Происхождение религий

На рубеже XVIII-XIX вв. стали появляться обстоятельные исследования, ставившие своей целью комплексно изучить проблему сущности и происхождения религии. Так, Ш. Дюпюи стремился показать, что все древние боги и герои были олицетворением небесных явлений, причем к числу астрально-мифологических образов он отнес и Христа. В начале XIX в. на основе этих идей сложилась мифологическая школа, наиболее известные представители которой (братья Я. и В. Гримм, М. Мюллер) связывали мифологию и религию различных народов, стремясь доказать, что религиозные верования суть отголоски древнего астрально-мифологического культа.

Изучив огромный материал по истории древних мифов и тем самым, дав толчок развитию ряда наук (этнографии, фольклористики и т. п.), сторонники этого направления, однако, оказались не в состоянии дать убедительный анализ сложных и развитых религиозных систем, в чем и проявилась слабость их школы.

Значительным шагом вперед в познании вышеназванных систем стала антропологическая школа. Предтечей ее можно считать учение Л. Фейербаха, который писал о том, что богов создает сила фантазии, воображения человека, что религия – это в конечном счете продукт деятельности, мышления и эмоций людей. Сторонники антропологической школы, и, прежде всего, виднейший ее представитель – английский этнограф Э. Тэйлор, опирались на ту же основу, что и Фейербах, т. е. на мыслящего индивида, силой сознания и эмоций создающего религиозные представления. Первоначальная форма этих представлений – вера в духов, т. е. анимизм. Одухотворивший мир первобытный человек, дикарь-философ, создает этих духов силой своего воображения. Хотя опиравшаяся на капитальные этнографические исследования теория Тэйлора была существенным шагом вперед в науке о первобытном обществе, чисто религиоведческая слабость ее очевидна.

Антропологи-эволюционисты развивали теорию Тэйлора, уточняя отдельные ее положения, как это было сделано, в частности, в трудах Д. Фрэзера, Л. Леви-Брюля и некоторых других исследователей. В этнографических исследованиях Фрэзера акцент был сделан уже не столько на абстрактную рефлексию мыслящего дикаря-философа, сколько на ассоциативные представления первобытных людей, которые способствовали установлению искаженных связей между реальностью и ее восприятием и тем положили начало магии – одной из древнейших форм религии.

Следующий шаг в этом же направлении сделал Леви-Брюль, пытавшийся объяснить такого рода ложные ассоциативные связи первобытного человека особенностями его «пралогического» мышления, основанного на аффектах и ощущении сопричастия («мистическая партиципация»).

В XX в. в противовес антропологической школе были выдвинуты новые, более обстоятельные концепции. Одна из них – концепция прамоногеизма, автор которой, католический священник В. Шмидт, в своей 12-томной работе «Происхождение идеи бога» стремился доказать существование своего рода первобытного «божественного откровения». В. Шмидт исследовал громадный фактический материал и продемонстрировал огромную эрудицию. Однако его априорно принятая идея доказать сущность божию и наличие в той или иной форме представлений о едином Боге чуть ли не у всех народов мира оказалась несостоятельной.

Иная судьба была у теории психоанализа 3. Фрейда. Вообще-то эта теория в гораздо большей степени относится к области психиатрии, даже медицины, нежели к религиоведению. Однако она сыграла существенную роль в развитии современного религиоведения. Религиозный аспект теории Фрейда сводится к тому, что религия в ранних своих формах (тотемизм) возникла как следствие сознательного подавления бессознательных инстинктов, прежде всего полового. Сублимация такого рода всегда была чревата взрывом. Отсюда и религиозные представления – это иллюзии, выступающие как исполнение древнейших, сильнейших, навязчивых желаний человечества; тайна их силы, считал Фрейд, заключается в силе этих желаний.

«Эдипов комплекс» (согласно древнегреческому мифу, Эдип, не зная того, убил отца и женился на матери) всегда, согласно Фрейду, создавал у мужчин двойственное отношение к их отцам – как к отцам и как к соперникам, что привело затем к тотемизму: тотем заменил отца. В дальнейшем такого рода «заместителем отца» стал Бог. Таким образом, религия по Фрейду есть следствие сублимации навязчивых желаний.

Очень важно понять как относились к религии основоположники марксизма, ибо именно это отношение в конечном счете определило то, что произошло с религиями в нашей стране. В середине прошлого века Маркс и Энгельс, вырабатывая свое понимание проблем религии (и категорически отрицая ее место в истории современного им общества, ибо религия выступала в качестве основного идейного соперника марксизма), обратили особое внимание на три главных момента. Первый – это тезис о том, что не древний человек, а общество в целом является создателем религиозной теории: религиозное чувство само есть общественный продукт. Иными словами, именно общественное сознание лежало в основе религии. Этот тезис сам по себе, в принципе, вполне разумен и приемлем.

Вторым моментом, отмеченным Марксом и Энгельсом, было положение о том, что религиозные представления и верования вызревают и принимают различные формы не сами по себе, а под воздействием определенных социальных условий и достигнутого уровня развития.

Суть третьего тезиса в том, что религия – это средство угнетения человека власть имущими.

Именно это имел в виду Маркс, когда говорил о религии как опиуме народа. Развивая эту мысль, В. И. Ленин писал, что религия – один из видов духовного гнета и что гнет религии над человечеством есть лишь продукт и отражение экономического гнета внутри общества. Следствием этих убеждений в нашей стране стало отрицание религии, сведенной до уровня предрассудков.

XX век был отмечен новыми концепциями в области религиоведения. Среди имен их авторов – французский социолог Э. Дюркгейм. В своих работах он трактует религию как солидаристскую систему верований и действий, создающую моральную общину тех, кто их придерживается. Она – принадлежность не индивида, а группы. Именно группа обеспечивает её сплоченность, солидарность и в этом её интегративная функция.

Наиболее выдающимся социологом религии был М.Вебер, который выделил три типа религиозного отношения к миру. Один представлен конфуцианством и даосизмом: это религии «приспособления». Второй тип – индуизм и буддизм – религии «бегства от мира». Третий тип представлен иудаизмом и христианством – религиями «овладения» миром. В каждой религии заключен свой образ и стиль жизни больших масс людей, поэтому, согласно Веберу, бессмысленно говорить о религии вообще в функциональных категориях.

Все эти теории внесли свой вклад в современное религиоведение.

Литература основная:

Васильев Л. С. История религий Востока. М., 1988.

Гараджа В.И. Религиоведение. Учеб. пособие. – 2-е изд. – М., 1995.

Кислюк К.В., Кучер О.Н. Религиоведение. Учебное пособие. Р/д, Феникс. 2001.

Литература дополнительная:

Религиоведение хрестоматия: (для высш. учеб. заведений) / Пер. с англ., нем., фр. Сост. и общ. ред. А.Н.Красникова — М, 2000.

1.2. Версии происхождения религии

Широко известны и приняты в религиоведении два основных подхода к вопросу происхождения религии: религиозный (богословский) и светский (религиоведческий).

Религиозный подход исходит из того, что появление идеи существования Бога в психике людей и возникновение религии как веры в существование Бога, богов или сверхъестественного обусловлено тем, что Бог существует. Он сотворил мир, природу и воздействует на человека и природу. Последние же могут воспринимать это воздействие, что и является взаимосвязью человека с Богом. В рамках религиозного подхода существует так называемые шесть «доказательств» существования Бога:

1. Онтологическое»доказательство» сформулировано «блаженным» Августином (V век) и теологом Ансельмом Кентерберийским (XI век). Оно состоит в том, что «мы можем представить совершенное существо, поэтому оно обязательно должно быть, иначе мы не могли бы его себе представить».

В такой логике существование Бога подменяется существованием представления о Боге, после чего как правило следуют многочисленные фантазии на тему Бога. В то же время именно этим принципом, основанным на первом «доказательстве» неосознанно руководствуются многие верующие в Бога люди, имея каждый своё представление о Боге, но не имея ни веры Богу, ни связи с Богом.

Это «доказательство» «опровергнуто» немецким философом И.Кантом (1724–1804 гг.) с позиции И.Канта.

2. Космологическое»доказательство» впервые озвучено Платоном и Аристотелем и окончательно сформулировано теологом западноевропейского средневековья Фомой Аквинским (1226–1274 гг.). В логике космологического доказательства высказано предположение, что для такого сложного мира как наш нужны первопричины первоначального импульса всякого начала и движения. Сам импульс должен быть беспричинным, безусловным, а значит он имеет перводвигатель.

Космологическим «доказательством» руководствуются часть религиозных верующих, которые своё представление о Боге сводят к существованию целесообразного космического разума, который создал все законы бытия. Представления о целесообразности человеческого существования такой подход не даёт: наоборот, если «первоначальный импульс» беспричинный, то нечего и искать причины человеческого существования.

Это «доказательство» «опровергали» философы-рационалисты, которые утверждали, что материя сама обладает движением и поэтому импульса не требуется.

3. Телеологическое»доказательство» утверждает наличие мировой целесообразности, порождённой Богом, что есть «разумное существо, полагающее цель для всего, что происходит в природе; и его мы именуем Богом». Наличие мировой гармонии, целесообразности в мире исходит от Творца.

Такой подход также не проясняет (обходит молчанием) роль человека в гармонии мира: получается что за человека всё сделает Бог, а человек должен лишь быть кротким и спасать себя для будущей жизни.

Мало того, противники такого «доказательства» выдвигают антиаргументы, мол гармония мира, основанная на пожирании сильными слабых, на постоянной борьбе, не согласуется с добротой Творца. В ответ сторонники телеологического «доказательства» указывают на факт грехопадения, внёсшего «порчу в творение» (библейская версия начала глобального исторического процесса). То есть творение испорчено земным грехопадением, но в «другом мире» всё гармонично. Поэтому задумка Творца относительно людей на Земле не совсем удалась.

Последним утверждением сторонники теологического «доказательства» признают за Творцом некий «брак» в отношении большинства людей, ставя Бога в положение того, кто ошибся.

4. Историческое «доказательство» — одно из самых древних и сводится к формулировке: «История не знает ни одного народа, который был бы совершенно лишён веры; даже атеисты являются не до конца неверующими; идеологические мифы, принимаемые атеистами на веру — это по существу тоже религия». Историческое «доказательство» исходит из утверждения, что «заблуждение перестаёт быть заблуждением, если оно воспроизводится из века в век, из тысячелетия в тысячелетие». То есть, это «доказательство» от противного: если существование Бога заблуждение, то почему религия в той или иной форме воспроизводится практически всеми народами на протяжении всей известной истории.

Историческое «доказательство» также как и все предыдущие не является доказательством, а представляет собой рассуждение-логику с опорой на исторический опыт. Сам же исторический опыт вполне может быть и самым большим заблуждением, а может и не быть таковым: последнее тоже требует «доказательств».

5. Психологическое «доказательство» — одно из современных и сводится к формулировке: «Наличие в психике людей религиозной составляющей обязательно должно вызываться внешней причиной, которая и есть Бог».

Это «доказательство» легко опровергается, так как в его логике можно «доказать» и обратное: «наличие в психике людей злонравия и атеизма (и мало ли чего там ещё имеется…) доказывает, что Бога нет». То есть, психологическое «доказательство» ничего не доказывает, а это просто логические рассуждения.

6. Моральное»доказательство» утверждает наличие абсолютного и вечного нравственного закона, который предложен людям и является проявлением божественного начала в мире. Выдвинуто немецким философом И.Кантом. Кант утверждал что Бог осуществляет руководство через совесть человека.

С этим утверждением можно согласиться, но «доказательством» бытия Божиего утверждение об обращении Бога к человеку через совесть не является. Поскольку совесть это — чувство Божиего Промысла как таковое, неразрывно сопряжённое с той составной частью личностной нравственности, которая совпадает с праведностью. Праведность — нравственный закон, которую Бог избрал для Себя сам, и предлагает людям.

Если развитость чувства Божиего Промысла у людей позволяет осуществлять обоюдостороннюю связь с Богом через совесть (то есть пребывать в вере Богу), таким людям «доказательств» бытия Божиего не требуется: они и так имеют связь с Богом. Иным людям, которые не обращают внимания на призывы Бога через совесть и/или просто находятся в невнимательности к своему внутреннему духовному миру, такое «доказательство» ничего не доказывает: их совесть не реагирует на призывы Свыше. То есть, моральное «доказательство» не имеет значения ни для высоконравственных людей (они и так не сомневаются в существовании Бога: им «доказательства» не нужны), ни для безнравственных, либо злонравных людей, которые просто не следуют призывам своей совести.

Главное, что религиозный подход всегда апологетичный либо конфессиональный. Но ещё главнее — он атеистичен во всех его шести видах «доказательств». Причём существование Бога в каждой из таких религиозных систем «доказывается» для того, чтобы сформировать у мирян (людей, которые не имеют церковный статус) и клириков (церковнослужителей) представление о Боге, веру в конфессионально представленного Бога, а не веру Богу. Для внеконфессионально верующего Богу человека никаких доказательств существования Бога не требуется: такой человек убеждается в этом на основе своей истинной (можно сказать «абсолютной», а не конфессионально-культовой) религиозности — обоюдосторонней сокровенной связи с Богом. Требовать каких-либо «доказательств» существования Бога для истинно религиозного человека — богохульство по отношению к Богу, и введение в заблуждение людей из окружения. Поэтому все «доказательства» религиозного подхода лишь уводят людей в сторону от сущностной грани истинной религиозности — обоюдосторонней сокровенной личностной связи с Богом — в лучшем случае к околорелигиозным взаимоотношениям (где сохраняется иллюзия необходимости каких-либо «доказательств» веры); в худшем — к прямой агитации «за Бога» в рамках апологетики той или иной религиозной системы идеалистического атеизма.

В художественной форме этот вывод выражен в романе «Мастер и Маргарита» М.А.Булгакова, который видимо много размышлял на тему истинной религии и существующих «доказательств» Божиего бытия (выделения жирным сделаны нами при цитировании):

«— Но, позвольте вас спросить, — после тревожного раздумья заговорил заграничный гость, — как же быть с доказательствами бытия Божия, коих, как известно, существует ровно пять?

— Увы! — с сожалением ответил Берлиоз, — ни одно из этих доказательств ничего не стоит, и человечество давно сдало их в архив. Ведь согласитесь, что в области разума никакого доказательства существования бога быть не может.

— Браво! — вскричал иностранец, — браво! Вы полностью повторили мысль беспокойного старика Иммануила Канта по этому поводу. Но вот курьёз: он начисто разрушил все пять доказательств, а затем, как бы в насмешку над самим собою, соорудил собственное шестое доказательство!

— Доказательство Канта, — тонко улыбнувшись, возразил образованный редактор, — также неубедительно. И недаром Шиллер говорил, что кантовские рассуждения по этому вопросу могут удовлетворить только рабов, а Штраус просто смеялся над этим доказательством».

М.А.Булгаков не ошибся, когда сказал, что кантовские рассуждения могут удовлетворить только рабов. Дело в том, что в каждой исторически сложившейся религии — своя система моральных (нравственных) ценностей (что «хорошо», а что «плохо»), которые именем Бога провозглашаются абсолютными. После чего такой конфессионально-«канонический» нравственный «абсолют» воспринимается людьми за совесть, к которой их призывают всякий раз, когда нужно за что-то сагитировать именем Бога. На этом держатся все существующие системы идеалистического атеизма и многоликий толпо-«элитаризм» (рабовладение).

В действительности же конфессиональные нравственные системы как правило мало чем стыкуются с совестью (чувством Божиего Промысла как такового, неразрывно сопряжённым с той составной частью личностной нравственности, которая совпадает с праведностью). Но искажение объективной системы нравственных ценностей (которые от Бога) позволяет хозяевам и иерархам религиозных конфессиональных систем удерживать мирян и клиров в скрытом подчинении себе (а не Богу), которое мало чем отличается от рабства.

Так формируется искажённое (не соответствующее Объективной реальности) мировоззрение людей, верующих не Богу, а в догматы о Боге, существующие в той или иной религиозной системе. Ясно, что искажения мировоззрения людей — прямое следствие попадания в психику нравственных критериев конфессиональных систем вместо того, чтобы эти критерии формировались по жизни естественно через совесть — от рождения.

В приведённом выше отрывке из романа М.А.Булгакова действительно сказано основное: все интеллектуально-рассудочные доказательства, а равно опровержения бытия Божия — вздорны.

В то же время разум всякого индивида — ограничен, ограничены и его знания. Вследствие этого всегда есть то, что остаётся принимать на веру. Отказ от составляющей веры в мировоззрении и миропонимании влечёт за собой их ущербность, т. е. неполноту, ограниченность. Вера же позволяет расширить мировоззрение и миропонимание до границ Объективной реальности, будучи способной объять всё. Однако принятие чего-либо на веру обладает своей спецификой: принятие на веру, а равно и отказ принять на веру ту или иную определённую информацию, определённый смысл в конечном итоге обусловлены в психике индивида его истинной нравственностью, которая также определяет и алгоритмику его сознательной и бессознательной интеллектуально-рассудочной деятельности. То есть объективно порочная нравственность позволяет принять на веру в качестве истинных ошибочную и заведомо ложную информацию, а праведная нравственность исключает принятие лжи и ошибок на веру в качестве истины. Смысл религиозной жизни — приведение нравственности к объективной праведности, а веры к истине, что достижимо только с Божией помощью, поскольку Бог всемогущ и всеведущ.

Но вопреки тому, что многие думают, что доказательств бытия Божиего нет, они всё же есть и неоспоримы для тех, кто внимателен к жизни:

Бог даёт доказательство Своего бытия на веру, а не на разум. Оно носит по его существу нравственно-этический характер и состоит в том, что Всевышний отвечает молитве верующего Ему тем, что обстоятельства его жизни изменяются соответственно смыслу его молитв тем более ярко и явственно, чем более он сам нравственно праведен и отзывчив Богу, когда Бог обращается к нему персонально через его совесть, через других людей, через памятники культуры или как-то иначе на языке жизненных знамений. Бог всегда отвечает искренней осмысленной молитве: и даже если не происходит изменения жизненных обстоятельств в соответствии с её смыслом, то даётся тот или иной ответ на вопрос «почему?». В этом диалоге разум индивида только осмысляет даваемое Свыше, вводя его в систему миропонимания индивида, изменяя его нравственность и мировоззрение в направлении объективной праведности либо в направлении дальнейшего уклонения от неё.

Последнее — когда нравственность и мировоззрение индивида меняется в направлении уклонения от праведности, несмотря на предложения Свыше касающиеся изменений в сторону праведности — основной признак атеизма.

Атеизм губителен для людей — «доказательством» чего является жизненная практика.

М.А.Булгаков в «Мастере и Маргарите» художественно представил «седьмое» — нравственное «доказательство» бытия Божия. Оно было предъявлено Берлиозу и Бездомному в форме смерти под колесами трамвая Берлиоза, отрёкшегося от Бога и безнадёжного в своём неверии. Этот результат соответствовал «вере» Берлиоза в том стечении вокруг него жизненных обстоятельств, которые более знающий Воланд и описал ему в основных чертах. При этом Воланд поднял вопросы управления мирозданием и правильно показал возможности индивида по сравнению с возможностями Бога:

«— Но вот какой вопрос меня беспокоит: ежели Бога нет, то, спрашивается, кто же управляет жизнью человеческой и всем вообще распорядком на земле?

— Сам человек и управляет, — поспешил сердито ответить Бездомный, на этот признаться, не очень ясный вопрос».

И Воланд, снизойдя к непониманию Бездомного, пояснил принципиальные вопросы практики управления:

«— Виноват, — мягко отозвался неизвестный, — для того, чтобы управлять, нужно как-никак иметь точный план на некоторый сколько-нибудь приличный срок. Позвольте вас спросить, как же может управлять человек, если он не только лишён возможности составить какой-нибудь план хотя бы на смехотворно короткий срок, ну, лет, скажем, в тысячу, но не может ручаться даже за свой собственный завтрашний день? И, в самом деле, — тут неизвестный повернулся к Берлиозу, — вообразите, что вы, например, начнёте управлять, распоряжаться и другими, и собою, вообще, так сказать, входить во вкус, и вдруг у вас… кхе… кхе… саркома лёгкого… (…) А бывает ещё хуже: только человек соберётся съездить в Кисловодск, — тут иностранец прищурился на Берлиоза, — пустяковое, казалось бы, дело, но и этого совершить не может, потому что неизвестно почему возьмёт — поскользнется и попадёт под трамвай! Неужели вы скажите, что это он сам собою управил так? Не правильнее ли думать, что управился с ним кто-то совсем другой? — и здесь незнакомец рассмеялся странным смешком.

Берлиоз с великим вниманием слушал неприятный рассказ про саркому и трамвай, и какие-то тревожные мысли начали мучить его».

Берлиоз представлял светскую духовную интеллигенцию времён материалистического атеизма (СССР). Он и Бездомный — атеисты и, как сказал Берлиоз, «сейчас об этом можно говорить открыто». Но роман указывает на сущностное единство обоих видов атеизма — материалистического и идеалистического: когда Бездомный, напуганный смертью Берлиоза согласно «пророчеству» Воланда, принялся гоняться за свитой Воланда по ночной Москве, он от страха приобщился в идеалистическому атеизму — взяв в руки икону и свечи. Булгаков мастерски объединил оба вида атеизма, показав их пагубность (в судьбе Берлиоза) и психическую нечеловеческую основу (в судьбе Бездомного). Действительно психологически атеизм приводит в конечном итоге к тому, что называется шизофрения. Поэтому светский подход к вопросу происхождения религии — не менее шизофреничен, чем «религиозный».

Светский подход к вопросу о происхождении религии традиционно классифицируется следующим образом:

1. Натуралистическое объяснение появления религии. Основоположники — французские просветители XVIII века. К ним примыкали немецкий классический философ Л.Фейербах (1804–1872 гг.), К.Маркс (1818–1883 гг.) и Ф.Энгельс (1820–1895 гг.). Основная идея натуралистического объяснения в том, что религия произошла от бессилия людей перед господствующими над ним природными силами. В натуралистическом объяснении доминировал вывод, что всякая религия является ни чем иным, как фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые окружают людей; что религия является отражением, в котором земные силы принимают формы неземных.

Удобство такого объяснения особенно для основоположников марксизма состояло в том, что натуралистическая позиция давала повод достаточно логично перейти к теории материалистического атеизма, которая, как пропагандировали «социалисты», избавит общество от всяческого порабощения. В такой логике, предшественники и последователи марксизма трактовали религию как основное идеологическое средство поддержания рабства в мире; а для избавления от рабства надо избавиться и от религии, которая по сути есть отражение в головах людей бессилия перед господством не только природных сил, но и социальных (то есть — господ-хозяев).

Такая позиция основоположников и последователей марксизма явилась главным идеологическим рычагом для смены идеологической надстройки в обществе с идеалистического атеизма (когда общественное и научное мнение опиралось не религиозный подход) к материалистическому атеизму (в котором господствует светский подход к возникновению религии с позиции того, что в действительности Бога нет). Поэтому светский подход это как правило позиция материалистических атеистов.

Сторонники натуралистического объяснения считали, что если на ранних стадиях развития общества, когда люди ещё не познали явления природы, это незнание породило религию, то по мере развития наук и росту образованности людей, религия будет себя постепенно изживать.

Сторонники натуралистического подхода ошиблись. Практика жизни показала, что развития науки, рост образованности людей не оттолкнули последних от тяги к религии. Наоборот, благодаря успехам науки думающие люди увидели, что появившиеся объяснения многим силам природы, большинство из которых освободили людей от «мистического страха» перед стихией, вовсе не были первопричиной религиозности людей. Просто в глубокой древности не было современных средств, с помощью которых людям можно было выражать свою религиозность: религиозность выражали в поклонении силам природы; а после периода политеизма начался период монотеизма, в течении которого как раз-то и было придумано изощрённое рабство под прикрытием религиозных идей. С последним и пытались бороться материалистические атеисты, которые взяли на вооружение марксизм. С уходом марксистских идей в прошлое люди стали возвращаться в лоно монотеизма традиционных религий идеалистического атеизма. Ясно, что марксизм с его натуралистическим подходом не решил задачи избавления людей от системного рабства, а жизненные обстоятельства вернули общество к вопросам религии, к вопросу религиозного подхода к происхождению идеи Бога.

В социологическом подходе делается главный вывод: религия это — социальный институт, в котором моделируется общественная среда жизни; делается это в том виде и тем языком, который понятен всем без исключения; вследствие этого действиям и мыслям людей придаётся скоординированный характер. То есть в социологическом подходе религия это своеобразное средство агитации и координации людей на определённые дела и мысличерез формирование соответствующей общественной среды.

Другая сторона религии как средства координации людей в обществе это — социальная функция, институт управления, устанавливающий определённые в религии нормы и мотивы социального поведения — логику социального поведения и мышления. При этом религиозная мораль (нравственность) через социальную среду распространяется на общество и доминирует в нём. Нравственные установки, становясь абсолютными нормами для большинства людей, формируют культуру общества, которая соответствует религии, её нравственным установкам и её логике поведения и мышления. Последним и обеспечивается относительная устойчивость управления обществом на базе основных религиозных идей, которые приняты большинством как нравственные постулаты.

Действительно, механизм распространения религиозно-нравственных постулатов в общество людей указан в социологическом подходе правильно и достаточно откровенно. Однако при всей откровенности высказываний сторонников социологического подхода, в нём можно легко найти причины его несостоятельности. Ущербность и объективная несостоятельность социологической теории возникновения религии была предопределена как только в ней провозгласили, что религия это — социальный институт, в котором моделируется общественная среда жизни.

Напомним, что правильное определение религии это — обоюдосторонняя связь с Богом. Согласно этому определению, настоящая религия представляет собой связь социального института с надсоциальным институтом и не является лишь функцией замкнувшегося самого на себя социума (то есть, общества людей). Функцию «надсоциального института» взял на Себя Бог и на Языке Жизни предлагает людям принять объективно праведную нравственность.

Подмена понятия религии в рамках социальной теории происхождения религии сужает рамки понятия религии, ограничивая всех, кто живёт в данной религиозной культуре социальным уровнем; а обоюдостороннюю связь с Богом трансформирует в обоюдостороннюю (либо одностороннюю) связь с религиозными социальными институтами, которые и поддерживают в социуме определённую нравственность — как средство «устойчивого» управления.

Кроме того, устойчивость и длительность управления под покровом установившейся религиозной культуры определяется соответствием логики социального поведения и мышления, которую поддерживает религиозная культура и логикой социального поведения и мышления большинства людей. Последняя же, как показала практика жизни, зависит не только от довлеющей на психику людей доминирующей религиозной культуры, но и от других факторов, над которыми не властны социальные институты. И в первую очередь в число этих факторов входит Божий Промысел в котором человеку предложено не замыкаться на социальные институты, а жить, соотнося свою нравственность с объективно положенной Богом.

3. Этнологический подход проповедовали те, кто исследовал разные народы, находившиеся на ранних стадиях развития, Э.Тайлор, Дж. Фрейзер, Б.Малиновский. Сторонники этнологического подхода видели в религии, вместе с искусством и моралью, естественно сформировавшийся первичный элемент человеческой культуры и форму её нормального функционирования.

К этому ещё надо добавить, что религия как естественно сформировавшийся первичный элемент человеческой культуры прошла большой путь от ранних стадий развития людей нашей цивилизации через крупные монотеистические религии, и теперь люди вплотную подошли к пониманию объективно нормального для людей её функционирования. Но сторонники этнологического подхода как правило останавливались на исследовании истоков религии, не указывая на её предназначение и конечную цель.

4. Биологические и психологические теории происхождения религии. Основатели — американский философ-прагматик У.Джеймс (1842–1910 гг.), немецкий философ В.Дильтей (1833–1911 гг.) французский этнолог Л.Леви-Брюль (1857–1939 гг.), основоположник теории «психоанализа» З.Фрейд (1856–1939 гг.). Сторонники биологических и психологических теорий сходились в том, что объясняли существование религии присущими людям эмоционально-психическими состояниями, которые якобы объясняются «природой человека». К этим состояниям они относили в первую очередь зависть, страх, стыд и любовь.

Если опустить описание фрейдизма, о котором написано много трудов, можно кратко сформулировать общую суть «биопсихологического» объяснения происхождения религии, высказанную З.Фрейдом: «Боги сохраняют свою троякую задачу: нейтрализуют ужас перед природой, примиряют с грозным роком, выступающим в образе смерти, и вознаграждают за страдание и лишения, выпадающие на долю человека в культурном сообществе». На вопрос о психологическом истоке религии З.Фрейд отвечал «это иллюзии…».

В «биопсихологическом» подходе много общего с натуралистическим подходом и оба они представляют крайнюю позицию по отношению к религии — позицию материалистического атеизма. И те и другие творили на рубеже XIX–XX веков. Если сторонники натуралистического подхода готовили общественное мнение к отказу от религиозной формы общественного устройства для перехода его к светскому характеру, то сторонники фрейдизма подводили под это «биопсихологическую» базу: мол природа человека такова, что он (человек) очень слаб психологически и это в него заложено природой — то есть, биологически. Далее же делался вывод, о том, что когда рассеивается иллюзия доброй власти Бога, всё равно слабым и страдающим психологическими комплексами людям нужна «добрая» власть, которая ими бы и управляла. И более «доброй» будет та власть, которая не будет скрывать перед людьми своего атеизма, но возьмёт на себя заботу о слабых и психически неустойчивых людях.

«Биопсихологический» подход, основанный на фрейдизме, по сути на «научном» уровне закрепил иллюзию: «толпа должна быть руководимой и верить вождям, также как она когда-то верила в Бога или богов». Фрейдизм остаётся и до сих пор фундаментом (отправным началом) в теориях «психоанализа», которые оказывают значительное влияние во многих сферах деятельности современного общества (в первую очередь в воспитании и образовании).

Самое плохое, что было сделано сторонниками «биопсихологического» подхода, это «научное» обоснование якобы низменной природы человека, которому никогда не будет дано подняться над своими якобы врождёнными и природно обусловленными пороками и слабостями. Но в среде людской толпы фрейдизм выделил прослойку «гениальных» людей, из круга которых и надо черпать руководителей для остальной толпы. Сама же толпа, поскольку всё равно никогда не поднимется до уровня «гениальности», достойна лишь «кнута и пряника». Формы же последних меняются в ходе глобального исторического процесса: от рабского ошейника и миски с похлёбкой (во времена рабовладельческого строя) до «мягкой» стратификации общества, в котором «каждый сверчок знает свой шесток» при «социализме» либо буржуазной демократии. Этим фрейдизм и его «биопсихологические» модификации теорий происхождения религии опускали общество людей до уровня одомашненного рабочего скота, которому объясняют его «природу» и задачи, и который после этого должен радоваться жизни.

Если сторонники натуралистического подхода формировали в обществе идеологическую базу при переходе от религиозных форм управления обществом к светским, то сторонники модификаций фрейдизма подводили под новые идеи психологическую основу так, что сама психологическая основа как «наука» была доступна лишь «элите», толпа же довольствовалась в основном главными идеями.

Все светские подходы к вопросу происхождения религии сводятся к категорическому отрицанию изначального Божиего Промысла, который люди могут ощущать и к которому люди бессознательно стремятся. Кроме того эти подходы направлены на закрепощение сознания людей в убеждении того, что всё управляется лишь с социального уровня, то есть самими людьми. А религия — всего лишь социальное средство управления и если уж толпа хочет верить, то религиозный фактор можно употреблять для повышения качества управления толпой в целях «правящих классов».

Надсоциальный религиозный уровень — Иерархически Наивысшее объемлющее по отношению к социальному уровню управление миром (то есть Бог) — в принципе отрицается в логике светских подходов. Поэтому все эти «научные» подходы рано или поздно оказываются научно несостоятельными — когда логика социального поведения и мышления людей значительно отрывается от логики светских подходов под воздействием Иерархически Наивысшего управления на жизнь людей, объемлющего Своим Промыслом все социальные системы как религиозно-атеистические, так и светско-материалистические.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Это один из вопросов, который вызывает много споров уже не одну сотню лет. Есть несколько версий происхождения религий:
— Влияние каких-либо природных факторов определенной местности.
— Контакт с более развитой инопланетной или иноземной цивилизацией.
— Запугивание народных масс с целью подчинения.
— Какой-то торчок курнул косяк, и ему повиделись «боги» и «чудеса».
Первую версию можно вполне объяснить примерами того, что в пустынных и болотистых районах (например, в Израиле) возникали более жесткие культы, чем в местности, богатой растительностью (например, в Индии). Таким образом можно объяснить, почему буддизм более гуманная религия, чем иудаизм или ислам. В местности, скудной природными ресурсами, есть большая необходимость в выживании, чем в более богатых районах. И из-за этого в обществе, которое живет на скудной территории, проявляется большая агрессия и ненависть, каждый борется за свое существование. И некоторые особо хитрые и злые «дядьки», дабы присвоить многие ресурсы и земли себе, создали культ «могущественных» и «страшных» богов, которые покарают, если не послушаться вождей. Таким образом такая система позволяет держать народ в узде и более-менее стабильно обеспечивать себе богатствами. Обычно наиболее фанатичными к религиям были племена охотников, а охотникам нужно постоянно куда-то метаться за добычей.
Вторая версия может объяснить всякие «чудеса» (на самом деле, являющиеся обманом зрения, слуха, тактильных ощущений и т.д., нейролингвистическим программированием, гипнозом), которые происходили согласно «священным» писаниям. Ибо простые люди еще не имели понятия об оптических, звуковых, тактильных и прочих иллюзиях, практически не владели НЛП и гипнозом (подобные открытия начали появляться лишь с эпохи Возрождения, хотя по версии о лишнем тысячелетии авраамические религии как раз сформировались к т.н. эпохе Возрождения, а священники авраамических религий лучше владели техниками иллюзий и зомбирования, чем языческие священники). Однако, «священники» хорошо владели подобными техниками, выдавая их за «чудеса». Значит их принесла какая-то более развитая цивилизация. Кстати, примерами появления религии посредством палеоконтакта были культ Карго (туземцы приняли за богов американских летчиков) и верования индейцев Центральной и Южной Америки (индейцы приняли католических миссионеров за богов).
Третья версия тоже имеет объяснения. Наверное, каждому второму ребенку в России рассказывали о бабе Яге, о «страшном волке», о Кощее и прочих ужасных персонажах сказок и примет, чтобы дети были более псолушными своим родителям. Также и с религией: только религия является своеобразной «сказкой» для народных масс. С целью большего подчинения авторитарным лидерам и были придуманы устрашающие культы, чтобы народ боялся отступиться от линии власти под страхом «кары божьей» (кстати, раньше царей, императоров, королей, римских пап, патриархов и т.д. величали не иначе как «наместниками Божьими»).
Четвертая версия вполне может объяснить нелогичность, противоречивость догм, отсуствие доступного для человека объяснения догм. Порой религии описывают прнедметы и события, которые не имеют отношения к реальному миру. Да и абстракции таких религий не имеют аналогов реальным событиям и предметам.
Я не призываю никого к разжиганию розни, не пытаюсь оскорбить. Я просто озвучил предполагаемые версии появления религиозных культов.

Министерство образования и науки Украины

Одесский национальный университет имени И.И. Мечникова

Экономико-правовой факультет

Кафедра Экономики и управления

Реферат по предмету

«основы религиоведения» на тему:

«Происхождение религии, ее ранние формы.

Влияние религий на мировые проблемы»

Студентки 2 курса

Специальности «Учет и аудит»

Ивановой Екатерины

Одесса 2010

План

Введение

  1. Начальная стадия развития представления человека о сверхъестественном — возникновение религии.

    1. Первобытные верования.

    2. Основные подходы происхождения религии.

  2. Верования в Древнем Китае, Индии, Египте и Греции.

  3. Влияние различных религий на мировые проблемы.

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Слово «религия» встречается очень часто в обыденной речи, в научных текстах, в публицистике, художественной литературе. Это совокупность взглядов на мир, которые чаще всего основываются на вере в бога. Человеческая мысль с давних пор стремится понять феномен религии, его природу, значение и сущность.

В разные периоды истории человечество стремилось выразить своё отношение к религии и религиозным верованиям. Сегодня важно признать, что в истории народов мира религия занимает важное место, и это не просто вера или неверие в богов. Религия пронизывает жизнь народов всех континентов. С религиозными обрядами рождается и умирает человек. Этика, мораль, нравственность в большинстве стран носили религиозный характер. С религией связаны многие достижения культуры: иконопись, архитектура, живопись и т. д.

Для того чтобы религия приносила благо человечеству, для понимания многих процессов и явлений в современном мире её надо изучать. Времена прославляются войнами, скандалами и конфликтами. Но что не требует познания и обсуждения, как религия? Во все времена вопрос о религиях имеет обсуждение и приводимые факты противоречивы и убедительны.

1. Начальная стадия развития представления человека о сверхъестественном — возникновение религии.

Каким образом возникло у человека понятие «Бог»? О начале развития религии можно судить из археологических раскопок. И первые представления о существовании религии у первобытного человека возникли у ученых после нахождения захоронений скелетов и черепов неандертальцев. Эти находки воспринимались, как свидетельства существования погребального обряда. Наиболее известны из них погребения в гроте Мустье, пещере близ Ла-Шапель-о-Сен, несколько скелетов в Ла-Фераси (Франция), в гроте Киик-Коба (Крым) и т.д. Но по этим небольшим свидетельствам сложно определить наличие или отсутствие религии у наших предков. Но найдены другие памятники, относящиеся к более позднему периоду (40 — 18 тыс. лет назад): наскальные рисунки (в Пиренеях, в пещерах Южной Франции и Северной Испании), статуэтки, раскрашенные камни. Как правило на рисунках изображены животные в большинстве своем весьма реалистичные, но человеческие изображения очень условны, схематичны. Наши предки занимались охотой и земледелием и зачастую они не могли объяснить многих явлений природы, удачливости или неудачи в охоте и земледелии, смерть и болезни. И пытаясь найти объяснения необъяснимому, боясь явлений природы, в сознании человека возникают первоначальные представления о сверхъестественном. В религиоведении принято выделять социальные, социокультурные, антропологические, психологические и гносеологические детерминанты. Их обычно метаморфически называют «корнями религий». Они представляют собой комплекс факторов, создающих необходимость и возможность появления и существования религий. Определяющим в конечном счете являются материальные отношения, но их влияние опосредовано, непосредственно же на религию оказывают влияние политика, государство, мораль, философия, наука. Основу религии составляет совокупность общественных отношений, продуцирующих объективное бессилие людей перед внешними обстоятельствами. Религия имеет гносеологическую почву — познавательную деятельность человека. Познание человека есть процесс перехода от незнания к знанию, от менее полного знания к более полному, движение через относительные истины к истине абсолютной, объективной. Одна из сложнейших проблем, встающих перед философией религии, — определение сути этого феномена, выделение религиозного сознания из прочих форм духовной ориентации человека в мире. Вызывает трудности и распространенное понимание религии как системы миропонимания основанного на вере в существование Бога (или богов), — высшей потусторонней сверхъестественной силы, сотворившей мир и человека в нем. Представления о священном разнятся у разных народов. На ранних этапах развития религии они совпадают с представлением о необычном, не укладывающемся в нормальный ход вещей, и лишь позднее обретают этические характеристики, становясь воплощением абсолютного блага, истины, красоты. Для общества, взятого в целом, религия выступает как мощное средство социальной интеграции, сплочения людей на почве общих верований. Классификация религий. Для систематизации многообразия религий обычно выделяют типы по некоторым общим признакам. Религии подразделяются на мертвые и живые (современные). К первым относятся исчезнувшие религии например, верования древних индейцев, египтян, которые оставили после себя множество легенд, мифов и памятников древней культуры. Религии могут быть: — монотеистическими (единобожие) и политеистическими (пантеон богов); — родо-племенными (распространены у народов, у которых сохранились архаические общественные структуры, например, у аборигенов Австралии и Океании); — народностно-национальными (индуизм, конфуцианство, сикхизм); — мировыми. К мировым (наднациональным) религиям относятся: буддизм (основные направления – махаяна и хинаяна), христианство (гл. разновидности – католицизм, православие, протестантизм), ислам (основные направления – суннизм и шиизм).

    1. Первобытные верования

Одна из форм религиозных верований получила название «фетишизм» от португальского слова fitico (магическая вещь), которое, в свою очередь. Она впервые была обнаружена Западной Африке. Фетишем мог стать любой предмет: камень необычной формы, кусок дерева, зуб животного, искусно сделанная фигурка, ювелирное изделие. Этому предмету приписывались не присущие ему свойства (способность исцелять, предохранять от врагов, помогать на охоте и т.п.).

Другой ранней формой религиозных воззрений следует считать тотемизм — веру в существование родственной связи между какой-либо группой людей (племя, фратрия, род) и определенным видом животных или растений. Название этой формы религиозных верований происходит от слова «ототеман», которое означает «род его». В ходе изучения тотемизма установлено, что его возникновение было тесно связано с хозяйственной деятельностью первобытного человека — собирательством и охотой.

Еще одной формой первобытных верований и связанной с ними практики была магия (греч. mageia — колдовство, чародейство) — совокупность представлений и обрядов, в основе которых лежит вера в возможность влияния на людей, предметы и явления объективного мира с помощью определенных действий. Современные этнографы классифицируют магию: по методам воздействия на контактную, инициальную, парциальную (опосредованное воздействие через остриженные волосы или ногти), имитативную (воздействие на подобие объекта); по целям воздействия на вредоносную, военную, промысловую, лечебную, любовную и т. п.

Говоря о первобытных формах верований, нельзя не упомянуть об анимизме (от лат. anima — душа) — вере в существование душ и духов. Детальный анализ анимистических верований был дан английским антропологом Э. Тайлором (1832 — 1917) в его работе «Первобытная культура». Согласно теории Э. Тайлора, эти верования развивались в двух направлениях. Первый ряд анимистических представлений возник в ходе размышлений древнего человека над такими явлениями, как сон, видения, болезнь, смерть, а также из переживаний транса и галлюцинаций. Возникает вера в отдельно существующих духов грозных сил природы, растений, животных.

В славянских верованиях встречаются анимистические представления: домовой — дух, покровительствующий семье, леший — дух леса, водяной – дух водяной стихии, полудница — полевой дух. Но на ряду с этим существовал пантеон славянских богов: Сворог, Даждьбог, Хорс — солнечные божества, Перун — бог грозы. Само понятие «бог» исконно славянское, общее для всех славянских языков. Основное значение этого слова — счастье, удача. К древнейшей эпохе восходят корни лечебной магии, у славян она была связана с народной медициной.

    1. Основные подходы происхождения религии

Одна из концепций происхождения религии к решению проблемы была выдвинута представителями теологических и околоцерковных кругов и вошла в историю изучения религии под названием концепции «прамонотеизма», или первобытного монотеизма, была сформулирована шотландским литератором и ученым Э. Лэнгом в книге «Становление религии». Суть теории «прамонотеизма» сводится к тому, что за всем многообразием существующих верований, в том числе верований отсталых народов, можно обнаружить остатки древнейшей веры в единого Бога-творца. Именно она предшествовала всем формам религии, и лишь впоследствии к ней примешались загрязнившие ее элементы. В общем можно выделить два основных подхода: религиоведческий (научный) и богословский (собственно религиозный). С точки зрения богословов и религиозных философов, идея Бога в человеческом сознании есть результат сотворения Богом мира и человека и воздействия на человека божественной сущности. Доказательства бытия Бога в период становления и развития христианства приводили Августин Блаженный, Фома Аквинский, философы Р.Декарт, Г.Лейбниц и др. В рамках научного религиоведческого подхода существует много концепций происхождения религии. Например, немецкий философ и социолог М.Вебер считал, что предпосылкой возникновения религии является проблема смысла. Религия концентрирует смыслы, и переживание мира переходит в мироосознание. Мир наполняется сверхъестественными силами, богами, демонами и душами. Однако происхождение религии не может объясняться только изъянами в познании людей. Выживание древних человеческих общностей было невозможно без общественно целесообразного поведения их членов. Социально целесообразная деятельность человека же возможна в том случае, если ее мотивы выходят за рамки его потребностей и забот как смертного существа, но связываются с интересами всего общества, жизнь которого представляется бесконечной.

  1. Верования в Древнем Китае, Индии, Египте и Греции.

Любопытна религия в древнем Китае, где упор в основном делался на настоящую жизнь человека, на необходимые правила поведения и обряды для исполнения. В Китае существуют две религии: даосизм и конфуцианство, которые тесно переплетены между собой. По-китайски дао — путь, метод, принцип. Основателем этого учения был Лао-дзы, который писал, что основой человеческой жизни должно стать бездействие. осуждается. Главным правилом жизни, опорой существующего строя конфуцианская философия и религия считают строгое соблюдение обрядов.

Необычна и оригинальна религия Индии. В ранний период за основу берутся религиозные тексты — Веды. В них записаны гимны и предания, посвященные различным богам. Одним из ранних образов богов можно считать Индру — бога-воителя и бога грома и молнии (двойственная натура). В более поздний брахманский период религия Индии меняется с изменением общественного строя. Теперь общество делится на четыре касты: брахманы — наследственное жречество, кшатрии — каста воинов, вайшьи — каста земледельцев, скотоводов и торговцев, и шудры — каста рабов. Была широко распространена идея перевоплощения: душа человека после его смерти не погибает, а переселяется в другое материальное тело.

Итак, общие догматы индуизма: признание священного авторитета Вед, учение о карме и переселении душ, вера в богоустановленность каст.

Необходимый вклад в историю развития религии внесли верования египтян. Египетская цивилизация оставила после себя монументальные памятники, такие как египетские пирамиды — одно из чудес света. Они связаны с представлениями египтян о жизни души после смерти, о загробном мире. Они считали, что со смертью человека умирает только его тело, тогда как остаются части его существа: имя (рен), душа (ба). Ка — своеобразная душа, невидимый двойник человека, посмертная судьба которого таинственно связана с судьбой самого тела. Несколько иным образом сформировалась древнегреческая религия. Ей был присущ местный характер развития. Т.е. в различных местностях Греции чтились свои божества, часто связанные с местными рельефными особенностями или олицетворявшие их, от которых зависела жизнь верующих: так в Псофиде поклонялись местной реке Эриманф, которой был посвящен храм; в Орхомене — священным камням, будто бы упавшим некогда с неба. В целом же религия Греции была разобщена, хотя более или менее стабильна.

  1. Влияние различных религий на мировые проблемы

Последние десятилетия XX в. стали эпохой резкого усиления, а подчас и взрывного роста религиозного фундаментализма. Само понятие «фундаментализм» появилось в начале XX в. в связи с движением христиан – протестантов в южных штатах США. Фундаменталисты выступают за «возвращение к корням», к традиционным религиозным ценностям прошлого, а также за то, чтобы перестроить общественную и политическую жизнь на основе религии. Подобные течения есть также в исламе, иудаизме, буддизме и индуизме. В Японии и Китае в конце XX столетия резко возросло влияние синкретических религиозных сект (синкретизм (от греч. «синкретисмос» — «соединение») – смешение разнородных элементов, в частности религиозных систем и культов). Некоторые из них («Аум Сенрикё» в Японии) были обвинены в терроризме, а другие («Фа Луньгун» в Китае) преследуются как политическая оппозиция (причём в «Фа Луньгун» состоит несколько десятков миллионов человек). В реальности речь идёт не о возвращении в прошлое, а о создании новых социальных систем, в основе которых лежат массовые, иерархически устроенные общественно-политические объединения.

Влияние религии на политическую систему отдельно взятой страны.

Наиболее ярким примером по данному вопросу является политическое устройство Исламской Республики Иран. Провозглашая Иран исламской республикой 1 апреля 1979г., лидер мусульманского духовенства страны аятолла Рухолла Мусави Хомейни заявил: «Сегодняшний день я объявляю первым днём правления Аллаха». Иран стал теократическим государством. Хомейни лично вносил изменения в проект новой конституции. «Всякий, кто стремится к политической системе без Бога или без священного Корана, — это наш враг», — говорил он.

Конституция Исламской Республики Иран была окончательно разработана и утверждена специальным Советом экспертов, избранным в августе 1979г. Открывая его заседание и напутствуя его депутатов, имам Хомейни сказал: «Вы здесь для того, чтобы разработать конституцию, которая будет исламской на все сто процентов. Каждую статью, каждую её фразу должен пронизывать дух ислама… Только духовные руководители, такие, как вы, в состоянии решить, что соответствует духу ислама, а что ему противоречит.

Однако полностью вернуться к открытому правлению духовенства и полностью объединить религиозную и политическую власть не представлялось возможным: шёл не VII, а XX в., и с этим приходилось считаться. В результате в иранском исламском государстве причудливо смешались элементы теократии и представительной демократии. Политическая власть была отделена от духовной, но в конечном счёте подчинена ей. Согласно конституции, принятой в 1979 г. и одобренной на референдуме в декабре того же года, главой политической власти стал президент, избираемый прямым всеобщим голосовании сроком на четыре года. Он получил очень широкие полномочия: контроль над исполнительной властью, вооружёнными силами, назначение членов правительства, накладывать вето на решение парламента и распускать его. Однако рядом с президентом конституция по настоянию самого Хомейни поставила другую фигуру – верховного духовного руководителя, велаят-е факиха. Он обладает правами назначать главнокомандующего вооружёнными силами, командующих родов войск и членов Верховного суда, объявлять войну и заключать мир, отклонять кандидатуры на пост президента, утверждать президента после избрания и смещать его с согласия Верховного суда или парламента. Пост факиха Хомейни оставил за собой.

Официальное разделение власти на политическую и духовную не мешает соединению государственных и духовных постов на практике. Так, в 1981 г. парламент, большинство мест в котором принадлежало представителям консервативного духовенства, сместил президента Абульхасана Банисадра за отход от «курса ислама». С тех пор на пост президента в Иране неизменно выбирается духовное лицо.

В 1997г. на пост президента выбрали приверженца либерализации режима Мохаммеда Хатами. Новый глава государства предпринял ряд мер по смягчению жесткой политики исламского диктата в области культуры и в общественной жизни. В 2000 г. сторонники реформ выиграли парламентские выборы. Однако борьба за власть в Иране между консервативными и либеральными исламистами не закончена.

Заключение

Религии мира различаются между собой по возрасту, распространённости, влиятельности, сложности и систематизированности. Некоторые из них побывали в роли государственных, другие были вечно гонимыми. Некоторые санкционировали существование целых цивилизаций, иные не выходили за пределы какой-нибудь затерянной деревни. Какие-то существуют на протяжении нескольких тысячелетий, какие-то — исчезли, не успев возникнуть. И тем не менее все религии равноценны. Нельзя сказать, что какая-то религия безусловно лучше, чем другая.

К национально-государственным религиям современного мира относится множество религиозных систем, которые выросли на национальной почве, связаны с национальными традициями и древними верованиями, языком. Объединение людей в рамках таких религий осуществлялось по этническому и национальному признакам. Поэтому они, как правило, были локализованы в соответствующих странах. В социальном плане религия реализуется как особый социальный институт — церковь, служители которой выступают своеобразными «посредниками» между Богом и людьми. Конечно, не все философы и социологи положительно оценивали роль религии в человеческой культуре. Известно отношение К. Маркса к религии как к искаженной форме сознания, способствующей эксплуатации народных масс, «опиуму для народа». Отрицательно относился к религии и З. Фрейд, рассматривая ее как своеобразную болезнь общества, как форму наркотического опьянения. Всякая религия является плодом действия закономерностей и выражением потребностей человека. В то же время, любая религия влияет на жизнь человека, определяя в конечном итоге стратегию его поведения, преобразуя природу внутри и вне человека, формируя лицо цивилизаций.

Список использованной литературы

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *