Православие и современность

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОРТА

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ И СООБЩЕНИЯ»

ВОРОНЕЖСКИЙ ФИЛИАЛ

(ВФ МИИТ)

РЕФЕРАТ

Тема : Православие

По дисциплине : РПЦ в истории России

Проверил: К.И.Н. доцент

Гостева С.Р.

Воронеж 2010

План реферата:

1. Православие как разновидность христианства

2. Особенности православного вероучения и культа

3.Заключение

4.Список использованных источников

  1. Православие как разновидность христианства

Православие (от греч. правоверие) — одно из трех главных, наряду с католицизмом и протестантизмом, христианских вероисповеданий распространенное преимущественно в странах Восточной Европы Ближнего Востока и на Балканах. Сложилось православие как восточная ветвь христианства после разделения Римской империи (395г.) и оформилось после разделения церквей (1054г.). Православие не имело единого церковного центра, так как с начала своего формирования церковная власть в Византии была сосредоточена, как отмечалось, в руках четырех патриархов — Константинопольского, Александрийкого, Антиохийского и Иерусалимского. При этом Константинопольский патриарх, хотя и именовался вселенским, был всего лишь першим среди равных. По мере распада Византийской империи каждый из упомянутых патриархов стал возглавлять самостоятельную (автокефальную) поместную православную церковь. Византия в то время представляла собой сильное централизованное государство. Император Византии считал себя главой всей Римской империи, столицей которой был объявлен Константинополь. В VI в. глава Византийской церкви Константинопольский патриарх после освобождения Византией Рима от варваров стал именовать себя вселенским, т. е. главой как восточной, так и западной церквей. Борьба между главой Римской католической церкви Папой и Константинопольским патриархом за власть над христианами продолжалась в течение многих веков с переменным успехом. После завоевания императором франков Карлом Великим Италии (конец VII — начало VIII в.) Папа Римский выходит из-под юрисдикции византийского императора и его позиции усиливаются. Византия же в это время подвергается атакам со стороны арабского халифата и теряет несколько важных территорий, на которых консолидируются самостоятельные церковные организации.

Как и католицизм, православие сформировалось в начале средних веков. Католицизм и православие едины в безоговорочном принятии таких фундаментальных мировоззренческих принципов, как теоцентризм, креационизм, провиденциализм, персонализм и ревеляционизм. Рассмотрим каждый из этих принципов.

Теоцентризм. В соответствии с этим принципом источником всякого бытия, блага и красоты является Бог. Служение Богу рассматривается как основа нравственности, подражание и уподобление ему — как высшая цель человеческой жизни. Исходящее от теологии требование представлять Бога бытием абсолютным и единственно истинным заставляло таких мыслителей, как Ориген, Иларий, Августин и Боэций, углубляться в вопросы онтологии(раздел философии, изучающий бытие) и уточнять понятия «бытие», «существование», «сущность», «субстанция», «акциденция», «атрибут», «модус», «качество», «свойство» и др. Следует отметить, что в анализе этих понятий был сделан шаг вперед по сравнению с предшествующей эпопей, Онтологическая терминология, давно употреблявшаяся греками, впервые обрела твердые латинские эквиваленты, вошла в философский лексикон средневековья и посредством его перешла в философию Нового времени.

Креационизм. Этот принцип гласит, что все изменяемое сотворено богом из ничего и, наоборот, все сотворенное изменяется и стремится и к ничтожеству. Указанный принцип наиболее обстоятельно расмотрел Августин, которому он послужил поводом для обсуждения Проблем изменения и развития.

Провиденциализм. Положение о том, что Бог перманентно правит созданным им миром, человеческой историей и поведением каждого отдельного человека, также было универсальным принципом. Применительно к космологии этот принцип приводил к идее мировой гармонии и осмысленности всех происходящих в мире событий. У Филона и апологетов он объединяется с концепцией Логоса, стимулируя интерес к проблеме единства бытия и мышления, мышления и языка. Провиденциалисткое воззрение на историю, особенно характерное для Августина, косвенно содействовало преодолению циклической концепции времени и утверждению важнейшего понятия исторического прогресса.

Персонализм. Этот фундаментальный принцип требовал понимания человека как «персоны» — неделимой личности, обладающей разумом и свободой воли, сотворенной по образу и подобию Бога и наделенной совестью. С этой точки зрения каждая личность — это особый замкнутый мир, внутри которого невидимо действует борющиеся между собой силы добра и зла, духа и плоти, разума и чувственности, долга и склонностей; мир, в котором есть свой суд (суд совести) и свой икон (внутренний логос, отражающий Логос божественный). Этот персональный мир фактически непроницаем для других людей и совершенно прозрачен только для Бога.

Ревеляционизм. Согласно этому принципу самый надежный и достоверный способ познания наиболее важных для человека истин состоит в постижении смысла священных писаний, заключающих в себе божественное откровение, т. е. раскрытие перед человеком божественной воли и тайн бытия. Ревеляционизм не исключал других способов познания, однако часто делал их излишними. Стимулируя развитие герменевтики (искусство толкования), и в какой-то мере семиотики (наука, исследующая свойства знаков и знаковых систем) ревеляционизм в то же время существенно сдерживал развитие опытного знания и научного новаторства.

Таковы важнейшие инварианты, позволяющие отнести православие и католицизм к одному духовному универсуму.

Однако наряду с общими позициями между православием и католицизмом существуют глубокие мировоззренческие различия, наметившиеся еще до разделения церквей и вызванные как разницей социальных условий Византии и Западной Европы, так и воздействием культурных традиций античной Греции и Рима. Базой для теологических конструкций православия была непосредственно воспринятая традиция греческой философии, прежде всего неоплатонизма(идеалистическое направление античной философии III—VI вв), придающего большое значение онтологическим проблемам и, что особенно важно, с его опытом такой организации религиозного переживания, при которой мистика и экстаз наиболее тесно связаны с мифологически-интуитивным восприятием логических категориальных конструкций. Без этого платоновско-неоплатонического опыта была бы невозможна православная христология с ее интуитивно-чувственным, почти наглядным продумыванием категориальных соотношений «ипостасей» в структуре триединства и «естеств» (и соответствующих им воль) в структуре богочеловечества. В западном богословии онтологическая проблематика проступает менее явственно. На его стиль более повлияла иная философская традиция — римский эклектизм с его субъективистским подходом, в рамках которого этатистско-юридический практицизм (Цицерон) и рефлектирующий психологизм (Сенека) дополняют друг друга. Ввиду этого для католической теологии Бог и человек суть, прежде всего субъекты воли, для православной — объекты онтологических процессов. Для первой наиболее важно найти гармонию между двумя волями либо в рационалистически-юридической плоскости, либо в рамках сентиментального переживания с установкой на индивидуалистический субъективизм (мистика); основная теоретическая проблема католицизма — соотношение свободной воли человека и предопределяющей воли Бога. В этом смысле, как для католицизма, так и для протестантизма конструктивно важна (позитивно или негативно) теория предопределения, совершенно безразличная для православия. Православие ищет возможность объективного, сущностного приобщения человеческой природы к божественной (учение Афанасия Александрийского об «обожении», определившее стиль православной мистики). Основная теоретическая проблема православия — онтологическое соотношение человеческой и божественной природы в Богочеловеке.

В православии гораздо непосредственнее и интенсивнее выразилось характерное для христианского мышления вообще утверждение адекватного раскрытия абсолюта через его вещественные проявлении. В католицизме этот момент представлен менее ярко. Во-первых, западная теология вносит в понимание триединства эмационистские и убординационистские черты, благодаря которым второе и особенно третье лицо троицы могут восприниматься как божество низшей категории; между тем именно с этими лицами связывается идея об отношении божества с человеком. Православие настаивает на том, что на воплотившемся Боге-Сыне и ниспосланном церкви Святом Духе верующий реально обладает всей полнотой божества без какого-либо изъятия. Во-вторых, католическая догматика ставит между Богом и человеком еще и категорию благодати, интерпретируя ее как чисто феноменальное проявление божества, внешнее относительно к его нуменальной сущности. Напротив, в православии благодать понимается иди непосредственное раскрытие божеского в человеческом, применительно к которому не может быть речи о грани между нуменальным и феноменальным. В «энергии» божества присутствует его сущность — таков приговор восточной церкви в паламитских спорах XIV в. Поэтому в религиозной философии православия важную роль играет представление об обожествленной материи, которое происходит через «усвоение» божественного эйдоса; причем в отличие от неоплатонизма православие учит о сущностном «взаимопроникновении» этих двух начал. Восточная теология склонна рассматривать освящение, очищение, которые происходят только в духовной, идеальной сфере и не получают так или иначе вещественного подтверждения, как недостоверные.

Обожествляющее преображение материи в понимании православия не только однажды имело место применительно к плоти Богочеловека (и регулярно воспроизводится в евхаристии), но оказалось возможным и в других сферах, например, в иконе. В ней православие усматривает не условное изображение, призванное вызывать сентиментальные религиозные эмоции, но предметное раскрытие сверхчувственного (такое понимание выкристаллизовалось в процессе иконоборческих споров). На первый взгляд иногда кажется, что иконы статичны и лишены искры жизни. Но вглядевшись в «Троицу» Андрея Рублева мы можем увидить, что внешнее движение, в большинстве случаев действительно сведенное к минимуму, уступает место движению внутреннему, углубленности, перенасыщенности духовной жизни. Покой Троицы — это духовное равновесие, ощущение незыблемости своего внутреннего мира, чувство вечности.

Эти и другие типологические различия западной и восточной теологии оформляются в догматических разногласиях. Православие отвергает западное добавление к символу веры (исхождение Святого Духа не только от Отца, но и от Сына).

Православию осталась чуждой юридическая концепция первородного греха как правовой ответственности, переходящей от предков к потомкам: в понимании православия грех Адама вызвал только сущностную деградацию человеческой природы, наследственную предрасположенность ко злу, но юридической ответственности за деяния Адама человек не несет. Поэтому в православии нет догмата о рождении Девы Марии в результате «непорочного зачатия» (т. е. такого, при котором наследственная ответственность за первородный грех оказалась бы снятой); неюридическое понимание греха в православии исключает и концепцию чистилища.

2. Особенности православного вероучения и культа

Для всех православных церквей общими являются вероучение, культ и каноническая деятельность. Основу православного вероучения составляет Никео-Цареградский символ веры, принятый на первых двух вселенских соборах (в 325г. — Никейским и в 381г. — Константинопольским, или Цареградским). Этот символ веры был утвержден в виде 12 членов (параграфов), содержащих догматические формулировки основных положений вероучения о Боге как Творце, о его отношении к миру и человеку, о триединстве Бога, Боговоплощении, искуплении, воскресении из мертвых, спасающей роли церкви. Для ученого богословствования православная церковь предоставляет своим членам широкий простор; но в своем символическом учении она дает богослову точку опоры и масштаб, с которыми и рекомендует сообразовать всякое религиозное рассуждение, во избежание противоречия с «догматами», с «верою церкви». В этом смысле П. никого не лишает права читать Библию (как лишает мирян этого права католичество), чтобы извлекать из ее более подробные сведения о вере церкви; но оно признает необходимым руководствоваться при этом истолковательными творениями св. отцов церкви, отнюдь не оставляя понимания слова Божия на личное разумение самого христианина, как это делает протестантство. П. не возводит учения человеческого, не содержащегося в Св. Писании и Предании, на степень учета богооткровенного, как это делается в папстве; оно не выводит новых догматов из прежнего учения церкви чрез умозаключение (как католическое filioque). не разделяет католического мнения о выше человеческом достоинстве личности Богоматери (католическое. учение о ее «непорочном зачатии»), не приписывает святым сверх должных заслуг, тем более не усвояет божеской непогрешимости человеку, хотя бы то был сам римский первосвященник; непогрешимою признается лишь церковь в ее целом составе, насколько она выражает свое учение посредством вселенских соборов. П. не признает чистилища, так как учит, что удовлетворение правде Божией за грехи людей принесено уже однажды навсегда страданиями и смертью Сына Божия. Принимая семь таинств, П. «усвояет тем должное значение телесной нашей природе, как составной части существа человека, освященной воплощением Сына Божия», и в таинствах видит не знаки только благодати, но самую благодать; в таинстве евхаристии видит истинное тело и истинную кровь Христовы, в которые пресуществляются хлеб и вино. Благодать Божия, по учению П., действует в человеке, вопреки мнению реформатов, не неодолимо, а согласно с его свободною волей; наши собственные добрые дела вменяются нам в заслугу, хотя и не сами по себе, а в силу усвоения верным заслуг Спасителя. Православные молятся святым, почившим, веруя в силу их молитв пред Богом; почитают нетленные останки святых (мощи) и иконы. Не одобряя католического учения о церковной власти, П. признает, однако, церковную иерархию с ее благодатными дарованиями, и допускает значительную долю участия в делах церкви со стороны мирян, в звании церковных старост, членов церковных братств и приходских попечительств (см. А.С. Павлов, «Об участии мирян в делах церкви», Казань, 1866). Нравоучение православия также имеет существенные отличия от католичества и протестантства. Оно не дает послабления греху и страсти, как католицизм (в индульгенциях); оно отвергает протестантское учение об оправдании одной верой, требуя от каждого христианина выражения веры в добрых делах. В отношениях церкви к государству П. не желает ни властвовать над ним, как католичество, ни подчиняться ему в своих внутренних делах, как протестантство; оно стремится сохранить полную свободу деятельности, оставляя прикосновенною самостоятельность государства в сфере его власти, благословляя всякое его мероприятие, не противное учению церкви, вообще действуя в духе мира и согласия, а в известных случаях принимая от государства помощь и содействие. С догматическим вероучением тесно связана система культовых действий. Основы последних составляют семь главных обрядов — таинств. Таинствами эти культовые действия называются богословами потому, что в них «под видимым образом сообщается верующим невидимая божественная благодать». Православные признают семь таинств: крещение, причащение (евхаристия), покаяние (исповедь), миропомазание, брак, елеосвящение (соборование), священство. Помимо совершения таинств культовая система включает в себя молитвы, поклонение кресту, иконам, реликвиям, мощам и святым. Важное место в православном культе занимают праздники и посты. Наиболее почитаемый праздник — Пасха. Затем идут такие праздники — Рождество Христово, Крещение Господне, Сретение, Благовещение, Преображение, Рождество Богородицы, Воздвижение Креста, Вход Господень в Иерусалим, или Вербное воскресенье, Вознесение и Троица. За этими праздниками следует пять праздников, называемых великими: Обрезание Господне, Рождество Иоанна Предтечи, Праздник святых Иоанна и Павла, Усекновение главы Иоанна Предтечи, Покров Пресвятой Богородицы. Остальные праздники называются престольными. Это местные праздники, связанны с престолами — святым местом в храме, которое посвящено тому или иному святому.

Заключение

Православие сложилось как восточная ветвь христианства после разделения Римской империи (395г.) и оформилось после разделения церквей (1054г.). Как и католицизм, православие сформировалось в начале средних веков.

Основными принципами православной веры являются: теоцентризм, креационизм, провиденциализм, персонализм, ревеляционизм.

В православии гораздо непосредственнее и интенсивнее выразилось характерное для христианского мышления вообще утверждение адекватного раскрытия абсолюта через его вещественные проявлении.

Православию осталась чуждой юридическая концепция первородного греха как правовой ответственности, переходящей от предков к потомкам: в понимании православия грех Адама вызвал только сущностную деградацию человеческой природы, наследственную предрасположенность к злу, но юридической ответственности за деяния Адама человек не несет.

Краеугольным догматом православия является учение о троичности божества.

Список использованных источников

1. Гараджа В.И. Религиоведение. — М., 2005.

2. Гараджа В.И. Социология религии. — М., 2005.

3. Основы религиоведения / Под ред. И.Н. Яблокова. — М., 2007.

4. Радугин А.А. Введение в религиоведение. — М., 1997.

5. Розанов В.В. Религия. Философия. Культура. — М., 2007.

6. Самыгин С.И., Нечипуренко В.Н., Полонская И.Н. Религиоведение: социология и психология религии. — Ростов на Дону, 2003.

Митрополит Лонгин покидает пост правящего саратовского архиерея. Такое решение принял сегодня, 25 августа, Священный синод Русской православной церкви.

О кадровых перестановках в РПЦ сообщил в своем телеграм-канале председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Владимир Легойда.

В соответствии с постановлением Синода, митрополит Лонгин назначается главой Симбирской митрополии и будет именоваться митрополитом Симбирским и Новоспасским.

Новым правящим саратовским архиереем станет митрополит Вологодский и Кирилловский Игнатий.

Напомним, Владыка Лонгин являлся правящим саратовским архиереем с августа 2003 года.

Митрополит Лонгин родился 31 июля 1961 года в Сухуми (Абхазская АССР), в семье служащих. В 1977 году окончил среднюю школу, после чего поступил на вечернее отделение филологического факультета Абхазского госуниверситета. С 1979 года по 1981 год работал экскурсоводом, а с 1981 года по 1983 год преподавал русский язык и литературу в средней школе. В 1982 году окончил обучение в вузе.

С октября 1983 года по май 1985 года проходил срочную службу в армии, а после демобилизации поступил в Московскую духовную семинарию.

В 1988 году окончил семинарию и был направлен на учебу в Софийскую духовную академию (в 1990 году ей был возвращен статус богословского факультета Софийского государственного университета). В период обучения в Болгарии служил священником в русском храме во имя святителя Николая в Софии.

В 1992 году, окончив учебу, вернулся в Троице-Сергиеву лавру, исполнял послушание помощника эконома. 15 декабря 1992 году назначен настоятелем Московского подворья Троице-Сергиевой лавры. 19 августа 2003 года рукоположен во епископа Саратовского и Вольского, а 6 октября 2011 года назначен главой новообразованной Саратовской митрополии. 8 октября 2011 года возведен в сан митрополита.

Является ректором Саратовской православной духовной семинарии — высшего религиозного учебного заведения; председателем редакционного совета журнала «Православие и современность», членом редакционного совета журнала «Альфа и Омега».

Новый митрополит Саратовский и Вольский Игнатий родился 22 января 1977 года в семье священника в селе Туголес Шатурского района Московской области. В 1994 году окончил школу, после чего в 1994-1996 годах обучался в Рязанском духовном училище. В 1998 году окончил Самарскую духовную семинарию. В 2002 году окончил Санкт-Петербургскую духовную академию и назначен преподавателем предмета «Библейская история» в Рязанском духовном училище.

27 октября 2002 года принял монашеский постриг с именем Игнатий (в честь священномученика Игнатия, епископа Скопинского), через неделю рукоположен в иеродиакона, а еще через неделю — в иеромонаха.

В июле 2003 года назначен проректором по воспитательной работе Рязанского духовного училища, в октябре 2005 года — наместником вновь открывшегося Cnaco-Преображенского мужского монастыря Рязани. Через два года ко дню Святой Пасхи возведен в сан игумена.

В 2008 году окончил Рязанский государственный университет по специальности «Юриспруденция». В мае 2009 года назначен первым проректором Рязанской духовной семинарии.

В июле 2011 года избран епископом Шахтинским и Миллеровским, а в августе возведен в сан архимандрита и был хиротонисан в епископа Шахтинского и Миллеровского.

В декабре 2012 года утвержден в должности настоятеля (священноархимандрита) Покровского Верхнемакеевского мужского монастыря села Верхне-Макеевка Ростовской области.

В мае 2014 года назначен Преосвященным Вологодским и Великоустюжским, а в июле — священноархимандритом Спасо-Прилуцкого Димитриева мужского монастыря Вологды и Кирилло-Белозерского мужского монастыря города Кириллова.

В связи с образованием Великоустюжской епархии в октябре 2014 года ему определен титул «Вологодский и Кирилловский», он назначается главой Вологодской митрополии и временным управляющим Великоустюжской епархией.

В ноябре 2014 года возведен в сан митрополита, а в декабре назначается ректором новообразованной Вологодской духовной семинарии работал в данной должности пять лет — до декабря 2019 года).

Материал подготовил Константин Халин

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите — будет интересно

Новый журнал объединяет в себе главные черты изданий, выходивших прежде: ежеквартального журнала «Православие и современность» и ежемесячного информационного бюллетеня «Ведомости Саратовской митрополии».

Как сообщает в своем вступительном слове к первому номеру Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин, «журнал митрополии — это, прежде всего, летопись церковной жизни на Саратовской земле. Летопись, которую мы ведем в современных условиях, для современного читателя, с помощью современных технических средств. Но не стоит забывать и о том, что когда-то эта летопись станет историческим свидетельством нашего времени. В этом году исполняется 155 лет со дня выхода в свет первого номера «Саратовских епархиальных ведомостей” — предшественника наших современных изданий. И сегодня номера тех старых дореволюционных «Ведомостей” остаются для нас живой нитью, связывающей людей разных поколений и разных эпох».

В первом номере нового журнала читателей ждет встреча с Епископом Галичским и Макарьевским Алексием: Владыка рассказывает о своем духовном пути, о служении на Валааме, делится размышлениями о монашеском постриге, о сегодняшнем и завтрашнем дне православного монашества, о миссии в молодежной среде. Протоиерей Владимир Пархоменко, духовник Саратовской епархии, помогает христианину разобраться в себе, научиться видеть свои грехи, отличать их от помыслов, готовиться к исповеди. Читатель найдет в номере также репортаж о служении наших священников на дальних приписных приходах и историческое исследование иерея Максима Плякина об иеромонахе Ниле (Поздневе), благодарную память о котором и по сей день хранят православные христиане города Петровска.

Во второй части журнала — иллюстрированная хроника событий всех трех епархий Саратовской митрополии; рассказ о торжествах Рождества Христова и Богоявления, о посещении Саратова схиархимандритом Илием (Ноздриным) и о рождении нового храма — в честь Тихвинской иконы Божией Матери — в Заводском районе Саратова. Здесь же — все вышедшие в январе указы правящих архиереев трех епархий.

Приобрести журнал можно в храмах Саратовской митрополии.

Пресс-служба Саратовской епархии

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *