Продажный человек

ФИЛОСОФИЯ

УДК 17.02+177.9

Н. А. Рыбакова ПРОДАЖНОСТЬ КАК ЭТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

В статье обсуждается проблема продажности в ее этическом аспекте. Исходным пунктом размышлений являются статьи русского философа И. А. Ильина о продажности. Автор считает, что субъектом продажности является человек с его индивидуальным выбором. Выделяются разные типы продажности, рассматриваются принципы ее классификации, говорится о соотношении продажности и коррупции. Показывается, что в этическом смысле продажность есть отрицательная ценность, нравственная извращенность самости человека.

Ключевые слова: продажность, форма продажности, тип продажности, субъект продажности, акт продажности, коррупция, метафизика продажности.

Мир становится все более и более пластичным, трансформирующимся, выворачивающимся наизнанку, соблазняющим и дразнящим претерпевающего человека своим постмодернистским хитроумием или отнюдь не гегелевской рациохитростью.

Язык не успевает схватывать происходящее, и человек теряется, задаваясь вопросом, действительно ли существует некое явление, о котором нам напоминают мыслители недавнего прошлого, или его уже нет, но существует нечто, еще не получившее своего настоящего имени.

Об этом «нечто» знают все и даже в той или иной мере большинство цивилизованных людей в нем участвует. Вопрос только о том, какой категориальный аппарат возьмет верх в этой необъявленной конкуренции: юридический, экономический, этический, социологический или какой-либо иной. От этого будет зависеть мера безобидности самого этого явления или наоборот порочности, негативности, неприемлемости.

А, может быть, надо оставить это имя прежним, совершив над этим «нечто» этическую рефлексию, «назвав вещи своими именами»: продажность — продажностью, а не гибкостью, позиционированием, личностным ресурсом, и т. п., поскольку имя ей — «легион».

Итак, речь пойдет о продажности, и проблема состоит в том, считать ли ее отклонением от моральной нормы или полагать, что продажность — ив таком случае приходится исключать это слово из обращения в качестве негативного — является функцией сферы услуг, которая культивируется в своем разнообразии и приближенности к «потребностям» человека.

Данная сфера захватывает и духовную неприкосновенность личности, вызывая бергсоновско-вселенскую тошноту. Так, однажды при посещении театра в Санкт-Петербурге мы с удивлением обнаружили, что на билетах было напечатано: стоимость услуги — три тысячи рублей. Что это такое? Театр, искусство, культура — это все услуга и услуги?! Ленинград себе этого бы не позволил.

Продажность — явление многоаспектное, к которому могут быть применены самые различные подходы. Если обратиться к истории философии, то бесславную

славу продажных заслужили, как известно, софисты. Не будь они платными учителями мудрости, с которыми полемизировал Сократ, они бы оставили менее заметный след в истории.

Ладно, если бы софисты учили за деньги или делали что-то хорошее. Но нет, они действовали по принципу «чего изволите», тем самым предвосхитив появление сферы интеллектуальных услуг, которая индифферентна к морали. Кстати, наше время было бы для софистов «золотым веком». То, что они делали, называлось бы предпринимательством в сфере образования, которое предполагает деятельность на коммерческой основе.

Мораль софистов не обращена к должному. В ней ни этического идеала, ни метафизического измерения. Это — мораль сущего, которое множественно и которое в их лице заявляет о себе и отстаивает свое право на существование. Это — мораль приспособления и реванша.

Со стороны социальной физики, мораль есть дело человеческого творчества, и в ситуации тотального кризиса кто бы не сказал, что справедливость есть не что иное, как полезное более сильному? Но метафизическое марево, даже не имеющее своего имени, заставляет человека поднимать глаза к небу, к тому, что не преходяще, что превышает человеческие силы и прорывается в душу, неважно, утверждением или отрицанием: «Но есть и божий суд!», — как у М. Ю. Лермонтова, или: «Господи, да нет же Бога!», — как у сегодняшней студентки.

В истории философской мысли, пожалуй, наиболее полную характеристику продажности XX в. мы находим в трудах русского философа И. А. Ильина. У него есть две статьи, посвященные этой теме: «Продажность» и «О предметности и продажности» . Вторая статья развивает и углубляет первую, которая написана как бы под настроение и не претендует на серьезное исследование.

В статье «Продажность», речь идет о неких якобы иностранных чиновниках, предлагающих себя на продажу, которым у И. А. Ильина возникает желание ответить, написать им нравоучительное гипотетическое письмо.

В этом письме выделяются три основные мысли.

Во-первых, «государственная власть не в силах всего предусмотреть и превратить чиновников в постоянно действующую машину», а кое-что, а может быть, и наиболее существенное, предоставляется персональному суждению каждого из чиновников, их личной чести и совести.

Как бы мы сейчас сказали, государственную службу, как, впрочем, и любую другую, нельзя свести сугубо к этике деловых отношений, которая безлична, и которую настоятельно пропагандируют и внедряют в России, в том числе и в сфере высшего образования, начиная с 90-х годов. В любой, даже жестко регламентированной деятельности существует некий зазор, из которого либо светится и проглядывает, либо устрашает и намекает «человеческое, слишком человеческое». В подобной человеческой потенциальности государственной службы и открывается «частная лавочка», где продается то, что самим чиновникам никак не принадлежит, а именно, по И. А. Ильину, «государственные полномочия для соблюдения общественного блага».

Сам стиль письма, написанного в форме обращения к чиновникам и их мыслям о том, что же они думают о возможности после этого поддерживать личную честь и достоинство, говорит о нарочитой этической наивности автора или о некоторой этической наивности самой эпохи.

Вторая мысль И. А. Ильина состоит в том, что народ в течение многих поколений накапливает духовный капитал «обоюдного доверия и уважения к государству и государственной службе», который чиновники расточают ради личного обогащения.

И третья его мысль — это мысль-вопрошание. Неужели чиновники могут думать о том, что при вероломных обстоятельствах их личное состояние сохранится и обеспечит им безопасность? Эта мысль очень актуальна. Ведь именно так думают доморощенные российские продажные чиновники нынешнего века, хотя жизнь не раз опровергала эту их сокровенную надежду.

Вторую статью И. А. Ильина по данной теме можно назвать классикой продажности, поскольку она предвосхищает идею глобального мира, еще до того, как этот мир сложился.

И. А. Ильин пишет: «Если бы надо было выразить и закрепить одним словом сущность современной мировой смуты, то я произнес бы слово продажность» . Эпохальное определение! После революции и второй мировой войны, констатирует философ, «мы должны понять и выговорить, что жажда личной добычи таится во всех народах, и в низах, и в верхах; что болезнь продажности распространяется по свету, как сущая эпидемия…» .

Продажность — это измена служению. Ее цель — добыча, материальный прибыток, личный житейский выигрыш, личное приращение, личный успех. Согласно И. А. Ильину, «измена идее за деньги» — самая грубая форма продажности. Это и есть то, что называется взятками и поборами на службе. Формы продажности становятся все более изощренными: среди них — личная карьера, всяческое политическое и журнальное «выдвижение», почет, власть и закулисное влияние. Чем человек готов за это заплатить? Он «готов забыть свою умолкнувшую совесть, порвать со своим духовным достоинством и со своею честью…» .

Что же должен делать человек за получаемые блага? Он должен пойти на любые подлости, например, «выдать врагам государственную тайну, получать в качестве дипломата двойное и тройное жалование от других держав, бесчестно клеветать и демагогировать на выборах и всячески, — изобретательно, бесстыдно и ненасытно, — пользоваться «выгодной конъюнктурой»» .

В статье выделяются два типа продажности: открытая и прикрытая. Прикрываются, как правило, продажные личности классовым интересом, партийным успехом, удачными делами. Прикрытие обеспечивают соответствующие доктрины, которые для большинства — это «ненужная роскошь», поскольку «большинство не теоретизирует, а просто «практикует»», , тогда как открытая продажность носит массовый характер.

Философ различает объективные и субъективные причины продажности.

К первым он относит историческую ситуацию, отмечая, что чем тяжелее жизнь, чем хуже и ниже уровень питания и жилища, тем труднее человеку блюсти честь и совесть, и он незаметно для самого себя путем жизненных «компромиссов» переступает грань продажности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Сюда же относится безработица, возникающая, как считает И. А. Ильин, в силу перенаселения во многих странах и государствах. К 1950 г. население планеты составляло 2,52 млрд человек. На что же сетовать нам в первой четверти XXI в., когда население планеты уже достигло 7 миллиардов?

Внешние причины продажности — это и комфорт, который обеспечивается техническим прогрессом, и жажда развлечений, острых ощущений, неизведанных удовольствий.

И в довершение всего — ненавистный И. А. Ильину тоталитаризм, который требует не думающей и не чувствующей покорности и готовности на любое предписанное злодейство.

К субъективным причинам относится психологический склад личности: «чем трусливее человек, чем он жаднее и честолюбивее, тем легче ему переступить эту грань бесчестия и предательства» .

В завершение статьи И. А. Ильин пишет: «И правы, тысячу раз правы те, которые предпочитают скудную жизнь и молчаливое одиночество — криводушию и продажности: ибо в них, именно в их предметном неподкупном стоянии живет и готовится грядущая Россия…». . Читая эти статьи, так и хочется воскликнуть: «Спасибо Вам, Иван Александрович, от потомков и коллег, за то, что вы предвидели и нашу гражданскую позицию, и нашу участь»!

Но обратимся к содержанию материалов и на их основе поразмышляем далее о том, что же представляет собой этос продажности?

Очевидно, что слово «продажность» образовано от глагола «продавать» и пришло в моральную сферу из экономической. С исторической точки зрения, продажность не могла возникнуть раньше, чем сформировались товарно-денежные отношения, и появился частный интерес. Это произошло, когда общество разделилось на классы и получило государственное устройство. То есть, продажность — это антропологический феномен, имеющий социальную обусловленность.

Продажность — это широкое по объему понятие, которое не всегда можно рационально артикулировать. Часто ее определяют как измену, предательство из корыстных побуждений. Это определение не является несостоятельным, однако, требует обсуждения и дополнения. Почему, например, только измена или же предательство, а не ложь, не убийство, не продажа наград, прав, должностей и т. п.? Кроме того, если измена или предательство, то кого или чего? Одно дело, если измена другу, и совсем другое — измена истине. И всегда ли ясно, на чьей стороне истина находится?

Непременным условием, при котором тот или иной поступок можно назвать продажностью — это наличие свободы воли и осознанности того, что предполагается совершить. Т. е. продажность осознает себя в этом качестве. Но это поверхностное осознание, оправдывающее себя обстоятельствами, временем, тем, что каждый по-своему приспосабливается к жизни, существующими историческими тенденциями и т. д. Продажность есть состояние расколотости, нецелостности, духовной болезненности человека.

Однако если мы переведем некое деяние из этической плоскости в юридическую, то вся крамольность этого деяния и вовсе исчезнет. Очень многие морально вопиющие поступки можно квалифицировать всего лишь как превышение должностных полномочий. Нужно также понимать, что можно быть корыстолюбивым и в то же время не являться продажным.

Если поставить вопрос относительно перспективы этого морального феномена, то возможно ли преодолеть продажность и при каких условиях это реализуемо?

На наш взгляд, на него следует ответить отрицательно. С тех пор, как человек выделился из первобытного коллектива и осознал себя индивидом, и до тех пор, пока он таковым остается, он будет добиваться своих преимуществ и утверждать свои ре-

альные или же только мыслимые (им воображаемые) превосходства. И в этой борьбе в качестве одного из действенных инструментов выбирается то, что называется продажностью.

Подчеркнем, продажность — это всегда средство, она не может быть целью, как, к примеру, не может быть целью наглость. Никто же не ставит себе цели быть наглым, он становится им для чего-то. Хотя бы для того, чтобы получить второе счастье за неимением первого.

Однако вся феноменальная изворотливость продажности состоит в том, что она из средства для тебя становится качеством в тебе. Она превращает человека в абстракцию, имя которой «продажность». Гегель на примере показал, как образуются подобные абстракции: «Ведут на казнь убийцу. Для толпы он убийца — и только. Дамы, может статься, заметят, что он сильный, красивый, интересный мужчина. Такое замечание возмутит толпу: как так? Убийца — красив? Можно ли думать столь дурно, можно ли называть убийцу — красивым? Сами, небось, не лучше!» .

Человеку свойственно не только стремление к самосовершенствованию, но и то, что мы сейчас назвали бы симулякром — стремлением к самовозвышению (в христианстве это называется прелестью). Безусловно, однако, что продажность не относится к морально сущностным характеристикам человека, в противном случае морально неполноценными следовало бы считать людей непродажных. Хотя, надо сказать, существование таких людей в настоящее время в массовом сознании вызывает непонимание и даже недоумение. В моральном смысле человек есть существо-в-возможности, он может быть и тем, и другим.

Продажность есть следствие экзистенциального выбора. Причем, поступая вопреки морали, тот, кто продается, теряет сущностный для человека атрибут — свободу. Экзистенциальный подход к продажности требует отдельного рассмотрения и не входит в тему настоящей статьи. Здесь мы выявляем лишь те ракурсы, в фокусе которых может быть представлена многомерность данного морального феномена.

В число этих ракурсов рассмотрения в качестве основного входит антропологическое, которое подчеркивает индивидуально-личностное измерение продажности. Ее субъектом выступает не род, не класс, не коллектив, а именно человек с его индивидуальным выбором. Это значит, что говорить о продажной интеллигенции, журналистах, политиках и так далее, т. е. о некоем совокупном субъекте, о группе некорректно. Никто не имеет права на подобные обобщения.

Если сфера образования в настоящее время считается одной из взяткоёмких, то это не значит, что каждый учитель или преподаватель вуза — взяточник. Кроме того, учителя, врачи, люди других социально ориентированных профессий действительно работают, и их есть за что благодарить и учащимся, и пациентам, хотя этого уже двадцать пять лет не делает наше государство, в отличие от чиновника, который за означенное вознаграждение может всего-навсего лишь поставить или же не поставить свою подпись на некоем документе. Мы почему-то категорически не желаем отличать одно от другого: подаренную к восьмому марту чайную чашечку учителю, от толстых конвертов чиновнику, за то, что тот сидит в такое-то время в таком-то кресле и испытывает удовлетворение от предоставленных ему (неизвестно, по какому праву) полномочий. Но и в случае с чиновниками было бы безнравственно мерить всех одной скомпрометировавшей себя меркой — здесь тоже существуют люди, которые служат, что называется верой и правдой, и таких людей не так уж мало.

Почему мы настаиваем на том, что продажность носит индивидуально-личностную форму?

Дело в том, что продажность как специфический моральный феномен имеет иерархическую структуру. На верхнем этаже находится то, что предстает в качестве символического товара: честь, совесть, достоинство, душа, свобода, одним словом, самое ценное, что есть в человеке, и что, собственно, делает его человеком. С утратой этой духовной вершины человек превращается в ничто (жество). На нижнем этаже этой иерархии располагается то, во что при сделке объективируется духовность, обретая своего материального носителя — деньги, награды, должности, льготы и т. д.

Род, коллектив, класс и т. д. по природе своей не имеют высшего духовного богатства. Народ напрасно взывал бы к совести чиновников — это глас вопиющего в пустыне, потому он и не взывает.

Чтобы состоялся акт продажности, необходимо, чтобы произошло совпадение противоправных интересов двух или нескольких сторон. Оно связывает тайной, которую при определенных обстоятельствах может раскрыть одна из сторон. И эта интрига дает простор для ведения игры, где ее правила устанавливаются в процессе сделки и диктуются как объективными обстоятельствами, так и субъективными предпочтениями. Продажность может быть понята как состязание, как торг: что нельзя купить за деньги, то можно купить за очень большие деньги, якобы, сохраняя при этом определенные константы нравственности.

Можно выделить два типа продажности: простая или безоговорочная, то есть, не предполагающая выполнения выдвинутых требований, и обусловленная, при которой выдвинутые требования должны быть выполнены. Одно дело, когда сделка происходит на доверии, и совсем другое — под гарантии. Второй тип продажности может происходить по известной схеме «ты мне — я тебе».

Продажность можно классифицировать по принципу активности и также говорить о двух типах: активной продажности (она может быть наглой и разрекламированной) и пассивной, при которой продажный субъект пассивно соглашается на поступившее извне предложение.

Продажность можно рассматривать по глубине испорченности продажного субъекта и выделять продажность по случаю (историческому, ситуативному и т. д.) и продажность по сущности, то есть по нравственной доминанте.

Продажность при определенных обстоятельствах может носить массовый характер. Масса способна достигать неких критических параметров и в этом случае продажность перестает осознавать себя в указанном качестве, она выражается в инстинкте, который действует автоматически с природной легкостью и удовлетворенностью. Инстинкт внедряется в ментальность и тогда он становится саморазрушающей чертой характера народа.

При массовой, организованной, организованной в некую технологическую цепочку форме продажность проявляется уже в ином варианте, а именно как коррупция.

Дадим небольшой набросок модификаций указанного типа продажности.

Первая модификация — это продажность с распределительным прагматическим эффектом. Это значит, что каждое звено в коррупционной цепочке имеет свою долю добычи (эта доля может быть связана с характером «труда» и степенью риска, а может быть и совершенно произвольной, зависящей непосредственно от держателя коррупционной цепочки). Заметим, что технологическая составляющая коррупцион-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ных дел в психологическом отношении деантропологизирует деяния и позволяет их вершителям не испытывать особых угрызений совести.

Вторая модификация данного типа продажности характеризуется единоличным прагматическим эффектом. Держатель коррупционной цепочки, имеющий, как правило, определенные полномочия, не отдавая приказа, а, следовательно, якобы, не предпринимая ничего противоправного, дает знать, делает намеки, ставит своих подчинённых в такое положение, когда они не посмеют не понять, что им следует делать по умолчанию. Следовательно, подчиненные, рискуя всем, в итоге лично не имеют ничего. В этом случае понятие продажности, отягощенной особой степенью циничной алчности, относится лишь к тому, кто имеет совокупный прагматический эффект, то есть к начальнику.

Выделим несколько принципов коррупционной деятельности.

1. Принцип системности. Коррупционный аппарат обладает структурой и связями между ее отдельными элементами. Однако эта связь имеет формальный характер, здесь люди не выступают опорой друг для друга.

2. Принцип единства прерывности и непрерывности. С одной стороны, здесь противоправная деятельность поставлена на поток, а, с другой, представляет из себя череду запросов, непропорционально распределенных во времени.

3. Принцип «боевой готовности». Он связан с просчитыванием внешних и внутренних рисков, устранением возможных трений и соответствующим подбором людей.

4. Принцип разделения «труда» и функциональности. Этот принцип предполагает отсутствие самостоятельности решений. Исполнители становятся людьми даже не второго, а третьего ранга, поскольку на первом месте стоят отцы-основатели коррупционной цепочки, на втором — смотрители-кураторы и только на третьем — исполнители.

5. Принцип использования языка маскировки.

6. Принцип гипертрофированной значимости деятельности. Чем выше значимость противоправной услуги, тем выше ее прагматический эффект.

Еще раз подчеркнем, что продажность в форме коррупции утрачивает свое метафизическое измерение и выступает уже не как антропологический, а как социальный феномен.

Продажность в ее этическом значении выражает собой ценностную характеристику человека. С точки зрения истинной морали — это отрицательная ценность. Результативность, оперативность, конфиденциальность и т. п. такого человека — все окрашивается этой отрицательной ценностью в глазах «покупателя», а именно: результативность — значит, он хочет, чтобы больше дали; оперативность — значит, он торопится, чтобы «не поймали»; конфиденциальность — значит, делает, а сам боится и т. п. Потому-то высшей ценностью в свете продажности является этамбия — неустрашимость. Этим качеством обладают люди, имеющие авантюрный характер. Риск и возможность вознаграждения доставляют им удовольствие, которое, разумеется, ценно. Для авантюриста даже жизнь, в том числе и собственная, имеет всего лишь относительную ценность.

В ракурсе продажного сознания в истории культуры существовали высшие ценности, такие как истина, мораль, закон, ответственность и многие другие. Однако, в модусе настоящего они не могут быть нормами жизни, поскольку не согласуются с субъектом.

Субъект — это масса потребителей. С одной стороны, он предстает как некая клокочущая биомасса, вычищающая и выметающая все с «прилавков» супермаркетов. С другой, это — «вселенское горло», орущее на стадионах. С третьей, ржущий и жующий оскал на всеразличных шоу. С четвертой, это — просто пальцы, скользящие по компьютеру, мобильнику и т. д. Иначе говоря, такой субъект теряет истинные характеристики субъекта, не становясь в то же время и объектом, поскольку он непредсказуемо активен. Он может быть только средством, инструментом, для тех, кто хорошо понимает свои собственные цели.

Для морального сознания, дифференцирующего массы, стремящегося узреть личность в каждом, продажность посягает на то, что свято: а именно, на чистоту и цельность духа. Продажность — это одна из форм разрушения аксиологии межличностного и социального пространства (межличностной и социальной аксиосферы).

Необходимо отметить, что в своей объективации продажность имеет величину и распределяется от мелкорозничной (например, выдать за деньги фиктивную справку) до оптовой и непомерно великой (например, выдача индульгенций в средневековом католичестве). В этом смысле она имеет градацию по степеням. Здесь многое зависит от диапазона полномочий и личностных ресурсов, всего того, что может быть выставлено на продажу. В метафизическом же смысле продажность либо есть, либо ее нет. Но, несмотря на градацию ее имманентного проявления, ее сущность одна и та же.

Продажность есть нравственная извращенность самости. Извращенец понимает, что он уродует образец, переворачивает его «с ног на голову», дискредитирует, разрушает нравственные устои, закон, традицию. При этом он может испытывать удовлетворение от ожидаемого или получаемого блага. Это еще и своенравный человек, по Аристотелю, «как бы нравящийся сам себе и довольный самим собой» . Словом, это антипод добропорядочности.

И, наконец, продажность, можно квалифицировать как мировоззренческую категорию, где весь мир, универсум, есть макротовар, «шумное торжище века». Человек же соответственно — микротовар, которому назначают стоимость. Так, Т. Гоббс еще в XVI в. утверждал, что стоимость человека «составляет столько, сколько можно дать за пользование его силой, и поэтому является вещью не абсолютной, а зависящей от нужды в нем и оценки другого» . Проблема стоимости человека продолжает обсуждаться и поныне, в частности, в работе современного чилийского писателя и философа Д. Соммэра . При этом надо учесть, что мир представляется якобы пассивным, послушным, «расколдованным». А человек продажный и продающийся — активным, агрессивным, алчным. В товар здесь превращаются все элементы мировоззрения: знания, идеалы, принципы, убеждения, ценности, вера, поступки.

Так, где же онтологическая истина, на которой только и можно держаться, в смысле быть, существовать?

Литература

1. Аристотель. Большая этика // Аристотель. Сочинения: В 4-х т. Т. 4. М.: Мысль, 1984. С. 295-374.

2. Гегель. Кто мыслит абстрактно // Гегель. Работы разных лет: В 2-х томах. Т. 1. М.: Мысль, 1970.

С. 387-394.

3. Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Гоббс Т.

Сочинения: В 2-х т. Т. 2. М.: Мысль, 1991. С. 3-545.

4. Ильин И. А. Наши задачи. <1952 год> // Ильин И. А. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 2. Кн. 2. М.: Русская книга, 1993. С. 58-178.

5. Ильин И. А. Я вглядываюсь в жизнь. Книга раздумий // И. А. Ильин. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 3. М.: Русская книга, 1994. С. 89-226.

6. Соммэр Д. Сколько стоит человек? Изд-во Бослен, 2011.

Об авторе

Рыбакова Надежда Анатольевна — кандидат философских наук, доцент кафедры философии, Псковский государственный университет, Россия. E-mail: nadezhda-070@yandex.ru

N. A. Rybakova

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

VENALITY AS AN ETHICAL ISSUE

  • Основная статья: Квесты (Oblivion)

Продажность и совесть (ориг. Corruption and Conscience) — сторонний квест фракции Чейдинхол в игре The Elder Scrolls IV: Oblivion.

Краткое прохождение Править

  1. Узнать о коррупции в рядах городской стражи.
  2. Поговорить с Ллеваной Недарен.
  3. Посетить заместителя стражи, Гарруса Дареллиуна.
  4. Придти на встречу с пострадавшим Алдосом Отраном.
  5. Обсудить ситуацию с Ллеваной.
  6. (Опционально) Посоветоваться с Гаррусом.
  7. Разобраться с Ульрихом и получить награду.

Прохождение Править

Проходя по Чейдинхолу, главный герой может заметить, что около одного из домов стоит стражник и никого туда не пускает. Владельца дома, Алдоса Отрана, можно встретить у реки, покуда данмер нетрезвым голосом выводит песенку: «Парит… парит в облаках… скальный наездник летит высоко…» Нормально поговорить с ним невозможно, однако любой житель города охотно расскажет о несправедливых штрафах, взимаемых городской стражей за любую провинность. Ситуация со штрафами обострилась с приходом на должность нового капитана стражи — Ульриха Леланда. За подробностями жители Чейдинхола посоветуют обратиться к Ллеване Недарен, живущей на южной окраине города.

При встрече Ллевана выразит крайнее возмущение, что её друга Алдоса выселили из дома за неуплату «штрафов». Ульрих ввёл материальные взыскания за появление в общественных местах в нетрезвом виде, за что бедняга-данмер и поплатился. Также Ллевана посоветует поговорить с помощником капитана — стражником Гаррусом Дареллиуном, который сочувствует пострадавшим. Гаррус поделится подозрением, что его шеф прикарманивает часть денег от налогов. Также он попросит поговорить с Алдосом Отраном и убедить его дать показания против Ульриха Леланда.

Алдос, как всегда, будет пьян. Он попросит проследовать за ним для приватного разговора. По пути к своему бывшему дому он завяжет ссору со стражей, обнажит оружие и будет убит. Спасти его не удастся. Узнав о судьбе своего друга, Ллевана предложит следующий план действий: заманить Ульриха в её дом, где она о нём «позаботится».

Далее возможны три варианта развития событий.

Первый вариант Править

Протагонист может сам убить Ульриха Леланда. Однако если поделиться этим планом с Гаррусом, то он не одобрит его и расценит данный метод решения проблемы как преступление.

Второй вариант Править

Можно последовать просьбе Ллеваны и убедить Ульриха пойти к ней домой. Оставшись наедине с Ульрихом, Ллевана парализует его и натравит на него крыс. Если рассказать о случившемся Гаррусу, то такой метод решения проблемы ему также не понравится. Ему придётся отправить Ллевану в тюрьму. Главному герою он предложит встретиться через пару часов в таверне «Чейдинхольский мост».

Третий вариант Править

Подозрительное письмо

В разговоре с героем Гаррус предложит свой вариант решения — нужно найти улики, доказывающие виновность его начальника. В кабинете Ульриха можно найти подозрительное письмо, в котором написано о больших суммах денег, посланных капитаном стражи своим родственникам. После того, как Гаррус увидит письмо, он попросит героя встретиться с ним через два часа в таверне «Чейдинхольский мост», для того, чтобы у него было время сообщить графу о сложившейся ситуации. При выборе данного варианта Ульрих отправится за решётку.

Награда Править

Поговорив с Гаррусом в условленном месте, герой узнает, что помощника капитана повысили до главы городской стражи, и получит награду за решение проблемы в виде уровневой суммы золота.

Вариант Гарруса Вариант Ллеваны
1–4 150 75
5–9 250 175
10–14 350 275
15–19 450 375
20–24 550 475
25+ 650 575

Примечания Править

  • В ходе выполнения квеста «Оборона Брумы» жители города выставляют защитников в помощь Бруме. Одним из таких защитников может быть Ульрих Леланд, что весьма поспособствует успешному окончанию квеста, так как Ульриха нельзя убить до окончания задания «Продажность и совесть». Этот квест можно выполнить и после того, как Брума будет спасена.

Стадии квеста Править

Чтобы перейти к определённому этапу выполнения квеста, введите в консоли:

setstage MS10 stage

где параметр stage — число, этап квеста (все этапы перечислены ниже).

Продажность и совесть (ID: MS10)
Этап Запись в дневнике
10 Один из жителей Чейдинхола сказал мне, что в последнее время стражники взяли манеру налагать на горожан непомерные и несправедливые штрафы. Похоже, это началось с тех пор, как новым капитаном стражи стал Ульрих Леланд. Мне посоветовали побеседовать с Ллеваной Недарен, которая живёт в южной части города. Говорят, она крайне возмущена поведением нового капитана.
20 Ллевана Недарен рассказала мне о том, что её добрый друг, Алдос Отран, попал в беду. Он не смог заплатить штрафы, и его выселили из дома. Она ненавидит капитана стражи, Ульриха, но ей кажется, что его заместитель, Гаррус Дареллиун, сочувствует горожанам. Мне нужно поговорить с ним об этом деле.
30 Гаррус Дареллиун дал мне понять, что недолюбливает своего командира. Более того, он полагает, что Ульрих кладёт себе в карман большую часть штрафов. Гаррус просил меня поговорить с Алдосом — ему нужен свидетель, готовый выступить против Ульриха.
40 Алдос, по своему обыкновению, пьян. Он попросил меня пойти вместе с ним к бывшему его дому, поскольку хочет что-то такое мне показать. Мне следует пойти с ним.
50 Алдос Отран был убит стражником Чейдинхола. Вместе со мной он пришёл к своему старому дому и начал перебранку с охраной. Во время спора Алдос выхватил нож и был убит на месте. Мне нужно сообщить Ллеване эту печальную новость.
60 Ллевана пришла в ярость, узнав о судьбе Алдоса. Она попросила меня поговорить с Ульрихом и любым способом убедить его прийти к ней домой, где она «разберётся с ним». Похоже, это не лучший выход. Думаю, всё же нужно сначала поговорить с Гаррусом и только потом решить, что мне делать.
70 Гаррус был опечален известием о смерти Алдоса. Он поклялся, что заставит Ульриха ответить перед законом. Гаррус полагает, что в помещениях, занимаемых капитаном, можно добыть улики, доказывающие его вину. Мне нужно будет проникнуть туда и обыскать комнаты. Теперь нужно решить: выбираю ли я метод Ллеваны или метод Гарруса?
75 Мне удалось убедить Ульриха пойти в дом Ллеваны. Теперь мне нужно проводить его туда.
78 Ульрих пришёл в дом Ллеваны вместе со мной. Интересно, что будет дальше.
79 (Эта стадия является пустой, она нужна для подготовки атаки крыс)
80 Как только Ульрих вошёл в дом Ллеваны, она наложила на него заклятие паралича, после чего выпустила крыс, которые загрызли Ульриха до смерти. Мне нужно сообщить об этом Гаррусу.
90 В комнатах Ульриха обнаружилось письмо, подписанное капитаном. Из текста ясно, что Ульрих регулярно отсылает родственникам, живущим за пределами Сиродила, значительные суммы, нажитые нечестным путём. Это вещественное доказательство, которое необходимо Гаррусу. Мне нужно отнести письмо ему.
95 (До этой стадии можно добраться двумя различными путями и следовательно существуют две записи в дневнике. Выбор между ними происходит в зависимости от значения переменной reward)

Если reward = 2
Гаррус был расстроен тем, что мне пришлось избавиться от Ульриха таким способом, но он рад тому, что всё кончено. Он сказал, что сообщит обо всём графу Чейдинхола. Мы должны встретиться с ним через два часа в таверне «Чейдинхольский мост».
Если reward = 1
Гаррус получил от меня вещественные доказательства, нужные ему, чтобы сместить Ульриха с должности. Он сказал, что сообщит обо всем графу Чейдинхола. Мы должны встретиться с ним через два часа в таверне «Чейдинхольский мост».

97 Два часа уже прошло. Мне нужно идти в таверну «Чейдинхольский мост» на встречу с Гаррусом Дареллиуном.
100 Гаррус сообщил мне, что он назначен капитаном стражи Чейдинхола. Он наградил меня за помощь.
120 (Для этой стадии нет записи в дневнике, она служит для установления охранника рядом с домом Алдоса)
150 Ульрих Леланд пал от моей руки. Мне нужно при первой возможности сообщить об этом его заместителю, Гаррусу Дареллиуну.
180 Хотя мои действия и привели к смещению Ульриха с его поста, Гаррус не одобрил мои методы.
200 Один из персонажей, необходимых для выполнения этого задания, умер.
Стадия, обозначенная зелёным, соответствует успешному завершению квеста, а красным — его провалу.

Примечания

  • Не все стадии квеста могут отображаться в журнале заданий. Какие из них появятся, а какие нет, зависит от способов прохождения квеста.
  • Стадии не всегда отображаются последовательно. Как правило, такое случается, если квест имеет несколько возможных концовок, а также в том случае, если некоторые из этапов квеста могут быть выполнены в произвольном порядке.
  • Если стадия отмечена зелёным, то есть как завершающая квест, то это означает, что квест исчезает из списка активных заданий в журнале, но новые записи, связанные с квестом, всё ещё могут отобразиться в журнале заданий.

«Самое большое богатство природы — это человек. Люди обогатили землю, а не земля народ», — так начал свою речь на форуме YES Шимон Перес, девятый президент Израиля. И он, как всегда, абсолютно прав. Однако украинцы пока так и не начали учиться на своих ошибках.

Сегодня город пестрит предвыборной рекламой. Она везде: на листовках, биллбордах, радио, ТВ, балконах, спинах агитаторов. Кандидаты перед выборами активизировались, начали наводить порядок во дворах, ремонтировать подъезды, ставить лавочки и пиариться, пиариться, пиариться. Но помните — как только выборы пройдут, практически все они забудут о вас и будут, как раньше, пилить бюджет.

Но что еще хуже — многие на это покупаются. Значительная часть населения готова взять подачку сегодня и поставить крест на будущем. Ведь подачка будет именно сегодня, она наверняка. Это может быть продуктовый набор с гречкой и водкой, дополнительные 200-400 грн, а то и вовсе — лишь обещания. И людей, готовых продать свой голос, немало. Даже среди, казалось бы, вменяемого среднего класса. Просто ценники разные. Кто-то за 300 грн вешает на своем балконе флаг бабы с косой, которая готова опять наобещать все что угодно, лишь бы вновь долезть до кормушки; кто-то за 1000 грн идет в члены счетной комиссии; а кто-то за куда большие суммы готов вступать партию бандитов, дабы продвигать их в рады.

И каждый раз история повторяется. Мы уже ничему не удивляемся, и даже не сильно ожидаем, что кандидаты выполнят хоть что-то из того, что было написано на их плакатах. И это ужасно. Да, многие оправдывают простых людей, которые в связи со своей бедностью готовы продаться. Мол, у них нет другого выбора. Но выбор есть всегда! Люди продаются не потому, что бедные, а наоборот — они бедные, потому что они продаются! Вот так и живут продажные люди в бедной стране.

«Мы мечтали о своей земле, но земля, которую мы получили, не была мечтой. Это был маленький клочок, одна тысячная часть Ближнего Востока. Эта земля не очень хорошо к нам отнеслась. Там были болота, москиты, пустыня на юге, камни. Выбирать нужно было между комарами и камнями. На ней было два озера — одно мертвое, второе вымирало. Была знаменитая река — но и в ней воды не было. То есть, воды не было вообще. Никаких природных ресурсов тоже не было — ни золота, ни нефти. Но мы смогли построить свою страну», — завораживал своим спичем высокопоставленную публику YES Шимон Перес.

В Украине все иначе: мы богаты на земли, на ресурсы, мы богаты на гениальных людей. Но мы так и не научились использовать все это. Это какое-то национальное разгильдяйство и инфантильность общества. Все хотят жить лучше, но лишь единицы готовы что-то для этого делать. Самому взять и сделать. Каждый на своем месте, пусть пустяк, но который меняет жизнь к лучшему. А пока, возвращаясь домой после общения с успешными бизнесменами и не всегда успешными чиновниками, я каждый день наблюдаю возле своего дома картину, как уже порядком подвыпивший электорат обсуждает, почему им нравится или не нравится тот или иной кандидат. Обсуждает, пьет, лузгает семечки, плюет на асфальт возле дома, в котором живет, всех обвиняет, но ничего не делает.

Почему Украина бедная страна? Почему у нас в стране высокий уровень коррупции? Может, все из-за апатии и отсутствия контроля. Что каждый из нас сделал, чтобы побороть коррупционную машину? У нас готовы сколько угодно говорить, как плохо жить в коррумпированной стране, а потом на следующее утро понести взятку в детский сад, школу, суд… Более 80% населения Украины хоть раз давали взятку. Это ужасающие цифры. И это наша реальность. Так может нужно начать с себя? У нас говорят — какие все плохие кандидаты, они нас дурят и на нас зарабатывают, — а потом идут и голосуют за них просто так или за гречку/деньги/обещания низких тарифов.

Так может хватит продаваться за лозунги, которые никто не собирается выполнять? Может местная власть пересмотреть тарифы, ввести контрактную армию, увеличить пенсии? Разве у них есть такие полномочия? Нет, это все пустые слова.

Говорят еще про Киев для киевлян. Я только не понимаю — они хотят возвести новое гетто?

Или вот, некоторые предлагают вернуть эффективных управленцев из прошлой власти. Да-да, именно тех, по приказу которых избивали студентов на Майдане ночью 30 ноября 2013 года. Вы это все уже забыли?

Интересно, в какой стране хочет жить студент, проголосовавший за бандита и рэкетира за 400 грн? Что он будет ожидать от власти, которая купила его голос? Какая цель у этой власти? Правильно — дальше грабить этого студента, бизнесмена, пенсионера. И мы все безмолвно на это соглашаемся. Так с кого нам спрашивать, если мы сами готовы продаваться?

Что нужно сделать?

Голосовать нужно по совести. За кого хочешь — за того и голосуй. Но не забывай контролировать тех, кого избрал. Хочешь жить как в Европе — сам начни жить по новым правилам.

Зачем эти все рожи с предвыборной рекламы идут в рады? Высокие зарплаты, престижная работа? Нет. Практически все хотят дорваться до распределения бюджетов, все хотят власти. Власти и безнаказанности. Возможно, стоит перевернуть и опустошить кормушку, чтобы нечего было дерибанить? Отказаться от лишних функций — по максимуму передать все в рынок. Максимально лишать власть ресурсов и зон ответственности. Это очень сложный процесс и отдельная тема для разговора.

Но, повторюсь, необходимо самому следить за эффективностью использования ресурсов государства. Да, это куда тяжелее, чем вести пустые политические дебаты. Однако сейчас появляются реальные инструменты. Рады обязали публиковать свои решения, министерства начинают открывать реестры, а Минфин запускает программу Open Budget, с помощью которой можно будет контролировать все финансовые транзакции органов власти. Конечно, все охватить, практически невозможно, но контролировать свою районную власть, контролировать все то, что происходит возле твоего дома, не так уж сложно.

Только одним контролем не добьешься результата. Нужны инструменты влияния. У нас почему-то все боятся сообщать о правонарушениях. Обязательно нужно знать права и полномочия власти. И не стесняться выражать свой протест. И не на словах и на улице. Эту культуру нам еще нужно прививать. Почему в кооперативных домах чаще всего лучше обстоят дела, чем в тех, за которые отвечает ЖЭК? Может потому, что там люди сами несут ответственность? Иногда необходимо самостоятельно определять задачи и цели для власти, выставлять повестку дня. Не так давно на сайте президента появилась возможность инициировать петиции. Такие инструменты нужны и на местном уровне. И, если хочешь что-то полезное сделать — делай сам, без оглядки на власть, условия, политическую конъюнктуру и все препятствия. Зачем все время ждать чего-то от государства? Будущее страны, в которой ты живешь, зависит только от тебя.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *