Принцип вочеловечения

Но когда после некоторого застоя началось пробуждение проповеди Единого Бога в конце 19 начала 20 века,то первым Посланием как раз было(здесь некоторые скажут-исцеления,но нет,ничего подобного),первое что начали проповедовать-это единство Бога. Но для чего было проповедано единство Бога?-Для того,чтобы Евангелие Царствия Небесного было проповедано в духе и истине.И одним из основных факторов в этом есть тот факт,что и по сегодняшний день,подавляющим большинством населения в этом мире есть –мусульмане,но также здесь очень важны и иудеи.Но мусульман настолько много,что многие даже представить себе не могут.Это огромные цифры.И мы должны и здесь понимать,что Бог хочет спасать всех,в том числе и мусульман и иудеев.А как вы думаете,хоть одного мусульманина, знающего коран или иудея знающего Тору может спасти хоть один христианин,предложив ему учение о троице?Вы вдумайтесь в это.А это религиозно ревностные люди.Каждому мусульманину вменено в обязанность знать коран наизусть.И они будут распространяться,т.к. Бог благословил Свою ветвь, ветвь Авраама, основоположник которой Измаил.Бог не проклял Измаила,вы нигде не найдёте этого в Библии.Бог его благословил. Но обетование приходит через Исаака.Но Исаак не может принести этого обетования до тех пор,пока не возвратишься к вере Исаака. Пока нет веры Исаака,нет действия обетования.Сам Мухамад говорил о том,что он ни раз видел и слышал,как «христиане» ни раз говорили-«Бог-это трое».И можно только сокрушаться о том,что на своём пути Мухамад не встретил христианина,несущего истинное Евангелие и истинный Божий Дух,который мог бы ясно объяснить истинного Единого Бога и Сына Божьего Иисуса Христа,Которого Бог предложил в Жертву умилостивления в крови Его.

Невозможно говорить о Рождестве Христовом в отрыве от искупительного подвига Христа Спасителя. Боговоплощением положено начало искупления человека от «греха, проклятия и смерти» , Вознесением Господа Иисуса Христа эта спасительная для нас миссия завершена. Однако мы можем сказать, что конечная цель искупительного дела Сына Божия еще не достигнута, ибо спасение Богом людей все еще продолжается. На языке святых отцов спасение человека означает его обожение. По меткому выражению выдающегося русского богослова В.Н. Лосского, спасение человека — «негативный аспект конечной цели, рассматриваемой по отношению к нашему греху. Рассматриваемая же с точки зрения конечного призвания твари, она называется обожением» . Но недостаточно знать только цель, нужно также знать путь к ее достижению и то, с чего начинается этот путь. По слову Христа, Он Сам и есть Путь к нашему Обожению (см. Ин. 14:6). И вместе с тем Он и есть наше Обожение. Начало же пути к этой конечной цели — в Его вочеловечении. Отсюда заключаем, что в «Начале» содержится «Путь» и «Конец».

По Своему Божеству Христос есть абсолютная любовь, тождественная любви Отца и Духа (см. 1 Ин. 4:8), однако Своим человечеством эту любовь Он максимально проявляет в момент Крестных страданий и смерти, ибо нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15:13). По Своему Божеству Христос есть Воскресение и Жизнь (см. Ин. 11:25), однако по Своему человечеству Он воскресает в определенное время после Крестной смерти; в Его Божестве уже содержится конечная цель человеческого существования и путь к ее достижению, однако в человечестве Христа «Путь» и «Конец» раскрываются постепенно, во времени. В постижении конечной цели нашего существования и пути к ней и раскрывается тайна боговоплощения, которая простирается на все искупительное дело Христа.

Великая благочестия тайна: Бог явился во плоти (1 Тим. 3:16), — восклицает святой апостол Павел. Воплощение Бога постичь в полной мере невозможно, но это вовсе не означает, что все непостижимо в этой тайне. Многовековые тяжелейшие дискуссии о Личности Христа породили в христианском богословии предельные формулировки, описывающие таинственное единство двух природ во Христе — нетварной и тварной, Божественной и человеческой. Первым источником этих формулировок стало Откровение Бога о Его троичном бытии, о боговоплощении и о человеке как образе Божием, вторым — философское познание человеком самого себя. Таким путем отцы Церкви пришли к догматическим формулировкам, максимально корректно описывающим Богочеловечество Господа нашего Иисуса Христа. Оба подхода совпадают в христологическом догмате, оба обогащают наше познание Христа.

По выражению В. Н. Лосского, «Троица присутствует в самой интеллектуальной структуре христологического догмата…» . Именно на основании триадологического догмата мы можем правильно понять догмат христологический, троичная терминология полностью включена в христологию Церкви. Отсюда, кстати говоря, нам проще понять, почему Промыслом Божиим дискуссии о троичности Бога предшествовали в Церкви дискуссиям о двух природах Господа нашего Иисуса Христа. Поэтому наше изложение учения Церкви о воплощении Христа нужно начать с изложения терминологии догмата о Пресвятой Троице.

В одном из ключевых догматических текстов православного предания — 38-м письме, приписываемом святителю Василию Великому, — объяснение троичной терминологии основывается на богословско-философском видении человека. Здесь святитель четко обозначает, что каждый человек радикально отличается от всех людей и вместе с тем имеет фундаментальное тождество со всем человечеством: отличие заключено в человеческой ипостаси, а тождество заключается в человеческой природе. Каждый конкретный человек есть ипостась, содержащая общую для всех людей природу, все же человечество в целом — это множество ипостасей в одной общей природе. Ипостась — частное, природа — общее. «Общее» всегда существует в «частном», природа не существует вне ипостаси. Хотя ипостась включает в себя природу, однако она остается к ней несводимой. Это предполагает и другую «несводимость»: Петр, Павел, Тимофей и т. д., отождествляясь друг с другом по природе, тем не менее остаются несводимы друг ко другу (Петр — это Петр, Павел — это Павел, Тимофей — это Тимофей и т. д.). «Я» — это только «я» и никто другой, не «ты» и не «он» (или «она»). Человеческую ипостась святитель Василий описывает совокупностью особенных свойств (душевных и телесных): чертами нрава и внешности, душевными свойствами и именем, а также некоторыми другими. . Можно описать или даже определить ипостась, но невозможно описать или определить ее неповторимость, «я». В этой связи В. Н. Лосский писал: «Когда мы хотим определить, «охарактеризовать» какую-нибудь личность, мы подбираем индивидуальные свойства, «черты характера», которые встречаются у прочих индивидов и никогда не могут быть совершенно «личными», так как они принадлежат общей природе. И мы, в конце концов, понимаем: то, что является для нас самым дорогим в человеке, то, что делает его «им самим», — неопределимо, потому что в его природе нет ничего такого, что относилось бы собственно к личности, всегда единственной, несравнимой и «бесподобной» . Святоотеческое различение ипостаси и сущности дало основание современному православному богословию различать в каждом человеке личность, индивид и природу.

Данное различие ипостаси и сущности в человеке святитель переносит в область учения о Пресвятой Троице. В Боге так же, как и в человеке, ипостась — конкретное, а природа — общее. Три Ипостаси содержат в себе божественную природу, но к ней несводимы. Несводимыми Они остаются и Друг ко Другу, хотя имеют тождество по сущности . По выражению другого каппадокийского отца — святителя Григория Богослова, — «Сын не Отец, потому что Отец один; но то же, что Отец. Дух не Сын, хотя и от Бога, потому что Единородный один; но то же, что Сын» .

Однако автор «письма к Григорию, брату» с большой осторожностью рассуждает об отличительных свойствах трех божественных Ипостасей. О нетварном мы можем знать только на основании божественного Откровения. Священное Писание открывает нам три истины, по которым мы можем отличить божественные Ипостаси — тринитарные имена (Отец, Сын, Святой Дух), способы предвечного происхождения божественных Ипостасей (безначальность Отца, рождение Сына от Отца и исхождение Святого Духа от Отца) и порядок Их отношения к тварному (от Отца через Сына в Духе Святом). Несмотря на то что принцип различения ипостаси и природы святитель переносит с антропологического уровня на триадологический, он подчеркивает, что божественное бытие имеет радикальное отличие от бытия человеческого . Это выражается в следующем:

1. Бог по природе нетварен и неограничен, а человек — тварен и ограничен.

2. «Происхождения» божественных Ипостасей относятся к внутрибожественному бытию, поэтому не имеют ничего общего с «происхождениями» тварных существ.

3. Три Ипостаси имеют реальное природное единство между Собою, а единство людей по природе носит чисто умозрительный характер.

Что означает реальное природное единство трех Ипостасей?

То, что каждая Ипостась Пресвятой Троицы всецело пребывает в двух Других, проникая в Них так, что, по выражению святителя Григория Богослова, «каждое из Них по тождеству сущности и силы имеет такое же единство с Соединенным, как и с Самим Собой» . Преподобный Иоанн Дамаскин в «Точном изложении Православной веры» более подробно останавливается на этом: «Пребывание и утверждение ипостасей одна в другой — ибо Они неразлучны и не покидают друг друга, имея взаимное проникновение неслиянно; не так, чтобы они смешивались или сливались, но так, что тесно соединяются между Собою. Ибо Сын есть в Отце и Духе; и Дух — в Отце и Сыне; и Отец — в Сыне и Духе, причем не происходит никакого стирания, или смешения, или слияния. И единство и тождество движения — ибо у трех ипостасей одно устремление и одно движение, чего невозможно усмотреть в сотворенной природе» . Святоотеческое учение о взаимном проникновении трех Лиц является онтологическим истолкованием апостольского слова, что Бог есть любовь (1 Ин. 4:8).

Принцип взаимного проникновения находится в самом центре тринитарного богословия Церкви, и надо сказать, что центральное положение он занимает и в православной антропологии. Однако серьезно рассуждать о последнем можно только тогда, когда мы ясно понимаем характер единства божественного и человеческого в Личности Христа.

Православное богословие использует принцип проникновения при раскрытии темы единства двух природ во Христе. Преподобный Иоанн Дамаскин пишет, что божественная природа Богочеловека Христа «проходит и проникает через все, как пожелает, а через нее — ничто; и это она уделяет плоти свои собственные достоинства, сама оставаясь бесстрастной и непричастной страстям плоти. Ибо если солнце, делая нас причастниками своих воздействий, остается непричастным к нашим, то насколько более — Творец и Господь солнца!» .

Этот принцип проникновения наиболее точно описывается догматической формулировкой «единая сложная Ипостась Господа Иисуса Христа», из которой следует, что Христос есть Ипостась Сына, Которая с момента Своего воплощения имеет в Себе не только божественную природу, но также и природу человеческую. Во Христе нет никакой человеческой ипостаси. В противном случае невозможно было бы говорить о «единичности» Богочеловека, но следовало бы говорить о двух различных существах. Несмотря на отсутствие во Христе человеческой ипостаси, в Нем, тем не менее, заключена полная человеческая природа. Иначе если бы Христос только частично воспринял природу человека, то спасение не распространялось бы на всю человеческую природу в целом, что обесценило бы все искупительное дело Богочеловека. По мысли преподобного Иоанна Дамаскина, Бог Слово Сам стал Ипостасью человеческой природы (то есть вместо ипостаси человеческой) и свойства этого естества стали принадлежать Его Божественной Ипостаси . Другими словами, то, что происходило с Его человеческой природой, происходило с Его Божественной Ипостасью. Когда Христос алкал и жаждал, то алкал и жаждал именно Бог, когда Христос страдал и умирал, то страдал и умирал именно Бог, и т. д. Причем важно отметить, что алкала, жаждала, уставала, страдала и умирала Ипостась Бога, а не Его божественная сущность, общая всем трем Лицам. Все это претерпевал Сын, но не Отец и не Дух, претерпевал по Своему человечеству, а не по Своему Божеству.

Однако Бог Слово воипостазировал в Себя природу человека не только для того, чтобы разделить с человеческим родом условия его падшего бытия, но чтобы восстановить ее от грехопадения путем сообщения ей свойств божественной природы. Именно благодаря единству Ипостаси Христа стало возможным в Нем проникновение Божества в человечество, сообщение тварной природе нетварных свойств, или обожение. Во Христе свойства божественной природы проникли в человеческое естество путем претерпевания Богом Словом последствий грехопадения людей, так как по учению Церкви, Сын Божий воспринял все человеческое, кроме греха. Испытывая голод, жажду, усталость, страдания, смерть, Он коренным образом преодолевал последствия греховного падения человека. В конце концов, преодолевая последний в этой цепочке «элемент» — смерть, Он преодолевает не только смерть, но и всю падшесть человеческой природы. Изгнав из человеческой природы смерть со всеми ее предвестниками, воскресший Господь являет Собою обновленного Человека, свободного от всех условий падшего бытия. Вознесение Господа ярче всего остального подчеркивает это. Именно в Вознесении осуществляется предельное усвоение человеческим естеством нетварных свойств, окончательное введение его в жизнь Пресвятой Троицы.

Обстоятельство, что свойства плоти, принадлежа Божественной Ипостаси, никоим образом не принадлежат божественной сущности, показывает, сколь на самом деле различны между собою Ипостась и сущность.

«Из этого следует, что характеристики божественной сущности: бесстрастность, неизменность и т. п. — не абсолютно привязаны к личному, или ипостасному существованию Божиему» . Ипостасное бытие Триединого Бога носит экстатический характер. В Себе Самом Бог существует как устремленность «за пределы» Самого Себя к «Другому», как всецелая отдача Себя. Таким же образом Бог отдает Себя и человеку, и, чтобы эта отдача завершилась, человеку необходимо ответить взаимностью по принципу тринитарной взаимности. Однако в этом снисхождении к творению Бог сообщает ему Себя не в Своей сущности, поскольку нетварная сущность не может быть усвоена тварной ипостасью (человеку не дано стать Богом по сущности), а в Своих энергиях — обоживающих действиях. Во Христе проникновение Божества в плоть, собственно, и означает сообщение тварной природе нетварных энергий, при этом обе природы в Ипостаси Богочеловека не смешиваются и не сливаются. Божественная сущность во Христе недоступна сущности человеческой, хотя имеет единство с ней через Свои энергии.

Во Христе для людей открывается возможность существовать по подобию взаимопроникновенного бытия Триединого Бога, поскольку в «пределах» Его Ипостаси проникновенное действие Божества направлено только по отношению к человеческой природе. Чтобы эта возможность была реализована, необходимо свободное согласие человеческой ипостаси, созданной по образу абсолютно свободного Бога. Конечная цель искупления — это спасение людей. Это означает, что главная цель дела Христа — выйти «за пределы» Своей Ипостаси и войти в свободное взаимопроникновенное общение с ипостасями человеческими. Проникая во Христа, человек усваивает Его, становится богом после Бога. Такой человек являет собою Христа подобно тому, как Сын Божий являет Собою Отца. «Как всмотревшийся в изображение лица, представившееся в чистом зеркале, получает ясное познание об изображенном лице, так познавший Сына с самим сим познанием Сына приял в сердце образ Отчей ипостаси. Ибо все, что принадлежит Отцу, созерцается и в Сыне; и все, что принадлежит Сыну, принадлежит и Отцу, потому что всецелый Сын в Отце пребывает, и опять — имеет в Себе всецелого Отца, так что ипостась Сына служит как бы образом и лицом к познанию Отца; и ипостась Отца познается в образе Сына, тогда как остается созерцаемое в Них отличительное свойство к ясному различению ипостасей» . В конце концов, человек являет собою единую и нераздельную Пресвятую Троицу, имеет с Ней один Дух (см. 1 Кор. 6:17), одну любовь (см. 1 Ин. 4:16), единую жизнь (см. Ин. 14:6). Другими словами, он усваивает от Нее по благодати (нетварным энергиям) то, что Бог имеет по Своей природе. И этому усвоению нет предела, оно осуществляется от силы в силу и от славы к славе, ибо Божество бесконечно. Все достигаемое на этом пути богатство обожения бесконечно меньше того богатства Божественной жизни, которое еще предстоит достичь, и этому восхождению твари нет конца.

Таким должен быть человек по замыслу Божию. Все это означает, что человек по своей природе — существо открытое, динамичное, предполагающее в себе нетварный образ бытия.

***

Обожение людей есть спасительное дело, отличное от спасительного дела, которое было совершено в единой сложной Ипостаси Христа; отличное, но неотделимое и полностью обусловленное искуплением, совершенным в Богочеловеке.

Божественное Откровение говорит нам, что спасение людей осуществляется третьей Ипостасью Пресвятой Троицы — Духом Святым (см. 1 Кор. 12:13). В день сошествия Святого Духа на учеников Христа они испытали личное преображение, приняли силу свыше (см. Лк. 24:49), их ипостаси претерпели радикальное изменение. Еще совсем недавно, считаные дни назад, в Гефсиманском саду, после Крестной смерти Христа и даже после Его Преславного Воскресения они еще боятся врагов Христовых, они еще слабы, они еще сомневаются, они еще в рабстве у своего ветхого человека. Но в день великой Пятидесятницы они становятся иными, облеченными в Нового Человека, Своего Господа Иисуса Христа. Духом Божиим каждый из них становится богом благодаря вселению в них Христа. Третьей Ипостасью человеку сообщается вторая Ипостась, а второй — первая Ипостась: Троица единая и нераздельная проникает в него (см. Ин. 14:23), и он усваивает божественные свойства. Из книги Деяний мы знаем, что апостолами настолько усваивались божественные свойства, что даже тень проходящего апостола Петра могла исцелять больных (см. Деян. 5:15).

Духом Святым созидается Церковь как тело Христово (см. 1 Кор. 12:13) подобно тому, как Им было создано тело Сына в утробе Пресвятой Девы Богородицы. Собственно говоря, Богочеловек Иисус Христос — это и есть Церковь, в Которой пребывают верные Его ученики. Стать членом Церкви — значит войти в Ипостась Христа, проникнуть в Него по подобию тринитарного взаимопроникновения.

Средоточием жизни Церкви является Евхаристия — таинство причащения Телу и Крови Христовым есть то, что образует Церковь. Питаясь Телом и Кровью Господа, верные становятся сотелесными Христу: Тело Христа — их тело, Кровь Христа — их кровь, прославленная человеческая природа — их природа, они во Христе и Христос в них (см. Ин. 6:55-57). И уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал. 2:20), — восклицает святой апостол Павел. Предельное усвоение Богочеловечества — вот конечная цель человеческого существования. Это усвоение воскресшей и вознесшейся человеческой природы Христа, поэтому евхаристическое общение со Христом есть предельное усвоение предельного Богочеловечества, в Котором тварной человеческой природе максимально сообщены свойства природы нетварной.

Все это относится к тем, кто готов к этому Великому Соединению. Готовность эта определяется исполнением заповедей Христовых, первая из них — покаяние, с которого начинается это великое и славное перерождение человеческой ипостаси. И чем глубже и полнее исполнение человеком заповедей Божиих — полнее не в количественном плане, а в качественном (кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем (Иак. 2:10), тем глубже и полнее его обожение, тем глубже и полнее он становится богом.

Исполнение евангельских заповедей — симптом обожения и вместе с этим средство к его достижению. По слову апостола, любовь есть совокупность добродетелей (см. Кол. 3:12-14). В этом смысле добродетели суть свойства Триединого Бога, которые в Ипостаси Христа сообщены человеческой природе, поэтому вне Христа добродетель невозможна. Евангельский образ Виноградной Лозы передает именно эту мысль: Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего (Ин. 15:4-5).

Это состояние не может быть достигнуто без усилий со стороны человека: Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11:12), — предупреждает Господь. Препятствием к Новому Человеку является ветхий человек, тирания страстей, которые лишают человека богоподобной свободы. Возвращение этой свободы возможно только путем свободной борьбы со своим ветхим человеком за перерождение в Нового. От нас усилие, а от Бога — сила. Но для совершения усилия требуется Божественная помощь: Без Меня не можете делать ничего (Ин. 15:5). Достигаемое тщательным исполнением евангельских заповедей глубокое осознание своего бессилия — основополагающее условие соединения со Христом. Осознание своего бессилия и есть начало смирения, которое само по себе божественно. «…Господь говорит: научитеся не от Ангела, не от человека, не от книги, но от Мене, то есть от Моего в вас вселения и осияния и действия, яко кроток есмь и смирен сердцем и помыслами, и образом мыслей, и обрящете покой душам вашим от браней, и облегчение от искусительных помыслов (Мф. 11:29)» , — учит мудрый преподобный Иоанн Лествичник. Если смирение есть начало любви, то ее нескончаемый конец есть состояние, превосходно описанное преподобным Исааком Сириным: «Достигших же совершенства признак таков: если десятикратно в день преданы будут на сожжение за любовь к людям, не удовлетворяются сим» .

Бог по Своему всемогуществу мог бы сразу уничтожить смерть и страдания, но Он оставляет их для того, чтобы люди, имеющие в себе любовь Божию, через них достигали совершенства. Преображающая сила тринитарной любви переменяет страдания и смерть, делая их вратами в Царство Небесное. Следуя за Христом, необходимо нести крест свой, который есть крест любви, крест обожения (см. Мф. 10:38-39; Лк. 14:27). Мы знаем, что за Крестной смертью следует Воскресение. Те, кто умирали во Христе, во Христе и воскреснут. Мы также знаем, что всеобщее воскресение наступит в последний день (см. 1 Фес. 4:15-16). Для Церкви, Тела Христова, это будет воскресение в Жизнь Вечную (см. Ин. 5:28-29), окончательное восстановление человеческих ипостасей Церкви, для которых не будет уже ни смерти, ни болезней, ни печалей, но будет Жизнь бесконечная. Праведники тогда достигнут полноты обожения, обретут между собою динамичную полноту взаимопроникновенного единства, в котором будет Бог все во всем (1 Кор. 15:28).

Царство Божие, которое еще только грядет, начато здесь, на земле, в Ипостаси Христа. На земле оно должно начинаться и в христианах. Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17:21), — говорит Господь. Окончательному восстановлению человека неминуемо предшествует восстановление «внутреннего человека». Об отношении «внутреннего Царства» к «Царству грядущему» прекрасно пишет православный мистик преподобный Симеон Новый Богослов, осмысливая обожение в категории нетварного света: «Для тех, которые соделались чадами света и сынами будущего дня и могут всегда как во дни ходить благообразно, никогда не придет день Господень, потому что они всегда с ним и в нем находятся. Ибо день Господень явится не для тех, которые уже осияваются божественным светом, но он внезапно откроется для тех, которые находятся во тьме страстей, живут в мире по-мирски и любят блага мира сего; для них явится он вдруг, внезапно, и покажется им страшным, как огнь нестерпимый и невыносимый» .

Хотя святые уже здесь, на земле, внутренно находятся в вечности дня Господня, однако полнота обожения наступит для них только по прекращении времени. Преподобный Симеон, прозревая в свете своего личного обожения состояние праведников в будущем веке, произносит удивительные слова: «Тогда Христос будет видим всеми, и Сам Христос будет видеть все бесчисленные мириады святых, ни с кого глаз не сводя, так что каждому из них будет казаться, что Он на него смотрит, беседует с ним и приветствует его; и никто не будет опечален тем, будто Христос не обратил на него внимания и презрел его. Пребывая неизменным, Он будет являть Себя инаковым для одного и инаковым для другого; будет уделять Себя каждому, как подобает и как он того достоин» . Впрочем, невозможно передать все те бесконечные, неограниченные блага, которые приготовил Бог любящим Его (1 Кор. 2:9).

Поистине Рождество Христово есть великая тайна, являющаяся источником бесчисленных божественных тайн, постичь которые могут только те, кто достиг меры полного возраста Христова (см. Еф. 4:13). А это последнее уже само по себе есть великая тайна будущего века, начинающаяся и усиливающаяся в верных уже здесь, на земле.

Литература

Теги: Рождество Христово Боговоплощение богословие догматика обожение Бог и человек

Приглашаем Вас подписаться на рассылку портала «Православие в Татарстане». Православный календарь, Священное Писание, душеполезные публикации, новости, уведомления о предстоящих церковных событиях и паломнических поездках — всю эту полезную информацию Вы можете получать удобным способом на свой мобильный телефон по WhatsApp. 📲 Для подписки перейдите по .

Боговоплощение в Библии

Учение о Боговоплощении можно назвать средоточием христианской веры. Именно вера в Иисуса Христа как в Бога четко отделяет христиан от приверженцев других религий и мировоззрений. Индуисты или буддисты, агностики или приверженцы движения «Новой Эры», как правило, признают Иисуса великим учителем. Они охотно ссылаются на него для утверждения собственных взглядов. Они бывают готовы отвести Ему почетное, в их представлении, место в их религиозно-философских системах — Иисуса охотно признают «первым коммунистом» или «аватаром» или «великим посвященным» или, как мусульмане, «великим пророком», но только христиане исповедуют Его Богом.

Очень часто критика Боговоплощения бывает связано с глубоко искаженным представлением о том, во что же в этом вопросе верят христиане; поэтому наша задача будет состоять в том, чтобы сформулировать христианскую точку зрения и затем показать, как она следует из Библии. Христианская Церковь выразила свою веру в кратких исповеданиях, которые называются «символами веры». Самый распространенный символ веры называется Никео-Цареградским, и его чтение (или пение) является обязательной частью богослужения православной, католической и значительного числа протестантских церквей. Здесь мы, однако, мы используем Афанасьевский символ веры, в котором христианское исповедание Троицы и Боговоплощения излагается несколько более подробно Афанасьевский символ веры

Учитывая небольшой объем данной статьи, мы приведем лишь некоторые из многочисленных библейских свидетельств Боговоплощения и постараемся разъяснить недоумения, часто возникающие в связи с этим понятием. Одно из наиболее ясных свидельств о боговоплощении мы находим у апостола Иоанна:

В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть … И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца. (От Иоанна 1:1-3, 14)

«И слово было Бог … и слово стало плотью» — это событие, которое христиане и называют Боговоплощением.

Еще один фрагмент Писания, утверждающий Боговоплощение — Послание к Евреям. 1-2 главы.

Также, когда вводит Первородного во вселенную, говорит: и да поклонятся Ему все Ангелы Божии. Об Ангелах сказано: Ты творишь Ангелами Своими духов и служителями Своими пламенеющий огонь. А о Сыне: престол Твой, Боже, в век века; жезл царствия Твоего — жезл правоты. Ты возлюбил правду и возненавидел беззаконие, посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более соучастников Твоих. И: в начале Ты, Господи, основал землю, и небеса — дело рук Твоих; они погибнут, а Ты пребываешь; и все обветшают, как риза, и как одежду свернешь их, и изменятся; но Ты тот же, и лета Твои не кончатся. (К Евреям 1:8-12)

Здесь Сын описывается как 1.Бог (стих 8,9) 2.Создатель неба и земли (Стих 10) 3.Вечно живущий (Стих и 11-12)

4.Принимающий поклонение от Ангелов (стих 6)

Несколько дальше, в том же послании к Евреям говорится о том, как Он стал человеком, воспринял плоть и кровь ради нашего спасения, которое Он совершает Своей смертью:

А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола, и избавить тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству. Ибо не Ангелов восприемлет Он, но восприемлет семя Авраамово. Посему Он должен был во всем уподобиться братиям, чтобы быть милостивым и верным первосвященником пред Богом, для умилостивления за грехи народа. Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь. (К Евреям 2:14-18)

«А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные» Вечный Бог, принимающий поклонение от ангелов, Творец неба и земли, принимает на Себя человеческую природу, плоть и кровь. Именно это и говорит Афанасьевский Символ:

В том истинная вера, чтобы верить, что наш Господь Иисус Христос, Сын Божий, одинаково как Бог, так и Человек.

Бог Он, как рожденный от Отца прежде начала времен, и Человек, как рожденный от матери в свое время.

Равен Богу по Божественной природе и меньший Бога по человеческой природе.

О Божестве Иисуса говорится во многих местах Писания; не пытаясь первратить эту статью в исчерпывающий справочник по этой теме, отметим лишь некоторые свидетельства Библии.

Иисус принимал поклонение:

Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий. (Мф. 14:33)

Когда же шли они возвестить ученикам Его, и се Иисус встретил их и сказал: радуйтесь! И они, приступив, ухватились за ноги Его и

поклонились Ему. (Мф. 28:9)

и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились. (Мф. 28:17)

Они поклонились Ему и возвратились в Иерусалим с великою радостью. (Лк. 24:52)

Иисус сказал ему: и видел ты Его, и Он говорит с тобою.

Он же сказал: верую, Господи! И поклонился Ему. (Ин.9:37-38)

Причем во всех случаях использовано греческое слово, обозначающее именно религиозное поклонение, а не просто почтительное приветствие. В контексте Библии это слово относится либо к поклонению Богу, либо к запрещенному идолопоклонству. Именно это слово используется в Евангелии, когда Иисус отказывается поклониться сатане и указывает на то, что поклоняться можно только Богу:

и сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее; итак, если Ты поклонишься мне, то все будет Твое. Иисус сказал ему в ответ: отойди от Меня, сатана; написано: Господу Богу твоему поклоняйся, и Ему одному служи. (Лк. 4:6-8)

Именно такое поклонение Сам Иисус принимал без возражений.

Характерен контраст с поведением Апостолов:

Народ же, увидев, что сделал Павел, возвысил свой голос, говоря по-ликаонски: боги в образе человеческом сошли к нам. И называли Варнаву Зевсом, а Павла Ермием, потому что он начальствовал в слове. Жрец же идола Зевса, находившегося перед их городом, приведя к воротам волов и принеся венки, хотел вместе с народом совершить жертвоприношение. Но Апостолы Варнава и Павел, услышав о сем, разодрали свои одежды и, бросившись в народ, громогласно говорили: мужи! что вы это делаете? И мы — подобные вам человеки, и благовествуем вам, чтобы вы обратились от сих ложных к Богу Живому, Который сотворил небо и землю, и море, и все, что в них (Деяния 14:11-15)

Ангела:

И сказал мне Ангел: напиши: блаженны званые на брачную вечерю Агнца. И сказал мне: сии суть истинные слова Божии. Я пал к ногам его, чтобы поклониться ему; но он сказал мне: смотри, не делай сего; я сослужитель тебе и братьям твоим, имеющим свидетельство Иисусово; Богу поклонись; ибо свидетельство Иисусово есть дух пророчества. (Откр. 19:1-10)

Библия говорит, что благочестивые люди и ангелы категорически, резко и немедленно отвергали попытки поклониться им, но Иисус принимал поклонение как должное. Иисус прямо принимал исповедание Его Господом и Богом:

После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие. (Ин. 20:26-28)

Иисус заявлял, что именно Он будет судить все народы в последний день:

Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлол (Мф. 25:31)

Писание говорит, что это является исключительной прерогативой Бога:

Но Господь пребывает вовек; Он приготовил для суда престол Свой, и Он будет судить вселенную по правде, совершит суд над народами по правоте. (Пс. 9:8-9)

Ибо Господь — судия наш, Господь — законодатель наш, Господь —

царь наш; Он спасет нас. (Ис. 33:22)

Един Законодатель и Судия, могущий спасти и погубить; а ты кто,который судишь другого? (Иак. 4:12)

к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства, (Евр. 12:23)

Именно Бог, и никто иной, будет судить все народы в последний день:

Пусть воспрянут народы и низойдут в долину Иосафата; ибо там

Я воссяду, чтобы судить все народы отовсюду. (Иоиль 3:12)

Иисус называл Ангелов Божиих Своими:

пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие(От Матфея 13:41)

ибо приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его. (От Матфея 16:27)

тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого,грядущего на облаках небесных с силою и славою великою; и пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их. (Мф. 24:30-31)

И сказал мне: сии слова верны и истинны; и Господь Бог святых пророков послал Ангела Своего показать рабам Своим то, чему надлежит быть вскоре… Я, Иисус, послал Ангела Моего засвидетельствовать вам сие в церквах. Я есмь корень и потомок Давида, звезда светлая и утренняя. (Откр. 22:6…16)

Иисус утверждает, что Он посылает пророков:

Посему, вот, Я посылаю к вам пророков, и мудрых, и книжников; и вы иных убьете и распнете, а иных будете бить в синагогах ваших и гнать из города в город; (От Матфея 23:34)

Апостолы также выражают веру в божество Христа – мы можем, хотя бы отметить такие слова как «Господь», и «Спаситель», которые в библейском контексте могут относиться только к Богу, и которые Апостолы относят к Иисусу. Сопоставим, например:

Я, Я Господь, и нет Спасителя кроме Меня. (Ис. 43:11)

Но Я — Господь Бог твой от земли Египетской, — и ты не должен знать другого бога, кроме Меня, и нет спасителя, кроме Меня(Ос. 13:4)

И слова Апостолов:

ибо так откроется вам свободный вход в вечное Царство Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа. (2 Петр. 1:11)

но возрастайте в благодати и познании Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа. Ему слава и ныне и в день вечный. Аминь (2 Петр. 3:18)

Наше же жительство — на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа, (Фил. 3:20)

Для Апостолов также обычно отнесение к Иисусу ветхозаветных текстов, которые могут быть отнесены только к Богу, например:

дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца. (Фил. 2:10-11)

это цитата и Ис.45:23, где этим слова относятся к Богу:

Ко Мне обратитесь, и будете спасены, все концы земли, ибо я Бог, и нет иного. Мною клянусь: из уст Моих исходит правда, слово неизменное, что предо Мною преклонится всякое колено, Мною будет клясться всякий язык. (Ис. 45:22-23)

В проповеди Апостолов имя Бога отождествляется с именем Иисуса:

И будет: всякий, кто призовет имя Господне, спасется; ибо на горе Сионе и в Иерусалиме будет спасение, как сказал Господь, и у остальных, которых призовет Господь. (Иоиль 2:32)

У Апостолов «имя Господне», которое надлежит призывать – это имя Иисуса:

И будет: всякий, кто призовет имя Господне, спасется. Итак твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли. (Деян. 2:21, 36)

то да будет известно всем вам и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мертвых, Им поставлен он перед вами здрав. Он есть камень, пренебреженный вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения, ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись. (Деян. 4:10-12)

Ибо если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься, потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению. Ибо Писание говорит: всякий, верующий в Него, не постыдится. Здесь нет различия между Иудеем и Еллином, потому что один Господь у всех, богатый для всех, призывающих Его. Ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется.(Рим. 10:10-13)

Мы можем продолжать – более длинный (хотя и неполный) список библейских цитат, указывающих на божество Иисуса приведен, например, в книге Дж.Макдауэлла «Иисус». Но уже ясно, что божество Иисуса – предвечного Сына Божия, воплотившегося и ставшего Человеком – находит себя прочную опору в Священном Писании.

Далее мы рассмотрим два недоумения, которые люди часто выражают в связи с учением о Боговоплощении. Первое относится к тем местам Писания, где об Иисусе говорится как о ком-то меньшем и подчиненном по отношению к Отцу, второе — к тому, как библейскоое свидетельство о божестве Иисуса совмещается с библейским же свидетельством о единственности Бога.

«Отец мой более Меня» — смиренное послушание Иисуса.

Нередко в качестве аргументов против божества Иисуса приводят те слова Писания, в частности, слова самого Иисуса, где Он ставит Себя ниже Отца и показывает Себя смиренным исполнителем Его воли, например:

Отец Мой более Меня. (От Иоанна 14:28)

На это Иисус сказал: истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также. (Иоанна 5:19)

Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава — муж, а Христу глава — Бог. (1 Коринфянам 11:3)

Есть ли у нас основания понимать эти слова как свидетельство того, что Сын по природе ниже Отца? Нет. Дело в том, что в Писании смиренное послушание вовсе не является свидетельством некой «низшести по природе». Рассмотрим, например, приведенный здесь отрывок: Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава — муж, а Христу глава — Бог. (1 Кор. 11:3) Муж является главой жены, и она должна оказывать ему смиренное послушание. Значит ли это, что жена — существо низшее по природе по отношению к мужу? Ничего подобного, она такой же человек сотворенное существо, сонаследница благодатной жизни. Ее послушание — не свидетельство «низшести», но проявление любви и смирения. Подобно и в другом месте Апостол говорит: ничего не делайте по любопрению или по тщеславию, но по смиренномудрию почитайте один другого высшим себя (Фил. 2:3).

Христианин должен почитать брата большим себя, сказать «Брат мой более меня». Исповедует ли он себя при этом каким-то «недочеловеком»? Нет, конечно. Он должен поступать так из любви и смирения, а не потому, что низший по природе. Итак, послушание, признание другого высшим себя, вполне может быть проявлением любви и смирения со стороны равного.

Послушание Иисуса — это именно акт любви и смирения, послушание того, кто не ниже по природе, а того, кто в совершенной любви и смирении ищет прославить не Себя, а Отца. Это проявление морального совершенства Его личности, а не «низшести по природе». Сын Божий, равный Отцу и совечный Ему, добровольно «уничижил Себя Самого»:

Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. (Фил. 2:7-8)

Слово, переведенное здесь как «образ» это греческое «морфе», которое в греческом языке означает «полный набор свойств и характерных особенностей, которые делают нечто тем, что оно есть».(Эриксон, стр.586) Таким образом, и когда Писание говорит о божестве Иисуса, и когда оно говорит о Его смиренном послушании, оно описывает одну и ту же реальность — предвечный Бог добровольно уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек. Как говорит Афанасьевский символ:

В том истинная вера, чтобы верить, что наш Господь Иисус Христос, Сын Божий, одинаково как Бог, так и Человек.

Бог Он, как рожденный от Отца прежде начала времен, и Человек, как рожденный от матери в свое время.

Восприняв человеческую природу, «плоть и кровь», как говорит Писание, Сын Божий являет совершеннейшее послушание, чтобы искупить наш мятеж; оставаясь, в то же время, Богом, Он имеет власть прощать наши грехи и даровать нам вечную жизнь. Как говорит Апостол:

Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех. Таково было в свое время свидетельство (1 Тим. 2:5-6)

Посредник — это тот, кто принадлежит к обеим сторонам. Мы можем подвести итог словами того же символа веры:

Равен Богу по Божественной природе и меньший Бога по человеческой природе.

Здесь мы можем перейти к следующему вопросу — как божество Иисуса согласуется с единственностью Бога.

Я и Отец – Одно: тайна Троицы.

Представители религий, отвергающих Божество Иисуса Христа – мусульмане, свидетели Иеговы, члены некоторых протестанстких групп, упрекают христиан в отходе от монотеизма. В основе такого упрека, как правило, лежит искаженное представление о Троице – Отце, Сыне и Святом Духе как о трех отдельных Богах – Отце, кроме Него еще Сыне, кроме Него еще Святом Духе.

Конечно, такая интерпретация Троицы противоречит тоому, что ясно утверждается и в Ветхом, и в Новом Завете – нет другого Бога, кроме Единого(1 Кор.8:4, см. также Вт. 32:39, Ис 45:5, Ос.13:4 и т.д.) И, конечно же, мы не будем отстаивать такое представление, потому что ортодоксальные христиане никогда не верили во что-либо подобное. Христиане никогда не верили в трех богов – Единого Бога и, кроме Него, отдельно от Него, еще кого-то. Афанасьевский символ говорит:

Наша общая христианская вера в том, что мы поклоняемся единому Богу в Трех Лицах и Трем Лицам в одном Божестве, и при этом не смешиваем лица и не разрываем Божественной Сущности.

Первое из них — Личность Отца, второе — Личность Сына и третье — Личность Святого Духа.

Но Отец, и Сын, и Святой Дух — одно Единое Божество, равноценное в славе и в вечном величии.

Таков Отец, таков Сын, и таков Святой Дух.

Не сотворен Отец, не сотворен Сын, и не сотворен Святой Дух.

Бесконечен Отец, бесконечен Сын, и бесконечен Святой Дух.

Отец вечен, Сын вечен, и Святой Дух вечен,

И не три вечных, а Один Вечный,

Также и не три несотворенных, и не три бесконечных,

А Один Несотворенный, и Один Бесконечный.

Также и Отец Всемогущий, Сын Всемогущий, и Святой Дух Всемогущий,

И так же не три всемогущих, а Один Всемогущий.

Так и Отец Бог, Сын Бог, и Святой Дух Бог, не три Бога, а Один Бог.

Так и Отец Господь, Сын Господь, и Святой Дух Господь, не три Господа, но Один Господь.

Ибо как требует того христианская истина, признаем каждое Лицо и Богом и Господом.

Также общая христианская вера препятствует нам называть трех Богами или трех Господами.

Отец не создан, не сотворен и не рожден.

Сын есть от Отца и только от Отца — не создан и не сотворен, но рожден.

Святой Дух есть от Отца и Сына — не создан, и не сотворен или рожден, но послан.

Поэтому один Отец, а не три Отца, один Сын, а не три Сына, один Святой Дух, а не три Святых Духа.

И из всех трех Лиц ни один не первый, и ни один не последний, ни один не меньший, и ни один не больший, но все три Лица одинаково вечны и одинаково велики,

Чтобы во всем этом, как сказано, всем трем Лицам поклонялись как единому Божеству и в одном Божестве — всем трем Лицам.

Итак, кто хочет быть блажен, должен разуметь о трех Лицах Божества.

Мы говорим о трех Лицах в Едином Боге, но никоим образом не о трех богах:

И не три вечных, а Один Вечный, Также и не три несотворенных, и не три бесконечных, А Один Несотворенный, и Один Бесконечный.

……………………………………………………………………………………

Также общая христианская вера препятствует нам называть трех Богами или трех Господами.

Конечно, доктрина Троицы представляет определенную трудность для понимания; но реальность не обязана быть легко доступной пониманию. Когда физики говорят о том, что могут знать либо траекторию, либо скорость элементарной частицы, но не то и другое сразу, что в ракете, летящей с околосветовой скоростью, время течет иначе, чем на земле, что пространство около «черных дыр» искривлено, а время замедлено – это выглядит невероятным с точки зрения повседневного опыта и не укладывается в голове. А ведь речь идет о гораздо менее глубоком уровне реальности, чем бытие Бога.

Тайна Троицы открывается верующему уму и сердцу по мере духовного роста и углубленного изучения свидетельств Священного Писания; здесь мы можем лишь отметить, что исповедуя Бога, единого в трех Лицах, мы говорим о тайне внутренней жизни единого истинного Бога. Нет Бога, кроме Единого; Отец, Сын и Святой Дух — не три Бога, но Единый, живой, истинный и вечный Бог, предвечно пребывающий в трех Лицах, Бог, преисполненный превосходящей всякое разумение любви, истины и милости. Бог, поистине достойный поклонения.

Ты Христос, сын Бога Живого — отличное качество и выгодные цены на Joom

— Ты Христос, сын Бога Живого в наличии по цене от 692 руб

— В каталоге Joom более 500 товаров с фото и отзывами покупателей

— Ты Христос, сын Бога Живого в интернет- магазине Joom с доставкой в любую точку мира.

Наши преимущества

— Ты Христос, сын Бога Живого всегда в наличии по цене от 692 руб.

— Более 500 товаров.

— Качественные материалы: Ткань, Кристалл, Камень, Смола, Бриллиант.

— Популярные бренды: huacan, ZOOYA.

⭐Быстрая и бесплатная доставка по всему миру

Мы даем продавцам ограниченное количество календарных дней, чтобы отправить ты Христос, сын Бога Живого. Доставка всех товаров абсолютно бесплатна.

⭐Легкий и быстрый возврат

Если вам пришел некачественный товар, обратитесь в службу поддержки Joom! Мы рассмотрим вашу заявку и примем решение о частичном или полном возврате средств.

💡 Как купить ты Христос, сын Бога Живого?

— Выберите товар. Укажите его вариант (цвет, размер, комплектацию) из представленных продавцом.

— Нажмите на кнопку «Купить», чтобы положить товар в корзину и перейти к оформлению.

— В корзине выберите количество единиц товара. (По умолчанию — 1. Максимум — 20).

— Введите полный адрес доставки (включая индекс и номер квартиры), личные данные, номер, адрес вашей электронной почты. Проверьте введенные данные и подтвердите их.

— Оплатите заказ любым удобным для вас способом.

💡 Сколько стоит доставка?

Доставка зарубежных товаров всегда бесплатна, однако ваша посылка может облагаться НДС, таможенными пошлинами или налоговыми сборами в зависимости от законодательства страны, в которой вы живете.

Если вы не уверены, будут ли с вас взиматься дополнительные расходы или нет, свяжитесь, пожалуйста, со справочной таможенной службы вашей страны.

💡 Как я могу оплатить ты Христос, сын Бога Живого?

✔️ Банковской картой (Visa, MasterCard, Maestro, Мир и др.);

✔️ Картой Совесть, Свобода или Халва; через аккаунт Paypal;

✔️ Через QIWI кошелек; через кошелек Яндекс.Деньги;

✔️ Через Google Pay и Apple Pay; баллами.

❗Оплата со счета мобильного телефона и оплата наложенным платежом сейчас не принимаются.

Вам не стоит беспокоиться за сохранность платежных данных- совершать покупки с Joom не только просто, но и безопасно. Мы позаботились о том, чтобы вся информация, которая передается через Joom, была зашифрована и надежно защищена.

МИЛИВОЕ ЙОВАНОВИЧ

МИФ О » ВЕЧНОМ ВОЗВРАЩЕНИИ » В РАЗДЕЛЕ » РОДИНА » АЛЕКСАНДРА БЛОКА

Миф о » вечном возвращении » является одним из основополагающих учений в философии Ницше, наряду с учениями о » жизни «, » воле к власти » и » сверхчеловеке «. Первые его наброски сделаны немецким философом уже в Рождении трагедии из духа музыки, построенном на своеобразном осмыслении феномена античной культуры и античной трагедии как явлений повторяющихся в будущем. В более позднем сочинении Рихард Вагнер в Байрейте подобные повторения отмечены в творчестве Канта, Шопенгауэра и, в особенности, Вагнера и его » байрейтских празднеств «, возвещающих о возрождении трагического мифа.

» Между Кантом и элеатами, — пишет Ницше в данной работе, — между Шопенгауэром и Эмпедоклом, между Эсхилом и Рихардом Вагнером существует такая близость и родственная связь, что становится почти очевидным весьма относительний характер всех понятий о времени: начинает казаться, что многие вещи стоят в связи друг с другом и что время является лишь облаком, застилающим перед нашими глазами эту взаимную связь, п1

В раннем труде о Вагнере Ницше сформулировал и » основной вопрос всякой философии » не без влияния учения о о вечном возвращении «; вслед за выявлением » неизменных качеств и форм » вещей необходимо » с беззаветной мужественностью отдаться совершенствованию той стороны этого мира, которая будет признана изменчивой » (IV, х, 17) • Иными словами, художник трагического, дионисийского типа в состоянии оказать содействие современному миру в его » жажде эллинизации » {там же, 19), то есть возвращения к античной культурно-исторической модели. Несомненно, что в подобной трактовке назначения дионисийского художника заключалось ядро ницшеанского учения о » сверхчеловеке «, которое легло в основу его центрального произведения Так говорил Заратустра.

Однако в фрагментах Возвращение одного и того же, написанных весной- осенью i88i года и оставшихся неопубликованными при его жизни, Ницше видит уже самого себя в роли » учителя высшего учения «, должного способствовать » достижению блаженства » и » нашему воссоединению » (V, 2, 392)* Основные мысли данного » высшего учения «, посетившие Ницше, по его собственному высказыванию, при особых обстоятельствах8, следующие: любовь к жизни, к собственной жизни, следует всячески насаждать, ибо эта жизнь — » твоя вечная жизнь » ; человек должен жаждать повторной жизни, причем эта жажда является залогом того, что он обязательно будет ; мысль о

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *