Преображенский а

(М. Булгаков «Собачье сердце», отрывок из главы 3. Часть диалога за обедом.)

Собачье сердце. Разруха в головах. Диалог из художественного фильма

– Не угодно ли – калошная стойка. С 1903 года я живу в этом доме. И вот, в течение времени до марта 1917 года не было ни одного случая – подчеркиваю красным карандашом «ни одного»! – чтобы из нашего парадного внизу при общей незапертой двери пропала бы хоть одна пара калош. Заметьте, здесь двенадцать квартир, у меня прием. В марте семнадцатого года в один прекрасный день пропали все калоши, в том числе две пары моих, три палки, пальто и самовар у швейцара. И с тех пор калошная стойка прекратила свое существование. Голубчик! Я не говорю уже о паровом отоплении. Не говорю. Пусть: раз социальная революция – не нужно топить. Так я говорю: почему, когда началась вся эта история, все стали ходить в грязных калошах и в валенках по мраморной лестнице? Почему калоши нужно до сих пор еще запирать под замок и еще приставлять к ним солдата, чтобы кто-либо не стащил? Почему убрали ковер с парадной лестницы? Разве Карл Маркс запрещает держать на лестнице ковры? Где-нибудь у Карла Маркса сказано, что второй подъезд Калабуховского дома на Пречистенке следует забить досками и ходить кругом через черный двор? Кому это нужно? Почему пролетарий не может оставить свои калоши внизу, а пачкает мрамор?

– Да у него ведь, Филипп Филиппович, и вовсе нет калош… – заикнулся было тяпнутый.

– Ничего подобного! – громовым голосом ответил Филипп Филипповичи и налил стакан вина. – Гм… Я не признаю ликеров после обеда, они тяжелят и скверно действуют на печень… Ничего подобного! На нем есть теперь калоши, и эти калоши… мои! Это как раз те самые калоши, которые исчезли весной 1917 года. Спрашивается, кто их попер? Я? Не может быть. Буржуй Шаблин? (Филипп Филиппович ткнул пальцем в потолок.) Смешно даже предположить. Сахарозаводчик Полозов? (Филипп Филиппович указал вбок). Ни в коем случае! Да-с! Но хоть бы они их снимали на лестнице! (Филипп Филиппович начал багроветь.) Какого черта убрали цветы с площадок? Почему электричество, которое, дай бог памяти, потухало в течение двадцати лет два раза, в теперешнее время аккуратно гаснет раз в месяц? Доктор Борменталь! Статистика – жестокая вещь, вам, знакомому с моей последней работой, это известно лучше, чем кому бы то ни было другому.

– Разруха, Филипп Филиппович!

– Нет, – совершенно уверенно возразил Филипп Филиппович, – нет. Вы первый, дорогой Иван Арнольдович, воздержитесь от употребления самого этого слова. Это – мираж, дым, фикция. – Филипп Филиппович широко растопырил короткие пальцы, отчего две тени, похожие на черепах, заерзали по скатерти. – Что такое эта ваша «разруха»? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стекла, потушила все лампы? Да ее вовсе не существует! Что вы подразумеваете под этим словом? – яростно спросил Филипп Филиппович у несчастной деревянной утки, висящей кверху ногами рядом с буфетом, и сам же ответил за нее: – Это вот что: если я, вместо того, чтобы оперировать, каждый вечер начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха. Если я, посещая уборную, начну, извините меня за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной начнется разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах. Значит, когда эти баритоны кричат «Бей разруху!» – я смеюсь. (Лицо Филипп Филиппович перекосило так, что тяпнутый открыл рот.) Клянусь вам, мне смешно! Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку! И вот, когда он вылупит из себя всякие галлюцинации и займется чисткой сараев – прямым своим делом, разруха исчезнет сама собой. Двум богам нельзя служить! Невозможно в одно и то же время подметать трамвайные пути и устраивать судьбы каких-то испанских оборванцев! Это никому не удается, доктор, и тем более людям, которые вообще, отстав от развития европейцев лет на двести, до сих пор еще не совсем уверенно застегивают собственные штаны!

Филипп Филиппович вошел в азарт, ястребиные ноздри его раздувались. Набравшись сил после сытного обеда, гремел он подобно древнему пророку, и голова его сверкала серебром.

Его слова на сонного пса падали, точно глухой подземный гул. То сова с глупыми желтыми глазами выскакивала в сонном видении, то гнусная рожа палача в белом грязном колпаке, то лихой ус Филипп Филипповича, освещенный резким электричеством из абажура, то сонные сани скрипели и пропадали, а в собачьем желудке варился, плавая в соку, истерзанный кусок ростбифа.

«Он мог бы прямо на митингах деньги зарабатывать, – мутно мечтал пес, – первоклассный деляга. Впрочем, у него и так, по-видимому, куры не клюют».

– Городовой! – кричал Филипп Филиппович. – Городовой! – «Угу, гу, гу, гу!» – какие-то пузыри лопались в мозгу пса… – Городовой! Это и только это. И совершенно неважно, будет он с бляхой или же в красном кепи. Поставить городового рядом с каждым человеком и заставить этого городового умерить вокальные порывы наших граждан. Вы говорите – разруха. Я вам скажу, доктор, что ничто не изменится к лучшему в нашем доме, да и во всяком другом доме, до тех пор, пока не усмирите этих певцов! Лишь только они прекратят свои концерты, положение само собой изменится к лучшему!

– Контрреволюционные вещи вы говорите, Филипп Филиппович, – шутливо заметил тяпнутый, – не дай бог вас кто-нибудь услышит!

Преображенский Евгений Николаевич

генерал-полковник авиации (1951), Герой Советского Союза (звание присвоено 13 августа 1941 года), командующий авиацией Военно-Морского Флота СССР (1950-1962), участник первой бомбардировки Берлина (1941)

(9.06.1909, с.Волокославинское Кирилловского р-на – 29.10.1963, Москва)

Будучи полковником, командиром 1-го минно-торпедного авиаполка ВВС Балтийского флота, возглавил бомбардировку Берлина в августе 1941 г., Герой Советского Союза. С 1944 г. – исполняющий обязанности командующего ВВС Северного флота, с 1946 г. – командующий ВВС Тихоокеанского флота, с 1950 г. – командующий авиацией ВВС Военно-Морского Флота СССР. В 1951 г. присвоено звание генерал-полковника, награжден тремя орденами Ленина, пятью – Красного Знамени, орденами Суворова II степени и Красной Звезды.

Евгений Николаевич Преображенский родился 9 июня 1909 г. в с.Волокославинское – ныне территория Волокославинского сельсовета Кирилловского района. Учился в Череповецком педагогическом техникуме. В 1927 г. по комсомольской путевке был призван служить в Военно-Морской Флот. В 1930 г. окончил военно-морское авиационное училище в Севастополе, в 1933 – курсы усовершенствования начсостава при Военно-воздушной инженерной академии. Командовал авиационными подразделениями. Во время советско-финляндской войны (30 ноября 1939 – 13 марта 1940) войсковая авиачасть Преображенского вела бомбардировки коммуникаций противника, его береговых баз, портов и аэродромов. За боевые заслуги, мужество и героизм наш земляк в январе 1940 г. был награжден орденом Ленина.

22 июня 1941 г. командир 1-го бомбардировочного минно-торпедного полка Балтийского флота полковник Е.Н.Преображенский встретил на своем аэродроме в Прибалтике. Полк, которым он командовал, уже в конце июня 1941 г. нанес первые удары по аэродромам союзницы фашистской Германии – Финляндии. Затем его авиационная часть нанесла несколько ударов по немецким танковым частям, мотопехоте и живой силе противника в районе Даугавпилса, участвовала в прикрытии войск Лужской оперативной группы в районе Ленинграда.

30 июля 1941 г. в расположение полка прибыл командующий авиацией ВМФ генерал-лейтенант авиации С.Ф.Жаворонков, который высказал идею нанесения бомбовых ударов по фашистской столице, чтобы опровергнуть заявления нацистской пропаганды о том, что советская авиация уже перестала существовать. Из-под Ленинграда летчики полковника Преображенского скрытно переправились на остров Саарема (Эстония), где в Кагуле базировался замаскированный аэродром. В ночь на 8 августа 1941 г. авиационная группа под командованием Е.Н.Преображенского в составе 15 боевых машин сбросила 750-килограммовые бомбы на военно-промышленные объекты фашистской столицы. Утром радио Берлина сообщило о том, что 150 британских самолетов пытались штурмовать столицу Германии. Лондонская радиостанция «Би-Би-Си» тут же опровергла это сообщение. В свою очередь, Москва передала, что бомбардировку осуществила советская авиация. А 13 августа 1941 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР нашему земляку было присвоено звание Героя Советского Союза. Спустя годы немецкий писатель Олаф Греллер напишет: «То, что до сих пор не удавалось и до 1945 года больше уже никому не удастся, совершили летчики Преображенского: они застали врасплох фашистскую противовоздушную оборону, самую сильную и оснащенную, какая только была в 1941 году».

Всего авиагруппа полковника Е.Н.Преображенского штурмовала Берлин 10 раз, в налетах участвовало почти 90 бомбардировщиков дальнего действия. Полеты прекратились лишь после того, как по личному приказу Гитлера аэродром в Кагуле был полностью уничтожен превосходящими силами авиации группы армии «Север». В начале 1942 г. командование предоставило Евгению Николаевичу краткосрочный отпуск на родину, где в то время проживали его мать, жена, дети. Отважный летчик в отпущенные ему два дня встретился с семьей, учениками Кирилловской средней школы, принял участие в работе пленума райкома партии, порадовал семью и товарищей игрой на баяне, подаренном ему мастерами артели «Северный кустарь». Впоследствии этот украшенный перламутровой инкрустацией баян – подарок земляков – стал экспонатом Центрального военно-морского музея СССР.

С августа 1942 г. Евгений Николаевич командует авиабригадой Балтийского флота, которая бомбила войска и корабли противника в ходе битвы за Ленинград. Весной 1943 г. соединение Преображенского участвовало в налетах на Кенигсберг, Тильзит, Инстенбург. Торпедоносные авиаполки разрушили сетевую преграду и проделали выходы в Балтийское море. Одновременно самолеты наносили удары по морским транспортам в Рижском заливе.

В апреле 1943 г. отважный летчик побывал на родине. Он прибыл в родные места на своем самолете, посадив его прямо на озеро. И вновь, помимо короткого свидания с семьей, – участие в работе городского собрания партийного актива, встреча с жителями района, на которой он призвал земляков еще лучше трудиться для достижения победы над врагом. Тогда же, в апреле 1943 г., Е.Н.Преображенский назначается начальником штаба ВВС Северного флота. 31 марта 1944 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР генерал-майор Е.Н.Преображенский был удостоен ордена Суворова II степени «за умелое и мужественное руководство боевыми операциями «. С сентября 1944 г. он исполняет обязанности командующего ВВС Северного флота. Находясь на этом посту, внес большой вклад в дело защиты своих и союзных коммуникаций, проявил себя талантливым руководителем летного состава в ходе Петсамо-Киркенесской операции, проведенной в октябре 1944 г. с целью изгнания немецко-фашистских оккупантов из Заполярья.

С апреля 1945 г. наш земляк – заместитель командующего ВВС Тихоокеанского флота. Под его руководством осуществляется высадка воздушных десантов в Порт-Артуре (Люйшунь) и Дайрене (Далянь) в августе 1945 г. С февраля 1946 г. Е.Н.Преображенский командует ВВС Тихоокеанского флота, а с февраля 1950 г. ему доверяют возглавить авиацию Военно-Морского Флота СССР. С 1962 г. генерал-полковник Е.Н.Преображенский – военный консультант Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

Скончался Евгений Николаевич 29 октября 1963 г., похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Здесь же покоится его однофамилец – Герой Советского Союза генерал-майор Г.Н.Преображенский – уроженец г.Грязовца, командир Темрюкской стрелковой Краснознаменной дивизии во время Великой Отечественной войны.

Литература:

Вологжане – генералы и адмиралы. Ч.1. – Вологда, 1969;

Трибуц В.Ф.Балтийцы сражаются. – М., 1985;

Акиньхов Г.А. Вблизи фронтов. – Вологда, 1994;

Спивак Т.О. Крылатое мужество. – Вологда, 2003.

В.Б.Конасов

Из воспоминаний командующего Балтийским флотом во время Великой Отечественной войны адмирала В.Ф.Трибуца: «1-й минно-торпедный авиационный полк являлся одним из лучших на флоте по своей слаженности, организованности, качеству боевых машин… Командир полка Евгений Николаевич Преображенский, прежде чем возглавить тяжелый авиационный полк, летал почти на всех машинах, но больше всего любил бомбардировщики, особенно тяжелые, с современной скоростью, хорошей дальностью и бомбовой нагрузкой до тонны. Евгений Николаевич был зрелым, подготовленным в тактическом и летном отношении командиром, прекрасно знал технику, умел выжимать из нее все».

«В ночь на 8 августа 1941 г. авиация КБФ совершила первый налет на Берлин… В первом налете участвовало 15 самолетов. Группы возглавляли Е.Н.Преображенский, В.А.Гречишников и А.Я.Ефремов (с 13 августа 1941 г. – Герои Советского Союза). Почти весь полет проходил в облаках. К объектам бомбардировки самолеты выходили поодиночке. На участке маршрута от береговой черты южной части Балтийского моря до цели (около 200 км) отмечалось сильное противодействие противника (зенитная артиллерия, истребители, прожекторы). Наши самолеты в первом налете потерь не имели. До 4 сентября было совершено девять групповых налетов (последний – 4 сентября)».

Авиация ВМФ в Великой Отечественной войне». – М., 1985.

Из книги «Вологжане – генералы и адмиралы»: «При выполнении боевых заданий Евгений Николаевич не раз оказывался в затруднительном положении, но всегда выходил победителем. Во время второго налета на Берлин один мотор самолета, который он вел, отказал вскоре после вылета с аэродрома. Весь полет от самого моря сопровождался огнем немецких зенитных орудий. Трасса была тяжелой и в навигационном отношении. Но командир полка не отступил от цели. Он довел самолет до Берлина и точно сбросил бомбовый груз. Обратно шел один, отстав от группы. В сообщении ТАСС от 9 августа 1941 года о втором налете на Берлин указывалось, что один самолет не вернулся на аэродром и разыскивается. Это был самолет Преображенского. Но он вернулся на свой аэродром!».

Мы представляем вашему вниманию все материалы, которые легли в основу уголовного дела в отношении профессора Филиппа Филипповича Преображенского. Все цитаты взяты из литературного первоисточника.

Читать далее:

Обвинитель: «Живет Преображенский тем, что починяет альфонсов и шлюх» >>>

Защита: «Преображенский дал псу шанс стать человеком» >>>

Реплики сторон: «Допускаю, что обвинителю не нравятся состоятельные люди» >>>

Приговор >>>

Незаконное предпринимательство

Почему известный врач, «мировое светило», профессор оперирует дома, а не в клинике? Вероятно, по той же причине, по которой его клиенты платят большие деньги, чтобы об их операции никому не стало известно. По сути, это подпольная клиника для бизнес-клиентов, преступников и запрещенных экспериментов. Все операции оплачиваются «черным налом».

«- Хе-хе. Мы одни, профессор? Это неописуемо, — конфузливо заговорил посетитель. — Пароль д’оннер — 25 лет ничего подобного, — субьект взялся за пуговицу брюк, — верите ли, профессор, каждую ночь обнаженные девушки стаями. Я положительно очарован. Вы – кудесник. (…)
— «Я же той, что всех прелестней!..» — Дребезжащим, как сковорода, голосом подпел пациент и, сияя, стал одеваться. Приведя себя в порядок, он, подпрыгивая и распространяя запах духов, отсчитал Филиппу Филипповичу пачку белых денег и нежно стал жать ему обе руки».

«— Клянусь богом! — Говорила дама и живые пятна сквозь искусственные продирались на ее щеках, — я знаю — это моя последняя страсть. Ведь это такой негодяй! О, профессор! Он карточный шулер, это знает вся Москва. Он не может пропустить ни одной гнусной модистки. Ведь он так дьявольски молод. — Дама бормотала и выбрасывала из-под шумящих юбок скомканный кружевной клок. (…)
— Я вам, сударыня, вставляю яичники обезьяны, — обьявил он и посмотрел строго.
— Ах, профессор, неужели обезьяны?
— Да, — непреклонно ответил Филипп Филиппович.
— Когда же операция? — Бледнея и слабым голосом спрашивала дама.
— «От Севильи до Гренады…» Угм… В понедельник. Ляжете в клинику с утра. Мой ассистент приготовит вас.
— Ах, я не хочу в клинику. Нельзя ли у вас, профессор?
— Видите ли, у себя я делаю операции лишь в крайних случаях. Это будет стоить очень дорого — 50 червонцев.
— Я согласна, профессор!»

Его расценки – 10 рублей за одно посещение, в то время как зарплата машинистки составляла в то время 45 рублей в месяц. Т.о. простые больные с серьезными недугами не имеют возможности записаться на прием к ведущему врачу.

«Иная машинисточка получает по девятому разряду четыре с половиной червонца, ну, правда, любовник ей фильдеперсовые чулочки подарит».

Коррупция. Шантаж

Как известно, коррупция – это не только взятки, но и злоупотребление своим положением в личных интересах. Преображенский использует свои связи для незаконного проживания в семи комнатах в обход решений профильных органов.

«Мы к вам, профессор, и вот по какому делу» // Youtube

«— Мы, управление дома, — с ненавистью заговорил Швондер, — пришли к вам после общего собрания жильцов нашего дома, на котором стоял вопрос об уплотнении квартир дома…
— Кто на ком стоял? — Крикнул Филипп Филиппович, — потрудитесь излагать ваши мысли яснее.
— Вопрос стоял об уплотнении.
— Довольно! Я понял! Вам известно, что постановлением 12 сего августа моя квартира освобождена от каких бы то ни было уплотнений и переселений?
— Известно, — ответил Швондер, — но общее собрание, рассмотрев ваш вопрос, пришло к заключению, что в общем и целом вы занимаете чрезмерную площадь. Совершенно чрезмерную. Вы один живете в семи комнатах. (…)
— Тогда, профессор, ввиду вашего упорного противодействия, — Сказал взволнованный Швондер, — мы подадим на вас жалобу в высшие инстанции.
— Ага, — молвил Филипп Филиппович, — так? — И голос его принял подозрительно вежливый оттенок, — одну минуточку попрошу вас подождать».

«Но чтобы это была такая бумажка…» // Youtube

«Филипп Филиппович, стукнув, снял трубку с телефона и сказал в нее так:
— Пожалуйста… Да… Благодарю вас. Петра Александровича попросите, пожалуйста. Профессор Преображенский. Петр Александрович? Очень рад, что вас застал. Благодарю вас, здоров. Петр Александрович, ваша операция отменяется. Что? Совсем отменяется. Равно, как и все остальные операции. Вот почему: я прекращаю работу в Москве и вообще в России… Сейчас ко мне вошли четверо, из них одна женщина, переодетая мужчиной, и двое вооруженных револьверами и терроризировали меня в квартире с целью отнять часть ее.
— Позвольте, профессор, — начал Швондер, меняясь в лице.
— Извините… У меня нет возможности повторить все, что они говорили. Я не охотник до бессмыслиц. Достаточно сказать, что они предложили мне отказаться от моей смотровой, другими словами, поставили меня в необходимость оперировать вас там, где я до сих пор резал кроликов. В таких условиях я не только не могу, но и не имею права работать. Поэтому я прекращаю деятельность, закрываю квартиру и уезжаю в Сочи. Ключи могу передать Швондеру. Пусть он оперирует.
Четверо застыли. Снег таял у них на сапогах.
— Что же делать… Мне самому очень неприятно… Как? О, нет, Петр Александрович! О нет. Больше я так не согласен. Терпение мое лопнуло. Это уже второй случай с августа месяца. Как? Гм… Как угодно. Хотя бы. Но только условие: кем угодно, когда угодно, что угодно, но чтобы была такая бумажка, при наличии которой ни Швондер, ни кто другой не мог бы даже подойти к двери моей квартиры. Тщательная бумажка. Фактическая. Настоящая! Броня. Чтобы имя даже не упоминалось. Кончено. Я для них умер. Да. Пожалуйста. Кем? Ага… Ну, это другое дело. Ага… Сейчас передаю трубку. Будьте любезны, — змеиным голосом обратился Филипп Филиппович к Швондеру, — сейчас с вами будут говорить.
— Позвольте, профессор, — сказал Швондер, то вспыхивая, то угасая, — вы извратили наши слова.
— Попрошу вас не употреблять таких выражений.
Швондер растерянно взял шапку и молвил:
— Я слушаю. Да… Председатель домкома… Нет, действовали по правилам… Так у профессора и так совершенно исключительное положение… Мы знаем об его работе. Целых пять комнат хотели оставить ему… Ну, хорошо.. Так… Хорошо…»

Принуждение к преступлению. Злоупотребление полномочиями

Преображенский с помощью шантажа вынуждает своих клиентов совершать преступление (злоупотребление полномочиями). Наглядность их правонарушений отвлекает внимание следователей от действий самого Преображенского.

«А вы не любите пролетариат» // YouTube

«— Знаете ли, профессор, — заговорила девушка, тяжело вздохнув, — если бы вы не были европейским светилом, и за вас не заступались бы самым возмутительным образом (блондин дернул ее за край куртки, но она отмахнулась) лица, которых, я уверена, мы еще разьясним, вас следовало бы арестовать». (из этого высказывания очевидно, что в ближайшем будущем клиент Преображенского подвернется проверке органов, в то время как сам профессор будет иметь бумагу, обеспечивающую ему временный иммунитет от любых проверок)»

«…профессор Преображенский, в совершенно неурочный час, принял одного из своих прежних пациентов, толстого и рослого человека в военной форме. Тот настойчиво добивался свидания и добился. Войдя в кабинет, он вежливо щелкнул каблуками.
— У вас боли, голубчик, возобновились? — спросил осунувшийся
Филипп Филиппович, — садитесь, пожалуйста.
— Мерси. Нет, профессор, — ответил гость, ставя шлем на угол стола, — я вам очень признателен… Гм… Я приехал к вам по другому делу, Филипп Филиппович… Питая большое уважение… Гм… Предупредить. Явная ерунда. Просто он — прохвост…
Пациент полез в портфель и вынул бумагу.
— Хорошо, что мне непосредственно доложили…
Филипп Филиппович оседлал нос пенсне поверх очков и принялся читать. Он долго бормотал про себя, меняясь в лице каждую секунду.
«…а также угрожал убить председателя домкома товарища Швондера, из чего видно, что хранит огнестрельное оружие. И произносит контрреволюционные речи, и даже Энгельса приказал своей социал-прислужнице Зинаиде Прокофьевне Буниной спалить в печке, как явный меньшевик со своим ассистентом Борменталем Иваном Арнольдовичем, который тайно не прописанный проживает в его квартире. Подпись заведующего подотделом очистки П. П. Шарикова удостоверяю. Председатель домкома Швондер, секретарь Пеструхин».
— Вы позволите мне это оставить у себя? — спросил Филипп Филиппович, покрываясь пятнами, — или, виноват, может быть, это вам нужно, чтобы дать законный ход делу?
— Извините, профессор, — очень обиделся пациент и раздул ноздри, — вы действительно очень уж презрительно смотрите на нас. Я… — и тут он стал надуваться, как индейский петух.
— Ну, извините, извините, голубчик! — забормотал Филипп Филиппович, простите, я право, не хотел вас обидеть.
— Мы умеем читать бумаги, Филипп Филиппович!»

Укрывательство преступления

Одновременно и сам Преображенский участвует в укрывательстве преступлений своих клиентов. В частности, делает подпольный аборт у себя на квартире совращенной 14-летней девочке, выполняя заказ педофила и не сообщая о его преступлении в правоохранительные органы.

«— Я слишком известен в Москве, профессор. Что же мне делать?
— Господа, — возмущенно кричал Филипп Филиппович, — нельзя же так. Нужно сдерживать себя. Сколько ей лет?
— Четырнадцать, профессор… Вы понимаете, огласка погубит меня. На днях я должен получить заграничную командировку.
— Да ведь я же не юрист, голубчик… Ну, подождите два года и женитесь на ней.
— Женат я, профессор.
— Ах, господа, господа!»

Кража трупа

Для проведения запрещенных экспериментов с человеческими органами организует кражу трупа из морга.

«— Когда умер? — Закричал он.
— Три часа назад. — Ответил Борменталь, не снимая заснеженной шапки и расстегивая чемодан.
Кто такой умер? — Хмуро и недовольно подумал пес и сунулся под ноги, — терпеть не могу, когда мечутся.
— Уйди из-под ног! Скорей, скорей, скорей! — Закричал Филипп Филиппович на все стороны и стал звонить во все звонки, как показалось псу. Прибежала Зина. — Зина! К телефону Дарью Петровну записывать, никого не принимать! Ты нужна. Доктор Борменталь, умоляю вас — скорей, скорей, скорей!»

«Тетрадь доктора Ивана Арнольдовича Борменталя.
23 Декабря. В 81/2 часов вечера произведена первая в Европе операция по профессору Преображенскому: под хлороформенным наркозом удалены яички Шарика и вместо них пересажены мужские яички с придатками и семенными канатиками, взятыми от скончавшегося за 4 часа 4 минуты до операции мужчины 28 лет и сохранявшимися в стерилизованной физиологической жидкости по професору Преображенскому».

Порча государственного имущества

В печку его // Youtube

Жестокое обращение с животными. Нарушение прав личности

Преображенский ставит опыт над собакой в почти полной уверенности, что пес умрет.

«Иван Арнольдович, самый важный момент — когда я войду в турецкое седло. Мгновенно, умоляю вас, подайте отросток и тут же шить. Если там у меня начнет кровоточить, потеряем время и пса потеряем. Впрочем, для него и так никакого шанса нету, — он помолчал, прищуря глаз, заглянул в как бы насмешливо полуприкрытый глаз пса и добавил: — а знаете, жалко его. Представьте, я привык к нему».

Дело усугубляет тот факт, что к моменту начала эксперимента Шарик был не лабораторным животным и даже не дворовым псом, а домашним питомцем Преображенского.

«Обо мне заботится, — подумал пес, — очень хороший человек. Я знаю кто это. Он — волшебник, маг и кудесник из собачьей сказки».

Таким образом, опыт проводился над неприспособленным для этой цели животным в малопригодных условиях (не лаборатория и не больница), кроме того операция не была нормативно оформлена.

«- Что-то вы меня, папаша, больно утесняете, — вдруг плаксиво выговорил человек.
Филипп Филиппович покраснел, очки сверкнули.
— Кто это тут вам «папаша»? Что это за фамильярности? Чтобы я больше не слышал этого слова! Называть меня по имени и отчеству!
Дерзкое выражение загорелось в человеке.
— Да что вы все… то не плевать, то не кури… туда не ходи… Что уж это, на самом деле, чисто как в трамвае? Что вы мне жить не даете? И насчет «папаши» это вы напрасно! Разве я просил мне операцию делать? — человек возмущенно лаял, — хорошенькое дело! Ухватили животную, исполосовали ножиком голову, а теперь гнушаются. Я, может, своего разрешения на операцию не давал. А равно (человечек завел глаза к потолку, как бы вспоминая некую формулу), а равно и мои родные. Я иск, может, имею право предьявить?»

«Я тяжко раненный при операции» // Youtube

Угроза убийством

Заявление Шарикова в правоохранительные органы о том, что Преображенский «угрожал убить председателя домкома товарища Швондера, из чего видно, что хранит огнестрельное оружие» имеет под собой серьезные основания.

«— Я бы этого Швондера повесил, честное слово, на первом же суку, — воскликнул Филипп Филиппович, яростно впиваясь в крыло индюшки, — сидит изумительная дрянь в доме, как нарыв. Мало того, что он пишет всякие бессмысленные пасквили в газетах…»

«Филипп Филиппович закусил губу и сквозь нее неосторожно вымолвил:
— Клянусь, что я этого Швондера в конце концов застрелю».

Убийство или превышение самообороны

«Шариков сам пригласил свою смерть. Он поднял левую руку и показал Филиппу Филипповичу обкусанный, с нестерпимым кошачьим запахом шиш. А затем правой рукой, по адресу опасного Борменталя, из кармана вынул револьвер. Папироса Борменталя упала падучей звездой, а через несколько секунд прыгающий по битым стеклам Филипп Филиппович в ужасе метался от шкафа к кушетке. На ней, распростертый и хрипящий, лежал заведующий подотделом очистки, а на груди у него помещался хирург Борменталь и душил его белой маленькой подушкой.
Через несколько минут доктор Борменталь, не со своим лицом, прошел на парадный ход и рядом с кнопкой звонка наклеил записку:
«Сегодня приема по случаю болезни профессора нет. Просят не беспокоить звонками».
Блестящим перочинным ножиком он перерезал провод звонка, в зеркале осмотрел поцарапанное в кровь свое лицо и изодранные, мелкой дрожью прыгающие руки. Затем он появился в дверях кухни и настороженным голосом Зине и Дарье Петровне сказал:
— Профессор просит вас никуда не уходить из квартиры.
— Хорошо, — робко ответили Зина и Дарья Петровна.
— Позвольте мне запереть дверь на черный ход и забрать ключ, — заговорил Борменталь, прячась за дверь в тень и прикрывая ладонью лицо. — Это временно, не из недоверия к вам. Но кто-нибудь придет, а вы не выдержите и откроете, а нам нельзя мешать. Мы заняты.
— Хорошо, — ответили женщины и сейчас же стали бледными.
Борменталь запер черный ход, запер парадный, запер дверь из коридора в переднюю и шаги его пропали у смотровой.
Тишина покрыла квартиру, заползла во все углы. Полезли сумерки, скверные, настороженные, одним словом — мрак.
Правда, впоследствии соседи через двор говорили, что будто бы в окнах смотровой, выходящих во двор, в этот вечер горели у Преображенского все огни, и даже будто бы они видели белый колпак самого профессора… Проверить это трудно. Правда, и Зина, когда уже все кончилось, болтала, что в кабинете, у камина, после того, как Борменталь и профессор вышли из смотровой, ее до смерти напугал Иван Арнольдович. Якобы он сидел в кабинете на корточках и жег в камине собственноручно тетрадь в синей обложке из той пачки, в которой записывались истории болезни профессорских пациентов. Лицо будто бы у доктора было совершенно зеленое и все, ну, все, вдребезги исцарапанное. И Филипп Филиппович в тот вечер сам на себя не был похож. И еще, что… Впрочем, может быть, невинная девушка из пречистенской квартиры и врет…»

Доводы в пользу превышения самообороны

Шариков угрожал Преображенскому и Борменталю револьвером, что можно расценить как вооруженное нападение, однако профессор с помощником, связав и обездвижив напавшего не стали сдавать его в милицию, а вскрыли череп и живот.

Доводы в пользу убийства

«— По обвинению Преображенского, Борменталя, Зинаиды Буниной и Дарьи Ивановой в убийстве заведующего подотделом очистки МКХ Полиграфа Полиграфовича Шарикова.
Рыдания Зины покрыли конец его слов. Произошло движение.
— Ничего я не понимаю, — ответил Филипп Филиппович, королевски вздергивая плечи, — какого такого Шарикова? Ах, виноват, этого моего пса… Которого я оперировал?
— Простите, профессор, не пса, а когда он уже был человеком. Вот в чем дело.
— То-есть он говорил? — Спросил Филипп Филиппович, — это еще не значит быть человеком. Впрочем, это не важно. Шарик и сейчас существует, и никто его решительно не убивал.
— Профессор, — очень удивленно заговорил черный человек поднял брови, — тогда его придеться предьявить. Десятый день, как пропал, а данные, извините меня, очень нехорошие.
— Доктор Борменталь, благоволите предьявить Шарика следователю, приказал Филипп Филиппович, овладевая ордером.
Доктор Борменталь, криво улыбнувшись, вышел.
Когда он вернулся и посвистал, за ним из двери кабинета выскочил пес странного качества. Пятнами он был лыс, пятнами на нем отрастала шерсть вышел он, как ученый циркач, на задних лапах, потом опустился на все четыре и осмотрелся. Гробовое молчание застыло в приемной, как желе. Кошмарного вида пес с багровым шрамом на лбу вновь поднялся на задние лапы и, улыбнувшись, сел в кресло».

Однако же сам Преображенский задолго до операции однозначно определял Шарикова как физически полноценного человека.

«Иван Арнольдович, это элементарно, что вы, на самом деле, спрашиваете? Да ведь гипофиз не повиснет же в воздухе. Ведь он, все-таки, привит на собачий мозг, дайте же ему прижиться. Сейчас Шариков проявляет уже только остатки собачьего, и поймите, что коты — это лучшее из всего, что он делает. Сообразите, что весь ужас в том, что у него уже не собачье, а именно человеческое сердце. И самое паршивое из всех, которое существует в природе».

Лжесвидетельство

Таким образом, утверждение Преображенского, что Шариков так и не стал человеком имеет цель запутать следствие. На убийство он решился только благодаря уверенности, что равных ему медиков в России нет (свидетельство чему комплиментарный ночной диалог Преображенского с Борменталем), поэтому следствию не удастся доказать искусственное и направленное происхождение процессов «атавизма». Поскольку профессор сомневался в успешности операции (а в первый раз был уверен в ее неудачи), обратную операцию можно рассматривать как попытку убийства.

Рассуждения Полиграфа Шарикова о правах // Youtube

Читать далее:

Обвинитель: «Живет Преображенский тем, что починяет альфонсов и шлюх» >>>

Защита: «Преображенский дал псу шанс стать человеком» >>>

Реплики сторон: «Допускаю, что обвинителю не нравятся состоятельные люди» >>>

Приговор >>>

Светлана Шомова об образе Владимира Путина в российской мемосфере

Исследователи фольклора (в том числе сетевого), культурологи, антропологи, лингвисты, изучающие вирусные коммуникации, давно знают: острая народная шутка – например, политический анекдот, – это своеобразный срез настроений в обществе. Однако в наши дни сфера возможного для выражения собственного мнения и трансляции личностных убеждений значительно расширилась – в частности, важным инструментом для свободного политического высказывания стали интернет-мемы.

Впервые термин «мем» (точнее, «мим» в авторской интерпретации) был использован Ричардом Докинзом в работе «Эгоистичный ген». К этим единицам культуры он причислял повторяющиеся и склонные к репликации (вирусному самовоспроизводству) сообщения, от модной мелодии и кулинарного рецепта до способа сооружения арок. При этом редко какая научная концепция вызывала столь же полярный разброс мнений и подвергалась столь разноречивым оценкам (от неприкрытой восторженности до полного шельмования), как меметика. Всплеск интереса к этой сфере, характерный для 90-х гг. 20 века, уже в начале века 21-го сменился множеством критических работ, закрытием научных журналов, посвященных данной тематике, и разочарованием в меметике как самостоятельной области академического знания.

Однако маятник снова качнулся в обратную сторону, когда докинзовское понятие стало употребляться в основном для обозначения нового медийного феномена – интернет-мема во всех его разновидностях: не только крылатой фразы или речевого клише, но и демотиваторов, фотожаб, коллажей, гифок, хэштегов и т.п. Можно смело утверждать, что сегодняшнему мему совершенно безразлично, что думают о нем маститые мужи науки, признают ли они феноменальное влияние мема на аудиторию или нет, – в повседневных коммуникативных практиках мемы давно превратились в важнейший инструмент межличностного и группового взаимодействия. Не случайно Лимор Шифман утверждала, что мем – это «термин, который многие академики выставили за дверь, но он возвращается к нам через Windows (или другие операционные системы) интернет-пользователей». Языковая игра здесь сродни той, что используется в известном русском выражении «Его в дверь прогоняют, а он в окно лезет».

Интернет-мемы сегодня определяются разными авторами как явление постфольклора и артефакт цифровой культуры; как ироничное, шутливое высказывание, получившее широкое распространение в онлайн-среде; как краткий фрагмент информации, ставший модным и активно воспроизводящийся в интернете, в том числе в новых контекстах или ситуациях. Интересно, что исследователи современных коммуникаций перестали рассматривать интернет-мемы исключительно как вариант проведения сетевого досуга или предмет для стеба: в нем видят форму политического участия, проводника политических настроений, ценностей и идей, инструмент формирования коллективной идентичности, средство публичного комментирования новостной повестки дня.

Появилось немало научных работ, где анализируются «мемные» грани образа современных политических лидеров и влияние меметического контента на имидж политических партий. При этом разнообразные медиа стали предлагать читателям целые подборки мемов на ту или иную тему. И это все вполне объяснимо, если учесть, что число пользователей социальных сетей растет во всем мире, а молодежь все чаще узнает о тех или иных кандидатах в президенты своей страны исключительно из мемов.

Не обошла стороной эта тенденция и Россию. Один из самых популярных героев российской мемосферы – Владимир Путин. Это происходит и в силу масштабности постов, которые он занимает на государственном Олимпе, и по причине долговременности пребывания на политической арене, и потому, что его личность в принципе персонифицирует образ власти в глазах соотечественников. При этом «мем-образ» политика претерпевал немалые изменения за годы его правления, и динамика этих изменений способна о многом рассказать внимательному наблюдателю.

Путин первых сроков нахождения у власти – это лидер, который вызывал немалый интерес международного сообщества и западных политологов как «экшн мен», поражающий воображение публики способностью покорять небо и водные глубины, усмирять зверей и побеждать соперников по спортивным состязаниям. Он летал со стерхами, поднимал со дна древние амфоры, входил в клетку к тигру. Несмотря на чрезмерную нарочитость, излишнюю экстравагантность всех этих «приключений» и явственный привкус PR-акций, которым они обладали, мемы той поры – при всем сарказме пользователей Интернета по отношению к их герою – все же содержали в себе оттенок некоего любования молодым и спортивным политиком. Мемы всегда являются продуктом смеховой культуры и обычно нападают, а не защищают, но в данном случае страна, уставшая от старческой немощи предыдущих правителей, как будто прощала Путину те или иные промахи за его внешнюю твердость. Многие фотокадры, ставшие популярными в СМИ и массовой культуре (например, Путин с оголенным торсом во время занятий верховой ездой; Путин за штурвалом истребителя и т.д.), послужили шаблонами для визуальных мемов – в них Путин сидел уже не коне, а на медведе, или, вместо стерхов, «вел корюшку на нерест», или воплощал образ «агента 007» в загадочных темных очках. Эти мемы не только иронизировали над настойчивым конструированием позитивного имиджа политика в официальной пропаганде, но будто бы даже использовали документальные кадры для дополнительного продвижения лидера нации – как человека волевого, воплощающего в себе множество мужских качеств. И в то же время страна не прощала Путину многих «проговорок», в которых высвечивался его жесткий характер: так, печальную известность получил короткий и циничный ответ президента на вопрос журналиста о том, что случилось с подводной лодкой «Курск» («Она утонула»), и эта фраза на долгое время превратилась в вербальный мем-агрессор, использовавшийся для характеристики политика и выражения отношения к нему пользователей сети.

Мне уже приходилось писать в книге, посвященной архетипам культуры в политических коммуникациях, о том, что изначально отрабатывая в риторике и событийных политических перформансах (неизбежно отражавшихся в мемах) образы Отца нации, Правителя и Героя, Путин в определенной степени преуспел в попытках «понравиться» массовому сознанию. Конечно, критически мыслящие соотечественники – которых всегда в процентном соотношении немного – хорошо чувствовали намеренную инспирированность характера множества вирусных сообщений, связанных с его образом, однако в целом «коллективное бессознательное» Рунета продуцировало, наряду с откровенно критическими мемами, и вполне лояльный к политику контент.

Со временем образ Путина начал обретать в мемах иные черты. Особенно заметно это стало в последние годы. Скажем, в 2017-2018 гг. внимание пользователей Рунета к Путину было вызвано не только его повседневной деятельностью на посту главы государства, но и его участием в очередных президентских выборах. Реагируя мемами на все этапы избирательной кампании Путина (от объявления о решении баллотироваться в президенты и до завершающего аккорда – инаугурации), российская аудитория особенно активно конструировала и распространяла меметические сообщения в двух тематических полях: безальтернативность политика на посту президента и его несменяемость в течение многих лет. Явное раздражение пользователей сети первым фактором российской политической реальности (и одновременно заведомо «особым» положением данного политика в ходе выборов) выплеснулось, например, в активном мемотворчестве по поводу избирательного бюллетеня, утвержденного ЦИК в феврале 2018 года; особенностью этого документа стало то, что рядом с фамилией действующего президента, в отличие от других кандидатов, не оказалось подробных сведений (место работы, биография и т.д.), только максимально лаконичные несколько фраз. «Крутым парням не нужны лишние слова», «Царь, просто царь», «Идиот, не видишь, куда галочку ставить надо?» – так отреагировали пользователи социальных сетей на этот документ. Что касается второго фактора (утомившей многих несменяемости лидера страны), то один из месседжей на подобную тему – картинка со слоганом «Все, кто пропустил инаугурацию президента России Владимира Путина, не расстраивайтесь, посмотрите в следующий раз» (9.05.2018), – обрел высокую вирусную популярность во многих социальных сетях. Другой пример – демотиватор конца марта 2018 года, основанный на известном кадре из фильма «Собачье сердце» (ставшем шаблоном для множества мемов), где профессор Преображенский в комическом отчаянии опирается лбом на руку, а Шариков говорит ему: «Хорошо, что Путин опять победил. Он наведет порядок, а то 18 лет в стране бардак и коррупция…». И, разумеется, никуда не делась тема сомнений в чистоте президентских выборов – 3060 лайков в первый же час после публикации (18.03.3018, день выборов) набрала в одном из пабликов сети Вконтакте шутливая диаграмма результатов голосования в виде круга, поделенного на две равные половины: одна обозначена как «Проголосовали за Путина», вторая – «Проголосовали за Путина, но еще не знают об этом».

Личность этого политика привлекает внимание интернет-аудитории и вне таких крупных событий, как президентские выборы; зачастую мемами «прорастают» вполне рядовые или же кажущиеся случайными события его политической и частной жизни. Так, именно Путин стал героем одного из главных мемов Чемпионата мира по футболу-2018. Когда во время награждения победителей в Москве хлынул дождь, зонтом оказался укрыт лишь президент России (в отличие от стоявших рядом руководителей Франции, Хорватии и т.д.). Вирусным стал уже сам документальный кадр события, быстро разошедшийся затем на фотожабы (то есть мемы, видоизменяющие фото и добавляющие к нему те или иные детали); еще большую популярность затем получили различные месседжи, обыгрывающие эту тему и печалящиеся по поводу недостаточной галантности Путина.

Помимо событий политической жизни, часто основой для мемов в Рунете становятся и вербальные выступления политика. Много сетевых шуток, например, породило его высказывание о том, что некие заинтересованные службы собирают биоматериал россиян. Признание президента в том, что он получил звание лейтенанта как артиллерист (январь 2019 года), стало основой для множества мемов, сконструированных в качестве продолжения фразы «Путин признался, что он…» (волшебник, «парень из тех, кто просто любит жизнь» и даже «Владычица морская»). Ну и, конечно, в последние месяцы шквал разочарованных и остроумных постов вызвали темы поправок к Конституции, обнуления президентских сроков (популярная шутка в Twitter – «Из-за карантина Путину запретят покидать президентский пост») и мотивы его обращений к нации – например, буквально заполонившие соцсети мемы про «печенегов и половцев».

Российская аудитория готова воссоздавать в визуальных и вербальных мемах (чаще всего, с саркастическим оттенком) даже малозначительный, но связанный с Путиным новостной повод, поведенческую реакцию, словесную или эмоциональную оплошность. С одной стороны, это по-прежнему подтверждает интерес, который вызывает его фигура у сетевой аудитории, а с другой – это не слишком хороший знак для президента: в отсутствие значимых и серьезных решений, которых ожидает нация, триггером для мемотворчества становятся локальные штрихи, принижающие образ и без того уже растерявший значительную долю харизмы.

Впрочем, политические психологи давно предупреждали, что электоральная привлекательность Путина все больше зависит от положения дел в стране и все меньше – от умения произвести впечатление на аудиторию. Значительно серьезнее в наши дни начинают выглядеть мемы, использующие образ президента страны, если речь в них идет не просто о Путине-политике, а о Путине, воплощающем российскую власть. Это уже не просто обычная ирония по поводу неосторожного высказывания или спонтанного поступка. Многое говорит о том, как воспринимают президента пользователи сетей, популярный мем, выполненный в стилистике советского плаката: Путин, отстраняющий от себя толстую книгу «Права человека в России» со словами «Зачем эти формальности?». Можно сказать, что мемы «отзеркаливают» ситуацию, просматривающуюся сегодня в «большой», серьезной аналитике, критикующей как риторику лидера, так и PR-акции с его участием, – если уж нам так долго внушали идею о безальтернативности Путина для России, то сегодня он отвечает за все: не только за успехи, но и за поражения. Особых успехов в стране на сегодняшний день не видно (коронавирус, падение рубля, растущая безработица и т.д.) и мемосфера Рунета проявляет это как лакмусовая бумажка.

Несколько лет назад в Москве состоялась краткая, но получившая немалое освещение выставка «Путин – мем», приуроченная ко дню рождения лидера. Не раскрывая имен организаторов мероприятия, портал РИА Новости цитировал их таким образом: «Сам Путин давно уже перерос статус президента и сам превратился в международно известный мем — популярного персонажа обложек СМИ, демотиваторов, фотожаб и видеороликов. По узнаваемости образ российского лидера может сравниться с образом Супермена», – и отмечал, что выставка призвана стать своеобразным мостом между поколениями. На наш взгляд, подобные акции – косвенное признание того, что влияние мема на массовую аудиторию уже признают не только теоретики, но и практики политической коммуникации. Однако если бы подобная «поздравительная» выставка открывалась сегодня, то подобрать для нее свежий контент, создающий привлекательный политический образ героя, было бы, вероятно, уже не так просто.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *