Приемный ребенок

Проблемы приемных родителей и детей Взрослые, задумавшие взять в свою семью приемного ребенка, начинают заранее рисовать себе идиллические картинки, как они будут гулять с малышом, играть в прятки, поведут ребенка в первый раз в детский сад или в школу. И во всех фантазиях малыш, особенно если в семье до него детей не было, рисуется этаким ангелоподобным созданием. Некоторые ударяются в другую крайность: начинают копаться в предках ребенка до седьмого колена, разыскивая различные отклонения в поведении или здоровье. Кто из них прав?

Приемные дети. Проблемы

Ваше решение взять в свой дом сироту, несомненно, заслуживает высокой оценки, ведь вы возвращаете семью, любовь и заботу брошенному ребенку. С другой стороны, ребенок – всегда проблема, а ребенок из детдома – проблема во много раз большая, особенно если он помнит о своем прошлом.

При усыновлении можно обследовать ребенка у врачей, чтобы убедиться, что в состоянии здоровья нет серьезных отклонений, а как предусмотреть отклонения в поведении? Как угадать, как отнесутся к выбранному вами ребенку ваши родители или родители супруга? А если у вас есть собственные дети, как они отнесутся к малышу и примут ли нового члена семьи? И сможете ли вы полюбить приемного малыша, как родного?

Психологи, работающие с приемными семьями, рассказывают о множестве проблем, возникающих при усыновлении детей. Ведь в детдоме редко можно найти абсолютного здорового и с хорошими генами ребенка. Кроме того, ребенок, прошедший через детский дом или приют, брошенный родителями или потерявший их, прошедший через испытания голодом, насилием, получает сильную психологическую травму, которая впоследствии может вызвать нежелательные изменения в поведении.

К примеру, семья М., после того, как выросла и вышла замуж родная дочь, взяли из детдома десятилетнего мальчика Алешу, имевшего хорошие характеристики, успешно учившегося в школе. Месяц, который он провел с ними как гость, показал ребенка с хорошей стороны, и семья оформила усыновление. Но этот месяц был последним спокойным в их жизни. Мальчик начал лгать родителями по любому поводу, красть деньги из карманов и кошельков, грубить учителям в школе, драться с одноклассниками, приставать к девочкам. На него жаловались учителя, соседи по дому.
Беседы и наказания не приводили к положительному результату. Супруги М. отдавали ребенку все свободное время, окружая его заботой, лаской, стараясь смягчить характер ребенка. Поняв, что сами не справляются, обратились к психологам, а потом и психиатру. В течение года мальчика пытались привести в чувство специалисты и родители, но ничего не менялось. С душевной болью и чувством вины супруги вернули ребенка в детский дом. А мальчик на это никак не прореагировал.

Или вот еще случай, которых достаточно много.

Семья В. взяла из детского дома сестренок 7 и 10 лет. Девочки радовались, попав в семью, сразу начали называть родителей мамой и папой, хорошо учились и первое время не доставляли особых проблем. Освоившись в семье, почувствовав, что их любят, старшая, Лена, вдруг начала учиться хуже, откровенно хамить. Однажды отца вызвали в отделение полиции.

Девочку поймали на воровстве в магазине. Затем вызовы следовали один за другим. Родители повели ребенка на обследование к психологу, который выяснил, что у девочки наследственное заболевание – клептомания, которое раньше себя никак не проявляло. Родители вынуждены были вернуть детей в детдом.

Проблемы воспитания приемных детей бывают и не такими сложными, но в любом случае, решив взять из детдома ребенка, нужно быть готовым к трудностям, набираться терпения и любви.

Стоит заметить, что приемные дети могут привнести не только проблемы воспитания. Есть еще ряд проблем, которые не предполагаются при принятии решения, но затем могут выйти на первый план.

Проблемы приемных родителей и детей

Проблемы начинаются с мотивов, по которым вы решили взять в свою семью чужого ребенка.

Психологи называют несколько причин, по которым в нормальных семьях возникают конфликты с приемными детьми.

  • Сверх заботливость или гиперопека. Эта ситуация встречается в семьях, потерявших собственного ребенка, или не имеющих детей из-за болезни. Ребенку не дают сделать самостоятельно ни одного шага, он должен находиться только рядом с родителями, показывать им свою любовь.До определенного момента, пока ребенок маленький, ему это может даже нравиться. Но, взрослея, каждый малыш начинает стремиться к самостоятельности. Родители же не понимают и не желают отпускать его от себя. Ребенок грубит, убегает без разрешения к друзьям, делает все наперекор. Впрочем, такая ситуация возможна не только с приемным, но и с родным ребенком.
  • Доброе дело. Цель родителей, желающих взять ребенка – получить одобрение окружающих . Соответствующего отношения они ждут и от ребенка, которого они облагодетельствовали. Реакцию ребенка предсказать не трудно, трудно с этой реакцией справиться.
  • Тайна усыновления. Мнительные взрослые, взявшие в семью младенца, боятся, что малыш узнает о своем происхождении от чужих людей. В такой семье часты проблемы в общении с внешним миром. Родители ограничивают контакты ребенка, сами живут замкнуто. У ребенка возникает дефицит общения, его тянет на улицу, к друзьям, чего никак не могут допустить родители. Если же тайна раскрывается, ребенок получает тяжелую травму, становится неуправляем, на все упреки родителей отвечает: «Я вам не родной» и т.д. Порой дети предпринимают попытки самоубийства или убегают из дому с целью найти своих настоящих родных.
  • Проблемы различия в восприятии поступков родного и приемного ребенка – еще одна проблема приемных семей. Одни родители возлагают на детей необыкновенные надежды, пытаются вырастить гения, отправляя его одновременно в бассейн, на фигурное катание, в художественную школу и на хоровое пение. Другие же страшно боятся, что однажды выйдет наружу заложенная генетически плохая черта характера, выискивают второе дно в каждом проступке ребенка.И в том и в другом случае неудачи, капризы, проступки воспринимаются родителями негативно, приводят к разочарованию, гневу.
    В то же время такие поступки родного ребенка воспринимались бы ими как нечто обыкновенное, легко прощались и забывались. Дети у таких родителей страдают от низкой самооценки, у них часто бывают депрессии, они не уверенны в себе, и по-детски пытаются привлечь к себе внимание либо постоянными приставаниями к родителям, либо дерзостью, плохими поступками, вызывающим поведением.

И только взрослые, принимающие малыша в семью для того, чтобы сделать его счастливым, могут надеяться на то, что нарушения в поведении ребенка постепенно нормализуются, и семья будет дружной и благополучной.

Обнимать, быть терпимее, принимать такими, какие они есть Мы поговорили с приемными матерями о жизни в SOS-деревне и отношениях с детьми

Евгения Жуланова для «Медузы»

По последним данным, в России около 44 тысяч детей-сирот воспитываются в детских домах. Кажется, что стать приемным родителем очень сложно. Но есть те, кто не боится взять на себя такую ответственность. Вместе с благотворительной организацией «Детские деревни — SOS» (она помогает детям-сиротам и семьям в трудной жизненной ситуации) рассказываем истории трех женщин. Каждая из них воспитывает от четырех до семи приемных детей.

Елена Канзафарова

Есть взрослый сын, вырастила под опекой 4 девочек (выпускницы), взяла еще 4 детей

Максим Змеев для «Медузы»

Я всю жизнь работаю с детьми, в начале карьеры — с дошкольниками в детском саду, затем 10 лет в детском доме. Восемь лет назад я переехала в Москву из Санкт-Петербурга, искала работу, и знакомая рассказала про SOS-деревню в Томилино. Я позвонила, прошла собеседование, и мне предложили место SOS-тети — так называют помощниц, которые замещают маму (когда ей нужно отлучиться в поликлинику, например) и помогают ей с воспитанием детей.

Через полгода мне доверили воспитывать детей, четырех девочек-подростков — Веру, Марину и двух Насть. Девочки были непростые. Провоцировали меня: проверяли, откажусь ли я от них. Но через несколько месяцев поняли, что я не буду на них кричать, не буду ругаться и уж тем более ни при каких обстоятельствах не собираюсь от них отказываться, стали мне доверять. А через полтора года я стала их полноправной SOS-мамой.

Родной сын меня всегда поддерживал, а вот мама отговаривала переезжать, пугала ответственностью. Но через год она приехала в гости, познакомилась с детьми и успокоилась.

Максим Змеев для «Медузы»

Вера училась в коррекционной школе, но страхов перед «плохой наследственностью» и особенностями детей у меня не было. Во-первых, благодаря опыту работы в детском доме я знала, какие травмы могут быть у детей и как они их переживают. Во-вторых, я прошла школу матерей в «Детской деревне — SOS». Там постоянно организуют тренинги и семинары, рассказывают, как реагировать на разные ситуации. А еще у каждой семьи есть куратор: он помогает в сложных ситуациях.

Сейчас девочки уже выпускницы, живут отдельно. Поэтому полгода назад я взяла четырех детей, трое из них родственники. Познакомились мы в больнице: после изъятия из неблагополучной семьи их всегда направляют на обследование. Я боялась говорить с ними об опекунстве, ведь у них есть живые родители. Но уже через 20 минут после знакомства они сами спросили: «А вы нас к себе возьмете?»

Первый месяц дети, бывало, уходили из дома: они привыкли бродяжничать, пропускать школу. Сейчас же проблема обратная — вытащить их на прогулку. Тимур (12 лет) как-то сказал мне, что всегда мечтал играть в футбол, и я записала его в секцию. А недавно он поступил в спортивную школу олимпийского резерва. Сестры Римма и Маша (10 и 11 лет) очень артистичные: поют, танцуют. Их брату Марату (14 лет) пока сложновато в школе, мы работаем с психологом.

Максим Змеев для «Медузы»

У детей из детдома вообще часто бывают проблемы с адаптацией к школе. Учителя очень к ним предвзяты. Один педагог постоянно доводил ребенка: ставил только двойки, писал замечания, выгонял из класса. Пришлось звать в школу психолога и социального педагога из «Детской деревни — SOS», чтобы объяснять учителю, что дело вовсе не в лени.

Для детей опыт жизни в детском доме и «Детской деревне — SOS» очень различается. В детских домах работает много хороших людей, но у детей там жесткий режим, нет личного пространства, нет навыков ведения домашнего хозяйства: за них стирают, готовят. У нас здесь домашняя обстановка: в выходные поспим подольше, приготовим вместе шарлотку, вместе поедем куда-нибудь, или дети могут позвать в гости друзей.

Уроки материнства от SOS-мамы

  • Защищайте ребенка

У меня в WhatsApp восемь родительских чатов, я привыкла общаться с учителями и поняла, как сделать так, чтобы твоего ребенка не обижали. Главный признак того, что что-то не так, — если ребенок не хочет идти в школу. Он чего-то боится, и нужно выяснить, чего именно.

  • Контролируйте свое поведение

Зачастую детская агрессия — признак самозащиты. Чтобы не раздувать конфликт, обратите внимание на свои реакции, совладайте с речью. Крики решить проблему не помогут.

  • Давайте подростку больше самостоятельности

Подростков воспитывать тяжелее всего: у них появляются новые желания и потребности. Стоит понять, что дети действительно взрослеют: они могут гулять дольше, чем раньше, покупать одежду, которая нравится им, а не вам.

Благотворительная организация «Детские деревни — SOS» появилась 70 лет назад в Австрии. В «Детских деревнях — SOS» дети, оставшиеся без попечения родителей, живут в семейных домах вместе с приемными мамами, папами, братьями и сестрами — как в обычной семье. В России организация отмечает в этом году 25-летие работы. В нашей стране «Детские деревни — SOS» работают в семи регионах: Москве и Московской области, Санкт-Петербурге, Казани, а также Псковской, Орловской, Мурманской и Вологодской областях. Проект поддерживают компании, например IKEA, Procter & Gamble, Газпромбанк. Но большая часть пожертвований — от частных лиц. По словам исполнительного директора организации Николая Слабжанина, каждый месяц ее поддерживают более 17 тысяч жертвователей.

Елена Голотюк

3 родных детей, еще 7 — под опекой

Евгения Жуланова для «Медузы»

Вместе с мужем мы живем в «Детской деревне — SOS» в Томилино уже пять лет. Я окончила медицинский колледж, а затем 25 лет проработала специалистом по обучению персонала в «Макдоналдсе» на «Пушкинской». У нас три дочери, но мы всегда хотели еще и мальчика. Девчонки сами предложили взять приемного ребенка. Мой муж вырос в детском доме, знал, через какие трудности порой проходят там дети, поэтому поддержал идею. Так мы взяли первого мальчика, Клима, ему был год и три месяца. Увидели его фотографию в интернете, но ощущения, что это наш ребенок, тогда не было. Зато когда познакомились вживую в детском доме, выбрали его сразу — не глазами, а сердцем.

Поднимали детей сами. Через четыре года взяли под опеку второго — Дениса. Ему было пять, он был сиротой при живых отце и матери. В детдоме муж его спросил: «Пусть у тебя будут две мамы и два папы — согласен?» Он обрадовался и тут же ответил: «Давайте!»

Евгения Жуланова для «Медузы»

Мы хотели взять еще детей, но места в квартире не хватало. В 2014 году опека предложила нашу кандидатуру «Детской деревне — SOS». Мы прошли собеседование, очное и заочное психологические тестирования, и нас взяли. Нам очень понравился дом: много места для детишек, не сравнить с нашей прежней квартирой. Кроме того, в «Деревне» работают психологи и социальные педагоги.

После переезда взяли грудного ребенка: Антошке было 1,5 месяца. А четыре года назад у нас появилась восьмилетняя девочка Женя. Звать нас мамой и папой она начала сразу. Видимо, соскучилась по этим словам. Сейчас она занимается в музыкальной школе, очень хорошо учится: всего три четверки в четверти, остальные — пятерки. Два года назад мы взяли Наума, сейчас ему 4,5. Он сразу же к нам привязался. Последними взяли двойняшек.

Евгения Жуланова для «Медузы»

У некоторых ребят были проблемы со здоровьем, поэтому первым делом мы проводили все обследования, вставали на учет в поликлинике. Часть диагнозов ушла совсем, сложных не осталось. Удобно, что все нужные специалисты либо работают тут же, в «Деревне», либо приезжают по требованию.

Мы никогда не делили детей на родных и приемных: все воспитываются вместе и дружат. В свободное время мы ездим на аттракционы, ходим в зоопарк, в кино, гуляем в парке. Каждое лето всей семьей отдыхаем в Сочи или Анапе. Детям полезно быть на море, а совместные путешествия очень сближают.

  • Будьте терпимее

Благодаря супервайзерам и психологам «Деревни», которые работали со мной и мужем, мы научились быть уравновешеннее, лучше понимать психологию детей. Когда так много детей, ситуации бывают разные, и важно уметь прощать, что бы они ни натворили.

  • Принимайте детей такими, какие они есть. Не давите, если они не соответствуют вашим ожиданиям

Дети у нас разные: кто-то может учиться, а кто-то не очень. Например, наш Дениска отлично учится, у него большой потенциал. У Жени тоже хорошо получается, а еще она поет в хоре, очень красивый голос. Мы стараемся, чтобы они держали марку и в итоге поступили в институт. А другому нашему мальчику учеба не дается, и мы на него не давим: зачем наносить еще одну травму? Мы его поддерживаем, помогаем определиться с колледжем.

  • Любовь нужна всем

Принять и полюбить чужого ребенка непросто, но мы научились. Здесь важен контакт, дружная обстановка в семье. Наш Дениска вообще не улыбался первые восемь месяцев, был очень зажатый. И другие дети на первых порах были немного диковаты. Зато сейчас все домашние, свои.

В «Детских деревнях — SOS» живут более 600 детей. Большинство из них — социальные сироты, то есть сироты при живых родственниках, лишенных родительских прав. В «Детских деревнях — SOS» у детей появляется приемная семья, которой помогает команда штатных и привлеченных специалистов: преподавателей, психологов, логопедов, социальных педагогов. С детьми, которым нужна специализированная помощь, занимаются узкие специалисты, например нейропсихологи. Некоторые из них также занимаются подготовкой и обучением будущих опекунов — проводят с ними занятия и тестирования.

Светлана Анохина

Вырастила под опекой 7 детей, после их выпуска взяла еще 6

Евгения Жуланова для «Медузы»

По образованию я медсестра и несколько лет проработала в детском доме в Московской области. Шесть лет назад в рамках социального проекта по опекунству мы с мужем взяли пятерых детей: трех мальчиков и двух девочек. Все пятеро одногодки, на тот момент им было по 13 лет.

Наши биологические дети давно выросли, даже внучка уже взрослая, ей 15 лет. К тому же всех пятерых я уже знала: мы взяли их из детского дома, где я работала. Но к опекунству одновременно пяти подростков все равно нужно было морально подготовиться. Муж помог решиться. Мы прошли обучение в школе опекунства, несколько тестирований и собеседований с психологами. Детям пришлось адаптироваться: раньше они называли меня Светланой Владимировной, а потом я вдруг стала их мамой. Юля обращалась ко мне просто «Владимировна». Януш долго не мог определиться, поэтому просто подходил ко мне и заглядывал в глаза.

Через год нам предложили переехать в большой дом в «Детской деревне — SOS» в Томилино. Переехав, мы взяли под опеку еще двух ребят, уже из другого детдома. Один мальчик-сирота помнил своих родителей, поэтому мы с мужем для него были «тетя Света» и «дядя Ваня». Зато другой, Коля, несмотря на то что ему было уже 16, с самого начала называл нас только «мамулей» и «папулей».

Поначалу было сложно. Дети почти всю жизнь прожили в детском доме, без личного пространства, и просто не мыслили себя по отдельности. Не были самодостаточны, потому что мало контактировали с внешним миром. В 14–15 лет мы впервые показывали им, как работает метро. Мне хотелось, чтобы каждый мой ребенок осознавал себя как самодостаточную личность, поэтому иногда я говорю детям: проснись завтра пораньше, пока все остальные еще спят. Ощути, что это полностью твое время, когда есть только ты.

Детские деревни — SOS

Родные дети очень поддержали нас в нашем решении. Старший сын часто к нам приезжает вместе с женой. Дети вообще его считают своим братом.

К 2018 году все дети выросли, получили социальные квартиры и начали самостоятельную жизнь. Один мальчик отслужил в армии, другой профессионально занимается футболом. Януш получил хореографическое образование и часто ездит на танцевальные конкурсы. У Коли и Димы уже собственные семьи. Одна дочка выучилась на швею, вторая занялась волонтерством.

Сейчас мы с мужем воспитываем шестерых детей, уже помладше: от 9 до 16.

Разница между выпускниками и младшими — только в эмоциях. Нам с мужем нравится жить в этом состоянии материнства и отцовства.

Жизнь у нас очень насыщенная. Наше любимое занятие — печь. Давид и Алина обычно помогают с тестом, я научила их делать всякие пышки, ватрушки. С папой они любят готовить уже что-то основательное — борщи, мясо. Когда дети видят, что я выкладываю мозаику (это мое хобби), подсаживаются рядом и начинают рисовать, у каждого для этого свой альбом. Вообще у нас в семье так: папа — дома, мама — выездная. Я часто хожу в библиотеку, а дети со мной. У нас есть любимый кинотеатр в Люберцах, мы отслеживаем все новинки и специально выделяем день для похода в кино. После сеанса обычно гуляем в огромном парке в Томилино. Зимой берем ледянки и ватрушки и идем кататься — у нас там «своя» площадка. Я катаю их, они — меня. А потом вместе пьем чай с пирожками.

Муж зачастую понимает деток гораздо лучше, чем я, хотя он далек от педагогики: служил по контракту в армии, потом работал мастером деревообрабатывающих станков. В «Деревне» у него есть небольшая столярная мастерская, и дети к нему часто заходят. Вместе выжигают (мы им купили специальные детские наборы для выжигания), иногда что-нибудь выпиливают.

Дети любят наш большой дом, любят беречь в нем уют. Например, когда я меняю какие-то шторы, Алина ездит со мной в магазин и ателье, потом вместе вешаем. Причем мальчикам преображать дом нравится даже больше. Они замечают, как дом живет, меняется. И мне от этого очень радостно, ведь моя цель — не просто быть рядом с детьми, пока они растут, но сделать так, чтобы, повзрослев, они прожили хорошую жизнь в собственном доме.

Евгения Жуланова для «Медузы»

  • Ваша жизнь изменится в лучшую сторону

Я не скажу, что до появления детей я была несчастна: у меня ведь и до них была своя семья, дети, внуки. Но с SOS-детьми жизнь определенно стала наполненнее.

  • Если ребенок не похож на вас, это нормально

Ведь дети не виноваты в том, что попали в детский дом и жизнь там заставила их мыслить и поступать иначе, чем их ровесники из полных семей. Любой ребенок, родной или приемный, имеет право быть непохожим на вас.

  • Обнимайте детей чаще

Если ребенок пришел с двойкой в плохом настроении, я сразу подхожу к нему и первым делом обнимаю. Детям это нужно. И если судьба поможет им создать свою семью, я надеюсь, наш с мужем пример поможет им ее сохранить.

Это только три истории. В «Детских деревнях — SOS» живут десятки семей, чьи судьбы сложились похожим образом. В «Детских деревнях — SOS» дети находятся под опекой в настоящих семьях. Это возможно благодаря регулярным пожертвованиям. Поддержать проект и его воспитанников просто, если оформить пожертвование с банковской карты на сайте организации. Можно сделать разовое пожертвование или установить подписку на ежемесячное снятие небольшой суммы — так вы поможете детям получать необходимую помощь для их развития и социализации.

Все истории реальны. Имена и фамилии детей изменены в целях защиты их персональных данных

  • Напишите нам

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *