Притча о самарянине толкование

Золото Евангельской мудрости: Притчи
О милосердном самарянине
Сегодня мы поговорим об одной из самых известных притч Христовых, о притче, в которой начертываются основы христианской этики… Вы все, конечно, знаете эту притчу. И все же, сперва прочитаем ее:
И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?
Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь?
Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя.
Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить.
Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?
На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым.
По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо.
Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо.
Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился
и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем;
а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе.
Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?
Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же (Евангелие от Луки. 10, 25-37).
Прежде чем мы перейдем к комментированию притчи, сделаем несколько интересных уточнений, которые помогут нам глубже понять смысл притчи.
1. Каждый из героев этой притчи представляет широкий круг людей, или класс, к которому они принадлежат:
Человек, на которого напали разбойники, – представляет обычного человека.
Священник и левит – представители духовных вождей иудеев.
Самарянин – символизирует человека-врага. (Напомню, что самаряне воспринимались евреями как еретики, религиозные предатели и, по сути, как враги.)
Поэтому ни в коем случае нельзя рассматривать притчу как частный эпизод, касающийся только нескольких людей, которые в ней приводятся. Эта притча – универсальна, то есть она описывает, как вообще человек должен строить отношения с другими.
2. Современные ученые убедительно доказывают, что по логике развития событий, которой ожидали слушатели Иисуса, помочь несчастному должен был бы обычный израильтянин. Многие простые труженики были настроены антиклерикально и с иронией относились к храмовому священству. Развитие сюжета, в котором мимо несчастного израненного проходят священник и левит, было, в общем, ожидаемым. Следующим должен был появиться простой человек… То, что появляется отрицательный персонаж, для сознания обычного иудея, скорее, враг, полностью сбивало слушателей с толку. Это, как если бы в современном варианте притчи мы сказали, что все прошли мимо и вдруг появился… иеговист (или кришнаит) и помог несчастному.
Нежданное появление самарянина шокировало слушателей. Но именно в этом и содержится поразительная сила притчи. Тот, кого ты воспринимаешь врагом, тебе протягивает руку…
3. Обратим внимание на указание конкретного места, на котором произошли драматические события, описанные в притче. Это дорога из Иерусалима в Иерихон. В те времена эта 27-километровая дорога печально славилась криминальными историями. Но не только поэтому приводит конкретную дорогу Иисус. Дело в том, что, если бы происшествие случилось на дороге в Иерусалим, то священник и левит имели бы извинение своему равнодушию. Это бы даже в глазах слушателей характеризовало их как благочестивых людей: они шли в святой город и не хотели нарушать закон ритуальной чистоты. А вот на дороге из Иерусалима в Иерихон они такого оправдания не имеют. Никакой чистоты они бы не нарушили.
В Иерихоне жило много священников, и приведенные персонажи возвращались домой, отслужив свою череду в храме. Возможно, с гостинцами для семьи, возможно, спешили… Но разве окровавленный человек на дороге не побудил бы нас остановиться и оказать помощь?
Здесь я бы обратил внимание еще на одну деталь. В нашем переводе сказано: По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Выражение прошел мимо (греч. антипарилфен) правильнее перевести прошел по противоположной стороне дороги.
Перешел на другую сторону, чтобы не соприкасаться с человеческим горем, болью. Как это характерно для многих людей – избегать соприкосновения с чужим горем, прятаться от чужих проблем.
4. А вот самарянин ведет себя прямо противоположным образом. Он возливает на раны несчастного человека оливковое масло и вино – так советовала медицина того времени, то есть, заботится о нем самым старательным образом.
Он дает хозяину гостиницы 2 динария. В те времена суточное содержание в гостинице стоило 1/12 динария, то есть, по сути, он платит за 24 дня пребывания. Более того, обещает, если это потребуется, восполнить на обратном пути потраченную на больного сумму.
5. Обратим внимание и вот на что. В конце этой шокирующей притчи Спаситель спрашивает законника: Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?
Законнику (то есть, специалисту по изучению Закона и обрядовых предписаний) непросто произнести слово самарянин. Он выходит из положения таким ответом: Он сказал: оказавший ему милость.
Но Христос понимает, что к радикализму христианской этики надо еще привыкнуть. Хорошо, что человек уже сделал правильные выводы, хотя они ему нелегко даются. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же.
6. Наконец, еще один момент: наша помощь ближнему должна быть конкретной.
…Однажды я был в числе большой группы людей на встрече с одним американцем. Это был крупный бизнесмен, который одновременно был протестантским проповедником. Прощаясь и раздавая визитки со своими координатами, он обратился к собравшимся со словами: «Если вы окажетесь в Америке и у вас не будет денег, вы не будете знать, куда идти и что делать, позвоните мне. И я помолюсь за вас!»
Конечно, это была шутка, и он расхохотался своей шутке первым. Но такой подход на самом деле нередко можно встретить у людей. Пока речь не идет о конкретной помощи, мы готовы сочувствовать и жалеть других. Но, когда вопрос ставится конкретно: как мы можем помочь бедняге, многие пытаются скрыться… В этой притче Христос говорит, что подлинная помощь, настоящее сочувствие требуют нашего конкретного участия в судьбе человека.
В притче достаточно настойчиво звучит мысль, что помощь эта может быть связана с тратами (возлил масло и вино, заплатил за гостиницу), связана с потерей нашего времени и затратой сил (положил раненого на осла, а сам пошел рядом и др.)… Но другого варианта не дано: встреча с любым несчастьем должна восприниматься нами как попущенная Богом, как происходящая по Его воле.
А теперь, наконец, о чем говорит нам притча?
О чем эта притча? Прежде всего, это ответ на вопрос о том, кто является ближним. Напомню, что именно этот вопрос и задал законник Иисусу.
Для иудея ближним считался единоверец. Нам, воспитанным на христианской культуре, странно будет представить, что заповедь Божию «не пожелай жены ближнего твоего» иудеи воспринимали, как заповедь не желать жены иудея, но спокойно желать жены иноверца. Но, тем не менее, это было так. Ближний – это иудей. К нему следует относиться более или менее порядочно, милосердно, приветливо. Все остальные – дальние, неверные.
Но притча, рассказанная Христом, опровергает эту модель. Твой ближний – всякий человек, оказавшийся рядом!
Так христиане понимали эту притчу всегда. И понимали, и применяли на практике… В те годы, когда большевики формировали новую нравственность, согласно которой твой друг – только человек, разделяющий большевистские взгляды, а все остальные – враги, христиане продолжали придерживаться евангельского принципа отношения к людям. В 1918 году в Екатеринбурге содержалась в заключении семья последнего русского Императора. С Императорской семьей, верный присяге, последовал их личный врач, лейб- медик Евгений Сергеевич Боткин. Ему было предложено покинуть царя, но Евгений Сергеевич сказал, что для него подобное предательство неприемлемо. Он был нужен и без того растерянным, униженным людям, на руках у которых был еще и страдающий гемофилией царевич.
Поразительно и для красноармейцев – тюремщиков Императора необъяснимо, что Евгений Сергеевич, кроме оказания врачебной помощи царской семье, лечил их самих и их близких. Казалось бы – они по разные стороны баррикады, но Боткин не отказывал в помощи никому, кто в ней нуждался. Когда царскую семью спустили в подвал для расстрела, Евгений Сергеевич взял царевича на руки и нежно прижал к себе. Он догадался, куда их повели. Когда раздались выстрелы, врач своим телом пытался заслонить Императора и царевича от пуль…
Итак, самый первый и важный смысл притчи в том, что ближним является всякий человек, оказавшийся рядом. К каждому ты должен проявлять любовь и заботу.
Есть и другие смыслы. Например, для израненного человека было откровением, что руку помощи ему протянул самарянин. Этот несчастный открыл для себя ту истину, что твоим другом может оказаться враг. Притча ненавязчиво подводит нас именно к этой идее: люди на самом деле сложней и… прекрасней, чем мы обычно думаем. Меняй свое представление о людях!..
И разве жизнь наша, когда помощь приходила от совершенно нежданных людей, не учит нас тому же?
Еще один смысл притчи, о котором мы тоже не должны забывать: внешнее благочестие и религиозность отнюдь не спасают человека от нравственной нищеты и не гарантируют способность любить. Скольких мы видели внешне благочестивых людей, а то и служителей Церкви, в которых было мало любви, мало сострадания… Этой притчей Христос напоминает, что религия без любви – не имеет смысла. Богу не нужны наши посты, коленопреклонения, вычитывания длинных молитвословий, если мы не будем замечать человека, оказавшегося рядом с нами и нуждающегося в помощи.
P.S. У святых отцов мы можем встретить очень глубокие аллегорические токования на эту притчу. Согласно такому способу толкования каждый элемент этой притчи имеет сокровенный смысл. Человек, израненный разбойниками, – это любой потомок Адама, милосердный Самарянин – Христос, гостиница – Церковь, масло и вино – масло, которым помазываются при Таинстве Крещения, и вино Евхаристии и мн. др. Таким образом, вся эта притча говорит нам о подвиге Иисуса Христа, предпринятом им ради спасения человечества.

Городские ворота Иерусалима
Рисунок из книги: Мириам Вамош. Жизнь и быт во времена Иисуса Христа. Израиль. 2010
Историк Страбон, живший во времена Христа, сообщает, что многочисленных разбойников, промышлявших на этой дороге, постоянно истреблял римский полководец Помпей. Но даже он не смог с ними справиться.
В 5-м веке блаженный Иероним, живший в Палестине, также рассказывает об опасностях, подстерегающих путников на этой дороге. В его время эту дорогу называли Красной, или Кровавой.
Естественно, что Иисус не придумывает новый смысл слова ближний, а показывает исконное значение этого слова. Древнееврейское понятие ближний (реа) означало «товарищ, партнер, сосед». Сужение этого понятия до представителя только твоего народа и твоей религии произошло под влиянием учения раввинов. Фарисеи, например, пошли еще дальше. Под ближним они имели в виду только такого же, как они, ученого и благочестивого человека, преимущественно фарисея. В учении кумранитов ближним считался только член их общины, а остальные часто назывались «сынами тьмы».

Притча о милосердном самарянине была первой из притч, которые, согласно Луке, Иисус произнес на пути в Иерусалим. Этот путь начался с того, что Он послал вестников пред лицом Своим; и они пошли и вошли в селение Самарянское; чтобы приготовить для Него; но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим (Лк. 9:52–53). Путь из Галилеи в Иерусалим пролегал через Самарию, однако Лука ничего не говорит о том, сколько времени Иисус провел в Самарии на пути в Иерусалим. Он лишь упоминает, что, после того как Иисуса с учениками не приняли в селении самарянском, они пошли в другое селение (Лк. 9:56), предположительно тоже самарянское.

Ранее Иисус посещал Самарию, о чем мы узнаём из Евангелия от Иоанна (Ин. 4:4–42). В том случае Иисус шел из Иудеи в Галилею, сейчас же Он двигался в обратном направлении. Из Евангелия от Иоанна мы также узнаем, что Иудеи с Самарянами не сообщаются (Ин. 4:9). Вражда между иудеями и самарянами восходит к событиям, описанным в 4-й книге Царств, когда часть израильтян после 722 года до Р. Х. была переселена в Ассирию, а царь Ассирийский поселил в самарянских городах своих подданных другого этнического происхождения. Эти последние, продолжая чтить своих богов, одновременно начали почитать Бога Израильского: Господа они чтили, и богам своим они служили по обычаю народов, из которых выселили их (4 Цар. 17:24–33).

Сочетание монотеизма с политеизмом было характерной чертой самарян на протяжении многих поколений (4 Цар. 17:41). Ко временам Иисуса самаряне были по преимуществу монотеистами: их храм на горе Гаризим, построенный при Александре Македонском, был разрушен около 128 года до Р. Х., однако они продолжали считать эту гору священной (Ин. 4:20). Иудеи относились к самарянам враждебно не толь-
ко из-за вероучительных отличий, но и из-за того, что в них еврейская кровь была смешана с кровью других народов.

Притча о милосердном самарянине была произнесена вскоре после того, как Иисуса не захотели принять в селении самарянском. Возможно, она была произнесена в том, другом селении, куда Он отправился, или в Галилее на пути в Самарию, или, наоборот, уже в Иудее после прохождения через Самарию. В следующем эпизоде Иисус оказывается в доме Марфы и Марии (Лк. 10:38–42), а этот дом находился в Вифании, близ Иерусалима (Ин. 11:1). Нельзя также исключить, что притча была произнесена в Заиорданье, поскольку герой притчи путешествует из Иерусалима в Иерихон (Лк. 10:30). Впрочем, географическая привязка не так важна. Самаряне неоднократно появляются на страницах Евангелий (Лк. 17:16–19; Ин. 4:4–42), и Иисус неоднократно оказывает им благоволение2См.: Meier J. P. Th e Historical Jesus and the Historical Samaritans. P. 231..

Прологом к притче служит рассказ о законнике, который встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Иисус ответил ему вопросом на вопрос: в законе что написано? как читаешь? Законник сказал в ответ: Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя. Иисус говорит ему: Правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить (Лк. 10:25–28). В том же эпизоде у Матфея ветхозаветные заповеди цитирует Сам Иисус в ответ на вопрос законника (Мф. 22:34–40). У Марка эпизод изложен в значительно более развернутой версии, чем у Матфея и Луки (Мк. 12:28–34).

Однако только у Луки эпизод имеет продолжение, и книжник, желая оправдать себя, задает Иисусу вопрос: А кто мой ближний? (Лк. 10:29). В ответ Иисус излагает притчу:

Некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе. Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам? Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же (Лк. 10:30–37).

Некоторые детали притчи, по мнению ряда ученых3См., в частности: Drury J. Th e Parables in the Gospels. P. 134–135., имеют параллели в повествовании из 2-й книги Паралипоменон, относящемся к эпохе войн между царством Израильским и царством Иудейским. Здесь говорится о том, как сыны Израилевы взяли в плен двести тысяч иудеев и хотели отправить их в Самарию. Но пророк Одед вышел перед войском, шедшим в Самарию, и уговорил военачальников проявить милость к пленным. В результате некоторые из начальников, послушавшись голоса пророка, взяли пленных, и всех нагих из них одели… и обули их, и накормили их, и напоили их, и помазали их елеем, и посадили на ослов всех слабых из них, и отправили их в Иерихон, город пальм, к братьям их, и возвратились в Самарию (2 Пар. 28:8–15).

Совпадений между приведенным рассказом и притчей достаточно много: оба рассказа связаны с Самарией; в обоих случаях упоминается Иерихон; в обоих речь идет о милосердном отношении к попавшим в бедственное положение. Символом этого милосердного отношения в обоих случаях становится елей (оливковое масло), использовавшийся в качестве лекарственного средства: елей возливали на раны для их скорейшего заживления, тогда как вино использовали в целях дезинфекции. Законник, будучи начитан в Священном Писании, не мог не знать эту историю.
Возможно, Своей притчей Иисус хотел напомнить ему о примерах благородного поведения из прошлого.

Иисус начинает притчу с описания отчаянной ситуации, в которой оказался некоторый человек на пути из Иерусалима в Иерихон. Этот путь пролегает через пустынные и безлюдные места: по словам Иосифа Флавия, «от Иерусалима Иерихон отстоит на сто пятьдесят стадий, а от Иордана на шестьдесят. Страна до Иерусалима пустынна и камениста»4Иосиф Флавий. Иудейская война. 4, 8, 3. С. 1085.. Это был опасный путь: его называли «дорогой крови» из-за множества совершенных на нем разбойничьих нападений5Wilkinson J. Th e Way from Jerusalem to Jericho. P. 10–24..

Возможно, священник, проходивший мимо, не приблизился к пострадавшему из опасения, что разбойники находятся где-то рядом. Возможно также, что он принял пострадавшего за мертвого: слово ἡμιθανής, переведенное как «едва живой», буквально означает «полумертвый» и вполне могло указывать на человека, лежавшего неподвижно, в бессознательном состоянии, подобно мертвому. Священник же, по закону, не должен был прикасаться к трупу, чтобы не оскверниться (Лев. 21:1–2). Именно желанием соблюсти ритуальную чистоту объясняют поведение священника некоторые толкователи6См.: Casey M. Jesus of Nazareth. P. 302..

Впрочем, на левита эти предписания не распространялись. В отличие от священника, он не просто прошел мимо: сначала он подошел и посмотрел. Тем не менее и он не оказал помощи пострадавшему — по причинам, о которых в притче ничего не говорится.

Священники и левиты относились к наиболее уважаемым членам израильского общества. И те и другие служили при храме Иерусалимском, и, хотя левиты выполняли вспомогательные функции, они также относились к числу священнослужителей. Иисус не случайно приводит в пример представителей этих двух категорий лиц. Подобно книжникам и фарисеям, они рассматривались как те, кто своим поведением должны подавать пример прочим.

В данном случае, однако, положительный пример подает только самарянин. Его отношение к человеку, ставшему жертвой разбойников, выражено глаголом σπλαγχνίζομαι («сжалиться», «умилосердиться»). Этот глагол употребляется в евангельских повествованиях неоднократно (Мф. 9:36; 14:14; 15:32; 18:27; 20:34; Мк. 1:41; 6:34; 8:2; 9:22; Лк. 7:13; 10:33; 15:20), главным образом применительно к Иисусу. Он происходит от слова σπλάγχνον («внутренность», «утроба», переносно — «сердце») и указывает на милосердие и жалость как внутреннее качество, присущее человеку и роднящее его с Богом. Из трех героев притчи только самарянин оказывается способен проявить это качество.

Рассказчик уделяет особое внимание действиям милосердного самарянина: они описаны максимально подробно: «…эта детальная сосредоточенность на образе самарянина изображает природу любви к ближнему более красноречиво, чем могло бы это сделать любое абстрактное определение или заявление»7Wright S. I. Jesus the Storyteller. P. 107.. Любовь к ближнему — деятельная любовь: она выражается в способности человека отождествить себя со страждущим, войти во все детали его бедственного положения и приложить максимум усилий для оказания ему помощи. Вместо того, чтобы поскорее скрыться с места события, как это сделали священник и левит, самарянин тратит время и средства на помощь пострадавшему, а главное — вкладывает в это свое сердце.

Два динария, которые самарянин заплатил хозяину гостиницы, представляли собой сумму, достаточную для пропитания здорового мужчины в течение месяца8Harl K. Coinage in the Roman World. P. 277–278.. Этой суммы, во всяком случае, хватило бы на одну-две недели пребывания пострадавшего в гостинице вместе с питанием и лечением. Однако самарянин не довольствуется тем, что довозит его до гостиницы и оплачивает его там пребывание. Он обещает хозяину гостиницы вернуться и оплатить все издержки, если они превысят выплаченную сумму.

Притча является толкованием на ветхозаветную заповедь, процитированную законником: Люби ближнего твоего, как самого себя (Лев. 19:18). Но толкование выходит за рамки ответа на вопрос: А кто мой ближний? Задав этот вопрос, законник, вероятно, ожидал получить в ответ список, содержащий те или иные категории лиц, и, следовательно, исключающий из числа ближних другие категории. Кроме того, он мог надеяться получить ответ на вопрос, указывает ли слово «ближний» только на представителей израильского народа или это слово следует понимать шире.

Ответ, который законник получает от Иисуса, полностью изменяет перспективу, в которой следует рассматривать изначально заданный вопрос: А кто мой ближний? Из
притчи вытекает, что ближним является всякий, кто нуждается в помощи: так можно сформулировать содержащийся в ней урок, если всех ее действующих лиц рассматривать со стороны. Однако Иисус хочет, чтобы законник отождествил себя с пострадавшим, о котором шла речь, взглянул на ситуацию не извне, а изнутри. Поэтому вместо прямого ответа на вопрос Он Сам задает вопрос законнику о том, кто из трех — священник, левит или самарянин — оказался ближним для человека, ставшего жертвой разбойников. Законник прекрасно понимает смысл вопроса и смысл притчи, но он не может переступить через себя и произнести слово «самарянин» в положительном ключе, поэтому отвечает описательно: «оказавший ему милость».

Милосердный самарянин в притче символизирует Самого Иисуса. Блаженный Августин отмечает, что, отвечая на вопрос иудеев: не правду ли мы говорим, что Ты Самарянин и что бес в Тебе? (Ин. 8:48), Иисус отвергает только второе обвинение, но не первое. Августин объясняет это тем, что в притче под милосердным самарянином понимается Сам Христос: «Он Сам подошел к раненому человеку, Он Сам оказал милосердие и поступил как ближний по отношению к тому, кого не счел чужим»9Августин. Трактат на Евангелие от Иоанна. 43, 2 (PL 35, 1707)..

Ориген был первым, кто предложил развернутую аллегорическую расшифровку всех основных элементов притчи: человек, попавший в руки разбойников, — это Адам; Иерусалим — рай, а Иерихон — мир; разбойники —враждебные силы; священник — закон, левиты — пророки, а самарянин — Христос; раны — это непослушание; осел — тело Господне10В том смысле, что Бог, приняв человеческую плоть, понес наСебе грехи всего человечества.; гостиница, принимающая всех, кто хочет войти, это Церковь, а обещание самарянина вернуться — символ второго пришествия Спасителя11Ориген. Гомилии на Евангелие от Луки. 34, 3 (SC 87, 402–404).. Похожее толкование, еще более детализированное, мы находим у Августина12Августин. Вопросы по Евангелиям. 2, 19 (CCSL 44B, 62–63)..

Столь подробная расшифровка всех деталей притчи может показаться искусственной и даже отвлекающей от существа дела. Однако она произрастает из того изначального посыла, который заложен в отождествлении милосердного самарянина с Христом. Такое отождествление вряд ли пришло бы в голову первоначальным слушателям притчи, но в церковной традиции именно такая интерпретация притчи стала основной. Милосердный самарянин — это Сын Божий, сжалившийся над бедствующим человеческим родом, терзаемым страстями, грехами и бесовскими влияниями. Он пришел к падшему, измученному и израненному человеку, взвалил его на Себя и понес. Он принес его в Церковь, где создал все условия для его духовного исцеления и полного восстановления в первозданное состояние. И пообещал снова прийти, чтобы убедиться в том, что человек действительно полностью исцелился.

Картина рассказывает об одном довольно известном моменте, описанном в Библии. Он повествует о сюжете, который рассказывал сам Иисус. Один человек шел по пустыне и попался разбойникам, которые раздели и изранили его. Закончив то, что хотели, они бросили его там умирать. Мимо умирающего прошел сначала один человек, затем священник, но они просто посмотрели на бедного человека и прошли мимо него, ничуть не задержавшись. А затем шел самаритянин. Он не прошел мимо, ведь в нем так много человеческого.

Он не пожалел ни вина, ни масла, чтобы помочь человеку прийти в себя. Затем отвез его на своем осле в ближайшую гостиницу и дал денег, чтобы его приютили. Картина написана так, что акцентирует внимание только на трех персонажах. Пустая, выжженная пустыня позади них ничем не привлекает внимания, как оранжево-белое небо, грозящее сильной жарой. К горизонту небо темнеет, но это совсем не обещает долгожданного дождя. Самаритянин одет в белые одежды, на его голове белая с красным орнаментом куфия.

Самаритянину не жаль белых одеяний, он спокойно держит на руках погибающего человека. Одежды расстилаются и позади него по песку. Изможденный, с непокрытой головой лежащий перед ним человек держится в сознании из последних сил. Он настолько худой, что можно легко пересчитать все кости в его теле. В его лице можно прочитать обреченность и покорность судьбе. Самаритянин протягивает руку чернокожему рабу, ожидая, когда вино или масло польется на ладонь. Он искренне хочет помочь. А в отдалении стоит навьюченный осел в ожидании своих хозяев.

ОДНАЖДЫ Иисус говорит одному человеку, что нужно любить своего ближнего. Тогда тот человек спрашивает Иисуса: «А кто мой ближний?» Иисус знает, о чём думает этот человек. Он считает, что только люди его национальности и религии — его ближние. Поэтому давай посмотрим, что ему отвечает Иисус.

Иногда, чтобы чему-то научить, Иисус рассказывает какую-нибудь историю. Так он поступает и на этот раз. Он рассказывает историю об иудее и самаритя́нине. Мы уже узнали, что большинство иудеев не любят самаритя́н. Вот какую историю рассказывает Иисус.

Один иудей спускался по горной дороге в город Иерихо́н. Вдруг на него напали разбойники. Они отобрали у него деньги и избили его до полусмерти.

Спустя некоторое время по этой же дороге проходил иудейский священник. Как ты думаешь, что он сделал, когда увидел избитого человека? Он просто перешёл на другую сторону дороги и пошёл дальше. Также там проходил другой очень верующий человек. Это был левит. Остановился ли он, чтобы помочь избитому человеку? Нет, он тоже прошёл мимо. Видишь, как священник и левит уходят?

Но посмотри, кто сидит возле избитого человека? Это самаритя́нин. Сейчас он оказывает этому иудею помощь. Он поливает его раны лекарством. После этого он отвозит иудея туда, где тот может отдохнуть и поправиться.

Рассказав эту историю, Иисус спрашивает человека, который задал ему вопрос: «Как ты думаешь, кто из этих троих стал ближним избитому человеку и проявил к нему доброту? Священник, левит или самаритя́нин?»

Человек отвечает: «Самаритя́нин. Это он проявил доброту к избитому человеку».

Иисус сказал ему: «Правильно. Иди и сам поступай с другими людьми так же».

Тебе нравится, как учит Иисус? Мы можем многому научиться, если будем внимательны ко всему, что Иисус говорит в Библии.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *