Про луку святого

Детство и юность

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий родился 9 мая (27 апреля по старому стилю) 1877 года в городе Керчь Таврической губернии Российской империи (ныне Республика Крым Российской Федерации). В 1889 году его семья переехала в город Киев, где прошли отрочествои юность будущего святителя Луки.

Его отец, Феликс Станиславович Войно-Ясенецкий, был по национальности поляком, происходил из древнего обедневшего дворянского рода. Он имел образование провизора (аптекаря), однако потерпел неудачу, пытаясь открыть свое дело, и большую часть жизни проработал чиновником. Исповедуя, как и подавляющее большинство поляков, католицизм, он не мешал своей русской жене Марии Дмитриевне воспитать детей (трех сыновей и двух дочерей) в православной традиции. Мать с ранних лет прививала сыновьям и дочерям любовь к ближним, чувство заботы и помощи по отношению к нуждающимся.

Тем не менее, впоследствии святитель Лука, вспоминая о своем детстве, подчеркивал, что религиозность, во многом, он перенял от своего благочестивого отца. Духовные поиски заняли важное место в юношестве будущего архиепископа. Валентин какое-то время увлекался учением знаменитого писателя графа Льва Толстого, порывался даже уехать жить в его общину в село Ясная Поляна, но затем осознал, что толстовство — не более чем ересь.

Важным вопросом для будущего великого святителя и врача был выбор жизненного пути. У него с ранних лет проявились отличные способности к живописи, параллельно с общеобразовательной гимназией Валентин Войно-Ясенецкий в 1896 году успешно окончил и художественное училище, затем год занимался в частной школе живописи в городе Мюнхене (Германия). Однако привитое матерью чувство альтруизма заставило его отказаться от профессии художника. Поступив в 1897 году на юридический факультет Киевского университета, он спустя год переводится на медицинский факультет. Не имея врожденных способностей к естественным наукам, он, благодаря усердию и труду, будущий профессор сумел окончить университет в 1903 году в числе лучших. Товарищей по учебе и преподавателей особенно поражали успехи Войно-Ясенецкого в изучении анатомии человеческого тела — помог природный дар живописца.

Семейная жизнь. Врачебное служение

По окончании университета Валентин Феликсович устраивается работать в киевскую Мариинскую больницу. В составе миссии Красного креста в марте 1904 он едет на Дальний Восток, где в это время идет Русско-японская война (1904 – 1905). Войно-Ясенецкому было поручено заведовать хирургическим отделением госпиталя в Чите, ему были поручены сложнейшие операции на конечностях, черепах раненых солдат и офицеров, с которыми он успешно справлялся. Здесь же он познакомился и женился на сестре милосердия Анне Васильевне Ланской.

После свадьбы молодая семья переехала в Центральную Россию. Вплоть до начала революционных событий Войно-Ясенецкий работал хирургом поочередно в нескольких больницах в небольших уездных городках: Ардатов (на территории современной Республики Мордовия), Фатеж (современная Курская область), Романовка (современная Саратовская область), Переяславль-Залесский (современная Ярославская область). Как врача его отличала истовое самопожертвование, желание спасти как можно больше пациентов при равнодушии к их материальному достатку и социальному статусу, интерес к научным занятиям. В 1915 был издан его первый крупный труд «Регионарная анастезия», в котором рассказывалось о революционном для того времени местном обезболивании. В 1916 Валентин Феликсович защитил ее как диссертацию и получил степень доктора медицины.

В 1917 году Войно-Ясенецкий из-за проблем со здоровьем у жены решает переехать на вместе с семьей на юг, в зону теплого климата. Выбор пал на город Ташкент (ныне столица Республики Узбекистан), где как раз была вакантной должность главного врача в местной больнице.

Начало пастырского служения

В Средней Азии будущего святителя и застали Октябрьская революция и начавшаяся вскоре гражданская война, которыепоначалу слабо затронули жизнь Ташкента. К власти пришла коалиция большевиков и левых эсеров, периодически происходили мелкие уличные стычки между противниками и сторонниками новой советской власти.

Однако в январе 1919, на пике успеха белых войск в гражданской войне в России, военный комиссар советской Туркестанской республикиКонстантин Осипов , до этого тайно примкнувший в антикоммунистической организации, подготовил и возглавил антисоветское восстание. Мятеж был подавлен, а Ташкент охватили политические репрессии в отношении всех, кто мог хоть как-то быть причастным к мятежу.

Одной из их жертв едва не стал Валентин Войно-Ясенецкий — недоброжелатели донесли чекистам, что он укрывал и лечил раненого казачьего офицера, участвовавшего в мятеже Осипова. Доктор был арестован и доставлен к месту заседания чрезвычайного трибунала, который, как правило, выносил расстрельные приговоры, исполнявшиеся на месте. Валентина Феликсовича спасла случайная встреча с одним из высокопоставленных членов большевистской партии, который добился его освобождения. Войно-Ясенецкий сразу же вернулся в больницу и дал распоряжение готовить очередных больных к операциям — будто ничего и не случилось.

Волнения о судьбе супруга окончательно подорвали здоровье Анны Войно-Ясенецкой. В октябре 1919 года она скончалась. Все заботы о четырех детях (старшему из которых было 12 лет, а младшему — 6) Войно-Ясенецких приняла на себя помощница хирурга Софья Белецкая. Через некоторое время после кончины жены Валентин Феликсович, который и до этого был воцерковленным набожным человеком, принимает решение стать священником по предложению епископа Ташкентского и Туркестанского Иннокентия. В конце 1920 он был рукоположен во диаконы, а 15 февраля 1921 года, в двунадесятый праздник Сретения Господня — во иереи.

Для того периода истории России это был исключительный поступок. Уже с первых дней своего существования советская власть начала проводить в жизнь антицерковную и антирелигиозную политику. Священнослужители и просто религиозные люди стали одной из наиболее гонимых и уязвимых для карательных органов категории граждан. При этом отец Валентин не делал тайны из своего рукоположения: он ходил в пастырском облачении с наперсным крестом и на чтение лекций в университете, и на работу в больницу. Перед началом операций он неизменно молился и благословлял больных, распорядился, чтобы в операционной была установлена икона.

Рукоположение в архиереи. Первая ссылка

Гонения на Русскую Православную Церковь и поддержка раскольников-«обновленцев» советскими властями катастрофическими темпами сокращали как и количество православных храмов, так и штат духовенства, в особенности архиереев. В мае 1923 в город Ташкент прибыл ссыльный епископ Уфимский и Мензелинский Андрей, который получил до этого благословение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Тихона на совершение архиерейских хиротоний.

К тому времени епископ Ташкентский и Туркестанский Иннокентий, который отказался признавать поддерживаемый государственной властью раскол, вынужденно покинул место служения. Туркестанское духовенство избрало заступить на архиерейскую кафедру отца Валентина. В этих непростых обстоятельствах, когда даже само исповедание веры во Христа грозило гонениями и даже смертью, он дает свое согласие нести служение архиерея , принимает монашество с именем Лука. 31 мая 1923 года епископ Андрей в сослужении двух других ссыльных архиереев Русской Православной Церкви — епископа Болховского Даниила, викария Орловской епархии, и епископа Суздальского Василия, викария Владимирской епархии, хиротонисаютиеромонаха Луку во епископы в храме городка Пенджикент (на территории современной Согдийской области Республики Таджикистан).

Уже 10 июня Епископа Луку арестовывают по обвинению в контрреволюционной деятельности. На допросах держался стойко, не скрывал своих взглядов, осуждал революционный террор, отказывался снимать с себя сан. Находясь в заточении, он не оставил занятий наукой, именно в ташкентской тюрьме он завершил первую часть своего главного труда по медицине — «Очерков гнойной хирургии». 24 октября 1923 года комиссия Главного Политического Управления СССР принимает решение о высылке будущего святителя. Наказание Владыка Лука отбывал на территории Красноярского края по 1926 год. Эти три года были отмечены постоянными конфликтами с партийными бюрократами, которым претило почтение простых людей перед выдающимся хирургом и архиереем, его упорное нежелание сотрудничать с раскольниками-«обновленцами» и снимать с себя священный сан.

Под пятой советского колосса

С 1926 по 1930 года архиепископ Лука жил в Ташкенте как частное лицо, формально будучи архиереем на покое — единственный действующий в городе храм был захвачен раскольниками. Его отказывались официально брать на работу и как медика, допускать к преподавательской деятельности, приходилось довольствоваться частной практикой. Тем не менее, будущий святой пользовался большим почтением среди местных жителей, причем не только как компетентный врач-хирург, но и как носитель духовного чина. Это претило государственным властям.

6 мая 1930 года Владыку Луку арестовали по ложному обвинению в причастности к убийству жившего в Ташкенте ученого-биолога Ивана Михайловского. В действительности Михайловский помешался рассудком после смерти сына, и, в конечном счете, покончил жизнь самоубийством. Вся вина же святителя состояла в том, что он документально подтвердил факт психического расстройства Ивана Петровича по просьбе его супруги — дабы можно было совершить чин погребения несчастного. Следственными органами же смерть Михайловского была представлена как убийство, а архиепископ Лука — как участник его сокрытия.

Почти год он дожидался судебного приговора в тюрьме, в невыносимых для здоровья условиях. В конце концов, его приговорили к четырем города ссылки в Архангельской области. Вторая ссылка, по воспоминаниям самого святого Луки, была самой легкой. Ему позволяли трудиться как врачу, благодаря своей квартирной хозяйке Вере Михайловне Вальневой, он познакомился с народными методами лечения гнойных болезней. Во время второй ссылки святителя вызывали в Ленинград, где лично первый секретарь Ленинградского обкома ВКП(б) Сергей Киров предлагал возглавить научную кафедру в Ленинградском государственном университете в обмен на отказ от священного сана, однако это и ряд других подобных предложений были решительно отклонены.

Возвращение из ссылки обратно, в Среднюю Азию в конце 1934 года (ему предшествовали безуспешные попытки уговорить власти открыть Институт гнойной хирургии в Москве) было омрачено тяжелой лихорадкой, которая дала осложнения на зрении, — в конечном счете, святитель ослеп на один глаз. Затем были три относительно тихих года, когда святому Луке не мешали заниматься врачебной деятельностью, более того, ему даже доверили оперировать высокопоставленного партийного деятеля Николая Горбунова, бывшего личным секретарем Владимира Ленина (вскоре Горбунов будет репрессирован по обвинению в «антисоветской деятельности»). После этого от государства вновь последовали предложения отречься от сана в обмен на ученую карьеру, а в ответ вновь последовал отказ.

Пик сталинских репрессий не миновал святителя Луку стороной. В июле 1937 он, как и практически все жившие в Средней Азии другие православные священнослужители, был арестован сотрудниками госбезопасности. В вину арестованным вменялось создание «контрреволюционной церковно-монашеской организации» и шпионаж в пользу сразу нескольких иностранных государств. Святителя-хирурга, к тому же, обвинили во «вредительстве» — попытках умышленного убийства оперированных ими людей!

Святитель Лука на допросах отказывался оговаривать и себя, и других «членов» мнимой «организации». К нему применялись самые жесткие формы выбивания показаний, его допрашивали не давая перерывов даже на сон, «конвейером», применяли побои и запугивания, но Владыка упорно стоял на своем, трижды объявлял голодовки.

Суда по делу «контрреволюционной церковно-монашеской организации» не было, Особое совещание представителей органов госбезопасности вынесло приговор в закрытом режиме: святитель Лука получил «всего лишь» к пяти годам ссылки, в то время как почти признавшие «вину» и сотрудничавшие со следствием «подельники» были приговорены к расстрелам.

Третья ссылка. Возвращение в Красноярский край. Служение в Тамбове

Отбывать третью ссылку епископу назначили в поселке Большая Мурта, что в 120 км на север от Красноярска. Там власти не только позволили ему работать в местной больнице, но и даже выезжать в Томск, где в городской библиотеке он продолжал вести работу над своими научными трудами.

С началом Великой Отечественной войны святитель Лука пишет телеграмму на имя номинального главы государства, председателя Президиума Верховного Совета СССР Михаила Калинина:

«Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий… являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука»

Красноярские партийные власти не дали телеграмме дойти до адресата. Профессор Войно-Ясенецкий, находясь на положении ссыльного, стал главным врачом эвакуационного госпиталя №1515 (размещался в помещении нынешней красноярской средней школы № 10) и консультантом всех госпиталей на территории края. Ежедневно он работал по 8-9 часов, совершая в день по 3-4 операции. 27 декабря 1942 года святитель Лука был назначен Управляющим восстановленной Красноярской (Енисейской) епархией, фактически полностью уничтоженной в годы воинствующего безбожия — на территории всего Красноярского края не действовало ни единого православного храма, .

На Красноярской кафедре епископу Луке удалось добиться восстановления Никольского кладбищенского храма в краевой столице. В связи с обилием работы в госпитале и отсутствием духовенства святитель вынужден был совершать Литургию только по воскресеньям и в дни двунадесятых праздников. Первое время он был вынужден пешим ходом добираться из центра города в Николаевку, чтобы совершить богослужение.

В сентябре 1943 ему позволили выехать в Москву для участия в Поместном соборе, избравшем Патриархом Московским и всея Руси Митрополита Сергия, а в феврале 1944 году, в связи с жалобами на плохое состояние здоровья, власти разрешили ему переехать в Тамбов. Там святитель вновь совмещал работу врача, ученую деятельность и архиерейское служение в сане архиепископа. Несмотря на конфликты с уполномоченным по делам религий, он добивался восстановления закрытых храмов, рукополагал достойных прихожан во диаконы и священники, увеличив за два года количество действующих приходов на территории Тамбовской епархии с 3 до 24.

Под руководством архиепископа Луки за несколько месяцев 1944 года для нужд фронта было перечислено более 250 тыс. руб. на строительство танковой колонны имени Дмитрия Донского и авиаэскадрильи имени Александра Невского. В общей же сложности за неполные два года было пере­числено около миллиона рублей.

В феврале 1945 года награждён патриархом Алексием I правом ношения на клобуке бриллиантового креста. В декабре 1945 года за помощь Родине архиепископ Лука был награждён медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

В начале 1946 года постановлением СНК СССР с формулировкой «За научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений, изложенных в научных трудах «Очерки гнойной хирургии», законченном в 1943 году и «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов», опубликованном в 1944 году», профессору Войно-Ясенецкому была присуждена Сталинская премия первой степени в размере 200 000 рублей, из которых 130 тысяч рублей он передал на помощь детским домам. 5 февраля 1946 указом Патриарха Сергия Владыка Лука переведен для служения на кафедре Симферопольской и Крымской епархии.

Служение в Крыму

Последние полтора десятителетия в жизни святителя Луки выдались, пожалуй, самым спокойным ее периодом. Он восстанавливал церковную жизнь в Крыму, работал над своими научными трудами, читал лекции, делился своим богатейшим хирургическим опытом с молодыми врачами.

В начале 1947 года стал консультантом Симферопольского военного госпиталя, где проводил показательные оперативные вмешательства. Также он стал читать лекции для практических врачей Крымской области в архиерейском облачении, из-за чего они были ликвидированы местной администрацией. В 1949 году начал работу над вторым изданием «Регионарной анестезии», которое не было закончено, а также над третьим изданием «Очерков гнойной хирургии», которое было дополнено профессором В. И. Колёсовым и издано в 1955.

В 1955 году ослеп полностью, что вынудило его оставить хирургию. С 1957 года диктует мемуары. В постсоветское время вышла автобиографическая книга «Я полюбил страдание…»

Преставился святитель Лука 11 июня 1961 года. Множество людей пришло проводить в последний путь своего архиерея. До самого кладбища путь был усыпан розами. Медленно, шаг за шагом процессия продвигалась по улицам города. Три километра от собора до кладбища люди несли на руках своего Владыку в течение трех часов.

Дни памяти: 22 января (Новомуч.), 5 марта (обретение мощей), 29 мая
Лука Крымский

Святый угодник Божий Лука, просиявший в сонме святых Церкви Христовой как исповедник, явил в своем лице образ доброго пастыря, исцеляющего недуги как душевные, так и телесные, показал пример сочетания служения архипастыря и врача. Его богословские трактаты пробуждают веру и убеждают сомневающихся в истинности бытия Божия, опровергая различные псевдонаучные теории. Свои подвигом святитель показал, что есть «несение креста Христова».

Архиепископ Лука (в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий) родился в Керчи 27 апреля 1877 г. Окончив гимназию, по размышлении о выборе жизненного пути решил, что обязан заниматься только тем, что «полезно для страдающих людей», выбрал медицину. По окончании университета будущий святитель занимался медицинской практикой и научными исследованиями. В 1920-х гг. он работал хирургом в Ташкенте, активно участвуя и в церковной жизни, посещая заседания церковного братства. Слова епископа Ташкентского Иннокентия: «Доктор, вам надо быть священником» были восприняты как Божий призыв. После трехлетнего служения в сане иерея отец Валентин принимает монашеский постриг с именем апостола, евангелиста и врача Луки, и 30 мая 1923 г. иеромонах Лука был тайно хиротонисан во епископа. С этого времен начинается крестный путь Владыки как исповедника. Многочисленные аресты, пытки и ссылки не ослабили ревность Святителя в исполнении архипастырского долга и служении людям в качестве врача.

С 1946 по 1961 гг. Владыка Лука был правящим архииереем Крымской епархии. Скончался Преосвященнейший Лука 11 июня 1961 г., в День Всех святых, в земле Российской просиявших. Но пастырь не оставил свою паству. Его молитвами совершались многочисленные чудесные исцеления. В 1996 г. состоялось обретение святых останков архиепископа Луки, которые в настоящее время почивают в Свято-Троицком кафедральном соборе Симферополя. Бог молитвами святителя Луки да даст и нам крепости в несении своего креста и добром исповедании Святой Православной Веры.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий), исповедник, архиепископ Красноярский и Крымский (в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий; 27 апреля (9 мая) 1877, Керчь — 11 июня 1961, Симферополь) — профессор медицины и духовный писатель, епископ Русской православной церкви; с апреля 1946 года — архиепископ Симферопольский и Крымский. Лауреат Сталинской премии первой степени (1946).

Канонизирован Русской православной церковью в сонме новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания в 2000 году; память — 29 мая по юлианскому календарю.

Биография

Светская жизнь

Родился 27 апреля (9 мая) 1877 года в Керчи, в семье провизора Феликса Станиславовича Войно-Ясенецкого (по некоторым данным, до 1929 года двойная фамилия Валентина Феликсовича писалась как Ясенецкий-Войно), который происходил из древнего и знатного, но обедневшего польского дворянского рода и был набожным римо-католиком. Мать была православной, творила дела милосердия. Как писал святитель в своих мемуарах, религиозность он унаследовал от отца. Будущий священник некоторое время увлекалсятолстовством, писал графу с просьбой повлиять на свою мать, пытавшуюся вернуть его к официальному православию, предлагал уехать вЯсную Поляну. После прочтения запрещённой в России книги Толстого «В чём моя вера» разочаровался в толстовстве. Тем не менее, он сохранил некоторые толстовско-народнические идеи.

После окончания гимназии при выборе жизненного пути колебался между медициной и рисованием. Подавал документы в Академию Художеств, но, поколебавшись, решил выбрать медицину как более полезную обществу. Пытался поступить в Киевский университет на медицинский факультет, но не прошёл. Ему предлагали пойти на естественный факультет, но он предпочёл юридический (так как никогда не любил ни биологию, ни химию, предпочитал им гуманитарные науки). Проучившись год, покинул университет и учился живописи вМюнхене в частной школе профессора Книрра. После возвращения в Киев рисовал с натуры простой народ. Наблюдая его страдания: нищету, бедность, болезни, — окончательно решил стать врачом, чтобы приносить пользу обществу.

В 1898 году стал студентом медицинского факультета Киевского университета. Учился прекрасно, был старостой группы, особенно преуспевал в изучении анатомии: «Умение весьма тонко рисовать и моя любовь к форме перешли в любовь к анатомии… Из неудавшегося художника я стал художником в анатомии и хирургии».

По окончании его в годы Русско-японской войны работал хирургом в составе медицинского отряда Красного Креста в военном госпитале вЧите, где женился на медсестре Киевского военного госпиталя Анне Васильевне Ланской — дочери управляющего поместьем наУкраине. У них было четверо детей.

Им двигала толстовская идея народничества: стать земским, «мужицким» врачом. Работал хирургом в городе Ардатов Симбирской губернии, в селе Верхний Любаж Фатежского уездаКурской губернии, в городе Фатеж, с 1910 года — в Переславле-Залесском. Во время этой работы заинтересовался проблемой обезболивания при операциях. Прочёл книгу немецкого хирурга Генриха Брауна «Местная анестезия, ее научное обоснование и практические применения». После чего отправился для сбора материалов в Москву к известному учёному, основателю журнала «Хирургия» Петру Ивановичу Дьяконову. Тот позволил Войно-Ясенецкому трудиться в Институте топографической анатомии. Валентин Феликсович препарировал, оттачивая технику регионарной анестезии, несколько месяцев и параллельно изучал французский язык.

В 1915 году издал в Санкт-Петербурге книгу «Регионарная анестезия» с собственными иллюстрациями. На смену прежним способам слойного пропитывания анестезирующим раствором всего, что надо резать, пришла новая, изящная и привлекательная методика местной анестезии, в основу которой легла глубоко рациональная идея прервать проводимость нервов, по которым передается болевая чувствительность из области, подлежащей операции. В 1916 году Валентин Феликсович защитил эту работу как диссертацию и получил степень доктора медицины. Однако книгу издали таким низким тиражом, что у автора не нашлось даже экземпляра для отправки вВаршавский университет, где он мог бы получить за неё премию.

Продолжил практическую хирургию в селе Романовка Саратовской губернии, а затем в Переславль-Залесском, где делал сложнейшие операции на желчных путях, желудках, кишечниках, почках и даже на сердце и мозге. Занимался и глазными операциями, возвращал зрение слепым. Именно в Переяславле он задумал книгу «Очерки гнойной хирургии». В Феодоровском женском монастыре, где Валентин Феликсович был врачом, до сего дня чтится память его. Монастырская деловая переписка неожиданно приоткрывает ещё одну сторону деятельности врача-бессребренника, которую Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий не посчитал нужным упомянуть в своих записях.

Приведем полностью два письма, где упоминается имя доктора Ясенецкого-Войно (по принятому тогда написанию):

«Глубокоуважаемая матушка Евгения!

Так как фактически врачом Феодоровского монастыря состоит Ясенецкий-Войно, я же по-видимому числюсь только на бумаге, то я считая для себя такой порядок вещей оскорбительным, отказываюсь от звания врача Феодоровского монастыря; о каковом своем решении и спешу Вас уведомить. Примите уверение в моем совершенном к Вам уважении.

Врач… 30. 12. 1911 г. »

«Во Владимирское Врачебное отделение Губернского правления.

Сим честь имею покорнейше уведомить: Врач Н… оставил службу при вверенном моему смотрению Феодоровском монастыре в начале февраля, а с оставлением службы врачом Н…, всё время подает медицинскую помощь врач Валентин Феликсович Ясенецкий-Войно. При большом количестве живущих сестер, равно и членам семейств священнослужителей, необходима врачебная помощь и, видя эту нужду монастыря, врач Ясенецкий-Войно и подал мне письменное заявление 10 марта полагать свои труды безвозмездно.

Феодоровского девича монастыря игумения Евгения.»

Принятие решения о безвозмездной врачебной помощи не могло быть случайным шагом со стороны молодого земского врача. Матушка игумения не нашла бы возможным принять подобную помощь от молодого человека, не убедившись прежде, что это желание исходит из глубоких духовных мотивов. Личность почтенной старицы могла произвести сильное впечатление на будущего исповедника веры. Его мог привлекать монастырь и неповторимый дух старинной обители.

Начало пастырской деятельности

С марта 1917 года — главный врач городской больницы Ташкента. В Ташкенте он был поражён религиозностью местного населения и стал посещать церковь. Вёл активную хирургическую практику и способствовал основанию Туркестанского Университета, где возглавил кафедру оперативной хирургии . В октябре 1919 года в возрасте 38 лет Анна Васильевна скончалась. Валентин Феликсович тяжело переживал кончину своей верной подруги, считая, что эта смерть была угодна Богу. После этого его религиозные взгляды укрепились:

«Неожиданно для всех, прежде чем начать операцию, Войно-Ясенецкий перекрестился, перекрестил ассистента, операционную сестру и больного. В последнее время он это делал всегда, вне зависимости от национальности и вероисповедания пациента. Однажды после крестного знамения больной — по национальности татарин — сказал хирургу: «Я ведь мусульманин. Зачем же Вы меня крестите?» Последовал ответ: «Хоть религии разные, а Бог один. Под Богом все едины»

Две грани одной судьбы

В январе 1920 года состоялся епархиальный съезд духовенства, куда его пригласили как деятельного прихожанина и уважаемого в городе человека. На этом съезде епископ Иннокентий предложил ему стать священником, на что Валентин Феликсович согласился. Он повесил в операционной икону и стал приходить на работу в рясе, несмотря на неудовольство многих коллег и студентов. В Сретение (15 февраля) 1921 года был рукоположён в диакона, а чрез неделю — в пресвитера епископом Ташкентским и Туркестанским Иннокентием (Пустынским). Летом 1921 года ему пришлось публично выступить в суде, защищая профессора П. П. Ситковского и его коллег от выдвинутого властями обвинения во «вредительстве».

Весной 1923 года в Туркестанской епархии бо́льшая часть духовенства и храмов признали власть обновленческого Синода (епархия перешла под управление обновленческого епископаНиколая (Коблова)); архиепископ Иннокентий после ареста ряда «староцерковных» священнослужителей самовольно покинул епархию. Отец Валентин оставался верным сторонником патриарха Тихона, и было принято решение сделать его новым епископом. В мае 1923 года протоиерей Валентин Войно-Ясенецкий был тайно в своей спальне пострижен в монашествоссыльным епископом Андреем (Ухтомским), имевшим благословение от Патриарха Тихона самому избирать кандидатов для епископской хиротонии, с именем святого апостола Луки (по преданию, также врача и художника).

31 мая 1923 года, по поручению епископа Андрея (Ухтомского), будучи лишь иеромонахом был тайно рукоположён во епископа в Пенджикенте двумя ссыльным епископами: БолховскимДаниилом (Троицким) и Суздальским Василием (Зуммером); спустя неделю был арестован по обвинению в связях с оренбургскими казаками-белогвардейцами и шпионаже в пользуВеликобритании через турецкую границу.

Ссылка

Свое отношение к Советской власти Валентин Феликсович выразил в одном из дальнейших писем:

«На допросе чекист спрашивал меня о моих политических взглядах и о моем отношении к Советской власти. Услышав, что я всегда был демократом, он поставил вопрос ребром: «Так кто Вы — друг или враг наш?» Я ответил: «И друг и враг. Если бы я не был христианином, то, вероятно, стал бы коммунистом. Но Вы возглавили гонение нахристианство, и поэтому, конечно, я не друг Ваш».

На рассмотрение дела епископа Луку направили в Москву. Там он во время рассмотрения дела дважды встречался с патриархом Тихоном, и тот подтвердил его право заниматься медициной. Находился в Бутырской тюрьме, затем в Таганской. В конце года сформировали этап и отправили в Енисейск. Владыка отказывался входить в тамошние храмы, занятые живоцерковниками, и совершал богослужения прямо у себя на квартире. В Енисейске он также работал в местной больнице, славясь врачебным мастерством.

Узнав о 75-летнем юбилее великого физиолога, академика Ивана Петровича Павлова, ссыльный профессор посылает ему 28 августа 1925 года поздравительную телеграмму.

Сохранился полный текст ответной телеграммы Павлова Войно-Ясенецкому:

«Ваше преосвященство и дорогой товарищ! Глубоко тронут Вашим теплым приветствием и приношу за него сердечную благодарность. В тяжелое время, полное неотступной скорби для думающих и чувствующих по-человечески, остается одна опора — исполнение по мере сил принятого на себя долга. Всей душой сочувствую Вам в Вашем мученичестве. Искренне преданный Вам Иван Павлов».

Да — сложилась необычная ситуация: архиепископ Лука находится в ссылке в Красноярском крае, а идеи профессора-хирурга В. Ф. Войно-Ясенецкого распространяются не только в Советском Союзе, но и за рубежом. В 1923 году в немецком медицинском журнале «Deutsch Zeitschrift» публикуется его статья о новом методе перевязки артерии при удалении селезенки (англ.)русск., а в 1924-м в «Вестнике хирургии» — сообщение о хороших результатах раннего хирургического лечения гнойных процессов крупных суставов.

Последовала ссылка — в Туруханск, где Владыка опять продолжал врачебную и пастырскую деятельность. ГПУ отправило его в деревню Плахино между Игаркой и Дудинкой. Но по требованиям жителей Туруханска профессора Войно-Ясенецкого пришлось вернуть в местную больницу. В январе 1926 года ссылка кончилась, и епископ Лука вернулся в Ташкент.

После возвращения владыка был лишен права заниматься преподавательской деятельностью. Митрополит Сергий пытался его перевести то в Рыльск, то в Елец, то в Ижевск (видимо, по указаниям сверху). Оснью 1927 года Лука около месяца был епископом Елецким и викарием Oрловской губернии. Затем, по совету митрополита Арсения епископ Лука подал прошение об увольнении на покой. По воскресным и праздничным дням служил в церкви, а дома принимал больных. 6 мая 1930 года был снова арестован по обвинению в убийстве профессораМихайловского и этапирован в Архангельск. Там он открыл новый метод лечения гнойных ран, ставший сенсацией. Святителя вызывали в Ленинград и лично Киров уговаривал его снять рясу. Но владыка отказался и был возвращён в ссылку. Освобождён в мае 1933 года.

В Москву он приехал лишь в конце ноября и сразу же явился в канцелярию Местоблюстителя митрополита Сергия. Сам Владыка так вспоминал об этом: «Его секретарь спросил меня, не хочу ли я занять одну из свободных архиерейских кафедр». Но истосковавшемуся в ссылке по настоящей работе профессору хотелось основать Институт гнойной хирургии, хотелось передать громадный врачебный опыт. Весной 1934 года, Войно-Ясенецкий возвращается в Ташкент, а затем переезжает в Андижан, где оперирует, читает лекции, руководит отделением Института неотложной помощи. Здесь он заболевает лихорадкой папатачи, грозящей потерей зрения (осложнение дало отслойку сетчатки левого глаза). Две операции на левом глазу не принесли результата, владыка слепнет на один глаз.

Осенью 1934 года издал монографию «Очерки гнойной хирургии», которая приобрела мировую известность. Несколько лет профессор Войно-Ясенецкий возглавлял главную операционную в Институте неотложной помощи Ташкента. 24 июля 1937 года арестован в третий раз по обвинению в создании «Контрреволюционной церковно-монашеской организации», ставившей целью свержение Советской власти и восстановление капитализма. По этому делу также проходили архиепископ Ташкентский и среднеазиатский Борис (Шипулин), архимандритВалентин (Ляходский) и многие другие священники. В тюрьме владыку допрашивают методом «конвейера» (13 суток без сна) с требованием подписать протоколы-доносы на невиновных. Епископ объявляет голодовку, продлившуюся 18 суток, но ложного признания не подписывает. Валентин Феликсович был приговорён к пяти годам ссылки в Красноярский край (а архиепископ Борис (Шипулин), подписавший признание и ложно оговоривший владыку Луку, был расстрелян).

С марта 1940-го работает хирургом в ссылке в районной больнице в Большой Мурте, что в 110 километрах от Красноярска (местная церковь взорвана, и владыка молился в роще). В началеВеликой Отечественной войны отправил телеграммму председателю президиума Верховного совета СССР Михаилу Калинину:

«Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий… являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука».

С октября 1941 года — консультант всех госпиталей Красноярского края и главный хирург эвакогоспиталя, делал самые сложные операции на ранах с нагноениями (в красноярской школе № 10, где располагался один из госпиталей, в 2005 году открыт музей).

Служение на Красноярской кафедре

27 декабря 1942 года состоялось определение Московской Патриархии: «Преосвященному архиепископу Луке (Войно-Ясенецкому), не отрывая его от работы в военных госпиталях по его специальности, поручить управление Красноярской епархией с титулом архиепископа Красноярского». Добился восстановления одной маленькой церкви в предместье Николаевка (5-7 километров от Красноярска). В связи с этим и практически с отсутствием священников за год Владыка служил всенощную только в большие праздники и вечерние службы Страстной седмицы, а перед обычными воскресными службами вычитывал всенощную дома или в госпитале. Со всей епархии ему слали ходатайства о восстановлении церквей. Архиепископ отправлял их в Москву, но ответа не получал.

В сентябре 1943 года состоялись выборы Патриарха, на которых присутствовал и владыка Лука. Однако, вскоре он отказался участвовать в деятельности Синода, чтобы успевать прооперировать большее число раненых. В дальнейшем стал просить о переводе в Европейскую часть СССР, мотивируя это ухудшающимся здоровьем в условиях сибирского климата. Местная администрация не хотела его отпускать, пыталась улучшить его условия — поселило в лучшую квартиру, открыла маленькую церковь в пригороде Красноярска, доставляло новейшую медицинскую литературу, в том числе на иностранных языках. В конце 1943 года опубликовал второе издание «Очерков гнойной хирургии», а в 1944 году — монографию «О течении хронической эмпиемы и хондратах» и книгу «Поздние резекции инфицированных огнестрельных ранений суставов», за которые ему была присуждена Сталинская премия первой степени. Слава о великом хирурге растёт, о нём уже пишут в США.

Служение на Тамбовской кафедре

В феврале 1944 года Военный госпиталь переехал в Тамбов, и Лука возглавил Тамбовскую кафедру, где владыка занимался вопросом восстановления храмов и добился успеха: к началу 1946 года было открыто 24 прихода 4 мая 1944 года во время беседы в Совете по делам Русской православной церкви при СНК СССР Патриарха Сергия с председателем СоветаКарповым, Патриарх поднял вопрос о возможности его перемещения на Тульскую епархию, мотивировал такую необходимость болезнью архиепископа Луки (малярия); в свою очередь, Карпов «ознакомил Сергия с рядом неправильных притязаний со стороны архиепископа Луки, неправильных его действий и выпадов». В служебной записке наркому здравоохранения РСФСР Андрею Третьякову от 10 мая 1944 года Карпов, указывая на ряд допущенных архиепископом Лукой поступков, «нарушающих законы СССР» (повесил икону в хирургическом отделении эвакогоспиталя № 1414 в Тамбове, совершал религиозные обряды в служебном помещении госпиталя перед проведением операций; 19 марта явился на межобластное совещание врачей эвакогоспиталей одетым в архиерейское облачение, сел за председательский стол и в этом же облачении сделал доклад по хирургии и другое), указывал наркому, что «Облздравотдел (г. Тамбов) должен был сделать соответствующее предупреждение профессору Войно-Ясенецкому и не допускать противозаконных действий, изложенных в настоящем письме.»

Добился восстановления Покровской церкви в Тамбове. Пользовался большим уважением среди прихожан, которые не забывали владыку даже после его перевода в Крым.

В феврале 1945 года награждён патриархом Алексием I правом ношения на клобуке бриллиантового креста. Пишет книгу «Дух, душа и тело».

Служение на Крымской кафедре

5 апреля 1946 года Патриарх Алексий подписал указ о переводе архиепископа Луки в Симферополь. Там архиепископ открыто вступал к конфликты с местным уполномоченным по делам религии; также наказывал священников за любую халатность на богослужении и боролся с уклонением прихожан от выполнения церковных таинств . Активно вёл проповеди (в 1959 году Патриарх Алексий предлагал присвоить архиепископу Луке степень доктора богословия).

За книги «Очерки гнойной хирургии» (1943) и «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов» (1944) в 1946 годуудостоен Сталинской премии первой степени (200 000 рублей), 130 000 рублей из которой пожертвовал детским домам.

Продолжал оказывать медицинскую помощь, несмотря на ухудшавшееся здоровье. Больных профессор принимал на дому, помогая всем, но требуя молиться и ходить в церковь. Некоторым больным владыка приказывал лечиться только молитвой — и больные выздоравливали.

В эти годы Войно-Ясенецкий не стоял в стороне от общественно-политической жизни. Уже в 1946 году он активно выступает как борец за мир, национально-освободительное движение колониальных народов. В 1950 году в статье «Защитим мир служением добру» он писал:

«Не могут быть христиане и на стороне колониальных держав, творящих кровавую неправду в Индонезии, Вьетнаме, Малайе, поддерживающих ужасы фашизма в Греции, Испании, насилующих волю народа в Южной Корее, не могут называться христианами те, кто враждует против демократического строя, осуществляющего… элементарные требования справедливости.»

В 1955 году ослеп полностью, что вынудило его оставить хирургию. С 1957 года диктует мемуары. В постсоветское время вышла автобиографическая книга «Я полюбил страдание…».

Умер 11 июня 1961 года в воскресенье, в день Всех святых, в земле Российской просиявших.

На надгробии была высечена надпись:

Архиепископ Лука Войно-Ясенецкий

18(27).IY.77 — 19(11).YI.61

Доктор медицины, профессор хирургии, лауреат.

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) был похоронен на Первом Симферопольском кладбище, справа от храма Всех святых г. Симферополя. После канонизации Православной Церковью в сонме новомучеников и исповедников Российских (22 ноября 1995 года), его мощи были перенесены в Свято-Троицкий Собор (17-20 марта 1996 года). Прежняя могила св. Луки также почитаема верующими.

Дети

Все дети профессора пошли по его стопам и стали медиками: Михаил и Валентин стали докторами медицинских наук; Алексей — доктором биологических наук; Елена — врачом-эпидемиологом. Внуки и правнуки тоже стали учёными (например, Владимир Лисичкин — академик РАЕН). Стоит отметить, что святитель никогда (даже после принятия епископского сана) не пытался приобщить их к религии, считая, что вера в Богa — личное дело каждого.

Филермская икона Пресвятой Богородицы — один из немногих образов, который во время земной жизни Пресвятой Богородицы был написан святым апостолом и евангелистом Лукою. Икона была написана в 46 году от Рождества Христова, и это был последний образ Богородицы в Ее земной жизни. В последующие годы святым апостолом Лукой были написаны и другие иконы Богородицы, например, Киккская икона, но все они были написаны по памяти святого Луки. Но Филермскую икону, согласно преданию, Лука писал, смотря на Пресвятую Богородицу, которая сидела напротив, задумчиво глядя вдаль.

Филермская икона Пресвятой Богородицы была принесена святым Лукой в Антиохию, где она пребывала на протяжении трех столетий. Позднее икону перенесли в святой град Иерусалим, где ей по воле Божией предстояло пробыть недолго. В 430 году супруга византийского императора Феодосия Младшего Евдокия совершила паломничество в Святую Землю и оттуда по особому благословению переслала икону сестре своего супруга Пульхерии. Пульхерия поставила бесценный образ в новоустроенном Влахернском храме в Константинополе. В храме многие верующие получали исцеления, молясь пред чудесным образом Царицы Небесной. Более семи веков чудотворная святыня хранилась в Константинополе. Но после захвата в 1203 году крестоносцами Константинополя икону вновь перенесли в Святую Землю.

Тогда чудотворный образ оказался в руках католиков-рыцарей ордена иоаннитов, пребывавших в то время в городе Акре. Через 88 лет Акра была захвачена турками. Отступая, иоанниты взяли святую икону с собой и перебрались с нею на остров Крит в Эгейском море. Вместе с иоаннитами чудотворный образ не находил покоя и путешествовал по свету. В 1530 году император Римской империи Карл V передал острова Мальту, Комино и Гоцо ордену иоаннитов. Так чудотворная Филермская икона Пресвятой Богородицы по воле Божией обретает новое пристанище в замке Святого Михаила — главной резиденции Мальтийского ордена на острове Мальта. А затем была сооружена часовня мадонны Филермо, и в 1571 году чудотворная икона заняла место в этой часовне и стала именоваться Филермской.

Название «Филермская» происходит от названия холма Филермо, на котором была построена часовня. С холма Филермо высотой 267 метров открывается прекрасный вид на остров и море, часовня Филермской иконы Богородицы также хорошо видна с равнинной местности. Название холма, в свою очередь, происходит от имени монаха, пришедшего сюда из Иерусалима в XIII веке, он построил на холме небольшую церковь, рядом с которой через несколько веков и была построена часовня мадонны Филермо. Вокруг холма образовалось селение Филермиос. Церковь, построенная монахом, в наши дни находится в центре большого Филермского монастыря, куда приезжают паломники из многих стран.

В России празднование Филермской иконе было установлено в 1800 году, и день этот приходился на 12 октября по ст. ст., в память перенесения чудотворного образа в Россию. В 1852 году государь император Николай I распорядился сделать копию Филермского образа Пресвятой Богородицы. Список с чудотворной иконы был выполнен и обрел свое место в Гатчинском соборе. Так случилось, что это был единственный список в России с Филермской иконы Богородицы, которая пребывала в нашей стране с 1799 до 1919 года. В 1925 году по просьбе итальянского правительства послу Италии в СССР в тайне от Русской Православной Церкви был передан этот список с Филермской иконы.

Принято считать, что чудотворный список написан один к одному с подлинной иконы, однако это не так. Размеры списка — 41,2 х 30,3 см, размеры подлинной иконы — 50 х 37 см. Имеются и другие различия.

Так случилось, что в России после революции не осталось ни списков, ни фотографий Филермской иконы Богородицы. Однако в наши дни в некоторых храмах Русской Православной Церкви имеются списки Филермской иконы, что также немаловажно: ведь верующие, возносящие свои молитвы к Божией Матери перед любой Ее иконой, от образа мысленно восходят к Первообразу.

Филермская икона Богородицы в Цетинье находится в хорошем состоянии, за всю свою многострадальную историю икона несколько раз сама обновлялась, поэтому краски и Лик Богородицы хорошо сохранились. Драгоценная риза не повреждена. Риза имеет богатое покрытие золотом, на золоте, охватывающем Лик Божией Матери, имеется восьмиконечный крест из эмали. У чудотворного списка звезда выполнена из металла, и риза производит впечатление шлема. У подлинной иконы риза украшена девятью большими рубинами, чередующимися с крупными бриллиантами, исполненными в виде цветов. На одеянии Пресвятой Богородицы — двойное ожерелье из сапфиров и бриллиантов, сапфиры (их 6) — в виде крупных капель. В цепочке сапфиров отсутствует центральный камень, раньше на его месте находилась серьга, пожалованная императрицей Екатериной II. На золотой раме, окружающей изображение Божией Матери, в углах расположены золотые Ангелы. Существующая драгоценная риза была изготовлена в России в 1801 году, после убийства императора Павла I, который долгими часами молился перед Филермской иконой Божией Матери. До приезда в Россию риза Филермской иконы была сделана из серебра и жемчуга.

В отличие от других святынь, отданных из музея городе Цетинье в монастырь святителя Петра Цетинского, Филермская чудотворная икона Пресвятой Богородицы так и находится в историческом музее. Радует только одно — святыня цела (долгое время икона считалась утерянной) и находится на территории православного государства. Такова история лишь одной иконы, связанная с социальными изменениями, потрясшими наше Отечество после 1917 года.

По теме:

Названы регионы, где ситуация с онкологическими заболеваниями обстоит хуже всегоРодным и близким дали право навещать пациентов в реанимации. Условия и ограниченияПациенты с гемофилией заявили о проблемах в обеспечении их жизненно важными препаратамиМинфин отрицает сокращение бюджета на закупку дорогих лекарств от редких болезнейПравительство сократит бюджет на закупку дорогих лекарств от редких болезнейРПЦ ждет покаяния от кавказцев, помывших обувь в святом источнике в КалининградеЖительница Тюмени судится с клиникой, где у нее в желудке не увидели капсулуИз 7 тыс. медиков, заболевших COVID-19 в Петербурге, выплаты получили чуть больше половиныВ Госдуме хотят попросить Турцию передать России православные храмы и подворьяГубернатор Томской области считает, что фотографии с мешками трупов были сняты на заказГлаву департамента здравоохранения Томской области уволили за фото мешков с трупамиВ Совфеде предлагают заметно увеличить компенсации за осложнения после прививокВ РПЦ приветствуют увеличение налога на высокие доходы. Это «нравственно оправданная мера»Роспотребнадзор подал в суд на Покровскую больницу, где еще в апреле заболели 87 медиковНа фельдшера за цитирование главы Минздрава Ивановской области завели дело о фейкахФБК выпустил расследование о квартирах и доме Елены Малышевой в США стоимостью $11 млнКак выглядят госпитали, которые строят для коронавирусных больных в ПетербургеВоронежские власти обвинили СМИ в срыве тендера по исследованию поведения геевСотрудники больницы в Люберцах из-за заражения COVID-19 пожаловались в ФСБ на руководствоОНФ предупредил о рисках для сельских жителей остаться без медпомощи в разгар эпидемииРПЦ рекомендовала прихожанам оставаться дома в Страстную седмицу и на ПасхуМИД Израиля рассказал, как Благодатный огонь будет доставлен в Россию перед ПасхойВ Татарстане временно перестали оказывать плановую медпомощь из-за коронавирусаЖитель Калининграда с подозрением на коронавирус пожаловался на безразличие врачей»Левада-центр»: 59% россиян не доверяют официальным данным по коронавирусуЧастные медцентры в России начинают тестирование на COVID-19. Условия и стоимостьВ Госдуме вспомнили о телемедицине: очень нужна в период эпидемийЖители Мегиона обратились к властям ХМАО с просьбой остановить переезд детской поликлиникиThe Moscow Times: богатые россияне скупают аппараты ИВЛ на случай коронавирусаЖительница Москвы получила 80% ожога тела в солярииДочь Пескова пожаловалась на то, что к ней отказалась приезжать скорая помощьРоссийская спортсменка рассказала о жутких условиях карантина по коронавирусу в МосквеМинздрав задумал классифицировать больницы по аналогии с присвоением звезд гостиницамВ Пермском крае главврача скорой уволили из-за медиков, которые волокли пациента по грязиВ Минздраве отреагировали на данные СП об отсутствии воды и тепла в российских больницахСчетная палата: почти в трети российских больниц и поликлиник нет водопроводаВ Кабардино-Балкарии уволили администрацию больницы, где врачи пили шампанское на обедеЗамминистра Минздрава РФ Сергея Краевого лишат докторской степениИз петербургской больницы изымают оборудование. Врачи рапортуют о задержке лечения больныхМедицинские маски: какие бывают, от чего спасают и уберегут ли от коронавирусаВ 66 российских регионах на карантин поместили свыше 500 китайцевКрасноярский СК возбудил дела после смерти ребенка, которому власти не купили лекарствоВ Рязани стоматолога оштрафовали на 50 тыс. за смерть пациентаВ Сети назвали имя нового подозреваемого в истории с якобы убийством пациентовМинздрав: в России ежегодно из-за врачебных ошибок гибнет 70 тысяч человекКировские силовики и минздрав начали проверки информации о медбрате, убивающем ветерановУченый-гематолог назвал «диверсией» программу импортозамещения в российской фармацевтикеМинздрав проверит больницу в Башкирии, где инвалид без ног ползал по коридоруВ Башкирии мужчина избил беременную женщину-врача на рабочем местеВирусолог назвал обоснованными опасения, что коронавирус может оказаться в посылках из КНР»Простые вопросы»: грозит ли китайский коронавирус глобальной смертоносной эпидемией?Новый китайский вирус: насколько опасен родственник атипичной пневмонииЛеонид Рошаль прокомментировал смену министра здравоохранения РФПредставитель департамента тыла МВД России посетила госпиталь свердловской полицииВ Миассе пациентка сняла на видео пьяного медика на рабочем местеКакие прививки и лекарства нужны для поездки в экзотическую странуНа здравоохранение в регионах РФ потратят денег меньше, чем на благоустройство МосквыКрасноярская ГИБДД пригласила священника окропить святой водой федеральную автодорогуВ Петербурге скончался больной раком хирург-онколог Андрей ПавленкоОнкологи Екатеринбурга за два года 19 раз жаловались в Росздравнадзор на качество лекарствСотрудник больницы в Свердловской области заявил, что главный врач пыталась его задушитьВ Еманжелинске в отношении главврача горбольницы возбудили уголовное делоПутину пожаловались на «боткинские бараки». Их обещали закрыть еще десять лет назадНа Камчатке мужчина умер во время операции. Медики заявили о дефиците расходных материаловБольных муковисцидозом пытаются перевести на дженерики. Из-за этого люди мучаются и раньше умираютВ Красноярске мануальный терапевт сломала младенцу две ноги, одну в трех местахСК проводит проверку из-за смерти журналиста, которому медики останавливали кровотечение курицейВЦИОМ: 41% опрошенных россиян не доверяют диагнозам и назначениям врачейВ онкоцентре Блохина гибель двух подростков объяснили осложнениями после трансплантацииВ Госдуме хотят ограничить долю иностранного капитала в российских клиникахВрач Каабак связал смерть годовалой пациентки со своим увольнением. В Думе не видят связиВ Ростове-на-Дону задержана глава областного минздраваВ Твери возбудили уголовное дело по факту смерти врача, которой коллеги отказали в помощиВ Твери врач умерла от инфаркта: ее не стали лечить в больнице, где она проработала 20 летЧем пытаются лечить россиян: методы домашней физиотерапии, которым не стоит доверятьГлава Центра трансплантации почки: в России ребенка «легче похоронить», чем «дорогостояще лечить»Суд закрыл дело одного из врачей тюменской ОКБ № 1, допустившего смерть двух пациентокДевять врачей уволились из онкоцентра им. БлохинаВ Петербурге ищут медиков, которые разгласили врачебную тайнуПродолжает мутировать. Ученые нашли новый штамм ВИЧСергей Шнуров написал стихотворение о массовых увольнениях врачейВ Грузии лишили епархии митрополита, уличившего священников в мужеложествеПутин предложил отправлять в регионы медицинские отряды студентовПутин не исключил возможность ужесточения наказания за врачебные ошибкиМинздрав зафиксировал сокращение числа врачей в 54 регионах РоссииПравославный телеканал «Спас» запускает реалити-шоу в мужском монастыреМинздрав предлагает допускать родственников к пациентам реанимаций даже ночьюКомиссия Минздрава заявила о серьезных нарушениях в НИММ им. БлохинаСуд обязал Johnson&Johnson выплатить $8 млрд за побочный эффект — выросшую у мужчины грудьВрачи из Липецкой области пожаловались Путину, что получают вдвое меньше, чем санитаркиМедсестры НИИ им. Блохина объявили о намерении уволиться. В онкоцентре это отрицаютВ Ленобласти подросток умер через день после выписки. СК возбудил дело против врачей В онкоцентре им. Блохина заявили, что подписали четыре заявления от увольняющихся врачейПутин: в октябре заседание Госсовета по вопросам здравоохранения пройдет с губернаторамиНеонатологи из Перми собираются уволиться всем отделом из-за низких зарплатРодителям пациентов в центре Блохина грозили выпиской за общение со СМИИз центра им. Блохина уволились все сотрудники отделения трансплантации костного мозгаОдин из врачей, рассказавших о проблемах в центре им. Блохина, лишился должностиДетские онкологи центра Блохина заявили о массовом увольнении

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *