Православный трудник

2 мая Шпагина сообщила, что «батюшке очень плохо». По ее словам, монах Андрей все еще находится в монастыре и отказывается ехать в больницу. Верующая попросила молиться за тяжело болеющего каждый час.

Насельник лавры Армен Рамазян заверяет, что в обители «ничего особенного нет». При этом он уточнил, что сейчас находится вне монастыря и не особо осведомлен о ситуации внутри обители.

«Карантин везде карантин, люди так же лечатся, как и в других местах. Даже не о чем рассказывать: смертей нет, тяжелобольных мало, болеют или мало, или средне, — пишет он . — Как в других регионах Московской области, мы тоже боремся с вирусом. Иногда он нас, иногда мы его!) Не беспокойтесь, с Божьей помощью победим!)».

Сейчас ворота лавры закрыты. По словам анонимного источника, богослужения совершаются лишь по утрам и на них присутствует только братия. После того как многие насельники лавры заболели, там отказались от обязательных в богослужебной практике крестных ходов на Светлой седмице после Пасхи. «Все было сделано, чтобы было меньше контактов между людьми», — говорит источник.

Троице-Сергиева лавра в Сергиевом Посаде Московской областиФото: Алексей Мальгавко/РИА Новости

Несмотря на требования прихожан в социальных сетях «развеять смуту» и официально прокомментировать информацию об эпидемии в монастыре, ни на одну просьбу верующих ни один представитель лавры не ответил.

«Люди задают вопросы, переживают, в ответ — тишина. Уважаемый о. Никон, может, ответите что-нибудь народу?» — спрашивал верующий Максим Баландин в группе монастыря во «ВКонтакте», но его комментарий был удален. В разговоре с нами Баландин предположил, что это сделал администратор группы.

Все наши запросы также остались без ответа, ни по одному телефону, указанному на сайте лавры, не удалось дозвониться. На просьбу рассказать о происходящем в монастыре замдиректора паломнического центра лавры инок Иоанн посоветовал посмотреть сюжет Первого канала под названием «Троице-Сергиева лавра помогает врачам и пациентам», вышедший в эфир 16 апреля. Также он подсказал посмотреть «сюжет на эту тему» на ютуб-канале лавры. Последнее видео на нем было опубликовано 19 апреля. Говорить что-либо еще инок Иоанн отказался.

«У них свой мир, свое положение, нам, мирянам, это не свойственно. Они отреклись от всего того, что есть у нас с вами, — рассуждает Баландин. — Поэтому, с какой-то стороны их понять можно. Просто мне не понравилось, что многие люди пишут искренне и переживают, а в ответ — тишина». По словам верующего, «из конфиденциальных источников» ему известно, что из всей братии в монастыре осталось «около 50-60 человек», остальные в больнице.

«Прекрасный вид на внутренний двор»

  • Место: Московская духовная академия внутри Троице-Сергиевой лавры
  • Чем известно: главное учебное заведение РПЦ
  • Количество заболевших: 52 человека из 136, в том числе «почти все» педагоги

Из сотен студентов и сотрудников в МДА после 18 марта остались всего 136 человек, включая преподавателей. Большую часть учащихся распустили по домам — по общему для всех семинарий распоряжению учебного комитета. В академии остались преимущественно студенты-иностранцы и те, кому некуда ехать.

Пресс-служба МДА сообщила 26 апреля, что коронавирус диагностировали у 52 сотрудников академии, студентов и монахов, проживающих в стенах учреждения. Студентка МДА Мария Величко уточнила в разговоре с нами, что болеет «почти весь» педагогический состав

Координирует работу внутри учреждения старший помощник проректора по воспитательной работе иеромонах Дометиан. По словам нашего анонимного собеседника, знакомого с ситуацией внутри МДА, он тоже болен коронавирусом.

«В тяжелой форме находятся преподаватели из духовенства преклонных лет. У нас есть несколько преподавателей-священноархимандритов, которым уже за 70 лет. Вот они в тяжелой форме», — говорит источник.

Сотрудник МДА по учебной работе Денис Спиров вспоминает, что первый заболевший появился в учреждении примерно 10 апреля, «правда, это уже после поняли». Через пять дней стало известно о заражении ректора Питирима.

На клиросе Покровского храма Московской духовной академииФото: Владимир Саяпин/ТАСС

По версии собеседника, знакомого с ситуацией внутри МДА, первый случай заражения произошел раньше, во второй половине марта, — вирус подхватил студент магистратуры. Ректор МДА тоже называл первым заболевшим магистранта, который пел в лаврском хоре, «где идеальные условия для распространения заразы».

Вслед за студентами заболели два иеродьякона. Уже от них заразился ректор, описывает цепочку распространения вируса анонимный источник. Епископ Питирим подтверждал это своим постом — вспоминал, с кем служил литургию.

О том, что коронавирусом в академии болеют с конца марта, наш источник узнал спустя месяц. «Никто особо не распространялся», — утверждает он.

О профилактических мерах в академии наш собеседник также не слышал — их стали вводить, лишь когда заразились десятки студентов. Ректор утверждал обратное.

По сообщению пресс-службы, сейчас все больные студенты изолированы в своих комнатах и питаются отдельно. Это подтверждает в разговоре с нами студент Терентьев и анонимный источник. Как и монахам, готовую еду им приносят и оставляют у дверей здоровые студенты в защитных костюмах.

«Они не выходят из комнат. У нас прекрасный вид на внутренний и внешний двор общежития», — уточняет Терентьев. В каждой комнате есть душевая и туалет, добавляет он.

Тесты на коронавирус в МДА и лавру приезжают делать врачи из Сергиева Посада, на компьютерную томографию студенты и сотрудники выезжают в город. Терентьев говорит, что тесты выявили в МДА 54 заболевших, но после отрицательного результата пробы берут повторно, потому что тест не всегда точен на 100 процентов.

Анонимный собеседник добавляет, что студенты МДА в основном переносят болезнь в легкой форме. «Жалоб нет», — заверил он.

«Молятся за сестер и за Путина»

  • Место: Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский женский монастырь в Нижегородской области
  • Чем известно: один из самых больших монастырей в России
  • Количество заболевших: Официально 76, источники говорят более чем о 160. Есть погибшая

В середине апреля православные отмечали Вербное воскресенье, или праздник Входа Господня в Иерусалим. Службу в Дивеевском монастыре показывали в прямом эфире. Скриншоты этой трансляции широко разошлись в социальных сетях: в разгар пандемии верующие стояли в храме тесной толпой, без масок.

Прихожанка монастыря Юлия Ахунова настаивает: все меры профилактики в монастыре строго исполнялись, но «в праздничные дни было много людей и невозможно было соблюдать дистанцию».

Жительница Сарова Марина Маресева посещает Дивеево несколько раз в год. Она уверяет, что за санитарным состоянием в монастыре всегда следили очень строго: «Дезинфекция, к примеру раки с мощами Серафима, проводилась всегда. Стоит монахиня и после каждого прикладывания протирает стекло. Икона «Умиление” тоже протирается периодически. Это было всегда».

Нижегородская область. Монахиня пьет крещенскую воду на источнике преподобного Серафима Саровского в Свято-Троицком Серафимо-Дивеевском женском монастыреФото: Сергей Бобылев/ТАСС

По словам трудницы монастыря Светланы Головушкиной-Тамановой, уже 7 апреля, на Благовещение, трудников распустили по домам, а прихожанам рекомендовали на службу не ходить, но категоричного запрета не было. Служба 12 апреля, на Вербное воскресенье, рассказала она, последняя, куда могли попасть трудники, и то не все, а располагающие справками о том, что работают в монастыре.

«Может, и были какие-то исключения, но соседку не пустили, так как в монастыре она не трудится. Я смотрела ту видеотрансляцию, почти каждого в лицо узнала, все свои были», — объясняет Светлана.

Прихожанка Ахунова говорит, что все было не так: вход в храм был свободным, ворота монастыря закрыли для прихожан лишь с 15 апреля. Внутрь стали пускать строго «по звонку от старшей сестры».

Житель села Дивеево Алексей отмечает, что монахинь и раньше было сложно застать за пределами монастыря. «А сейчас тем более», — говорит он.

Официально монастырь закрыли на карантин 25 апреля — нижегородская митрополия сослалась на предписание главного санитарного врача региона Наталию Кучеренко. Тогда же стало известно, что в обители есть заразившиеся.

«Все заболевшие сестры изолированы и находятся в монастырском медицинском центре под наблюдением врачей, им оказывается квалифицированная медицинская помощь», — говорилось в сообщении. Два дня спустя правительство Нижегородской области отчиталось, что в Дивеевском монастыре выявили 76 случаев заболевания.

Михаил Шутов, работавший в монастыре до 25 апреля кровельщиком, узнал о заболевших из прессы — «как и все». «Это чтобы успокоить возмущенных верующих о закрытии монастыря на праздники. Как сообщили, что там больные, люди меньше стали возмущаться», — считает Шутов.

Въезд в село Дивеево, где находится монастырь, закрыли для приезжих: выставили кордоны, полицейские и врачи пропускают через них только местных жителей. В монастыре дежурит охрана: причем сначала она была и снаружи, и за стенами, а сейчас осталась только вне обители.

Глава региона Глеб Никитин обвинил в распространении коронавируса среди монахинь паломников, в частности москвичей. «Сюда традиционно приезжает много людей из столичного региона, что привело к вспышке заболевания», — сказал губернатор.

Каждый день в Дивеево приезжало около десяти автобусов паломников плюс верующие на личных автомобилях, рассказывает Светлана Головушкина-Таманова. До эпидемии около половины приезжих останавливались у частников. Уже 30 марта, когда в области ввели режим самоизоляции, местные гостиницы отменили бронь всем паломникам. Трудница говорит, что кто-то из оставшихся без ночлега поселился у частников, но сколько их было — никто не знает.

Подруга жительницы Сарова Марины Маресевой и сейчас работает в монастыре. По словам женщины, 30 апреля болели 160 сестер, а также охранники монастыря, «но тяжелых вроде нет».

Монахинь госпитализировали в больницы неподалеку — 11 женщин в Саров и 73 в город Бор, в Арзамасе и больничном корпусе на территории монастыря «человек 25-30».

«Скажу о тех, кто в Сарове. Состояние удовлетворительное. Температура снижается. Чувствуют себя неплохо», — говорит Марина Маресева. О госпитализации 72 монахинь в центральную районную больницу Бора писали «Открытый Нижний» и другие местные издания.

Нижегородская область. Монахини у раки с мощами преподобного Серафима Саровского в Троицком соборе Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря в праздник Обретения мощей преподобного Серафима СаровскогоФото: Михаил Терещенко/ТАСС

По словам жительницы Сарова, каждый день всем монахиням делают тест на коронавирус. Эпидемию они воспринимают «совершенно спокойно».

«Монахини вообще особые люди. Они и сейчас смиренно все воспринимают, — рассказывает Маресева. По ее словам, сестры мало распространяются о своем состоянии. — В колокольне один этаж закрыли на карантин. Больше ничего не говорят. Молятся за сестер и за Путина».

Уже 1 мая жительница Сарова рассказала, что количество монахинь в саровской больнице увеличилось до 59, а заболевшую насельницу и заместительницу игуменьи монастыря из-за ухудшения состояния забрали в Нижний Новгород. Днем позже количество заболевших в монастырской больнице достигло 64, еще сутки спустя стало известно, что в Дивееве умерла матушка Галина, которая до болезни жила в ските у монастырского святого источника, говорит Маресева.

«Игуменью Сергию на вертолете увезли в Москву, 38,5 температура», — добавила она. В Москву из Нижнего Новгорода также отвезли ее заместительницу.

«Сор из избы не выносят»

  • Место: Перервинская духовная семинария московского Николо-Перервинского патриаршего подворья
  • Чем примечательно: Патриарх Кирилл отстранил настоятеля от службы
  • Количество заболевших: неизвестно

О вспышке коронавируса в Перервинской духовной семинарии 26 апреля написал Сергей Чапнин: «Часть семинаристов, которые не смогли уехать домой, лежат в изоляторе с температурой», при этом студенты не могут говорить о своем диагнозе без благословения монастырского начальства. То, в свою очередь, не дает благословения, поскольку «не хочет, чтобы Перерву закрыли на карантин, как, например, Дивеево». Чапнин добавил, что несколько священников подворья госпитализированы, среди них «священник Андрей», «священник Алексей», «диакон Сергей».

«Приказом ректора (протоиерея Владимира Чувикина. — Прим. ред.) от 16 марта 2020 года семинария с 18 марта переведена на дистанционный режим обучения, воспитанники отправлены по местам проживания. 20 марта все помещения семинарии опечатаны», — рассказали нам в пресс-службе подворья 30 апреля.

Тем не менее там признают, что трое воспитанников «выразили просьбу остаться на территории монастыря и принимать участие в богослужениях». У одного из них в воскресенье, 26 апреля, появились «симптомы, схожие с коронавирусной инфекцией», но диагноз не подтвердился, уверяют в Николо-Перервинском подворье.

Один из клириков подворья действительно болен коронавирусом, подтверждают в подворье, но «болезнь протекает в легкой форме», его имя пресс-служба не называет. Там также добавили, что священнослужитель подворья протодиакон Сергий Шевелкин лежит в больнице, «но его заболевание не связано со вспышкой коронавирусной инфекции».

Жена протодиакона Ксения Шевелкина рассказала нам, что у ее мужа диагностирована двусторонняя бактериальная пневмония. Священник находится в состоянии средней тяжести. «Анализ на коронавирус, естественно, взяли, но он пока не готов: все системы сильно перегружены», — сказала она.

«Информация, указанная Сергеем Чапниным, есть ложь или его вымысел», — подытожили в подворье.

По словам представителя подворья, ответившего на наш первый звонок, оставшиеся в учебном заведении студенты изолированы в отдельные комнаты с доставкой еды до дверей по особому графику дежурств: «Все приносим, как в МДА». «А вы можете предложить куда-то?» — поинтересовался собеседник в ответ на вопрос, почему учеников оставили в семинарии.

Представитель подворья также подчеркнул, что «на основании поступивших указаний от священноначалия и светских властей» прихожан перестали пускать на службы с 19 марта — практически раньше всех в Москве. Сами службы проходят регулярно, но только в составе клира. «В настоящее время» они стали совершаться единолично настоятелем подворья и ректором семинарии отцом Георгием Чувикиным.

Но 3 мая патриарх Кирилл отстранил Чувикина от руководства подворьем в связи с нарушением его указаний относительно проведения богослужений во время Страстной седмицы и Пасхи — тогда доступ в храмы прихожан был запрещен. Телеграм-канал «Батюшка Лютер» без ссылок на источники утверждает, что на пасхальной службе в храме в Николо-Перервинском подворье было около двухсот «своих» человек.

Настоятель Николо-Перервинского патриаршего подворья стал первым священником, наказанным за несоблюдение указаний, направленных против распространения коронавируса.

«Государство отделилось от Церкви в 1917 году, и теперь это уже территория частного характера для сокровенного общения с Богом, которое не нуждается в афишировании. Попробуйте сходить в мечеть или синагогу, может, там есть что-то интересное? А то слишком мало о них информации…» — ответил внештатный клирик прихода иерей Андрей Степанов на просьбу рассказать о ситуации с коронавирусом в подворье и добавил, что «сор из избы не выносят».

«Уход из этого временного мира»

  • Место: Свято-Елисаветинский монастырь, Беларусь
  • Чем примечателен: единственный православный монастырь в Минске
  • Количество заболевших: «Есть госпитализированные», «более ста», одна из сестер погибла

Об эпидемии в Свято-Елисаветинском монастыре заговорили из-за журналистки Марины Ахмедовой: в своем посте она утверждала, что в стенах обители болеет более ста человек. В Белорусской православной церкви (БПЦ) объявили, что к ним «поступают и другие сведения, противоположные», и поэтому там «проводят разбирательство».

В комментарии нам БПЦ лаконична: «Монахиням монастыря были сделаны анализы на COVID-19. Некоторые из них положительные. Монастырь закрыт на карантин. Есть госпитализированные сестры. Приняты терапевтические и профилактические меры».

Монахиня пишет икону в мастерской Свято-Елисаветинского монастыря в деревне Лысая Гора Минской областиФото: Егор Еремов/РИА Новости

Все руководящие решения в монастыре по факту принимает духовник обители протоиерей Андрей Лемешонок, рассказал нам источник, знакомый с происходящим в обители. За три дня до закрытия на карантин он опубликовал видеопослание, в котором упорствовал: признал только единичные случаи заражения, назвал пост Ахмедовой домыслами и похвастался, что на пасхальной службе в монастыре было более тысячи причастников.

Сестры до введения карантина 30 апреля участвовали в богослужениях, причащались с одной лжицы, ели в общей трапезной. А сестры, имевшие «признаки простудных заболеваний», просто отсаживались за отдельный стол, писала белорусская церковная журналистка Наталья Василевич.

На богослужения в монастырь продолжали ходить прихожане, что видно на онлайн-трансляциях, которые ведет ютуб-канал обители. Наш близкий к монастырю источник подтвердил все это.

В последний день апреля трех сестер из обители подключили к аппаратам искусственной вентиляции легких в минских больницах, рассказал наш собеседник. Одна из них, монахиня Мария (Ковальчук), позже скончалась — ей было 82 года.

Еще 27 апреля госпитализированы за пределами обители были только две сестры из 130, говорит нам Наталья Василевич. Как отмечает знакомый с происходящим собеседник,

Изложить это по горячим следам у меня не получилось. Но вот теперь хочется рассказать о моем «трудничестве» на оптинские праздники 5-10 июля этого года.
Я ехала в Оптину, очень соскучившись, на праздники. Удивительное время: сначала Владимирская, потом Рождество Иоанна Предтечи, служба в Скиту, потом память преподобного Никона Оптинского, Тихвинская, память старца Амвросия… Все, кто бывал на оптинских службах, поймут, что значит предвкушать эту радость, что значит лететь туда, где ты ощущаешь себя в раю…
Только увидев издалека колокольню и купола оптинских храмов, я подумала, что время идет ужасно медленно, хотелось поскорее, минуя козельский автовокзал, оказаться у стен дорогой обители. Но пришлось изрядно подождать, поскольку водитель маршрутки, единственной пассажиркой которого была я, долго пересчитывал выручку и ожидал других пассажиров. Не дождавшись никого в итоге (что бывает редко), он нехотя захлопнул дверцу, и мы поехали.
Надо сказать, что я заранее договорилась с матушкой-распорядительницей гостевых домиков, где часто бывала, что приеду на шесть дней и помогу по хозяйству. Разнообразный ассортимент послушаний уже был в моем опыте, и я очень радовалась, что в этот раз не только побуду на службах, но и почти «по-настоящему» проведу время в святом месте.
Я приехала к матушке и по всему поняла, что меня ждали. Едва успев положить сумки, я услышала, что теперь они спокойны, приехал человек, которому можно доверить землянику… В радости, я не обратила на это особенного внимания, но заметила огромный двенадцатикилограммовый таз со слегка подвявшей земляникой, стоявший во главе стола на кухне. Таз был прозрачный, с рисками, где совершенно точно просматривалось, что там именно двенадцать килограммов, и обмануться невозможно!
Полная бодрого желания помочь, я тут же села на улице перед тремя тазами: в том самом – земляника, в другой надо было бросать «хвостики» с веточками от нее, в третий – очищенную ягоду. Конечно, все мои мысли были в обители! Скоро служба, удивительная, ни с чем несравнимая оптинская служба. Завтра Владимирская! Служба во Владимирском храме – я была на ней неоднократно – под величественный колокольный звон все собираются в маленьком необыкновенном храме, как в корабле спасения. И мы все вместе, как будто над временем: Старцы, Новомученики, братия и паломники – все собрались прославить Царицу Небесную! Через окошко видна часовня тех, кто своей любовью и мученической кровью привлек не одну душу к оптинской святыне, здесь их дом, и они собирают здесь чад своих! Что испытывает сердце, отсчитывая минуты до этой встречи!..
В этих размышлениях я чистила землянику, замечая попутно, что работа эта весьма ювелирная и ужасно медленная – за два часа я едва приблизилась к риске «800». Звонили ко всенощной… Услышав звон, я взглянула на матушку в надежде, что сейчас меня отпустят в храм. «А, сегодня Владимирская! Да, престольный праздник. Ну ладно, разберешься с земляникой, тогда, может, завтра пойдешь», – сказала мне матушка…
Сказать, что я расстроилась – это ничего не сказать! Этот огромный таз, который встал между мной и Оптиной вдалеке, первые полтора часа не давал мне покоя. Кстати сказать, от такой «мелкой» работы мгновенно устали пальцы, а через четыре часа земляника уже стала кружиться у меня в глазах. А драгоценный таз свидетельствовал, что у меня уже осталось не 12 кг, а 9.600!!! Этак я, подумалось, вообще не попаду на службу ни сегодня, ни завтра!
В несколько подавленном состоянии я слушала, как звонили перед шестопсалмием, потом перед Евангелием… Тут ко мне подсел человек, назвавшийся Петей. Он был не из трудников, а из наемных рабочих (живших здесь же и скорее из «сочувствующих», чем церковных людей) и с живым интересом наблюдал за моей работой. В одну минуту перейдя на «ты», он сказал, что помог бы мне с этой земляникой, да не умеет, а потом, глядя в глаза, спросил: «А ты чего сюда приехала?!» ))) Я, в испачканной земляникой юбке, с потухшим взглядом, стала говорить что-то общее о паломничестве, потом спросила Петю, водятся ли здесь в лесах кабаны или какая-нибудь другая живность? «Да ты что, какие кабаны?! Они сейчас там, где като-ошка!!», – сказал Петя. Стало повеселее. Я рассказала Пете, как хотела на службу, а меня усадили за землянику, и он пошел к матушке просить, чтобы НАС отпустили на службу. Было уже около девяти часов, когда вдруг матушка сказала, что можно пойти «помазаться». Эта перспектива придала мне сил, и мы с Петей побежали в храм. По дороге он настоятельно требовал, чтобы мы для быстроты прошли через Никольские врата по братской территории, и когда я отказывалась, сказал, что у него там «знакомство»…
И все-таки я попала в храм!!! Читали первый час, но какая радость была услышать хотя бы чтение тропаря «Днесь светло красуется славнейший град Москва…»! Мы, благодаря Пете, даже помазались (матушка же сказала – идти «помазаться», и тут я ясно поняла, что незначительных слов в жизни нет!). Уходя с территории монастыря, я подумала, что с земляникой при большом желании можно справиться за четыре часа; это придало мне сил и окрылило надеждой на завтрашнюю службу.
Вернувшись домой после первого часа, я обнаружила, что кто-то неаккуратно смешал часть очищенной земляники с оторванными хвостиками. Конечно, это детишки из Беларуси, тут же с удовольствием наблюдавшие мое замешательство… Мне явственно вспомнились радости собственного детства…
Около двенадцати часов ночи стахановским методом земляника была перебрана, и я пошла к матушке доложить, что работа выполнена. «Молодец!» – сказала матушка. – «Теперь иди помоги там наверху девочкам перестилать постели!» Я пошла… Оказалось, что постелей, нуждающихся в обновлении, там 25 единиц, а завтра утром приедут люди…
Словом, в тот день я свалилась с ног часа в два ночи, но перед этим познакомилась с такой же, как и я, бодрой трудницей, женщиной лет пятидесяти, которая тоже мечтала о храме и мыла чаны от рыбы во время всенощной. Мы подружились. Ночью, в завершение моих труднических переживаний, в комнатку влетел огромный жук-навозник и задумчиво бился об стекло, норовя сесть мне на голову…
Но утром светлая моя мечта исполнилась – нас пустили на раннюю! В тот день я готовилась к Причастию и уже хотела попросить час для вычитки правила, но матушка, окинув меня взором, сказала: «Собирайся! Сейчас поедем…». Куда, собственно, мы собирались ехать, я узнала только в машине. В другой гостевой домик!! Он только-только отстроился изнутри, а завтра – опять паломники, и надо убрать и приготовить все до их приезда… Когда мы с Еленой (так звали мою знакомую трудницу) и матушкой вступили в «домик» из двух этажей с десятью комнатами, то увидели, что внутри все покрыто бетонной крошкой и строительной пылью: окна, стены, лестницы, подоконники… Нужно было помыть все это до стерильности и застелить постели. Здесь фишка была в том, что веника не предполагалось, ввиду его временного отсутствия. Зато в наличии был совок и две тряпки, а из окна так близко видна Оптина… «А как же служба…» — взмолилась я, уже понимая, что приехала-то на послушание, и надо терпеть. «Ну, это как управитесь!» – сказала матушка и, пожелав нам «сто ангелов в помощь», удалилась. Мы оглядели домик и засмеялись. Часы показывали половину третьего, т.е. до службы оставалось два с половиной часа… И вновь – чудо. Ни одно слово не остается праздным! Сто ангелов нам помогли совершенно явно, потому как осилить эту работу до службы было совершенно немыслимо.
В половине шестого мы уже были на службе. Я чувствовала, что это и есть – послушание, вот такое, без прикрас, монастырское, и это уже радовало, но сил не было совершенно…
Утром была чудная служба в Скиту, исповедь и Причастие. Здесь так явно ощущались святые хозяева этого места – благословенные оптинские старцы и скитоначальники. И стоя на «балкончике» среди вьющегося винограда и цветущей петунии, я просила их помочь мне с послушанием.
После Причастия всю усталость как рукой сняло, было радостно (и вдобавок мне сказали, что отпустят на службу преп. Никона!). В тот вечер пошел свирепый дождь с дымом, и, весьма кстати забыв дома зонт, я еще какое-то время была в Казанском храме, рассматривая фрески. Слева от входа, у свечного ящика, заметила фреску «тьма кромешная», на которой предусмотрительно расположился выключатель. )))
Следующие дни прошли до обидного быстро. Послушание вместо службы уже так не тяготило. Когда в один из дней мне дали задание помыть подошвы на обуви трудников, я вдруг поняла, ЧТО такое послушание, мне вспомнилось, как Господь мыл ноги ученикам, и что это заповедано христианам. Но где, как исполнить это без перелома себя, без просьбы матушки?! Вот такое откровение… И не даром говорится – выполни за святое послушание…
Не могу описать радость от дня памяти преподобного Амвросия, который «увенчал» мое «трудничество»! Там надо просто быть и видеть своими глазами…
Пусть мой долгий рассказ не испугает тех, кто еще не пробовал свои силы на послушаниях – такой «загруз» бывает редко и обычно приурочен к большим праздникам. Это мне, как сказал батюшка в день моего приезда, ПОВЕЗЛО!!!
Ника

<p>В каждом монастыре правила приема и распорядок дня зависят от устава, принятого в нем. Целесообразно предварительно ознакомиться с распорядком дня в данном монастыре и тем, какие послушания могут назначить в обители, чтобы соразмерить свои силы. </p> <p>В общем же требования к трудникам могут быть следующие:</p> <ol> <li>Соблюдать внутренний распорядок, устав, обычаи и правила монастыря, сообразуясь с нормами христианской этики и морали.</li> <li>На территории монастыря необходимо соблюдать благочестие: запрещено курить, распивать спиртные напитки, сквернословить.</li> <li>Посещать монастырские богослужения и участвовать в Таинствах Церкви.</li> <li>Быть в послушании настоятелю и начальствующей братии, оказывать должное уважение и почитание.</li> <li>Не возлагать на себя самочинно никаких обязанностей и послушаний. Делать все только с благословения настоятеля и начальствующих.</li> <li>Соблюдать порядок и чистоту в месте проживания, бережно относиться к имуществу монастыря.</li> <li>Возложенные обязанности и послушания выполнять неукоснительно, добросовестно и в срок.</li> <li>Не опаздывать на послушания.</li> <li>Без благословения настоятеля не отлучаться из монастыря.</li> <li>По первому распоряжению настоятеля безоговорочно покинуть монастырь в назначенный срок.</li> </ol>

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *