Проблемы эвтаназии

Медицинские интернет-конференции

Проблема эвтаназии в современном обществе

Андреева А.А., Приходько В.В.

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздравсоцразвития России

Кафедра философии, гуманитарных наук и психологии

Актуальность темы исследования.

Ценность человеческой жизни по отношению ко всем правовым и нравственным реалиям возводит любую общественно-правовую проблему (например, допустимость смертной казни, абортов, клонирования человека), в том или ином аспекте затрагивающую право на жизнь, в ранг общечеловеческих, глобальных проблем. Достижения современной медицины в области реаниматологии изменили коренным образом отношение к смерти как одномоментному явлению, растянув его по времени соответственно разрушению отдельных частей организма. Ранее использовавшиеся критерии определения смерти человека пришли в противоречие с ее новым научным пониманием. Это способствовало и обострению восприятия одной из сложнейших проблем — эвтаназии.

Цель данной работы: раскрыть сущность проблемы эвтаназии.

Задачи:

1. рассмотреть традиционные представления об эвтаназии;

2. изучить право на жизнь и право на смерть с разных точек зрения;

3. выявить моральные аспекты рассматриваемой проблематики;

4. рассмотреть аргументы «за» и «против» эвтаназии;

5. рассмотреть проблему легализации эвтаназии;

6. выявить и проанализировать формы эвтаназии;

7. проследить временную трансформацию термина «эвтаназия»;

8. рассмотреть взгляды Ф. Бэкона на проблему эвтаназии.

Объект исследования: совокупность общественных отношений, связанных с совершением акта эвтаназии.

Проблема: совокупность юридических, медицинских и религиозных аспектов данной проблематики.

Метод исследования: аналитический в сочетании с научно-теоретическим подходом.

Среди множества медицинских, юридических, религиозных проблем важное место занимает проблема эвтаназии. Явление эвтаназии – пища для размышления общественно-правового сознания населения. В связи с тем, что человеческая жизнь является главной ценностью современной цивилизации, проблема эвтаназии приобрела иной путь востребования. Ценность человеческой жизни по отношению ко всем правовым и нравственным реалиям возводит любую общественно-правовую проблему (например, допустимость смертной казни, абортов, клонирования человека), в том или ином аспекте затрагивающую право на жизнь, в ранг общечеловеческих, глобальных проблем современности.

События последних нескольких лет только подчёркивают не меняющуюся актуальность проблемы эвтаназии. В начале 2005 г. в США разгорелись жаркие споры вокруг смерти американки Терри Шиаво, которая 15 лет находилась в состоянии комы, вызванной клинической смертью и последовавшими за ней необратимыми изменениями мозга (последствия тяжёлого инсульта). По решению суда штата Флорида, принятого по иску мужа Терри Майкла Шиаво, её отключили от аппарата искусственного питания, что означало отсроченную на полмесяца смерть пациентки. После этого решения суда вся Америка фактически раскололась на два лагеря сторонников и противников этой, своего рода «мягкой эвтаназии».

Впервые термин эвтаназия вводит выдающийся английский философ Ф. Бэкон в работе «О достоинстве и приумножении наук». В этой работе Ф. Бекон говорит, что обязанность врача состоит не только в восстановлении здоровья, но и в облегчении страданий, причиняемых болезнью, когда уже нет никакой надежды на спасение и уже сама эвтаназия является счастьем. Приведем цитату: «Я абсолютно уверен, что обязанность врача состоит не только в том, чтобы облегчать страдания, причиненные болезнями, и это не только тогда, когда такое облегчение может привести к излечению, но даже и в том случае, когда уже нет абсолютно никакой надежды на спасение и можно сделать саму смерть более легкой и спокойной, потому что эта эвтаназия, о которой так мечтал Август, уже сама по себе является не малым благом…» (Ф. Бекон. «О достоинстве и приумножении наук»).

Ф. Бэкон упоминает Августа как человека, который мечтал об эвтаназии, ссылаясь на Светония. «Смерть ему выпала легкая, которую он всегда желал. Действительно, каждый раз, когда он слышал, что кто-нибудь умер быстро и без страданий, он молился о такой же хорошей смерти и для себя и для своих — так он выражался» (Ф. Бекон. «О достоинстве и приумножении наук»). Однако хотелось бы отметить, что еще до представлений Ф. Бэкона по рассматриваемой проблематике каждая историческая эпоха предлагает для нее свое видение и решение. Остановимся на этом подробнее.

Для многих первобытных обществ умерщвлять стариков и больных или (для кочевых племен) не забирать их с собой при смене стоянки было обычной нормой. Практика эвтаназии была характерна и для Древней Греции, где поощрялось самоубийство людей, достигших 60 лет. Платон в «Государстве» писал, что медицина призвана заботиться лишь о здоровых душой и телом; не следует препятствовать смерти физически слабых, а скверные душой сами себя погубят. Сократ, Платон и стоики от Зенона до Сенеки оправдывали умерщвление очень слабых и тяжелобольных людей даже без их согласия. Кроме того, они считали, что, если человек ослаб и становится обузой для общества, покончить с собой — его моральный долг. Впрочем, Аристотель, а особенно пифагорейцы были противниками умерщвления тяжелобольных.

Эвтаназия в большинстве случаев не допустима. Об этом свидетельствуют юридические, медицинские и религиозные аспекты.

Христианство, воспринимающее жизнь человека как божий дар, с самого начала выступило против самоубийства. Так, Августин вслед за Аристотелем осудил самоубийство как проявление трусости, презренной слабости. Позиция бескомпромиссного отвержения самоубийства и эвтаназии никем не оспаривалась вплоть до эпохи Просвещения, когда некоторые медики вслед за Бэконом начинают говорить о необходимости облегчать страдания умирающих. Но лишь в конце 19 в. в связи с секуляризацией получают распространение представления о добровольной эвтаназии, в т. ч. и осуществляемой с помощью врача. В России адвокат А.Ф. Кони считал эвтаназию допустимой при наличии сознательной и настойчивой просьбы больного, невозможности облегчить его страдания медикаментозными средствами, а также несомненных доказательств невозможности спасения жизни и при условии предварительного уведомления прокуратуры.

И. Кант выступает с философской защитой этой уникальности путём своего категорического императива. Он считает, мы должны всегда рассматривать разумные существа как конечную цель, а не средство для чего-то другого, некий «промежуточный этап». Я не вправе прерывать вашу жизнь только потому, что она затруднительна для вас. И. Кант мог бы добавить, что и вы не можете покончить со своей жизнью потому, что она стала вам невыносима. Данный поступок употребит волю для того, чтобы положить конец воле, что он считает противоречащим нашей разумной природе. Те, кто применяют принцип священности жизни к вопросу эвтаназии, очевидно, полагают, что прекращение жизни нравственно неправильно в любых обстоятельствах.

В 1930-е гг. эвтаназия осуществлялась в массовых масштабах в нацистской Германии по отношению к тем, кто признавался экономическим «бременем для общества», кто жил «жизнью, которая не стоит того, чтобы ее жить». В 1939 г. Гитлер издал указ о регистрации детей, страдающих монголоидностью, гидроцефалией, параличом и уродствами (5 тыс. из них были подвергнуты эвтаназии). Впоследствии, по другому указу, были подвергнуты принудительной эвтаназии десятки тысяч людей с умственными расстройствами.

После этого долгое время эвтаназия повсеместно считалась абсолютно недопустимой. Однако развитие, прежде всего жизнеподдерживающего лечения наряду с утверждением в медицинской практике ценности автономного выбора привело к тому, что тема эвтаназии во многих странах перестала быть запретной. При этом эвтаназия понимается как ускорение смерти тяжело и неизлечимо больного, осуществляемое по его воле или по воле уполномоченных им близких.

В настоящее время разворачивается драматическая борьба среди юристов, философов, медиков, социологов, политологов, богословов. Жизнь священна и неприкосновенна, утверждают одни. Жизнь не должна превращаться в мучительное и бессмысленное существование, возражают другие. Основным аргументом в этой борьбе выступают правовые запреты и дозволения.

Рассмотрим термин «эвтаназия» с научной точки зрения. Различают пассивную и активную эвтаназию. Пассивная эвтаназия — это отказ от жизнеподдерживающего лечения, когда оно либо прекращается, либо вообще не начинается. Пассивная эвтаназия (выписка из больницы безнадежно больного пациента) довольно часто встречается в медицинской практике. С моральной точки зрения существует важное различие между ситуацией, когда принимается решение не начинать лечение, и ситуацией, когда прекращается уже начатое лечение. Моральное бремя, ложащееся на врача, во втором случае будет более тяжким. Однако если врач будет опасаться начать жизнеподдерживающее лечение, чтобы не попасть в ситуацию, когда его придется прекращать, то это может оказаться еще большим злом для пациента, которого такое лечение могло бы спасти.

Активная эвтаназия — это преднамеренное действие с целью прервать жизнь пациента, например путем инъекции средства, вызывающего смерть. Различают такие формы активной эвтаназии, как 1) убийство (умерщвление) из сострадания (когда жизнь, являющаяся мучением для больного, прерывается другим человеком, например врачом, даже без согласия пациента), 2) добровольная активная эвтаназия и 3) самоубийство при помощи врача. Во втором и третьем случаях определяющим является согласие (или даже требование) самого больного. Во втором случае сам врач по просьбе больного делает ему летальную инъекцию, в третьем же врач передает в руки больного средство, позволяющее последнему покончить с собой. Хотя в большинстве стран, включая Россию, активная эвтаназия запрещена законом, именно она вызывает наиболее острые медицинские и философские дискуссии.

Основным аргументом сторонников активной эвтаназии является право человека на самоопределение, вплоть до того, чтобы самому распорядиться собственной жизнью. Никто не вправе заставлять безнадежных больных испытывать жестокие мучения, о том, что растительное существование и боль лишают человека достоинства, о том, что сами больные, стремясь положить конец своим страданиям, зачастую прибегают к куда более ужасным способам самоубийства, чем безболезненная инъекция.

Рассматривая проблемы эвтаназии, мы стоим на границе двух противоположностей. Нельзя однозначно сделать вывод о запрете эвтаназии или ее поощрении. Вернемся к позиции Бэкона. Философ считает обязанностью врача не только излечение, но и умерщвление для облегчения страданий. Да, возможно в сотых долях случаев, рассматривая пассивную эвтаназию это допустимо. Согласитесь, умирать в адских мучениях участь не самая желанная. Но с другой стороны хочется вступить в оппозицию. Проявить свое несогласие так сказать. Каждому дано его главное право-право жить. И никто не имеет права принуждать больного отказаться от этого права. Рассмотрим пример из жизни. Родственники, не желающие ухаживать за больным, добиваются эвтаназии. По юридическим аспектам, они имеют на это право, в случае, если больной не в состоянии принять решение. Однако никого не волнует вопрос об ответственности врача за лишение человека жизни, простые нормы морали и нравственности.

Юридическая позиция рассматривает эвтаназию как сознательное причинение смерти. Уголовное право нашей страны рассматривает эвтаназию как убийство, однако, как было сказано нами раньше, в сотых долях случаев эвтаназия может рассматриваться, поэтому это слишком жёсткое определение. Ведь умысел лица, совершающего определённые действия, состоит в оказании помощи тяжело больному человеку, чтобы уменьшить его страдания, к тому же по его собственной воле.

Но главная проблема встает в отношении больных, которые не в состоянии самостоятельно принять решение о том, чтобы перестать жить: находящихся в коме, умственно неполноценных, включая страдающих старческим маразмом, а также совсем маленьких детей. За них сделать выбор должен кто-то другой. Но, кто? Родственники, власть или медицинские представители? И где уверенность в том, что их решение будет верным? В настоящий момент медицина развивается очень быстро, и сегодня найдены способы лечения болезней, еще недавно считавшихся безнадежными; таким образом, отключая пациента от систем жизнеобеспечения, мы лишаем его шанса дождаться появления лекарства от его недуга.

Заключение: В случае полной легализации эвтаназии она скорее станет безусловным злом. Велика также опасность злоупотреблений. Например, в условиях нашего государства при бедности медицины эвтаназия может превратиться в средство умерщвления одиноких стариков, детей-инвалидов, лиц, страдающих раком и СПИДом. Признание эвтаназии законом может также лишить государство стимула для финансирования исследований по поиску эффективных средств лечения. С другой стороны, нельзя не видеть, что эвтаназия уже фактически существует в медицинской практике. Очевидно, что эта проблема требует срочного правового решения и закрывать на неё глаза больше нельзя.

С развитием в последние годы практики трансплантации органов появляются новые проблемы, в некоторых случаях напрямую связанные с разрешением эвтаназии. Орган человека, который, по медицинскому заключению, всё равно умрёт в течение краткого срока, мог бы спасти другого человека, дав ему реальный шанс жить дальше. А ведь многие умирают, так и не дождавшись донора. Выходит, что мы из наших догматических принципов об эвтаназии как зле теряем сразу две жизни.

В заключение, хотелось бы отметить, что мы с вами современные люди, мы знаем нормы морали, знакомы с понятием гуманизм. Мы не живем в античных временах и временах фашизма. Мы пришли к понятию ценности человеческой жизни и, не боясь тавтологии, скажем еще раз, что наша жизнь самое главное, что у нас есть!

Проблема эвтаназии в контексте прав человека

Проблема эвтаназии в контексте прав человека

Андреева Юлия Игоревна

МКУОШИ «Панаевская школа-интернат

среднего (полного) общего образования»

8а класс

Руководитель: Нафикова Лариса Николаевна,

учитель истории и обществознания

МКУОШИ «Панаевская школа-интернат

среднего (полного) общего образования»

Введение ………………………………………………………………………………………3

Глава 1. Эвтаназия ……………………………………………………………………………4

  1. Понятие эвтаназии, её виды………………………………………………………….4
  2. Проблема эвтаназии с позиции «за» и «против»………..…………………………..6

Глава 2. Эвтаназия и закон ……………………………………………………………………7

2.1. Эвтаназия в законодательстве зарубежных стран и России…………………………7

2.2. Отношение к эвтаназии различных групп населения………………………………8

Заключение…………………………………………………………………………………….8

Список литературы……………………………………………………………………………………10

Приложение

Введение

С рождения каждый человек обладает правом на жизнь. А есть ли у него право на смерть? Как писал Мишель де Монтень, «природа назначила нам лишь один путь появления на свет, но указала тысячи способов, как уйти из жизни». Одним из таких способов в современном обществе и стала эвтаназия. Что такое эвтаназия? Выход из безвыходной ситуации? Свои ответы есть у закона, церкви, медиков, юристов.

Актуальность данной темы трудно преувеличить, во-первых, из-за того, что она связана с самым дорогим, что есть у человека, с его жизнью. Во-вторых, по причине малой изученности данной проблемы в трудах учёных-юристов и не закреплённости в нормативно-правовых актах страны. Проблема эвтаназии сложный, недостаточно изученный феномен, вызывающий множество споров, как в научных кругах, так и в повседневной практике. Возникает необходимость определения этого феномена, рассмотрения его с различных сторон.

Чтобы понять проблему эвтаназии и выработать свою точку зрения, я провела исследовательскую работу.

Поставила перед собой цель: рассмотреть проблему эвтаназии, раскрыть ее суть.

Цели достигала через следующие задачи:

  1. изучить представления об эвтаназии;
  2. изучить международное и российское законодательство по проблеме эвтаназии;
  3. рассмотреть моральные аспекты применения эвтаназии; доводы за и против эвтаназии;
  1. выявить представление респондентов о готовности российского общества к обсуждению проблем эвтаназии;
  2. сделать выводы по этой проблеме.

Гипотеза: Российское общество не готово к решению проблемы эвтаназии.

Объектом исследования стало право человека на смерть при определенных физических состояниях.

Предметом исследования стали нормативно-правовые акты международного и российского права, содержащие нормы об эвтаназии.

Основными методами данного исследования стали: изучение литературы по данной теме, анкетирование, анализ, синтез, сравнение данных.

Работа по данному направлению включала в себя следующие этапы:

  1. Общее знакомство с литературой, интернет-ресурсами по данному вопросу.
  2. Сбор необходимой информации.
  3. Обработка информации, выделение наиболее значимой.
  4. Проведение эмпирической исследовательской части работы (анализ и синтез собранных материалов).
  5. Подведение итогов работы.

Глава 1. Эвтаназия

  1. Понятие эвтаназии, её виды.

Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г. рассматривает право на жизнь как неотъемлемое право каждого человека. В российском законодательстве право на жизнь впервые было провозглашено в Декларации прав и свобод человека и гражданина в 1991 г., дальнейшее закрепление оно получило в части 1 статьи 20 Конституции Российской Федерации «Каждый имеет право на жизнь». Однако содержание и границы этого права не были раскрыты ни одним из этих документов. Право на жизнь как естественное право человека имеет несколько аспектов, включая право на сохранение жизни и на распоряжение ею, которое проявляется, в частности, вправе решать вопрос о прекращении собственной жизни. Право на смерть — это такое же естественное право человека, как право на жизнь, а эвтаназию следует рассматривать как разновидность реализации человеком права на смерть.

Что же такое эвтаназия? Эвтаназия была известна еще древним грекам, которые под ней подразумевали счастливую смерть без страданий и мучений.

Эвтана́зия (от греч. «эу» — «хороший» и «танатос» — «смерть») – намеренное ускорение смерти неизлечимого больного с целью прекращения его страданий.

Этот термин ввёл английский философ Фрэнсис Бэкон. «Долг врача состоит не только в том, чтобы восстановить здоровье, но и в том, чтобы облегчить страдания и мучения, причиняемые болезнью, и это не только тогда, когда такое облегчение боли… может привести к выздоровлению, но даже и в том случае, когда уже нет совершенно никакой надежды на спасение и можно лишь сделать саму смерть больного легкой и спокойной, потому что эта эвтаназия…уже сама по себе является немалым счастьем». С XIX века эвтаназия стала означать «умертвить кого-либо из жалости».

В настоящее время термин используется в различных значениях, среди которых можно выделить следующие: ускорение смерти тех, кто переживает тяжелые страдания; прекращение жизни «лишних» людей; забота об умирающих; предоставление человеку возможности умереть. Для дальнейших рассуждений необходимо уточнить, что именно подразумевается под эвтаназией и определиться с её возможными разновидностями.

Большой юридический словарь определяет эвтаназию как «удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни».

Энциклопедия «Википедия» дает определение эвтаназии «как практики прекращения (или сокращения) жизни человека, страдающего неизлечимым заболеванием, испытывающего невыносимые страдания, удовлетворения просьбы без медицинских показаний в безболезненной или минимально болезненной форме с целью прекращения страданий».

В Большой медицинской энциклопедии говорится, что «эвтаназия — намеренное ускорение наступления смерти неизлечимого больного с целью прекращения его страданий».

Различают эвтаназию пассивную и активную (критерий – позиция врача), добровольную и недобровольную (критерий – позиция пациента).

Пассивная эвтаназия выражается в том, что прекращается оказание направленной на продление жизни медицинской помощи, что ускоряет наступление естественной смерти.

Под активной эвтаназией понимают введение умирающему каких-либо лекарственных или иных средств, либо другие действия, влекущие за собой быстрое и безболезненное наступление смерти (летальная инъекция).

Добровольной называется эвтаназия, которая осуществляется по просьбе осмерти со стороны пациента или его законного представителя.

Случаи умерщвления без согласия или против воли больного рассматриваются как недобровольная или принудительная эвтаназия.

Комбинируя эти формы эвтаназии, мы получаем четыре способа (ситуации) эвтаназии: добровольной и активной; добровольной и пассивной; недобровольной и активной; недобровольной и пассивной.

  1. Проблема эвтаназии с позиции «за» и «против»

Рассматривая эвтаназию, нельзя не помнить о нравственных аспектах этой проблемы, ибо даже намеренное умерщвление виновного всегда является нравственным злом, а эвтаназия — намеренное умерщвление невиновного человека. Но если некоторые виды лишения жизни оправданы (необходимая оборона, крайняя необходимость, причинение смерти при задержании опасных преступников, исполнение наказания в виде смертной казни), то почему нельзя оправдать при некоторых обстоятельствах добровольную эвтаназию? Даже сильные мира сего прибегали к такому радикальному методу. Когда прославленные римские хирурги не смогли остановить смертельной болезни, Александр Македонский добровольно принял яд.

Некоторые законотворцы и лица большой политики также применили эвтаназию в отношении к себе. Это 37-й президента США Ричард Никсон, Президент Франции Франсуа Миттеран.

Эвтаназия противоречит профессии врача, ибо в клятве Гиппократа говорится: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла». Церковь также полностью осуждает эвтаназию. Осуждение касается всякого посягательства на человеческую жизнь.

Следует привести доводы за и против эвтаназии.

Люди, признающие эвтаназию правом человека, чаще всего обращают внимание на следующее:

  1. сознательная и настойчивая просьба больного;
  2. невозможность облегчить страдания больного известными способами;
  3. точная и несомненная доказанность невозможности спасти жизнь, установленная коллегией врачей при обязательном единогласии;
  4. предварительное уведомление прокуратуры.

Те, кто выступает против легализации эвтаназии в России приводят следующие аргументы:

  1. большое количество диагнозов ошибочно;
  2. в результате развития медицины и фармакологии болезни, которые ещё вчера считались абсолютно смертельными, сегодня подвергаются излечению;
  3. врач — это помощник человека в сохранении жизни. Он призван служить здоровью, но не потворствовать смерти;
  4. введение законом эвтаназии приведет к злоупотреблению со стороны врачебного персонала.

Эвтаназия противоречит профессии врача, ибо в клятве Гиппократа говорится: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла». Церковь также полностью осуждает эвтаназию. Осуждение касается всякого посягательства на человеческую жизнь.

Глава 2. Эвтаназия и закон

2.1. Эвтаназия в законодательстве зарубежных стран и России

Противоречивые взгляды на эвтаназию с медицинской и морально- этической точек зрения породили и противоречивую юридическую оценку этого явления, что нашло отражение в законодательствах ряда стран.

Например, в Голландии в законодательство официально внесено разрешение активной эвтаназии, конечно, с определенными оговорками, предусматривающими исключение каких-либо злоупотреблений.

В Англии, напротив, принят закон о безусловном запрещении любой эвтаназии в медицинской практике. Вместе с тем, под предлогом обеспечения прав человека во многих странах в той или иной мере свободно применяется эвтаназия, даже вопреки существующим нормам закона.

Многие наверняка слышали имя врача из США Джека Кеворкяна, которого прозвали «Доктор Смерть», он изобрел «машину смерти» — аппарат, вводящий в организм пациента смертельный раствор. В дальнейшем он усовершенствовал свою машину, снабдив её маской с автоматической подачей смертельной дозы углекислого газа. Многие безнадёжно больные люди воспользовались этим аппаратом в присутствии его автора и при его консультации.

На сегодняшний день эвтаназия разрешена: в Голландии, Бельгии, Люксембурге, штатах Орегон и Вашингтон (США) – активная эвтаназия); Швейцарии, Франции, Германии, Израиле – пассивная эвтаназия.

А как к этому вопросу относится законодательство Российской Федерации?

Закон Российской Федерации «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан» — статья 45. Запрещает эвтаназию.

Согласно ст. 105 Уголовного кодекса РФ убийство представляет собой умышленное причинение смерти другому человеку. Очевидно, что по ряду признаков эвтаназия тождественна убийству. Объектом эвтаназии является жизнь пациента. Таким образом, эвтаназия в России считается преступлением согласно Уголовного кодекса РФ.

2.2. Отношение к эвтаназии различных групп населения

Сторона закона ясна. Чтобы понять точку зрения населения, я провела социологический опрос среди жителей села Панаевск. В качестве респондентов выступили сотрудники и обучающиеся 8-11 классов МКУОШИ «Панаевская школа – интернат С(П)ОО», а также сотрудники «Панаевской врачебной амбулатории». Всем предлагалось ответить на 5 вопросов /Иллюстрация 1/.

По итогам опроса среди обучающихся, вышло, что 82 процента респондентов признали эвтаназию не гуманным методом избавления от страданий. Но несмотря на эти данные, 50% обучающихся считают, что эвтаназия допустима, из них 34% за то, чтобы эвтаназию разрешили в России. Но опять же 34% не находят в эвтаназии спасение для больного. А на последний вопрос (Если близкий вам человек был бы неизлечимо болен, сильно страдал и просил вас помочь ему умереть, приняли бы вы решение об эвтаназии? — голоса распределились 50 % на 50%. /Иллюстрация 2/.

Среди сотрудников школы-интерната 42% считают эвтаназию гуманным методом, 48% считает эвтаназию допустимой, также 48% за разрешение эвтаназии в России, 44% объясняют эвтаназию как спасение для больного. И 46% решились бы на эвтаназию, если их близкий был бы безнадежно болен и просил об этом. /Иллюстрация 3/.

Мнения сотрудников врачебной амбулатории тоже разошлись. /Иллюстрация 4/.

Среди обучающихся 10-11 классов дополнительно была проведена еще одна анкета. /Иллюстрация 5/.

По ее результатам 83 % понимают эвтаназию как ускорение смерти, а также придерживаются мнения, что причиной применения эвтаназии должна быть просьба больного. Притом более 70% утверждают, что явление эвтаназии не совместимо с основными заповедями религии и по отношению к бессознательно больному она не допустима. 62% старшеклассников знакомы с этой проблемой через средства массовой информации.

Таким образом, я пришла к выводу, что большинство респондентов выступает против эвтаназии и считают это не гуманным способом.

Заключение

Я выдвинула гипотезу: Российское общество не готово к решению проблемы эвтаназии. В результате моего исследования гипотеза полностью подтвердилась. Я сделала следующие выводы:

  1. Такая проблема как эвтаназия есть, и она требует решения, в том числе и правового.
  2. На сегодняшний день ясно одно – легализация эвтаназии в России требует детального подхода, качественного изучения и обсуждения. Совершенно невозможно решать проблему эвтаназии с категоричной позиции «да – нет». Так как отношение к эвтаназии в обществе неоднозначно, причем, каждую сторону можно понять или, наоборот, осудить.
  3. В условиях нашего государства, эвтаназия может превратиться в средство умерщвления одиноких стариков, детей-инвалидов, лиц, страдающих раком и СПИДом, на содержание и лечение которых недостаёт денежных средств. Признание эвтаназии законом может также лишить государство стимула для финансирования исследований по поиску эффективных средств лечения. С другой стороны, нельзя не видеть, что эвтаназия уже фактически существует в медицинской практике.
  4. Единственным способом проявления эвтаназии в нашей стране может являться добровольная и пассивная эвтаназия.
  5. Также следует не допустить физического страдания умирающего, даже путём применения тех средств, которые в иных случаях были бы противопоказаны. Только в этом случае в итоге возможна смерть, но уже по воле самого пациента.

Практическая ценность исследования:

  1. Работа содержит информацию, интересную не только для специалистов, но и для всех людей; может быть использована психологическими службами, а также при проведении уроков обществознания.
  2. Исследование поможет обратиться к истинным ценностям — жизни человека, его правам и свободам.
  3. Мой пример по изучению истории эвтаназии, я надеюсь, подтолкнёт сверстников к выполнению подобных исследований, а, следовательно, внести свою лепту в возрождение нравственных основ нашего общества.

Список литературы

  1. Конституция Российской Федерации. М., Тандем, 2012.
  2. Красиков А.Н. Преступления против права человека на жизнь.- Саратов, Изд-во Сарат. Ун-та, 2001. – с.201
  3. Бэкон Ф. Долг врача. Соч. Т.1 – М., 1971. – с. 269
  4. Большой юридический словарь / Под ред. А. Я. Сухарева, B. Е. Крутских. М., 2002. с. 685.
  5. Эвтаназия — http://ru.wikipedia.org
  6. Большая медицинская энциклопедия — http://enc-dic.com/enc_medicine/Jetanazija-27365.html
  7. Ковалев М. И. Право на жизнь и право на смерть//Государство и право, 1992, № 7, с. 71
  8. Баглай М. В. «Конституционное право Российской Федерации», М.,2000.
  9. Капинус О. С. Эвтаназия в свете права на жизнь: монография. — М.: ИД Камерон, 2006.

Приложение № 1

Вопросы

Да

Нет

1. Эвтаназия – гуманно ли это?

2. Считаете ли Вы допустимой эвтаназию?

3. Как вы считаете, следует ли разрешить эвтаназию в России?

4. Стоит ли считать эвтаназию спасением для больного?

5. Если близкий вам человек был бы неизлечимо болен, сильно страдал и просил вас помочь ему умереть, приняли бы вы решение об эвтаназии?

Приложение №2

Результаты социологического опроса среди обучающихся 9-11 классов

Приложение №3

Результаты социологического опроса среди сотрудников школы-интерната

Приложение №4

Результаты социологического опроса среди сотрудников Панаевской врачебной амбулатории

Конституция Российской Федерации. М., Тандем, 2012

Красиков А.Н. Преступления против права человека на жизнь.- Саратов, Изд-во Сарат. Ун-та, 2001. – с.201

Бэкон Ф. Долг врача. Соч. Т.1 – М., 1971. – с. 269

Большой юридический словарь / Под ред. А. Я. Сухарева, B. Е. Крутских. М., 2002. с. 685.

Проблемы эвтаназии в современном обществе

Дата создания: 2015/02/09

Эвтаназия – намеренное ускорение смерти или умерщвление неизлечимого больного с целью прекращения его страданий.

Данное определение греческого слова, несколько непривычного нашему слуху, взято не из уголовного кодекса Республики Казахстан. В УК РК, к сожалению, пока еще не существует статьи, относящейся к этой проблеме. Есть только дополнение к статье о смягчающих обстоятельствах, куда включено данное понятие. Но это не означает, что проблемы не существует, или что она не рассматривается с правовой точки зрения.

Во все времена существовало множество страшных болезней, обрекавших человека на мучения, но не против всех них были известны лекарства. Даже сейчас больным не всегда могут помочь, и если те уже измучены, обессилены от невыносимых страданий, то они нередко просят о том, чтобы прекратить этот кошмар, прибегнув к крайней мере – эвтаназии, то есть намеренному ускорению смерти или умерщвлению неизлечимого больного с целью прекращения его страданий.

Этот термин был предложен английским философом Френсисом Бэконом еще в XVII веке для определения «легкой смерти». Он рассматривал этот способ ограждения больного от страданий как право на свободу выбора, речь шла о добровольной эвтаназии – euthanasia voluntary. Но уже в XIX веке толкование термина было расширено и стало означать «умертвить кого-либо из жалости», а значит не всегда добровольно. По мнению Жака Судо, нет более двусмысленного слова, чем «эвтаназия». В 70-е годы ХХ века П. Адмирал — врач-анестезиолог онкологического отделения католической больницы г. Делфте (Нидерланды) открыто высказал, что: «…эвтаназия может быть заключительным актом в процессе лечения». Термин был определен Конгрегацией Вероучения в «Декларации об эвтаназии» от 5 мая 1980 года. «Под словом эвтаназия подразумевается всякое действие или, наоборот, бездействие, которое, по своей сути или намерению, приводит к смерти, имеющей целью устранение боли и страдания». То есть в ее прямом значении эвтаназия — это умышленное убийство при помощи метода, провоцирующего наименьшие боль и страдания, совершенное «из жалости» для того, чтобы положить конец невыносимым страданиям, или для того, чтобы избежать трудностей жизни, которая считается «нечеловеческой», «не достойной самого человека». Здесь немаловажно отметить, что к подобному «действию или, наоборот, бездействию» не относится проблема убийств из милосердия смертельно раненых на войне солдат. Статья Уголовного кодекса РСФСР, которая была включена туда в 1922 году в ходе гражданской войны, освобождала от уголовного наказания за умышленное убийство тяжелораненого солдата, совершенное из сострадания и по его же просьбе. Но это никак нельзя отнести к эвтаназии: она не должна выполняться любым человеком, имеющим достаточно сил, чтобы прекратить мучения другого. Когда мучения – как физические, так и духовные — доводят человека до того, что он уже готов пойти на самоубийство, чем в какой-то степени и является эвтаназия, то ему нужна не просто поддержка, а действительная помощь: в таком сложном психологическом состоянии человек не может самостоятельно принять правильное решение и здесь должен быть тот, кто, возможно, переубедит, отменит преждевременное решение. Истории известен случай с врачом, который, едва покончив со своим сыном, больным дифтерией, услышал об открытии сыворотки Roux, с помощью которой он мог спасти ребенка. Хотя ребенок и не сам «вынес себе приговор», но все же решение было не достаточно обдуманным. Этого-то и нужно избегать.

В декларационном определении эвтаназии речь не идет о том, что это есть волеизъявление больного. Безусловно, только он сам должен решать: воспользоваться ему этим «методом лечения» или нет. НИКТО не имеет права навязывать человеку свое мнение, тем более в тех случаях, когда речь идет о жизни и смерти, хотя, к сожалению, и такое тоже случается. Но здесь я говорю о том, когда больной находится в бессознательном состоянии и не может самостоятельно решить свою судьбу. Возникает проблема, как поступить в данной ситуации: прекратить мучения и, если нет шансов на то, что больной вернется к нормальной жизни, умертвить его или же продолжать бессмысленное лечение.

Но даже если удастся решить эти далеко не легкие вопросы, остается еще один, не менее сложный: возможно ли провести легитимацию эвтаназии. Ведь в случае ее узаконения появляются новые проблемы, во главе которых стоит злоупотребление ей, чего так же необходимо избегать.

Все три вышеперечисленные проблемы «легкой смерти» стоят наиболее остро как в сфере права, так и в сфере общественного мнения, то есть духовной, моральной стороны вопроса.

Различают два вида эвтаназии: пассивная и активная.

Пассивная эвтаназия (или как ее еще называют «метод отложенного шприца») выражается в том, что прекращается оказание направленной на продление жизни медицинской помощи, что ускоряет наступление естественной смерти — на практике достаточно часто встречается и у нас в стране. Чаще всего, когда говорят об эвтаназии, то имеют в виду активную эвтаназию. Под активной эвтаназией (или как ее еще называют «метод наполненного шприца») понимают введение умирающему каких-либо лекарственных или иных средств либо другие действия, влекущие за собой быстрое и безболезненное наступление смерти.

Активная эвтаназия может выражаться в следующих формах:

  • «Убийство из милосердия» — происходит в тех случаях, когда врач, видя мучительные страдания безнадежно больного человека и будучи не в силах их устранить, например, вводит ему сверхдозу обезболивающего препарата, в результате чего наступает желанный смертельный исход.
  • «Самоубийство, ассистируемое врачом» — происходит, когда врач только помогает неизлечимо больному человеку покончить с жизнью.
  • Собственно активная эвтаназия может происходить и без помощи врача. Пациент сам включает устройство, которое приводит его к быстрой и безболезненной смерти, как бы сам накладывает на себя руки.

Моральные аспекты эвтаназии

Св. Фома Аквинский утверждает, что, в общем, человеческий закон должен основываться на естественном законе — запрещение людям делать то, что не является для них неправильным. Но, продолжает он, мораль и идеальная законность не тождественны. Иногда то, что с точки зрения морали плохо, не практично юридически запрещать. Есть предел тому, что государство может запретить недобрым людям. В то же время то, что допускает мораль, может быть запрещено законом, поскольку временами для общего блага нам приходится отказываться даже от своих прав.

Некоторые утверждают, что, хотя эвтаназия является безнравственной, её не следует запрещать в законодательном порядке. Два довода, которые обычно приводят в качестве аргументов против применения уголовных санкций: во-первых, слишком высокие затраты на претворение этих санкций в жизнь, и во-вторых, перспектива непослушания настолько широка, что она уже подрывает общее уважение к закону. Эвтаназия, во всяком случае пассивная, существует, хотим мы этого или не хотим.

Другие утверждают, что, хотя эвтаназия не во всех случаях правильна, она не должна быть разрешена законом. Один из вариантов этого аргумента утверждает, что эвтаназия нравственно допустима только в редких случаях, но даже там ее следует запретить, так как этой практикой до того легко злоупотребить, что легализация эвтаназии принесет больше вреда, чем добра. Другой вариант гласит, что легализация ставит пожилых людей в затруднительное положение выбора: либо продолжать жить, либо смертью уйти с дороги — положение, в которое никого нельзя ставить.

В зарубежной литературе предлагается много вариантов нравственной оценки эвтаназии. Большинство авторов поддерживает методы пассивной эвтаназии и отвергает любую возможность применения активной эвтаназии. Однако есть и прямо противоположные мнения. Например, наиболее известным его выразителем является крупный американский философ Дж. Рейгелс, который выступил с резкой критикой Постановления Американской медицинской ассоциации от 4 декабря 1973 года, где сказано: «…намеренное прекращение жизни одного человеческого существа другим — милосердное убийство — противоречит и самому предназначению медицинской профессии и политике Американской медицинской ассоциации».

Дж. Рейгелс считает, что если больной в сознании, понимает, что его дни сочтены, не может более терпеть страшные боли и просит врача ускорить его смерть, и врач выполнит его просьбу, просто прекратив лечение (пассивная эвтаназия), страдания больного могут усилиться, хотя они могли быть менее интенсивными и длительными, чем при продолжении лечения. В этой ситуации смертельная инъекция (активная эвтаназия), по мнению Дж. Рейгелса, более гуманна, поскольку сразу прекратит страдания больного.

Большинство ученых с ним не согласны, и, прежде всего, потому что это противоречит принципам гуманизма и предназначения медицины. Ценность человеческой жизни побуждает бороться за нее даже вопреки объективным медицинским законам и в самых безнадежных ситуациях, поскольку медицинская наука и практика богаты случаями исцеления самых безнадежных больных.

Именно сильные боли и являются обычно причиной просьбы больного ускорить наступление смерти. Здесь врач должен противостоять им с помощью богатого выбора обезболивающих средств, которыми сегодня располагает медицина, а не идти на поводу у больного. Другое дело, когда, например, человек находится в состоянии комы длительное время и сознание его уже потеряно безвозвратно, а прогрессивные медицинские технологии позволяют проводить лечение, поддерживающее жизнь сколь угодно долго. Встает вопрос — нужно ли это? Однозначных ответов, увы, нет.

Многие ученые опасаются, что формальное разрешение эвтаназии может стать определенным психическим тормозом для поиска новых более эффективных средств диагностики и лечения тяжелобольных, а также способствовать недобросовестности в оказании медицинской помощи таким больным. Реанимационная помощь им требует не только больших материальных затрат, но и огромного напряжения физических и душевных сил обслуживающего медперсонала. Именно отсутствие надлежащего лечения и ухода могут стимулировать требования больного ускорить смертельный исход, что позволит врачу полностью прекратить всякое лечение и уход за тяжелым больным. И в этом еще одна из причин необходимости правового регулирования данного вопроса.

Еще одна проблема – это злоупотребление врачей данным им правом на выполнение эвтаназии. Как уже говорилось выше, некоторые врачи из корыстных побуждений применяют ее к своим пациентам. Но для того, чтобы этого не происходило, право нужно дать в руки не одному, а группе врачей. Если решение о применении эвтаназии к больному будет приниматься консилиумом врачей, с учетом мнения самого больного, мнения его близких, а так же с учетом всех фактов, говорящих за нее, то решение будет наиболее беспристрастным и, что самое главное, правильным.

«Одна голова хорошо, а две – лучше», — гласит пословица. При решении любой проблемы всегда лучше иметь того, с кем можно посоветоваться, даже если справиться можно и самому. Но когда речь заходит о жизни и смерти, то просто аморально отдавать право «выбора» в руки одного человека. Так и при решении вопроса, выполнить эвтаназию в данном случае или нет, требуется тщательное его рассмотрение.

Конечно, существует определенный барьер, фундаментом которого и является общественное отношение к этой проблеме. Не все люди одинаково понимают значимость «убийства из милосердия», поэтому этическая сторона проблемы так же, как и юридическая, не менее важна.

Изучение общественного мнения методом социологического опроса

В течение двадцати дней с 24 февраля по 16 марта этого года было опрошено сорок пять человек возрастом от 14 до 65 лет. Проводя опрос, понимаешь, что проблема не достаточно освещена в СМИ, хотя и с данным определением «эвтаназия», несколько непривычным нашему слуху, практически все респонденты были знакомы. В эвтаназии большинство видит только ускорение смерти, но не задумывается над тем, что ей предшествует и что может быть в случае ее применения или неприменения. Только малая часть обращает внимание на это.

Опрос был проведен посредством анкетирования. На вопрос: «Допустима ли эвтаназия к больным, находящимся в бессознательном состоянии», восемь человек дали положительный ответ, тридцать – отрицательный, семеро воздержались от ответа. Далее на вопрос об отношении к эвтаназии и ее применению двенадцать человек ответили положительно, тринадцать – отрицательно, двадцать человек воздержались. Это преобладание не определившихся во мнении говорит о том, что с самой проблемой эвтаназии большая часть еще не достаточно знакома. Наконец, на вопрос: «Считаете ли вы необходимым принять закон об эвтаназии в РК?», положительно ответили семнадцать человек, двадцать человек – отрицательно, восемь человек воздержались. По этим данным составлены диаграммы, которые представлены в приложении.

Как видно из результатов опроса, с данной проблемой общество еще не достаточно хорошо знакомо. Имея более отчетливое представление о данной проблеме, респонденты отвечали бы более конкретно. Это объясняется тем, что в средствах массовой информации пока что не часто можно встретить какие-либо сведения или сообщения, связанные с эвтаназией. Общество еще не принимает «убийство из сострадания» в той мере, в какой должно быть принято все, что касается жизни и смерти. Если почти 50% опрошенных не может занять какую-либо позицию по отношению к эвтаназии, то это говорит лишь о том, что они не располагают достаточной информаций, чтобы сделать вывод, и тем самым просто отгораживают себя от проблемы. Кроме того, даже то, что можно услышать в СМИ о случаях «убийства из сострадания» не имеет отношения к нашей стране. Чаще всего освещаются споры, которые идут в европейских странах или же в США. Пока закон в Казахстане не займет какую-либо сторону по отношению к эвтаназии, она не может рассматриваться ни как преступление, хотя этим и является при решении уголовных дел, ни как законное избавление от страданий человека, чьи дни сочтены.

Проблема эвтаназии в социально-правовом аспекте Текст научной статьи по специальности «Право»

Рыбин В.А.

Челябинский государственный университет

ПРОБЛЕМА ЭВТАНАЗИИ В СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОМ АСПЕКТЕ

Статья посвящена проблеме эвтаназии в контексте социально-философского и правового дискурса. В современном обществе эвтаназия нередко рассматривается как выражение права индивида свободно распоряжаться своей жизнью. Между тем само понятие о человеке, которое сложилось в новоевропейской культуре и социальной философии, остается достаточно неопределенным и слабо формализованным. Данное обстоятельство ставит под сомнение целесообразность легализации эвтаназии в современных условиях.

Ключевые слова: эвтаназия, культура, философия, общество, права человека, жизнь и смерть, биоэтика, дуализм.

Эвтаназия — это осуществляемое медиком целенаправленное ускорение смерти тяжело больного человека, обосновываемое, как правило, соображениями безнадежности его состояния и избавления от страданий.

Феномен эвтаназии проблематизируется в наши дни как одно из выражений нарастающей в современном обществе «автономизации» — тенденции по расширению возможностей свободного волеизъявления со стороны агента современного социума, автономного выбора им собственной жизненной позиции, включая право беспрепятственно распоряжаться своей жизнью, в том числе и прерывать ее при содействии врачей. Сторонники признания эвтаназии законодательно регламентированной практикой рассматривают ее в качестве акта предельного личностного самоопределения, которое, в свою очередь, возводят к аксиоматике «основных, неотъемлемых и естественных прав человека», впервые политически постулированной в Декларации прав человека и гражданина (1789 г.) и включающей в себя право на жизнь, свободу, достоинство и т. д.

Между тем вплоть до последних десятилетий XX в. эвтаназия оставалась под запретом в медицине, осуждалась в обществе и преследовалась по закону. Эвтаназия, практиковавшаяся в Германии 30-х гг. в рамках доктрины «расовой гигиены», была единодушно осуждена мировой общественностью, а обвинительный приговор, вынесенный в 1947 г. делу нацистов-медиков, лег в основу ряда медицинских кодексов, недвусмысленно отторгавших ее.

Однако принятое в 1976 г. решение суда штата Нью-Джерси в США об отключении жизнеподдерживающей аппаратуры у молодой пациентки с длительной утратой созна-

ния не только стало первым актом легализации эвтаназии в новейший период , положив начало дискуссиям, в которых впервые за 2500 лет были подвергнуты сомнению непоколебимые прежде нормативы клятвы Г ип-пократа, включая содержащийся в ней запрет на эвтаназию («я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла»), но и открыло целую череду судебных разбирательств как по поводу пассивной эвтаназии, т.е. прекращения жизнеподдерживающих и лечебных мероприятий у пациентов с неопределенно долгой утратой сознания, пребывающих в «стабильном вегетативном (растительном) состоянии», так и по поводу активной эвтаназии, т.е. тех действий врачей, которые непосредственно ведут к смерти больного (например, в виде смертельной инъекции, вследствие чего данная форма эвтаназии иногда называется также «смерть на игле»).

Что касается отечественной традиции, то вплоть до начала 90-х гг. эвтаназия рассматривалась в качестве узкомедицинского феномена, оцениваемого однозначно негативно, к тому же актуального только для стран «буржуазного Запада». Как сказано в фундаментальной монографии «Медицина и общество» (1983), «в условиях социалистического общества существуют этические вопросы, касающиеся жизни и смерти, но нет основы для их правового обсуждения. У советских людей есть только одно право — право на жизнь» . Широкое обсуждение феномена эвтаназии в России было инициировано в конце 80-х гг. в русле общего разворота отечественного соци-огуманитарного знания к «феномену человека» и деятельностью основанного академиком И.Т. Фроловым Института человека РАН.

В рамках научного дискурса проблема эвтаназии получила освещение в ходе дискуссии о предмете и статусе биоэтики в первой половине 90-х гг. , которая зафиксировала, что отечественные исследователи (А.П. Огурцов, Б.Г. Юдин, П.Д. Тищенко и др.) быстро усвоили ее теоретический инструментарий и вышли на уровень осмысления проблемы эвтаназии, достигнутый мировым философским сообществом. Интенсивный обмен мнениями с учетом новых общественных реалий прошел и среди профессионалов-медиков. Свою точку зрения на эвтаназию — в подавляющем большинстве положительную — высказали отечественные юристы. Пресса отразила нарастающий интерес массового сознания к проблеме, а на ТВ выступили главные врачи первых в России стационаров для умирающих больных (хосписов) А. Гнездилов и В. Мил-лионщикова.

На рубеже 2000 г. накал дискуссий постепенно снизился, как и количество публикаций. Это связано, с одной стороны, с тем, что проблема эвтаназии была зафиксирована в рамках биоэтики , благодаря чему очевидны стали следующие обстоятельства: проблема является не искусственной, но реально значимой для здравоохранения и общества в целом, она явно выходит за пределы одной только медицины, она открыта дальнейшему обсуждению и требует скорейшего решения. С другой стороны, в этом выразился удерживающийся до сих пор «паритет» между сторонниками и противниками эвтаназии, никто из которых так и не сумел выработать убедительных аргументов для подтверждения своей точки зрения и обосновать приемлемые алгоритмы решения проблемы.

Между тем расширение фактов эвтаназии, практикуемой в обход закона, актуализировало иные ее формы и даже позволило выработать классификационную «сетку» , где в дополнение к указанным формам выделены такие вырианты, как добровольная эвтаназия, предполагающая выполнение просьбы самого испытывающего тяжелые физические страдания пациента об уходе из жизни (данная форма эвтаназии как раз и становится предметом углубленной пробле-матизации в аспекте «прав человека»), и при-

нудителъная эвтаназия, практикуемая в отношении лиц, не способных стать субъектом осознанного выбора (младенцы, пациенты с отсутствием сознания, лица с задержкой развития и т. д.). При этом эвтаназия в добровольной ее форме не может быть приравнена к самоубийству, поскольку в отличие от самоубийства, которое представляет собой акт индивидуального волеизъявления, она предполагает содействие других лиц, в данном случае врачей . Следует отметить, что в дискуссиях о легализации эвтаназии медики выступают в качестве наиболее радикальных ее противников, хотя в среде самих врачей по данным социологических опросов число сторонников и противников эвтаназии распределяется приблизительно поровну .

Несмотря на все усилия сторонников признания эвтаназии законной практикой, их цели были достигнуты только частично. К 2006 г. Нидерланды являются единственной страной, где, начиная с 2001 г., эвтаназия легализована полностью и широко практикуется во всех ее формах, включая активную. Аналогичный закон был принят в 2002 г. в Бельгии, но о конкретных прецедентах не сообщалось. Относительно же тех форм эвтаназии, которые связаны с отключением жизнеподдерживающей аппаратуры и прекращением лечебных мероприятий (пассивная эвтаназия), можно утверждать, что к ним повсеместно складывается все более терпимое отношение. В ряде стран был принят ряд постановлений, упрощающих процедуру пассивной эвтаназии, но в целом все прецеденты такого рода, как правило, становятся предметом дискуссии и нигде не стали повседневной практикой.

В Российской Федерации запрет на все формы эвтаназии обосновывается статьей 45 Законодателъства РФ об охране здоровъя граждан и статьей 105 УК РФ, где эвтаназия рассматривается как убийство, ответственность за которое предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком от 6 до 15 лет.

Сложность проблемы эвтаназии обусловливается ее по меньшей мере «двусоставнос-тью»: оставаясь принадлежностью медицины, она одновременно затрагивает вопросы правового, социального, аксиологического, есте-

ственнонаучного, религиозного порядка, будучи тем самым погружена в обширный социокультурный контекст. Несомненно, что актуализация проблемы эвтаназии стимулирована достижениями современной науки в познании закономерностей жизни и в создании технологий, позволяющих не только ограничивать «естественные» причины смерти человека, но, используя в качестве «строительного материала» сам его организм (трансплантируемые органы, стволовые клетки, генетический субстрат, клонируемая субстанция и т.д.), «протезировать» его жизненные функции и ощутимо продлять его жизнь. Как следствие, жизнь и смерть все больше становятся результатом осознанного выбора , что требует правовой регламентации, формы которой сегодня активно обсуждаются среди специалистов. В частности, не исключена перспектива легализации так называемых «соматических прав человека» , которые должны будут гарантировать ему возможность свободно распоряжаться собственным телом, трансформируя его по своему усмотрению при помощи биомедицинских технологий. Сюда же, как утверждают теоретики в области права, можно отнести право на изменение пола, трансплантацию органов, употребление наркотиков и психотропных препаратов, право на искусственную репродукцию (посредством клонирования и заморозки) и в предельном случае — право на смерть посредством эвтаназии.

Таким образом, выраженная в эвтаназии антиномия между правом человека на жизнь и реализацией этого права в виде прерывания самой жизни (которая и создает саму возможность реализации) — это антропологически представленная «верхушка» тех противоречий, которые накоплены современной техногенной цивилизацией по ходу преобразования первой, «естественной» природы во вторую, «искусственную» и трансформации ее в «неорганическое тело человека». Сегодня эта «природопокорительская» стратегия, обратившись наконец и на самого человека, сделала наглядной внутреннюю противоречивость самого понятия «естественные права человека», что задает необходимость его переосмысления вместе с аксиоматизирующими предпосылками и, следовательно, пе-

реводит проблему в плоскость социальнофилософского рассмотрения.

Понятие «право» подразумевает и «внутреннюю» возможность индивида делать что-либо, и очерчиваемое «извне» пространство этой возможности. Т.е. право проявляется, с одной стороны, как совокупность гарантированных государством нормативов, определяющих границу личностной автономии и свободного выбора, с другой — предполагает обоснованность волеизъявления, разумность -«вменяемость» — субъекта права. Т акой поворот предполагает явную или скрытую, но всегда достаточно определенную интерпретацию вопроса о смысле жизни: о ее сущности и ценности, о том, с какого момента жизнь человека лишается смысла, и вообще, «вменяем» ли субъект выбора на предмет смысла и способен ли он производить такую оценку. Для ответа на этот вопрос следует представить его в более широком контексте, переформулировав его в вопрос об условиях понимания человеком самого себя, о пределах рефлексивной способности субъекта современной культуры, что, в свою очередь, требует обоснования самого понятия о человеке, которое складывалось в европейской культуре, начиная с Нового времени.

Согласно новоевропейской мировоззренческой парадигме в ее как классических, так и неклассических вариантах человек — это дуализированное, биосоциальное, формирующееся на границе «природы» и «культуры» существо, разделенное на «душу», т. е. сознание, и «тело», т. е. организм, тяготеющий к природе, но подвластный управлению со стороны сознания. Причем в качестве гаранта уникальности «природы человека» всегда выступала «естественность» сознания во всех его теоретических интерпретациях: cogito Декарта, трансцендентальное априори Канта, феноменологизирующее «Я» Гуссерля и т. д. Специфицирующая человека разумность, таким образом, всегда выводилась из «природности» же, хотя и «второй», внутренней природности, более высокое качество которой определялось через противопоставление «первой», внешней природе. При этом смыгслыг, содержащиеся в сogito, не проблематизирова-лись — они задавались по традиционному

типу, внерефлексивно — исходя из «очевидной» природности «человеческого естества»: построить дом, посадить дерево, вырастить сына…

Французская революция, опрокинув «старый порядок», выстроенный на базе традиционного общества, т.е. локальных форм межиндивидуального единства, в качестве основного элемента нового общественного организма выдвинула автономного индивида, гарантировав свободу его субъективной воли «правами человека» (и одновременно очертив ее пределы). Однако последовавшая затем реализация проекта Модерна, в ходе которого закон, государство, мораль все больше становились воплощением принципа субъективности (Гегель), обусловила окончательный распад традиционной культуры в Европе, что повлекло за собой девальвацию тех «естественных» смыслов, которые до сих пор структурировали сознание человека и придавали его жизни позитивное значение. Философская рефлексия, особенно в творчестве С. Кьеркегора и М. Хайдеггера, наглядно демонстрирует коллизии этого процесса и одновременно высвечивает трансформации в самопонимании агента «прав человека».

Кьеркегор впервые концептуализирует вопрос о смысле жизни новоевропейского индивида, утратившего ориентацию на традиционные ценности, и, приходя к выводу о безуспешности выстроить позитивную жизненную траекторию с опорой на ресурсы индивидуального cogito, констатирует дефицит и даже отсутствие в нем смыгслов. То констатированное Кьеркегором обстоятельство, что бес-смыгсленнность существования человека превращает его индивидуальное проживание в «болезнь-к-смерти» , в XXI в. усугубляется технологически гарантируемой «невозможностью умереть», что, например, позволяет позиционировать добровольную эвтаназию как выражение свободного выбора, отрицающего «биовласть» медицины .

Хайдеггер вводит понятие о человеке в контекст судеб всей новоевропейской культуры и приходит к выводу о том, что ее мировоззренческая призма и все соответствующие ей формы практического воплощения базируются на «метафизике», т.е. являются понятийно необос-

нованными . Иными словами, само понятие о человеке оформляется негативно, а cogito обладает видимостью внутреннего содержания лишь в силу противопоставления внешней природе. Процесс техногенного «покорения природы» коррелирует со снижением удельного веса традиционно заложенных смыгсловыгх эк-зистенциалов в cogito субъекта автономного волеизъявления, в результате чего на их место приходит экзистенциальная пустота, нарастающая по мере совершенствования современной техногенной цивилизации. Сознание агента современной культуры как главного субъекта покорения природы становится все более неупорядоченным и дезориентированным. Поэтому во второй половине XX в., когда новоевропейская культура окончательно «накрывает» собой «внешнюю» природу и субъект этой воли приступает к овладению собственным «внутренним» естеством, все культурные формы сдвигаются и «плывут», а сам человек, окончательно сведенный к своему телесно-организменному началу, оказывается не более чем материалом для всех форм «расходования сущего» , включая эвтаназию как предельный его вариант.

Таким образом, сама проблематизация феномена эвтаназии в значительной степени обусловлена исчерпанием способности дуалистической мировоззренческой парадигмы и соответствующего ей понятия о человеке выступать в качестве начала, аксиоматизирующего положение человека в современной культуре, задающего ему смыгслыг и понимание его прав. Учитывая обусловленную данным обстоятельством ограниченность индивидуального самопонимания и усугубляющуюся деструкцию массового сознания, легализация эвтаназии в современных условиях представляется нецелесообразной.

Рассматривать вопрос о введении эвтаназии в медицинскую практику и ее законодательном регулировании возможно не раньше, чем новое, соответствующее реалиям современной динамично развивающейся культуры понятие о человеке будет формализовано и станет доступным для перевода на конкретную правовую основу. Решение этой стратегической задачи потребует значительных трансформаций в сфе-

ре образования, воспитания и иных социальных институтов, обеспечивающих воспроизводство разумной способности человека, что, в свою очередь, задает настоятельную необходимость объединения всего накопленного к сегодняшнему дню антропологического знания в составе «единой науки о человеке», создание которой, очевидно, по силам только философии — единственной из научных дисциплин способной удерживать весь теоретически представленный массив общечеловеческого опыта в составе концептуальной целостности. В ближайшей перспективе альтернативой тем рекомендациям, согласно которым проблему человеческого страдания и безнадежных больных можно «снять» на путях легали-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

зации эвтаназии, является реализация программы расширения сети паллиативной (вспомогательной, нерадикальной) медицинской помощи, включающей в себя организацию хосписов — учреждений, сочетающих в себе медицинскую, социальную и психотерапевтическую службы, участие религиозных конфессий и т. д. и концентрирующих их совокупные усилия на больном человеке с целью максимального облегчения его ухода из жизни.

В любом случае проблематизация феномена эвтаназии в современной культуре представляет собой индикатор «срыва» сложившихся форм ее социокультурного воспроизводства, одновременно указывающий на необходимость их воссоздания на новых «ант————————— ропологических» основаниях.

Список использованной литературы:

1. Биоэтика: проблемы, трудности, перспективы: материалы «круглого стола» // Вопросы философии. — 1992. -№10. — С. 13; Зильбер А.П. Клинические случаи неопределенно долгой утраты сознания / А.П.Зильбер. Медицина критических состояний: в 5 т. — Петрозаводск, 1995. — Т. 1. — С. 288-289.

2. Щепин О.П. Медицина и общество / О.П. Щепин, Г.И. Царегородцев, В.Г. Ерохин. — М., 1983. — С. 297.

3. См.: Человек. — 1990. — № 6; 1991. — № 1. Вопросы философии. — 1992. — № 10; 1994. — № 3.

4. См.: Введение в биоэтику : уч. пособие / А.Я.Иванюшкин ; общ. ред. Б.Г.Юдина и П.Д.Тищенко. — М.,1998.

— С.280-284; Гусейнов А.А. Этика / Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. — 1998. — С. 425-434.

5. Иванюшкин А.Я. Профессиональная этика в медицине / А.Я.Иванюшкин. — М.,1990. — С.150-151; Рыбин В.А. Деонтологические вопросы: этика практической медицины сквозь призму проблемы эвтаназии // Рыбин В.А., Дюкарева А.М. // Курс лекций по паллиативной помощи онкологическим больным: в 2 т.; под. ред. профессора Г.А. Новикова. — М. 2004. — Т.1. — С. 355-360.

6. Чернега А.К. Правовые проблемы эвтаназии в России / А.К.Чернега // Медицинское право и этика. — 2001. — № 4. — С. 24, 31-32.

7. Карп Л.Л., Потапчук Т.Б. Проблема эвтаназии: «за» и «против» / Л.Л.Карп, Т.Б.Потапчук // СОЦИС. — 2004.

— № 2. — С.136-137.

8. Павленко А.Н. Искусственное и естественное // Искусственное и естественное // Новая философская энциклопедия: в 4 т. — М.2001. — Т. 2. — С. 159.

9. Петросян М.Е. Эвтаназия как моральная и правовая проблема / М.Е.Петросян // США. Канада. Экономика. Политика. Культура. — 2002. — № 2. — С. 66.

10. Крусс И.П. Личностные («соматические») права человека в конституционном и философско-правовом измерении: к постановке проблемы / И.П.Крусс // Государство и право. — 2000. — №10. — С. 43.

11. Кьеркегор С. Болезнь к смерти / С.Кьеркегор. Страх и трепет. — М.,1993. — С. 258-262.

12. См.: Тищенко П.Д. Био-власть в эпоху биотехнологий — М., 2001.

13. Хайдеггер М. Преодоление метафизики / М.Хайдеггер. Время и бытие: статьи и выступления. — М.,1993. -С.179.

14. Хайдеггер М. Вопрос о технике / М.Хайдеггер. Время и бытие: статьи и выступления. — М.,1993. — С. 226.

15. Хайдеггер М. Преодоление метафизики / М. Хайдеггер. Время и бытие: статьи и выступления. — М.,1993. -С. 188-190.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *