Притча про горчичное зерно

«Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своём, которое, хотя меньше всех семян, когда вырастает, бывает больше всех злаков и становится большим деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его» (Мф. 13: 31-32).

В этой притче нужно понимать, что Христос сравнивает Царство Небесное не с ничтожным по размеру зерном горчичным (у евреев того времени была поговорка: «Мал, как горчичное семечко»), а с конечным процессом его вырастания, когда оно превращается в большое густое дерево, в ветвях которого укрываются стаи птиц. Птицы — метафора, означающая народ Божий, который будет укрываться (спасаться) в имеющей быть основанной Церкви Христовой. На вид мертвое, ничтожно малое горчичное зерно, по слову притчи – «меньше всех семян» -символ тайны воскресения из мертвых. Обо всём этом мы скажем подробнее несколько позже.

Иисус Христос сказал притчу о зерне горчичном сразу после притчи о плевелах. Это не случайно, ибо они взаимосвязаны. В притче о сеятеле сказано, что три части всех посеянных семян погибают, а всходит (спасается) только четвертая часть; притча о плевелах поясняет, что даже этой четвертой части посеянного угрожает большая опасность от плевел. Слушая эти притчи, ученики могли прийти в уныние от такого малого числа людей, которым может быть открыт путь к спасению. Потому Господь и предлагает им притчи о горчичном зерне и закваске. Зерно это, будучи меньше всех семян, когда всходит, делается больше всех злаков и становится большим деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его. То же самое будет и с христианской проповедью. Хотя ученики Христовы, по человеческому разумению, были бессильны, но сокрытая в них сила была велика, и проповедь евангельская распространилась по всей вселенной.

Блаженный Иероним пишет об этом так: «Евангельская проповедь меньшее из всех учений. В самом начале оно кажется неправдоподобным: оно проповедует человека и Бога, Бога умирающего, и соблазн креста. Сравни это учение с догматами философов, с их книгами, блистательным красноречием, со сложением их речей, — пишет Иероним, — и увидишь, как семя Евангелия меньше всех этих семян. Но то (учение философов – В.П.), при своем начале, проникая глубоко, не животворит, напротив того, оно слабеет, истощается и, подобно злакам, иссыхает. Благовестие же, с виду малое, будучи посеяно в душе верующего или целом мире, укореняется подобно сильному дереву».

Царство Божие, Царство Христа на земле или Церковь Христова, сначала совсем малое, едва приметное, как горчичное зерно, разрослось. Церковь Христова всегда современна и вмещает в себя множество народов, подобно тому, как в ветвях горчичного дерева укрываются стаи птиц.

В таких жарких странах, как Иудея, горчичное дерево достигает громадных размеров. Оно сильно отличается от горчичных растений в других странах мира, достигающих только роста обычного куста. Под его ветвями может проехать человек на коне; его сучьями топят большие печи; на его ветвях садятся огромные стаи птиц, и ветви его не ломаются даже под тяжестью человека. Семена горчичного дерева считались целебными, и потому, само растение было широко известно.

Христос Сам есть и горчичное семя и сеятель. В Нем одном, как в самом семени, заключалась первоначально вся Церковь Его, и от Него она распространилась по всей вселенной. Христос — единый, вечный Глава Церкви; без Него Церкви не было бы. Христос же есть и сеятель, добровольно предавший Себя на смерть и через эту смерть даровавший жизнь Своей Церкви — всем верующим в Него. Он Сам говорит о Себе: «Если пшеничное зерно, падши на землю, не умрет, то останется одно; а если умрёт, то принесёт много плода» (Ин.12: 24).

Действительно, Христос был малым зерном в глазах людей. Родился Он в отдаленной, в политическом отношении незначительной стране Иудейской; тридцать лет жил в безвестном Назарете, в презираемой Галилее, в доме плотника; Своим учением привлёк к Себе немногих учеников из простых рыбаков и мытарей, и, наконец, предав Себя в руки врагов, умер на кресте позорной смертью. Но вот Он воскрес, вознесся к Отцу, и Его Церковь распространилась по всей земле, подобно великому дереву. На Нем сбылось древнее пророчество Иезекииля: «И возьму Я с вершины высокого кедра, и посажу; с верхних побегов его оторву нежную отрасль и посажу на высокой и величественной горе. На высокой горе Израилевой посажу его, и пустит ветви, и принесёт плод, и сделается величественным кедром, и будут обитать под ним всякие птицы, всякие пернатые будут обитать в тени ветвей его» (Иез. 17:22-23).

Итак, от Христа, как от горчичного семени, распространилась на весь мир, через горсточки неученых апостолов, Его Святая Церковь. Тот же процесс происходит и с душой человека, откликнувшегося на евангельское учение: благодать Божия, действующая вначале едва заметно для человека, при его, человека, старании охватывает постепенно всю его душу, совершенствуя ее и делая «храмом Божиим». Действие евангельского учения уподобляет горчичному зерну и св. Климент Александрийский: «Оно огорчает душу с пользою для нас». То есть заповеди Христовы представляются для нашего, привязанного к греху сердца, сначала горькими, неприятными, но когда мы решимся исполнять их, они становятся целительными и спасительными, ибо они обновляют и преображают наши сердца.

Преп. Исаия пишет: «…Прилично нам подражать свойствам сего семени. Когда Писание называет его самым меньшим из всех семян, то этим показывает, что мы должны возлюбить смиренномудрие, считая себя ниже всякого, и иметь кротость и долготерпение. Его красный (румяный) цвет означает стыдливость и целомудрие, чтобы мы не допускали в плоти нашей ничего порочного. Его острая сила знаменует ненависть к страстям и суетам мира. А что сила его не иначе обнаруживается, как когда оно будет истолчено и истёрто, — этим доказывается, что добродетель не принесёт никакой пользы, если в возделывании ее не понесём труда и скорби. Итак, по образу этого семени, будем рассматривать себя: подобны ли мы ему смирением сердца, кротостью души, горячностью любви?»

Горчичное семя производит теплоту. Так и благодатное слово Божие, воспринятое сердцем, согревает его. Такую благодатную теплоту ощущали в себе два ученика Христа, Лука и Клеопа, на пути в Еммаус, с удивлением сказавшие: «Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге?» (Лк. 24: 32). Горчица производит позыв на пищу, а слово Божие возбуждает в душе алкание по Небесному Хлебу, жажду спасения и оправдания во Христе Спасителе.

Еще полнее и яснее Господь говорит об этом спасительном действии Его учения на наше сердце в совсем коротенькой притче о закваске.

Ст. 31-35 Иную притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его. Иную притчу сказал Он им: Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло все. Все сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им, да сбудется реченное через пророка, который говорит: отверзу в притчах уста Мои; изреку сокровенное от создания мира

Из притчи о сеятеле ученики Господа узнали, что из семян, посеянных на ниве сердец человеческих, три четверти погибает и всходит только четвертая, а притча о плевелах открыла им то, что и этой четвертой части семян грозит опасность от плевел. Эти истины могли смутить будущих сеятелей слова Божия, и вот, чтобы они не впали в малодушие, Господь ободряет их новыми притчами о зерне горчичном и о закваске. Первая изображает постепенное возрастание Церкви, распространение ее по всей земле; вторая – внутреннее действие учения Христова на весь мир и на каждого человека.

Иную притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, его семя поразительно мало в сравнении с тем растением, какое из него вырастает; но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его. В таких жарких странах, как Иудея, горчичное деревце достигает роста, о котором мы не имеем и понятия: там под его ветвями может проехать человек на коне; его сучьями топят большие печи; на его ветвях садятся огромные стаи птиц, и ветви не ломаются даже под тяжестью человека. Семена этого растения считались целебными, и потому само растение было каждому известно. Зернышки горчичных семян так малы, что у Евреев была поговорка: «Мал, как горчичное семечко». Поучая народ притчами, Господь и говорил просто, по-народному. Он Сам есть и горчичное семя и Сеятель. В Нем едином, как в малом семени, заключалась первоначально вся Церковь Его; от Него распространилась она; в Нем едином она обретает и ныне свою жизнь; Он единая, вечная Глава ее, и без Него не было бы и Церкви. Он же есть и Сеятель, добровольно предавший Себя на смерть и через это даровавший жизнь Своей Церкви всем, верующим в Него. Он Сам говорит о себе: «если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Ин. 12:24). Он был воистину «малым зерном» в глазах людей: родился в отдаленной, незначительной стране Иудейской; тридцать лет жил в безвестном Назарете, в презираемой Галилее, в доме древодела; Своим учением привлек к Себе немногих учеников из простых рыбарей и мытарей и, наконец, предав Себя в руки врагов, умер на кресте, как один от злодеев… Но вот Он воскрес, вознесся к Отцу, и Его Церковь распространилась по всей земле, подобно древу великому… Сбылось на Нем древнее пророчество: «и пустит ветви, и принесет плод, и сделается величественным кедром, и будут обитать под ним всякие птицы» (Иез. 17:23). Климент Александрийский действие Евангельского учения уподобляет горчичному зерну: «оно огорчает душу с пользой для нас». Горькими, неприятными для нашего грехолюбивого сердца представляются заповеди Христовы, но когда мы решимся исполнять их, они будут для нас целительными и спасительными: они обновляют и преображают сердце. Горчичное семя, принятое внутрь, производит теплоту; так и благодатное слово Божие, воспринятое сердцем, согревает его.

Такую благодатную теплоту ощущали в себе два ученика Христовых, Лука и Клеопа, на пути в Эммаус: «не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге» (Лк. 24:32), – говорили они. Горчица производит позыв на пищу; и слово Божие возбуждает в душе жажду спасения и оправдания во Христе Спасителе. Еще полнее, еще яснее Господь говорит об этом спасительном действии Его учения на наше сердце в другой притче. Иную притчу сказал Он им: Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло все. Господь избирает для притчи то, что бывает в природе, дабы показать, что слово Его так же неизменно, как неизменны законы природы. «Как небольшая закваска передает свою силу муке, так и вы, Мои апостолы, преобразите весь мир, хотя вас и немного. Не говорите Мне: что можем сделать мы, двенадцать человек, среди такого множества людей? В том самом и обнаружится яснее ваша сила, что вы, замешанные в это множество, не предадитесь бегству. Как закваска только тогда заквашивает тесто, когда смешивается с мукой, так и вы, когда вступите в неразрывную связь и единение с врагами своими, тогда и преодолеете их. И как закваска, будучи засыпана в муку, не теряется в ней, но быстро всему смешению сообщает собственное свойство, так то же самое и тем же образом произойдет и с проповедью. Итак, не устрашайтесь, что Я сказал о многих напастях: через них вы просияете и всех преодолеете», – говорит святитель Иоанн Златоуст. Что же означает в этой притче женщина?.. Можно думать, что здесь подразумевается воплотившаяся во Христе благость Божия, которая берет свыше, приносит с неба закваску или учение Евангельское, и полагает его в три меры муки, т.е. сообщает его всему роду человеческому, от трех сынов Ноевых происшедшему; причем эта животворящая закваска проникает весь тричастный состав человека, освящая и дух, и душу, и тело его, «пока не вскиснет все», пока не достигнет он совершенства во Христе, и не станет новой тварью. И это действие Христова учения на души человеческие не прекратится дотоле, пока благодать Божия не выберет из среды людей всех, способных быть истинными сынами Царствия Божия. «Любовь, – говорит один толкователь, – сокрытая в нашей душе, должна расти до конца так, чтобы она могла изменить всю душу в свое собственное совершенство». Закваска действует только на тесто из муки неиспорченной; тесто, из муки залежавшейся и рассолодевшей, не вскиснет, не поднимется, как его ни заквашивай. И благодать Божия не действует в душе нерадивой, преданной порокам.

Преподобный Исидор Пелусиот говорит: «Под именем закваски разумеется безсеменное воплощение Господа и Спаса нашего Иисуса Христа и соединение Его с единосущным нашему телом, заимствованным от Богородицы Марии, посредством которого все люди возрождены к новой жизни». Утешительно замечание святителя Афанасия Александрийского на ту же притчу Христову: «Человек, приобретший и малую закваску добродетели, который хотя и не успел охлеботворить оной, однако же имел такое намерение, но не смог исполнить его, не останется в забвении у праведного Судии, когда он будет нечаянно застигнут и пожат; напротив, Бог, по смерти такового, возбудит ближних его, направит мысли их, привлечет сердца, преклонит души, и, подвигнутые этим, поспешат они подать ему помощь и пособие. И поелику Владыка коснулся сердец их, восполнят они недостатки отшедшего». Все сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи на этот раз не говорил им, – говорит святой евангелист, и приводит в свидетельство пророка, дабы показать, что проповедовать в притчах – дело не новое, что еще пророк предсказал такой образ учения: да сбудется реченное через пророка, который говорит: отверзу в притчах уста Мои; изреку сокровенное от создания мира (Пс. 77:2), открою то, что оставалось сокрытым, от создания мира, такие тайны, которые сокрыты и от Ангелов, и ведомы единому Мне, как Ипостасной Божией Премудрости. «Господь хотел увлечь слушателей притчами, хотел, чтобы они задавали Ему вопросы, – замечает святитель Златоуст, – но никто не вопрошал Его, хотя притчи угрожали даже наказанием; поэтому, отпустив их, Он ушел»: тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом.

Троицкие листки. №801-1050.

Глава 9

Притча о закваске

Матфея 13:33 и Луки 13:21

Иисус сказал: «Слова, которые Я говорю вам, есть дух и жизнь» (Иоанн 6:53).

Иисус настаивал на том, что Евангелие – это нечто большее, чем просто научная концепция. Бог наделил Его силой, божественной силой. Евангелие обладает силой, способной изменить того, кто принимает Его. Человек, принявший эту силу, преображается, очищается и становится совершенно другим.

Сегодня есть такие люди, которые ставят Евангелие нашего Господа Иисуса Христа, могущее спасти душу, на одну ступень с научными теориями, философскими идеями и различными религиозными концепциями. Многие неверующие исследователи ставят учение Иисуса Христа и Его Истину на один уровень с идеями Карла Маркса, Сократа и Бертрана Рассела. (Бертран Рассел – английский математик, философ и общественный деятель – прим. переводчика)

ЭТО ОГРОМНАЯ ОШИБКА… трагическое заблуждение… колоссальный просчет… Евангелие есть сила Божья ко спасению. Оно подобно молоту, разбивающему скалу. Оно подобно влаге, которую впитывает земля. Оно подобно горнилу.

В средние века алхимики искали способ превратить железо в золото. Они так и не нашли этого способа. Но существует сверхъестественная реакция, когда Евангелие соприкасается с человеческой жизнью, и результатом данной реакции служит измененная жизнь. Человек становится новым творением, древнее прошло, теперь все новое (2 Коринфянам 5:17).

Преобразующая сила Христа способна превратить робкого человека в храброго, грешного – в святого, скупого – в щедрого, высокомерного и самодовольного всезнайку – в скромного и набожного человека.

Я помню, как впервые познакомился с ситуативной этикой. Оказалось, что не существует ничего абсолютного. Эта теория отвергала все, во что я верил. Френсис Шафер, американский богослов, отметил, что, начиная с 1930-х, ЗАПАДНЫЙ МИР вошел в так называемую постхристианскую эру. Вместо того, чтобы верить в абсолютную истину, богодухновенное Писание, божественность Христа, люди начали верить в ересь, не имеющую никаких абсолютов, ересь о том, что можно грешить в зависимости от ситуации. Слова «ХОРОШО» и «ПЛОХО» – ЭТО ОПАСНЫЕ СЛОВА.

Из-за них множество членов Церкви перестают быть посвященными христианами. Церковные кафедры утрачивают доверие людей. Разве в Церковь нужно идти для того, чтобы услышать личное мнение священника? Зачем побеждать грех, если Судный день все равно не настанет? Зачем следовать за Христом, неся свой крест, если Христос был всего лишь Человеком?

В БИБЛИИ мы находим слова: «Закон Господа совершен, укрепляет душу». Иисус говорит: «Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут, доколе не исполнятся», «Писание непоколебимо».

ВОПРОС: Для чего тогда класть Библию на кафедру и делать ее центральным авторитетом для Церкви, если в самой Библии так много ошибок?.. а кафедра лишь служит подставкой, Церковь – местом для споров?

В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ все сводится к следующему: мое мнение ничуть не лучше Вашего, а Ваше – не лучше моего. А если и есть какой-нибудь бог, то он находится очень далеко. Человек – это всего лишь высокоразвитая порода обезьян, которая случайно эволюционировала из первобытных организмов.

Все это я рассказываю в качестве вступления к притче о женщине, которая положила закваску в три меры муки (Евангелие от Матфея 13:33 и Луки 13:21).

«Иисус сказал: Еще подобно Царство Небесное закваске, которую взявши, женщина положила в три меры муки, доколе не вскисло все».

Одно из моих ранних детских воспоминаний – это те моменты, когда мама пекла хлеб на кухне нашего деревенского дома… этот незабываемый запах свежеиспеченного хлеба. Мама брала кусочек теста из предыдущего замеса, смешивала его с новым тестом, затем накрывала полотенцем и ждала, когда оно поднимется. Затем она МЕСИЛА тесто, помещала в специальные формы, клала их в духовку, где они превращались в чудесные буханки с хрустящей румяной корочкой.

ДРОЖЖИ ПРОНИКАЛИ В ТЕСТО, МЕНЯЯ ЕГО СТРУКТУРУ. Иисус сказал, что Евангелие подобно данному процессу. Когда оно соприкасается с человеческой душой, то полностью ее изменяет.

Еще у меня есть одно яркое воспоминание детства от том, как мой отец ремонтировал машины на ферме. Если какая-нибудь упрямая гайка не хотела откручиваться, он смазывал ее «проникающим маслом», как он его называл. Масло проникало на резьбу, и вскоре гайка легко поддавалась гаечному ключу или отвертке.

Моя мама использовала ЗАКВАСКУ. Отец – «ПРОНИКАЮЩЕЕ МАСЛО». Результаты были поразительными! Иисус хотел, чтобы мы поняли, как Евангелие Его благодати действует в человеческом сердце. Как закваска действует на тесто, заставляя его подниматься, так и ледяные молчаливые сердца людей очищаются и возвращаются к жизни славным Евангелием благодати Божьей.

В Библии закваска символизировала зло. Поэтому перед праздником Пасхи необходимо было удалить из дома все квасное. Тем не менее, в данной притче Иисус просто подчеркивает способность закваски изменять среду, в которую она попадает.

Возможно, Вам приходилось слышать истолкование этой притчи, как пророчество о том, что злые люди и лицемеры умножатся перед концом света. И затем Господь придет судить мир.

Я не сомневаюсь в том, что наш мир катится вниз. Однако, Иисус утверждает, что ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ подобно женщине, положившей закваску в тесто. Здесь Он говорит не о царстве дьявола и не об этом мире… А о силе Своего Евангелия.

Он хотел, чтобы мы знали, что Евангелие – это живая сила… Это НЕ ОЧЕРЕДНАЯ БЕЗДУШНАЯ ТЕОРИЯ И НЕ ПРОСТО ТОЧКА ЗРЕНИЯ.

«Кто во Христе, тот новая тварь, древнее прошло, теперь все новое» (2 Коринфянам 5:17).

Во 2-Коринфянам 3:18 нам говорится о том, что происходит:

«Мы же все, открытым лицом, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа»

Евангелие говорит, как мы можем получить прощение. Но Бог желает совершить в нас НЕЧТО БОЛЬШЕЕ, чем просто освободить нас от чувства вины.

«Так как Он избрал нас в Нем прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви». (Ефесянам 1:4)

Иисус сказал, что Царство Небесное подобно ЗАКВАСКЕ. Евангелие наполняет наш разум, волю и эмоции. Мы становимся соучастниками Божьего естества. Христос поселяется в нашем сердце, очищает, обновляет, изменяет… ОН НАЧИНАЕТ ДЕЙСТВОВАТЬ В ВАШЕМ СЕРДЦЕ, УТВЕРЖДАЯ ВАС В ПОЗНАНИИ И СВЯТОСТИ НАШЕГО ГОСПОДА.

«Мы будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть». (1 Иоанна 3:2)

Для меня большая честь проповедовать Евангелие на телевидении… Силу Божью ко спасению. Христос умер для того, чтобы дать Вам вечную жизнь. Когда Вы открываете дверь своего сердца Христу, Вы получаете прощение грехов… становитесь чадом Божьим, Небеса превращаются в Ваш дом!

НО РАЗВЕ НА ЭТОМ ВСЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ? Совсем нет!

Он спас Вас, чтобы Вы были святы. Бог хочет, чтобы Вы были похожи на Его Сына Иисуса Христа. Он желает ДЕЙСТВОВАТЬ В ВАШЕЙ ЖИЗНИ каждый день. Он желает, чтобы Вы возрастали в благодати и познании Иисуса Христа до тех пор, пока Ваш дух, душа и тело не станут ЕГО ОТРАЖЕНИЕМ. Он желает, чтобы Вы были исполнены «полнотою Божьей» (Ефесянам 3:17-19).

Г.Г. Барбер «У одного человека было два сына”

Освальд Тярк

Источник: Тярк О.А. Избранные труды / Ред. Куликов В.Г. – В 2-х томах, М., 2005.

В Евангелиях от Матфея и Луки притчи о горчичном зерне и закваске находятся рядом. Обе притчи имеют, видимо, одно и то же учение, и поэтому мы можем рассматривать их совместно.
Предшествующие две притчи Иисуса Христа могли оставить отпечаток некоторой печали, что надежда на победу не очень велика. Но в притчах о горчичном зерне и о закваске содержится больше оптимизма и дается больше надежды на отрадный исход. Царство Небесное имеет в себе великую силу, хотя и скрытую. Обе притчи имеют один и тот же смысл: Царству Небесному надлежит расти из очень небольшого начала до великого конечного результата. При этом притча о горчичном зерне показывает видимый рост Царства Божия, а притча о закваске показывает преобразующее влияние Царства Божия на людей.
Притча о горчичном зерне
В Евангелии от Матфея эта притча дана нам в следующем изложении: «Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так-что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его” – Мф. 13, 31-32,
Относительно притчи могут возникнуть некоторые вопросы в связи с незначительной разницей в повествовании: по Евангелию от Матфея «горчичное зерно меньше всех семян”, а евангелист Марк говорит, что «оно меньше всех семян на земле”. Также может вызывать различные мнения и то, что горчичное зерно называют «деревом”, в ветвях которого могут укрыться птицы небесные – Мф. 13, 32.
Но смущаться могут лишь те, кто не видит величия мыслей Христа. Богослов Г.Х. Хулбард сравнивает таких толкователей с друзьями искусств, которые, рассматривая картину Леонардо да Винчи «Тайная вечеря”, начинают спорить о том, из какого материала сделана скатерть на столе, а великая идея художника не трогает их.
Горчичное зерно здесь является, без сомнения, чистым семенем горчицы, которая употребляется в растолченном виде в качестве приправы к пище. Богослов Майер и некоторые другие старались доказать, что здесь говорится о горчичном дереве. Но взгляд Майера не нашел подтверждения. Сравнение с обыкновенным горчичным семенем вполне удовлетворило Иисуса Христа. Зерно горчицы действительно очень маленькое, но оно, в самом деле, вырастает в очень большое растение, напоминающее дерево. Это однолетнее растение в Палестине порой вырастает до и выше трех метров в высоту. Профессор Хакетт пишет, что он своими собственными глазами видел, как птицы садились на ветви горчицы.
Ясно, что когда Христос говорил о горчичном зерне, то Он употребил знакомое слушателям понятие чего-то очень маленького – Мф. 17, 20; Лк. 17, 6. «Великий Учитель, – говорит богослов Брус, – показывал не только поразительное смирение и здравые взгляды, но и выдающуюся мудрость и сочувствие к тем, кого Он хотел учить”.
И, кажется, что никакое другое растение не подошло бы для сравнения лучше, чем горчичное зерно. Если бы Христос, например, взял в пример дуб, то это могучее дерево, пожалуй, передало бы величину и силу будущего Царства Божия, но жёлудь едва мог бы показать первоначальное его ничтожество. Горчичное же зерно настолько мало, что его на земле и не заметишь. Далее, если бы Христос взял, например, семя ветреницы, которое меньше горчичного семени, то из него вырастает только слабый цветок. Притча о горчичном семени замечательно выполнила свое назначение, и лучшего сравнения невозможно найти.
К счастью, у нас нет сомнения относительно духовного значения этой притчи. Царство Божие имеет очень малое начало, но оно обладает большой жизненной силой и вырастает в очень великое Царство.
Трудно поверить, что из такого малого начала может вырасти нечто великое. Рождение Иисуса Христа в Вифлееме было в общем незамеченным явлением. Но малость, к счастью, не является аргументом против истины. В этом малом начале, как в семени, скрывалась божественная жизнь. Это была малость не песчинки, но горчичного зерна. В зерне же содержалась жизнь. Господь в Своей премудрости часто использовал малое начало для больших духовных пробуждений.
Людям обычно свойственно восторгаться разного рода величием. Интересуются, например, какой самый большой город, какой самый длинный мост. «Сделаем себе имя” – этот мотив строителей Вавилонской башни в ходу и поныне – Быт. 11, 4. Но Бог открывает Царство Свое и в малых вещах, которыми нельзя пренебрегать. Так, капля воды под микроскопом выглядит как Венеция, на водных путях которой кипит жизнь. Атом представляет собой своего рода систему небесных тел, где электроны, подобно планетам, вращаются вокруг ядра.
Иисус Христос никогда не пренебрегал малыми вещами. Чаша холодной воды, один талант, лепта вдовы, вера, величиной с горчичное зерно – все это имеет определенную ценность в Его глазах.
Мы являемся свидетелями тому, что из малых семян на земле вырастают большие деревья. Подобный рост мы можем наблюдать и в духовной жизни. Пусть этим семенем будет библейский стих, который запал нам в душу, молитва матери или чей-нибудь добрый совет в критический момент.
Во времена земной жизни Иисуса Христа Царство Небесное имело очень малое распространение, но в нем содержалась божественная сила, давшая ему возможность превозмочь все препятствия. Оно выросло настолько, что превзошло все другие движения, казавшиеся тогда великими и важными. Сила этого роста не прекратилась и поныне.
Следует заметить, что в этой притче некоторые придают особое значение птицам. Но птицы символизируют здесь только силу и размеры растения. Та же мысль встречается и в Ветхом Завете – Иез. 17,22-24; 31, 3-14; Дан. 4,10 и др.
Притча о закваске
По Евангелию от Матфея притча о закваске гласит так: «Царство Небесное подобно закваске, которую женщина взявши положила в три меры муки, доколе не вскисло все” – Мф. 13, 33; Лк. 13, 20-21.
Содержание этой притчи было понятно каждой галилейской женщине. Обыкновенно повседневной заботой женщины было: встать рано утром и испечь хлеб для семьи. При приготовлении хлеба пользовались опарой или закваской, которую смешивали с тестом. Процесс скисания происходил медленно. Тесту нужно было постоять, «пока не вскисло все”.
Духовный смысл этой притчи для учеников, очевидно, был понятен, и они не спросили у Христа объяснения. Но позднее толкователи эту простую мысль превратили в очень непонятную. Они старались найти какую-то затаенную мысль в этих трех мерах муки.
По толкованию одних, эта притча символизирует собой дух, душу и тело; по толкованию других, Христос подразумевал иудеев, греков и самаритян. Как видно, нет предела воображениям толкователей. Но то, над чем ломали головы европейские теологи, было очень ясно для галилейских крестьянок.
Три меры муки брали для испечения хлеба на среднюю семью. Для Иисуса Христа было важно не количество муки, а действие закваски. Царство Божие имеет такое влияние, которое, проникая в человеческие сердца, подобно закваске, изменяет все проявления жизни.
Влияние Царства Божия передается от одного человека к другому, от сердца к сердцу. Поэтому притча о закваске является очень хорошим сравнением.
Еще мы должны обратить внимание на то, что Царство Божие приходит невидимо. «Не придет Царство Божие приметным образом” – Лк. 17, 20. Оно приходит незаметно, как правда, добродетель, любовь. Оно внутри нас, в наших сердцах. Однако через наши слова, дела и образ жизни невидимые ценности становятся видимыми и явными.
Иисус Христос проявляет Себя одинаково как в обыкновенном, так и в необыкновенном: цветы на полях – это результат таких же дел Божиих, как и исцеление больных. Он свободен от сенсации. Идеи Царства Божия проявляются бесшумно, как соль или свет. О Самом Господе сказано: «Не воспрекословит, ни возопиет, и никто не услышит на улицах голоса Его” – Мф. 12, 19. Великие созидательные дела Божий совершаются в тишине. Неслышно наступает весна и творит все новое. Но когда Бог будет творить суд, «тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся” – 2 Пет. 3, 10.
Влияние Царства Божия захватывающее. Одно зажженное сердце зажигает другое. Так Иисус Христос по дороге в Эммаус зажег сердца двух мужей. В Пятидесятницу Он зажег сто двадцать сердец, и таким образом к вечеру было зажжено уже три тысячи душ. Проблему христианского благовестия разрешает всепроникающая сила Христа. Но только зажженные сердца могут зажечь других, и только пропитанное закваской тесто может передать дальше эту удивительную силу. Сухая мука ничего не преобразует.
Но насколько далеко распространяется влияние Царства Божия? Христос сказал: «Пока не вскисло все”. Слов «все” означает весь мир.
Но разве Царство Божие смогло повлиять на всех людей и на все проявления жизни в этом мире? В известной степени – да. Например, больницы в первую очередь построили христиане, и теперь больницы имеются везде. Моральные нормы христианской веры распространились по всему миру.
Но можем ли мы ожидать времени, когда все проявления жизни в этом мире изменятся и станут претворением воли Христа? При разрешении таких вопросов мы должны основываться не на отдельных притчах, а на всем учении Нового Завета.
По Божьему плану в наше время прежде осуществляется создание Церкви, и это означает – собирание из мира избранных. А пришествие Царства Божия является делом Самого Бога. Эта притча учит, что влияние Царства Божия исходит из одной среды и своим преобразующим влиянием охватывает все, что поддается этому влиянию.
Закваска была тем, что находилось вне муки и что вложили в муку. Влияние Царствия Божия проникло в человечество извне, благодаря делу Самого Бога. Совершенное Им дело – это небесный подарок людям, а не их достижение. Господь достигает того, чего люди даже всеми своими способностями никогда не достигнут. К нам явилась с неба преобразующая сила, и блаженны те, кто ее принимает.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *