, не понимая определенные душевные состояния и душевные проблемы, которые есть у пациента.

В психиатрии различают большую психиатрию и малую психиатрию. Эти два названия ни в коем случае не отражают степень значимости этих областей клинической психиатрии, такие названия закрепились исторически. Большая психиатрия занимается эндогенными психозами (шизофрения, шизоаффективный психоз, маниакально-депрессивный психоз и др.) Эти психические расстройства вызваны чисто биологической причиной, как правило, генетической предрасположенностью, а акцент лечения в первую очередь делается на биологические методы лечения – на фармокотерапию. В этом случае больному в первую очередь нужен врач-психиатр, а общение со священником противопоказано из-за риска обострения.

Когда нужен священник

Кроме этого, существует малая психиатрия, или пограничная – та область психиатрии, которая связана с невротическим уровнем психической патологии, которая имеет неяркую степень выраженности, но все равно бывает крайне мучительна для человека. Эта патология с одной стороны имеет некоторую конституциональную предрасположенность, связана с личностными особенностями человека и, значит, неразрывно связана с его мировоззрением, мироощущением, мировосприятием, с его воспитанием, религиозными ценностями, которых он придерживается. К этой же, так называемой малой психиатрии относятся расстройства личности, навязчивые состояния, тревожно-фобические и соматоформные состояния, реактивные состояния.

Если брать область пограничной психиатрии, то здесь лечение больного должно быть совместным, и в ряде случаев, приоритет постепенно переходит к священнику.

В последние годы у нас в стране получили развитие православные школы психотерапии, которая использует методики, основанные на православном мировоззрении и традициях церковного душепопечения, идущих от отцов Церкви.

В нашей церковной среде священник зачастую выполняет функции психолога, в частности семейного. Но когда у человека есть расстройство, патология, даже если она слабо выражена, то здесь необходима помощь психотерапевта.

Депрессия для верующего – ад на земле

Психические болезни, душевные страдания являются самыми тяжелыми – «болит душа». Человек, который придерживается православного мировоззрения, прекрасно понимает ценность человеческой жизни, тот дар, который дал ему Господь Бог, тот дар, который он должен беречь. И поэтому среди людей православных встречаемость самоубийств отчетливо ниже.

Когда речь идет о большой психиатрии, о выраженных депрессивных расстройствах, по-настоящему тяжелой депрессии, — здесь человек находится как бы на глубине пропасти. У него резко сужается восприятие окружающего мира, всех ценностей, которые у него есть. Он теряет способность учитывать страдания своих ближних, мысли о переживаниях родственников, родителей, жены, детей уже не могут его остановить. Он не способен думать о том, что его ждет позже, потому что те страдания, которые он переживает сейчас, сродни страданиям находящихся в аду. Поэтому для человека, что здесь состояние ада, что там — разницы никакой.

Душевные и духовные заболевания очень похожи

Многие проявления душевных и духовных заболеваний очень похожи. Например, бывают случаи, когда имеет место хула на Духа Святаго как проявление демонического воздействия, а бывают — когда имеют место душевные психические заболевания, в частности – контрастная навязчивость, из того же ряда, что и желание матери ударить ребенка, или желание человека сбросить кого-то под поезд в метро, ударить кого-то ножом. Для человека совершенно чужда эта мысль, он прекрасно понимает, что это совершать нельзя, но, тем не менее, человек мучается, испытывает жуткие душевные страдания, потому что эта мысль неотвязно существует.

Демоническое воздействие и психические расстройства

В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви (ХI.5) сказано о том, что существуют две крайности: 1) объяснять все психические расстройства демоническим воздействием; 2) полностью отрицать наличие демонического воздействия.

Демоническое воздействие существует, а в психиатрии и существует «синдром бесоодержимости», когда человек говорит о том, что он одержим бесами, что они на него воздействуют, и рассказывает, как они воздействуют физически, напрыгивают, обхватывают и так далее, подобно описаниям святых отцов. Но, тем не менее, каждый такой случай следует рассматривать индивидуально. Главный признак бесоодержимости должна — реакция на святыню.

Кроме того, существует дифференциальный диагноз. Психические заболевания имеют определенные закономерности течения, проявлений и сочетания различных симптомов, которые постепенно возникают и которые есть в структуре психоза. Больной говорит, что на него воздействуют различные темные силы. Но врач при беседе найдет ещё ряд разновидностей бреда и другие психопатологические расстройства.

Отчитка, фобии и паранойя

Если у больного психическое заболевание и он едет на отчитку, то ему на несколько дней может быть легче. Это психотерапевтический эффект. Проходит несколько дней – и все расстройства возвращаются. Есть больные, которые на отчитках были много раз, но их болезнь имеет другую природу и необходимо другое воздействие.

В психиатрии существует такое понятие как сверхценные идеи, которые занимают в сознании человека не соответствующее их значению доминирующее положение и вытесняют возможность целостного восприятия того или иного явления. К ним относятся ряд фобий — боязнь ИНН, конца света и т.п. Они возникают у людей с определенными личностными особенностями. Из-за таких фобий некоторые люди уходили почти в раскол, нарушая евхаристическую связь с Церковью.

Паранойя – это бредовое расстройство. Это ложное умозаключение, которое не соответствует окружающей действительности, не вытекает из имеющегося опыта больного и не поддается коррекции. Что-то доказывать больному бесполезно, но подыгрывать, поддерживать его бредовую фабулу тоже нельзя. Главное – сглаживать острые углы, избегать конфликтов.

Алкоголизм бывает разный

Бывает, что алкоголизм — это самостоятельное заболевание, к которому существует генетическая предрасположенность. Есть вторичный алкоголизм на фоне какого-то психического расстройства. Когда человек, например, находится в эндогенной депрессии и заливает свое состояние алкоголем и наркотиками. Но есть и бытовой алкоголизм, когда человек начинает пить от хорошей жизни. Это духовная распущенность.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *