Про космонавта Леонова

Продолжаем наше интервью с космонавтом Павлом Виноградовым. Сегодня он нам расскажет о том, как живут космонавты на орбите, как уживаются в замкнутом пространстве, и что вдохновляет их на покорение космоса.

Встреча с Павлом Владимировичем произошла благодаря организаторам иркутского робототехнического фестиваля Робосиб. Вопросы задавали пользователи ЖЖ, Geektimes и подписчики группы «Открытый космос” Вконтакте.
Ранее мы узнали медико-биологические подробности жизни в космосе, а сегодня условная тема: «Психология”.
На счету Павла Владимировича три экспедиции в космос: одна на «Мир” в 1997-м г., и две на МКС в 2006 и 2013-м. В открытом космосе космонавт проработал более 38 часов, за 7 выходов, в том числе участвовал в ликвидации последствий столкновения корабля «Прогресс” со станцией «Мир” в 1997-м.
До вхождения в отряд космонавтов, в НПО «Энергия» Павел занимался автоматизированными системами и взаимодействием экипажей с ними, участвовал, в том числе, в проекте «Буран”.
Накопленные опыт и знания за 34 года работы Павла Виноградова в космической отрасли, бесценны для молодого поколения энтузиастов космоса и всех, кто решает связать свою жизнь с покорением Вселенной.
Про страх
В космосе страшно?
Во-первых, не страшно. Кому страшно, тот не летает. Во-вторых, что такое «страшно”? Страшно — это когда не знаешь, не понимаешь, что делать. Но, на самом деле, действительно были случаи когда становилось жутко. Например, в первом полете, когда при работе в открытом космосе, повесил свои выходные фалы на мягкий поручень… А он оказался оторванный. И я краем глаза наблюдаю, как у меня один фал и второй улетает незнамо куда. В этот момент стало совсем все плохо.


Но это мгновения. Если ты сидишь и размышляешь о двух миллиметрах алюминия оболочки, которые отделяют тебя от вакуума, тогда летать не имеет смысла. Это уже профессиональное: летчику страшно поднимать самолет? Наверное нет. Страшно становится, когда самолет начинает ломаться, падать, терять крылья…
Если какие-то инструкции, на случай если у члена экипажа наступит паника или ссора?
Есть. Большие толстые книжки у нас, где расписан кодекс поведения космонавтов, кодекс поведения экипажа, и там есть все. Какими правами обладает командир, что он может делать, вплоть до физического воздействия.
То есть можно скрутить и запереть в туалете?
Да. По морде может. То есть там не так написано, лояльно и юридически обтекаемо, но суть такая.
Я слышал историю, кажется, про канадского космонавта, который должен был управлять манипулятором и ударил по корпусу станции или что-то такое. В общем что-то там произошло, он решил, что ситуация безвыходная, впал в панику, чуть ли не заплакал, и отказывался реагировать на любые обращения к нему. Тогда его просто заперли в том месте где он сидел и отключили отопление. Когда он стал замерзать, он пришел в себя и уже более адекватно стал оценивать ситуацию.
Ну это сказки конечно, у нас нет таких отсеков, или помещений, куда можно запереть и понизить температуру, то есть холодильников. Наверное, он расстроился. У нас было много случаев соударения, канадским манипулятором долбали по станции, не только канадцы, но и американцы. То есть это нормальная рабочая обстановка. Ну обидно бывает, ляп какой-нибудь допустишь. Но я не помню ни одного случая, когда человек впадал в транс. С чего ради? Железо оно железо и есть.
О субординации
Есть ли регламент подчинения у экипажа? Все ли на командире, или есть возможность голосовать?
Есть совершенно четко расписанные функциональные обязанности, не только командира, но и вообще каждого члена экипажа. У нас есть так называемые ответственные, или, как называют американцы, офицеры сегмента. Они отвечают, например, за российский сегмент, за американский сегмент. Есть то, что американцы опять-таки условно называют… у нас ответственный, у американцев — офицер, по науке например. Конечно, как и в любой сложной системе, функциональные обязанности расписаны, безусловно. Но есть разные командиры, есть разный стиль руководства экипажем. Я всегда придерживался мнения, как командир экипажа: я верю этим людям, с кем я работаю, с кем я полетел. Я их знаю не пол-года, и не год, мы прошли уже все что можно, я знаю что может каждый, я считаю что командиру главное не мешать экипажу. Если ты уверен в экипаже, то не мешай ему. Конечно есть ситуации, в которые начинаешь вмешиваться, когда видишь, что могут быть приняты не то чтобы неверные, не оптимальные решения. Но тогда это может быть на уровне подсказки, совета. Честно скажу, мне ни разу за мои две командирские экспедиции не пришлось стучать кулаком, кричать трам-тарарам, делать вот так, а не иначе. Ни разу такого не было. Да, советовал чего-то, да говорил там Петя, Маня, Саша, давай вот сделай так потому что, потому-то. И никогда не было никаких отношений, мол чего ты раздуваешь дедовщину. Поэтому, не знаю, может мне так везло. Знаю, были и другие экипажи, там по другому складывались отношения, разные были…
Хотя да, вот у нас было, когда мы с Саше Мисуркиным возвращались, у нас был отказ индикации пульта, и в общем-то там была ситуация, когда я принял решение. Конечно я посоветовался со своим бортинженером, быстренько перекинулись мнениями, обсудили, и я принял решение, единолично, потому что по нашей борт-документации, он должен было начать делать соответствующую процедуру перезагрузки процессоров пульта, это уже был спуск, перегрузка, было понятно, что корабль идет нормально, он управляемый, динамика соответствует ожидаемой. Да, у нас нет ряда параметров на пульте, но есть параметры по которой можно было контролировать эту динамику, и в принципе мы пошли вопреки инструкции, тому что было написано. И я принял решение — все, ничего не трогаем, идем дальше. И такое было. Но ничего такого типа: «не смей, не трогай». Я спросил у Саши угловые скорости, он говорит: «Командир, все в норме». Перегрузка? «Штатная, идет нормально». Траектория спуска? «Да, идет, в пределах коридора». Ну нет там чего-то. Но у меня вот такой стиль работы, и я другого не принимаю.

Я просто много занимался всякими летными делами, связанными с «Бураном», и, к сожалению, там были трагические примеры, вот такого, как я считаю, неправильного взаимодействия с экипажем. Когда командир говорил «Да пошли вы все нафиг, я здесь самый главный, самый умный». И в итоге люди погибали, и так далее. И таких примеров достаточно много. Это то что называется несогласованность действий экипажа, даже не то что несогласованность, это невосприятие командиром своего экипажа, и соответственно экипажем своего командира. Я считаю, что это самое тяжелое, и самое страшное.
Вы сказали «люди гибли в случае с Бураном». Там это во время подготовки или испытания? Или что там было?
Нет, это другая ситуация. Это был Ту–134, летел в Архангельск, не связанный никак с бурановской программой, это просто летел экипаж, который попал в ситуацию, когда и штурман, и второй пилот, говорили, одно, а командир сказал «нет, я делаю другое, потому что я здесь старший, я умней вас». То есть это была человеческая, психологическая несовместимость экипажа, которая привела к тяжелой катастрофе, погибло много людей. И, к несчастью, или к счастью, командир, который был повинен в этом он остался жив. Вот такое наказание по жизни.
Бурановские ребята, очень многие погибали по разным другим причинам. Это было в период подготовки. Это были совершенно другие люди, летели совершенно по другим программам.
О трудностях
Назовите три самых значительных трудности в длительном полете. Сначала идет вопрос про сложность взаимодействия в замкнутом пространстве нескольких человек, и в принципе три значительных трудности. Есть ли там сложности психологической совместимости, или трудно бороться с желанием домашней картошки с селедкой?..
Ну это не трудности, я не знаю… Мне сложно выделить какие-либо трудности. Может мне просто так по жизни повезло, у меня были отличные экипажи, у меня никогда не было трудностей общения, даже когда мы вшестером летали, в прошлом году… Не знаю. Да и люди, не надоедают, потому что станция такая большая, каждый занят своими делами. Когда мы с Джеффом Уильямсом, летали почти три месяца вдвоем, на такой же станции, мы друг друга не видели часами. Мы утром вместе завтракали, потом разлетались в разные концы станции, потом только по связи я «Але, Джеф, ты где?». «Да я здесь, жив-здоров, пошли дальше». То есть сказать, что ты осточертел настолько, что тебя видеть не могу — такого не было.
Про досуг на орбите
Чем занимается в свободное время? И есть ли оно?
Есть. Если положено спать 8 с половиной часов, а проспишь 4, то 4 с половиной часа — есть свободное время. По-моему, на втором полете у нас на «Мире” была очень интересная библиотека, просто феноменальная, и, честно говоря, жалко что ее не забрали, а спалили. Там, например были авторские книги Высоцкого. Уникальные книжки были. С подписями, автографами. К сожалению, они сгорели. Сейчас конечно такое обилие информации. Тебе в полет загружают терабайты видео, музыки, книжек каких хочешь. Множество в электронном виде, но есть журналы, которые присылают, «Новости космонавтики», например. Поэтому честно скажу, у меня всегда были интересы немного другие, и во втором полете я себе отобрал три книжки, я их раз под резиночку себе в каюту: вот я-то их точно, думаю, прочитаю, и отобрал себе несколько фильмов, которые хотелось посмотреть. Например «Есенина», когда он только вышел. Мы тогда с Джеффом Уильямсом летали вдвоем, ну мы этого «Есенина», не помню сколько там серий, мы его смотрели месяца полтора. Просто не было времени. В основном это делалось за ужином. Когда сидишь, ешь, у нас тогда большущий телевизор был, дисплей.
Кстати по поводу журналов, какие из российских возят на станцию? Я потом эту информацию продам за много миллионов рекламному отделу 🙂
Однозначно «Новости космонавтики» регулярно приходят, «Российский космос», «Популярная механика» приходила, я просил и присылали,
То есть это не какой-то абонемент, а все по желанию?
Да, все по желанию, есть специальная служба психологической поддержки экипажа, в ЦУПе этим занимается. Мне вот с Чукотки прислали какие-то газеты, «Чукотский Север», как-то вот так.
То есть постоянно только «Российский космос» и «Новости космонавтики», а все остальное что…
Постоянно, наверное да, может быть еще какие-то журналы… По-моему, «Вокруг света» к нам приходили, но это то что просишь — то и приносят.
Про фантастику
Читаете ли вы фантастику, если да — то какую, если нет, то каким книгам отдаете предпочтение?
Честно говоря уже возраст наверное другой, потому что бросил читать фантастику лет, наверное, в 18–19, просто потому что появились… Да ничего хорошего не появлялось, а читать всякую белибердятину типа трансформации-ретрансформации человеческих особей где-то около звезды… Не знаю. Меня увлекала фантастика на уровне Беляева, что могло заставлять думать мозгами. Нынешняя, сегодняшняя, это даже не фантастика, это уже фэнтэзи, причем совершенно на уровне полушизофрении. Не знаю, людей это занимает, меня это не занимает ни капли. Что читаю?.. Да сейчас больше копаюсь в каких-то вещах связанных с историей, может быть с историей России, историей Рима…

Это научные книги, или художественные?
И художественные. Художественные хорошие… Наверное 50/50. Очень занимает психология, в таком профессиональном плане, взаимоотношения малых групп… Даже Фрейда как-то почитал, очень мне понравился, просто феноменальный мужик (смеется). Как-то я вот относился к полуфилософским товарищам всегда скептично, но вот здесь — мне нравится. Нравится то, что занимает как-то мозги, не просто чтобы ты читал, потреблял, просто прожевывал этот фарш и он проваливался в никуда. Когда вот читаешь и ничего у тебя ни в мозгах, ни внутри, ни в душе не остается, если тебя это не трогает, а книги, вот фэнтези, как-то не очень трогает.
Про воодушевление космосом
Продолжая тему фантастики и ее чтения, как-то повлияла фантастика на желание стать космонавтом, или желание работать с космосом? И второй вопрос, когда Вы попали в космос ощутили ли какую-то разницу между тем, что ожидалось, и тем что появилось, тем что стало в реальности?
Реальный космос на порядок лучше и красивее чем любая фантастика (смеется). Я не знаю, я не могу сказать, что на меня какая-то фантастика повлияла так, что я рвался в космонавты, наверное, нет. Просто, когда я мальчишкой рос, летал Гагарин, Титов, Комаров… Что тут говорить. 71-й год, Добровольский, Волков, Пацаев, а я вот только поступаю в институт. Конечно, это все не фантастика, это совсем другая жизнь была.
Реальность была не хуже фантастики?
Да. Мне всегда нравилось заниматься инженерными делами, я занимался всегда ракетами. В детстве пускал их сотнями штук, мне было это интересно. Вырос на аэродроме, поэтому авиация, может не первая, вторая любовь. Хотел быть летчиком, но так сложилось, приехал на комиссию, заболел и мне сказали: «Парень, не чуди, поступи в другой институт, сейчас пока проболеешь и уйдешь в армию, в августе-сентябре. Поступай в другой институт. Так у меня не получилось стать летчиком. Поэтому, я не могу сказать, что я начитался фантастики и пошел на космодром.
Можно понять, тогда космонавтика была на пике популярности.
Про гордость
Вот вопрос психологически-философсокий: Во время полета, ощущается больше гордость за человечество, или гордость за свою страну?
Не знаю, никогда не ощущал (смеется). Нет, наверное, и то и другое. Потому что когда 12 апреля, или день рождения тебя поздравляет Президент России, выходит на связь, там «Павел Владимирович, трам-тарарам, спасибо вам, что ваш экипаж…». Или когда приходит патриарх Алексий, на Пасху, мне в жизни не приходилось с ним разговаривать, и здесь он сорок минут с нами общался. Просто проникаешься к этому человеку. Или, не знаю, американский Президент поздравлял… Ну такой уровень. Ангела Меркель «Привет ребята, Вы знаете, я не хочу с вами разговаривать как канцлер, я же астрофизик! Я же физик, ну скажите, как там…» Конечно гордость! Гордость за себя, что с тобой там президенты общаются, или гордость за страну, что даже Меркель говорила «Парни, я так горда, что я вот здесь с вами вообще на одном экране». А она была там на огромном экране — половинка ее, половинка наша (смеется). Вот. Конечно гордость за страну, и отчасти за себя конечно.
То есть как-то человечество в принципе, такого не ощущается, что как все глобально человечество?
Да нет, это все там начинаешь по-другому воспринимать, потому что границ не видно, ничего не видно. И когда смотришь, думаешь «Господи, что вот здесь делить? Ирак, Иран, Кувейт… Ребята, да мы нормально вас пролетаем, 10 секунд. А вы там воюете годами. Что делить? Делить нечего». Я знаю пальчиком, мизинчиком прикроешь иллюминатор, и там не видно этого Кувейта. То есть это другое понимание. Вообще, пространства, жизни, Земля настолько кажется малюсенькой, так что я не знаю. Ну в общем, пока на голову не упадет там что-нибудь серьезное, какой-нибудь второй Юкатан, приключится в Америке, тогда все станут сразу братьями и сестрами.

Про иконы
По поводу христианства и православия спрашивали, зачем иконы на орбите, и второй вопрос, как Вы относитесь к обряду освящению ракеты?
Я не отношусь никак. Я не религиозный человек, хотя бабушка меня когда то в тайне от родителей крестила, в младенчестве. Потому что папа работал в партийных органах, служил в СМЕРШе до этого. Какая там религия? Никакой. Я не знаю, я очень терпимо к этому отношусь, я считаю, что если человеку это хоть как то помогает, жить в мире, в спокойствии, я в общем не против, я за. То, что иконы там, не знаю, я спокойно к этому отношусь. Но есть там какие-то вещи, например, когда мы с Толей Соловьевым стартовали, шла жуткая война на Балканах, и нам Патриарх вручил золотой крест, он, по-моему, до сих пор летает, освященный. И небольшую икону, по-моему, Софийской Богоматери, которая была покровительницей Балкан, она всегда разводила эти войны. Ну вот, пока эта икона летала с нами, закончились все балканские войны. Вот что это, совпадение? Может и совпадение. Я к этому совершенно спокойно отношусь. У нас есть определенный регламент, который говорит, что не надо выпячивать любую религию…

Про бизнес
Еще вопрос такой, по поводу бизнеса: Оговорили ли в контрактах запрет на продажу вещей и личных предметов побывавших в космосе?
Запрещено категорически. Мы этим не занимаемся.
То есть никакой коммерции, ни при каких условиях?
Раньше когда-то давным-давно, мы набирали по 100, 200, 500 конвертов, потом продавали их по сколько-то долларов… Сейчас это все прописано, в том Манифесте который подписывают все. Перечень вещей достаточно ограничен. Там написано, что можно 10 или 15 конвертов для личной переписки, никакого бизнеса разрешенного, с точки зрения продажи и перепродажи личных вещей из космоса нет. У меня есть несколько комбезов полетных, в которых я вернулся, и которые мне вернули. Но никогда даже мысли не было что то продать. Один — в одном музее, другой — в другом.
О жизни после космоса
Чем занимаются космонавты между полетами?
Если человек остается активным космонавтом после полета, то, как правило, это долгие отчеты. Потом медицина идет там, первые 30 суток, потом 60, 90, 180… Какие-то отпуска отгуливают. После этого встает опять в программу на подготовку. Если не в активном экипаже для подготовки, то там куча дел, море всяких поездок, приглашений, школы, университеты, это просто оперативная работа в Центре управления полетом. Это поддержка тренирующихся экипажей на тренировке, это участие в экипажах, ну таких условных экипажах, той молодежи, которая готовится в составе групп, или в составе общекосмической подготовки. Это прыжки с парашютом, специальная парашютная подготовка. Каждый год — это выживание там-сям, когда идет человек опытный и пара неопытных. Какая-то научная работа. Сопровождение всех оперативных работ в ЦУПе.

Ну это если ты хочешь. Если нет, как некоторые, прилетели, получили все что надо, сказали спасибо, в лучшем случае не хлопнули дверью, и пошли, например в банк, или в нефтяную компанию.
Т.е. они покидают отряд космонавтов?
Да.
А вот поездки в университеты и в школы. В школы понятно, там скорее популяризация, рассказ о том, что такое космос, а в университетах — это больше образование или популяризация?
Я думаю, что больше образовательная, потому что более-менее серьезные уже лекции, выступления.
То есть профильные ВУЗы получается?
Да. Таких приглашений — десятки. К сожалению, приходится действительно часто отказываться. Потому что их просто очень много. Ну, это как часть работы.
О том, как стать космонавтом
Что посоветуете молодому человеку, чтобы стать космонавтом? Куда идти, на кого учиться?
Не знаю куда идти-учиться. Что больше нравится.
Это понятно, но отучившись на журналиста, наверно, вряд ли будет шанс попасть в космос?
Нет, безусловно нужна достаточно неплохая инженерная подготовка. Потому что требования достаточно высокие. Конечно можно вызубрить что-то, но от этого голова лучше, светлее не становится. Поэтому желательно техническая подготовка. Почему техническая? Ну, например вот у нас Сережа Рязанский — блестяще, отлично слетал. Биолог. МГУ. Ну мозги… Он не чистый биолог, там и техника, и медицина и все такое. Олег Котов — его командир, вообще закончил медицинскую академию, военный врач, закончил потом летное училище. Получил диплом летчика. Закончил еще один институт, получил диплом инженера, поэтому… Ну, наверное это летные специальности, так или иначе связанные, и технические: это и компьютерные дела, и электронщики, физики, математики. Вот такого направления.
Про самое важное
Почему коты не летают в космос?
Жалко котов! (смеется)
Говорят, что у них проблемы с вестибулярным аппаратом, собаки могут, а коты нет.
Ну кошки летают в невесомость на коротких полетах, видимо они по-другому устроены, у них сложная вестибулярная система. Кошку с какого этажа не бросай, закручивай-перекручивай, она всегда в полете стабилизируется ногами вниз. А в невесомости, это видимо сделать невозможно.

Продолжение:
Беседа с космонавтом: о здоровье, невесомости и космических мутантах
Фото со страницы Facebook Павла Виноградова. Там в альбомах еще много космической красоты есть.
Спасибо Илье Гусеву и Ярославу Веременко за помощь в подготовке текста.
zelenyikot
А вот тут мой твиттер, можно подписаться чтобы не пропускать новые посты.

Tags: Роскосмос, Россия, гость блога, космонавт Subscribe to Telegram channel zelenyikot

«ОФОРМЛЯЛ КОНФЕТЫ, МАРКИ, СИГАРЕТЫ…»

— Курите, Алексей Архипович?

— Нет. Категорически.

— Но пробовали?

— Было дело.

— Рискну предположить, что именно. Сигареты «Союз-Аполлон».

— Ошибаетесь. Я делал дизайн пачки, но сигареты эти не курил.

В 1965 году летал на Кубу, а там настоящий культ сигары. Практически у каждого во рту «гавана». Дым у сигар противный, запах кошачий. Вот тогда я и попробовал сигареты, чтобы хоть как-то забить сигарный дух. Ну и неожиданно пристрастился. Курил два года. Да так, что пальцы от табака пожелтели. А в 67-м у меня родилась дочь. И вот стою на балконе своей квартиры в Звездном городке, рядом Оксана в колясочке лежит. Я затягиваюсь, и дым попадает под капюшон к малышке. Дочка закашлялась, и я тут же дал себе слово, что больше эту гадость в рот не возьму. Выбросил сигарету и с тех пор не сделал ни затяжки. Ни разу! Даже когда из-под обломков вылезал. И такое в моей жизни случалось.

По ночам просыпаюсь, если вдруг снится, будто курю. Противно до тошноты. Вот до чего дошло!

…Ладно, это к делу не относится. Давайте по существу.

— Про сигареты все-таки надо закончить. Кто вам заказал дизайн пачки «Союз-Аполлона»?

— Было решение о выпуске совместной советско-американской продукции. Так сказать, приуроченной к космическому полету. Первыми подсуетились табачники, предложив делать на фабрике «Ява» в Москве сигареты из смеси вирджинского и молдавского табаков. В пропорции пятьдесят на пятьдесят. Получился очень хороший, качественный товар. Я оформил пачку. И коробку для конфет «Союз-Аполлон» тоже сделал.

— Возможно, что-то такое и было, но прошло мимо меня. А вот конфеты и сигареты я дарил. Блоками!

— Вам полагались «авторские» экземпляры?

— Какие там экземпляры, о чем вы?!

Когда выполнил заказ и сделал макеты, меня пригласили к министру пищевой промышленности СССР Вольдемару Леину. Приехал я на Калининский проспект, зашел в кабинет. Леин вызвал подчиненного и спрашивает: «Сколько мы должны заплатить товарищу Леонову за дизайн?» Тот стал с умным видом что-то считать, а потом отвечает: «Тридцать семь рублей».

— Круто!

— Вот и я так подумал. Государство ведь заработало на конфетах и сигаретах миллионы!

Вольдемар Петрович помолчал минуту-другую и приказал: «Коробку принесите». Потом спросил у меня: «Куришь? Нет? Значит, будешь дарить». Мне вручили упаковку, где было, наверное, пачек двести сигарет. Плюс ящик коньяка «Двин», который обожал Уинстон Черчилль, считал его лучшим в мире.

Леин созвал коллегию министерства, на ней мы коньяк десятилетней выдержки и продегустировали…

Потом коробки загрузили в мою машину, и я уехал домой. Такая была расплата за конфеты и сигареты.

Но я ведь еще и марки делал.

— Тоже в честь «Союза» и «Аполлона»?

— Компания Unicover обратилась к министру обороны Советского Союза Дмитрию Устинову с просьбой изготовить серию марок в ознаменование наших достижений в космосе. Полет Юрия Гагарина, первый «Союз», орбитальная станция «Салют», стыковка на орбите… Речь шла о семи оригинальных конвертах и выполненных на шагрени с золотым письмом сертификатах, которые подтверждали подлинность марок. Устинов понимал экономическую выгоду предложения и важность популяризации успехов нашей науки, а я всегда уважал Дмитрия Федоровича и доверял его мнению… Словом, подписал я тогда тридцать шесть тысяч пятьсот сертификатов, за что Unicover заплатила мне сто тридцать пять тысяч долларов. Точнее, это наивные американцы думали, что всю сумму получу я. Но советским гражданам полагалось нести валюту в казну. Система была такая. Мне посулили выдать на руки шесть тысяч пятьсот долларов. На вопрос «А остальное?» услышал исчерпывающий ответ: «Радуйся, что столько тебе даем. Другие и этого не имеют».

Но и это не конец истории. Со мной совсем уж позорно расплатились. Проходит время, спрашиваю: «Где же мои обещанные шесть тысяч?» Говорят: «Лежат во Внешторгбанке, но взять их нельзя». Максимум, который выдавали, — 180 долларов. Да и то после личного распоряжения начальника главного валютного управления министерства финансов СССР. Я выезжал в командировку в США и пытался получить хоть что-то из своих же денег. Напрасная трата силы, все без толку! В конце концов, плюнул и сказал: «Лучше сниму в Нью-Йорке шляпу и буду милостыню просить на Пятой авеню, чем унижаться перед родным государством. Пусть сгорят со стыда те, кто творит подобное».

За четырнадцать лет, начиная с 1977 года, мне не вернули ни копейки, ни цента! Только после распада Советского Союза сказали, что можно взять деньги. Я пришел во Внешторгбанк и забрал шесть с половиной тысяч, из которых еще высчитали восемьдесят долларов. «За что?» — спрашиваю. Отвечают: «За то, что хранили для вас». Ну что тут скажешь? Полтора десятка лет прокручивали мои доллары, как хотели, а потом с меня же удержали комиссию! Вот что творилось в нашем Отечестве.

«МЫ НЕ РАДИ ДЕНЕГ ЛЕТАЛИ»

— А сколько тогда платили за полет, Алексей Архипович?

— Пятнадцать тысяч рублей.

— Большие деньги по тем временам. На три автомобиля «Волга».

В 1975 году опять заплатили пятнадцать тысяч. Мы с Валерой Кубасовым тут же сбросились по восемь тысяч и обмыли полет. Наши начальники пригласили на банкет им угодных людей, которых мы и не звали, а оплачивать стол пришлось нам. Больше половины заработанного спустили за один вечер…

— Где гуляли?

— В Зеркальном зале Звездного городка. Все по высшему разряду.

Американские астронавты, участвовавшие с нами в совместном полете, получили по полмиллиона долларов каждый. Плюс отдельно оплачивались научные эксперименты, которые они проводили.

Тут и сравнивать нечего. С другой стороны, мы ведь не ради денег летали. Никто и не думал заикаться об этом. И к славе не стремились. Амбиции заключались в ином. Мы мечтали быть первыми, хотели сделать то, что не по силам другим.

— А почему вас выбрали в 75-м?

— Этот вопрос не мне надо адресовать, а тем, кто принимал решение… Сложно ответить, какие именно аргументы учитывались, но наверняка бралось в расчет, что к тому времени я через многое прошел. Готовился к полетам на кораблях «Восток» и «Восход», знал все типы орбитальных станций, выходил в открытый космос и правильно повел себя в нештатной ситуации, участвовал в лунной программе, где был командиром первого экипажа. Планировалось, что сначала облетим Луну, а потом попробуем совершить на нее посадку. Но умер Сергей Павлович Королев, и чиновники благополучно похоронили проект, а жаль. Был реальный шанс на полгода опередить американцев с облетом Луны. С посадкой обогнать их мы не могли из-за того, что у нас никак не шел носитель…

Не оказалось человека, который взял бы на себя ответственность за риски. Конечно, полет к Луне был связан с определенными сложностями, но ведь жизнь показала, что шесть пилотируемых кораблей класса «Зонд» справились с задачей. Благополучно облетели вокруг Луны. Правда, без экипажа на борту, Значит, можно было и людей отправлять. Королев наверняка так и сделал бы, а другие побоялись. Вот американцы нас и обскакали…

«ДЯДА ЛЕША, А МОЙ ПАПА ЖИВ?»

— При выборе командира для совместного полета наверняка учитывалось и то, что вы в некотором роде счастливчик, Алексей Архипович.

— Мне грех жаловаться на судьбу. Действительно, оглянешься назад и диву даешься, из каких только переделок приходилось выбираться…

— Достаточно вспомнить первый полет, когда вы не туда улетели, приземлились далеко от заданного района.

— Да это мелочи! Отказ системы управления — маленькая деталь. Разве это проблема? Были другие вопросы, куда серьезнее и сложнее. На них до сих пор нет четкого ответа. В какой-то момент полета уровень кислорода повысился до критической отметки. Мы с Павлом Беляевым прекрасно знали, чем все чревато. Именно так во время тренировки сгорел в сурдобарокамере наш товарищ Валя Бондаренко…

И у нас на корабле тогда что-то случилось. Может, утечка через микронную щель люка или отказ редуктора кислородных баков… О ЧП не говорили и не писали, а риск был смертельный. Семь часов мы боролись за то, чтобы сбросить лишний кислород. Любая искра и — все, поминай, как звали. Гремучий газ рванул бы так, что за доли секунды вместе с «Союзом» перешли бы в молекулярное состояние…

А вы говорите: не там приземлились! Это пустяк… К подобным нештатным ситуациям нас готовили, вероятность отказа автоматики при посадке всегда была высокой, и мы знали, что делать в таких случаях. Другой вопрос, что управление кораблем было смещено на девяносто градусов, мы сидели поперек главной оси. Это равносильно тому, что вести автомобиль по гоночной трассе и смотреть в боковое стекло… Чтобы сориентироваться, пришло вылезать из кресла, а при работающих двигателях это опасно, очень опасно.

Приземлились мы в непроходимом лесу, выбраться оттуда смогли только на третьи сутки. Ночью было холодно. Правда, на второй день к нам пришли спасатели, быстро срубили домик из бревен, бросили туда матрасы, одеяла. Мы переночевали, а утром встали на лыжи и — вперед. А вы как думали? Сразу красная ковровая дорожка? Так только по телевизору показывали…

— И на «Союз-11» вы ведь должны были лететь, Алексей Архипович…

— Это, действительно, судьба… Одиннадцатый «Союз» — мой корабль, я вел его с чертежей, готовился к полету. Но за одиннадцать часов до старта поменяли экипаж. У бортинженера Кубасова случился приступ аллергии, и медкомиссия дала ему отвод. Вместо нас полетели Добровольский, Волков и Пацаев. А через восемнадцать суток они погибли при посадке спускаемого аппарата…

К сожалению, в «Союзе-11» была заложена конструктивная бомба, которая проявилась лишь в полете. То, что она раньше не вылезла наружу, роковое стечение обстоятельств. Настоящая трагедия! Семья Жоры Добровольского жила рядом с нами, у него остались две девочки, они дружили с моими детьми, вместе в школе учились. Мне надо было прийти к ним и сказать, что случилось. Наташа спрашивает: «Дядя Леша, где мой папа?» А у меня комок в горле. Как объяснить ребенку, что папа погиб? На моем корабле! Болтуны, любившие покрасоваться на фоне экипажа, когда все проходило хорошо, в тот момент разбежались, попрятались. Ни возглавлявший Центр подготовки космонавтов Береговой, ни его заместитель Шаталов не пошли в семьи к ребятам, не вернувшимся из полета. Меня бросили на амбразуру, мол, ты командир, вот иди и говори, что хочешь. Жуткая ситуация, драматическая! Сказать ребенку в глаза, что у него больше нет отца… Ведь должен был лететь ты, дядя Леша, а полетел мой папа. На твоем корабле! И не возвратился. Почему? Нет ответа на такой вопрос. Рубец на сердце на всю жизнь. Даже вот сейчас рассказываю вам, и мне больно…

— Вы же рисковали и реальный рубец заработать после того, как Виктор Ильин стрелял в Кремле по машинам с космонавтами, полагая, что целит в Леонида Брежнева?

— Так случилось, что принял на себя пули, предназначавшиеся дорогому Леониду Ильичу… Он потом подошел ко мне на торжественном приеме: «Пойдем в гардероб, покажешь шинель с дырками». По залу только шумок пробежал… А я что? Раз генеральный секретарь ЦК просит, продемонстрировал ему следы от пуль. Брежнев внимательно осмотрел и говорит: «Не волнуйся, это не в тебя, а в меня стреляли». Утешил…

Ильин успел за шесть секунд выстрелить одиннадцать раз. Первая пуля попала в голову водителю, и я резко повернулся в его сторону. Если бы продолжал сидеть в прежней позе, следующая пуля прилетела бы точно мне в висок. Еще одна прошла у живота, четвертая угодила в обшивку кресла за спиной. Словно кто-то сверху и в самом деле отводил пули от меня…

В 9-м управлении КГБ почти наверняка знали о готовящемся покушении, Ильина уже искали, он ведь покинул часть под Питером, прихватив два пистолета и четыре магазина к ним. Думаю, поэтому на подъезде к Кремлю автомобиль с Брежневым отделился от кортежа и направился к Спасским воротам, а остальные машины проследовали в Боровицкие, где в оцеплении и стоял переодевшийся в милицейскую форму Ильин. Он пропустил первый ЗИЛ-111 и открыл огонь по второму, будучи уверенным, что стреляет по Брежневу. По совести, там должны были бы сидеть чекисты в бронежилетах, но на их месте оказался я…

Ко мне потом привозили Ильина. Прощения просил. Мол, не в вас целился, хотел расправиться с советским руководством.

— Простили?

«GOOD MORNING, AMERICA!»

— Баллистикам о том, что молиться будете, сказали для красного словца или, в самом деле, стали верить в Бога, Алексей Архипович?

— Есть то, чего не знаем и объяснить не можем. Года три назад я был в Мариинске, где в Сиблаге сидел мой отец. Там построен комплекс памяти с часовней. Расстрелянному в тех местах отцу Владимиру принадлежат строки, которые точно передают смысл моего отношения к религии:

«Без Бога нация — толпа, обремененная пороком.
Или слепа, или глупа. Или еще страшней — жестока.
И пусть на трон взойдет любой,
Глаголящий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу».

Разве не это произошло с нашими людьми? Жестокость идет от безверия… Считаю, что коммунисты и советская власть совершили страшную ошибку, допустив отречение от религии. Без веры жить никак нельзя. Необязательно в Бога, но необходимо верить во что-то разумное, светлое. Иначе человек превращается в животное, которое руководствуется лишь инстинктами.

Честно говоря, я не большой любитель публично распространяться на подобные темы. Вывел для себя такую формулу: не надо гневить Бога. Его, возможно, нет, но наказать он может. И очень серьезно. Самый отъявленный атеист в минуту смертельной опасности сначала вспоминает о маме, а потом обращается к Всевышнему: «Господи, если ты есть, спаси!»

— И вы через это проходили?

— Была пара случаев, которые с трудом поддаются объяснению. Правда, речь не шла об угрозе жизни, все гораздо проще, как говорится, суета сует, но факт, что в непростых ситуациях я просил небо о помощи и получал ее. На этом и строится вера. Человек слаб, ему нужна внешняя поддержка и защита. К таким вещам нужно относиться осторожно, деликатно, без спекуляций.

Знаю одно: ничего с нами не происходит случайно, все предопределено, надо лишь не упустить шанс, который дарит судьба. Идет речь о поездке с друзьями на рыбалку или о полете с американцами в космос.

— Давайте про полет. 1975 год — не самое простое время в истории отношений между СССР и США…

— Мягко формулируете! Было сложнее, чем сегодня. Гораздо! Но нашлись умные люди, поняли: с «холодной войной» пора заканчивать. И первое слово осталось за американцами. Президент Никсон вместе с главой NASA Флетчером вышли на председателя советского правительства Косыгина. Смысл обращения сводился к тому, что наши страны оказались на грани вооруженного противостояния, и одной зажженной спички может хватить для начала необратимого процесса. Надо сообща искать выход из положения. Так и родилась идея отправить в космос два экипажа, чтобы планета увидела советско-американское рукопожатие на орбите. Мол, этим парням скорее поверят, чем политикам. Красивая история, согласитесь.

Программа полета была утверждена в мае 1972 года, после чего началась трехлетняя подготовка.

Как задумывалось, так и получилось. 15 июля 1975 года в 15 часов 20 минут с космодрома Байконур стартовал «Союз-19», а ближе к полуночи с мыса Канаверал запустили «Аполлон». 17 июля около семи часов вечера осуществилась стыковка кораблей. Двое суток мы провели вместе с астронавтами. Когда пролетали над территорией США, я вышел в прямой эфир телепрограммы «Good morning, America!». Можете вообразить картину? Американские граждане собираются утром на работу, пьют кофе с сэндвичами, и вдруг по телевизору к ним обращается русский полковник! Я рассказывал, что выглядываю в иллюминатор и вижу, как на желтых автобусах развозят детей в школы, как выходят комбайны на поля… А потом «Союз» с «Аполлоном» пролетали над СССР, и уже Том Стаффорд говорил схожие слова советским телезрителям. О том, что долго наблюдает из космоса за нашей страной и везде — работающие люди.

Понимаете? Шесть миллиардов землян словно взглянули на планету глазами пятерых космонавтов и осознали, до чего же она маленькая и хрупкая. Никакие дипломаты не смогли бы это сделать! Мы произносили простые истины, честно, от души. А после полета было принято совместное обращение правительств СССР и США к народам мира, и это стало финальным аккордом.

«РУКОПОЖАТИЕ ПРОИЗОШЛО НАД ЭЛЬБОЙ»

— Показательно, что первое рукопожатие космонавтов и астронавтов произошло в момент, когда корабли пролетали над Эльбой. Так планировалось изначально?

— Задумывалось, что все произойдет над Москвой. Я контролировал процесс, следил за временем и до сих пор не пойму, как получилось, что мы открыли люки раньше положенного срока. Но в итоге вышло еще символичнее и пронзительнее. В мае 45-го союзники встретились на Эльбе, а в июле 75-го русские и американцы пожали друг другу руки над Эльбой. Поколение детей подхватило эстафету отцов.

Я РЕШИЛ РАЗЫГРАТЬ РЕБЯТ И НА ТУБЫ С ЕДОЙ ЗАРАНЕЕ НАКЛЕИЛ СТИКЕРЫ «СТОЛИЧНАЯ», «МОСКОВСКАЯ», «ПШЕНИЧНАЯ». АМЕРИКАНЦЫ ПОВЕРИЛИ…

Если не будет нормальных отношений между людьми, и страны никогда договориться не смогут. Все ясно, как божий день! Только политики никак не в силах понять очевидного…

А я и в 75-м это четко сознавал. Рядовым американцам конфронтация была не нужна, нам — тоже. Поэтому мы без лишних слов обнялись с астронавтами и сели отметить удачную стыковку.

— Вроде бы даже выпили по такому случаю?

— Неужели не прихватили с собой хотя бы одну фляжку с сорокаградусной?

— Нет, конечно. Никто не верит, но это правда. В полете проблем хватало, было не до гулянок. Все пошло не слишком гладко со старта. На «Союзе» отказал коммутатор телевизионной группы, пять камер вышли из строя, мы не могли ничего передать на Землю. А у американцев забарахлил переходной люк. Ночь после запуска с мыса Канаверал они его разбирали и заново собирали. К моменту стыковки и нам, и им удалось все отремонтировать. Если бы не наладили, усилия миллионов людей пошли бы насмарку. В шлюзовой камере ведь надо было отрегулировать давление. На «Аполлоне» поддерживали атмосферу в 500 миллиметров ртутного столба с повышенным содержанием кислорода, а у нас были стандартные 760…

— Говорили на английском?

— На русстоне. Смеси русского и хьюстонского, где базируется NASA. Термины международные, понятны без перевода, но языком и мы, и американцы занимались серьезно. По крайней мере, овладели им достаточно, чтобы вести телерепортажи.

— Тем не менее, вы, Алексей Архипович, пожелали коллегам из-за океана счастливого секса.

— Это было не в полете, а в Хьюстоне на заключительном банкете перед стартом. Президент академии NASA Флетчер попросил меня обратиться с речью к собравшимся. Как командира советского экипажа. Я много чего сказал, а в конце решил произнести фразу: «Желаю вам жизни, полной успеха». Но в последнем слове пропустил слог, из-за чего все приобрело совсем иной смысл. Вместо «I want to wish you successful life» прозвучало «I want to wish you sexful life». Вроде бы как пожелал всем полноценной сексуальной жизни. Естественно, зал, в котором сидело несколько сот человек, грохнул от хохота. Мне потом объяснили, в чем ошибка. Комично получилось…

— Вам часто приходилось бывать в Америке после «ЭПАС»?

— Из вашей пятерки сегодня только тройка в строю?

— Да, Вэнс Бранд, Томас Стаффорд и я. Первым в 1993 году ушел Дональд Слейтон, ему было 69 лет. А в феврале 2014-го умер Валерий Кубасов. Немного не дотянул до восьмидесятилетнего юбилея…

В начале июня в Штатах проходила конференция, посвященная пятидесятилетию выхода человека в открытый космос. Я участвовал в ней. Приезжали Том Стаффорд, Алан Бин и Юджин Сернан, дублеры по программе «ЭПАС», Базз Олдрин, пилот лунного модуля корабля «Аполлон-11″…

— Правильно понимаю, что со Стаффордом у вас наиболее близкие отношения?

— Сорок три года дружим! Том назвал своего внука Алексеем, а мою внучку зовут Кариной в честь дочки Стаффорда.

— Томас ведь и двух российских сирот усыновил. С вашей помощью.

— Да, из Фряновского детского дома. Сначала Том хотел взять малыша, полугодовалого младенца. А я посоветовал обратить внимание на ребят постарше, у которых уже характер сформировался. Одному было восемь лет, второму — десять. Два друга. Помню, мы сидели и беседовали на разные темы — Том, я и мальчишки. Младший совершенно не улыбался, был очень напряжен. Я стал говорить ему разные добрые слова, и парнишка вдруг расцвел. Он никогда не слышал подобного в свой адрес, зато отлично помнил, как на его глазах убили отца… Что делать? Такое детство досталось пацанам.

Зато сегодня из них выросли замечательные ребята. Майкл учится на четвертом курсе университета в Лос-Анджелесе, Стас — курсант военной академии в Вест-Пойнте.

ТОМ НАЗВАЛ СВОЕГО ВНУКА АЛЕКСЕЕМ, А МОЮ ВНУЧКУ ЗОВУТ КАРИНОЙ В ЧЕСТЬ ДОЧКИ СТАФФОРДА

— Русский язык не забыли?

— Нет, конечно! Буквально вчера созванивался с Томом по телефону. У него хороший, грамотный русский язык. С сыновьями говорит только на нем. Это принципиально!

Миша прошлым летом приезжал в Москву, работал здесь со мной, выполнял ряд обязанностей, прекрасно с ними справлялся.

…Может, и хорошо, что ребята живут не в России, где по-прежнему не научились с уважением относиться к людям. Вот вы знаете, что меня на пять лет раньше положенного срока уволили из армии? С мизерной пенсией, без компенсации.

— За что?

— Никогда не молчал, всегда говорил вслух правду.

«И ПОШЕЛ МОЙ ОТЕЦ ПО ЭТАПУ…»

— Вас ведь и в 1975 году едва из КПСС не исключили?

— Это была полная глупость. Несусветная!

После полета нас принимал в Кремле Брежнев, вручил на память часы…

— Какие?

— «Полет». Халтура! Через месяц стрелки отвалились. А мы подарили Леониду Ильичу швейцарскую «Омегу», которую сами использовали в космосе. Брежнев спросил у меня, мол, хорошие часы? Я и постучал по своей руке, показав, что ношу такие же. Замечательная, надежная система!

Сюжет о нашей встрече передали в программе «Время». Но синхронного звука из кабинета не было, лишь закадровый комментарий корреспондента. И вот такая картинка на экране: Брежнев наклоняется ко мне и что-то говорит, а я демонстративно стучу по циферблату. На этом репортаж прекращается. Что тут началось! Моментально созвали партийное собрание, чтобы обсудить хамское поведение коммуниста Леонова, который на полуслове оборвал дорогого и любимого Леонида Ильича, показав тому, что пора закругляться. Сначала хотели объявить выговор, потом всякие подхалимы и лизоблюды стали требовать исключения из партии. Дурдом! И главком ВВС Кутахов включился: «Почему позволяешь себе такое?» Я говорю: «Павел Степанович, ведь не было ничего. Неудачный монтаж телережиссера». А он кричит: «Я все видел! И министр обороны тоже! Андрей Антонович Гречко возмущен!» Ну, чувствую, заваривается каша. Звоню Келдышу, президенту Академии наук СССР. Рассказываю: Мстислав Всеволодович, так, мол, и так, хотят из-за чьей-то глупости попереть из КПСС, уже саблю над головой занесли. Келдыш понял, что не шучу, позвонил главкому, министру обороны, погасил бурю. Понимаете? Из-за копеечной ерунды могли запросто сломать жизнь.

Такое в истории нашей страны случалось сплошь и рядом. Сколько людей понапрасну погубили!

Хотя зачем далеко ходить? Достаточно рассказать о моем отце.

— Он сколько отсидел?

— Три года — с 36-го по 38-й. И ведь посадили его без суда и следствия! Всю жизнь отец трудился, не покладая рук. Построил добротный дом, завел крепкое хозяйство, поставил на ноги восьмерых детей. Когда начали создавать колхозы, привел на центральную усадьбу села Листвянка четырех коров, столько же лошадей, пару супоросных свиней, двадцать пять овец… Все, что имел. Верил в лозунги, которые произносились с трибун! Мама ругалась: «Другие порезали скотину и продали мясо на базаре, а ты в чужие руки отдал нажитое». Но отец иначе не мог. Его выбрали председателем сельсовета, а потом случился конфликт с председателем колхоза. И — все, вечером пришли в дом и арестовали отца. За покушение на советскую власть. Никто и не пытался разбираться. Колхозный бухгалтер, счетовод да обиженный председатель сели втроем и быстренько вынесли приговор. А что тянуть-то? Тогда лозунг был: «Не засорять дороги». Решительнее избавляться от классово чуждого элемента, значит…

И — все, пошел отец по этапу. Его едва не пристрелили. Якобы при попытке к бегству. Был придуман такой способ расправы с неугодными. Конвоиры подговаривали кого-нибудь из заключенных, и те по дороге на работу или после смены в лагерь силой выталкивали бедолагу из строя. Не ожидавший подвоха бедолага оказывался на обочине. Охране хватало секунды, чтобы открыть огонь на поражение. Подобный фокус хотели проделать с отцом, но добрые люди предупредили, и он был внутренне готов к нападению. Когда сосед по шеренге попытался толкнуть в бок, отец увернулся, и провокатор вылетел под красноармейскую пулю. Его и шлепнули…

ШЕСТЬ МИЛЛИАРДОВ ЗЕМЛЯН СЛОВНО ВЗГЛЯНУЛИ НА ПЛАНЕТУ ГЛАЗАМИ ПЯТЕРЫХ КОСМОНАВТОВ И ОСОЗНАЛИ, ДО ЧЕГО ЖЕ ОНА МАЛЕНЬКАЯ И ХРУПКАЯ

А потом в Сиблаге случился мор скота. Отец как грамотный специалист сумел остановить падеж стада. Начальство это заметило, затребовало личное дело, оно попалось на глаза человеку по фамилии Лудьзиш. Он служил с отцом в дивизии красных латышских стрелков. Лудьзиш увидел приговор и за голову схватился: «Архип Леонов — враг народа?! Да вы с ума посходили!» Отца освободили и даже предложили должность управляющего всем хозяйством Сиблага. Представляете? Вчерашнему зэку! Но отец отказался. Не хотел он больше сотрудничать с этой властью, напрочь отшибло желание…

В Листвянке мы жить не остались, уехали в Кемерово, где отец устроился на стройку. Когда в 36-м его арестовали, нас выгнали из родного дома, моих старших братьев и сестер из школы отчислили. Как детей врага народа. А мама, между прочим, работала учительницей. Ее мигом уволили. Вот что творили земляки! Их ведь никто не заставлял, сами инициативу проявляли. С меня, трехлетнего, штаны сняли!

— Соседи?

— А кто же еще? Потом, уже став космонавтом, я приезжал в Листвянку. На встречу собрались люди. Так сказать, посмотреть на московскую знаменитость. А я возьми да спроси: «Бабоньки, признавайтесь, кто с меня тогда портки-то стянул?» Стояли, молчали, глаза вниз опустили…

И бюст как дважды Герою Советского Союза поставили не на моей малой родине, а в Кемерово, где я в школу пошел. Думаю, это правильно, справедливо.

Но мы с вами опять куда-то не туда свернули…

— От таких воспоминаний и закурить недолго, Алексей Архипович.

— Вот этого точно не будет. Если дал слово, всегда держу его. Никаких перекуров!

ТАСС-ДОСЬЕ. 11 октября 2019 года стало известно, что в Москве на 86-м году жизни умер советский космонавт Алексей Леонов — первый человек, совершивший выход в открытый космос.

Алексей Архипович Леонов родился 30 мая 1934 году в селе Листвянка Тисульского района Кемеровской области в многодетной семье. Отец, Архип Алексеевич (1893-1981), работал председателем сельсовета, был репрессирован (1936), затем реабилитирован (1939). Мать, Евдокия Минаевна (в девичестве Сотникова; 1895-1967), была учительницей. В 1948 году вместе с семьей переехал в Калининград (областной центр).

Образование, ученая степень

В 1955 году Алексей Леонов окончил 10-ю Военную авиационную школу первоначального обучения летчиков в городе Кременчуге (Украина), в 1957 году — Чугуевское военное авиационное училище летчиков (Украина; ныне — Харьковский национальный университет Воздушных сил им. Ивана Кожедуба) по специальности «летчик-истребитель». По окончании в 1968 года инженерного факультета Военно-воздушной инженерной академии им. Н. Е. Жуковского (ВВИА) получил специальность «конструкция и эксплуатация воздушно-космических аппаратов и двигателей к ним» (квалификация — «летчик-инженер-космонавт»). В 1981 году окончил адъюнктуру при ВВИА.

В 1981 году в ВВИА защитил диссертацию кандидата технических наук.

Служба в ВВС

С 1957 года служил летчиком 113-го истребительного авиационного полка 10-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии 69-й Воздушной армии Киевского военного округа, с 1959 года — старшим летчиком 294-го отдельного разведывательного авиационного полка 24-й Воздушной армии в составе Группы советских войск в Германии.

Военный летчик 1-го класса (1965). Налетал 278 часов, совершил 115 прыжков с парашютом.

В отряде космонавтов

7 марта 1960 года приказом Главкома ВВС был зачислен слушателем-космонавтом в отряд космонавтов Центра подготовки космонавтов ВВС (ЦПК; ныне — Научно-исследовательский испытательный центр подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина, НИИ ЦПК), вошел в число первых 20 летчиков, отобранных для полетов в космос (первый отряд космонавтов).

В ЦПК занимал должности космонавта (с 1961 года), инструктора-космонавта (с 1966 года), заместителя командира 1-го отряда космонавтов (с 1966 года), заместителя начальника управления и старшего инструктора-космонавта (с 1969 года), заместителя начальника ЦПК (с 1970 года). В 1975 году ему была присвоена квалификация космонавта 2-го класса. В 1976-1982 годах был командиром отряда космонавтов.

Алексей Леонов совершил два космических полета, налетав в общей сложности 7 суток 33 минуты, и первый в мире выход в открытый космос (общее время — 23 минуты 41 секунда, из них 12 минут 9 секунд — за пределами корабля).

Первый полет состоялся 18-19 марта 1965 года, в котором он был вторым пилотом корабля «Восход-2» (командир — Павел Беляев). 18 марта вышел в открытый космос.

В 1967-1970 годы Леонов возглавлял группу космонавтов, готовившихся к полету на Луну. После закрытия лунной программы проходил подготовку по программе ДОС («Долговременная орбитальная станция»), но на первые станции «Салют» не летал.

В ходе второго полета, 15-21 июля 1975 года, как командир экипажа участвовал в первой стыковке космических кораблей разных стран — «Союз-19» (СССР) и Apollo (США). Тогда на орбите состоялась встреча и историческое рукопожатие членов двух экипажей — Алексея Леонова, Валерия Кубасова, Вэнса Бранда, Томаса Стаффорда, Дональда Слейтона.

26 января 1982 года был отчислен из отряда космонавтов и назначен на должность первого заместителя начальника ЦПК по летной и космической подготовке, которую занимал до 1991 года.

Первый в открытом космосе

В 1965 году ТАСС передал сообщение о первом в истории выходе человека в открытый космос: «19 марта в 12 часов 02 минуты по московскому времени космический корабль «Восход-2», пилотируемый экипажем в составе командира корабля полковника Беляева Павла Ивановича и второго пилота подполковника Леонова Алексея Архиповича, благополучно приземлился в районе города Пермь. Посадка произведена командиром корабля полковником Беляевым с использованием системы ручного управления. Товарищи Беляев и Леонов чувствуют себя хорошо. Программа научных исследований выполнена полностью. В процессе полета успешно проведен сложный научно-технический эксперимент по выходу в космическое пространство космонавта в специальном скафандре с автономной системой жизнеобеспечения, открывающий новый этап в освоении космоса человеком. Материалы, полученные в полете космического корабля-спутника «Восход-2″, обрабатываются и анализируются».

В том сообщении не упоминалось, что именно Леонов совершил тот самый первый выход в открытый космос. Лишь немногие специалисты знали, с каким риском был сопряжен этот эксперимент. Только много лет спустя широкой общественности стало известно, что Леонов поначалу не мог вернуться на корабль, потому что из-за перепада давления его скафандр раздулся и не пролезал в люк. Но космонавт не потерял самообладания и, действуя в условиях острого цейтнота, сумел все же стравить через клапан часть воздуха из скафандра и протиснуться в шлюзовую камеру.

Деятельность после полетов в космос

В сентябре 1991 года, после ухода из ЦПК приказом Минобороны СССР был зачислен в распоряжение Главкома ВВС для последующего увольнения с действительной военной службы (по возрасту). 9 марта 1992 года был уволен с военной службы в звании генерал-майора авиации.

В 1991-1997 годы — председатель Международной ассоциации участников космических полетов.

С 1991 года занимал руководящие должности в международной компании «Четек», в 1992-1993 годы был директором космических программ фирмы «Четек».

В 1992 году был избран президентом чекового инвестиционного фонда «Альфа-Капитал» (учредитель — Альфа-Групп).

С 2000 года занимал должность вице-президента Альфа-банка. В настоящее время — советник первого заместителя председателя совета директоров банка Олега Сысуева.

Был членом КПСС. Избирался депутатом Моссовета (1966, 1979-1984), а также членом высшего совета Всероссийской политической партии «Единая Россия».

Занимался благотворительностью (программа «Линия жизни» — помощь детям с заболеванием сердечно-сосудистой системы).

Награды, почетные звания

Лауреат премии Ленинского комсомола (1980), Государственной премии СССР (1981), премии правительства РФ им. Ю. А. Гагарина в области космической деятельности за 2011 г.

Отмечен благодарностью президента РФ (1996), почетной грамотой правительства РФ (2009).

Летчик-космонавт СССР (1965). Заслуженный мастер спорта (1965). Член Союза художников СССР (1965), почетный член Российской академии художеств (2004). Действительный член Международной академии астронавтики, академик Российской академии астронавтики.

Труды, увлечения

С детских лет увлекался живописью (написал около 200 картин). В содружестве с художником-фантастом Андреем Соколовым создал ряд почтовых марок СССР на космическую тему.

Имел 2 разряд по велоспорту, 3 разряд по фехтованию.

Семья

Был женат. Супруга — Светлана Павловна (род. 1940), была редактором в редакционно-издательском отделе ЦПК, ныне — на пенсии. Дочь Виктория (1961-1996) работала в Главном управлении «Совфрахт» Министерства морского флота СССР. Оксана (род. 1967) — выпускница Военного института иностранных языков, переводчик.

Увековечение

На родине Алексея Леонова (в Листвянке), в Кемерово и на Аллее космонавтов в Москве установлены его бронзовые бюсты. Имя космонавта носят Международный аэропорт Кемерово, средняя общеобразовательная школа №4 в городе Гагарин Смоленской области, улицы в Калининграде, Кемерово, Перми, Кременчуге (Украина). В честь Леонова назван один из кратеров на Луне.

В 2014 году власти Кемеровской области учредили региональную награду — медаль Алексея Леонова.

В 2017 году в российский прокат вышел художественный фильм режиссера Дмитрия Киселева «Время первых» о выходе в открытый космос Алексея Леонова, в котором его сыграл Евгений Миронов. Сам космонавт был одним из главных консультантов при работе над картиной. В том же году был издан художественный биографический альбом «Алексей Леонов. Человек и Космос», собравший репродукции картин космонавта, его воспоминания, а также цитаты выдающихся деятелей, коллег и друзей Леонова, редкие фотографии, документы и исторические справки.

Биография

Алексей Архипович Леонов – летчик-испытатель, космонавт, художник, первый землянин, вышедший в открытый космос, лауреат множества премий и наград.

Детство и юность

Родился Алексей Леонов 30 мая 1934 года в селе Листвянка. Сюда за участие в событиях 1905 года сослали его деда, чуть позже в Сибирь перебрались и родители будущего космонавта, до того жившие на Донбассе. Отцу Алексея, Архипу Алексеевичу, пришлось сменить профессию шахтера на крестьянскую долю, а мать, Евдокия Минаевна, работала учительницей.

View this post on Instagram

A post shared by Федерация космонавтики России (@fk_russia_spb) on May 30, 2019 at 1:25am PDT

Алексей Леонов в молодости

В семье Леоновых было много детей, Алексей – младший, девятый ребенок по счету. Семейное счастье и быт нарушили сталинские репрессии. В 1936 году Архипа Леонова, уважаемого человека, председателя сельсовета, арестовали по подложному обвинению. Жену и детей власти лишили имущества и выгнали из дома, а детям запретили ходить в школу. К счастью, Леонову-старшему удалось выжить в лагерях, а в 1939 году отец многочисленного семейства был оправдан и вернулся домой.

К тому времени Евдокия Минаевна, отчаявшись в одиночку прокормить детей, потеряв работу и кров над головой, переехала в Кемерово, к старшей дочери. У той была комната в бараке, где около года и ютилась большая семья Леоновых. Через год вернулся отец, и семья потихоньку стала подниматься на ноги. Сначала им выделили еще две комнаты в том же бараке, а в 1948 году Архип Алексеевич получил назначение на новое место работы в Калининграде, куда и переехали Леоновы.

«Поехали?»: как полететь в космос, и сколько это стоит

По воле судьбы маленький Алеша пошел в школу только в 9 лет, в Кемерово. В начальной школе мальчик увлекся рисованием. Среднюю школу Леонов заканчивал уже в Калининграде. К моменту получения аттестата в 1953 году Алексей вполне освоил устройство самолетных двигателей, самолетов и теорию полета. Эти знания юноша получил, зачитываясь конспектами старшего брата, некогда учившегося на авиационного техника.

1953 год стал поворотным в биографии и судьбе будущего космонавта: он колебался в выборе профессий между художественным и авиационным направлением. Алексей подал документы в рижскую академию художеств, но, узнав, что общежитие студентам предоставляется только с третьего года обучения, ушел с первого курса.

Космонавтика

После неудачи с академией художеств Леонов поступил в начальную авиационную школу в Кременчуге, куда как раз проводился комсомольский набор. По завершению обучения в 1955 году юный летчик продолжил образование в высшем Чугуевском авиационном училище, где и получил специальность летчика-истребителя. После окончания училища с 1957 года по 1959 год Алексей Леонов служил в десятой гвардейской авиационной дивизии в Кременчуге, с 1959 по 1960 годы – в Германии, в составе советских войск.

View this post on Instagram

A post shared by Moscow,Russia ???????? (@mikhail__svarozhich) on Oct 11, 2019 at 4:52am PDT

Космонавт Алексей Леонов

Осенью 1959 года Алексею Архиповичу было суждено еще раз круто изменить судьбу. Именно тогда он познакомился с руководителем Центра подготовки космонавтов (ЦПК), полковником Карповым. На первой отборочной комиссии в Сокольниках Леонов впервые встретился с Юрием Гагариным, с которым впоследствии его связала крепкая дружба.

В 1960 году Алексея Леонова зачислили в особый отряд. Далее последовали курсы ЦПК и бесчисленные тренировки. В 1964 году конструкторское бюро под руководством Королева начало постройку нового космического корабля, позволявшего космонавтам выходить в безвоздушное пространство. Этим кораблем стал «Восход-2».

View this post on Instagram

A post shared by ФОТО | ИСТОРИЯ (@foto.istoriya) on Jul 17, 2019 at 2:06am PDT

Первые космонавты СССР: Юрий Гагарин, Герман Титов, Андриян Николаев, Павел Попович, Валерий Быковский, Валентина Терешкова, Константин Феоктистов, Владимир Комаров, Борис Егоров, Павел Беляев, Алексей Леонов

К полету готовились два экипажа. В основном составе числились Алексей Ленов и Павел Беляев, их дублерами были космонавты Хрунов и Горбатко. Исторический полет и первый выход человека в космос состоялся 18 марта 1965 года.

После полета на «Восходе-2» Леонов входил в группу космонавтов, которых готовили для полета и высадки на Луну, но в итоге программа была закрыта. Очередной выход Леонова на земную орбиту состоялся в 1975 году, когда была произведена легендарная состыковка советского корабля «Союз-19» и американского «Аполлона».

В 1982-1991 годах Леонов был первым замом начальника ЦПК, в 1992 году вышел в отставку.

Первый выход в открытый космос

Старт корабля с «Байконура» прошел успешно и далее полет проходил в штатном режиме. Планировалось, что «Восток-2″должен сделать семнадцать витков вокруг Земли. На втором витке Леонов должен был выйти в безвоздушное пространство через специальный шлюз. Так все и произошло. Напарник Алексея, капитан корабля Павел Беляев, оставался на борту и наблюдал за происходящим при помощи телекамер.

Памятник Алексею Леонову в Кемерово / Nick Patrin, «Википедия»

Алексей Леонов провел в открытом космосе 12 минут 9 секунд. Космонавта снимали две статичные камеры, еще одна камера была у него в руках. Наряду с восторгом от увиденного и значимости совершенного подвига Алексей Архипович испытывал и неприятные ощущения.

В скафандре было невыносимо жарко, пот заливал глаза, у космонавта началась тахикардия, поднялась температура. При возвращении на корабль тоже возникли проблемы. От пребывания в вакууме скафандр Леонова раздулся, и протиснуться в отверстие шлюзовой камеры было невозможно. Ему пришлось стравливать давление, чтобы объемы костюма пришли в норму. Учитывая, что руки у него были заняты камерой и страховочным тросом, это было нелегко.

8 фактов о Юрии Гагарине, которых вы не знали

Наконец космонавт попал в шлюзовой отсек, но тут его ждала очередная неприятность. При отсоединении шлюзовой камеры произошла разгерметизация корабля. Решить эту проблему удалось подачей кислорода, в результате чего у экипажа началось перенасыщение.

Справившись с неисправностями, космонавты приготовились совершить автоматическую посадку в штатном режиме, но не тут-то было. Корабль должен был пойти на снижение на семнадцатом витке вокруг Земли, однако система вышла из строя. Павлу Беляеву пришлось срочно взять управление на себя. Капитан уложился в 22 секунды, но и этой разницы во времени хватило, чтобы экипаж приземлился в 75 километрах от запланированного места. Произошло это в 200 км от Перми, в тайге, что весьма затруднило работу поисковиков.

Алексей Леонов в открытом космосе

Спустя четыре часа пребывания в снегу, на морозе, космонавтов обнаружили спасатели. Героям помогли добраться до ближайшего деревянного дома в лесу, затем расчистили площадку для посадки вертолета, и только спустя двое суток экипаж «Востока-2» был благополучно эвакуирован и перевезен в Москву.

В 2017 году на экраны страны вышел фильм «Время первых», посвященный подвигам и будням советской космонавтики, с Константином Хабенским и Евгением Мироновым в главных ролях.

Личная жизнь

Алексей Архипович Леонов познакомился с будущей женой Светланой в 1957 году. Спустя три дня после знакомства они поженились, чтобы уже не расставаться. У Леоновых родилось две дочери.

8 знаменитостей, потерявших детей

Старшая дочь Виктория (1961-1996) скончалась от тяжелой скоропостижной болезни. Женщина работала в главном управлении морского флота, а вернувшись из командировки в Америку, внезапно почувствовала себя плохо. Родители отвезли дочку к столичным врачам, но те ничем не смогли помочь. Виктория умерла от тяжелой формы гепатита, осложненного пневмонией.

Младшая дочь Алексея и Светланы Леоновых Оксана родилась в 1967 году. Она работает переводчиком, замужем, благодаря Оксане у четы Леоновых подрастают двое внуков.

Помимо космонавтики Алексей Архипович известен еще и как художник. В зрелом возрасте он нашел-таки время для детского увлечения. Леонов – автор двухсот картин и пяти альбомов с репродукциями. В числе его работ космические и земные пейзажи, портреты друзей, фантастические сюжеты. Леонов-художник любил работать маслом, акварелью и голландской гуашью.

View this post on Instagram

A post shared by Alla (@allmmain) on Oct 11, 2019 at 4:49am PDT

Художник Алексей Леонов

Также Герой Советского Союза увлекался чтением, велосипедным спортом, фехтованием, охотой, большим теннисом, баскетболом, фото и киносъемкой.

Вплоть до 2000 года Леонов занимал пост президента инвестиционного фонда «Альфа-капитал», затем стал вице-президентом банка с тем же названием. Последние годы космонавт жил под Москвой, в собственноручно спроектированном доме.

Смерть

11 октября 2019 года Алексей Леонов скончался на 86 году жизни. Последние часы великий космонавт провел в госпитале им. Бурденко. Родственники Леонова пока не сообщили прессе и почитателям причину его смерти.

Заслуги

Алексей Архипович – кавалер десятков отечественных и зарубежных наград, орденов, медалей. Космонавт являлся почетным гражданином 30 городов мира, членом Международной академии астронавтики, академиком Российской академии астронавтики, он — кандидат технических наук.

Алексей Леонов и Владимир Путин / Сайт Президента России

Леонов – автор и соавтор научных исследований и экспериментов. Наиболее значимыми из них считаются следующие труды:

  • разработка гидролаборатории и создание скафандра для работы в гидросфере (1966);
  • исследование световых и цветовых характеристик зрения после полета в космос (1967);
  • влияние факторов космического полета на остроту зрения пилота комплекса «Буран» (1980).

Библиография

На счету Алексея Леонова книги и научные публикации, в том числе:

  • «Пешеход космоса»(1967);
  • «Солнечный ветер» (1969);
  • «Выхожу в открытый космос»(1970);
  • «Особенности психологической подготовки космонавтов» (1967).

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *