Приходящего ко мне не изгоню вон

«Приходящего ко Мне не изгоню вон» (Иоан.6,37)!

Свидетельство одной сестры.
«Итак, помните, … что вы были в то время без Христа, …не имели надежды и были безбожники в мире» (Еф.2,11.12)
Хочу рассказать о той милости, которую явил мне, великой грешнице, всемогущий Бог, и поделиться тем чудом, которое совершил Он в моей жизни. Поистине, Его пути непостижимы и Его милосердие безгранично! Нет такой глубины, из которой Он не мог бы извлечь заблудшее, падшее человеческое существо.
Оглядываясь на свою прошлую жизнь, я испытываю глубокое чувство стыда, и каждый раз меня по-новому переполняет огромное чувство благодарности моему
Творцу за Его безмерную любовь, которую Он проявил ко мне, недостойной!
Я опустилась так низко, что почувствовала отвращение к себе самой! Для чего я, собственно, жила? Такой вопрос часто возникал в моём сознании. Мои две дочери росли без отца. Да его у них, можно сказать, никогда и не было. Их «воспитывали» всевозможные «отчимы», многие из которых были совершенно безнравственными людьми. Мне самой было противно от этого, но отказаться от их «помощи»
Я была не в силах, так как нуждалась в средствах для содержания детей. В конце концов, мне стало всё равно, с кем жить, лишь бы не умереть от голода. Слова Христа, обращённые к самарянке, были сказаны словно обо мне: «Правду ты сказала, что у тебя нет мужа, ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе» (Иоан.4,17.18). Но, увы! Я ещё не узнала «Человека, Который сказал мне всё, что я сделала» (ст.29)! Моё здоровье было подорвано беспокойной жизнью, и несколько раз я едва не переступала черту – меня с трудом откачивали от приступов астмы… Жизнь казалась мрачной однообразной жестокой колеёй, вырваться из которой не было ни сил, ни возможности…
«Кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек» (Иоан.4,14)
Я несколько раз ходила на исповедь к священнику, но это нисколько не помогало… Наоборот, моё состояние только ухудшалось… Зачем я живу? Этот вопрос вспыхивал в сознании с новой силой и, в конце концов, стал преследовать меня по всюду. Стоит ли
Жить так дальше? Ведь это не жизнь, а кромешный ад!.. Есть ли ещё
Выход из этого тупика? Есть ли ещё кто-нибудь, кто мог бы мне помочь?..
Как-то раз на заводе, где я работала, произошло оживление – вернулась из долгого отпуска наша сотрудница, моя давняя подруга.
Она была интеллигентной женщиной, вместе с сыном объездила почти пол мира и много повидала в своей жизни. И вот, она вернулась в наш город из очередного турне.
Но вернулась не та Василина, которую мы знали. И из-за этого в коллективе произошло волнение. «Не подходите к Василине Ивановне, – предупредила одна из коллег. Она подалась в какую-то религию, всё о Боге твердит. Ещё, чего доброго, голову заморочит своей пропагандой! Будьте с ней начеку!»
Что говорили люди, я уже не слышала. «Бог!?.. Может, Он сможет
Мне помочь?» – блеснула слабая надежда. В тот же вечер я пригласила подругу на чай. Как-никак давно не виделись, есть о чём поговорить. Но весь вечер мы говорили… только о Боге! Вернее, мы слушали её – я и мои повзрослевшие дочери. Василина рассказывала о своём покаянии, о том, как Бог отыскал её, притом с таким воодушевлением, что я поняла – это не просто слова! Я видела произошедшую в ней перемену. Я видела, что она действительно верит в то, о чём говорит… И даже больше – она стала действительно счастливой! «Придите ко Мне все труждающиеся и обременённые, и Я успокою вас» (Матф.11,28)
Ах, как и мне хотелось иметь такой же душевный мир и такое счастье! А оно, по словам Василины, было ещё возможно! Более того, она утверждала, что великий Спаситель именно для того и пришёл, чтобы взыскать, найти и спасти погибшее, и что Он ждёт и ищет и сегодня таких потерянных, уставших, разбившихся в жизни, как я…
Но это казалось слишком простым и прекрасным, чтобы быть
правдой! Но подруга открыла своё Евангелие и прочла такие целебные и утешительные слова, которые несказанно сладким бальзамом проникли в моё ожесточённое разочарованное сердце: «Приходящего ко Мне не изгоню вон» (Иоан.6,37)! «Жаждущий пусть приходит, и желающий пусть берёт воду жизни даром» (Откр.22,17). И я пришла к
Нему… Со всей своей виной, с тяжёлым грузом, сдавливавшим сердце, пришла такой, какая есть… В сокрушении молясь, склонилась на колени, не ожидая ничего, кроме приговора! А Он нежно коснулся меня Своей милостивой рукой и с любовью сказал: «Прощаются тебе грехи твои… Вера твоя спасла тебя, иди с миром» (Лук.7,48.50)!
Он снял с моего сердца бремя греха и наполнил душу Своим драгоценным миром! Он вошёл в мою искалеченную жизнь и наполнил её Своим драгоценным присутствием! А какие чудесные перемены Он произвёл! – Удалил всё мерзкое, греховное, послав к нему отвращение, и дарит теперь Своё благословение! Я уже не жалкая, никому
не нужная грешная женщина, а Его дитя, омытое святой кровью Его Сына! Более того, Он нашёл не только меня, но и моих детей, и теперь я со слезами на глазах могу видеть, как их цветущая юность благоухает для Его чудного имени!..
Я теперь по-настоящему счастлива и могу сказать каждому: «Во истину, Иисус и сегодня принимает грешников!»
( по свидетельству О.Б.)

Монашество – звание пожизненное: «Грядущего ко Мне не изжену вон» (Ин. 6:37)

Возрождение русского монашества — дело не законов и мер, а лиц, живущих высоким идеалом иночества. Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл благословил на вступление в монастырскую братию еще 15 трудников обители. В 1991 году Спасо-Преображенскому Валаамскому монастырю был присвоен статус ставропигиального, и в соответствии с этим он находится в прямом подчинении Святейшему Патриарху.
В Русской Православной Церкви таких монастырей сегодня 32 – 15 мужских и 17 женских. Всего насельников и насельниц в ставропигиальных монастырях 1828 человек. 15 братьев, желающих вступить на иноческий путь — серьезная цифра для любого монастыря. Но это, конечно, не означает, что все эти 15 будущих послушников через несколько лет сподобятся принятия монашеского облика, будут достойны принесения монашеских клятв перед престолом Божиим. Впереди — годы и годы послушания, множество искусов и искушений, а основой иночества являются смирение и молитва.
В этот раз средний возраст получивших благословление Святейшего Патриарха на получение звания послушника — 25-30 лет. Звание послушника – уже начало иноческого пути. Правильно подвизаясь, можно достичь духовных высот, даже не принимая пострига. Вспоминается повествование из Киево-Печерского патерика о том, как тело погребенного простого послушника было чудесным образом облечено в схимнические одежды соответственно его духовному состоянию.
По предсказанию старцев, в последние времена будут жить «в монастырях как в миру, а в миру — как в аду». И уже две тысячи лет каждое поколение христиан считает, что последние времена настали. «Ты спрашиваешь, как дела в Церкви? Отвечаю: как с моим телом – всё болит, и никакой надежды на исцеление», — писал в IV веке святитель Василий Великий. Вспомним, как сокрушался о монашестве XIX века святитель Игнатий Брянчанинов (+1867 год): «О монашестве я писал Вам, что оно доживает в России, да и повсюду, данный ему срок. Отживает оно век свой вместе с христианством». Хотя в то время и в Оптиной, и на Валааме, и в других монастырях процветало старчество. Что же сказал бы святитель о нашем времени?
«1989 год — начало возрождения монашеской жизни на Валааме, — рассказывает игумен монастыря Преосвященнейший Панкратий, епископ Троицкий. — Мы были одни из первых, которые начали возрождаться, потом монастыри стали сотнями образовывать на нашей земле, в них не могло быть того преемства традиции, которое было характерно для дореволюционного русского монашества. В большинстве обителей жизнь начиналась с нуля. Это сейчас Русская Православная Церковь насчитывает более 890 монастырей, но мы помним, что 25 лет назад у нас были только четыре мужских монастыря на весь Советский Союз. Можно на пальцах одной руки перечислить: — Троице-Сергиевая Лавра, Псково-Печерский монастырь — это на территории России, и на территории Украины — Почаевская Лавра и Одесский монастырь, — это собственно, все. Четыре монастыря на многомиллионное государство. Но и тогда отсутствие духовного опыта у иноков и инокинь восполнялось пламенной верой и надеждой на Божественную благодать, «всегда немощная врачующую и оскудевающая восполняющую».

Возрождение русского монашества — дело не законов и мер, а лиц, живущих высоким идеалом иночества. Быть монахом по призванию, стать иным по жизни, а не только по званию, — долгий путь преображения души. «Надо сначала себя очистить, а затем других очищать, — учит святитель Григорий Богослов, — надо сначала себя преобразить премудростью, а затем других учить мудрости; надо сначала самому стать светом, а затем других просвещать; надо сначала себя приблизить к Богу, а затем других приближать; подобает, прежде всего, себя соделать святым, а затем других учить святости…».
«Главное предназначение Валаама от Бога — быть местом уединенной иноческой молитвы, местом подвигов, и, конечно, нужно всегда об этом помнить, — продолжает епископ Троицкий Панкратий. — Есть некий Валаам Духовный, Небесный, и мы можем в нем находиться. Нам нужно не расслабляться, терпеть все те временные неустройства и искушения, все те скорби, которые неизбежны на иноческом пути, ради обетования. Но сама жизнь в общежительном монастыре – в идеале — подразумевает единство с братьями, что жили до нас и что придут после. Да сегодня насельников в нашем Валаамском монастыре более 200, но, это, конечно, несопоставимо с тысячей монахов дореволюционного Валаама.
«Главная наша цель – исполнить заповеди Христовы»
Меня часто спрашивают журналисты об институте старчества в наших монастырях, не понимая, того, само монашество — великая Божия тайна. И монастырь не семинарии, за пять лет никто не берется подготовить монаха. И старцем нельзя назначить, старца нельзя выбрать. Это тот человек, который невидимым, неявным образом собирает вокруг себя тысячи и тысячи людей. Это нелегкое послушание Господь дает избранным — тому, к кому благоволит Его сердце. Таким был игумен Дамаскин, настоятель Валаамского монастыря, управлявший нашей обителью в течение 42 лет. Господь привел отца Дамаскина на Валаам в 24 года, а спустя двадцать лет, уже после сугубого подвига отшельничества, его назначили игуменом монастыря. Появлялся подвижник, к нему пришли ученики, монастырь расширялся. Появился огонек, и на этот внутренний свет собрались люди. Так было и так будет всегда. И сколько ни пиши правил и законов, если не будет святых, пускай даже «несвятых святых» — ничего не сделаешь».
Игумен Дамаскин был простым крестьянином из Тверской губернии. Традиционно валаамское старчество, стремясь к духовно-нравственному просвещению народа, само укреплялось за счет народного благочестия. Преподобный Кассиан Римлянин рассказывает о старце, который многие годы провел в пустыне, был почитаем, имел неоспоримый авторитет. Но совершенно неожиданно он оставляет пустыньку и переходит на жительство в монастырь. Монахи в недоумении: что случилось со старцем? А подвижник объясняет: «я оставил низшую ступень и взошел на высшую, потому что общежитие в монастыре — более совершенный способ жительства, чем отшельничество». Старцы испытывали, пробовали разные меры подвига, но лучшим признавали именно общежительное монашество как соответствующее духу самого Евангелия.
Первоначальный этап монашеской жизни не случайно назван послушничеством: каждый монах, в каком бы сане он ни находился, является послушником. И подрясник, который выдается всем послушникам — одинаковый у всех: у Патриархов и митрополитов, игуменов, семинаристов, у новоначальных послушников. Это начало монашества, миновать которого нельзя. Послушание и кротость объединяет всех нас по духу, а не только по форме монашеской одежды, монашество заключается не в цвете подрясника. Вступающий в Валаамское братство должен осознавать важность шага, которым он выражает желание быть послушным до смерти. Понимать, что обручается с братством, которое избрал, встает на путь внутреннего делания, послушания игумену, подчинения братии и принятия воли Божией в каждом конкретном обстоятельстве.
В любом монастыре, даже в самом лучшем, есть недостатки. Но, как писал святитель Игнатий Брянчанинов, если ты этими недостатками не ввергаешься в смертные грехи, то потерпи великодушно, останься в том месте, куда тебя призвал Господь. Терпение – это главная добродетель монаха. Как дерево не принесет плода или засохнет, если его каждый год пересаживать, так и монахи, которые кочуют из монастыря в монастырь, не смогут продвинуться в духовной жизни. Валаамский монах вне зависимости от времени, в котором он живет, остается валаамским монахом, и надо стараться соответствовать этому Божиему призванию. Как впоследствии писал наш иеросхимонах Алексий Валаамский: «опыт доказывает, что все, понесшие тяготу послушания в смирении сердца, с совершенным повиновением старцу… бывают последователями древних подвижников благочестия, принося плоды духовного любомудрия».
Основателем общежительного монашества считается преподобный Пахомий Великий. Господь открывал ему судьбу монашества последних времен. Святой знал, что последние монахи не будут иметь такой ревности к подвигам, как первые, будут ходить как во тьме. Простершись на земле, преподобный Пахомий горько плакал, взывая ко Господу и прося милости к ним. В ответ он услышал Голос: «Пахомий, помни о милосердии Божием. О последних монахах знай, что и они получат награду, ибо им придется страдать от тяжкой для инока жизни».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *