Предательство это грех

Дорогие друзья, #лучшедома!
Рязанский театр кукол продолжает работать online.
22 июня, в День Памяти и Скорби, артисты Рязанского театра кукол читают стихотворения и прозу о Великой Отечественной войне, поют песни военных лет.
Помнить — чтобы жить.
Мы помним!
И я все время об этом думаю — о вере в отцов — и твердо убеждена, что только так и надо жить. Если мы перестанем верить своим отцам, верить, что они честные люди, то мы очутимся в пустыне. Тогда ничего не будет, понимаешь, ничего. Пустота одна. Одна пустота останется, а мы сами перестанем быть людьми. Наверное, я плохо излагаю свои мысли, и ты, наверное, изложила бы их лучше, но я знаю одно: нельзя предавать отцов. Нельзя, иначе мы убьем сами себя, своих детей, свое будущее. Мы разорвем мир надвое, мы выроем пропасть между прошлым и настоящим, мы нарушим связь поколений, потому что нет на свете страшнее предательства, чем предательство своего отца.
(С)
Борис Васильев
«А завтра была война»
Начинаем в 17:00 по московскому времени.
Будьте с нами. В прямом эфире. В театре!

Когда я страдаю, я чувствую уверенность в двух вещах: 1) Бог существует; 2) Он — предатель.

Я не всегда так думал, но я накапливал разный опыт и переживания в отношениях с Богом. В каждом неприятном моменте, в каждой трагедии, в каждый момент смятения и растерянности легкая и вводящая в заблуждение рука разворачивает мой мысленный взгляд на Бога следующим образом:

«Это Он сделал.”
«Он не должен был этого допустить.”
«Он хочет, чтобы ты думал, что можешь быть счастлив, но … Он сам наводит смуту и беды.
Предатель.”

Если мы не сможем отследить и осознать эти аргументы в своём сердце, то они захватят наши мысли, эмоции и действия. Они будут управлять нами, когда мы будем переживать и как-то осмысливать боль. Очень легко, даже бессознательно, мы можем придти к убеждению, что Бог – предатель:

Я могу быть счастлив или убит горем.
Я убит горем.
Бог всё контролирует.
Бог сказал, что любит меня.
Одна из этих вещей не может быть правдой.
Поэтому, я доверяю Ему теперь немного меньше.

Теперь умножьте это на тысячу случаев потерь, падений, неудач, боли, и вы увидите, как легко вы можете скатиться в теологию жертвы и предательства: Бог — предатель.

В моменты горя — во время развода, после похорон, после очередной неудачи, после очередного выкидыша — Бог выдёргивает основание, на котором вы стоите, прямо из-под ваших ног. Снова. И снова. И снова. Что происходит? Почему я снова Тебе верю? И в эти моменты Бог может сказать нам в ответ пять вещей:

«Я так сильно тебя люблю»

В фильме 2011 года «Воин», склонный к жестокости и замкнутый в себе отец восстанавливает отношения со своим сыном, который ушёл из дома вместе с матерью пятнадцатью годами ранее. Отец, теперь христианин, пытается выразить сочувствие к своему сыну, у которого большие проблемы. И сын говорит ему: «Ты пытаешься? Теперь? Где ты был, когда это имело значение? Мне нужен был этот парень тогда, когда я был ребёнком. Ты мне не нужен теперь. Слишком поздно. Всё уже произошло». Казалось бы, трудно найти более подходящие слова, чтобы выразить чувства к Богу человека, переживающего интенсивное страдание.

Но эти чувства рисуют иллюзию. Они уводят не туда. Бог не отсутствует. Бог не творит жестокости или насилия. Бог не убирает от нас свои руки ни до, ни во время, ни после нашего страдания. В это почти невозможно поверить, особенно когда мы чувствуем себя преданными и оставленными Им. Однако, возможно верить в то, что Бог не является отцом, творящим насилие. И даже если вы не можете в это верить, Бог всё равно любит вас. И это не просто Его чувство. Божья любовь определяет все Его действия: как Он планирует вашу жизнь, какие Он даёт вам переживания, как работает весь мир вокруг вас. Всё кричит: «Я люблю тебя». В христианских отношениях с Богом всё можно суммировать одной фразой: «Я очень сильно тебя люблю, и Я никуда не уйду».

И если можно выделить в Писании одно прилагательное, лучше всего определяющее Божью любовь, то это будет «непоколебимая» (3Цар.8:23; 2Пар.6:42; Пс.35:7; 41:8). В Нем нет непостоянства. В Нём нет ненадёжности. Он не отстранён. И это самое важное, что нам нужно услышать.

«Я чувствую твою боль»

Бог чувствует нашу боль в двух смыслах.

Во-первых, Бог чувствует нашу боль. Чувства Бога связаны с каждым нашим действием и переживанием: «И не оскорбляйте Святого Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления» (Еф.4:30); также есть примеры эмоциональных реакций Иисуса, например в Иоан.11:35. Бог знает чувства, которые вы переживаете лучше и глубже, чем вы сами. Он поддерживает сами атомы, которые присутствуют в вашем расстроенном желудке, перенапряжённых нервах, текущих слезах — Он знает все эти чувства (Деян.17:28).

Во-вторых, Бог сам был предан. На самом деле, Он выбрал именно предательство как инструмент, через который Его любовь к нам должна была быть проявлена — из всего разнообразия он выбрал быть преданным любимым человеком. И именно поэтому Иисус возмутился в духе и сказал: «Истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня» (Иоан.13:21). Бог пережил предательство.

«Я предопределил это»

Когда я страдаю, мне хочется ослабить теологические винтики, которые закручивают в тиски мою голову: Бог не мог предопределить всё это, по крайней мере, если Он благ. Но мы должны запретить желанию нашего сердца перемещать источник нашего авторитета со Священного Писания на наши эмоции. Эмоции важны, но они не определяют внешнюю реальность. Наши горячие предпочтения относительно того, как Ему следовало бы управлять нашей жизнью, очень быстро могут превратиться в убеждённость, что Бог не может стоять за всем этим. Конечно же, если бы Бог управлял всеми этими событиями, то Он бы сделал всё по-моему.

Страдание вынуждает нас как-то примириться с эмоционально неприемлемой и неразрешимой реальностью: «Моя рука основала землю, и Моя десница распростерла небеса; призову их, и они предстанут вместе» (Ис.48:13). Нет ничего, что происходило бы вне Его все-поддерживающей и все-определяющей воли. Он благословляет и проклинает. Он даёт и забирает.

Суверенная власть Бога делает Его удобной мишенью для упрёков и обвинений. Но Он с сострадательным пониманием отвечает на обвинения любовью (Рим.2:4). И так же, как Бог, как добрый отец, принимает нашу несовершенную благодарность, Он принимает и наше несовершенное страдание, как наш терпеливый наставник. Он даже предопределяет наше несовершенное горе: «ибо и все дела наши Ты устрояешь для нас» (Ис.26:12).

«Страдание может продолжиться»

Каждый здравый христианин хочет пообещать самому себе в болезненных ситуациях: «Этому придёт конец». Как однажды сказал Тим Келлер, идея о том, что Бог непременно прекратит ваши страдания в этой жизни является не только ложью и искажением, но и оскорблением миллионов людей, для которых Бог не прекращает множественные формы страдания.

Ключом для правильного понимания непонятных, изменчивых и невыносимых обстоятельств в этой жизни является не духовная самоуверенность, но духовный реализм. Может быть, нам хотелось бы, чтобы друзья Иова были правы, отводя Богу роль юридического рычага возмездия и вознаграждения. Тогда, по крайней мере, у нас был бы хоть какой-то мизерный контроль над нашим страданием. Тогда, по крайней мере, у нас была бы небольшая надежда на изменения в нашей беспомощности. Тогда мы могли бы принести Богу нашу невиновность и наши страдания и закричать: Предатель!

Предательство предполагает нарушение договорённостей. Но как бы нам ни хотелось включить преходящий внешний комфорт в Божьи обещания нам, Бог этого не говорил. Мы были обмануты комфортом Запада и собственной плотью. Правда в том, что Бог никогда не обещал нам комфорта или мирных обстоятельств в течении всей нашей жизни. Бог стонет и вздыхает вместе с нами: «Это не должно быть так».

Так какая же нам польза от Бога в наших страданиях, если Он их предопределяет и не обещает закончить? Моя привычная реакция на страдания: победить напором, бешено делая всё, что угодно, чтобы как-то исправить ситуацию или ослабить боль, или свернуться в комочек жалости к себе.

Как же нам следует встречать страдания? «Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут» (Матф.26:52). Убрать мой меч? Но ведь надо сражаться в войне. Надо лечить болезни. Надо что-то сделать с болью в спине. Нужно выплатить долг. Нужно исцелить разбитое сердце.

Мы смотрим на отъезд Димаса жадными глазами: «Ибо Димас оставил меня, возлюбив нынешний век, и пошел в Фессалонику» (2Тим.4:10). Это кажется лёгким выходом из страдания. Фессалоника звучит не так уж плохо. Но мы должны помнить, что куда бы мы ни пошли, в Южную Калифорнию или Фессалонику, или глубоко внутрь собственной скорлупы само-оправдывающей горечи по отношению к Богу — куда угодно, кроме Божьего лица — мы будем нести наши слёзы с собой. Мы будем нести наше страдание в своих сердцах. И будем находить кого-то, чтобы обвинять: самих себя, друга, начальника или жену. Эта временная жизнь есть жизнь слёз, потому что мы живём в мире греха. И придёт день, когда Фессалоника сгорит вместе с мякиной, а Бог, которого мы обвиняем, будет одним единственным, кто утрёт наши слёзы: «И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло» (Откр.21:4).

«Я никогда не оставлю тебя»

Бог чувствовал себя оставленным Богом намного сильнее, чем вы или я когда либо сможем пережить. Иисус кричал: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Матф.27:46). Благодаря смерти Иисуса на кресте, мы никогда не ощутим того же отвержения, которое Он пережил в тот момент. Мы можем пережить «предательство Иуды» в своей жизни даже (или особенно) со стороны церкви. Многие люди, которые никак не могут поверить в то, что Бог благ, получили свои раны именно в церкви. И церковь не очень-то сильно помогает справиться с подобного рода ранами.

Иисус никогда не оставит нас. «И се, Я с вами во все дни до скончания века» (Матф.28:20). Возможно, вас пока не сильно вдохновляет это обещание. Возможно, у вас возникает ощущение, что принижается значимость серьёзных и важных чувств — минимизируется или игнорируется боль страдальцев, которые отошли от Бога потому, что чувствовали себя брошенными. Мы копаемся в наших грехах, чтобы найти причину, почему Бог оставил нас. Или же мы предъявляем Богу лист наших претензий: Вот факты. Ты не смог быть ни обеспечителем, ни пастырем, ни отцом. Как вообще ты можешь быть здесь со мной, во всём этом? Ты оставил меня!

Но Он никогда не оставляет нас. Он не уходит. Он не терпит неудач. «Какой из вас отец, сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, рыбы, подаст ему змею вместо рыбы?» (Лук.11:11). Он всегда остаётся с нами. Именно поэтому постоянство Его любви так важно. Он предлагает нам только один взгляд на наше страдание: взгляд вечности. И если Он меняет обстоятельства нашей жизни к худшему или к лучшему, это всё от Него. Это одновременно и горько и сладко. Бог прописывает горькие травы в нашу диету на этой земле. Некоторым в большем количестве, чем другим. Мы можем только ждать и молиться о милости и силе, нужной нам для того, что грядёт или существует сегодня.

Бог не предал нас. Мы нарушали завет с Ним много раз. И в Христе Он никогда не грозит нам пальцем осуждения, Он лишь предлагает нам своё теплое и незаслуженное нами объятие, снова и снова, даже в невообразимо трудных обстоятельствах. Господь, смилуйся над нами, грешными и страдающими.

Митрополит подробно разъяснил каноническое положение бывшего схиигумена Сергия (Романова), который «с 24 июля сего года уже окончательно и без надежды на восстановление извержен из священного сана, лишен благодати хиротонии и утерял право совершать Таинства и вообще какие-либо священнические действия как ныне, так и когда-либо в будущем».

По словам митрополита, сначала Сергий признал лишение сана, назвал себя схимонахом Сергием и даже записал об этом видеообращение. Однако через несколько часов передумал, видеозапись удалил, возложил на себя священнический крест и самовольно приступил к священнослужению.

«В настоящее время схимонах Сергий, презрев Церковь Христову, находясь в дерзновенном самообольщении, по внешнему виду воспроизводит чинопоследование Божественной Литургии. Однако она, в силу безблагодатности служителя, не только не совершается, но является для него самого и соучастников смертным грехом кощунства и поругания святыни, – пишет глава епархии. – Тщеславие – сладкий яд Сатаны и приятный малозаметный порок – отравило его душу, превратило его монашество в актерство, проповеди – в агитацию, пастырство – в диктат, а возглавляемую им евхаристическую общину – в политический клуб или, что ещё хуже, в беззаконное собрание».

По словам митрополита Кирилла, Сергий внешне сохраняет свое монашество, но на деле предпочел подлинному иноческому житию деятельность медиаперсоны, облаченной в схимнические одежды, чем лишь «бесчестит одежду смирения».

Далее глава епархии отмечает, что священник, изверженный из сана, но не покорившийся и продолживший самовольно служение, согласно канонам, сам себя отлучает от Церкви и не имеет права быть восстановлен в служении даже Поместным собором. Но также отлучают себя от общения церковного и те, кто участвует в его «богослужениях». Митрополит говорит, что прошло достаточно времени, чтобы каждому определиться, что для него важней: находиться под обаянием личности бывшего схиигумена Сергия или быть с церковью, и назвал участников «священнодействий» Сергия предателями.

«Те, кто участвовал в каких-либо священнодействиях, совершаемых или схимонахом Сергием (Романовым), или примкнувшими к нему и находящимися в запрещении священнослужителями, приступал к Таинствам Исповеди и Причащения – вольно или невольно, сознательно или по наивности, но совершили предательство Христовой Церкви, осквернили себя участием в расколе и более не могут быть допущены к каким-либо Таинствам и обрядам без предварительного возвращения в лоно Церкви через открытое отвержение прежнего своего заблуждения», – заявил митрополит Кирилл.

По его словам, путь обратно в церковь для таких отступников возможен только через покаяние с письменным прошением о возвращении к церкви и обещанием более не иметь общения с раскольниками.

«Лишь после подписания такового прошения они могут быть допущены до Исповеди и далее иметь общение церковное, – заявил митрополит. – Пресвитерам, принимающим покаяние мирян, имевших общение с раскольниками, надлежит немедленно сообщать мне о таковых случаях рапортом с приложением подлинников прошений. Тех же, кто, имея общение с раскольниками, захочет без обращения и покаяния участвовать в благодатной жизни Христовой Церкви, таковых пресвитерам надлежит не допускать до общения, не преподавать им никаких Таинств, не поминать на проскомидии, а если таковые преставятся – не сподоблять отпевания и заупокойного поминовения, как врагов Христа и Его Церкви».

Самые несчастные люди за всю историю рода человеческого те, чьи имена стали нарицательными, чьи образы стали символами зла, порочности. Есть личности в истории, к которым нет однозначного отношения, их имена символизируют лишь какие-то черты характера. Например, когда хотят сказать, что у маленького человека чересчур грандиозные планы, его насмешливо называют Наполеоном. Однако ироничная насмешка – еще не оскорбление. А вот назовите кого-то Гитлером!.. За исключением сознательных неонацистов, любой вменяемый человек обидится. Причем обидится даже тот, кто к этой исторической личности и некоторым его взглядам весьма лояльно относится. Как говорится, «эта роль ругательная и прошу ее ко мне не применять!» Впрочем, ладно, с политическими лидерами не все так просто.

Вспомним другое имя: Ирод. На Руси издревле было принято так называть жестоких и коварных людей, безжалостных, губителей, не щадящих никого, ни старого, ни малого, более того, предпочитающих куражится именно над безобидными и беззащитными. Современники о царе, при котором родился Спаситель, тоже могли весьма разнообразно отзываться, не случайно ведь в истории он остался как Ирод Великий. Опять же, храм Иерусалимский восстановил… Ну что с того, что превентивную контртеррористическую операцию провел? Это ж он своим добрым именем пожертвовал, чтобы предотвратить гражданскую войну, сохранить геополитическое единство, понимать надо! И потом ничего такого, что выходило бы за рамки тогдашних общепринятых норм, он не совершал. Небось решил, что это происки «пятой колонны» Вавилона, раскрыл свиток наугад и прочитал: «Дочь Вавилона, опустошительница! блажен, кто воздаст тебе за то, что ты сделала нам! Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень!» (Пс. 136; 8–9). А весть кто принес?.. Вот-вот. Родился, значит, будущий узурпатор и надо предотвратить малой кровью великую.

Впрочем… это в наше время правителям приходится прикрывать свою корысть высокими идеалами, благом народа, искать оправдания в источниках возвышенной мысли, придумывать всевозможные конспирологические теории. В то время все было просто. Ирод испугался за свою власть, за будущее своих наследников, и этого было достаточно, чтобы провести зачистку территории. И кто виноват в массовом детоубийстве? Царь, который не мог поступить иначе? Когда это у нас цари виноваты в крови, которая проливается в их стране? Виноваты были волхвы, которые Ангела послушали, а не царя. Послушались бы царя, так не пришлось бы ему геноцидить весь Вифлеем по возрастно-половому признаку, а все бы ограничилось одной незаметной спецоперацией… Царь тут ни при чем. Он делал только то, что должен был делать, будучи государственно мыслящим гарантом стабильности и процветания своего царства. Если бы не провокация зарубежных агентов влияния, путешествующих как паломники (с какой целью они произвели вброс информации о родившемся Царе?), если бы не планы небесной Сверхдержавы, посягающей на суверенитет его страны, разве стал бы он мараться? Имя Ирода Великого тогдашней либеральной интеллигенцией намеренно было отождествлено с купированием населения Вифлеема в рамках возрастной категории «2–», чтобы выставить его как богоборца и дискредитировать саму монархию как управленческую парадигму. Ирод Великий – оклеветанный государь, обогативший Небеса сонмом святых, а мы его именем всяких «чикатил» (кстати, тоже имя нарицательное) обзываем…

Пир Ирода. Греция, XVI в. Афон, монастырь Дионисиат

Бред?.. Подобный бред приходится слышать, когда чуть ли не канонизируют Сталина, когда всерьез продавливают на канонизацию Ивана Грозного вкупе с Григорием Распутиным (тоже, между прочим, неслучайная связка, но об этом сейчас не время). А ведь такого рода позиция – не просто глупость, а предательство тех, кто пострадал от или из-за этих «ставленников во святые». Более того, если отложить всякую иронию, Ирод Великий – не просто жестокий человек; он, в первую очередь – предатель. Ему бы в самом деле, как он лукаво сказал тогда волхвам, пойти да поклониться Богомладенцу – это ведь Бог, Которому он поклоняется, Кому храм восстановил (и получил большие политические дивиденды с этого). Пусть даже его представление о Мессии не вмещают этого, но ведь, по меньшей мере, он не мог не понимать, что грядущий Мессия – Царь от Бога. Убить Божиего… хотя бы Наместника?.. Чтобы не отдать своей власти кому?.. – Богу. Это же предательство по отношению к Нему! – Вот, что предшествует кровавой резне в Вифлееме. Предательство, продиктованное своекорыстным властолюбием. В этом основополагающий грех Ирода, а не только в жестокости, которая – закономерное следствие предательства Бога. Что касается ужасающей масштабности – такова циничность жизни: масштабные личности – масштабные дела (добрые или злые – это уж кто, что выберет).

Однако Ирод не стал олицетворением предательства. Нарицательным для этого зла стало имя апостола Иуды (которого Евангелисты называют Искариотским, в отличие от Иуды Иаковлева (он же Леввей Фаддей, именуемый в некоторых кодексах Иудой Зилотом). И ведь имя-то изначально отнюдь не «говорящее». Никакого намека на сребролюбие или предательство в имени Иуда нет. Наоборот, Йехуда (יהודה) переводится с древнееврейского как «восхваление Господа». Но вот, уже почти две тысячи лет оно произносится так, словно оно и не имя вовсе, а синоним подлого предательства и продажности. Какая-то бесовская насмешка чувствуется в том, что Христа предал человек с таким именем. Впрочем, и в случае с другим апостолом, предавшим своего Учителя, ирония чувствуется не меньшая: Симона Ионина Спаситель назвал Кифой – скалой, камнем (имя Петр – русифицированная версия греческого имени Πέτρος <Петрос>, которое является переводом слова «кифа»). Правда, характер этой иронии качественно иной: нет в этом мире ничего абсолютно твердого самого по себе, все держится силой Божией, Его милостью, если даже тот, кого Господь назвал Камнем, поколебался и предал… Тут, конечно, речь о совсем другого рода предательстве, чем в случае с Иудой Искариотом, но все же отрекся ведь, пошатнулся Камень и съехал со своего места. Это вразумление не только Петру, потрясенному и кающемуся, который вскоре был восстановлен Господом в своем апостольском достоинстве, но и предостережение всем нам, чтобы не обольщаться на свой счет, не зарекаться ни от чего, не воображать, что в нас есть что-то поистине твердое, незыблемое, или, что есть предел низости нашего падения… Нет предела! Вернее он есть, но определяется не нашими внутренними достоинствами, способностями, волей, а мерой попущения Божия познать нам свою немощь. Падение Петра – это предостережение и вразумление нам, да не посмеем зарекаться от какого-либо греха или кого-то осуждать, чтобы не напроситься на попущение Божие и не впасть в тот же грех, за который осуждаем ближнего, или от впадения в который считаем себя гарантированными.

Мысль о недопустимости осуждения высказывает свт. Иоанн Златоуст в Первой беседе о предательстве Иуды, обращая внимание, что апостол и евангелист Матфей называет Иуду «Искариотом» по месту происхождения («человек из Кариота»), тогда как другого Иуду называет по его добродетели – «Зилотом», т.е. «ревнителем» (выше мы уже говорили об отличии в упоминании двоих апостолов с именем Иуда.). В этом свт. Иоанн видит нравственное наставление: «Чтобы от одинаковости имени не произошло какой-нибудь ошибки, евангелист и отличил того от этого; этого назвал по доброму качеству его: Иуда Зилот, а того не назвал по злому его качеству – не сказал: Иуда предатель. Хотя следовало бы, как этого назвал он по доброму качеству, так и того назвать по злому качеству и сказать: Иуда предатель; но, дабы научить тебя соблюдать язык свой чистым от осуждения, он щадит и самого предателя» (выделено мной – И.П.).

Интересно, что свт. Иоанн предательство называет «качеством» личности. Не проступком или преступлением, а именно качеством, неким сформированным состоянием души. Предатель – не просто тот, кто предал, а тот, чье нравственное сознание изменилось, нравственное чувство исказилось. Предал и Петр, но не стал предателем. А Иуда стал им еще до того, как «лобзанием предал Сына Человеческого» (Лк. 22; 48).

Нам неизвестно, как давно Иуду посещали помыслы против Христа, когда у него впервые мелькнула мысль предать Учителя. Мы знаем из Евангелия, что он был избран Спасителем на служение (не на погибель), и вместе с другими радовался, что «и бесы им повинуются» (Лк. 10; 17). Знаем, когда он решился на предательство и предложил свои услуги врагам Учителя: после того, как пришедшая в дом Симона прокаженного грешная женщина, как сумела, послужила Иисусу, возливая миро Ему на голову, а ноги поливая слезами и волосами отирая их (Мф. 26; 6–16; Мк. 14; 3–11). Против непрактичной траты драгоценной жидкости возразили и некоторые другие апостолы, но лишь для Иуды это стало стартом в преисподнюю.

И что ведь интересно: апостол предает свой чин, блудница – свой. С той лишь разницей, что он падает, увлекаемый пороком, а она возносится в покаянии. Быть может, это покажется странным: как это блудница предает свой чин? Разве вырваться за пределы греховного круга – предательство? Это, с какой стороны посмотреть. Покинуть в одностороннем порядке некое сообщество, объединенное общей системой моральных норм (я уж молчу о корпоративной этике, финансовых интересах и т.п.), воспринимается как предательство «своих». Справедливо ли это? Иногда, безусловно, да. Но далеко не всегда.

Вспомним прабабку Иисуса Христа Раав блудницу. Формально она предала Иерихон, своих родных и друзей, спрятав у себя разведчиков Израиля. Осуждается ли она в Писании? Рассматривается ли ее поступок как предательство? – нет. Почему? Потому ли, что, как это может показаться из текста, она просто все верно рассчитала? Неужели она поступила, руководствуясь принципом, который декларировал Талейран: «Вовремя предать – это значит предвидеть»?

Нет, она руководствовалась не столько страхом перед интервентами, сколько верой в Бога, которому они поклонялись. А если человек переходит в стан противника, потому что считает его дело правым, или преследуя иные высокие цели, которым он именно в стане противника может послужить, формально этот поступок является предательством, но становится ли этот человек предателем качественно? Как Иуда Искариот? Изменилась ли качественно Раав? Если да, то лишь в лучшую сторону.

Изменяется ли качественно душа преступника, решающего прекратить порочную жизнь? Безусловно. Покаяние изменяет душу. Но только в лучшую сторону. Предает ли он своих товарищей по преступному сообществу? Можно и так сказать, даже если он всего лишь обманул их надежды на свое участие в планируемых преступлениях, а тем более, когда, желая «зло пресечь», сдает их компетентным органам. Становится ли он предателем по внутреннему состоянию? – Нет.

А внутрисемейные преступления? Аналог Иуды – Павлик Морозов. Еще одно нарицательное имя, причем нарицательное в двух параллельных плоскостях: героизации (кстати, в первые послереволюционные годы воздвигались памятники Иуде) и демонизирования. Так можно ли доносить на членов семьи? Какой страшный вопрос, правда?.. Хорошо, сформулируем чуть иначе: допустимо ли жаловаться на членов семьи в полицию? Если шарахнуться в мистическом ужасе от тени Павлика, то и в этом случае ответ будет отрицательным. В таком случае, конкретизируем: если, например, отец-педофил принуждает к сексуальной близости своего родного ребенка или падчерицу/пасынка, может ли ребенок жаловаться на него в полицию? А мать этого ребенка, понимая, что, если удастся доказать факт преступления, ему, по всей вероятности, светит наречение девчачьего имени со всеми прочими радостями петушиной жизни – может ли на мужа подавать заявление? Не станет ли она предательницей? К сожалению, в глазах его родни, а может и вообще в круге их семейного общения, да, именно предательницей она и станет. – Опозорила, очернила, посадила, погубила. Это не из пальца высосано. Это из жизни.

Так заслуживают ли пострадавшие от внутрисемейного насилия дети или их матери, посмевшие заступиться за них (что далеко не так уж часто бывает), клейма Павлика Морозова? Являются ли они предателями? Они предали своего отца/отчима/мужа? Предали, конечно. Заявили же по всей форме, дали показания – сдали (пре-дали) по полной. Стали они от этого предателями? Качественно стали?.. Кто сказал «да»?! Каким же моральным уродом надо быть, чтобы так к ним относиться?!.. К сожалению, с этим уродством приходится сталкиваться на самом разном уровне.

Но вернемся к Иуде Искариоту. Что его побудило предать Учителя? И Евангелия свидетельствуют, и богослужебные тексты говорят нам, что «Иуда злочестивый сребролюбием недуговав омрачашеся». Кому-то этот мотив может показаться несерьезным для столь страшного преступления как предательство Богочеловека, как-то уж очень оно тупо, банально, пошло… Ценности несоизмеримые же!

В поисках рационального обоснования поступка Иуды, выдвигались разные версии, вплоть до самых извращенных, где ключевую роль в Домостроительстве нашего спасения играет именно Иуда, с которым у Христа якобы договоренность была, что он пожертвует своим добрым именем и т.п. Достаточно распространена версия, что Иуда хотел вынудить Иисуса продемонстрировать Свое могущество и таки стать Царем в том смысле, в котором от Него ждали массы униженных и оскорбленных единоплеменников, стонавших под сандалией Римского империализма. Отсюда якобы его раскаяние, потому как «никак не ожидал он такого вот конца».

Кстати, о раскаянии Иуды. Это немаловажный момент. Члены Синедриона, засудившие Христа, не раскаялись. Ничего мы не знаем о Пилате, раскаивался ли он впоследствии. А Иуда раскаялся. Да еще сребреники швырнул тем, кто его использовал. Ничего в этом удивительного нет, ведь Господь, призывая его к апостольскому служению, видел в нем что-то достойное, не из одного же сплошного сребролюбия он состоял!..

«Покаяние может убить», – сказал как-то о. Андрей Кураев, имея в виду в том числе Иуду. Не могу согласиться. Покаяние не может убить. Покаяние возрождает к жизни. А вот раскаяние без соразмерного ему покаяния – может. Именно это и произошло с Иудой.

Тут уместно уточнить понятие «покаяние», потому что в обиходе, как правило, отождествляются совместимые, но отнюдь не синонимичные термины – покаяние и раскаяние.

Несмотря на свое созвучие в русском языке, в тексте Священного Писания им соответствуют разнокоренные слова μετάνοια <метания> (от μετανοέω <метаноэо>) и μεταμέλεια <метамелия> (от μεταμέλομαι <метамеломэ>).

Возможно ли раскаяние (μεταμέλεια) без покаяния (μετάνοια)? Возможно, судя по действиям Иуды, который «раскаялся», но его раскаяние принесло горький плод (Мф. 27; 3–5). Разница в понимании этих слов очевидна не только из их употребления в Новом Завете, но также из самой этимологии.

Νοῦς <нус> означает ум, разум, мысль, образ мыслей, а также смысл и значение слова. Отсюда глагол νοέω <ноэо> – обращать внимание, видеть, замечать, понимать, думать, обдумывать, взвешивать. Из чего следует, что μετανοέω значит «переменять свой образ мыслей», изменять видение, понимание смысла жизни и ее ценностей.

Но раскаиваться – это уже перевод слова μεταμέλομαι, которое происходит от сочетания слов μετά (о значении которого уже сказано выше) и μέλομαι <меломэ> – заботиться, от слова μέλω <мело>, что означает составлять предмет заботы, заботить. Т.е. получается (если использовать слово μετά в том же значении), что μεταμέλεια – это некая перезабота, т.е. изменение предмета заботы, изменение отношения к чему-либо, изменение предмета устремлений, попечений. Оно, разумеется, тут пересекается со смыслом слова μετάνοια, но все же не отождествляется. Ибо покаяние в отличие от раскаяния предполагает именно глубинное переосмысление всего в корне, перемену не только предмета стремлений, забот, но качественную перемену самого ума.

Так вот именно покаяния ждет Бог от людей, а не одного лишь раскаяния, которое (в отличие от покаяния) может быть вызвано и принуждением под страхом наказания. Поставленный перед фактом неудавшегося предприятия, стоящий перед неотвратимостью тяжких последствий своей ошибки, человек, несомненно, раскается, но это раскаяние не будет иметь нравственного характера. Как сказал один мальчик, вызванный к директору школы за чуть было не устроенный пожар, что он понял, почему нельзя больше так делать: «Потому что за это могут посадить в тюрьму»… Он, безусловно, понимал, что кому-то наносит ущерб, что кто-то может пострадать, что это плохо само по себе, но основное, что его заботило – это плохо, потому что причинит ему страдания. А если можно избежать этих «печальных последствий»?.. Тогда вновь возникает соблазн, потому что сам-то человек не изменился, у него не изменилось нравственное отношение к этому делу. Он озабочен другими вопросами – как бы не пострадать за совершенное зло, но ему не до изменения отношения к этому злу, к самому себе, к иерархии ценностей…

Это большая проблема многих верующих, воображающих, что для спасения достаточно их, вызванного страхом вечных мук, раскаяния на исповеди, и не сознающих, что это всего лишь начало покаяния – изменения, качественной умоперемены.

Беда Иуды состояла в том, что он, искренне сожалея о своем предательстве («согрешил я, предав кровь невинную» (Мф. 27; 4)), не изменился в корне, не переосмыслил своей самости, которая его побудила ложно думать об Учителе (были это подозрения в неискренности, или в своекорыстии, или, в самом деле, он пытался спровоцировать Его на государственный переворот – мы это узнаем в лучшем случае на Страшном суде), и принимать решения, не посоветовавшись с ним, самостоятельно, как бы ставя себя в центр Вселенной, воспринимая свое мнение как критерий истины… И, конечно, гордыня. Если бы можно было ожидать, что припади он к стопам Спасителя, получит презрительно-брезгливый пинок – это он еще мог бы перенести, но в том-то и дело, что Иуда понимал: Христос его простит, а этого гордая душа не в состоянии вынести.

Наказания соразмерного преступлению требует душа Иуды; великодушие, милосердие ее унижает, а раз от Христа он справедливости не дождется, так он сам ее и осуществит!..

Отчаяние – грех гордой души, смеющей судить и решать за Бога.

Понравилось? Поделись информацией с друзьями в соцсетях. Кликни:

Твитнуть

  • Главная
  • »

  • Проповеди
  • »

  • Духовное совершенствование
  • »

  • Отрёкся… отступил… изменил… предал!

Отрёкся… отступил… изменил… предал!

Цель: Убедить церковь в том, что необходимо изо всех сил держаться за Бога

В сторону от Бога…

Я долго мучился и раздумывал – произносить или нет проповедь на эту тему перед церковью?

С одной стороны, наша община проходит достаточно сложною полосу своей истории и тема эта может послужить предостережением для некоторых из нас на нашем христианском пути.
С другой стороны, честно вам скажу, мне уже порядком надоело стращать своих братьев и сестёр во Христе всякими «ужастями». Ей Богу, надоело!

И вот… всё-таки оставив для сегодняшней проповеди малоприятную тему, я попробую построить размышление над ней максимально светло и оптимистично.

А уж насколько это у меня получится – судить вам!
Итак, начнём со страшного: о чём мы сегодня будем рассуждать? Не хочется даже и говорить… но всё-таки: Отречение от Бога… Богоотступничество… Измена Богу… Предать Бога…

Какая гадость!

Ну, а теперь приятное и оптимистичное: Сегодня и в будущем никто из людей ни за что, даже если он очень-очень этого захочет, не сможет… предать Бога! И это уже должно нас радовать – на один, из четырёх названных грехов меньше!

Почему я так уверенно это заявляю? Давайте разберёмся…
Если мы послушаем и почитаем рассуждения о богоотступничестве, отречении от Бога, измене Богу, предательстве Бога – мы очень скоро убедимся, что все эти четыре гадости валятся, почти всегда, в одну кучу и обозначают, как почему-то уверяют размышляющие над этим люди, практически одно и то же.

Мы часто слышим стоящие рядом слова, которыми пытаются обозначить неблаговидное поведение определённой группы людей: Предатель! Изменник! Отступник! Отрёкся от…!
Но… как мы сегодня увидим, на самом деле, это очень разные понятие, за ними стоят очень разные поступки, к которым очень по-разному относится наш Господь.

Ну, что? Заинтересовать мне вас удалось? Тогда начнём…

Предатель — кому и кого передал?

Предательство – корень этого слова «дав» или «дат» или «дал» (так называемые чередующиеся согласные в корне слова)
Основной глагол – «давать», в нашем случае «передавать», или устаревшая форма «предавать».

Используется в положительном и в отрицательном смыслах.

В положительном:

Быт.14:18-20 «… и Мелхиседек, царь Салимский, вынес хлеб и вино, — он был священник Бога Всевышнего, — и благословил его, и сказал: благословен Аврам от Бога Всевышнего, Владыки неба и земли; и благословен Бог Всевышний, Который предАл врагов твоих в руки твои. дал ему десятую часть из всего».

Здесь слово «предАл» (с ударением на А, хотя не будет ошибкой и произнасти «прЕдал») означает, что Господь отдал врагов Авраама в его руки.

И в отрицательном:

Матф.10:4 «…Симон Кананит и Иуда Искариот, который и прЕдал Его».

Хотя ударения в этих словах – плавающие. И уже в слове «предатель» – ударение на букве А!
Если мы посмотрим значение слова предатель или предавать – смыслов у него множество. Но для предательства, как одной из составных частей измены, наиболее точный смысл, при котором не теряется происхождение слова от глагола «дать» будет такой: Передать в руки врага (как правило, для уничтожения или в плен). причём, сразу отметим — предать может только и исключительно свой!!! Понятие, меня предал враг – не существует!

А потому, предать Бога человек имел шанс только в том единственном случае, когда Бог пребывал на земле в человеческом теле и когда предающий был до момента предательства верен Богу.

Во всех остальных случаях (извините за некафедральное выражение) у человека предать Бога – «кишка тонка»!

Предатель Бога!

Первое имя, которое приходит в голову, конечно, Иуда Искариот.

Матф.26:14-16 «Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его?

Они предложили ему тридцать сребренников; и с того времени он искал удобного случая предать Его».

Сколько сказок сложено вокруг этого предателя: и евангелие оправдательное-де он написал, в котором он такой хороший и Богобоязненный – прямо жуть!
И говорят, что это Бог его заставил стать предателем, а он – ну, нисколько не виноват; что он вообще был самым любимым учеником Иисуса Христа, который и должен воссесть в Его Царстве по правую руку от Него (есть такая повесть Леонида Андреева, вышедшая в свет в 1907г);
И уже версии последних лет – что Иуда вообще предал Иисуса по настоятельной просьбе самого Иисуса Христа…

Короче, братья христиане и, подключившиеся к этому процессу, халдеи приложили массу усилий, чтобы попытаться оправдать предателя!

При этом забывается основной принцип, по которому только и можно правильно понять Писание: «ВСЁ Писание Богодухновенно»

Всё! И если в моём толковании я нарочно замалчиваю что-нибудь из него – в результате получается ЛОЖЬ!

По поводу «хорошего человека» Иуды Искариота – только одно место Писания и все эти детские домыслы рушатся, как карточный домик:

Иоан.6:68-70 «Симон Петр отвечал Ему: Господи! К кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго.

Иисус отвечал им: не двенадцать ли вас избрал Я? Но один из вас – диавол».

Этими словами Христа все дискуссии об оправдании Иуды Искариота, плач над его несправедливым осуждением – заканчиваются!!! Финиш! Иуда Искариот — дьявол! И точка!

Но… не заканчиваются наши размышления о предателях Бога.

Да-да! Именно предателях, поскольку Иуда был не один…

И не зря Стефан орал на судящих его иудеев (не могу представить себе, чтобы эти слова были произнесены спокойным голосом):

Деян.7:51-53 «Жестоковыйные! Люди с необрезанным сердцем и ушами! Вы всегда противитесь Духу Святому, как отцы ваши, так и вы.

Кого из пророков не гнали отцы ваши?

Они убили предвозвестивших пришествие Праведника, Которого предателями и убийцами сделались ныне вы, — вы, которые приняли закон при служении Ангелов и не сохранили!»

Предатели, а не предатель! Имена? Пожалуйста!

Мар.10:33 «… вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам…»

Заметьте – предадут, а не предаст!!! Не один, а несколько!

Напомню ещё раз о существенном качестве понятия предательства – предать могут только свои:

Иоан.1:11 «Пришел к своим, и свои Его не приняли».

Иисус пришёл к своему народу, его судили свои первосвященники, предки которых тысячу лет служили Ему в храме!

Ещё одно место Писания, которое не оставляет сомнения в виновности в предательстве первосвященников и синедриона:

Мар.15:8-10 «И народ начал кричать и просить о том, что он всегда делал для них.

Он сказал им в ответ: хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского? Ибо знал, что первосвященники предали Его из зависти».

Заметим – «первосвященники предали Его»! Всё «спереть» на одного Иуду Искариота – не удастся! Предателей была – целая команда!

А теперь посмотрим с оптимизмом на предательство: присоединиться к этой команде предателей не удастся даже самому закоренелому современному и будущему грешнику!!! Команда сформирована и находится в полном составе на своей базе – в местах преисподних!

Когда Иисус был на земле, предать Его было возможно, и это осуществилось! Сейчас, когда Он на небесах одесную Отца – предателям до него не дотянуться.
А когда Он вновь придёт на землю, справиться с Ним уже не удастся никому – у всей вселенной кишка тонка, а не то что у нескольких негодяев!

Таким образом, стать предателями Бога нам не грозит ни в коем случае! Вы рады?!

Ну что ж! Тогда поразмышляем о делах наших более скорбных и опасных…

Изменник — что на что меняем?

Второе понятие из нашего чёрного списка: измена Богу! Страшные слова! Но ещё страшнее то, что вот от этого – никто не застрахован.

Люди, изменявшие Богу, были раньше, есть теперь и будут, как утверждает Слово, почти до самого конца.

Что же такое измена?

Измена – подойдём к этому слову так же, как к слову предательство. Слово «изменить» – корень слова «мен», менять, заменить, убрать одно и приобрести другое. Изменять – нарушать верность, покидать, переходить к противнику; перемена в мыслях, чувствах, действиях в обратную сторону; отказ от прежних взглядов и идеалов… Вот так приблизительно толкуют понятие измены различные словари.

Но если мы будем руководствоваться прежним принципом расшифровки значения слов – измена это когда человек подменяет одни свои мысли, слова, действия – другими, делая, в большинстве случаев прямо противоположное.

Одно место Писания по поводу реальности измены Богу Божьего народа:

Иез.2:3 «И Он сказал мне: сын человеческий! Я посылаю тебя к сынам Израилевым, к людям непокорным, которые возмутились против Меня; они и отцы их изменники предо Мною до сего самого дня».

Первое, что приходит в голову при слове «измена» — супружеская измена. Господь часто сравнивает Свои взаимоотношения с Израилем, как взаимоотношения мужа и жены:

Иер.3:20-25 «Но поистине, как жена вероломно изменяет другу своему, так вероломно поступили со Мною вы, дом Израилев, говорит Господь.

Голос слышен на высотах, жалобный плач сынов Израиля о том, что они извратили путь свой, забыли Господа Бога своего.

Возвратитесь, мятежные дети: Я исцелю вашу непокорность. — Вот, мы идем к Тебе, ибо Ты — Господь Бог наш.

Поистине, напрасно надеялись мы на холмы и на множество гор; поистине, в Господе Боге нашем спасение Израилево!

От юности нашей эта мерзость пожирала труды отцов наших, овец их и волов их, сыновей их и дочерей их.

Мы лежим в стыде своем, и срам наш покрывает нас, потому что мы грешили пред Господом Богом нашим, — мы и отцы наши, от юности нашей и до сего дня, и не слушались голоса Господа Бога нашего».

Измена состояла в том, что Израиль поменял служение Богу своему, на служение идолам и что они грешили перед Господом своим (то есть не соблюдали Его законов, подменяя Его законы, законами идольскими) и не слушались Его голоса, когда Он обращался к ним через пророков, а делали прямо противоположное тому, к чему их призывал Бог….
И результат этой измены был страшен: войны, болезни, неурожаи, уменьшение населения, выселение из обетованной земли…

Но мы то – христиане, мы идолам не поклоняемся!

Я сейчас не буду тыкать в лицо нашим братьям по вере в других деноминациях иконы чудотворные, кресты животворящие, мощи исцеляющие, молитвы к умершим святым, подмену искренних молитв восковыми свечками, превращение богослужений в спектакли… Не буду! Возьмём что-нибудь поближе…

Скажите, может ли считаться изменой Богу следующее:

Я знаю, что Иисус оставил заповедь:

«А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем». (Матф.5:28)

А я для себя изменяю эту заповедь таким образом: некоторые из тех, кто смотрит на женщину с вожделением, иногда прелюбодействуют с нею в сердце своём.

Почти тоже самое! Правда? А по сути: Заповедь заповедью, а лично ко мне это не относится – короче, я её выполнять не собираюсь!

Скажите! Я изменяю Богу? Да! Я – изменник!

Но вы помните, когда мы рассуждали о предательстве, мы говорили о многочисленных попытках оправдать Иуду Искариота! И здесь с изменой Богу зачастую получается такая же картина:

Я кричу: Да нет! Я не изменник! У меня есть весомая причина смотреть на женщин с вожделением! Какая?
Ну, например: Моя жена не устраивает меня:
Я люблю такое великолепное французское блюдо – Индейку по рыцарски! …на 1 кг индейки, 40 г репчатого лучка, 40 г морковочки, 40 г сельдерейчика, 160 г сухих белых грибочков, 4 яичка, 120 г белого сухого винца, 120 г сливочек, сухарики панировочные, жирок для обжаривания, 240 г отварного риса, 40 г сливочного масличка, сальцо-шпик, зелень петрушечки, чесночок, лаврушечка, перчик горошком, и сольки по вкусу…
Рецепт могу дать… Короче – объедение!
Готов есть его хоть пять раз в день! А моя жена, ну, совершенно не умеет это блюдо готовить… каждый раз получается – совершеннейшая отрава! Ужас!
И вот я встречаю женщину, которая готовит Индейку по-рыцарски «просто обалденно»! На 1 кг индейки, 40 г репчатого лучка… ну, дальше вы знаете…
И вот я в растерянности! Что мне делать? Я то — христианин, да ещё и служитель! Но, слава Богу, эта встреченная мной женщина – очень умная! (поясняю: Очень умная женщина – это такая женщина, от которой неприятностей в десять раз больше, чем от глупой!)
Так вот, эта умная женщина мне и говорит: Дорогой! Ты имеешь полное право развестись со своей женой, поскольку неумение готовить Индейку по-рыцарски можно смело приравнять к прелюбодеянию. А с прелюбодейками, говорит она мне, разводиться можно! Бог разрешает и Библия об этом говорит: Матф. 5/32; Матф 19/10; Малах. 2/16. Я же говорю – очень умная женщина! И Писание знает, как «Отче наш»… Шутка – два христианских института за спиной!
А дальше она говорит слова, против которых уже просто невозможно устоять: И я, говорит, буду готовить тебе каждый день индейку по-рыцарски, и мы с тобой вместе будем служить нашему милостивому Господу, и, приходя со служения, кушать индейку по рыцарски; и будем жить долго и счастливо и, как в сказке, умрём в один день…
Я ей говорю: Да, дорогая! Только я боюсь, что этот день наступит сразу после того дня, в который я разведусь со своей нынешней женой…
А потому, извини, дорогая, придётся мне обходиться магазинными пельменями!

К чему я рассказал эту почти невероятную историю? А к тому, что оправдания измены Богу нет! Нет! Не существует в природе! За изменой неотвратимо следует смерть!

И выход только один – покаяние и надежда на милосердие Божье! Но покаяние – это не только выход перед церковью и наспех пробормотанная молитва. Это, прежде всего, разворот от греха на 180 градусов, в обратную сторону, к Богу! И дальнейшее изо всех своих сил противодействие этому греху…

Короче, то, что я по глупости изменил в себе, изменяя Богу, нужно восстановить, как можно быстрее! Господь по-прежнему говорит каждому из тех из нас, кто изменил, поменял, подменил в своём разуме уставы Господни:

«Возвратитесь, мятежные дети: Я исцелю вашу непокорность!»

А иначе…

Ис.24:3-6 «Земля опустошена вконец и совершенно разграблена, ибо Господь изрек слово сие.

Сетует, уныла земля; поникла, уныла вселенная; поникли возвышавшиеся над народом земли.

И земля осквернена под живущими на ней, ибо они преступили законы, изменили устав, нарушили вечный завет.

За то проклятие поедает землю, и несут наказание живущие на ней; за то сожжены обитатели земли, и немного осталось людей».

Измена Богу несёт с собой смерть и опустошение — запомним это!!!

Но я же обещал вам, что будет всё светло и оптимистично…

Ай-яй-яй! Надо исправлять! А оптимизм здесь в том, что Тот, Кто угрожает нам смертью за измену, очень-очень не хочет этого делать:

Иез.33:11 «Скажи им: живу Я, говорит Господь Бог (напомню – «живу Я» означает – «клянусь». Итак…) живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был. Обратитесь, обратитесь от злых путей ваших; для чего умирать вам, дом Израилев?»

И при малейшем нашем шаге от измены к покаянию он с радостью принимает нас в Свои объятья, что было не раз в истории Божьего народа…

Запомним это и пойдём дальше…

Отступник! Куда идёшь!

Третье преступление перед Богом из нашего списка – отступление от Бога.

Значение слова «отступник» – человек, который отступает от своих прежних убеждений, принципов, взглядов, идеалов…
Заметим, совершить отступление от Бога может только тот, кто был рядом с Ним. То есть опять, как в случае с предательством и изменой – только свой!

Я попробовал оценить Библейскую статистику: соотношение между количеством мест Писания, посвящённых предательству, измене, отступничеству и отречению:

Если взять за единицу число мест Писания об измене, то об отречении встречается столько же; о предательстве – вдвое больше, а вот об отступничестве – в 4 раза больше.

Что же это за особенный вид греха, что его так много?
Для того, чтобы понять это, давайте вникнем в значение слова отступничество… Смотрите: мы стоим рядом с Богом и потом, по какой-то причине от Него отступаем.

Причин может быть много:

  • Наступившее равнодушие, о котором мы недавно размышляли;
  • Разочарование (не получили от Бога обещанное лукавыми проповедниками);
  • Озлобление – не выдержали посланных Господом испытаний;
  • Обида – не приняли обличений от братьев и сестёр;
  • Переориентация интересов – затянул мир и его суета…

Короче, причин для отступления от Бога может быть много!

И ещё одна особенность отступничества, которая объясняет его массовость – оно, отступление от Бога, предшествует и отречению, и измене, и предательству!!!

Потому, что отречься от Бога, изменить Богу, или предать Бога можно только предварительно отступив от Него. Сказав самому себе: всё, я Его больше не слушаюсь, и жить буду по своему разумению!

И если мы посмотрим на количество тех, кто ушёл от Бога, мы увидим, что закоренелых грешников среди них, которые говорят: нет! Я буду специально грешить и нарушать законы Божьи! Таких очень немного!

Основная масса говорит как раз очень спокойные и на первый взгляд разумные слова:

Да! Я верю, что где-то там Бог есть! Я верю в Него! Но в церковь вашу ходить не буду, тем более служить не буду, читать библию не буду, и молиться не буду…
А в Бога я верю! А как же! Я – христианин!

За всем этим набором «не буд» стоит одно – я отступаю от Бога в сторону и собираюсь жить, как я хочу, а не какой-то там Бог! И никаким-то там служителям, никаким-то там братьям и сёстрам я не позволю вмешиваться в мою жизнь и указывать мне – что делать!

Заметьте! Тех, кто просто отошёл тихонько в сторонку от церкви (а точнее сказать — от Бога) — абсолютное большинство!
Не многие из них пошли, допустим, в сатанисты – изменили Богу. Немногие из них ходят по улицам и кричат – я больше в Бога не верю – отрекаются от Бога!
Основная масса – тихие Богоотступники! Но хотя они и тихие, но всё-таки – Богоотступники!

А теперь давайте посмотрим, как разбирается Господь с отступниками?

2Пар.12:2-4 «На пятом году царствования Ровоама, Сусаким, царь Египетский, пошел на Иерусалим, — потому что они отступили от Господа, — с тысячью и двумя стами колесниц и шестьюдесятью тысячами всадников; и не было числа народу, который пришел с ним из Египта, Ливиянам, Сукхитам и Ефиоплянам; и взял укрепленные города в Иудее и пришел к Иерусалиму».
2Пар.25:27 «И после того времени, как Амасия отступил от Господа, составили против него заговор в Иерусалиме, и он убежал в Лахис. И послали за ним в Лахис, и умертвили его там».
Пс.118:118 «Всех, отступающих от уставов Твоих, Ты низлагаешь, ибо ухищрения их – ложь».
Ис.1:27,28 «Сион спасется правосудием, и обратившиеся его — правдою; всем же отступникам и грешникам — погибель, и оставившие Господа истребятся».
Иер.15:6 «Ты оставил Меня, говорит Господь, отступил назад; поэтому Я простру на тебя руку Мою и погублю тебя: Я устал миловать».

Обратите ваше внимание: единственный грех, за который Бог устал миловать – отступничество! Не потому ли, что отступников среди тех, кто знал когда-то Бога – абсолютное большинство!
И ещё одна страшная опасность отступничества, о которой предупреждает Писание – время отступничества является одним из признаков последнего времени:

2Фесс.2:3 «Да не обольстит вас никто никак: , доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели…»
1Тим.4:1 «Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским…»

Отсюда и узнаём, что живём мы в последнем времени! И, поэтому будем бдительны, чтобы, не дай Бог, ненароком не отступить от Него!!!

А теперь немного обещанного оптимизма:

Я надеюсь и верю, братья и сёстры, что, по той причине, что в нашей церкви сосредотачивают внимание верующих более на преодолении опасностей на нашем христианском пути – у нас больше надежды, что мы не попадём в эту тихую, но жуткую толпу Богоотступников, которые тихонечко идут себе в места преисподние…

Конечно, хочется больше слышать о тех великолепных дарах, благословениях и талантах, которые наш Господь даёт нам по своей милости.
Но даже с подарками, талантами, дарами, служениями и прочими материальными и духовными совершенствами, существует опасность тихо сползти в Богоотступники. Чего я никому не желаю!

Есть такая латинская поговорка : «Praemonitus praemunitus» — означает она: предупреждён — значит вооружён!!! Сегодня здесь мы получаем оружие против грозящих нам опасностей.

Отрёкшийся! Что ты сказал?!

И наконец, последняя гадость, о которой мы немного поразмыслим сегодня – отречение от Бога.

И с этим словом мы поступим также, как с предыдущими. Сначала его значение –

И опять мы примем значение слова, опираясь на его корень «реч», «рек» — и опять здесь чередующиеся согласные в корне и главное значение его – «речь» — произносимое вслух утверждение.
Отсюда, «отречься» — будет означать: Произнести вслух о своей непричастности к кому-либо, чему-либо…

Ну, и конечно, первое, что приходит на ум в связи с этим – это отречение Петра.

Матф.26:35 «Говорит Ему Петр: хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя. Подобное говорили и все ученики».
Матф.26:69-75 «Петр же сидел вне на дворе. И подошла к нему одна служанка и сказала: и ты был с Иисусом Галилеянином.

Но он отрекся перед всеми, сказав: не знаю, что ты говоришь.

Когда же он выходил за ворота, увидела его другая, и говорит бывшим там: и этот был с Иисусом Назореем.

И он опять отрекся с клятвою, что не знает Сего Человека.

Немного спустя подошли стоявшие там и сказали Петру: точно и ты из них, ибо и речь твоя обличает тебя.

Тогда он начал клясться и божиться, что не знает Сего Человека. И вдруг запел петух.

И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня.

И выйдя вон, плакал горько».

Что особенно страшно в публичном отречении?

Страшно вот это:

«Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцом Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцом Моим Небесным. (Матф.10:32,33)

Но что внушает оптимизм тем, кто по разным причинам отрёкся от Бога?

Оптимизм внушает то, что Господь простил Петра, когда он покаялся и обратился, как и предсказывал ему Иисус:

Лук.22:31,32 «И сказал Господь: Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу, но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя; и ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих».

Я вспомнил только три времени, когда публично люди отрекались от Бога:

Первые годы гонений на церковь. Говорит Савл (будущий апостол Павел):

Деян.26:10,11 «Это я и делал в Иерусалиме: получив власть от первосвященников, я многих святых заключал в темницы, и, когда убивали их, я подавал на то голос; и по всем синагогам я многократно мучил их и принуждал хулить и, в чрезмерной против них ярости, преследовал даже и в чужих городах».

Второе время – это время Великой французской революции конца 18 века. «Бога нет!» было произнесено с трибуны Конвента (Французского парламента)

И, наконец, третье время, время нашей злосчастной революции и время террора после неё.

Я попробовал посмотреть статистику в Интернете слов «я верю в Бога» и «я отрекаюсь от Бога»:»я верю в Бога» – 1 150 000 страниц;»я отрекаюсь от Бога» – 1 800 страниц…
…провозглашающих вслух свою веру в 640 раз больше тех, кто публично отрекается от Бога. Статистика меня, в общем, радует.
Но… настораживает вот что. Кроме отречения публичного, есть ещё один вид отречения, о котором говорит апостол Павел:

Тит.1:15,16 «Для чистых все чисто; а для оскверненных и неверных нет ничего чистого, но осквернены и ум их и совесть.

Они говорят, что знают Бога, а делами отрекаются, будучи гнусны и непокорны и не способны ни к какому доброму делу».

Отречение делами – тема огромная и я сейчас не буду на ней останавливаться, ограничившись только отречением на словах.

Я не думаю, что среди нас найдётся человек, который в здравом уме и твёрдой памяти осмелится публично отречься от Бога.

Но ещё раз повторю оптимистичное – даже для изменников, отступников и отрекшихся от Бога публично, есть надежда на прощение… «ибо Он – благ, и вовек милость Его!!!»

Аминь

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *