Про зло и добро

ВВЕДЕНИЕ

1. ДОБРО И ЗЛО: ПОНЯТИЕ ДОБРА, ДОБРО И ПОЛЬЗА; ПОНЯТИЕ ЗЛА, ОТКУДА В МИРЕ ЗЛО

1.1 ПОНЯТИЕ ДОБРА. ДОБРО И ПОЛЬЗА

1.2 ПОНЯТИЕ ЗЛА. ОТКУДА В МИРЕ ЗЛО

2. СООТНЕСЕННОСТЬ С ИДЕАЛОМ

3. ПРИРОДА И СОДЕРЖАНИЕ ДОБРА И ЗЛА

4. ВЫБОР

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Как же отделить плохое от хорошего, злое от доброго? Эту, казалось бы, простую проблему разные люди пытаются решить по-разному.

Для маленьких детей хорошо то, что доставляет им удовольствие, а плохо то, что приносит боль и неудобства. В центре такого понимания добра и зла лежат интересы конкретного человека. Большинство людей, взрослея, избавляются от такого детского эгоизма. Однако если взрослый человек ведет себя подобным образом, это означает, что его нравственная зрелость осталась на уровне эгоистичного ребенка. Он принимает решения, думая не о том, насколько хорошим или плохим является выбранный им путь, а лишь о том, как это отразится на нем самом. Стремления такого человека неизбежно, рано или поздно, столкнутся с интересами других людей. Это приведет к конфликту, грозящему неприятностями всем его участникам.

Целью моей работы является рассмотреть категорию этики: добро и зло, выполняя следующие задачи:

1. Определить понятие «добро», рассмотреть соотношение «добро и польза»;

2. Определить что такое зло, рассмотреть происхождение зла;

3. Раскрыть соотнесенность данной категории с идеалом;

4. Раскрыть природу и содержание добра и зла;

5. Рассмотреть выбор между добром и злом.

В широком смысле слова добро и зло обозначают положительные и отрицательные ценности вообще. Мы употребляем эти слова для обозначения самых различных вещей: «добрый» значит просто хороший, «злой» — плохой. В словаре В. Даля, например, «добро» определяется сначала как вещественный достаток, имущество, стяжание, затем как нужное, подходящее и лишь «в духовном значении» — как честное и полезное, соответствующее долгу человека, гражданина, семьянина. Как свойство «добрый» также относится Далем прежде всего к вещи, скоту и потом только к человеку. Как характеристика человека «добрый» сначала отождествляется Далем с «дельным», «сведущим», «умеющим», а уж потом — с «любящим», «творящим добро», «мягкосердным». В большинстве современных европейских языков употребляется одно и то же слово для обозначения материальных благ и блага морального, что дает обширную пищу для морально-философских рассуждений по поводу хорошего вообще и того, что является добром самим по себе.

1.1 Понятие добра. Добро и польза

Мораль руководит человеческим поведением с точки зрения противопоставления добра и зла. Мир разделяется в моральном сознании на доброе и злое, хорошее и дурное, похвальное с моральной точки зрения и заслуживающее порицания. Все человеческие поступки оцениваются через эту дихотомию: чувство, мысль, намерение, деяние могут быть либо добрыми — соответствующими добру, либо злыми — исходящими из зла и к нему ведущими. Поэтому добро и зло — фундаментальные категории этического сознания, от содержания которых зависят все иные этические представления.

Добро и зло — понятия высокой степени обобщения, это предельные полярные характеристики человеческого мира, выражающие фундаментальные установки морального сознания. Поэтому на первых подступах к раскрытию их содержания можно столкнуться с ситуацией, когда о них почти нечего сказать. Добро есть добро. Мы всегда ему рады. Зло есть зло, и никто его не хочет. Что тут добавишь? Казалось бы, все интуитивно ясно и в то же время трудно выразимо. Впрочем, так бывает со всеми универсальными понятиями, которые выступают предпосылками нашего мышления, неявными ориентирами сознания. Как же быть? Очевидно, надо дать рабочее определение интересующего нас понятия, а затем постепенно, шаг за шагом раскрывать его смысл, конкретизируя его в сопоставлении со смыслом других этических представлений.

Как же можно в самой общей форме определить добро?

Добро есть то, что оценивается положительно, рассматривается как важное и значимое для жизни человека и общества. Добро есть то, что позволяет человеку и обществу жить, развиваться, благоденствовать, достигать гармонии и совершенства.

Добро, таким образом, уже в первом приближении ассоциируется с жизнью, процветанием, полнотой бытия, гармоническим взаимодействием с окружающей действительностью. Добро — это то, что хорошо, прекрасно и достойно всяческой похвалы.

К понятию добра очень близко по содержанию понятие блага они нередко выступают как синонимы. В обыденной речи оба слова применяются не только к нравственному поведению, но и к материальному достатку. Мы говорим «он накопил много добра» или «там было изобилие материальных благ». Однако сама положительная оценка вещей, продуктов и денег как «благ» основывается на более широком понимании добра (блага) как того, что ценно и значимо для людей.

Если в без религиозном сознании добро (благо) рассматривается только как результат нашей оценки, то есть некой субъективной позиции, то в религии добро выступает характеристикой самого мира. Оно онтологически, задано Богом. Более того, Бог сам есть Благо с большой буквы, высшее из всех возможных благ, он — источник и средоточие человеческого ценностного мира. Таким образом, облик добра оказывается задан человеку, предпослан ему. Люди должны не мыслить свои представления о добре, а искать и открывать их как объективно существующие. На этом пути они неминуемо придут к Богу как высшему благу.

Понятие добра соотносится с двумя другими понятиями — доброты и добродетели.

Добрым мы называем человека, который несет людям добро, понятое как любовь, помощь, благоволение. Добрый не бывает агрессивным и никогда насильно не навязывает благ, давая другим возможность свободного решения. Доброта — качество, выражающее себя в практической жизни, в поведении людей, она характеризует целостность личности. Поэтому нельзя быть «добрым в душе», но жестким, грубым, авторитарным в поведении. Такое поведение разрушает «доброту». Доброта связана со способностью поступиться собственными интересами и амбициями ради блага другого человека, она принципиально неэгоистична.

Добродетель не тождественна доброте. Добродетелями мы называем нравственно-похвальные человеческие качества, а они в разных культурах и в разные эпохи существенно различны. Так, например, главными добродетелями стоического мудреца были бесстрастие, строгость и безжалостность, мужество и неукоснительное выполнение долга. Гордость тоже относится к стоическим добродетелям. В противоположность этому ведущими христианскими добродетелями выступают смирение и неизбирательная сочувствующая любовь, которая обращена даже к врагам. А гордость — гордыня — напротив, причисляется к порокам.

В рамках одной и той же моральной системы разные добродетели выражают разные грани «добра». Так, добродетелями являются одновременно смирение и мужество, доброта и строгость, щедрость и бережливость, справедливость и великодушие. Добродетели не просто даны людям, а воспитываются в них. Каждое общество и каждая культура вырабатывают ряд приемов, которые позволяют сформировать в членах сообщества эти высоко ценимые моральные качества, которые необходимы для выживания и развития общественного целого. Во всех культурах носителями наилучших добродетелей выступают народные герои и святые.

Очень важно различать понятия добра и пользы. Дело в том, что начиная с XVII-XVIII веков в Европе формируется представление о морали как системе взаимной полезности. Между добром и практической пользой ставится знак равенства. Эти идеи получают развитие у английских авторов-утилитаристов XIX века И. Бентама и Дж.Ст. Милля, а затем воспроизводятся в новой форме в философии американского прагматизма (Ч. Пирс, У. Джемс, Д. Дьюи). В соответствии с этими взглядами добро есть все, что полезно, то есть все, что отвечает удовлетворению какой-либо потребности человека. Полезно то, что приносит нам удовлетворение, удовольствие, счастье. В разных ситуациях полезны разные вещи и разные способы поведения, поэтому и добро оказывается чрезвычайно разнообразным. В центре утилитаристского, прагматического понимания «добра-пользы» стоит партикулярный субъект, озабоченный удовлетворением своих потребностей. Он, в принципе, может желать и всем остальным удовольствия и счастья, но заботится он в первую очередь о своем собственном благополучии, о «добре» для себя. Это равное пользе добро оказывается прежде всего совокупностью материальных и социальных благ.

Сведение добра к пользе частного субъекта (человека или группы) размывает критерии между добром и злом. Действительно, для обретения неких благ и удовлетворения своих потребностей может быть весьма полезно (выгодно) кого-нибудь убить или ограбить. Это поможет достичь личную цель и приведет к получению искомого удовольствия — богатства или власти. Однако можно ли это назвать добром? Хорошо ли подобное поведение? Может ли оно быть оценено безусловно положительно? Я полагаю, вряд ли. Точно так же может быть для себя весьма полезным унижать других людей, издеваться над ними, дабы удовлетворить свое желание доминирования и самоутверждения. Однако от добра такое поведение тоже очень далеко. Дело в том, что потребности людей весьма различны, они бывают извращенными, невротическими, и потакание им способно оборачиваться величайшим злом для окружающих. Говоря о пользе, мы всегда спрашиваем: «Для кого?».

В моральном сознании истинное добро — это то, что является добром для всех, для человечества как целого и для каждого индивида. Разумеется, такое добро очень абстрактно в мире, где сталкиваются потребности, желания и мнения. Идеал «добра для всех» — это регулятивная идея, нечто вроде стрелки компаса, указывающей направление движения. «Полезное для человечества» может быть «неполезным» для меня. Так, например, обуздание своих низменных влечений — жадности, похоти, зависти — это трудное и неприятное дело, но это добро для людей как рода: что было бы с культурой, если бы все стали потакать своим темным страстям? Наверное, люди уже истребили бы друг друга в войне «всех против всех». Поэтому моральный человек укрощает свои эгоистические желания, он в определенном смысле жертвует удовлетворением собственных капризов, амбиций и хотений, следуя благу социокультурного целого. Для всеобщего добра нередко надо отступиться от своего маленького «добра», от своекорыстной пользы, добровольно принести их в жертву интересам рода и этим помочь человечеству гармонизировать социальные и моральные отношения.

Кроме вопроса «для кого?» слово «полезно» вызывает еще один вопрос — «для чего полезно?».

Полезно делать зарядку, чтобы быть здоровым. Но, значит, целью и ценностью выступает не сама зарядка, а здоровье! Или «полезно зарабатывать много денег». Для чего полезно? Чтобы приобрести сытую жизнь, престиж или возможность в перспективе иметь свободное время. Но деньги выступают здесь лишь как средство для чего иного. Они не «добро», а путь к тому, что мы в данном случае считаем добром, к каким-то иным ценностям, которые никак к самим деньгам не сводятся. Полезное по служебному определению, оно не цель, а средство. Вот почему добро и польза различны, хотя в реальной жизни одни и те же вещи могут выступать для конкретных людей, и в качестве индивидуального «добра» (например, материальное благополучие), и в качестве «пользы» (то же материальное благополучие как средство для творчества, познания, самореализации и т. д.).

В морали конкретных культур несомненным добром, которое может быть сведено к полезности, выступают высшие ценности. С самоценны, не утилитарны, напротив, все усилия индивида предпринимаются ради их искания. В религиозной морали это единение с Богом, спасение души, милосердное отношение к другим людям. За рамками религии высшей моральной ценностью являются гуманность, справедливость, любовь. Высшей моральной ценностью может быть самореализация человека, понятая как его гармоничное взаимодействие с миром, творчество, благо родины. Это те виды отношений, которые не приносят конкретной материальной выгоды, практического преуспеяния. Напротив, ради них люди жертву многим другим. Ради родной страны не щадят жизни, во имя любви отказываются от богатства, из гуманности не соглашаются на выгодные предложения, способные утеснить других.

Высшие ценности конкретных людей и конкретных культур различны, но в «высокой морали» добро всегда включает в себя ли такие ориентиры, которые соединяют людей друг с другом и с универсумом как целым. Чисто эгоистические ценности не могут быть моральным добром. Даже там, где они не связаны с материальной приземленной выгодой и полезностью, а выражаются в стремление к абсолютной творческой уникальности или в индивидуальном самоутверждении без учета других, они не могут быть признаны благими, так как, образно говоря, тяготеют к демонизму. Человек, сделавший высшей и неоспоримой ценностью собственную уникальность, никогда не уступит другим и ничем ради них не поступится, он всегда будет лелеять только свое несравненное «я». В конкретной ситуации он не будет добр, а будет неуступчив и зол, нарушая принцип безусловного благоволения.

Третий момент, который отличает пользу от добра, — это бескорыстие добра. Полезное непременно должно принести благо лично мне или группе, с которой я себя идентифицирую. Поэтому отношения полезности возмездные: я делаю кому-либо нечто полезное с расчетом на то, что получу адекватный ответ. Баш на баш. При этом я боюсь продешевить и получить меньше, чем отдал. Отданное другим благо должно тут же ко мне вернуться, потому что цель всей «операции» — стяжание полезного для себя. Это практично и рационально, это даже здорово и удобно, но это не добро.

Добро, поскольку оно не гонится за ублажением эгоистического интереса, имеет возможность быть щедрым и не требовать моментального вознаграждения. Точнее, оно вообще не требует вознаграждения, а может лишь надеяться на него. Потому настоящее добро возможно делать только при условии большого душевного богатства. Чтобы безвозмездно и щедрой рукой отдавать другим благоволение, заботу, внимание, любовь, надо все это иметь в изобилии и не бояться, что, истощившись, сам останешься без ничего. Правда, народная мудрость говорит, что тому, кто щедро делает добро, в ответ тоже многое прибывает, чем больше отдаешь — тем больше получаешь. И все-таки рассчитывать на это нельзя. Истинное добро творится без расчетов, из самой потребности изливать любовь, дарить ее миру и людям. Таким образом, будучи связаны между собой, добро и польза весьма различны.

Славянское язычество утверждает, что Добро (которое у славян символизирут Белобог), Справедливость и их последователи должны быть сильными (с кулаками). Иначе получается «слабое Добро» и «слабая Справедливость».

Добро в христианстве

В христианстве самым главным представителем добра — или даже источником самого этого понятия — считается Бог. Объективным критерием добра (также как и блага) является соответствие его воле Божией.

Христианство рассматривает зло, не как сущность, но как умаление добра. Источником зла является злая воля разумных и свободных существ, уклонившихся от пути добра и впавших в противление Богу. Первым это сделал верховный ангел, ставший в результате Сатаной и Диаволом. Увлеченные им в падение ангелы стали демонами, которые видят смысл своего существования во вражде с Богом, и уже не могут покаяться и снова начать творить добро.

Люди же примирены с Богом крестной жертвой Сына Божия — Иисуса Христа. Теперь каждый человек имеет возможность покаяться, уверовать в Единородного и вернуться в послушание Богу.

Евангельское добро

В евангелии добро – это прежде всего дела милосердия. Различают дела милости телесной – накормить голодного, напоить жаждущего, принять странника, одеть нагого, посетить больного или заключенного. И милости духовной – обратить грешника от ложного пути его – спасти душу.

Также утверждается, что никакое, даже самомалейшее добро, в конечном итоге не останется без награды от Бога.

Добро в индуизме

В индуизме за умение отличать Добро от зла ведает сердечная чакра Анахата. С точки зрения индуизма, величина развития этой чакры (относительно остальных чакр) определяет ту крайнюю планку, которая разделят добро и зло. При слаборазвитой чакре, в поступках человека присутствует меньше доброты («Радуйся, что не убил, а только ограбил»). При переразвитой чакре, изо всякого действия и ситуации человек стремится извлечь/принести в мир больше доброты («Если бьют по правой щеке, надо подставить левую»).

Обе крайности в индуизме не одобряются, но могут одобряться в других религиях.

Когда чакра внезапно закрывается (например, при потере близкого человека или предательства, и чувствуется постоянный холод в солнечном сплетении), то человека посещают мысли о самоубийстве. Тогда для открытия чакры вновь, надо найти способ как сделать Добро кому-нибудь. Если это невозможно, то человек отказывается от пищи и через несколько дней наступает истощение, и организм человека (сопротивляясь его чувствам) активизирует чакру выживания — Муладхару.

Добро в каббале

В одном из направлений каббалы добро — это свойство высшей управляющей силы, обычно называемой «Творец». То, что эта сила добрая, каббалисты постигают практически — на себе. Невозможно, чтобы из основы мироздания исходило какое-то зло. Этот факт воспринимается постигающими как главный закон мироздания.

Человек приобретает свойство добра и, тем самым, входит в явное ощущение духовного, когда исправляет себя, причём исправление касается конечного намерения, а не поступков и желаний. Исправленный человек может действовать и желать в намерении «ради отдачи». При этом, конечным мотивом его поступков ни в коем случае не является какая то личная или совместная выгода, гордость или самоуважение.

Рабаш в статье «Что такое желание отдавать»: «Человек совершает хорошие поступки без желания получить что-либо взамен. И такой человек может уступить своё место другому, если будет уверен, что тот сможет выполнить это же действие лучше него».

Смотри статьи каббалистов:

  • Сад разбегающихся троп добра и зла

Степан Сулакшин: Добрый день, друзья! С прошедшими вас всех праздниками. Надеемся, что отдых был добрым и хорошим и зарядил на новые трудовые подвиги. Нас, по крайней мере. Сегодня в цикле «Обретение смыслов» вы удивитесь так же, как удивились мы, когда подошли к обретению смысла, абсолютного, исходного, совершенно фундаментального, базового понятия – добро и зло. Но, как выясняется, что это такое, догадаться почти невозможно. Потому что, если вы спросите себя, подойдете к своим семейным, друзьям на работе или зададите вопрос профессору на лекции, вы услышите столько всякого-разного, что в итоге станет еще более непонятно, что же это такое. Это, на самом деле, некоторое явление. Это очень интересное обстоятельство, которое сегодня нас дополнительно стимулирует к тому, чтобы постараться вместе с вами докопаться до смысла, до глубины. Добро и зло. Начинает профессор Багдасарян.

Вардан Багдасарян: Сама заявка рассмотрения категории добра и зла сталкивается в академической в кавычках науке с резким неприятием. Здесь проявляется инерция такого юмовско-позитивистского подхода, согласно которому ценности не должны присутствовать в науке. Наука и ценности разводятся между собой. Но есть другой, альтернативный подход в науковедении, который говорит, что что касается общественных наук, то только на основе ценностей и можно выстраивать методологию исследования. И первоначально эти категории были рассмотрены, осмыслялись, категории добра и зла в религиозных традициях, в религиозном дискурсе. Но этот дискурс, надо понимать, сейчас воспринимается религия, как нечто статичное, неизменное, предъявили религии свое осмысление добра и зла, остановились на этом… Но если мы посмотрим не одно тысячелетие, многотысячелетний процесс этого осмысления, приход одной религиозной традиции, другой, то мы увидим, что и здесь шел активный дискурс. И каждая появлявшаяся новая религия добавляла в этот дискурс нечто новое, выступала добавляющим в эту традицию осмысления феноменом. Что касается этих категорий добра и зла, попытаемся эту традицию первоначально реконструировать.

Человек. В работах центра говорилось, что жизнь человека можно разделить на биологический уровень жизни, социальный уровень жизни и духовный уровень жизни. Но каждая из этих составляющих осмысливалась. Первоначально, если мы посмотрим, отношение к категории добра, что под ним понималось в религиозной традиции, древней религиозной традиции под добром. Добро понималось как чистота, ритуальная чистота. Есть чистое и нечистое. Чистое – это то, что способствует жизни. Нечистое – это то, что жизнь подрывает, подрывает в биологическом смысле. Древнейшая традиция реконструируемая, по сути дела, понятие добра, добро подменялось понятием чистоты. В иудаизме, в некоторых других религиозных традициях это достаточно четко установлено, отсюда многие традиционные нормы в быту. Они достаточно четко присутствуют. То есть идея чистоты. Но здесь это важная компонента, поскольку эта компонента жизни, и добро как обеспечение этой жизни в биологическом ее смысле. Далее появляется другая компонента, что добро – это социальный долг. Все, что способствует, даже в античной традиции, жизни города, государства, то, что способствует жизни полиса, те социальные нормы – это добро. Добродетели в Илиаде были построены на этом. Добродетели – это все, что связано с обеспечением функционирования соответствующего социума, соответствующего города, государства. В Индии, вспомним этот подход, добро – это друг. Есть Дхарма, Карма, Сансара. У каждого животного, человека есть свой долг – Дхарма. Если он выполняет этот долг или не выполняет, осуществляется Карма, воздаяние. В силу этой Кармы осуществляется переселение в более высшее или более низшее существо – Сансара. Наконец, третий уровень жизни, духовный уровень жизни. Он тоже потребовал осмысления, что добро, дальше привнесение в религиозный дискурс, это уже духовная составляющая. Добро коннотирует с Богом, Абсолютом. Иногда в религиозных традициях противопоставление духовного и недуховного, в буддизме это четко проявляется. Духовный уровень жизни уровню жизни биологическому. И в этот религиозный дискурс принципиально привнесло много нового христианство. Христианство представило добро как некий нравственный ориентир. Оно в значительной степени задало развитие человечества, направление. Добро – это то, что Христос сотворяет этот нравственный ориентир, он это провозгласил, и четко это достаточно в Нагорной проповеди. И добро – это устремленность к этому нравственному ориентиру, нравственной самореализации человечества, его категориальной предназначенности.

Зло. Категории зла в религиозном дискурсе два сталкивались подхода. Первый – это жестко монистический подход. Заключается в том, что зло есть умаление добра. Дионисий Ареопагит достаточно четко и развернуто это представил в своих сочинениях. Мир создан Богом. Бога нельзя подозревать, что он создал нечто злое в этом мире. И поэтому – все добро в трансцендентном смысле. Но есть разные уровни творения. Зло в этом смысле есть отпадение от добра. Чем ниже уровень, есть уровень духа, есть уровень плоти, чем большая степень удаленности, сам процесс удаленности от высшего добра, от Бога, апостасия – это и есть, собственно, зло. В этой постановке вопроса вообще, это идея Священной войны, идея Армагеддона, идея Антихриста, такого противостоятеля зла – она утрачивается. В большей степени это идея жестко монистического подхода, зло, как умаление добра, оно представлено в протестантской традиции. Другая, дуалистическая традиция, идет борьба двух начал. Одно – добро, другое – зло. Эти начала трансцендентны. Это Бог и дьявол, это Христос и Антихрист. Больше эта компонента представлена в православии. В реальности религиозные системы, ценностные системы, они были построены на сочетании обоих этих начал. Первое начало и второе начало. Как их объединить? Объединить их можно следующим образом. Добро есть ориентир. Но добро противостоит злу не в одном его выражении, а в выражении двух. Зло номер один – это зло биологическое, это неодухотворенное бытие. Это, если мы образ представим здесь, добро представлено образом Христа в христианской традиции, то зло в этом смысле неодухотворенное бытие, это представлено образом Голема. Голем – человек чисто биологический, но это уже не человек, поскольку у него нет духовного начала. Но есть зло номер два. Зло как антидобро. Это сатанизм. Здесь Христу противостоит Антихрист. Зло второго вида. Оба вызова эти существуют, оба существуют и в современном мире. Один вызов – это вызов потребительства, это вызов биологизации человека. Это как раз зло номер один. Второй вызов – это извращения, это антидобро, антихристианство. Зло номер два, в этой постановке вопроса. Поэтому мы видим здесь тройную систему координат: это добро, как нравственный ориентир развития человечества; это зло, как биологизация человечества; зло, как античеловек, как противоположность добру. Здесь, конечно, принципиальный вызов в методологическом плане еще такой, я повторю, крайне мало сделала наука в продвижении рассмотрения категорий добра и зла. Это было связано и с методологической позитивистской установкой, и с самой по себе сложностью работы с такими категориями, как добро и зло, поскольку, как их формализовать, как их и категориально выразить, и феноменологически выразить. Поэтому наука в значительной степени устранилась от этого. Поэтому принципиальный сейчас методологический вызов – соединить, осмыслить науке на новом этапе то, что было наработано в религиозном дискурсе, в религиозных традициях.

Степан Сулакшин: Спасибо, Вардан Эрнестович. Владимир Николаевич Лексин.

Владимир Лексин: Тема, которую мы сегодня выбрали, наверное, одна из самых обыденных, потому что каждый человек встречается в своей жизни с тем, что он считает добром, с тем, что он считает злом. Мы говорим: это добрый человек, это злой человек, это хороший, добрый поступок, это злой поступок. И, вместе с тем, это одна из самых сложных тем для обсуждения. И когда Степан Степанович, открывая нашу сегодняшнюю беседу, говорил, что, ежели мы обратимся к кому-нибудь из наших коллег с примитивным таким вопросом: слушай, а что такое добро, что такое зло, нам, скорее всего, могут указать на какую-нибудь конкретную вещь. Вот война – это зло. Или, кто-то скажет, что добро – это что такое? Это хороший поступок, который совершил такой-то человек по отношении ко мне. Но в категориальном отношении это одна из самых сложных, вероятно, вещей, которые существуют и в философии, и в богословии, в последнее время и во всех других науках, включая разработки, связанные с искусственным интеллектом и так далее, и так далее.

Самое первое утверждение, которое хотел бы сказать, может быть, я потом его чуточку разовью, добро – это, наверное, главное основание устойчивости любого общественного бытия. Это главное основание его устойчивости. Если добра не существует, если добро извращено, то рано или поздно наступает то, что можно назвать кризисом общества, наступает, в конечном счете, смерть этого общества и так далее. Повторю, осознание сути и принципиальное представление о том, что такое добро и зло, различия между добром и злом, осознание представлений об этом деле есть одно из главных оснований устойчивости общества, которое должно быть внедрено в разум правителей, в разум людей, которые выбирают своих правителей. От начала до конца. Понять, что такое добро и зло – это значит в значительной степени основать некий фундамент под своим значительным и, скажем так, бесконфликтным и бескатастрофическим существованием. Конечно, здесь можно, наверное, сказать, что сейчас основания добра расшатываются всей обстановкой смутного времени. Вся эта смута, которая существует, не дает нам правильных ориентиров в том, что такое добро и зло. Но мне кажется, что тут смещены причины и следствия. И на самом деле, с самого начала, изначальная смута в представлениях о том, что такое добро и зло, спровоцировала все эти общественные потребления. Когда у людей, у политиков, когда в мире прекращаются четкие представления о том, что это такое, и начинается то, что можно назвать смутой. Смута определяет нашествие зла. Смуту определяет то, что мы перестали различать добро и зло как таковое. У каждого своя правда, говорят. У каждого есть свое представление о том, что такое добро и зло. И действительно, в философских кругах бытует мнение о том, что добро более аксиологично, чем онтологично, что сущностных у него оснований особых никаких нет, это сравнительная категория отношения к злу. На самом деле, это очень такие, конечно, лукавые представления, поскольку зло точно так же сущностно, как сущностно и добро. И то, и другое достаточно мощно объективированы. И надо сказать, что признание добра и зла не более чем субъективными нашими ощущениями, результатом каких-то сравнительных оценок, свободный выбор каждого и провоцирует как раз то, о чем я с самого начала фрагмент речи своей начинал, о том, что у каждого своя правда. На самом деле, это все не имеет никакого представления, вот эта своя правда, с представлениями о том, что называется свободой совести, которая как раз и предполагает обязательный выбор, постоянный выбор между тем, что есть добро и зло, между содержательно определенными добром и злом как таковым. Причем, добром может стать только результат такого поступка, который совершен в соответствии с высшими ценностями и с общественным благом. Здесь еще один момент сразу возникает. Добро для себя и добро для других. Иерархия добра как такового. Это отдельный, удивительный сюжет, с которым, наверное, надо было бы, может быть, отдельно разобраться как-то более подробно. Добро для себя и добро для всех. Добро для ближних, добро для других.

Зло как таковое – это болезнь целостности. Это болезнь разрушения здорового, сложившегося консенсусного соотношения всех сил, которые существуют в мире и существуют в нашем обществе. Аристотель еще говорил, что зло в человеке – это зверство, невоздержанность и порочность, более всего это нарушение меры. Разрушение целостностей как таковых. И в основе индивидуально творимого зла всегда находится внутренний дисбаланс, хаос физических, плотских, душевных и духовных сил. Об этом писали многие русские философы, об этом писал Ильин, Франк в свое время, Лосский и многие другие выдающиеся люди. Об этом существует огромное множество литературы в современной западной философии. Причем, в отличие от добра, зло в последнее время все откровеннее проявляет свою абсолютность. И чем выше возносится человек, который освобождает себя, идеология вседозволенности, от всех спасительных мыслей о сути зла, тем опаснее становятся попытки его оправдания. Оправдание зла. Это то, что, наверное, сейчас является одним из самых главных в нашем мире. Оправдание зла как такового. В повседневной жизни людей и в навязанных им моделях поведения, последних столетий особенно и последних десятилетий, известны правила дихотомического членения, согласно которому добро и зло не только должны исключать друг друга, но и быть логически несовместимыми. Оно постоянно опровергается. Люди без усилий соединяют добро и зло в помыслах и действиях. Философы обосновывают логическую возможность этого всего. И именно из-за попыток оправдания зла тем, что оно приносит, в конечном счете, добро, происходят самые большие потрясения, самые большие несправедливости в нашем мире. Не может быть никакое зло оправдано тем, что его последствием будет добро как таковое. Это невозможная вещь совершенно. Тем не менее, мы это видим бесконечно. Поэтому так часто говорят: ну, что такое война, что такое техногенные катастрофы, что такое исчерпание природных ресурсов? В конечном счете, это ведет к добру. Война, смотрите, сколько она позволила людям получить новых технических разработок, сколько лекарств, сколько новых способов лечения болезней появилось во время войны. Антибиотики – это тоже, в конечном счете, результат того, как медицина работала во время войны. Посмотрите, как классно – сексуальная безответственность, классно нежелание иметь детей. Это зло, может быть, но оно ведет к добру, потому что оно избавляет от перенаселенности, оно избавляет от лишних людей, оно позволяет сосредоточить внимание родителей и общества на самых ценных чадах своих и так далее. Оправдание зла – это всегда занятие малопочтенное. Ну, кто не слышал о том, что нас-то на свете очень много, войны бывают не только захватническими, но и освободительными, что атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки мощно продвинули радиологическую медицинскую составляющую и так далее. А сейчас говорят, что и Холокост пошел на благо. И об этом тоже многие говорят. Потому что, смотрите, и государство Израиль образовалось, и консолидация новая общества произошла на этой основе, люди, наконец, поняли, что такое зло. Холокост – он был таковым. И во всем этом есть еще одна из самых крупных вещей, которую можно назвать злом нашего общества. Самые последние, наверное, несколько слов. О привлекательности зла. Никогда еще зло не становилось в средствах массовой информации, в кинофильмах, в музыке, в операх, в мюзиклах столь привлекательным. Никогда еще бандиты не были такими человечными, такими интересными. Никогда еще положительные герои так не проигрывали на их фоне. Причем это все набирает силу, и эстетизация зла, прекрасного зла, по сравнению с которым фосфорицирующая гниль, о которой в свое время Бодлер писал, декадент, ужас какой, разве может быть зло красивым… У него «Цветы зла» – это самый известный сборник стихотворений. По сравнению с этим теперешняя эстетизация зла, привлекательность зла становится одним из самых главных направлений, мейнстримом, наверное, культурной жизни всего человечества. И, тем не менее, вопрос о добре и зле стал главным вопросом нашего бытия. Сейчас это самый главный вопрос нашего бытия. И силы различных мотивировочных начал добра и зла с каждым годом будут все больше определять будущее человечества. Это глубочайшее мое убеждение. Сейчас не добро борется со злом, а смешение добра и зла, неразличенность его становится главной угрозой тому, что сейчас есть на земле. И в наступающем году мне очень хотелось бы пожелать всем нам, мне самому, моим коллегам, всем вам, постараться сделать необычайно трудную вещь – различать добро и зло в каждом собственном поступке, в каждом поступке властей, в каждом поступке сильных мира сего, в действиях бизнеса, в том, куда движется наша страна. Спасибо.

Степан Сулакшин: Спасибо, Владимир Николаевич. Так что же такое добро и зло? Само сопоставление противоположностей лежит где-то в смысловом классическом пространстве полезного–неполезного, желаемого–нежелаемого, планируемого–случайного, чего-то позитивного и чего-то негативного. И отсюда мы совершенно обязаны сделать вывод и требование. Невозможно определить эту дихотомию позитивного и негативного, если не выдвинуть критерий, если не выдвинуть некоторую меру, цену вопроса и не обозначить: это есть позитивное, это есть негативное. Потому что добро и зло, так же, как нравственность и безнравственность невозможно определить без критерия. Если мы его не определим, все остальное будет хождением вокруг, около, но в центр смысла мы так и не попадем. Понятие добра и зла связано исключительно с человеческим разумом, его активной формой бытия, жизни, целеполаганием, полаганием на достижение цели и самим действием в достижении цели. В природе биологической или не связанной с жизнью понятие добра и зла просто отсутствует. Их там нет. Там можно говорить о цели, и то для живой природы. Цель – жить, цель – быть, цель – выживать, пищу найти, детенышей вывести, их и себя от опасности защитить. Но там нет вот этой активной оценочной вещи, что правильно, что неправильно, что позитивно, что негативно. Там есть предопределенность, целесообразность. Поэтому вновь, что-то, связанное исключительно с человеческим сознанием, его активным выбором, целеполаганием и действием, позволяет понять содержание, смысл и дать определение добру и злу. Даю это определение, потому что, как всегда, считаю важным, что нужно, находя смысл, не только перечислять, описывать правильно, достоверно проявления этого смысла, различные его свойства, характеристики, даже противоречивые явления в жизни, но нужно ответить на вопрос: что это? Давайте попробуем вместе. Добро – это… На самом деле, всего 4 смысловых класса, которые нужно отнести в эту категорию: предмет, явление, процесс, характеристика. Добро и зло – это предмет? В каком-то относительном смысле да, как нечто, созданное человеческой деятельностью. Но мы понимаем, что это не главное, не основное, это некое производное, на втором, на третьем уровне. Это явление или процесс? Нечто происходящее. Ну, в общем, тоже можно сказать в некотором смысле, что нечто происходящее есть добро, есть приближающее к добру, есть удаляющее от добра, приближающее к злу. Но опять чувствуем, что это второй, третий уровень. Наконец, характеристика. И вот тут мы начинаем понимать, что характеристика позволяет оценивать и происходящее, и результат, и намерения, и воззрения человека. Так вот, добро и зло – это характеристика воззрений, намерений, действий и результатов действий человека и античеловека, как идеальной сущности или категории. Добро и зло – противоположности. Поэтому в правой части дефиниции появляется человек, а в левой – античеловек. Добро и зло – это характеристика воззрений, намерений, действий и результатов действий человека и античеловека, как идеальная сущность или категория. Идеальная сущность здесь не в позитивистском смысле, а в смысле конечной сущности, конечного изначального образа. Это категориальное, конечно, понятие. Идеал – категория – сущность. Это определение и смысловое наполнение категорий «добро» и «зло» почти тождественно понятию нравственности. Мораль, этика, приближение к идеалу, к нравственности, это воплощения, которые достигаются в конкретно-историческом обществе. Этика – это набор научных представлений и правил поведения. Так вот, возвращаемся к изначальному логически-смысловому требованию. Нужен критерий, что же есть человек, а что есть античеловек. В категориальном смысле. Можно ли создать эти два портрета? Очевидно, что надо описать какие-то важнейшие проявления человеческого бытия. Причем, они должны быть отличительными от проявлений биологического бытия, в котором, как мы договорились, ни добра, ни зла, ни смысла, ни целеполагания нет, нет активного выбора того или иного полагания действия. Там есть целесообразность, сообразность быть и жить, выживать. Нужно дать критерий. Человеческая мысль давно этой проблемой занималась, решала в той или иной степени, и ее решения находили свое отражение, конечно, в религиозных доктринах, прежде всего. Заповеди. Вот такой и такой, неубивающий, не гуляющий налево, любящий… Вот такой, такой, такой человек есть человек идеальный. Это тот самый критерий добра. Если эти критерии отсутствуют, то это уже нечто, отличающееся от добра, в упрощенной дихотомической картинке это есть зло. Сейчас я покажу, что немножко картинка более сложная. Она трехчастная. Потому что, если есть добро, то есть позитивная характеристика воззрений, помыслов, намерений и действий человека, то может не быть этой позитивной характеристики. Ее просто нет. Это добро? Нет, это не добро. Это, в принципе, зло. Противопоставление. Но ведь может еще быть антихарактеристика. Некоторые помыслы, воззрения и действия, которые не просто есть отсутствие позитивного критерия, а есть присутствие его противоположностей. Это еще одно свидетельство тому, что в природе антицели не бывает. У биологических жизней не может быть антицелей, то есть, родившись, поставить цель – умереть. Абсурд. А у человека может быть. Самый простой пример – самоубийство. А сейчас мы увидим, что эти примеры повсеместны. И они действительно позволяют увидеть, что зло относительно человека, его бытия, самое злобное, злостное зло – это не просто отсутствие идеальной, позитивной характеристики помыслов, намерений и действий, а это присутствие их противоположностей.

Итак, 12 критериальных позиций, которые позволяют увидеть три полюса. Человек как идеал, и это есть добро; отсутствие идеала, и это есть полузло, состояние не человека, а биологического образца, животного, так будем говорить, не обижая его; и, наконец, это третий антиполюс, античеловек, как не просто отсутствие добра, а присутствие антидобра, то есть злобного, злостного, наизлостнейшего зла. Итак, источник получения благ для жизни. Труд. Отсутствие, это рента. На наследство, на капитал, на финансы, на право и миссию, на природные ресурсы. Лежишь на печке, а тебе в рот капает. И третий антиполюс – это присвоение. Ничего не сделал, отобрал у человека, создавшего это благо. Разбой, воровство, война, агрессия. Форма человеческого общежития. Коллективизм, социальность, солидарность. Ее отсутствие – индивидуализм, тот самый либерализм. И, наконец, контр, антипозиция – это эгоизм. И вот так сейчас по трем таким позициям, справа от добра налево к злостному злу перечислю эти полюса. Инновационность, консерватизм, реакционность. Альтруизм, прагматизм, корысть. Терпимость, неприятие иного, человеконенавистничество. Сопереживание ближнему, безразличие, презрение. Креативность, пассивность ума, догматизм. Любовь (семья, дети), страсть и секс, извращения. Ценность человеческой жизни, пренебрежение жизнью, садизм. Стремление к совершенству, нетребовательность, стремление к разрушению. Духовное удовлетворение, физическое удовлетворение, гедонизм. Вот теперь легко представить. Портрет человека категориального, идеального или просто человека, и портрет античеловека. Первое есть добро, и там мы видим и мотивы, и то, что характеризует намерения, активную фазу человека – поставить цель, мотивироваться и действовать, и сами действия. Кроме того, мы понимаем, что действия приводят к результату. Результат может оторваться от намерения. Помните, благие намерения ведут в ад. То есть результат действия требует своей самостоятельной оценки. Вот так мы и приходим к пониманию достаточно четкого, имеющего критерий определения добра и зла. Движение к правому полюсу человеческому есть добро. Движение, эволюция к левому контрполюсу есть зло. Движение к правому полюсу есть нравственное, движение к левому – безнравственное. Тогда все становится понятно. Даже такие сложные случаи, о которых коллеги говорили, как война. Это добро или зло? Это может быть и тем, и другим, в зависимости от того, кто, какие цели поставил, какими намерениями при этом руководствуется и каких результатов при этом достигает. Это может быть оборонительная, Священная война, цель которой не в том, чтобы убить другого человека, даже если он враг, а в том, чтобы защитить жизнь, защитить себя, свою родину, свой народ, свою семью. Вот каково соотношение. Убить человека – это зло. Убить насильника, убить убийцу – это уже другое. Поэтому этот критерий помогает в бесконечной сложности человеческой жизни, в переплетении, в таком взаимозамещении даже, отрицании смыслов найти вот эту путеводную ниточку, которую мы с вами и ищем. Обрести смысл, глядя в корень, в фундамент, получая, формируя для себя когнитивный или мыслительный алгоритм, методологию, как отличить одно от другого – добро от зла. Конечно, остается только пожелать, чтобы мы не только понимали, но и стремились и достигали. Нет ничего выше, чем быть человеком в этом смысле, а не в этом: жующим, удовлетворяющимся во всяких разных, в том числе, извращенных смыслах. Это действительно самая базовая характеристика и понятие. Спасибо за внимание. И всего доброго.

Урок в 4 классе «Аг» по ОПК

ГБОУ Школа №1363

Учитель: Нефёдова Ирина Николаевна

Тема: «Добро и зло в православной традиции»

Цели урока: формировать первоначальные представления о добре и зле с точки зрения православных христиан; развивать умение анализировать базовые понятия христианкой этики; сформировать понимание того, что творить добро – духовная радость.

Задачи:

1. Раскрыть смысл понятий «добро» и «зло»;

2. Формирование основ морали – осознанной обучающимися необходимости определенного поведения, обусловленного принятыми в обществе представлениями о добре и зле, должном и недопустимом.

3. Воспитывать стремление к самостоятельным поступкам и действиям, совершаемым на основе морального выбора, к принятию ответственности за их результаты.

Оборудование: 1. Учебник Кураев А. В. Основы православной культуры.2. АРМ учителя

3. Раздаточный материал ( текст притчи). 4. Православный мультфильм «Каин и Авель». 5.Аудиозапись песни. 6. Карточки для самооценки.

Ход урока.

I.Мотивация к учебной деятельности

Учащиеся входят в класс. Звучит 1 куплет и припев песни о Доброте

( Слова и музыка Татьяны Мухаметшиной)

В этом мире огромном, в котором живем я и ты,

Не хватает тепла, не хватает людской Доброты.

Будем вместе учиться друг друга беречь и любить,

Будем вместе учиться друг другу, как звезды, светить.

Припев:

Весной зашумит вода,

Зимой запоют ветра.

Давайте, Друзья, всегда

Друг другу желать Добра!

II. Актуализация знаний. Тема урока.

— О чём эта песня? ( о Добре)

— Антоним к слову Добро? (Зло)

— Как вы думаете, какая тема сегодня у нас на уроке? ( Добро и зло)

На доске появляется тема урока «Добро и зло в православной традиции»

III. Освоение новых знаний.

– Что означает слово традиция? (Ответы детей)

— В толковом словаре Ожегова так объясняется значение этого слова: «То, что перешло от одного поколения к другому, что унаследовано от предшествующих поколений».

– Какой вопрос возникает? (Какое понятие добра и зла дает нам православие?)

– Давайте обратимся к тексту учебника. Самостоятельное чтение.

Работа с текстом после чтения:

— Как объясняется добро в православии? (помогает росту души человека; помогает другим людям; радует Бога)

— Что такое зло? (то, что удаляет от этих добрых целей)

— Какой синоним есть у зла? (грех)

— Что такое грех? (недоброе чувство, мысль или дело; грех противоречит голосу совести)

— Можно ли сказать, что грех и преступление одно и то же?

— Любое преступление – грех, но не каждый грех государство считает преступлением.

Работа с учебником.Чтение история об отречении Петра .

Вопросы:

— Почему Пётр убежал, спрятался, отрёкся?

— Что помогло ему изменить решение? Какую клятву он дал?

-Что не даёт человеку вершить зло? (Совесть.)

-Какую работу выполняет совесть? ( подсказывает, как должен поступить человек)

— Что же делать, если совесть нам подсказывает, что мы совершили грех?

— Как вы понимаете, что такое раскаяние?

IV. Просмотр православного мультфильма «Каин и Авель»

Вопросы по содержанию:

— Каким был Каин?(грубым, задиристым)

— Был ли Авель похож на брата?( не был похож на брата, он имел доброе сердце, был ласков, спокоен)

— Какое плохое качество души проявил Каин? (зависть)

— Какой плохой поступок совершил Каин? (убил брата)

— Какой выход Господь предложил Каину в этой ситуации? (покаяться)

— Как вы понимаете, что такое раскаяние?

Продолжаем работать с учебником. Дети самостоятельно читают главу «Раскаяние»

— Какие шаги надо сделать в раскаянии?

1-й шаг – согласиться с совестью.

2-й шаг – исправить ошибку.

Как же можно исправить ошибки? Найдите дело, противоположное совершённому греху.

Украл? – Верни.

Солгал? – Наберись сил сказать правду.

Пожадничал? – Подари.

Сказал злое слово? – Попроси прощения.

— К сожалению, не всегда делом можно успеть исправить причиненное зло… Но если такая возможность еще есть – надо спешить делать добро.

Физминутка под песню «Дорогою добра»

— У христиан есть и третье средство раскаяния: покаянные молитвы к Богу. Самая простая из них – «Господи, прости!».

И еще надо знать, что не всякое покаяние помогает. Иногда люди делают вид, будто делают зарядку. А на самом деле лишь изобразили пару движений. И кого же они так обманули? Себя.

Вот так же некоторые подделывают раскаяние. Они думают, что можно скороговоркой сказать «Прости, мама» или «Прости, Господи!» — и можно спешить к новым приключениям. Как зарядку надо делать до пота, так и каяться надо искренне, а порою — до слез.

V. Работа в парах. Это интересно. Святые мысли.

Чтение текста на полях учебника . (Обсуждение в парах и объяснения учащихся, как они понимают мысли святых Марка Подвижника и Серафима Саровского))

VI. Закрепление. Выполнение заданий по теме.

Работа с текстом притчи «Какой волк победит?

Дети читают текст самостоятельно.

Когда-то давно старик открыл своему внуку одну жизненную истину: — В каждом человеке идет борьба, очень похожая на борьбу двух волков. Один волк представляет зло: зависть, ревность, сожаление, эгоизм, амбиции, ложь. Другой волк представляет добро: мир, любовь, надежду, истину, доброту и верность. Внук, тронутый до глубины души словами деда, задумался, а потом спросил: — А какой волк в конце побеждает? Старик улыбнулся и ответил: — Всегда побеждает тот волк, которого ты кормишь!

— Какими словами из темы нашего урока можно назвать этих волков?

— Как вы понимаете эту притчу? Какой волк победит? (Ответы детей)

— А теперь мы понаблюдаем за ситуацией в современном мире.

— Послушаете стихотворение Л.Л.Серафимовой «Какой я?» (Читает подготовленный ученик)

«Какой я?»

На кого я похож? Что несу я в себе?

Я подумать решил о добре и о зле…

Утром в школу проспал. Сам с кровати не встал:

Всё лежал и дремал. С мамой спорить я стал…

В школу быстро бежал. Всех с дороги толкал.

Извиняться уж не было времени:

Ведь никто не упал, лишь чуть-чуть запищал

Рыжий пёсик без рода, без племени.

…День сегодня плохой! Честно я признаю.

На душе как-то, вот, неспокойно…

Я подумать решил о добре и о зле

И услышал в ответ…..

«Зло в тебе, коль душе твоей больно!».

Вопросы:

— Не похожи ли мы на героя?

— Что подсказало мальчику ответ на его размышления?(Совесть)

— Отчего стало неспокойно и больно душе?(Нагрешил, стало стыдно)

— А что делать, если больно душе? (Сделать доброе дело, попросить прощения, покаяться)

VII. Рефлексия учебной деятельности. Самооценка.

(Звучат 2 и 3 куплеты песни, с которой начинался урок)

Пусть не ставят нам в школе отметок за щедрость Души,

Ты однажды возьми и Добро просто так соверши,

И тогда на морозе щемяще запахнет весной,

И тогда на Земле станет больше улыбкой одной!

Ждут нас сотни дорог, но у каждого будет своя,

И до цели добраться, конечно, помогут Друзья.

Чтоб скорее исполнились давние наши мечты,

Пусть всегда будет главным уроком урок Доброты!

— Оцените свою работу на уроке. Самооценка в карточках «Знаю – Умею»

Спасибо за урок.

VIII. Домашнее задание. Подберите пословицы разных народов России на тему добра и зла.

Добро и правда не всегда идут рука об руку. Иногда правда может покалечить человека, а ложь стать спасением. Уже несколько столетий философы яро обсуждают эту тему и отстаивают свои мнения. Но стоит понимать, что правда рано или поздно станет явью.

В понимании философов, добро – это бескорыстная помощь одного индивида другому. В этой ситуации нет места эгоизму. Человек помогает другому, разделяя его горе или спасая, оказывая услугу. В случае с правдой знатоки сошлись на том, что она отражение действительности той или иной личностью. То есть фактически, правда не может быть однослойной. Ведь каждый индивид по-своему трактует ситуацию.

Максим Горький в своей пьесе «На дне» через призму героев смог в некой степени раскрыть соотношение добра и правды. Он смог рассказать о том, насколько каждый человек пропитан этими качествами и даже привел конкретные примеры. Максим Горький дал понять, что иногда ложь принимается людьми легче и положительнее, чем тяжкая правда. Здесь наступает момент конфликта.

Олицетворением той самой «лжи во спасение» является Лука. Он странник, внемлющий рассказам жителей ночлежки. Жизнь каждого из них пропитана болью и сожалениями. Но в то же время все они хранят небольшую веру в добро. Лука видит это и поддерживает каждого, надеясь, что его слова могут стать первым шагом к светлому будущему для кого-то из них.

Но у этой лжи есть и негативные последствия. Люди, живущие здесь – безнадежны. Они не в силах изменить свою жизнь по-настоящему, не способны приложить должных усилий. По этой причине ложная вера вселяет излишний энтузиазм, увеличивает степень разочарования в своем существовании. Все это приводит к печальным последствиям для каждого.

В конце становится ясно, что та самая «ложь во благо» становится лишь временным счастьем, которое вскоре оборачивается злом. Столкнувшись с сокрушающей правдой, носитель веры не готов. Он понимает, что теперь вера в светлое будущее потеряна в силу ложности, поэтому смысла жить больше нет. Так, актер решает повеситься, а Наташу калечит Василиса.

Читатель понимает, что в этом обществе нет места ложной вере. Нет места и болезненной правде. Лишь немногие могут справиться с тяжестью ответственности за нее. Ей нет места там, где личность человека угнетена. Таким образом, произведение «На дне» – протест Максима Горького против несправедливости и лживости всего общества.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *